Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
НИДЕРЛАНДСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф

НИДЕРЛАНДСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

НИДЕРЛАНДСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. - Начало Н. л. принято относить к концу XII в., когда из языков различных племен (франков, саксов, фризов) развился голландский яз. Территорией возникновения литературы на голландском яз. явилась дельта трех больших рек - Рейна, Мааса и Шельды; здесь на торговых путях во Францию, Германию и Англию очень рано выросли торговые города, быстро превратившиеся, особенно на юге, в промышленные центры. Сообразно с этим в Н. л. преобладают влияния трех окружающих Голландию культурных стран, причем в первые столетия наиболее сильно чувствуется влияние французской культуры. Следует также отметить, что развитие отдельных частей страны протекало весьма неравномерно в зависимости от их удаленности или близости к торговым и промышленным центрам. В виду этого Н. л. начинает развиваться почти исключительно в текстильных районах Фландрии и Брабанта; в XVI же веке центр тяжести начинает перемещаться на северо-запад.

В 1015 Голландия фактически стала совершенно независимой от императорской Германии; в XIII в. крепостники сокрушили последнее сопротивление крестьян; в XIV же и XV вв. центральная власть в лице графов Голландии и Фландрии и гельдернских герцогов, опираясь на горожан, одержала победу над феодалами, сопротивлявшимися объединению страны. Под влиянием централистской политики правителей бургундской династии феодалы все более перерождались в придворную знать, возникала влиятельная категория служилого дворянства. И наконец после буржуазной революции XVI в. благодаря развивающемуся капитализму и финансовой политике Габсбургов дворянство совершенно разорилось, сходя с политической арены в качестве влиятельного социального фактора. Этот процесс нашел свое отражение и в литературе. Воинственной эпохе рыцарства соответствовали рыцарские романы о Карле Великом и его паладинах. Эти романы сперва представляли собой переводы с французского. Первым оригинальным сочинением этого рода является «Карл и Элегаст» (Karel ende Elegast). В связи с зарождением придворных нравов значительное распространение получили Легенды об Артуре и рыцарях Круглого стола (также переводившиеся с французского). Популярность романа «Ферхюнт» о крестьянском парне, столь же доблестном, как и лучшие рыцари, следует объяснить тем, что часть голландских, а в особенности фризских дворян была просто разбогатевшими крестьянами. Первым нидерландским поэтом обычно считают лимбургского дворянина Гейнриха фон Фельдеке (см. (Н. von Veldeke)), к-рый однако может быть отнесен скорее к немецкой лит-pe («Эней», 1170). В переведенном с французского Д. ван Ассенаде (D. van Assenede) восточном романе «Флорис и Бланкефлур» (Floris en Blanchefleur) отразилось влияние Крестовых походов.

«Роман розы» (1300), самые радикальные и еретические части к-рого были выпущены в голландском переводе Г. ван Акена, свидетельствует о начавшемся уже подъеме мещанско-городской культуры. К эпигонам дворянского стиля может быть отнесен Дирк Поттер (D. Potter, 1370-1426) - типичный представитель служилого дворянства; с презрением взирая на поднимающихся бюргеров, он утверждал, что «подлинная, настоящая любовь возможна только между дворянами и людьми высокой культуры» («Путь любви» - Der minnen loop»). В XV в. дворянский стиль вступил в стадию своего окончательного распада. С конца XV века рыцарский роман превращается в народную книгу (см. «Народная литература»), обслуживающую бюргерско-крестьянскую аудиторию, причем особую популярность приобретает роман о «четырех детях Эмона», в котором описывается борьба мятежных вассалов против короля. После буржуазной революции XVI века бюргерство видело в обедневшем дворянине лишь комическую фигуру.

Наряду с литературой рыцарской значительную роль в средневековой Н. л. играла также лит-pa, отражавшая идеологию католического духовенства: жития святых («Беатриса» - «Beatrijs»), описания жизни Иисуса, «видения» и пр. Церковь оказала также большое влияние на драму. До нас дошли разнообразные мистерии («Maricken van Nimwegen») и аллегорические пьесы («Elckerlijc»),не лишенные значительных художественных достоинств (XV в.). Однако по мере того как натуральное хозяйство сменялось денежным и развивалась экономическая агрессивность Рима, в Нидерландах быстро растет оппозиция против католической церкви, в первую очередь против высшего католического духовенства.

