Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
ЛЕСАЖ

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф

ЛЕСАЖ

ЛЕСАЖ Алэн-Ренэ (Alain-Rene Le Sage, 1668-1747) - знаменитый французский романист и драматург. Р. в Бретани в буржуазной семье. Отец Л., королевский регистратор и нотариус, умер в 1682, оставив сыну одни долги. Л. был вынужден жить собственным трудом. Л. - один из первых во Франции профессиональных писателей. Начав свою литературную деятельность переводами, он перешел к переделкам, а затем и к оригинальным произведениям, тематически связанным с испанской литературой. «Война за испанское наследство» (1701-1713) обостряет интерес к Испании и ее литературе, привлекавшей богатством воображения, столь противоположным рационализму классической литературы. Л. был идеологом крепнувшей средней буржуазии и примыкавшей к ней разночинной интеллигенции, к-рые уже не удовлетворялись узкими рамками классической литературы, выражавшей идеологию дворянства и верхушечных прослоек буржуазии. Расхождение интересов основного массива буржуазии с феодально-крепостнической монархией, все более становившейся тормозом для развития производительных сил страны, ослабляет позиции классицизма и требует расширения рамок литературы в направлении более широкого познания социальной действительности. Л. ответил на этот запрос и явился создателем французского реалистического романа XVIII века.

Этот реалистический роман сложился на основе традиций испанского «плутовского», т. е. буржуазно-авантюрного романа XVI-XVII вв., возникшего в качестве антитезы роману падающего феодального дворянства (см. Роман). Однако развертывая свое творчество за пределами классического стиля, Л. еще связан с французским классицизмом рядом общих черт. Так, «Хромой бес» (Le diable boiteux, 1707) - первый оригинальный роман Л., выросший из подражания роману испанца Гевара «El diablo cojuelo», - сочетает тематику, сюжетную конструкцию и композиционные приемы (напр. вставные новеллы-эпизоды) испанского романа с методом обрисовки персонажей французск. классика Лабрюйера (см.). Аналогичную картину имеем в первой оригинальной комедии Л. - «Криспин, соперник своего господина» (Crispin rival de son maitre, 1707), в которой заимствованную у испанца Мендоса фабулу Л. разрабатывает в манере французской буржуазной комедии XVII в. (Мольер, Реньяр, Данкур). Испанская фабула служит в обоих случаях условной оболочкой для изображения французской жизни. Оригинальный прием Гевары - показать жизнь людей, как бы застигнутых врасплох бесом Асмодеем и студентом Клеофасом, снимающими крыши с их домов, - дает Лесажу возможность развернуть обширную, полную контрастов картину жизни разных классов французского общества. При этом на смену абстрактно-логическим схемам Лабрюйера приходит метод социальной характеристики персонажей. Также и в «Криспине» старый комедийный мотив - слуга заменяет господина по соглашению с ним в любовной интриге (ср. «Слуга-господин» Скаррона, «Жеманницы» Мольера) - дает толчок к перерождению шаблонного комического слуги в смелого и ловкого выходца из низов, мечтающего стать из лакея господином, отбить у него невесту и завладеть ее приданым. Такое перерождение, отражая социальные сдвиги во французском обществе XVIII в., определяет путь от Криспина, через Фронтена («Тюркаре») и Жиль Блаза, к воинствующему Фигаро Бомарше (см.), предвещающему революцию 1789.

