Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
КИТАЙСКИЙ ЯЗЫК

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф

КИТАЙСКИЙ ЯЗЫК

КИТАЙСКИЙ ЯЗЫК. - Китай не представляет собой единого целого ни с точки зрения социально-экономических укладов, ни с точки зрения национального состава населения. В соответствии с этим не существует и единого К. яз., на к-ром бы говорила «монолитная», как принято считать, 400-миллионная масса китайцев. Уже не говоря о национальных меньшинствах, населяющих Китай (маньчжуры, дунгане, монголы, тибетцы, мяоцзы, лоло, хакка и др.), говорящих на своих яз., собственно китайское население также не имеет общего яз. К. яз. есть понятие, обобщающее несколько яз.: разговорный яз. по линии социальной подразделяется на так наз. «мандаринский» яз. (гуаньхуа), являющийся обязательным «государственным» яз., и на «простонародные», местные яз. (сухуа, тухуа), отличающиеся от «гуаньхуа» как фразеологией, так и некоторыми различиями в грамматической структуре. По линии территориально-географической разговорный яз. подразделяется на несколько самостоятельных диалектов или наречий, разнящихся друг от друга фонетическим строем. Письменный К. яз., не имеющий ничего общего с разговорными яз., подразделяется на классический яз. (вэньянь) и современный яз. (байхуа), отличные друг от друга в такой же мере, как напр. латынь от современного французского. Кроме того в письменном яз. различается ряд стилей (официальный, коммерческий, эпистолярный, литературный и т. п.), к-рые имеют свой грамматический и стилистический строй и несколько разнятся друг от друга фразеологией.

Главнейшими диалектами (или правильнее - языками) Китая являются пекинский, чжэцзянский, кантонский и фуцзяньский. Пекинский преобладает на севере Китая и в юго-западных провинциях, сравнительно недавно колонизированных пришельцами с севера. Именно пекинский яз. как яз. столичной бюрократии лег в основу т. н. «мандаринского» яз. (ср. русский яз. по отношению к белорусскому, украинскому и др. в б. царской России). Именно пекинский мандаринский язык является основным объектом изучения иностранной синологии. Чжэцзянский язык распространен на юго-востоке Китая - в провинциях Цзянси, Чжэцзян и Аньхуй; кантонский - на юге: в провинциях Гуандун и Гуанси; фуцзяньский - в провинции Фуцзянь и граничащих с нею областях Гуандуна. Кроме этих основных диалектов (языков), разнящихся один от другого в такой же мере, как напр. русский от украинского или белорусского, имеется еще ряд промежуточных диалектов и вариантов различных наречий (говоров), отличающихся лишь своеобразным произношением, свойственным данной местности. Специфической особенностью китайских разговорных яз., как яз. корневых, является отсутствие грамматических форм отдельных слов. Определенное, строго установившееся количество корней-слогов состоит из столь

ОСНОВНЫЕ ЭТАПЫ РАЗВИТИЯ КИТАЙСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ

1. Древнейший иероглифический текст на жертвенных треножниках

1. Древнейший иероглифический текст на жертвенных треножниках

       Китайский2

2. Текст на каменных памятниках периода Чжоу (XII-III вв. до христ. эры)

3. Текст, относящийся к последним векам до христ. эры

3. Текст, относящийся к последним векам до христ. эры

       Китайский4

4. Так называемое «Сунское письмо» (X-XII вв. христ. эры), существующее поныне

5. Рукописный стиль «Кайшу», существующий поныне

5. Рукописный стиль «Кайшу», существующий поныне

       Китайский6

6. Новейший «европеизированный» иероглифический текст «Байхуа»

7. Современный текст на азбуке «Чжуинь цзыму»

7. Современный текст на азбуке «Чжуинь цзыму»

       Китайский8

8. Латинизированный текст

же определенного количества звуковых единиц (несколько отличных от других яз.). Таких слогов насчитывается около 410 - в пекинском яз., свыше 650 - в чжэцзянском и фуцзяньском и свыше 700 - в кантонском. Эти слоги-корни обычно выступают во взаимном сочетании и именно в сочетании являются словами разговорного яз. Слоги, имеющие самостоятельное значение (слоги-слова), являются исключением, и представление о современном К. яз. как о яз. моносиллабическом есть ложное представление, основанное на рассмотрении разговорного яз. через призму письменности. Не изменяясь по падежам, числам и временам, китайские слова приобретают соответствующие значения в зависимости от места в фразе и путем прибавления специальных служебных слов, заменяющих флексии и приставки. Для односложных слов, однозвучных по произношению, существует различие по так. наз. «тонам» (музыкальному ударению), в зависимости от которых меняется значение слова-корня.