Резкую критику сановников церкви можно найти как в эпосе о хитром «Лисе-Рейнарде» («Van den vos Reinaerde»), так и у ван Марланта и Бундале (см. ниже), а также в народных песнях средневековья. Формой своеобразного протеста против господства официальной церкви было распространение в бюргерских и плебейских кругах мистики, искание прямого контакта с божеством, без посредничества попа. Нидерландская мистика примыкала к немецкой мистике Таулера; большинство ее писателей принадлежало к кругу низшего духовенства, они резко осуждали церковную знать и всякое излишнее богатство. Наиболее известными представителями мистического направления являются: Ян ван Ройсбрук (J. van Ruusbroec, p. в 1294) - «Красота духовного брака» (Chierheit der gheesteleker brulocht), Ян ван Лейвен (J. van Leeuwen), а во второй половине XIV в. - Г. Гроте (G. de Grote). B XV в. нидерландская мистика приобрела более демократический характер (близость к идеологии мелкого бюргерства и плебейства). Виднейшим представителем ее выступил И. Брюхман (Brugman). В своих проповедях он нападал на богатство, выставляя общественным идеалом бедность францисканцев. В названных кругах возникли так наз. духовные гимны. От них прямой путь - к диспутам-проповедям на открытом воздухе, светским псалмам и еретически-мятежным песням гёзов.

В эпоху возникновения Н. л. в городах уже большей частью оказывается законченной борьба между патрициями и горожанами и притом в пользу последних. Горожане объединяются с князем (графы Фландрии и Голландии) против феодальной знати. На деньги горожан князь вербует ландскнехтов, в среде к-рых зародились многие из так наз. светских гимнов, буффонад и стихотворных повестей, отчасти содержащих критику духовенства и знати. Но для полного освобождения буржуазии необходимо было, чтобы она прежде всего осознала свое положение и несправедливость сословных различий. И вот на заре буржуазной Н. л., в XII-XIII вв., возникает животный эпос о Рейнарде-Лисе (см. Рейнеке-Лис), замечательно яркая, остроумная и резкая сатира на феодальные порядки. Следующим этапом в развитии буржуазной Н. л. было творчество крупного писателя XIII в., церковного старосты Якоба ван Марланта (J. van Maerlant, 1235-1300). В своих многочисленных произведениях он оформил мировоззрение поднимавшегося бюргерства, стремился удовлетворить возникшую потребность бюргеров в общих знаниях. Его «Рифмованная Библия» (Rijmbijbel) сообщает богословские сведения, «Цветы природы» (Der Naturen bloeme) представляют собой обстоятельную естественную историю, «Историческое зеркало» (Spieghel Historiaal) излагает всемирную историю, а в «Тайном тайных» он набрасывает принципы буржуазного государства, следуя философии Аристотеля. Преемниками Марланта могут считаться Ян ван Бундале (J. van Boendale, р. 1325) - антверпенский судейский чиновник («Зеркало мирян») - и Ян де Веерт.

По мере подъема и роста буржуазии, завоевывавшей одну позицию за другой, в городах обострились классовые противоречия между хозяевами и рабочими (подмастерья, ученики): в «Песне паренька» мы слышим отклик на гентское восстание ткачей 1379. XV и XVI века ознаменованы дальнейшим подъемом бюргерской литературы. Литература становится делом широких слоев разбогатевшего мелкого бюргерства. Даже в самых мелких местечках с конца XV в. возникают так называемые камеры (цехи) риторики (поэзии), аналогичные певческим школам немецких мейстерзингеров (см.). Прототипом «риторов» является М. де Кастелейн (M. de Gastelein) - автор «Искусства риторики» (De const van rnetoriken). Нидерландские мейстерзингеры с большим рвением культивировали также драму, основными жанрами к-рой были нравоучительные пьесы (см. Моралите) и следовавший за ними фарс (см.). Значительными литературными достоинствами обладает «Эсморейт» (Esmoreit) - нравоучительная пьеса о Ланселоте Датском.

