Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
КАБАРДИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф

КАБАРДИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

КАБАРДИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА - является одной из многочисленных горских советских литератур, возникших исключительно благодаря Октябрьской революции, давшей возможность широкого культурного и экономического развития ранее угнетенным, забитым горским народам Кавказа, в к-рых царизм убивал зачатки всякой общественности, калеча культуру и стесняя язык. Зародившейся ныне в условиях социалистического строительства национальной К. л. предшествовал многовековый период бесписьменного состояния кабардинского народа. Начавшиеся еще с первой половины прошлого века и продолжавшиеся до времени, предшествовавшего Октябрьской революции, попытки отдельных лиц создать азбуку и грамматику кабардинского яз. и так. обр. положить основу К. л. заранее были обречены на неудачу при отсутствии широкой общественной и государственной поддержки. Наоборот, национальная политика русского царизма, систематически угнетавшего и руссифицировавшего те народы, к-рые на тогдашнем яз. именовались «инородцами», ни в коей мере не могла открыть возможность развития у этих самых «инородцев» своей литературы.

Только после Октябрьской революции, после установления национальной автономии (Кабардино-Балкарской автономной области с 1922), после создания новой латинизированной азбуки, - только с этого момента в сущности и кончается для кабардинского народа бесписьменный период. Прежде чем перейти к молодой К. л. с ее не насчитывающей даже столетней давности историей, необходимо, хотя бы в общих чертах, познакомиться с ее многовековой предшественницей, так называемой устной народной лит-рой - фольклором, т. к. самое зарождение и пути дальнейшего развития письменности кабардинцев не могут быть уяснены изолированно, вне исторических связей.

Кабардинский фольклор отличается значительным богатством. Круг песенного творчества и устных прозаических рассказов охватывает произведения самого разнообразного характера: песни о легендарном народе богатырей «нартов», к-рые можно приблизительно уподобить русским старинам (былинам); песни исторического и политического характера, отражающие феодальные отношения или отдельные факты истории вплоть до империалистической войны, революции, гражданской войны и современности; песни бытового, лирического и сатирического характера, вскрывающие хозяйственную деятельность народа, его семейный и общественный строй; песни обрядовые; устные предания, легенды, сказки и т. п.

Многочисленные и разнообразные произведения кабардинского песенного творчества носят общее название «оре'д», что соответствует русскому слову «песня». Исполняются «оре'д» без аккомпанемента - отдельным певцом (к-рый иногда может иметь партнеров, повторяющих через известные интервалы припев) или хором. Так как общественная роль женщины в старом быту была сведена к нулю, исполнителями «оре'д» большей частью являлись мужчины, среди к-рых славились знатоки этого дела. В условиях феодализма создался даже особый род профессионалов, так наз. «гегуа'ко» (geguakue). «Гегуа'ко» в приблизительном переводе на русский яз. значит - «идущий на игры» или «идущий на сборище». От хорошего «гегуа'ко» требовались знание песенного репертуара, остроумие, веселость, а также способность к песенной и словесной импровизации, чтобы (смотря по надобности) достойно воспеть или едко осмеять во время пиршества того или иного из присутствующих. Спрос и материальную базу «гегуа'ко» находили в домах у кабардинских князей и дворян, куда они особенно охотно приглашались (напр. на свадьбы и т. п.) и где могли гостить месяцами, получая щедрые подарки как от хозяина, так и от гостей. По социальному происхождению «гегуа'ко» относились большей частью к «азетам» (вольноотпущенным крестьянам). Бытование «гегуа'ко» относится к прошлому, правда, не очень отдаленному. Последний знаменитый «гегуа'ко» умер несколько лет тому назад в Малой Кабарде.

Наиболее древние слои, отразившиеся в кабардинском фольклоре, представляют повидимому песни о богатырях «нартах». Воспоминания об этом легендарном народе живут не только в памяти кабардинцев, они широко распространены среди целого ряда народов Северного Кавказа (осетин, нижних черкесов и др.). Самый популярный герой - Сосру'ко, рожденный из камня - «Сосру'ко бескостный, смуглый, железноглазый и лихой наездник», обладатель сказочного коня, предводитель набегов, хитрец и совершитель многих подвигов.

«Сосру'ко наш приемыш - наш любимец!

Верхушка шапки точно солнце у него блестит,

Когда он ударяет лошадь, на нее садясь» (Песня).

Наряду с древним легендарным слоем в песнях о «нартах» отражаются и возникшие позднее феодальные отношения. К именам некоторых нартов прибавляется титул «пши» (князь); вскрывающиеся в песнях бытовые черты и идеология обнаруживают прямые связи с миром феодальной Кабарды, с ее сложившимися в среде привилегированной верхушки правилами общественного поведения «ады`ге хя'бзе», пиршествами, удалыми плясками, развлечением с представительницами угнетенных сословий - «красивыми девками, к-рые у нас в изобилии», наездами, захватом добычи, пленников и т. п.