В отличие от разговорных яз. китайская письменность является общей для всего Китая и - в основе своей (иероглифика) - почти для всего Дальнего Востока (Япония, Корея, в прошлом - Аннам). Китайская письменность, являясь не фонографическим, а идеографическим письмом, состоит из условных знаков, иероглифов, говорящих глазу, а не слуху, благодаря чему она и понятна народам, имеющим отличные один от другого разговорные яз. (ср. европейские идеограммы: +, -, §, № и т. п.). Китайские иероглифы, первоначально изображения видимых предметов, прошли через длительный период развития (см. «Графика») и в своем нынешнем виде имеют весьма отдаленное сходство с первоначальной формой. Большая часть иероглифов не служит для обозначения определенных слов, а является знаками, выражающими понятия, и таким образом один и тот же иероглиф, в зависимости от места в фразе, может означать и глагольную форму того или иного понятия, и существительное, и наречие, и т. п. Каждый иероглиф имеет свое фонетическое выражение, чтение, равное корню-слогу и различное для каждого диалекта (и яз.) (ср. цифры как международные знаки, в каждом языке имеющие свое фонетическое обозначение). Принято считать, что это «чтение» иероглифа в древности соответствовало разговорному обозначению данного слова (понятия), но с течением времени отрыв письменности от разговорной речи, развивавшейся своими путями, привел к тому, что чтение иероглифа стало чисто условным фонетическим обозначением знака, имеющим мало общего со словом, существующим в разговорном яз. для выражения этого же понятия (однако именно отсюда исходит представление о разговорном К. яз. как о яз. моносиллабическом).

В силу подобного своеобразия элементов письма китайская классическая письменность имеет и свой совершенно отличный от разговорной речи грамматический и стилистический строй. Характерными признаками классической письменности являются лаконичность и известная ритмичность предложений; отсутствующая пунктуация замещается строгими штампами в построении фраз; известная часть иероглифов (так наз. «пустые иероглифы») имеет значение служебных грамматических знаков. Обычный иероглифический запас старых лит-ых текстов - 10-15 тыс. знаков.

Естественно, что такая письменность, являющаяся архаическим пережитком древности, могла существовать только в силу общей экономической застойности Китая и его изолированности от внешнего мира, т. к. отсутствие внешних связей не стимулировало обогащения яз. новыми понятиями и не вело к необходимости обновления яз. Требуя огромных усилий для изучения, китайская письменность была особой привилегией господствующих классов феодально-бюрократического Китая (мандаринат, «литерати», джентри) при поголовной безграмотности масс и благодаря своей универсальности служила идеологическим орудием объединения Китая под властью «азиатской деспотии».

Проникновение иностранного капитала в Китай, начавшееся с середины XIX в., нарушило ту изоляцию Китая от внешнего мира, к-рая была первым условием сохранения старого яз. Привнесение в хозяйственный строй Китая западно-капиталистических элементов создало новые понятия, не свойственные замкнутому феодальному Китаю, и потребовало соответствующего отражения этих новых понятий в письменном яз. Но китайская классическая письменность и в силу архаичности элементов письма и в силу грамматических и стилистических штампов не могла служить формой идеологического приобщения Китая к зап.-европейской культуре. Частичное обновление яз. (напр. приспособление старых иероглифов-понятий к новым: ср. перенесение на иероглиф «молния» значения «электричества» и т. п.) не могло угнаться за быстрым ростом «европеизации» Китая. Кроме того развитие капитализма в Китае вызвало к жизни новые классовые силы - слои национальной буржуазии и мелкобуржуазной интеллигенции, которые требовали своей культуры и к-рым была недоступна и ненужна старая культура феодального Китая. Попытки создания «нового яз.», начавшиеся с конца XIX в., привели к полной ломке классической письменности, к так наз. «литературной революции», к-рая была проведена китайской буржуазией, окрепшей и осознавшей себя как класс в результате промышленного подъема Китая в послевоенные годы. В итоге этой «революции» создался новый письменный яз., так называемый «простой», «понятный» яз. байхуа (зачатки его существовали и раньше в так называемой «народной» литературе).

«Байхуа», в основе своей оставивший ту же иероглифику, значительно отличается от классического яз. В основном новая письменность уже отражает разговорную речь, т. к. смысловой единицей является уже не отдельный иероглиф, а сочетание нескольких иероглифов, в своей совокупности соответствующих слову в разговорном яз. (т. е., если слово разговорного яз. состоит напр. из четырех корней, то в письменном яз. это слово будет передано четырьмя иероглифами, фонетическое обозначение каждого из к-рых соответствует каждому из корней, составляющих слово). Значительно сократив количество употребляемых иероглифов (до 4-5 тыс.), новый яз. упростился и качественно: вместо старых грамматических и стилистических форм он воспринял обычные разговорные формы. Однако вместе с этим новый яз. выработал и известное количество новых иероглифов, гл. обр. для научной терминологии (напр. для химии и т. п.). Кроме того создание новой терминологии пошло по пути сочетания старых иероглифов, в своей комбинации дающих новое понятие (напр. слово «пролетариат» передается несколькими иероглифами, каждый из к-рых означает: не имеющий + имущество + класс; «трамвай»: электричество (молния) + телега, и т. п.). Но новые термины проникают в Китай не только через печатную лит-ру, но и непосредственно в живую речь, к-рая воспринимает их фонетически; фиксируя разговорные слова путем сочетания созвучных иероглифов, и письменный яз. воспринимает их фонетически, создавая так. обр. и фонетическое и смысловое обозначение для целого ряда иностранных терминов (напр. «демократия» - «дэмокэласитэ» (по пекинскому произношению) и «миньчжу» = народ + власть; «большевики» - «буршивикэ» и «дошудан» = партия + большинство; «утопия» - «утобан» и «кунсян» = пустые + мысли, и т. п.). В создании новой терминологии большое влияние оказал японский яз., раньше К. яз. приспособившийся к европейской цивилизации.