Между тем с развитием элементов капитализма алчность Рима все более препятствует экономическому развитию Запада, растет реформационное движение. В Голландии оппозиция к римской церкви усугубляется еще тем, что последняя становится мощным орудием в руках Габсбургов (Испании), жестоко угнетавших страну, на к-рую они смотрели как на испанскую колонию. Буржуазия объединилась под знаменами национализма и антикатолицизма, подготовлялась героическая борьба с Испанией, с абсолютизмом. В это время пьесы риторов приобретали все более еретическое содержание: «риторический» (поэтический) конкурс, состоявшийся в 1539 в Антверпене, по своему мятежному характеру образовал как бы преддверие буржуазной революции. Наконец вспыхнуло восстание, во главе к-рого стал Вильгельм Оранский. В движении приняли участие широкие слои бюргерства, к к-рому примыкали все недовольные существующими порядками: плебейство, крестьянство, низшее дворянство, разорявшееся с развитием денежного хозяйства, и часть высшей знати. Однако аристократия Юга вскоре заключила компромисс с Испанией; крестьяне и плебеи, преданные буржуазией, вышли из борьбы, и хозяином положения стал торговый капитал Севера. С XVI века культурная и социальная гегемония все более переходила к северо-западным областям Нидерландов, к Голландии.

Уже в произведениях риторов, напр. у Нивента и К. Эверарта (Nieuvent, Everaert), особенно же в пьесах гаарлемца Л. Янса (L. Jans), ясно проступало сильное недовольство и бунтарство мелкой буржуазии: плебейски революционны «Песни мученика» анабаптистов и меннонитов и песни гёзов (инсургентов-партизан). Дворянин Марникс ван Синт Альдехонде (Marnix van St. Aldegonde) дал не только классическое литературное выражение восстания в «Вильгельмусе», но и один из самых резких памфлетов, в духе Рабле, против католичества: «Улей св. римской церкви» (Bienkorf, 1569), обработанный в конце XVI в. на немецком яз. И. Фишартом.

Религией буржуазии становится кальвинизм с его демократическим церковным укладом и идеологией накопительства, для которой благочестие и бережливость - высшие добродетели.

Но за поднимавшейся мелкой буржуазией стояла еще группа патрицианской буржуазии, к-рая уже до восстания достигла благополучия. Эта группа, больше всего жаждавшая восстановления мира и порядка, на Юге вернулась к католицизму, на Севере же занимала якобы беспартийную позицию, надеясь в борьбе захватить власть. Ее мировоззрение - гуманизм (см.), тесно связанный с гуманизмом Германии и Франции (Плеяда). Первым значительным поэтом нидерландского Возрождения считается дворянин Ян ван дер Ноот (J. van der Noot, 1540-1594), после падения Антверпена (1584) изменивший восстанию. Теоретиком нового направления был секретарь Лейдена Ян ван Гут (Jan van Hout), доблестно защищавший Лейден от испанцев во время освободительной войны. Он вел непримиримую борьбу с литературными канонами риторов. Влияние Гута сильно сказалось на творчестве К. ван Мандера (К. van Mander, 1548-1606), оставившего помимо нескольких прекрасных стихотворений ценную книгу жизнеописаний художников. Коорнгерт (Coornhert, «Мораль как искусство благоденствия» - «Wellevens Kunst», 1586) - предтеча того либерального умонастроения, которое впоследствии сделало торгующую со всеми нациями Голландию убежищем людей самых различных мировоззрений. Другими видными представителями нидерландского гуманизма являлись: Г. Л. Спигель (Spieghel, 1549-1612), богатый амстердамский купец, изложивший свое стоико-христианское жизнепонимание в «Хертспигеле», и Румер (Roemer Visscher), произведения к-рого проникнуты христианским практицизмом купца, добившегося собственной энергией благополучия и богатства. С развитием нидерландского гуманизма тесно связано творчество выдающегося гуманиста Эразма Роттердамского (см.), голландца по происхождению, интернационального по своим литературным и общественным связям.

