Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф

ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ

ИСТОЧНИКОВЕДЕНИЕ - одна из частных дисциплин литературоведения, изучающая литературное произведение со стороны его источников. В пределах литературной науки, занятой изучением творчества писателей на основании законченных произведений, И. занимается обследованием незавершенных, предварительных, первичных редакций, текстов, черновых материалов и т. п. литературного сырья. Виды этого сырья, встречающиеся в действительности и находимые после смерти писателей в их архивах, разнообразны: это - замыслы, черновые материалы к роману, записные книжки писателей, всякого рода «редакции» текста и пр.

Замысел может принимать форму краткого плана, программы, схемы. Таков например у Пушкина замысел «Капитанской дочки». Приводим его текст: «Метель - кабак - разбойничий вожатый - Шванвыч старший. Молодой человек едет к соседу, бывшему воеводой - Мария Александровна сосватана за племянника одного любимца. Младший Шванвыч встречает разбойничьего вожатого, вступает к Пугачеву. Он предводительствует шайкой. Является к Марии Александровне - спасает семейство и всех. Последняя сцена - мужики отца его бунтуют, он идет на помощь. Приезжает. Пугачев разбит. Молодой Шванвыч взят». Замыслу писатель может придать более развитый вид, выразив в нем определенные социально-психологические черты будущих образов, наметив примерную композицию образов, набросав фабулу и т. д. Таков замысел «Дыма» Тургенева, недавно опубликованный в «Revue des etudes slaves» А. Мазоном. Таков замысел Достоевского - «Житие великого грешника», так и оставшийся неосуществленным. В проекте будущего романа «Житие великого грешника» Достоевский в кратких отрывочных записях изобразил подробно характер главного героя романа «с ребяческих лет» (выражение Достоевского), за время жизни в монастыре и по выходе из монастыря. Этот образ и его сознательная жизнь показаны на фоне большой социальной группы людей. Обрисованы идейная, эмоциональная и волевая стороны этого героя, его лит-ые интересы, сложные взаимоотношения этого «необычайного» человека с родными, знакомыми и т. п. Попутно в проекте разбросаны замечания Достоевского о тоне романа («рассказ-житие, т. е. хоть и от автора, но сжато, не скупясь на изъяснения, но и представляя сценами. Тут надо гармонию. Сухость рассказа иногда до Жильблаза» и т. д., на стр. 71), канве романа (стр. 73-75), о художественных приемах («втиснуть мысли художественно и сжато... Но и владычествующая идея жития чтоб видна была»).

Материалы к художественным произведениям могут классифицироваться на ранние и поздние, в зависимости от того, какую стадию работы писателя они отражают. В одной из сохранившихся записных тетрадей Достоевского сосредоточены напр. материалы к его роману «Подросток», освещающие начальную стадию романа, стадию предположительных плановых соображений, когда для художника не определилась даже тема романа. Эти записи относятся еще не к «Подростку», а к «Роману 75 года». Чем будет этот «Роман 75 года» - этого еще не знает и сам Достоевский. Темы роятся, перебивают друг друга, художник бросается от одной к другой, не зная, на какой из них остановиться. То он хочет написать «роман о детях», то роман об «атеисте», то о разложении, то о подростке, то об «отцах и детях». В аналогичных материалах к роману «Бесы», опубликованных в журнале «Свиток» (1922, № 1, стр. 96-124), мы находим те же колебания автора, такие же зарисовки будущих героев романа, размышления о композиции романа, предположения о жанре произведения («Бесы», по замыслу писателя, вначале должны были иметь «вид поэмы о том, как хотел жениться и не женился Грановский»), о том, как развернуть сюжет, как построить взаимные отношения героев, намечен календарь (хронология) романа («Хронология, - пишет Д., - действие романа в сентябре, там же»). Сохранились материалы, рисующие процесс работы Достоевского над композицией романа «Идиот». План его «дался» художнику с трудом; он последовательно переменил восемь планов. По ним можно судить не только о творческой технике художника, но и о процессе постепенной эволюции персонажей романа, в частности образа главного героя «Идиота», женских образов и т. д. Одна из тетрадей с материалами к «Подростку» является ближайшей ступенью к оформленному тексту романа. Здесь уже не беспорядочные, поспешные наброски образов, эпизодов, диалогов, как в материалах, предваривших самую работу над «Подростком» и «Бесами». Теперь писатель занят систематизацией материала для находящихся в обработке глав и частей романа. Записи этой тетради расположены так. обр., что в них легко прослеживаются целые пласты, соответствующие отдельным его частям. Правда, здесь отсутствуют законченные, завершенные в смысле отделки эпизоды, но основа для их развертывания уже имеется. Иной вид представляет собой сырье, сопутствующее процессу создания окончательного текста романа. В материалах к «Подростку», сохранившихся в тетрадях в Историческом музее и Центрархиве в Москве, исследователь найдет уже законченные черновые редакции «Подростка», детали, близкие к печатному тексту «Бесов», образы дефинитивного печатного текста.

