Наши партнеры

Zgemchug.ru - Каталог бижутерии интернет магазин бижутерии.

Энциклопедия балета
(страница 5)


БАЛАШОВА Александра Михайловна [21.4(3.5).1887, Москва - 5.1.1979, Шелль, ок. Парижа], артистка, педагог. По окончании Моск. театр. уч-ща (класс В. Д. Тихомирова) с 1905 в Большом т-ре. Партии: Царь-Девица ("Кон„к-Горбунок"), Лиза, Аврора;

Пастушка ("Любовь быстра!"), Китри, Никия, Раймонда, Медора;

Хита ("Дочь фараона"), богиня

Танит ("Саламбо"). Исполняла также характерные танцы в балетах ("Лебединое озеро", "Раймонда" и др.) и на конц. эстраде, где выступала, как правило, с М. М. Мордкиным. Для не„ А. А. Горский пост. "Танец Саломеи" (1921). В репертуар Б. входили также гл. партии в балетах "Лебединое озеро", "Волшебное зеркало", "Коппелия". Классич. тан-цов1Цица terre-a-terre'Horo плана, грациозная, эмоциональная, обаятельная, Б. особенно хороша была в деми-характерных партиях и характерных танцах. Гастролировала в Лондоне в 1909 с Горским, в 1914 с Мордкиным. С 1921 жила в Париже. Участвовала в благотворит, спектаклях, возобновляла рус. версии популярных балетов ("Тщетная предосторожность" для "Нуво балле де Монте-Карло", 1946). В 1931 оставила сцену и основала собств. школу в Париже. До 1973 вела в основном пед. деятельность.

Лит.: Красовская В., Рус. балетный т-р нач. XX в., [ч.] 2, Танцовщики, Л., 1972. О. М. Мартынова.

БАЛДИНА Александра Васильевна (27.9.1885, Петербург - ?), артистка, педагог. По окончании балетного отд. Петерб. театр. уч-ща с 1903 в Мариинском т-ре, в 1905-10 в Большом т-ре. Партии:

Мирта ("Жизель"), фея Сирени, Аврора; богиня Танит ("Саламбо"), Золотая рыбка ("Золотая рыбка"). Танец Б. отличался л„гкостью, изяществом, музыкальностью, одухотвор„нностью. Участница первого из Русских сезонов в Париже (1909). С 1910 гастролировала в Лондоне. С танцовщиком Ф. М. Козловым сформировала труппу, с к-рой выступала в США. Вела пед. работу в Лос-Анджелесе.

Лит.: Красовская В., Рус. балетный т-р нач. XX в., [ч.] 2, Танцовщики, Л.,

1972.

"БАЛЕТ", ежемесячный иллюстрированный журнал "для любителей изящного". Выходил в Петербурге с февраля по июнь 1907. Выпущено 3 номера. Редактор и издатель - театр. критик Ю. П. Морозов. Обозрения, ана-литич. статьи (среди авторов -

В. Я. Светлов), разделы хроники, библиографический. Журнал поддерживал новаторскую деятельность М. М. Фокина. Прекратил сво„ существование из-за финансовых затруднений.

Лит.: Ш а м и н а Л. А., Первое рус. периодич. издание, "СБ", 1984, ј 1.

Г. В. Иноземцева.

"БАЛЕТ", научно-теоретический и критико-публицистический иллюстрированный журнал. До 1991 наз. "Сов. балет". Выходит 6 раз в год. Осн. в 1981, гл. ред. (до 1995) - нар. арт. СССР, проф. Р. С. Лапаури (Стручкова), с 1995 - В. И. Уральская. В состав редколлегии вошли: Г. В. Беляева (Челомбитько), В. В. Ванслов, В. В. Васильев, О. М. Виноградов, С. Н. Головкина, В. М. Гордеев, Ю. Н. Григорович, П. А. Гусев, Р. В. Захаров, Г. В. Иноземцева (отв. секретарь), В. М. Куржиямский, И. А. Моисеев, К. М. Сергеев, Г. С. Уланова, Уральская, Н. Н. Филиппов (зам. гл. ред.), Н. И. Эльяш, А. Я. Эшпай. Публикуются статьи и очерки о классич. и нар. танце, совр. (модерн, джаз и др.), эстрадной, бытовой хореографии, о выдающихся деятелях хореогр. иск-ва. Освещается текущая жизнь отечеств, и зарубежных т-ров, трупп, ансамблей. В 1990- 91 выходило информац. приложение - газ. "Танец".

БАЛЕТ В КИНО. Первые съ„мки балета в России относятся к 1908, когда в фильме "Пьеро и Пьерет-та" (реж. А. Дранков) зрители увидели танц. номер, исполненный артистами балета Мариин-ского т-ра. Вскоре было снято неск. балетных фильмов с участием прима-балерины Большого т-ра Е. В. Гельцер - "Ноктюрн" на муз. Ф. Шопена и "Коппелия" (1913), а также "Музыкальный момент" на муз. Ф. Шуберта, запечатлевший е„ дуэт с В. Д. Тихомировым (1913, реж. Я. А. Протазанов), и "Азиадэ" (1918) с участием М. М. Мордкина и М. П. Фроман. Первой рус. кинозвездой стала балерина Большого т-ра В. А. Каралли, сыгравшая около 30 ролей в немом кинематографе. Мн. е„ героини были балеринами ("Любовь статского советника", 1914; "Хризантемы", 1914; "Умирающий лебедь", 1917); пл„нка сохранила для нас не только е„ игру, но и танец, ставший неотъемлемой частью кинодраматургии.

Новая волна интереса кинематографа к балету возникла во 2-й пол. 40-х гг., когда в худож. фильмы стали включаться фрагменты из балетных спектаклей ("Солистка балета", 1947, реж. А. В. Ивановский, в к-ром снимались Г. С. Уланова и в роли героини фильма М. Е. Редина), а также создаваться фильмы-концерты с участием выдающихся мастеров танца, представлявшие док. ценность для истории балета: "Большой концерт" (1951, реж. В. П. Строева, операторы М. Е. Гиндин, В. В. Николаев; фрагменты из "Лебединого озера" с М. Т. Сем„новой, В. А. Преображенским, М. М. Плисецкой, Ю. Г. Кондратовым и "Ромео и Джульетты" с Улановой, М. М. Габови-чем, С. Г. Коренем, А. Н. Ермолаевым; "Половецкие пляски" с А. М. Мессерером, Е. Г. Чикваид-зе, Е. М. Ильюшенко, Е. К. Фар-манянц), "Концерт мастеров искусств" (1952, реж. Ивановский, Г. М. Раппапорт, оператор С. В.

Иванов; фрагменты из балетов:

"Шопениана" с Улановой и Преображенским; "Раймонда" с Н. М. Дудинской и К. М. Сергеевым;

"Гаянэ" с А. Я. Шелест, Т. М. Вечесловой, И. Б. Зубковской, С. С. Капланом, И. Д. Бельским), "Мастера русского балета" (1954, реж. Раппапорт, оператор Иванов; фрагменты из балетов: "Лебединое озеро" с Улановой, Дудинской, Сергеевым; "Бахчисарайский фонтан" с Улановой, Плисецкой, П. А. Гусевым, Ю. Т. Ждановым, Бельским; "Пламя Парижа" с В. М. Чабукиани, М. Л. Готлиб, Я. Г. Сангович).