Около 1620 национальная революция на Севере завершилась наконец победой, хотя официально мир с Испанией был заключен лишь в 1648. Голландия оформилась в качестве независимого государства, в состав к-рого вошли 7 северных провинций. Южные провинции однако остались за пределами Голландии. Одержав решительную победу, голландская торговая буржуазия начала обогащаться неслыханными колониальными прибылями. Н. л. вступила в «золотой век» своего развития. Ее идеологи обращались к традициям гуманистической литературы, пропагандировали литературу римскую и опыт французской Плеяды, боролись за поэтику классицизма (см.). Корифеем голландского патрицианского классицизма XVII в. был П. К. Гоофт (P. C. Hooft, 1581-1647). В своих написанных по правилам классической поэтики трагедиях «Baeto» и «Geraard van Velzen» он формулировал политический идеал правящих патрициев. Современники высоко ценили также его песни, сонеты, героиды и сатиры, принадлежавшие к значительнейшим явлениям классической Н. л. Исторические сочинения Гоофта («История Нидерландов» и др.), в к-рых автор стремился подражать Тациту, имели большое значение для развития нидерландской прозы. Его комедия «Торгаш» (Warenar) проложила путь голландскому драматическому реализму. Здесь же следует упомянуть о поэте и драматурге Бредеро (G. A. Bredero, или Breeroo, 1585-1618), снискавшем благоволение патрициев своими жанровыми песнями и комедиями («Moortije», 1615, «Испанские брабантцы» - «De Spaansche Brabander», 1617, «Stomme redder», 1618), в к-рых в духе картин Тенирса и Остаде высмеиваются низшие сословия. Авантюрный дух военных и колониальных корсаров находит свое отражение в романтических драмах Роденбюрха (Th. Roedenburg) и в популярных плутовских романах, написанных по испанскому образцу. Лит-pa мелкой буржуазии, пронизанная духом строгого кальвинизма, представлена в это время произведениями поэтов Д. Р. Кампгойзена (Camphuysen), Ревиуса (Revius) и Дюлларта (Dullaert). Идеологию зажиточного крестьянства выражает творчество Якоба Катса (J. Cats, 1577-1660), в описательных и дидактических стихотворениях рисующего с самодовольной обстоятельностью события повседневной жизни. Его поэзия - «досуги» сытого собственника, превыше всего ценящего «уют», тишину и спокойствие. На протяжении XVII и первой половины XVIII в. творчество Катса пользовалось среди голландской буржуазии огромной популярностью. Дворянскую оппозицию экономическому и политическому господству патрицианской буржуазии представляло творчество Гейгенса (C. Huygens, 1596-1687), секретаря князя Оранского, боровшегося за установление в Голландии самодержавной монархии. Главные его произведения - сб. стихотворений «Васильки» и комедия «Трейнтье Корнелис».

Над всеми упомянутыми авторами возвышается Иост ван ден Вондель (1587-1689, см. «Вондель») - величайший писатель «золотого века» Н. л. В его лице буржуазный классицизм нашел свое полнейшее выражение. Писавший в самых разнообразных жанрах, Вондель прославлял величие страны, победу над Испанией, прокламировал кальвинистские идеи о роли провидения в жизни человечества и пр. Вондель - один из немногих нидерландских писателей, имевших европ. известность; он оказал влияние на творчество Мильтона (см.) и ряда нем. писателей XVII века.

Исход XVII в. ознаменован упадком экономической мощи страны. Торговой монополии Нидерландов кромвелевским «актом о мореплавании» (1651) был нанесен тяжелый удар. Положение мало изменилось во время недолгого правления штатгальтера Вильгельма III, одновременно бывшего королем Англии, а 4-я английская морская война (1780-1784) завершилась полным разгромом Голландии, быстро превратившейся из великой державы в третьестепенное государство. Правда, голландские купцы еще продолжали до начала XIX в. развивать довольно интенсивную деятельность, однако нидерландская буржуазия все более перерождалась в класс рантье, промышленность замирала, городской пролетариат впадал в безысходную нищету. Состояние культуры и литературы отражало этот упадок. В XVII в., в период своей кульминации, буржуазия дала таких гигантов, как писатель Вондель, правовед Гуго де Гроот (Гроций) и философ-материалист Спиноза. Влиянием последнего отмечено между прочим творчество ряда писателей XVII в. Отголосок его идей можно обнаружить в сочинениях кабатчика Яна Зут (Zoet, 1619-1677), автора ряда антирелигиозных, пронизанных рационализмом произведений, а также в стихотворениях Яна Лойкена (Luiken), проникнутых пантеистическим мировоззрением, во многих отношениях напоминающим Спинозу. Но на этом временно и останавливается рост национальной Н. л.; господствовавший класс не выдвигал уже больше значительных поэтов. Безжизненное эпигонство, повторение задов классической литературы - вот что характеризует творчество буржуазно-патрицианских писателей этого периода (драматурги Зибранд, Асселейн (Th. Asselijn), Лангендейк (P. Langendijk) и др., подражающие французским классикам).