Обильный репертуар «оре'д» захватывает также исторические события. В песнях этих мы можем проследить отдельные эпизоды из истории кабардинских феодалов, борьбы с крымскими ханами, борьбы крестьян с князьями и дворянами, эпоху завоевания Кавказа русскими и наконец революцию и гражданскую войну.

Не менее интересно отражение основных черт хозяйственной производственной деятельности кабардинского крестьянства. Таковы «оре'д», связанные с периодом пахоты и уборки урожая, песни, в к-рых говорится о земле, волах, бороздах и всходах, песни, связанные с выгоном скота на летние пастбища, и мн. др. Все это - песни крестьянской трудовой среды, которые мы можем противопоставить песне привилегированной верхушки. Прослеживая дальше характер кабардинских «оре'д», мы найдем здесь значительное развитие песен лирических, любовных, песен, к-рые поются наедине (особенно девушками и женщинами, замкнутыми в тесном кругу семейного очага).

Наконец очень интересна сторона кабардинского фольклора, охватывающая собой песни обрядовые, песни, связанные с пережитками «домусульманских» религиозных верований. В качестве примеров можно привести знаменитую «Ши'бле-оре'д» и песню «Зиузсха'н». Первая ярко отражает культ молнии (ши'бле - гром) и исполняется в кругу многих обрядовых процедур во время особого хоровода (ши'бле-уджи) вокруг места, куда ударила молния. Вторая - связана с культом оспы и умилостивительными обрядами, к-рыми население «ограждало» себя от этого грозного владыки (самое слово «Зиузсха'н» в буквальном переводе на русский яз. означает «тот, болезни к-рого я приму на себя», - почетное наименование, применявшееся крестьянами по отношению к феодалу. Только в данном случае на место феодала ставится оспа, соблаговолившая посетить дом и требующая княжеских и божеских почестей).

Кроме песен «оре'д», в собственном смысле, следует отметить еще произведения характера песенных импровизаций. Сюда относятся причитания, так наз. «гыбза», что в переводе приблизительно значит «плачущий язык». Поводом исполнения «гы`бза» являются какие-либо крупные (большей частью семейные) несчастья - смерть от болезни, убийство и т. п. Исполнители - преимущественно женщины. Наполовину импровизацией, наполовину произведением с устойчивым текстом можно считать тосты, или речи, так наз. «хуа'хо» (xuaxue), к-рые часто отличаются остроумием, большими поэтическими достоинствами, тонкой ритмикой и довольно значительным объемом. Тот, кто говорит «хуа'хо», искусно применяет уже готовую форму (готовые произведения) к данному конкретному случаю и данному лицу. «Хуа'хо» по существу может быть не только добрым пожеланием и дружеским обращением, но и едким пожеланием всяческих бед недругу. Другим основным разделом кабардинского фольклора можно считать произведения прозаического характера, так наз. «тауры`х» (tauyryx) - рассказы, предания и т. п. - и «шипса» (sypse) - сказки. В этих произведениях, так же как и в песнях, отражаются самые разнообразные стороны. Очень много «тауры`х» посвящено нартам, не менее богаты рассказы о князьях, дворянах и различных исторических событиях. Ряд произведений имеет чисто бытовой характер и повествует о повседневной жизни крестьянина, о взаимоотношениях крестьянства и привилегированных сословий, о положении женщины и т. п. Из малых форм можно упомянуть о скороговорках, пословицах - так наз. «псатле'ж» (т. е. «старые слова») и загадках - так наз. «каужи'х» (quazyh), что в переводе на русский яз. значит: «выигрывай аул». По шуточным условиям игры не отгадавший загадки должен был словесно подарить своему партнеру какой-нибудь аул, подобно тому как в действительной жизни феодалы платились в известных случаях передачей в чужие руки значительных материальных ценностей и даже целых подвластных им селений.

Собирание материалов по кабардинскому фольклору и их научное исследование пока находятся в начальной стадии. Из наиболее известных собирателей в прошлом следует упомянуть Ш. Ногимова (40-е гг.), К. Атажукина (60-е гг.), П. Тамбаева и Г. Лопатинского (90-е гг.).

После Октябрьской революции изучение кабардинского фольклора было поставлено на более прочную почву как в центре Кабардино-Балкарской автономной области - гор. Нальчике (ОблОНО, Научно-исслед. краеведческий институт, Обл. музей), так и в Москве (Научно-исслед. институт народов Сов. Востока при ЦИКе СССР). В результате при непосредственном участии молодых научных работников из среды националов к настоящему моменту собраны большие фольклорные материалы, подлежащие опубликованию и детальному дальнейшему изучению.

История письменной К. л. тесно связана с историей советизации Кабарды, вернее начинается с образования Кабардино-Балкарской автономной области (июль 1922). До революции в Кабарде не существовало национальной К. л., если не считать отдельных попыток создать кабардинскую письменность, начавшихся с 30-х гг. XIX в.