С сер. 50-х гг. на киностудиях начинают создаваться полнометражные цветные фильмы-балеты, экранизирующие наиболее известные спектакли Большого т-ра и Т-ра им. Кирова: "Ромео и Джульетта" (1955, реж. Л. О. Арнштам, Л. М. Лавровский, балетм. Лавровский, операторы А. В. Шеленков, И. Е. Чен; с Улановой, Ждановым, Коренем, Ермолаевым, А. А. Лапаури), "Лебединое озеро" (1957, реж. 3. П. Тулубьева, операторы М. А. Силенко, А. Л. Хавчин; с Плисецкой, Н. Б. Фадеечевым, В. А. Левашовым), "Хрустальный башмачок" (по балету "Золушка", 1961, балетм. Р. В. Захаров, реж. А. А. Роу, Захаров, оператор А. И. Гинцбург; с Р. С. Стручковой, Г. В. Ледяхом, Е. С. Максимовой, Е. Л. Рябинкиной), "Хореографические миниатюры" (1960, реж. А. И. Дудко, Л. В. Якобсон, балетм. Якобсон, оператор К. Соболь; с И. А. Кол-паковой, А. Е. Осипенко, Шелест, Б. Я. Брегвадзе, Бельским), "Сказка о Коньке-Горбунке" (1961, балетм. А. И. Радунский, реж. Тулубьева, операторы Силенко, Е. П. Япуи; с Плисецкой, В. В. Васильевым, Радунским, А. Б. Шербининой), "Спящая красавица" (1964, реж. Дудко, Сергеев, оператор A.M. Назаров; с А. И. Сизовой, Ю. В. Соловь„вым, Дудинской, Н. Р. Макаровой, В. М. Пановым), "Лебединое озеро" (1968, реж. и оператор те же; с Е. В. Евтеевой, Дж. И. Марковским, М. А. Эсамбаевым),

"Балерина" (1970, реж. и оператор В. К. Дербен„в; фрагменты из "Раймонды" и "Кармен-сюиты" с Плисецкой, Фадеечевым, С. Н. Радченко), "Барышня и хулиган" (1970, балетм. К. Ф. Боярский, реж. Дудко, оператор Э. А. Розовский; с Колпаковой, А. А. Носковым, С. П. Кузнецовым), "Анна Каренина" (1975, балетм. Плисецкая, Н. И. Рыженко, В. В. Смирнов-Голованов, реж. М. М. Пилихина, операторы Пилихина, В. Т. Папян; с Плисецкой, А. Б. Годуновым, В. П. Тихоновым), "Спартак" (1976, реж. Ю. Н. Григорович, Дербен„в, балетм. Григорович, операторы Дербен„в, В. Пищаль-ников; с Васильевым, М. Э. Лие-пой, Н. В. Тимофеевой, Н. И. Бессмертновой), "Грозный век" (по балету "Иван Грозный", 1978, реж., балетм. и операторы те же; с Ю. К. Владимировым, Бессмертновой, Б. Б. Акимовым). Были сняты и худож. фильмы о творчестве балетм. М. И. Петипа ("Третья молодость", 1965, сцен. А. А. Галич, П. Андреотт, реж. Ж. Древиль) и балерины А. П. Павловой ("Анна Павлова", 1983, сцен. и реж. Э. В. Лотяну), а также "Фуэте" (1986, сцен. Б. В.

Ермолаев, С. Я. Кулиш, реж. Васильев, Ермолаев, балетм. Васильев), где гл. роли сыграли 'известные танцовщики Максимова, Васильев, Осипенко, Н. Д. Большакова, К. Е. Заклинский. Удачным и плодотворным оказался союз балета и док. кино. На Центр, студии док. фильмов были созданы фильмы о ведущих артистах балета: "Галина Уланова" (1963, реж. Л. М. Кристи, М. Е. Славинская), "Майя Плисецкая" (1964, реж. В. В. Катанян; новая ред. 1981), "Раиса Стручкова" (1981, реж. В. Раменский), "А дольше всего продержалась душа" (поев. памяти М. Э. Лиепы, 1990, реж. С. Раздорский). Большой вклад в развитие док. фильмов о балете вн„с реж. Ю. Н. Альдохин.

Лит.: Лавровский Л., Балет на экране, "Иск-во кино", 1954, ј 4; Ч e p -н о в a H., В поисках контактов, в сб. : Музыка и телевидение, в. 1, М., 1978; Кремень В., У истоков содружества иск-в, "СБ", 1983, ј 4. Е. П. Белова.

БАЛЕТ НА ТЕЛЕВИДЕНИИ.

Хореографич. номера появились на телеэкранах во 2-й пол. 40-х гг. Позже ТВ стало знакомить зрителей не только с отдельными фрагментами из балетов, снятых в студийных павильонах, но и с целыми спектаклями, транслируемыми из т-ра. Первый оригинальный телебалет "Граф Нулин" Б. В. Асафьева по поэме А. С. Пушкина был пост. на ЦТ в 1959 балетм. В. А. Варковицким (сцен. его же, оператор Д. О. Зайцев, худ. К. Н. Ефимов, С. А. Петерсон; с О. В. Лепешинской, С. Г. Коренем, А. И. Радунским, Я. Г Сангович). Создатели "Графа Нулииа" стремились не подражать театр, спектаклю, зафиксированному на пл„нке: они снимали балет, приближая его к игровому худож. фильму. Каждый использованный здесь при„м становился открытием нового жанра: мультипликация в начальных титрах, съ„мки на натуре, введение панорамы пейзажей, частая смена ракурсов; танец героев, снятый через отражение в зеркале, что усиливало глубину кадра; параллельный монтаж, остроумно примен„нный в эпизодах, связанных с отношениями господ и слуг; комбинированная съ„мка в сцене "оживающего" портрета хозяина дома и др. Драматургически ч„ткое чередование игровых и танц. эпизодов, крупных и общих планов создавало целостность всего произведения. Через сближение принципов игрового кино и хореодрамы Варко-вицкий выявлял специфику оригинального телебалета.

Оригинальный телебалет, таким образом, становился не хореогр. спектаклем, перенес„нным со сцены т-ра на телеэкран, а совершенно самостоят, произв., не имеющим своего сценич. первоисточника и созданным специально для ТВ и по законам ТВ. Жанр телебалета синтезировал завоевания совр. хореографии и выразит, средств ТВ.

В кон. 60-х гг. артисты Большого т-ра Н. И. Рыженко и В. В. Смирнов-Голованов в т/о "Экран" стали осуществлять свои постановки, предназначенные специально для телеэкрана: "Ромео и Джульетта" на муз. П. И. Чайковского (1968, сцен. те же, реж. М. И. Володарский, оператор В. И. Железняков, худ. В. Я. Ле-венталь; с Н. И. Бессмертновой и М. Л. Лавровским), "Трапеция" С. С. Прокофьева (1970, сцен. О. И. Доброхотова, С. Р. Сапожников, Рыженко, реж. Ф. С. Сли-довкер, Смирнов-Голованов, оператор Ф. А. Кефчиян, худ. тот же; с Е. С. Максимовой, В. В. Васильевым, Л. И. Власовой), "Озорные частушки" на муз. Р. К. Щедрина (1970, сцен. и реж. В. И. Граве, Рыженко, Смирнов-Голованов, оператор А. М. Тафель, худ. М. А. Соколова, М. Н. Ромадин; с Н. И. Сорокиной, Ю. К. Владимировым), "Белые ночи" на муз. А. Ш„нберга (сцен. те же, реж. Рыженко, Смирнов-Голованов, операторы Г. И. Рерберг, Н. И. Москвитин, худ. Левенталь; с Н. В. Тимофеевой и Лавровским);

"Федра" А. Л. Локшина (сцен., реж., операторы и худ. те же; с Тимофеевой, Лавровским и В. А. Левашовым), "Московская фантазия" на муз. В. П. Арт„мова (сцен., реж. и операторы те же; с Тимофеевой и А. Б. Годуновым) - все в 1972. Специфику телебалета хореографы видели в активном использовании съ„мочных средств; замедленная, ускоренная и комбиниров. съ„мка, применение двойных экспозиций и сложного монтажа, введение "стоп-кадров" и выделение крупным планом отдельных движений и жестов и т. д. В "Ромео и Джульетте" они впервые драматургически оправданно использовали в телебалете рапид, к-рым сняли сцену любовного свидания героев. Замедлснно-плавные движения и прыжки танцовщиков гармонично сочетались с ритмом музыки Чайковского, создавая иллюзию бесконечно протяжного парения влюбл„нных над земл„й. Благодаря такому способу съ„мки балетмейстеры выделяли данную сцену из всего контекста телебалета, делая е„ лирич. кульминацией телевиз.-хореогр. рассказа. Многое из открытого Рыженко и Смирновым-Головановым уже прочно вошло в арсенал выразит. средств оригинального телебалета.