Некоторое оживление мы встречаем лишь в лит-pe, отражавшей идеологию оппозиционных буржуазному патрициату групп: страдавшей от экономического кризиса мелкой буржуазии и обедневшего дворянства. Передовая часть мелкой буржуазии в своем недовольстве пытается подражать восходящей буржуазии Франции и Англии, в меньшей мере Германии, стремится в своих интересах использовать опыт литературы поднимавшейся буржуазии названных стран. Ее бунтарский протест против существующих порядков образовал как бы ветвь общеевропейского освободительного движения буржуазии, однако специфичность этого движения на голландской почве в том, что в Голландии мелкой буржуазии приходилось посягать не на феодальные устои «старого порядка», но на господство буржуазно-патрицианской олигархии, к-рая, придя на смену дворянству, быстро превратилась в оплот реакции, в носителя политического и экономического гнета. На почве недовольства существующими порядками с мелкой буржуазией смыкались отдельные представители дворянства, пропагандировавшие «вольтерьянство», протестовавшие против политического господства патрицианской олигархии. Так, фрисландский дворянин Оние Свир ван Гарен (O. Zwier van Haren) бурно негодует в драме «Агон» (1766-1769) по поводу злодеяний нидерландских колониальных властей, в стих. «Гёзы» прославляет борцов с деспотизмом. Его брат Виллем (Willem) в эпосе «Приключения Фризо» излагал свои вольтерьянско-деистские взгляды на жизнь и государство. Прозаик Ю. ван Эффен (J. van Effen, «Голландский наблюдатель» - «De Hollandsche spectator», 1731-1735) подражал английским образцам. Сентиментализм Фейта (R. Feith) - лишь бледный отсвет романтизма гётевского «Вертера». Буржуазно-националистические идеалы нашли своих истолкователей в поэте Беллами (Bellamy (бывший булочный подмастерье)), мечтавшем о восстановлении древненидерландского национального стиля, и его школе. Елизавета Вольф (E. Wolff, 1738-1804) и Агата Декен (A. Deken, 1741-1804) - представительницы недолговечного революционного периода Батавской республики - окрылены идеалами Руссо (романы в форме писем - «Сара Бургергард», «Виллем Лейфенд»).

Однако в начале XIX в., в период французского господства (1804-1815), Нидерланды переживали новый сокрушительный кризис: они теряли свои колонии, нидерландская торговля и промышленность пала. В ту эпоху широкие круги бюргерства охватило отчаяние. Мелкая буржуазия, отрекаясь от своего вчерашнего свободомыслия, искала спасения в старом кальвинистском боге, в самом реакционном консерватизме.

На гребне реакции оказалась напыщенная трескучая поэзия архиреакционера В. Бильдердейка (W. Bilderdijk, 1756-1831), упрямо цеплявшегося за классический кодекс Буало. Не изменил положения и последующий период, когда Англия в 1813 искусственно создала в качестве оплота против Франции объединенное с Бельгией единое монархическое Нидерландское государство. Под знаком реакции развернула свою деятельность группа «Пробуждение», руководимая поэтом да Костом (J. da Costa), главное произведение которого - «Обвинение против духа века». Объединение Сев. и Южных Нидерландов с их экономически противоположными интересами меньше всего могло дать ожидаемые результаты. Никогда еще хозяйственно-культурный уровень Голландии не стоял так низко, как в первые 10-летия XIX в. Торговля влачила довольно жалкое существование, промышленность была уничтожена, безработица и нищета в городах приняли небывалые размеры, тем не менее рантьерская буржуазия, стоявшая во главе Нидерландов, продолжала жить в богатстве, попрежнему наслаждаясь своим привилегированным положением. Ее сытое довольство, перемежающееся припадками христианской филантропии, отражено в поэзии купца Толленса (H. Tollens, 1780-1856) и ряда поэтов-проповедников: Бохарса (Bogaers), Лорильяра (Laurillard), тер Гаара, тен Кате.

