Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
КУЛИШ П. А.

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф

КУЛИШ П. А.

КУЛИШ Пантелеймон Александрович (1819-1897) (псевдонимы: Вешняк Т., Корока П., Никола М., Роман П. и др.) - известный украинский писатель, критик-публицист, историк и общественно-культурный деятель. Р. в семье мелкопоместного хуторянина. Учился в новгород-северской гимназии, был вольнослушателем Киевского университета. С 1847 К. - учитель петербургской гимназии, преподаватель университета и кандидат на кафедру славистики. К этому периоду относится начало его лит-ой и культурно-общественной деятельности: он устанавливает связи с представителями польской дворянской общественности (Грабовский и др.) и с Кирилло-мефодиевским братством (см. «Украинская литература»). Участь членов последнего К. однако не разделил, т. к. вместо политической борьбы им был выдвинут лозунг лойяльного культурничества. Кулишу запретили только печататься, и произведения, уже изданные, были конфискованы. Он был административно выслан в Тулу; там находился на государственной службе; в ссылке пробыл недолго. После упорных и верноподданнических ходатайств ему разрешили вернуться в столицу. Убедившись в невозможности сделать служебную карьеру и вести легальную литературную работу, Кулиш приобрел хутор, где поселился и занялся сельским хозяйством. В этот период он сходится близко с Аксаковым и с московскими славянофилами. Вступление на престол Александра II дало К. возможность выступать в печати под своей фамилией. После этого он развивает большую деятельность, публикует ряд своих крупных произведений, среди них роман «Чорна рада» и др. В 1861 начал выходить украинский журнал «Основа», в к-ром К. принимает активное участие. На страницах этого журнала появляются известные работы К.: «Обзор украинской словесности», «Чого стоить Шевченко, яко поет походнiй» и др., положившие начало украинской критике. В этих критических работах К. устанавливает зависимость писателя от этнографических условий и читателей, к-рые его окружают. Индиферентное, а подчас и недоброжелательное отношение помещиков украинофилов к деятельности К. заставляет его скоро прекратить ее. Просуществовав 2 года, закрывается и журн. «Основа».

Поднявшаяся в начале 60-х гг. волна русского шовинизма, направленная против движения угнетенных царской Россией национальностей, в особенности против поляков, увлекает К. Он сотрудничает в реакционном журн. «Вестник Юго-западной и Западной России». После подавления польского восстания (1863) К. поступает в Варшаве на службу, связанную с активным проведением руссификаторской политики и уничтожением остатков польской автономии. Эта деятельность К., а также отрицательная оценка им наиболее революционных произведений Шевченко окончательно оттолкнула от него радикальную мелкобуржуазную украинскую интеллигенцию. К. связывается теснее с более близкой ему западно-украинской (галицийской) буржуазно-националистической интеллигенцией и сотрудничает с ней. Все его попытки издавать журнал и продолжать издательскую деятельность окончились неудачей. Продолжая работать в западно-украинских изданиях, он пишет свою известную «Историю воссоединения Руси» из эпохи XVI и XVII вв. на Украине, а также ряд других исторических работ, в к-рых резко критикует романтические традиции и взгляды казакофильской украинской историографии (в частности Костомарова). Будучи идеологом буржуазии, К. однако в указанных исследованиях впервые в украинской историографии обращает внимание на роль экономических факторов и классовой борьбы в истории, расценивая их конечно с буржуазной точки зрения.

С 1881 К. живет в Западной Украине (Галиции), где на базе сотрудничества польских помещиков с западно-украинской буржуазной и мелкобуржуазной интеллигенцией пытается широко развернуть культурную деятельность. Последние годы жизни Кулиш проводит на своем хуторе, где занимается лит-ой работой, в частности художественными переводами на украинский язык иностранных классиков.