Иной подход к созданию телебалета показали последующие работы. В кон. 70-х гг. на студии "Лен-телефильм" были сняты произв., ставшие своего рода классикой этого жанра и прин„сшие ему огромную популярность у зрителей: "Галатея" (1977, по мотивам пьесы Б. Шоу "Пигмалион", вариации Т. И. Когана на темы музыки Ф. Лоу; сцен. и реж. А. А. Белинский, балетм. Д. А. Брян-цев, оператор Р. Л. Черняк, худ. Л. Л. Луконина; с Максимовой, М. Э. Лиепой, В. Н. Гуляевым и др. ; приз "Злата Прага" на Междунар. конкурсе телефильмов в Чехословакии, 1978) и "Старое танго" Когана (1979, сцен. и реж. Белинский и Брянцев,балетм.,оператор и худ. те же; с Максимовой, С. Н. Радченко, Е. И. Балуевой, М. В. Зениной, Г. М. Абайдуловым). В отличие от Рыженко и Смирнова-Голованова, Брянцев и Белинский в своих пост. отказались от зрелищных эффектов съ„мки и телетрюков. Они выявили специфику ТВ через необычное для балета обыгрывание пространства, введение пантомимно реш„нных сцен и прежде всего через хореографию, носящую не условно-абстрактный характер,а жанрово-бытовой, с обилием мелких движений, удачно смотрящихся на телеэкране. А игровые эпизоды сделали танц. ткань этих постановок более живой и эмоциональной. Брянцев доказал, что хореография телебалета не должна повторять лексику и при„мы тра-диц. балетного спектакля. Он же первым попробовал применить в "Старом танго" "ракурсную" съ„мку, выстраивая хореогр. композиции с уч„том будущего перемещения камеры и варьирования пространства. Именно здесь заложено одно из осн. преимуществ оригинального балета на ТВ. В постановках Брянцева и Белинского неожиданно раскрылась индивидуальность Максимовой, обратившейся к комедийным ролям и гротесковому языку совр. танца. Приоритет хореографии и игровая стихия телебалетов Брянцева и Белинского нашли сво„ продолжение в последующих произв. этого жанра, прежде всего в "Анюте" на муз. В. А. Гаври-лина (по рассказу А. П. Чехова "Анна на шее", 1982, "Ленфильм" по заказу Гостелерадио СССР; сцен. Белинский, балетм. Васильев, реж. Белинский, Васильев, оператор Г. С. Мараджян, худ.

Б. С. Маневич; с Максимовой, Васильевым, Абайдуловым; Гос. пр. РСФСР, 1984). Непосредств. "речью" чеховских героев в "Анюте" стал танец, основанный на классич. лексике. Вс„, что можно было "сказать" в телебалете без танца, решалось средствами пантомимы и акт„рской игры. Васильев и Белинский сближали природу драм. телеспектакля и телебалета, именно в этом "сближении" обнаруживая специфику балета на телеэкране.

"Галатея", "Старое танго", "Анюта" - своеобразная кульминация развития жанра оригинального телебалета. Созданные также на ленингр. ТВ сцен. и реж. Белинским "Дом у дороги" на муз. Гаврилина (1984, балетм. Васильев), "Чаплиниана" на муз. Ч. Чаплина (1987, балетм. Абайду-лов), "Женитьба Бальзаминова" Гаврилина (1989, балетм. О. Т. Тимуршин) по-разному воплощали уже найденные при„мы постановки телебалетов.

На моек. ТВ в 1989 хореограф С. В. Воскресенская, используя арсенал выразит, средств ТВ, пост. остроумный телебалет-шутку "Новогодний детектив" на попурри из классич. музыки (Гл. ред. муз. программ ЦТ, сцен. Воскресенская, реж. С. В. Конончук, оператор А. П. Соколов, худ. 3. Ф. Новос„лова; с С. В. Исаевым, В. П. Тимаш„вой, Т. Г. Палий), обратившись к редкому жанру вес„лой хореогр. пародии и возродив зрительский интерес к оригинальному телебалету. Е„ след. работа на ТВ - "Размышление на тему. Гамлет", на муз. Д. Д. Шостаковича (1991, т/о "Телетеатр", сцен., реж. и худ. те же, оператор Г. И. Зубанов; с В. А. Малаховым, Л. В. Васильевой, Н. П. Сайдаковой) - выявляет специфику телебалета через приближение к психологич. т-ру, подробно анализирующему внутр. жизнь героев.

Оригинальный телебалет - одно из гл. завоеваний союза хореографии и ТВ, ставший самостоят. видом худож. творчества. Работы, сделанные в этом жанре, заметно расширили репертуар ведущих танцовщиков (прежде всего Максимовой), позволив хореографам воплотить муз. и лит. произв., к-рые не были осуществлены на театр, сцене.

Помимо самостоят, постановок, на ТВ с нач. 60-х гг. создаются экранизации уже известных классич. и совр. балетных спектаклей, а также фильмы-концерты с участием ведущих танцовщиков. В нач. 90-х гг. фильмотека ТВ насчитывала ок. 300 назв. телеэкранизаций балетов, фильмов-концертов, фильмов-портретов, поев. творчеству выдающихся мастеров танца и деятелей хореографии, а также оригинальных телебалетов.

Фильмография. Среди экранизаций классич. и совр. балетных спектаклей: "Вальпургиева ночь" (1971, балетм. Л. М. Лавровский, реж. В. И. Граве, оператор А. М. Тафель; с Е. С. Максимовой, С. К. Власовым, Ш. X. Ягудиным), "Раймонда" (1973, балетм. и оператор те же, реж. Ф. С. Слидовкер; с Н. В. Тимофеевой, Н. Б. Фадеечевым, А. А. Лапаури) "Паганини" (1974, балетм. и оператор те же, реж. Граве; с М. В. Кондратьевой и Я. Д. Сехом), "Жизель" (1975, хореография Ж. Ко-ралли, Ж. Перро, М И. Петипа, балетм. Л. М. Лавровский, реж. тот же, оператор К. В. Апря-тин; с Н. И. Бессмертновой, М. Л. Лавровским, Г. В. Козловой), "Шопениана" (1977, хореография М. М. Фокина, реж. и оператор те же; с Бессмертновой, А. Ю. Богатыр„вым, Козловой), "Поэзия танца" ("Айседора" и "Болеро"; 1977, балетм. М. Бежар, реж. М. М. Плисецкая, Тафель, оператор Тафель; с Плисецкой), "Кармен-сюита" (1')78, балетм. А. Алонсо, реж. Слидовкер, оператор тот же; с Плисецкой, А. Б. Годуновым, С. Н. Радченко) - все телефильмы-балеты сняты в т/о "Экран";

"Лесная сказка" (по балету "Шурале", 1980, "Лентелефильм", балетм. Л. В. Якобсон, реж. О. В. Рябоконь, оператор И. П. Наумов; с Т. Г. Тереховой, В. А. Будариным, Н. С. Остальцо-вым), "Адам и Ева (по балету "Сотворение мира" А. П. Петрова; 1982, т/о "Экран", балетм. и реж. Н. Д. Касаткина и В. Ю. Васил„в, оператор Тафель; с Максимовой, С. В. Исаевым), "Золушка" (1985, "Лентелефильм", балетм. К. М. Сергеев, реж. В. Ф. Окунцов, оператор В. Н. Булаенко; с Г. Т. Комлевой, М. Ф. Даукаевым), "Маскарад" на муз. А. И. Хачатуряна (1985, балетм. Н. И. Рыженко, В. В. Смирнов-Голованов, реж. Слидовкер, оператор Г. И. Рерберг; с Н. А. Долгушиным. С. И. Смирновой, Н. 3. Барышевой), "Дама с собачкой" Р. К. Щедрина (1986, балетм. Плисецкая, реж. Б. Д. Галантер, оператор Е. В. Анисимов; с Плисецкой и Б. Г. Ефимовым), "Девять танго и ...Бах" на муз. А. Пьяцоллы и И. С. Баха (1986, балетм.Д. А. Брянцев,реж. Слидовкер, оператор Тафель; со Смирновой. С. В. Барановым), "Браво, Фигаро!" (1987, балетм., реж., оператор те же; с В. П. Кирилловым, С. Б. Цой, В. Г. Саркисовым), "Идиот" на муз. П. И. Чайковского (1987, балетм. Б. Я. Эйфман, реж. и оператор те же; с В. В. Михайловским, В. Н. Морозовой, Р. В. Купреевым), "Шекспи-риана" на муз. Г. П„рселла и Чайковского (по балетам "Павана мавра", "Гамлет", "Ромео и Джульетта"; 1988, балетм. Рыженко, X. Лимон, реж. и оператор те же; с Долгушиным, Смирновой, Комлевой) - все телефильмы-балеты сняты в т/о "Экран"; "Египетские ночи" (1988, "Лентелефильм", хореография Фокина, балетм. Сергеев, реж. Е. В. Попова, оператор И. А. Попов; с А. А. Асылмурато-вой, Ф. С. Рузиматовым, А. П. Дмитриевой), "Ковбои" на муз. Дж. Гершвина (1990, "Союз-телефильм", балетм. Брянцев, реж. Слидовкер, оператор Тафель; с Г. Н. Крапивиной и Кирилловым).

Среди фильмов-концертов: "Хореографическая симфония" (1971, реж. Слидовкер, оператор Ф. А. Кефчиян; с Бессмертновой, Лавровским, Максимовой), "Дуэт" (1973, реж. и оператор те же; с Максимовой и Васильевым), "Хореографические новеллы" (1973, реж. Граве, оператор Тафель; с Плисецкой, Н. И. Сорокиной, Ю. К. Владимировым) - все фильмы-концерты сняты в т/о "Экран"; "Свидание с Терпсихорой" (1982, реж. Попова, оп. П. Л. Засядко; с Колпаковой, Комлевой, А. И. Сизовой), "Раймонды многоликий образ" (1983, реж. тот же, оп. Р. Л. Черняк; с Комлевой, Г. С. Мезенцевой, Л. А. Кунаковой) - оба фильма-концерта сняты на "Лентелефиль-ме"; "Я хочу танцевать" и "Фрагменты одной биографии" (оба 1985, Гл. ред. муз. программ ЦТ, реж. Н. Ф. Шевченко, М. Н. Доценко, оператор О. М. Богданов; с Максимовой, Васильевым), "Гран па в белую ночь" (1987, реж. О. М. Виноградов и Ю. В. Серов, оператор Б. X. Волох; с Бежаром, Асылмуратовой. О. И. Ченчиковой, Рузиматовым, Мезенцевой), "Темы к размышлению" (1988, реж. К. В. Артюхов, оператор Засядко; с Н. Р. Макаровой, А. Е. Осипенко, Виноградовым) - все фильмы-концерты сняты на "Лентеле-фильме".

Лит.: Чернова Н., В поисках контактов, в сб.: Музыка и телевидение, в. l. M., 1978; Вартанов А., Герой фильма - музыка, в сб.: Большие проблемы малого экрана, М.. 1981; Белинский А., Старое танго, М., 1988; Белова Е., Еще раз о балете, "ТВиР", 1990. ј 8; ее же. Ракурсы танца. Телевизионный балет, М., 1991.

Е. П. Белова. "БАЛЕТ ОБ ОРФЕЕ", танц. действо в 3 частях. Комп. Г. Шюц (?). 13.2.1675?. Подмосковная резиденция царя Алексея Михайловича -село Преображенское, балетм. Н. Лима.

Г. В. Иноземцева.

"БАЛЕТ РОССИИ", см Власов С. К.

"БАЛЕТ ЦВЕТКОВ", одноактный балет. 21.8.1745, Петербург, при театр, представлении "Соединение любви и брака", данном "на торжественное брачное сочетание Их Императорских Высочеств Великого Князя Петра Ф„доровича и Благоверной Государыни Великой Княгини Екатерины Алексеевны". Сцен. и балетм. А. Ринальди; Роза - А. Сергеева, Рененкул - Е. Борисова (?), Анемон - Граньяк и А. Аврамова, Зефир - Т. Ле Брюн, Борей - С. Брюхов. Г. Н. Добровольская.

БАЛЕТОВЕДЕНИЕ, наука о балете, включающая теорию, историю хореографии, а также балетную критику. Первые сообщения о балетных представлениях в России появились во 2-й пол. 18 в. Подобно тому как русский балет в сво„м самоопределении неизбежно должен был пройти период освоения достижений зап.-европ. проф. хореографии, худож.-теоретич. сознание в России (в частности, балетная критика) должно было приобщиться к мировой худож.-эстет, мысли. Этот процесс начался в кон. 18 - нач. 19 вв. В 1779 в газ. "СанктПетерб. вестник" было опубликовано "Краткое известие о театр, в России представлениях от начала их до 1768" Я. Штелина, где автор выявил особенности рус. танца, отметил в н„м слияние достижений франц. и итал. проф. балетных школ с рус. танц. традициями. Соч. франц. исследователя балета Л. Каюзака и балетмейстера и теоретика Ж. Ж. Новера легли в основу "Танц. словаря" (1790), в предисловии к к-рому выделены: механика, или хореописание; поэтика; история танца. В 1803- 1804 в Петербурге издан классич. труд по теории хореографии 18 в. "Письма о танце" Новера. В 1806 вышел в свет "Новый словотолко-ватель", в к-ром особенности танц. иск-ва получили более законченное определение и где гл. объектом хореогр. отображения были названы человеческие чувства. В статьях литератора и историка А. И. Тургенева, опубликованных в ж. "Вестник Европы" ("О плясанье и танцах" и "О танц. иск-ве", 1810; "О балете", 1811), говорилось, что танец должен выражать ситуации, тяготеющие к обобщениям, утверждалось его равноправное положение в ряду др. иск-в; балет делится на 2 осн. категории-"чистый", бессюжетный, и сюжетно-фабульный, действенный. Начало формирования проф. рус. школы танца привлекло к балету в 1-й четв. 19 в. внимание деятелей рус. культуры. Г. Р. Державин, А. С. Пушкин, А. С. Грибоедов, Д. Н. Давыдов, П. А. Вяземский оставили ценные для истории рус. балета впечатления об иск-ве танца современных им мастеров - Ш. Дидло, А. И. Истоминой, Е. А. Телешевой, Т. И. Глушковской. В 1830-е гг. началось изучение конкретных хореогр. произв. текущего репертуара. В этот период балетные заметки в газ. "Сев. пчела", "Молва", "Галатея", "Худож. газета", "Моск. ведомости", "Моск. наблюдатель", "Моск. телеграф", как правило, ограничивались пересказом содержания спектаклей, внимание акцентировалось на исполнительском мастерстве, и лишь в отд. случаях авторы обрисовывали общие тенденции развития рус. хореографии, анализировали балетмейстерское иск-во. Иногда в рецензиях делались попытки разобрать слагаемые балетного спектакля (декорации, хореографию), выявить различия между танцем характерным и классическим, взаимоотношения между танцем и музыкой, акт„рские трактовки балетных образов. Среди многочисл. откликов (часто безымянных) на жизнь балетного т-ра выделялись работы В. М. Строева и М. А. Яковлева. В статьях Яковлева анализ совр. состояния балетного иск-ва часто сочетался с экскурсами в историю балета.

Важный этап становления Б. связан с рождением романтич. стиля в хореографии, с гастролями в России Ж. Перро, М. Таль-они, Ф. Эльслер (1830-50-е гг.). В необычности не известных ранее танц. форм балетных спектаклей рус. критика пыталась уловить мироощущение романтизма, что также было важным шагом к постижению специфики хореографии.

Балетная критика была сосредоточена гл. обр. в газ. "Сев. пчела", уделявшей внимание новой танц. технике, рождавшейся на сценах Зап. Европы; порой проявлялся и теоретико-эстетич. подход к хореогр. иск-ву (статьи Р. М. Зотова, Ф. А. Кони, В. Р. Зотова). На страницах "Пантеона русского и всех европейских т-ров", "Современника", "Моск. ведомостей" поднимались вопросы о различии романтизма Дидло и Ф. Тальони, о жанровом своеобразии балетного спектакля. В 1860-е гг. проблемы хореографии рассматривались в трудах по истории т-ра ("Летопись рус. т-ра" П. Н. Арапова, 1861; "Хроника пе-терб. т-ров" А. И. Вольфа, ч. 1- 3, 1877-84). Появилась мемуарная лит-ра (главы из воспоминаний А.П. Глушковского о Дидло в ж. "Москвитянин", 1856; воспоминания С. Т. Аксакова, С. П. Жихарева). Среди балетных рецензентов выделялись И. П. Бочаров и А. Н. Баженов, о. А. Петров.

Первые значит, исследования балетного т-ра, его истории появились в России на рубеже 19- 20 вв. В книгах К. А. Скальков-ского "Балет, его история и место в ряду изящных иск-в" (1882), А. А. Плещеева "Наш балет" (1896), С. Н. Худекова "История танцев" в 4 частях (1-3-я ч. в 1913-14; 4-я - в 1918, сохранилось неск. экземпляров) были сделаны опыты систематизации истории хореографии. В книгах В. Я. Светлова "Терпсихора" (1906) и "Совр. балет" (1911) освещались дискуссии вокруг реформ нач. 20 в., творчества А. Дункан, А. А. Горского, M. M. Фокина. Балет привл„к внимание деятелей культуры и смежных искусств, занимавших разл. эстетич. позиции. О хореографии начали писать А. Н. Бенуа, А. Я. Левинсон, Я. А. Тугендхольд, А. Л. Волынский, А. А. Черепнин, Б. В. Асафьев.

В работах "Мастера балета" (1914) и "Старый и новый балет" (1917) Левинсон первым из его современников использовал новые методы анализа хореогр. иск-ва, вв„л в Б. общеэстетич. терминологию, в первую очередь употребляемую в искусствознании, разрабатывал теорию и историю танца, опираясь на рус. философскую мысль нач. века, апробировал разл. жанры балетной литры. Левинсон разрабатывал теорию танца в соединении с его историей, отрицал, опираясь на е„ специфику, право хореографии воплощать конкретные характеры и реальные события, связывал эстетику танца с эстетикой символизма, считал, что, воплощая эмоции, балет творит на сцене новую действительность в высших формах хореографии - классич. танце. Впоследствии в своих работах о романтич. балете, написанных в Париже в 1920-е гг., Левинсон способствовал распространению принципов эстетич. анализа балета, открытых рус. Б. В самой России влияние идей Левинсона было прервано к сер. 1920-х гг. и возродилось лишь на рубеже 1950-60-х гг., когда критика заговорила о воплощении в хореогр. образах человеческого "мира взволнованных чувств". В защите канонов классич. танца Левинсон солидаризировался с Волынским, к-рый позднее, тоже под влиянием идей символизма, дал теоретич. обоснование системы академич. танца. Оба выступали против новаций Дункан, Фокина, за незыблемость канонов классич. танца.

Поиски принципов эстетич. анализа балетного иск-ва, обоснования его специфики продолжали А. А. Черепнин, Н. Н. Вашкевич. Отстаивая самостоятельность хореогр. иск-ва, пытаясь очистить его от влияний других иск-в, Черепнин, опираясь на эстетические идеи итал. философа Б. Кро-че, утверждал, что балет "должен быть понимаем вне норм драматического искусства, ограничен замкнутым кругом пластико-хореографических возможностей", искал принципы анализа хореогр. форм в единстве с анализом форм музыкальных ("На путях балетного реализма", 1915-16; "Балетные символы", 1917; "Диалектика балета", 1927). Работу над теоретич. проблемами хореогр. иск-ва вслед за Черепни-ным продолжил в Москве В. П. Ивинг (брошюры "А. И. Абрамова", "Викторина Кригер" - обе 1928).

В 1910-х гг. начал выступать в печати муз. критик Асафьев. Испытав влияние В. В. Стасова, А. Н. Серова, "Мира искусства", Асафьев вовлекал в сферу эстетики балета проблемы балетной музыки, и особенно принципы симфонизма, симфонизации танца (см. Дополнения в "Письмах о рус. опере и балете", 1922), сыграл большую роль в повышении муз. культуры балетного спектакля, а позже - в обосновании методологии анализа хореографич. произведения, формировании взглядов поддерживавших и развивавших его идеи практиков и теоретиков хореографии (Ф. В. Лопухов, Ю. И. Слонимский). В нач. 1960-х гг. эти воззрения послужили опорой для становления нового поколения балетоведов.

1920-е гг. - время столкновения многих, подчас диаметрально противоположных взглядов на балет. Ряд критиков проповедовали идеи ЛЕФа, Пролеткульта, отрицая балет, как отжившее, "буржуазное" йск-во, не отвечающее потребностям масс. Но в те же годы публикуются основополагающие труды Волынского "Проблема рус. балета" (1923) и "Книга ликований" (1925). Позиция критика, выступавшего за сохранение классич. наследия, противостояла теориям, разрушавшим традиции рус. культуры. Острая полемика возникла вокруг многочисл. новых течений в хореографии и студийном движении, в к-рой наряду с теоретиками активное участие принимали и практики. К. Я. Голейзовский ратовал за обновление лексики танца, за создание новых хореогр. форм. Лопухов, отстаивая классику, одновременно выступал и за обновление хореографии, отвечая конструктивистским устремлениям в искусстве того времени. В книге "Пути балетмейстера" (1925), теоретико-методологич. работе о хореографии, он вслед за Асафьевым развивал идеи симфонизации танца. С кон. 20-х гг. требования демократизации балетного иск-ва, его доходчивости приводят к рождению нового жанра спектакля - балета-пьесы (драмбалет 1930- 50-х гг.), где устанавливается приоритет лит. основы, в лит. классике выявляется социально-исто-рич. конфликт, рождаются требования историч. достоверности, реалистичности балетного спектакля. Главным в спектакле становится лит. фабула, большую роль начинает играть пантомима, танец постепенно отходит на второй план, отдавая права первенства проблемам интерпретации сюжета, сценических образов, а главное - режиссуре балетного действия, сыгравшей положительную роль в развитии всего рус. балета. Критики, историки балета, активно включаясь в создание нового направления, становились авторами либретто, консультантами балетных спектаклей, параллельно обосновывая социальный заказ в статьях, трудах по истории хореографии.