Материалы к произведениям представляют несомненную ценность для изучения творческой истории шедевра, для исследования писательской техники. В ряде случаев они могут помочь установлению социальной природы творчества. Поскольку замысел - одно из проявлений писательского сознания, детерминированного социальным бытием его класса, исследователь может найти в этих материалах данные для определения социального бытия, породившего творчество того или иного художника, обусловившего его творческие приемы. Пример подобного использования первоначальных материалов, из анализа которых исследователь почерпнул ценные данные для социального генезиса художественных образов и целого поэтического произведения, - можно указать в статье В. М. Фриче «К вопросу о характере образа в стиле индустриального капитализма» (в журн. «Лит-ра и марксизм», 1928, кн. 3, стр. 160-169).

«Эти ранее неизвестные материалы, - так оценивает далее В. М. Фриче наброски к роману Э. Золя Деньги , - извлеченные из архива писателя, бросают порой яркий свет на такие подробности и частности, к-рые в читателе не могли не вызвать недоумения. Так, известно, что в романе Деньги выведен социалист Сигизмунд Буш, лично знающий Маркса и его последователь, представления которого о социализме и о путях, к нему ведущих, ничего общего с революционным марксизмом однако не имеют. Теперь, когда из архива Золя извлечены его предварительные наброски к роману (они напечатаны в приложении к полному собранию сочинений Э. Золя, изд. ЗИФом, под редакцией М. Эйхенгольца, М., 1928), мы знаем у кого марксист Буш заимствовал свою социалистическую систему, в которой сохранены предприниматель и рабочий , буржуа и пролетариат , хотя между ними и нет враждебных отношений . Оказывается, что Золя, помещая в своих набросках среди персонажей Маркса, вовсе не выступающего в романе как действующее лицо, некоторые данные биографии и деятельности к-рого тут же приводятся, хотя и не всегда правильно (они затем перешли и в самый роман), делал в то время большие выписки из сочинения мелкобуржуазного немецкого социалиста Шеффле, во французском переводе Малона. Идеи Шеффле и вложены в уста марксиста Сигизмунда Буша» (там же, стр. 163-164). Разгадать идейную сторону социализма С. Буша исследователь, правда, мог бы на основании текста романа, но предварительные материалы проясняют замысел автора до полной прозрачности и показывают его идейные источники до бесспорной очевидности. Тем самым работа исследователя существенно облегчается.

Метод изучения историко-литературного сырья должен быть тем же, что и метод изучения законченных лит-ых произведений. Но значение замыслов и материалов к романам не следует преувеличивать. Замыслы, первоначальные наброски, могут помочь понять произведение, но не следует их свидетельства считать более важными, чем само творение; все эти материалы не закончены, не обработаны, несовершенны. Изучение сырья не самостоятельно, а подсобно для историко-литературного исследования творчества того или иного художника. Сырье это не заключает в себе ничего принципиально иного в сравнении с тем, что впоследствии дано в полных образах в завершенных редакциях. Творчество писателя в целом, как в виде законченных произведений, так и в виде предварительных материалов (замыслов, черновых текстов и т. п.), составляет единую закономерность, единый стиль, единое объективированное сознание, но, разумеется, установить социальную детерминированность творчества правильнее на материале законченного шедевра. Изучение сырья, материалов, не будет решающим, основным для изучения творчества, для определения стиля писателя, но оно бывает нужно и как дополнение к изучению завершенных образов. Установление в частных и эмбриональных материалах, в сырье, того единства, что бывает «открыто» в полных, завершенных видах поэзии, в целостных образах, полезно для марксистской науки о лит-ре.

