Завершение поэмы А.Введенского «Кругом возможно Бог»:

Приложение.

Лежит в столовой на столе

труп мира в виде крем-брюле.

Кругом воняет разложеньем.

Иные дураки сидят

тут занимаясь умноженьем.

Другие принимают яд.

Сухое солнце, свет, кометы
уселись молча на предметы.
Дубы поникли головой
и воздух был гнилой.
Движенье, теплота и твердость
потеряли гордость.
Крылом озябшим плещет вера,
одна над миром всех людей.
Воробей летит из револьвера
и держит в клюве кончики идей.
Все прямо с ума сошли.
Мир потух. Мир потух.
Мир зарезали. Он петух.
Однако много пользы приобрели.
Миру конечно еще не наступил конец,
еще не облетел его венец.
Но он действительно потускнел.
Фомин лежащий посинел и
двухоконною рукой
молиться начал. Быть может только Бог.
Легло пространство вдалеке.
Полет орла струился над рекой.
Держал орел икону в кулаке.
На ней был Бог.
Возможно, что земля пуста от сна,
худа, тесна.
Возможно мы виновники, нам страшно.
И ты орел аэроплан
сверкнешь стрелою в океан
или коптящей свечкой
рухнешь в речку.
Горит бессмыслицы звезда,
она одна без дна.
Вбегает мертвый господин
и молча удаляет время.
(Введенский А. Полн. собр. произв. в двух томах. Т. 1. М., 1993. С. 151-152).

Соч.: Введенский А. Полное собрание произведений в двух томах. М., 1993; Хармс Д. Полет в небеса. Стихи. Проза. Драмы. Письма. Л., 1991; Хармс Д. Т.1-2. [М., 1994].

Лит.: Друскин Я. С. Вблизи вестников. Вашингтон, 1988; Жаккар Ж.-Ф. Даниил Хармс и конец русского авангарда. СПб, 1995; Hansen-Löve A.A. «Scribo quia absurdum». Die Religionen der russischen Dichter des Absurden (Oberiu) // Russische Denken im europäischen Dialog. Hrsg. M.Deppermann. Innsbruck-Wien, 1998. S. 160-203.

В . Б ., Л . Б .

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV