Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
НИБЕЛУНГИ

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф

НИБЕЛУНГИ

«НИБЕЛУНГИ» - древнегерманское эпическое сказание. Существует в различных поэтических обработках, из к-рых важнейшие:

А. Немецкие -

1. «Песнь о Нибелунгах», поэма на средневерхненемецком яз. (около 1200);

2. «Плач» (Die Klage) - поэма того же времени, заключающая краткое повторение событий «Песни»;

3. «Песнь о Зейфриде» (Seyfridslied) - средневековая поэма в поздней печатной редакции XVI в.;

Б. Скандинавские -

1. Героические песни «Эдды» (древнеисландские песни IX-XII вв. в рукописи XIII в.);

2. Прозаический рассказ в «Эдде» Снорри (древнеисландская поэтика середины XIII в.).

В. Сага о Волсунгах (генеалогическая сага второй половины XIII в. - о Зигфриде и его предках) и ряд глав в саге о Тидреке (норвежская сага середины XIII в., основанная на рассказах и песнях «мужей немецких» - нижненемецкая версия).

Между этими версиями сказания, в особенности между немецкими и скандинавскими, существуют большие различия; они отражают последовательные стадии развития сказания, происхождение к-рого относится к эпохе великого переселения народов (V в.) и к-рое на протяжении своей дальнейшей истории претерпело ряд социальных трансформаций и воздействий местного характера. Сравнением этих версий пользуются для реконструкции первоначального сказания и последовательных стадий его поэтической обработки.

В «Песнях о Н.» королевич Зигфрид приезжает в Вормс к бургундскому королю Гунтеру и сватается к его сестре Кримхильде, которую полюбил по слухам о ее красоте. За это Гунтер требует от Зигфрида помощи в своем сватовстве к королеве Брюнхильде; Зигфрид с помощью шапки-невидимки помогает Гунтеру одолеть Брюнхильду в состязаниях и укрощает строптивую невесту на брачном ложе, передав ее нетронутой своему другу. Обман раскрывается в споре между королевами, когда Кримхильда показывает Брюнхильде кольцо и пояс, отнятые у нее Зигфридом в брачную ночь. Месть за Брюнхильду с согласия Гунтера берет на себя Хаген фон Тронье, старейший вассал бургундских королей: он изменнически убивает Зигфрида во время охоты и отнимает у Кримхильды клад Нибелунгов, наследие Зигфрида, погружая его на дно Рейна. Через много лет неутешная Кримхильда выходит замуж за короля гуннов Этцеля (Аттилу) и зазывает братьев к себе в гости, чтобы отомстить за Зигфрида. В боях с гуннами погибают все бургундские витязи, последним - Хаген, который отказывается выдать клад, похищенный у Кримхильды.

Немецкая поэма о нибелунгах является продуктом трансформации старинного эпического сюжета в эпоху расцвета феодализма: это - рыцарский роман о любви и мести Кримхильды, с центральными мотивами рыцарского служения даме, супружеской любви, феодальной чести и верности. Зигфрид изображается как королевич знатного рода и рыцарского воспитания. Кримхильда в течение многих лет хранит верность любимому мужу, с к-рым живет в идиллических семейных отношениях. Хаген выступает как образец феодальной верности вассала, ради чести и славы господина готового на подвиги и преступления. Пышные праздники, богослужения, пиршества и турниры, прием гостей и отправление посольств чередуются с битвами, в которых проявляются героическое мужество и чудесная сила витязей. Поэма развертывает идеализованную картину военной и мирной жизни феодальной аристократии эпохи Крестовых походов и расцвета рыцарской культуры. Широкое и медленное эпическое повествование богато эпизодами и описательными подробностями, мелочами идеализованного быта и картинами душевных переживаний.

Несмотря на феодально-христианскую обработку, сюжет поэмы о Н. содержит пережитки более ранних стадий развития сказания, оттесненных в поэме на задний план и связанных с образом чудесной девы-воительницы Брюнхильды и рассказами о молодости Зигфрида. Другие источники, в особенности скандинавские, позволяют восстановить элементы сюжета, затемненные в немецкой поэме. В скандинавских источниках Зигфрид называется Сигурдом (Зигварт), Кримхильда - Гудруной; Гуннар, Хогни, Атли - исландские формы имен Гунтера, Хагена, Этцеля. Сказания о молодости Зигфрида разноречивы. Он сын Сигмунта, о судьбе которого сага о Волсунгах сохранила обширное сказание. Но вместе с тем (и в этом выразились более древние черты сказания) он вырастает в лесу как безродный отрок на попечении волшебного кузнеца (Мимир или Регин). Зигфрид завладел несметным кладом (клад Нибелунгов), по одним сказаниям победив альбов - властителей клада (Альберих-Шильбунг и Нибелунг), по другим - дракона (Фафнир). Он искупался в крови дракона и стал неуязвим (отсюда его прозвище «роговой Зигфрид»), кроме одного места между лопатками, куда упал липовый листок; кровь дракона попала ему на язык, и он научился понимать пение птиц. В скандинавских версиях с кладом связано проклятие первого владельца (карлика Андвари), у которого боги насильно отняли золото и волшебное кольцо.

В одной из песен «Эдды» («Песня о Сигрдрифе») рассказывается, что Сигурд разбудил валькирию Сигрдрифу, погруженную богом Одином в волшебный сон. В некоторых, более поздних версиях (особенно в саге о Волсунгах) эта валькирия отождествляется с Брюнхильдой. По этой поздней версии Сигурд просватал за Гуннара Брюнхильду, с к-рой был раньше обручен, околдованный напитком забвения, к-рый поднесла ему мать Гудруны. Сигурд добывает Гуннару невесту, поменявшись с ним обликом: он проезжает на коне через пламя, окружающее дворец Брюнхильды; три ночи он делит ее ложе, но меч его лежит между ними. Гибель бургундских королей имеет в скандинавских источниках другую мотивировку: Атли зазывает к себе бургундов, чтобы завладеть кладом Сигурда, наследием его жены; Гудруна мстит мужу за убийство братьев - она убивает его во время поминальной тризны и сжигает его дворец.

Скандинавская версия гибели бургундов имеет исторические основания: в 437 гунны разрушили бургундское царство на Рейне около Вормса; при этом погиб король Гундакарий (Gundacarius) «вместе со своим племенем и родом»; в 453, после пира на ложе германки Ildico (уменьшительное от Hilda - Hild-chen), внезапно скончался Аттила. В более поздних свидетельствах смерть Аттилы объясняется местью этой германской пленницы за убитых родичей. В поэтическом сказании о гибели бургундов эта девушка (Кримхильда) сделалась сестрою бургундских королей, и смерть Аттилы оказалась местью за гибель бургундского царства. Скандинавская версия сохранила отпечаток более древней стадии быта, в которой родовые отношения крепче семейных - месть мужу за родичей; в немецкой версии в результате сближения со сказанием о Зигфриде месть сестры за родичей заменяется местью вдовы за мужа - в соответствии с общественными отношениями и понятиями феодально-христианской эпохи.

Наиболее древние песни «Эдды», в противоположность поэме феодальной эпохи, сохранили и стиль старинной германской героической песни - сжатый и сосредоточенный, патетический и приподнятый, выдвигающий лишь главные вершины действия, драматические картины столкновения героев.

Сказание о Зигфриде, в противоположность сказанию о бургундах, не имеет исторических источников. Господствовавшая в первой половине XIX в. «мифологическая школа» рассматривала сказание о Зигфриде как героизованный природный миф: солнечный герой Зигфрид на заре своей жизни побеждает силы тьмы, убивает дракона, добывает клад и девушку, а на склоне жизни его окружают темные силы, околдовывают волшебным напитком, отнимают девушку и клад и обманом убивают. Исторические бургунды в процессе развития эпоса были отождествлены с мифическими нибелунгами, силами подземного мира (Nibelunge от Nebel - «туман»: «дети туманов»; Niflheimr в «Эдде» - «подземный мир», «страна умерших», «область тумана»). Основным звеном этой теории является мотив обручения Зигфрида с Брюнхильдой и отождествление спящей валькирии, разбуженной Сигурдом (в «Эдде»), с Брюнхильдой. Однако после работ Гольтера, Гейслера и др. можно считать доказанным, что это отождествление является позднейшим поэтическим вымыслом. Точно так же поэтическая мифология скандинавских версий (связь Сигурда и его предков с Одином, валькириями и т. д.) не является, как думали первые исследователи, исконным архаическим отражением «прагерманской» мифологии, сохранившейся на языческом севере, - это результат специфического местного развития, характерного для Исландии эпохи викингов (IX-XI вв.).

Научное изучение «Н.» начинается в эпоху романтизма и проходит с начала XIX в. все стадии, характерные, для теории эпоса. Первые исследователи «Н.» (Я. Гримм, ЈІахман, Мюлленгоф) рассматривали немецкую поэму в духе романтизма как произведение «народной поэзии» - продукт безымянного и безличного творчества социально-недиференцированного коллектива («духа народного»). Лахман, следуя принципам исследователя гомеровского эпоса Вольфа (см. «Гомер»), отрицал существование индивидуального автора «Песни о Н.» и рассматривал поэму как редакционный свод 20 безымянных народных песен. Критическая работа германистики XIX в. заключалась в преодолении этой романтической концепции; в этом отношении особенно важное значение имели новейшие исследования Гейслера.