Творчество К. можно разделить на два периода: романтический и реалистический. Первый период охватывает все ранние произведения К. (40-е гг.): фантастическо-народные («О том, отчего в местечке Воронеже высох Пешевцев став», «Цыган», «Огненный змей» и др.) и историко-бытовые рассказы («Орися») и роман «Михайло Чернышенко». Народно-фантастические рассказы, не отличаясь особой художественностью, представляют собой литературную обработку народных легенд с их обычной примитивной моралью. Роман «Михайло Чернышенко» носит яркие следы подражания модному в то время Вальтер Скотту (см.) и не отличается ни идейностью, ни богатством исторического содержания. Зато роман «Чорна рада», претерпевший несколько редакций, является уже в полном смысле социальным романом, изображающим эпоху борьбы на Украине в связи с выборами гетмана Ивана Брюховецкого. В этом произведении, богатом и ярком по своему историческому содержанию, писатель проводит свой взгляд на социальную борьбу на Украине в прошлом, на казацкую революцию 1684. Националистическая романтика К. полна глубокого классового содержания. Писатель сам в своей автобиографии - «Жизнь Кулиша», напечатанной в западно-украинском журн. «Правда», подчеркивает свою социальную и психологическую близость с казацкой украинской старшиной-шляхтой, в противоположность Т. Шевченку, к-рого К. относит к казацкой голытьбе. Героев из среды старшины-шляхты К. идеализирует, представителей же «черни» всячески поносит или изображает их слепым орудием в руках других. К романтическим произведениям К. нужно отнести его эпопею «Украiна», составленную из народных дум, вкрапленных в стилизованный под эти думы собственный текст К., а также и некоторые исторические поэмы, как напр. «Великi проводi» (из сб. стихотворений «Досвидки», 1862), где К. выводит идеализированного героя-рыцаря казака Голку, колеблющегося между своей казацкой братией, к к-рой у него отрицательное и даже презрительное отношение, и польским панством, к к-рому он тянется. Другой роман К. - «Алексей Однорог» - из смутного времени начала XVII в., написанный в большой степени с целью реабилитации и поэтому выдержанный сплошь и рядом в официальном духе, художественного значения не имеет.

К 50-м гг. относятся первые реалистические произведения К.: автобиографические - «История Ульяны Терентьевны» (1852), «Яков Яковлевич» (1853) и «Феклуша» (1858), повести «Майор» и «Другой человек». В первом из них К. предвосхищает «Семейную хронику» С. Аксакова (см.), хотя в художественном отношении оно значительно ниже. В «Майоре» и «Другом человеке» К. идеализирует старые национальные традиции и простой народ, восстает против земельной аристократии, бичует разложившиеся элементы дворянства и его интеллигенции и выдвигает как идеал хуторянство. Особенно сильно проявилось отрицательное отношение К. к только что названной части дворянства в его сочинениях, печатавшихся в юмористическом журн. «Искра» («Пан Мурло», «На почтовой дороге в Малороссии», «Семейные беседы исправника» и др.).

Работая над историческими проблемами, К. отражает их и в своих беллетристических произведениях. Взгляды К. на гайдамакское движение нашли свое отражение в рассказах «Сiчевi гостi» (1862) и «Мартин Гак» (1863), причем К. относится к нему как к разбойничьему движению, а отнюдь не как к революционному.

В романе «Липовые пущи» К. пытался изобразить социальные отношения старой украинской гетманщины, причем самую гетманщину писатель оценивает как «дерево, подгнившее в корне и не приносящее никаких плодов». Почти все беллетристические произведения К., за исключением действительно замечательной и выдающейся «Чорной рады», не принесли писателю особой популярности. При всех своих положительных художественных данных К. остался автором по преимуществу посредственных произведений. В области поэтического творчества К. тоже не удалось достичь той идейной глубины, художественной завершенности, какие были у Шевченко, хотя Кулиш и поставил своею целью продолжить деятельность гениального поэта. Стихи К. в двух сборниках, - «Хуторна поезiя» (60-70-е гг.) и «Дзвiн» (80-е гг.), - отражавшие различные этапы его общественно-культурной деятельности, не отличаются оригинальностью. Будучи направлены в ряде случаев против Тараса Шевченко, они все же перепевают его.