Уже в «Криспине» и «Хромом бесе» бытописание сочетается с сатирической установкой, находящей выражение в злободневных намеках, к-рыми испещрен напр. «Хромой бес»; Л. варьировал эти намеки в разных изданиях романа, сообщая ему чрезвычайную актуальность и создавая тем самым его шумный успех. Но сатира Л. на жеманных аристократов, откупщиков и актеров имела сначала чисто бытовой характер и только в комедии «Тюркаре» (Turcaret, 1709) и знаменитом романе «Жиль Блаз» (Gil Blas, 1715-1735) была поднята на высоту социальной сатиры. В «Тюркаре» Л. берет под обстрел крупную финансовую буржуазию (откупщики, банкиры и т. п.), выросшую к началу XVIII в. в мощную социальную силу, реакционную по существу, тесно связанную со всем денежным хозяйством старого режима. Л. выражает ненависть передовых кругов буржуазии к хищному ростовщическому капиталу и его носителям. Отсюда - совсем необычная для Л. горечь его комедии, восстающей против погони за золотом и его губительного влияния на человеческую психику, рисующей картину потрясающего разложения высших классов, представители к-рых соревнуются во лжи и обмане, грабят и обкрадывают друг друга. Эта свора светских негодяев возглавляется откупщиком и ростовщиком Тюркаре, бесстыдным плутом, мотом и развратником, который в разговоре со своим приказчиком Рафлем (д. III, сц. 9) вскрывает закулисную сторону финансового мира, всю механику этого организованного разбоя. Однако пафос его социального обличения ослаблен тем, что автор слишком подчеркивает комические стороны этого характера: глупость, ничтожество, недальновидность Тюркаре. Этому горе-капиталисту противопоставлен идущий ему на смену умный плебей Фронтен. В нем вскрывается лицо будущего героя, пробивающего себе дорогу своим умом и хитростью, для которого в условиях эпохи накопления открыто было широкое поле деятельности. Наказание порока, затребованное каноном классической комедии, здесь весьма проблематично; зато с полной ясностью вскрывается двусмысленность морали Лесажа. Эта мораль сближается в конечном итоге с циничной моралью буржуа этой эпохи, прославляющей всякий успех и удачу независимо от средств, которыми они достигаются.

Та же авантюристически-деляческая психология, коренящаяся в социальной практике части тогдашней буржуазии, и одновременно та же житейская мудрость, учащая применяться к любым обстоятельствам, лежат в основе «Жиль Блаза», труда всей жизни Л., к-рый он вынашивал в течение 20 лет (1 и 2 части вышли в 1715, 3 - в 1724, 4 - в 1735). По своей структуре «Жиль Блаз» - типичный «плутовской» роман. Разительное сходство «Жиль Блаза» с испанскими плутовскими романами заставило предположить в нем наличие обработки какого-то неизвестного испанского оригинала. Столетняя дискуссия по этому «Жиль Блазовскому вопросу» привела к установлению оригинальности романа и в то же время - к выяснению его многочисленных источников. Этим последним (плутовские романы, путевые записки M-me d’Aulnoy, исторические труды Имгофа и Вейрака, политические мемуары и памфлеты и т. д.) Л., никогда не бывший в Испании, обязан топографической точностью и всем «местным колоритом» своего романа. На этом фоне Лесаж создал однако сочную бытовую картину французской жизни. Жанровые картины из быта средних и низших классов (1 и 2 части) сменяет в 3 ч. сатирическое изображение высшего света и оборотной стороны правительственных учреждений. Политическая сатира 3 ч. романа порождена придворными нравами эпохи Регентства, этой поры циничного, бесшабашного разгула власти, утерявшей всякий престиж и доверие преобладающей группы буржуазии. 4 ч. романа дает, напротив, иное, идеализированное освещение правящих кругов: на смену циничному герцогу Лерма (аббат Дюбуа) появляется честный министр Оливарес, прототипом которого является, очевидно, Флери, пытавшийся наладить более нормальные отношения с буржуазией. Так разные части романа непосредственно отображают настроения средней буржуазии в первой трети XVIII века. В этом - большой исторический интерес «Жиль Блаза», восполняемый его крупными художественными достоинствами: полнокровной жизненностью, сочным изображением характеров как функции общественных отношений. На этом фоне выделяется центральный образ романа - Жиль Блаз, этот тип среднего буржуа, грубоватый, добродушный, слегка трусливый, но на редкость жизнерадостный, выносливый, деятельный и практичный. Несомненна при этом некоторая искусственность в построении этого характера: приключения Жиль Блаза не оставляют почти никакого следа на его личности, не обогащают его психического содержания (Лансон). Но ведь мы имеем здесь лишь первые шаги буржуазного реалистического романа, который не успел еще углубить свой творческий метод. Реализм Л. поэтому еще довольно общ, отвлеченен; он скользит по поверхности явлений, не охватывая их сложности и противоречивости. Но и в таком виде это - этап, имеющий общеевропейское значение. На «Жиль Блазе» воспитывались такие мастера буржуазного романа, как Фильдинг (см.) и Смоллет (см.). В России его влияние заметно у представителей русского «плутовского» романа: Чулкова, Симановского, М. Комарова («Несчастный Никанор»), Нарежного («Похождения российского Жиль Блаза»), Булгарина («Иван Выжигин»); кое-чем обязан Лесажу даже Гоголь в своих «Мертвых душах». Один из зачинателей еврейской буржуазно-просветительной литературы И. Аксельрод в первой половине XIX в. написал роман «Еврейский Жиль Блаз».