Протестом против жалкой действителъности окрылен нидерландский романтизм (см.), отражавший в основном идеологию мелкобуржуазных и буржуазных групп, ущемленных упадком хозяйственной мощи Голландии.

Виднейшими романтиками Н. л. были Хр. Вейнанд Старинг, позднее ван Леннеп (см.), Ник. Беетс (N. Beets), Схапман (H. J. A. M. Schaepman) и Гофдейк (Hofdyck). В своих произведениях они опирались на опыт английских (Байрон, В. Скотт) и немецких романтиков, романтизировали героическое легендарное прошлое Нидерландов («Нидерландская легенда» ван Леннепа - сборник новелл на сюжеты из национальных саг и сказаний - и другие). Нидерландский романтизм не был однако течением, насквозь пропитанным тенденциями разочарования или реакционного пессимизма. Обращение к национальному прошлому означало не только бесперспективную тоску по ушедшему, но и поднимавшийся интерес к былой мощи страны. В первой трети XIX в. появляются признаки некоторого экономического подъема Нидерландов. Уже в 20-х гг. делались попытки развития промышленности, закладывались каналы, усиливалась эксплоатация колоний, в связи с чем в 1824 организовалась «Торговая компания». К середине века приток барышей из колоний становился все значительнее. Награбленные на Яве миллионы оплодотворяли национальное хозяйство метрополии. В историческом романе, характеризовавшем этот период, некоторые, как Я. Ф. Ольтманс (J. F. Oltmans, 1806-1854) и А. Опзомер, все еще оглядывались на средние века, но наиболее значительные писатели - А. Л. Г. Босбоом-Туссен (A. L. G. Bosboom-Toussaint, 1812-1866), ван Леннеп, а в драме Схиммель (Schimmel) - уже держали перед современниками зеркало «золотого века». Буржуазия преисполнялась оптимизмом, начинала верить в возможность воскрешения былого блеска. В 1848 на политической арене победили либералы, бывшие идеологами нидерландской промышленной буржуазии. Идеология либеральной буржуазии нашла свое отражение и в лит-pe. Оплотом либерализма стал журнал «Вожатый» (De Gids, основанный еще в 1837), руководимый поэтом Потгитером (см.) и историком Бакгойзеном ван ден Бринк (Bakhuizen van den Brink). Вокруг журнала группировался ряд видных критиков, как Я. Гейль (J. Geel, 1789-1862), Бакгойзен ван ден Бринк, К. Б. Гюэт (C. Busken Huet, 1826-1886) и И. ван Флотен (Vloten). Наиболее значительные писатели этой группы - поэт Потгитер (1808-1875), за которым следуют прозаик Фосмар (van Vosmaer - «Амазонка» (Amazone), «Птицы разного оперения») и поэт П. А. де Женесте (Genestet), в произведениях к-рого нашла свое отражение борьба, разыгрывавшаяся на почве религии между ортодоксией и модернизмом.

Во вторую половину XIX в. Нидерланды вошли с развитой торговлей и индустрией. Выросшая промышленность требовала сырья и рынков сбыта. Та система, по которой государство держало в своих руках эксплоатацию Индонезии, начинала рассматриваться как препона к дальнейшему капиталистическому развитию. Либеральная буржуазия выступала на борьбу за «свободную торговлю», за свободу эксплоатации колоний. Неудивительно поэтому, что книга Мультатули (1820-1887, см.) «Макс Хавелар» (Мах Havelaar, 1860), этот яркий обвинительный акт, направленный с позиций мелкобуржуазного радикализма против действующей колониальной системы, вначале была встречена сочувственно в либеральных кругах. Хорошая встреча была также оказана его антирелигиозным «Идеям», пропаганде эмансипации женщины, протесту против стеснений нидерландского языка. Однако вскоре либеральная буржуазия отреклась от Мультатули, меньше всего стремившегося к тому, чтобы прямое государственное угнетение Индонезии было заменено «свободной торговлей», «свободной» эксплоатацией, и страстно призывавшего туземцев к восстанию. Под сильным влиянием Мультатули развивалась деятельность первого нидерландского социалистического вождя, впоследствии анархиста, Ф. Д. Нивенгойса (Nievwenhuis), автора драмы «Школа князей».