Следует между прочим упомянуть нескольких ученых иностранцев, которые занимались вопросами изучения кабардинского языка: известный голландский ученый Витзен, к-рый дает нам впервые сведения о кабардинском яз., относящиеся к началу XVII в., затем Гюльденштедт и Клаппрот. После Ш. Б. Ногимова и известного П. Услара сотрудником последнего, кабардинцем Казы Атажукиным, была сделана попытка создать кабардинскую письменность на основе черкесского и абхазского алфавитов (на русской основе), разработанных Усларом. В 1864 К. Атажукин выпустил отрывки из поэмы «Сосру'ко», в 1865 - кабардинскую азбуку и в 1867 - популярную статью «О воздухе и воде».

По примеру К. Атажукина кабардинец Шарданов составил и напечатал правила мусульманской веры в 1864. В 1890 Лопатинским был составлен кабардинский букварь на русской основе. Его букварь был введен в горские миссионерские школы и впоследствии в реальное училище в гор. Нальчике как учебное пособие, с помощью к-рого кабардинский яз. преподавался до самой революции 1917. Кроме этого букваря Лопатинский написал ряд других работ; они помещены в вып. XII «Сб. материалов для описания местностей и племен Кавказа», вышедшего в 1890 (кабардинские предания и сказки, записанные по-русски и по-кабардински, этнографическая карта расселения кабардинцев, краткая кабардинская грамматика и русско-кабардинский словарь). В 1906 в Тифлисе вышла кабардинская азбука, составленная кабардинцем П. Тамбиевым. С советизацией края была отвергнута тенденция арабистов к созданию К. л. на основе арабского алфавита, так же как и тенденция руссификаторских элементов - создать алфавит на русской основе. Был поставлен вопрос о необходимости создания кабардинского национального алфавита и развития национальной лит-ры с помощью графики на латинской основе.

С образованием Кабардино-Балкарской автономной области в 1922 началась работа по кабардинской письменности, и появились ростки кабардинской национальной лит-ры. В 1924 специальной комиссией был принят проект алфавита и букваря на латинской основе. С того же времени начинает печататься кабардинская газ. «Карахалк» и пр. литература на кабардинском яз. В 1924 для кабардинцев Черкесской автономной области (яз. аналогичен кабардинскому) был составлен Таболовым алфавит на арабской основе, впоследствии отвергнутый в связи с успешным проведением латинизации письменности в Кабарде и Черкесии.

В деле развития кабардино-черкесской национальной советской лит-ры большую роль сыграл Северо-Кавказский Крайнациздат, образовавшийся в 1924-1925 (широкая материальная и финансовая база, подготовка значительных кадров национальных работников печати, авторов, переводчиков и др. для всех горских народов Кавказа и в частности для кабардинцев и черкесов).

В настоящее время издано уже много учебников для школ I и II ступени, азбука, грамматика, книга для чтения, к-рые необходимы для все более развертывающейся сети кабардинских школ (раньше их совсем не было в Кабарде). Вышло в свет также значительное количество оригинальной и переводной лит-ры по сельскому хозяйству, по вопросам труда, по политическим вопросам, гигиене и т. п. Наиболее заслуженными работниками и пионерами в деле создания К. л. являются Барукаев и Камбиев, авторы ряда кабардинских книг. Перу т. Барукаева принадлежит более 20 названий отдельных книг, изданных на кабардинском яз. В Черкесской автономной области наиболее заслуженными лит-ыми работниками являются: Тлюняев, автор книги «Сущность религии в части ислама», М. Дышеков и З. Абуков, авторы ряда книг на кабардино-черкесском языке.

В общем в Кабарде и Черкесии имеется на кабардинском (верхнечеркесском) яз. к сегодняшнему дню 100 названий отдельных книг оригинальной и переводной лит-ры по различным отраслям (учебной, политпросветительной, сельскохозяйственной, научно-популярной, антирелигиозной, художественной, краеведческой, военной и пр.). На кабардинском яз. издаются две газеты: «Карахалк» в Нальчике и «Черкесплыж» в Баталпашинске.

Библиография:

«Стенографический отчет II краевой конференции по вопросам культуры и письменности горских народов», Р. н/Д., 1925; Алиев У., Национальный вопрос и национальная культура в Сев.-Кавказском крае, Р. н/Д., 1926; Яковлев Н., Материалы для кабардинского словаря, вып. I, М., 1927; Алиев У., Книгоиздательское дело на национальных языках Северного Кавказа, «Записки Сев.-Кавк. Краев. горского научно-исследовательского института», т. I, Р. н/Д., 1928; Яковлев Н., Краткий обзор черкесских (адыгейских) наречий и языков, там же, т. I, 1928; Алиев У., Латинизация письменности горских народов, там же, т. II, Р. н/Д., 1929; Чемазоков, История кабардинской письменности, там же, т. II, 1929.

В начало словаря

© 2000- NIV