Наряду с «Жиль Блазом» нельзя не упомянуть еще о двух оригинальных романах Лесажа: «Саламанкский баккалавр» (Le bachelier de Salamanque, 1736), в к-ром Л. снова возвращается к плутовскому роману из испанской жизни, и «Приключения кавалера Бошена» (Les aventures du chevalier de Beauchene, 1732), где описана жизнь отважного флибустьера (морского разбойника), отдаленный прообраз романов-приключений Ф. Купера (см.), и др. Как драматург Л. еще обслуживал в течение 20 лет парижский «Ярмарочный театр» (Theatre de la Foire). Отодвигая согласно традициям ярмарочных спектаклей слово на второй план перед музыкой, танцами и пантомимой, Л. придает сценической буффонаде игривую грацию нарождающегося стиля Рококо (см.). Особенно интересны его инсценировки сказочных сюжетов; в этом отношении Л. был подлинным пионером, и его драматические сказки послужили образцом для фьяб венецианца Карло Гоцци (см.).

Библиография:

I. Русские перев. Лесажа: Похождения Жиль Блаза де Сантилляны, перев. Вас. Тепловым, 4 тт., СПБ, 1754 (позднее переиздано в 1812-1815); Баккалавр Саламанкский, 2 тт., СПБ, 1763-1764; Похождения Естеванилла Гонзалеса, 2 тт., СПБ, 1765-1766; Зулима, или непорочная любовь, перев. Ив. Кудрявцева, 2 чч., СПБ, 1768; Криспин, соперник своего господина, в 1 д., М., 1779; Увеселительные приключения Гусмана д’Альфараша, М., 1785 (др. изд.: М., 1804; М., 1813; СПБ, 1791-1807; СПБ, 1812-1815); Жильблаз де Сантиллана, перев. А. А. Никольской, 8 чч., СПБ, 1819-1821; Хромой бес, перев. Г. Пасынкова, 8 чч., СПБ, 1832; перев. В. Волжского, 3 чч., СПБ, 1832; перевод П. Канчаловского, СПБ, 1895 (др. издания: 1791-1807, 1905, 1908); Тюркаре, перев. А. Б., «Вестник Европы», 1874, № 11; Удивительные похождения Жильблаза де Сентилляна, перев. Шлезингер, М., 1875 (др. изд.: «Мир божий», 1892, № 7-8; изд. Л. Ф. Пантелеева, СПБ, 1895, и т. д.); Хромой бес - Тюркаре, со вступ. ст. и примеч. Ф. Д. Батюшкова и В. П. Острогорского, изд. «Всемирная литература», П., 1920. Полное собр. сочин. Лесажа, издано в 12 тт., 1828. Сюда не вошли пьески из сб. «Le theatre de la Foire, ou l’Opera comique», 10 тт., 1721-1737.

II. Геттнер Г., История всеобщей литературы XVIII в., т. II, СПБ, 1866; Шультгейс А., Р. Лесаж, «Мир божий», 1892, № 7; Дубинский М., Вступ. ст. к изд. «Жиль Блаза», 1901; Соколовский А., то же, к изд. 1902; Батюшков Ф. и Острогорский В., Статьи, изд. «Всемирной литературы», П., 1920; Гвоздев А., Сказочный театр К. Гоцци и комическая опера Лесажа, «Зеленая птичка», 1922, № 1; Его же, Из истории театра и драмы, П., 1923; Sainte-Beuve, Causeries du lundi, v. II et IX; Portraits litteraires, v. I; Honnchern, Die literarische Satire Le Sage’s, «Ztschr. f. franz. Sprache u. Literatur», 1886; Lintilhac E., Le Sage, 1893; Faguet E., XVIII siecle, 1894; Lanson G., Hommes et livres, 1895; Brunetiere F., Histoire et litterature, v. II; etudes critiques, III serie; Les epoques du theatre francais, 1896; Haack G., Untersuchungen zur Quellenkunde von Le Sage’s Gil Blas, Kiel, 1896; Le Breton A., Le roman au XVIII s., 1898; Heinz H., Gil Blas und das zeitgenossische Leben in Frankreich, 1916; Vic J., La composition et les sources du Diable boiteux, «Revue d’histoire litteraire de la France», 1920.

III. Cordier, Essai bibliographique sur les Ouvres d’A. R. Le Sage, «Bulletin du bibliophile et bibliothecaire», 1908, 1909, 1910.

В начало словаря

© 2000- NIV