Ученик А. А. Гвоздева и Асафьева Слонимский сначала продолжал развивать поиски учителей. В кн. "Жизель" (1926) и "Сильфида" (1927) он соединил историч. анализ с анализом хореогр. форм балета в контексте породившей эти спектакли эпохи. В 1927 вышли в свет более столетия не переиздававшиеся "Письма о танце" Новера, мысли к-рого о действенном балете, балете-пьесе привлекли исследователей своей актуальностью; во вступит, статье И. И. Соллертинского особо рассматривались вопросы балетной драматургии, роль пантомимы в балетном спектакле в е„ соотношении с танцем. В 1933 был издан 1-й том "Истории сов. т-ра"; в главе "Муз. т-р на пороге Октября" Соллертинский дал анализ эстетики М. И. Петипа и Фокина. Но творчество этих хореографов оценивалось с позиции вульгарного социологизма. В 1928-30 Гвоздев, Соллертинский и историк театра В. Н. Всеволодский-Гернгросс выдвигают программу реформ балетного т-ра. Утверждалось, что в новой эстетике балетного спектакля от старых форм должны сохраниться действенный танец и танц. пантомима. Танец образный, а следовательно, разв„рнутые танц. формы, хореогр. симфонизм приобретали второстепенное значение - балету предлагалось уйти от собств. специфики.

Один из разделов Б. - систематизация, собирание фактов истории рус. хореографии. Эту деятельность активно осуществляют, начиная с 1930-х гг., в Москве -Ю. А. Бахрушин, А. А. Ильин, Г. А. Римский-Корсаков, В. В. Макаров, в Ленинграде - М. В. Борисоглебский ("Материалы по истории русского балета", т. 1-2, 1938-39), А. Г. Мовшенсон; одновременно возникает творческий контакт между методич. кабинетами ЛХУ и МХУ, где вед„тся исследовательская работа. Под ред. Слонимского и П. А. Гусева вышли "Воспоминания балетмейстера" А.П. Глушковского (1940), "Из архива балетмейстера" И. И. Вальберха (1948); вступит, статьи Слонимского к этим публикациям утверждали самобытность рус. школы классич. танца. Особое значение имела кн. Слонимского "Мастера балета" (1937), где в контекст отечеств. Б. были введены имена крупнейших зарубежных хореографов, работавших в России - Дидло, Перро, Петипа, а также сб. статей "Классики хореографии" (1937), где были опубликованы отрывки из книг К. Блазиса, Л. Адиса, А. Бурнон-виля. В статье Л. Д. Блок о Ф. Тальони выдвигались принципы формально-историч. анализа материала, ставились вопросы о специфике хореогр. иск-ва. В исследовании о "Тщетной предосторожности" Ж. Доберваля (сб. "Тщетная предосторожность", 1937), в статьях в периодич. печати Блок привлекала к анализу танц. форм факты истории иск-ва, исследуя пути вызревания системы классич. танца внутри общеевропейской театр, культуры, выступала против драматизации хореогр. действия, за танце-вальность спектакля, за восстановление танца в его правах. К 1930-м гг. относится фундаментальный труд Блок "Возникновение и развитие техники классического танца", основанный на той же методологии, статья о Ж. Добервале, работа о Дидло, опубликованная позже и до этого использованная Слонимским в его кн. "Дидло" (1958). В статье "Образ в балете" (1938), анализируя спектакли "Утраченные иллюзии" и новую ред. "Раймонды" (балетм. В. И. Вайнонен), Блок определила иск-во танца как иск-во поэтич. образности. Эти спектакли ставились, когда в балетной критике возникли споры о принципах драматизации балетного действия, о необходимости возвращения танца на сцену. В них принял участие последователь Асафьева В. И. Голубов (Потапов), возвративший в Б. кон. 40-х гг. жанр худож. эссе, анализировавший социальные, психологич. причины худож. свершений на балетной сцене, в частности появление феномена Г. С. Улановой ("Танец Галины Улановой", 1948).

В 1940-е гг. моек. и ленингр. школы балетоведения акцентировали вопросы идейности балетного спектакля в духе характерных для этого периода положений социалистич. реализма; первостепенное значение при этом уделялось драматизации действия, его лит. основе. Своеобразным итогом науч. исследований о балете 40-х гг. и первым обобщающим трудом по истории многонациональной сов. хореографии стала кн. Слонимского "Сов. балет" (1950), где был систематизирован и обобщ„н с точки зрения социо-логич. идей времени материал четыр„х десятилетий истории сов. балета; автор обвинял Лопухова в формализме, Голейзовского - в декадентстве, выдвигал на первый план жанр балета-пьесы и при этом подч„ркивал национальное многообразие сов. хореографии.

В период с 1920-х и вплоть до нач. 50-х гг. немалую роль в рус. Б. сыграли выступления критиков, историков драматич. т-ра, музыковедов -Д. Л. Тальникова, С. С. Мокульского, М. С. Друски-на, И. И. Юзовского, В. М. Богданова-Березовского - прежде всего по проблемам исполнительского мастерства. Позже особое значение обрела публикация кн. М. И. Иофьева "Профили искусства" (1965), объединившая его статьи предыдущих лет. С кон. 1950-х гг. в жанре эссе-портрета начал выступать В. М. Гаевский, в жанре творч. портрета - Б. А. Львов-Анохин. О периферийной и моек. творч. жизни писал Н. И. Эльяш. Споры о путях развития отечеств, хореографии отразили процесс освобождения от догм, происходивший в эти годы в стране. С возвратом балета к собств. природе, освоению новых тем и конфликтов, многообразию хореогр. стилей, с обогащением выразит, средств балетного иск-ва связан новый этап развития Б. и балетной критики. В защиту новых эстетич. принципов развития балетного т-ра, в поддержку решит, преобразований в отечеств. хореографии, начатых премьерой балета "Каменный цветок" С. С. Прокофьева в пост. Ю. Н. Григоровича (1957), выступили Гусев, M. M. Габович, В. В. Ванслов, В. M. Красовская, П. M. Карп, В. В. Чистякова, Е. Я. Суриц. Дискуссии о специфике балетного иск-ва достигли кульминации на теоретич. конференции (1960), особенно в полемике, к-рую вели Л. M. Лавровский и сторонники драмбалета, с одной стороны, и Слонимский, А. И. Сохор, Красовская, - с другой (сб. "Муз. т-р и современность. Вопросы развития сов. балета", 1962). В сб. статей проделавшего трудный путь творческой эволюции Слонимского ("В честь танца", 1968), Красовской ("Статьи о балете", 1967), в книгах Чистяковой ("В мире танца", 1964), публикациях в прессе А. А. Авдеенко, И. Е. Аркиной, Э. В. Бочарнико-вой, Ванслова, Гаевского, А. Т. Дашичевой, А. П. Демидова, Г. Н. Добровольской, Г. В. Иноземцевой, Карпа, Е. Л. Луцкой, Львова-Анохина, Н. Ю. Черновой, Н. Е. Шереметьевской, Э. И. Шумиловой и др. отстаивались условность природы хореогр. иск-ва, танц. образность, усложнение режисс„рских и акт„рских задач, новый нравственно-психологич. конфликты, воплотившиеся в спектаклях Григоровича, И. Д. Бельского, О. M. Виноградова, Н. Д. Касаткиной и В. Ю. Васил„ва, Н. Н. Боярчикова, анализировалось иск-во танцовщиков поколения 1960-х гг. - И. А. Колпако-вой, А. А. Макарова, M. M. Плисецкой, Н. И. Бессмертновой, M. Л. Лавровского, Е. С. Максимовой, В. В. Васильева, M. Э. Лиепы. В период обществ. подъ„ма 1950-х - нач. 1960-х гг. появилась кн. "Против течения" (1962) - сб. воспоминаний, статей, писем Фокина. Вступит. статья Слонимского впервые в отечеств. Б. предлагала объективный анализ иск-ва Фокина, определяла его место в истории мирового и рус. балета начала века, сосредоточивая внимание на волновавшей в 1960-е гг. практиков и теоретиков балета фокин-ской театр, реформе. Этот период был отмечен публикацией фундаментального исследования Красовской по истории рус. балета ("Русский балетный т-р от возникновения до сер. XIX в.", Л.- M., 1958; "Рус. балетный т-р второй пол. XIX в.", Л.-М., 1963;