Разумеется в обширной области лит-ого сырья не все одинаково ценно. Современный исследователь не может ценить бессодержательные источники только в силу принадлежности их великому писателю. Исследователь-марксист ищет в первичных материалах выражения социальной их сущности, художественно объективированного классового сознания. Устанавливая общее в творчестве писателя как в законченных формах, так и в сырье, источниковед-исследователь должен раскрыть своеобразие художественного выражения образов, сюжетов и т. п., представленных в сырье, и объяснить это своеобразие социальной природой того или иного творчества. Очередной задачей И. является именно спецификация сырья, сохраняющего для исследователя ценные, зачастую отброшенные в дальнейшей работе над произведением подробности и варианты повествования.

Помимо историко-литературного сырья, к области И. относятся письма писателей и переписка их с современниками, мемуары, дневники, автобиографии писателей (см. «Мемуарная литература»). Названные материалы содержат больше данных о биографии писателя, о технике и условиях его работы и жизни, чем о самом творчестве. Для исследователя художественного творчества эти материалы представляют интерес лишь в тех случаях, когда в них он найдет выражение художественного стиля или его элементов.

Помогая литературоведению и пользуясь единым с ним методом изучения фактов, источниковедение имеет свои специальные задачи более узкого порядка. Историко-литературное сырье необходимо возвести в источник, подвергнув его экспертизе. Без последней ни один документ не может стать источником науки, источником для построения на его основе научного изучения, научных выводов. В отличие от археографии (см.), изучающей рукопись и описывающей ее, источниковедение изучает тексты произведений, сбереженных рукописями. Оно направляется к содержанию рукописного текста. Два основных вопроса предстоят источниковедению в отношении каждого документа при возведении его в источник:

1. вопрос о подлинности произведения и

2. вопрос о научном издании текста.

Проблема подлинности произведения распадается на ряд частных моментов, выяснение к-рых в итоге дает исследователю возможность определить, с произведением какого писателя он имеет дело: таковы вопросы о принадлежности произведения писателю, о времени написания, о степени авторитетности рукописного текста, к-рым представлено произведение, о точности копии или списка, в к-ром может сохраниться текст, и вопрос о редакциях текста и о степени наибольшей авторитетности той или иной редакции данного произведения, о вмешательстве цензуры в текст при печатании, о поправках и редактировании текста друзьями писателя, редакторами журналов, им самим и т. п.

При разрешении вопроса о подлинности произведения современный источниковед должен научно обоснованные приемы экспертизы рукописи (почерка, бумаги) дополнять контролирующими их показания данными, почерпаемыми из познания социальной природы произведения, должен уметь сочетать описание и обследование текста с научным познанием его содержания (стиля писателя).

При разрешении вопроса о научном издании текста источниковед также должен объединить технику и приемы научного издания с задачами подлинного литературоведческого изучения художественных произведений, должен издавать те тексты, которые ценны в плане научного изучения, издавать их не только с «абсолютной» точностью и полнотою, без искажений, но и уметь дать комментарии к ним, отражающие научные взгляды на факты и явления лит-ого процесса.