Как и германский эпос вообще, сказание о Нибелунгах проходит несколько стадий, обусловленных развитием общественных отношений от эпохи разложения родового строя до развитого феодализма. Дружинные певцы эпохи великого переселения народов, впервые сложившие песни о Зигфриде и Нибелунгах (V в.), были выразителями идеологии дружинной аристократии эпохи разложения родового общества, а не «народными певцами». Песни, возникшие у континентальных германцев (франков, бургундов, готов), были занесены на скандинавский север, где сохранились до IX-XII вв. в относительно архаической форме в условиях общественного быта Исландии эпохи викингов, во многих отношениях напоминающих эпоху переселения народов. Однако и здесь они проделали самостоятельное развитие под влиянием местных условий. В частности песни «Эдды» обнаруживают литературные напластования различной древности. В Германии с развитием феодализма происходит социальная трансформация сказания, сопровождаемая соответствующим изменением сюжета: из рук дружинного певца героические песни переходят в репертуар шпильмана (см.) - бродячего певца-профессионала эпохи феодализма. При этом происходит христианизация и феодализация героического сюжета. Исчезают или отступают на задний план архаические подробности биографии Зигфрида: огненный вал заменяется состязанием со строптивой невестой, ссора королев происходит уже не во время мытья волос у реки, а в обстановке феодального праздника, перед торжественным богослужением и т. д. Вместе с тем происходит расширение сюжета, обогащение рассказа новыми эпизодическими действующими лицами и сценами, психологическими мотивировками и описательными подробностями: краткая героическая песня (Lied) эпохи великого переселения народов превращается в эпическую поэму (Epos) эпохи феодализма. Переходную ступень развития сказания отражает «Сага о Тидреке», основанная на нижненемецкой песенной традиции XII в.; наиболее позднюю ступень - «Песнь о Н.» (1200), стоящая на высоте рыцарской культуры эпохи расцвета феодализма и сложившаяся под литературным влиянием нового жанра рыцарского романа, пришедшего из Франции. Автор песни - австриец; он объединил и переработал в новом стиле два самостоятельных эпических сюжета: песню о смерти Зигфрида (I) и поэму о гибели бургундов (II).

Литературный интерес к Н. возрождается в Германии в середине XVIII в. в связи с национально-историческими установками молодой буржуазной литературы (издание Бодмера, 1757). Эпоха романтизма под знаком политической и идеологической реставрации феодализма прославляет «Н.» как немецкую «Илиаду» (Авг. Шлегель) и в лице романтической германистики (Я. Гримм и его школа) кладет основание научному изучению поэмы и сказания. «Нибелунги» неоднократно подвергались обработке, преимущественно в драматической форме: ср. Фуке, Герой Севера (1810); Геббель, Нибелунги (1862); Ибсен, Воители на Гельголанде (1858); Вагнер - музыкальные драмы «Кольцо Нибелунгов» (1848-1862) и др.

Библиография:

I. Nibelunge Not, hrsg. v. K. Bartsch, 3 T. in 2 B-de, Lpz., 1870-1880 (немецкий перевод - K. Simrock, Das Nibelungenlied, 1-2 T., Berlin, 1827 и сл.; русский - М. И. Кудряшева, СПБ, 1890); Edda, hrsg. v. B. Sijmons u. H. Gering, 2 B-de, Halle, 1903-1906 (немецкий перевод - H. Ebering, Bibliographisches Institut, Lpz., 1892); Saemundar Edda, hrsg. v. E. Detter u. R. Heinzel, 2 B-de, Leipzig, 1903; по-русски героические песни Эдды - только в прозаическом переложении в «Классной библиотеке» А. Чудинова, серия 2, вып. I («Старшая Эдда», Петербург, 1896); Сага о Волсунгах, перевод и комментарии Б. И. Ярхо, Москва, 1934.

II. Грановский Т. Н., Песни Эдды о Нифлунгах, «Комета», учено-литературный альманах, М., 1851 (и в «Собр. сочин.», т. I, М., 1856, неск. изд.); Буслаев Ф. И., Песни древней Эдды о Зигурде и Муромская легенда, «Атеней», 1859, IV; Ярхо Б., Сказания о Сигурде Фафнисбани и его отражение в русском эпосе, «Русский филологический вестник», 1914-1915; Соколов Б. М., Германо-русские отношения в области эпоса, «Ученые записки Саратовского университета», 1923; Жирмунский В., Проблемы формы в германском эпосе, «Поэтика», сб. IV, Л., 1928; Lachmann К., Ueber die ursprungliche Gestalt des Gedichts von der Nibelungen Not, Berlin, 1816; Mullenhoff K., Zur Geschichte der Nibelungen Not, Braunschweig, 1855; Fischer H., Die Forschungen uber das Nibelungenlied seit Lachmann, Lpz., 1874; Golther W., Studien zur germanischen Sagengeschichte, Munchen, 1888; Kettner E., Die osterreichische Nibelungendichtung, Berlin, 1897; Panzer Fr., Sigfrid, Munchen, 1912; Heusler A., Nibelungensage und Nibelungenlied, 2 Ausg., Dortmund, 1922.

III. Abeling Th., Das Nibelungenlied und seine Literatur, Lpz., 1907-1909.

В начало словаря

© 2000- NIV