"Рус. балетный т-р нач. XX в.", Л., 1971-72, ч. 1 -Хореографы, ч. 2 - Танцовщики), теоретически осмыслившего основные этапы развития рус. хореографии, е„ нац. особенности. Одновременно вышли значит, работы, посвящ„нные конкретным явлениям, именам в истории балета:

"П. И. Чайковский и балетный т-р его времени", 1956; "Дидло", 1958;

"Балетные строки Пушкина", 1974, - все Слонимского; сб. "Ма-риус Петипа. Материалы, воспоминания, статьи" (1971); работы Красовской ("Анна Павлова", 1964; "Нижинский", 1974), О. M. Мартыновой ("Екатерина Гель-цер", 1965), Эльяша ("Русская Терпсихора", 1965; "Пушкин и балетный т-р", 1970; "Авдотья Истомина", 1971), Бахрушина ("История рус. балета", 1965), сб. "В. Д. Тихомиров" (1971). Начала выходить серия брошюр "Сокровища сов. балетного т-ра": Слонимского - "Тщетная предосторожность" (1961), Фокина - "Умирающий лебедь" (1961), "Жар-птица" и "Петрушка" И. Ф. Стравинского (1963). Расширилось изучение совр. балета, изданы монографии, поев. мастерам хореографии: "Наталия Дудинская" Г. Д. Кремшевской (1964); "Алла Шелест" (1964), "Галина Уланова" (1970) и "Мастера большого балета" (1976) Львова-Анохина; "Марина Сем„нова" С. Г. Ивановой (1965); "Майя Плисецкая" Н. П. Рославлевой (1968); "Балетмейстер Леонид Якобсон" (1968) и "Ф„дор Лопухов" (1976) Добровольской, "От Гельцер до Улановой" Черновой (1979); сборники "Ленингр. балет сегодня" (в. 1-2, 1967-68),

"Алексей Ермолаев" (1974), "Михаил Габович" (1977), "Константин Сергеев" (1978) и др., мемуары деятелей балетного т-ра:

"Я - балерина" (1964) и "О том, что дорого" (1984) Т. M. Вечесло-вой, "Шестьдесят лет в балете" Лопухова (1966), "О себе, о музыке, о балете" Ю. Ф. Файера (1970);

"Жизнь в балете" (1966) и "Молодые годы ленингр. балета" (1978) M. M. Михайлова. В 1976 коллектив исследователей (Суриц, Чернова, Шереметьевская, Красовская, В. И. Бер„зкин) выпустил книгу "Сов. балетный т-р. 1917- 1967", в к-рой на материале моек. и ленингр. балета были заново рассмотрены осн. этапы и проблемы развития отечеств, хореографии. В 1981 был создан ж. "Сов. балет" (с 1991 "Балет"), начавший публиковать материалы по истории хореографии, освещать текущую жизнь балетного т-ра. Теоретич. исследования вели Карп ("О балете", 1967; "Балет и драма", 1980), Ванслов ("Балеты Григоровича и проблемы совр. хореографии", 1968; 2 изд., 1971, и "Статьи о балете", 1980), Лопухов ("Хореогр. откровенности", 1972), Добровольская ("Танец. Пантомима. Балет", 1975). Переиздавая книгу Фокина "Против течения" (1981), Добровольская ввела в обиход новые материалы, опубликовала новую вступит, статью.

К кон. 1960-х гг. на балетной сцене возобладал образный танец, начало к-рому в 20-е гг. было положено в балетах Фокина, Лопухова, Голейзовского, развивавших традиции рус. школы хореографии. Вскоре, однако, стали обнаруживаться издержки этого широко распространившегося течения; вытеснение пантомимы чистым танцем, а характерного танца - классическим привело к размыванию сюжетной драматургии балетного действия. Балетные критики искали пути противостояния засилью формальной танцевальности, вырисовывались новые взаимоотношения между сценарной драматургией, музыкой и е„ хореогр. воплощением (ст. Красовской "Новаторство и традиции", в е„ кн. "Статьи о балете", 1967), ст. Слонимского "Снова в пути", завершающая его книгу "В честь танца" (1968).

В 1970-80-е гг. серией монографий "Солисты балета" о крупнейших балеринах и танцовщиках современности и представителях первого поколения сов. исполнителей заявили о себе и зрелые и молодые балетоведы: Рославлева ("Шрис Лиепа", 1978), M. A. Ильич„ва ("Ирина Колпакова", 1979; "Аскольд Макаров", 1985), В. А. Тейдер ("Александр Лапау-ри", 1980), M. E. Константинова ("Екатерина Максимова", 1982), А. В. Солодовников ("Ольга Лепешинская", 1983), Красовская ("Никита Долгушин", 1985), H. H. Зозулина ("Алла Осипенко", 1987), Львов-Анохин ("Сергей Корень", 1988), E. M. Гришина ("Николай Фадеечев", 1990), О. И. Розанова ("Елена Люком", 1983).

Среди книг, посвящ„нных иск-ву мастеров балета 1930-50-х гг.:

"Леонид Михайлович Лавровский. Документы. Статьи. Воспоминания" (1983), книга В. И. Ивашн„ва и К. В. Ильиной "Ростислав Захаров. Жизнь в танце" (1982). В 1970-80-е гг. историки балета стремились заполнить белые пятна истории хореографии ("Рус. балетная критика конца XVIII - 1-й половины XIX в." О. А. Петрова, 1981). Была начата серия "Сокровища рус. хореографии", предполагавшая разв„рнутый анализ и подробную сценич. историю классич. балетов ("Лебединое озеро" Демидова, 1985;

"Спящая красавица" Константиновой, 1990). Важным событием в рус. Б. стал выход в свет спустя 50 лет после написания фундаментального труда Блок "Классический танец. История и современность" (1987).

Проблемам зарубежной хореографии были посвящены: "Англ. балет" Рославлевой (1959), "Драматургия балетного т-ра XIX в." Слонимского (1976), "Ролан Пети" Чистяковой (1977). В 1979 вышла в свет первая часть труда Красовской "Западно-европейский балетный т-р. От истоков до сер. XVIII в.", в 1981 - "Эпоха Новерра", в 1983 - "Прероман-тизм", в к-рых дана картина развития балетного т-ра, его образной системы, становления специфики хореографии.