Последние две задачи одинаково относимы как к разновидностям историко-литературного сырья, так и к полным, завершенным текстам. «Открытия» последних продолжаются и до сего времени. В прошлом году только найдена целая поэма Пушкина «Монах», которую опубликовал «Красный архив» (1929, тт. XXXI и XXXII). «Manuscrit Autographe» опубликовало в этом году два произведения Флобера - «La derniere heure» (Последний час) и «La fiancee et la tombe» (Невеста и могила) (подр. см. в журн. «Печ. и рев.», 1929, кн. 7, стр. 121). В случаях таких открытий естественно встают обе названные задачи. Вполне научное разрешение таковых задач источниковедением обеспечивает литературоведению подлинный источник не в искаженном, а в научно препарированном тексте. О принципах и приемах научной обработки текста - см. «Текстология», о психологических процессах в сознании и подсознании творящего - см. «Творчество».

Библиография:

I. Замыслы Пушкина: Анненков П. В., Литературные проекты А. С. Пушкина, в книге «П. В. Анненков и его друзья», кн. 1, стр. 447-185; Измайлов Н. В., Невыполненный замысел Пушкина, в сб. «Пушкин и его современники», вып. XXXVII, Л., 1928; Поварнин С., «Русский Пелам» А. С. Пушкина, в сб. «Памяти А. С. Пушкина», Сб. статей препод. и слушателей ист.-фил. фак., СПБ. у., устав 328-350, СПБ., 1900. Замыслы Достоевского: Достоевский Ф. М., изд. Центрархива. М., 1922: 1. Исповедь Ставрогина. Три ненапеч. главы из романа «Бесы»; 2. Житие великого грешника (план романа); Алексеев М. П., Драматические опыты Достоевского, в сб. «Ф. М. Достоевский», Одесса, 1921; Его же, Весенняя любовь (один из замыслов Достоевского), «Моск. понедельник», 1922, № 15; Его же, Неосуществленные замыслы Ф. М. Достоевского, изд. «Недра», 1922, кн. 2; Бельчиков Н. Ф., Один из замыслов Достоевского, «Красный архив», 1926, т. XVI; Гроссман Л. П., Недовершенные замыслы Достоевского, «Красная нива», 1923, № 7; Комарович В. Л., Ненаписанная поэма Достоевского, в сб. «Ф. М. Достоевский», Под редакцией А. С. Долинина, сб. I, П., 1922; Бродский Н., Замыслы Тургенева (Материалы о творчестве), М., 1917; Гончаров И. А., Намерения, задачи и идеи романа «Обрыв», «Русское обозрение», 1895, январь, стр. 95-100 (ср. «Северный вестник», 1895, № 2, стр. 95-98); Толстой Л. Н., «Петр I» и «Декабристы». Неизданные работы, Библиотека «Огонек», № 73 и 85, М., 1926 (ср. «Новый мир», 1925, кн. 5); Два начала неоконченного романа из эпохи Петра I. Замыслы Чехова: Лазарев-Грузинский А. С., Пропавшие романы и пьесы Чехова, в сб. «Энергия», вып. III, СПБ., 1914; Измайлов А., Погасшие замыслы Чехова, в сб. статей «Литературный Олимп», М., 1911, стр. 86-122 (ср. его же «Прерванные аккорды», «Русск. слово», 1909, № 150).

II. Материалы к романам: Бродский Н. Л., Неизданные материалы к роману «Бесы» Достоевского, «Свиток», 1922, I, стр. 83-119; Комарович В. Л., Рукописные варианты романа «Подросток», «Начала», 1922, № 2, стр. 217-230; Цейтлин А. Г., Тургеневские рукописи из Парижского архива Виардо, «Печать и революция», 1927, кн. 2 (материалы к романам «Дым» и «Новь»); Гливенко И. И., Раскольников и Достоевский (по неизданным материалам), «Печать и революция», 1926, IV, стр. 70-85; Его же, «Преступление и наказание» (из «Записных книжек» Ф. М. Достоевского), «Красный архив», 1924, том VII (текст 2-й главы - дневник Раскольникова); Толстой Л. Н., Варианты текстов романа «Война и мир», «Новый мир», 1925, № 6, стр. 20-58; Грузинский А. Е., Комментарии к вариантам текста «Война и мир», там же, стр. 3-19. См. также библиографию к ст. «Текстология» и «Творчество».

В начало словаря

© 2000- NIV