Так. обр. в результате реформы китайская письменность стала отображением разговорной речи (получилась возможность записывать речь и понимать текст на слух), но с той весьма существенной особенностью, что единицей письма является не буква, а иероглиф, соответствующий слогу разговорной речи.

Поскольку письменный яз. приблизился к разговорному, постольку естественной казалась и дальнейшая реформа письменности в сторону замены иероглифики алфавитным письмом, и работа повелась и в этом направлении. Выработанная (1918) специальной правительственной комиссией новая китайская азбука («чжуинь цзыму») состоит из 40 букв, имеющих графическое сходство с простейшими иероглифами. Новый китайский алфавит не является звуковой азбукой в полном смысле слова, т. к. наряду со знаками, обозначающими звуки, он имеет

КИТАЙСКИЙ АЛФАВИТ «ЧЖУИНЬ ЦЗЫМУ»

КИТАЙСКИЙ АЛФАВИТ «ЧЖУИНЬ ЦЗЫМУ»

       и знаки, фиксирующие целые комплексы звуков (например ан, ань и т. д.). Алфавит «чжуинь цзыму» был создан на основе пекинского «государственного» яз. с некоторым учетом фонетических особенностей других диалектов Китая и по замыслу должен был, заменив иероглифику, явиться такой же, как иероглифика, универсальной, междиалектической, государственной письменностью Китая. Но реальное значение азбуки свелось только к подстрочному фонетическому обозначению иероглифов, облегчающему чтение. Письменностью, заменившей иероглифы, азбука не стала и не могла стать, т. к. по сути дела введение такой азбуки было утопической попыткой привить «государственный» яз., искусственно заменив им различные диалекты Китая.

В настоящее время проблема создания китайского фонетического письма разрешается в совершенно иной плоскости. Созданная в СССР (в Научно-исследовательском институте по Китаю Комакадемии) китайская латинизированная азбука (в первую очередь для китайских эмигрантов - трудящихся СССР) рассчитана на фонетическую фиксацию каждого из основных диалектов и наречий и так. обр. представляет собой письменность для местных яз., для китайских трудящихся, по существу не имеющих письменности. В основу азбуки, являющейся в отличие от «чжуинь цзыму» исключительно звуковой, положен латинский шрифт, к к-рому не добавлено никаких новых букв или диакретических знаков; для обозначения согласных, отсутствующих в латинской азбуке, применяются сочетания букв (ch, sh, th и др.).

Библиография:

Васильев В. П., Графическая система китайских иероглифов, СПБ., 1867 (литограф.); Георгиевский С., О корневом составе китайского языка в связи с вопросом о происхождении китайцев, СПБ., 1883; Его же, Анализ иероглифической письменности китайцев как отражающей в себе историю жизни древнего китайского народа. СПБ., 1888; Васильев В. П., Анализ китайских иероглифов, ч. 1 и 2, СПБ., 1898; Брандт, Самоучитель китайского языка, Пекин, 1909; Шмидт П., Грамматика мандаринского языка, Владивосток, 1915; Пашков Б., Революция и язык в Китае, «Революционный Восток», 1927, № 2; Иванов А. и Поливанов Е., Грамматика современного китайского языка, М., 1930; Цюй-Цюй-Бо, Китайская латинизированная азбука, М., 1930; Gabelenz G., Chinesische Grammatik, Lpz., 1881; Courant H., La langue chinoise parlee, P., 1914; Karlgren B., etudes sur la phonologie chinoise, «Archives d’etudes orientales publiees par Lundell», vv. XV, I, II, III, IV, Upsala, 1915-1924; Wieger L., Caracteres chinoises, 1924; Karlgren, Philology and ancient China. Oslo, 1926. Haemisch E., Lehrgang der chinesischen Schriftsprache, 1929. Словари: Попов П. С., Русско-китайский словарь, СПБ., 1879, Пекин, 1896, Токио, 1900; Пещуров Д., Китайско-русский словарь, СПБ., 1887; Палладий и Попов, Китайско-русский словарь, Пекин, 1888; Иннокентий, Полный китайско-русский словарь, Пекин, 1909; Couvreur F., Dictionnaire chinois, 1904; Giles H., Chinese-english dictionary, L., 1912; Karlgren B., Analitic dictionary of Sino-Japonese, 1923; Rudenberg W., Chinesisch-deutsches Worterbuch, Hamburg, 1924; Tsang, A complete chinese-english dictionary, Shanghai, 1929.

В начало словаря

© 2000- NIV