Лит-ра о зарубежном балете, вс„ более обогащаясь, стала включать в себя мемуары совр. мастеров мирового балета: "Я - балерина" И. Шовире (1977), "Мгновенье в жизни другого" М. Бежара (1989); воспоминания мастеров рус. зарубежья - "Девушка в синем" Н. А. Тихоновой (1992), "Воспоминания" М. Ф. Кшесин-ской (1992), сборник, поев. пребыванию в России А. Дункан ("Айседора", 1992). Таким образом, заполнялись белые пятна в истории рус. балета начала столетия, его связей с мировой хореогр. культурой. Заново разрабатывалась история рус. балета, особенно рубежа 19-20 вв., 1920-х гг. и проблематика совр. хореографии. В статьях, посвящ„нных иск-ву 20 в., внимание исследователей сконцентрировалось на теме дяги-левских Русских сезонов; были проведены науч. конференции, поев. С. П. Дягилеву (Пермь, 1989), опубликованы материалы первых Дягилевских чтений (статьи Суриц "Рус. балет Сергея Дягилева и мировая хореография XX в.", Петрова ""Спящая красавица" - две точки зрения" и др.). Сюда же примыкают брошюра Аркиной "Анна Павлова" (1981), статьи Суриц "Серж Лифарь и Парижская опера 30-х гг." ("СБ", 1987, ј 3), Н. И. Ончуровой "Две постановки балета "Саламбо"" (там же, 1987, ј 2), С. Н. Короб-кова "Мейерхольд в муз. т-ре" (там же, 1985, ј 5). Переоценка ценностей, предпринятая с 1960-х гг. в отношении балета нач. 20 в. и иск-ва танца 1920-х гг., нашла отражение в кн. Суриц "Хореографическое иск-во двадцатых годов" (1979, книга переиздана в США).

Большую роль в переосмыслении иск-ва 1920-х, а потом и 1930- 40-х гг., освоении нового фактич. материала сыграли мемуары деятелей хореографии. В книге Слонимского "Чудесное было рядом с нами" (1984) даны творч. портреты мастеров балета тех лет, воссоздана история хореогр. исканий и, что особенно ценно, отражено становление науки о балете, у истоков к-рой стоял сам Слонимский и его учителя. Большое значение для изучения балета 1920-60-х гг. имело издание сб. "Касьян Голейзовский. Жизнь и творчество" (1984; составители В. П. Васильева и Чернова, вступит. статья Черновой). От 1920-х гг. вед„т повествование и книга-брошюра А. А. Соколова-Каминского "Сов. балетная школа" (1983). Моск. балету посвящены воспоминания А. М. Мессерера "Танец. Мысль. Время" (1979) и С. С. Холфиной "Вспоминая мастеров моек. балета" (1990).

С 60-х гг. уч„ные начали систематизацию фактологич. материала по рус. балету. В 1966 вышел первый в отечеств. Б. словарь-справочник "Вс„ о балете" (сост. Суриц). В 1974 - словарь-справочник "Мастера танца" А. Б. Дегена и И. В. Ступникова. В него вошли имена всех деятелей балета Петрограда - Ленинграда (2-е изд., "Ленингр. балет. 1917- 1987", 1988). В 1981 вышла в свет первая в истории рус. театроведения энциклопедия "Балет", суммирующая состояние балетного т-ра и Б., дающая общую картину хореогр. жизни в мире; в 1985 - сб. "Сов. балеты", включающий сведения о композиторах балетных партитур и краткие либретто.

Тема становления сов. школы классич. танца развивается в тр„х монографиях, посвящ„нных А. Я. Вагановой ("А. Я. Ваганова" Богданова-Березовского, 1950;

"Агриппина Ваганова" Кремшев-ской, 1981, "Агриппина Яковлевна Ваганова" Красовской, 1989).

С 1974 издавались сб. "Музыка и хореография совр. балета". Работа над ними, объединив музыковедов и балетоведов, обогатила науку о танце. Эта тема получила развитие в книгах И. Я. Вершини-ной "Ранние балеты Стравинского" (1967), С. В. Катоновой "Музыка сов. балета" (1980), Ю. А. Розановой "История рус. музыки. П. Чайковский" (1981), Р. Г. Коса-ч„вой "О музыке зарубежного балета" (1984), К. Л. Мелик-Пашаевой "Роль сюитности в музыкальной драматургии "Раймонды" А. Глазунова" (1987).

В 1980-е гг. исследователи стали писать о 60-х гг. уже как об истории, подводить первые итоги реформы, начатой Григоровичем, Бельским. Книгой, начавшей новую дискуссию о путях развития балета, был сб. статей Гаевского "Дивертисмент" (1981), где, в частности, критически оценивалась совр. ситуация в Большом т-ре, говорилось об окостенении недавно казавшихся новыми дра-матургич. форм балетного действия в балетах Григоровича 70-х гг., о выхолащивании принципов симфонизации танца, а главное - содержательных мотивов хореогр. иск-ва, потерявшего связи с современностью. Книга Гаевского подверглась резкой официозной критике. Обсуждение проблем совр. балета было прекращено и в критике, и в Б., к-рое вынуждено было апеллировать только к открытиям рубежа 1950-60-х гг. Балетоведч. работы, как правило, посвящались истории балетных трупп, портретам акт„ров, хореографов ("Балерины" В. В. Носовой, 1983; "Большой т-р" Бочарниковой, 1987;

"Путь в Большой балет" Короб-кова, 1989; "Большой т-р Сибири" В. В. Ромма, 1990).

Одна из кардинальных тем дискуссий 1980-х гг. - проблема классич. наследия. Ещ„ на рубеже 1960-х гг. на необходимости сохранить хореогр. шедевры, бережно относиться к авторскому тексту старинных балетов настаивал Слонимский, позже - Гусев. В 1980-е гг. дискуссию продолжил ж. "Сов. балет". Выявились разные точки зрения на проблему, как отстаивающие неприкосновенность классич. хореографии, так и допускающие редактирование, изменение драматургии балетного действия. Но аналитич. наблюдения над совр. состоянием балетного иск-ва не приобрели теоретич. законченности. Такая же ситуация создалась и в балетной публицистике. Неизменность эстетич. и методологич. принципов анализа, удерживающихся с конца 1960-х гг., не способствовала становлению Б. как науки. Итоги е„ довоенному развитию были подведены в работе Черновой "Балет" в кн. "История театроведения народов СССР. 1917- 1941" (1985).

В 1980-90-е гг. Б. обогатилось исследованиями бытования танца в смежных т-ру сферах - на эстраде, на льду, на телеэкране. Вышли в свет книги "Дух состязания и танца" Аркиной (1974), "Танец на эстраде" Шереметьевской (1985), "Ракурсы танца. Телевизионный балет" Е. П. Беловой (1991).

В этот период в рус. Б. работает неск. поколений исследователей. Те, кто способствовал реформе хореогр. т-ра на рубеже 1950- 60-х гг., - Аркина, Бочарникова, Ванслов, Карп, Красовская, Крем-шевская, Львов-Анохин, Н. М. Са-довская, Суриц, В. В. Прохорова, А. Э. Чижова, Шереметьевская, Шумилова, Эльяш; начавшие в те годы жизнь в балетной критике - Гаевский, С. А. Давлекамова, Деген, Добровольская, Ильич„ва, В. В. Кисел„в, Л. А. Линь-кова, Луцкая, М. И. Малков, Петров, Ромм, Соколов-Каминский, Ступников, Тейдер, В. И. Уральская, Г. В. Челом-битько (Беляева), Чернова; выросшие на практике 1970-80-х гг. -Белова, И. Д. Бордюк, Зозу-лина, Т. Е. Кузовлева, Коробков, Е. В. Литвинская (Ерофеева), В. А. Майниеце, Розанова, И. Р. Скляревская, А. Н. Тыминский. На рубеже 1980-90-х гг. выступили Л. В. Барыкина, Т. В. Воль-фович, Е. П. Деревщикова, В. И. Иванов, Т. А. Казаринова, Т. А. Кузнецова, Е. К. Ланецкая (Ткач), С. В. Наборщикова, Е. Г. Федоренко, И. Г. Яськевич, появились первые публикации Е. Р. Губайдуллиной, Э. Н. Роговой, Н. Г. Колесовой, А. А. Фирера.

Н. К). Чернова.

Предыдущая страница Вернуться к оглавлению Следующая страница

© 2000- NIV