Переоценивая исторические ценности в некоторых произведениях, К. воздает хвалу «единому царю» (Петру I), «единой царице» (Екатерине II) и вообще всему русскому царизму, к-рый помог расправиться с анархической казацко-запорожской и гайдамацкой чернью. Наконец К. принадлежит ряд поэм на исторические темы, в частности украинско-турецкие («Магомет i Хадиза», «Маруся Богуславка»), и др. («Григорий Сковорода»; «Кулiш у пеклi» и т. д.), в к-рых выявляется концепция К. - туркофильство, сменившее славянофильство и русофильство, разочаровавшие его. Турок К. воспевает как народ добрососедский, культурный и высоко моральный. Однако все эти сочинения, как и напечатанные позже отрывки из уничтоженных пожаром поэм («Хуторнi недогарки»), не представляют ничего художественно выдающегося. В такой же степени не были особенно примечательны и драматические произведения К. («Колii», «Хуторянка», «Дранована трилогiя», «Байда», «Сагайдачний», «Наливай», а также «Хмель Хмельницькiй»), к-рые так и не увидели сцены. Зато многочисленные переводы К. из иностранных классиков были и остались выдающимся явлением в украинской литературе. К. первый ощутил потребность в них. К. один из первых отрешился от той национально-провинциальной в культурном отношении ограниченности, к-рой так страдала украинская буржуазная культура. Им переведен на украинский яз. ряд произведений Шекспира, Байрона, Гёте, Шиллера и Гейне. В истории украинской литературы К. оставил свой след также введением нового украинского алфавита. «Кулiшiвка» в основном употребляется и теперь; она заменила так наз. «ярыжку» - своеобразное приспособление к украинскому языку русской азбуки; принятая украинской письменностью, «кулiшiвка» обеспечила имени писателя широкую популярность.

Творчество К. отражает в общем буржуазно-помещичью идеологию. Неустойчивость и невыкристаллизованность взглядов его, а также колебания в ориентациях объясняются тем, что К. был в общем разночинцем по происхождению и положению, а кроме того еще и тем, что украинские буржуазно-помещичьи элементы не представляли в то время классово консолидировавшейся и сформировавшейся политической силы. Принимая во внимание разнообразную деятельность К. и классовую заостренность его произведений, нетрудно представить, какую роль сыграл К. в процессе формирования мысли украинской буржуазии. Не даром буржуазная литература считает своим отправным пунктом творчество и деятельность К., а современные украинские фашисты, ревизуя украинское культурное наследие, в К. находят лучшие свои традиции и его имя пишут на знамени фашистской националистической культуры.

Библиография:

I. Сочин. и письма П. А. Кулиша, тт. I, II, 1908; III, IV, 1909; V, 1910, изд. А. М. Кулиш, Под редакцией И. Кананина, Киев (это изд. после т. V прекратилось); Твори Пантелеймона Кулiша, тт. I, 1908; II, III, IV, 1909; V, VI, 1910, изд. т-ва «Просвiта», Львов.

II. «Пантелеймон Кулiш», Сб. Всеукр. академии наук, Кiiв, 1927; Коряк В., Нарис iсторii украiнськоi лiтератури, т. II, ДВУ, 1929, стр. 163-196; Кирилюк Евг.; Пантелiймон Кулiш, ДВУ, 1929; Петров В., Пантелiймон Кулiш у пятьдесятi роки, Всеукр. акад. наук, Киев, 1929.

III. Кирилюк Евг., Библiографiя праць П. О. Кулiша та писань про нього, Всеукраiнская академия наук, Киев, 1929.

В начало словаря

© 2000- NIV