70-е и 80-е гг. отмечены дальнейшим подъемом мореходства, торговли и промышленности. В это время развертывается деятельность «Молодой Голландии» или так наз. «движение 80-х гг.», органом к-рого был журн. «Новый вожатый» (De Nieuwe Gids). Виднейшие фигуры этого движения - критик-романист Л. ван Дейссель (см.), поэт Ж. Перк (1859-1881, см.) и поэт и критик В. Клоос (W. Kloos, p. в 1859). Предшественниками «восьмидесятников» могут считаться поэты: В. Л. Пеннинг (W. L. Penning), И. Винклер Принс (I. Winkler Prins) и М. Эмантс (M. Emants).

Младоголландцы интернациональны по своим литературным симпатиям; в качестве идеологов передовых слоев мелкой буржуазии они боролись против мещанской узости и провинциализма Н. л. Их симпатии - на стороне новой буржуазной литературы Франции и Англии. Они культивировали поэзию, далекую настроениям сурового кальвинизма, исполненную языческим культом любви, природы, прославляющую сильную личность. Выдвигая лозунг «искусство для искусства», борясь за формальное мастерство, пропагандируя Китса (см.), они вместе с тем ориентировались на натурализм Золя. Влияние французского натурализма особенно ясно сказалось на повествовательной лит-pe восьмидесятников. Наиболее значительными представителями нидерландского натурализма (если не считать первых проблесков его в творчестве Гильдебранда, Кнеппельгаута (J. Kneppelhout), Ю. Ф. Маурика, выступивших в эпоху «De Gids’а») могут считаться ван Дейссель, Нетшер (F. Netscher) и Луи Куперус (см.), в психологических романах к-рого ярко отражена психология новой буржуазии. Вскоре в недрах «движения 80-х гг.» наметился раскол. Одни решительно повернули в сторону эстетствующего модернизма (Клосс, Вервей и др.), другие устремились навстречу поднимавшемуся с развитием капитализма рабочему движению в Нидерландах. Так, один из виднейших восьмидесятников, поэт, прозаик и драматург Ф. ван Эйден (1860-1932, см.) в последних двух частях своего прославленного романа «Маленький Иоганнес» (De kleine Johannes) подверг капитализм суровой критике, несколько, правда, окрашенной толстовским христианством.

От группы восьмидесятников отошел также поэт и критик А. Вервей (р. 1865, см.), восстававший против принципа «искусство для искусства». Вокруг него собралась так наз. «группа 90-х гг.» с журн. «Движение» (De Beweging). Эта группа представляла мелкобуржуазную голландскую интеллигенцию, культивировавшую идеи квазиобъективной философской, социально-направленной гуманности. К названной группе кроме Вервея принадлежал де Войс (Vooys), романистка Нина ван дер Схааф (Schaaf), ставшая в 1928 членом компартии Голландии, и поэты Ойлдерт (Uyldert), ван Эйк и Адваита (профессор дер May - der Mouw).

В 1894 возникла соц.-дем. рабочая партия; в редакцию «De Nieuwe Gids» вошел социал-демократич. критик Ф. ван дер Гус (Goes). К. Гойгенс (Huygens) в романе «Бартольд Мерфан» изобразил период «бури и натиска» рабочего движения. В 1899 появился ежемесячник «Новое время» (Nieuwe Tijd) - литературно-политический орган марксистского крыла голландской социал-демократич. партии, к-рый вступил во все более обострявшийся конфликт с реформистским руководством, особенно после железнодорожной забастовки 1903. Редакторами этого журнала, кроме ван дер Гуса, являлись поэт Г. Гортер и поэтесса Г. Роланд Гольст. Первое пантеистическое произведение Гортера (1864-1927, см.) «Май» встретило со стороны буржуазной критики восторженный прием. Когда же Гортер в «Школе поэзии» стал на марксистские позиции, буржуазная критика от него отшатнулась. Кроме большого числа политических брошюр (в 1909 Гортер был одним из основателей соц.-дем. партии, а впоследствии - компартии Голландии) им написан ряд социалистических стихотворений («Малая эпопея», «Пан»). Во время мировой войны (до 1918) Гортер защищал ленинскую тактику, примыкая к циммервальдской левой. С победой пролетарской революции в России его воззрения меняются: он становится ренегатом, в 1921 покидает КПГ, делаясь одним из вдохновителей «ультралевой» оппозиции.

Генриетте Роланд Гольст ван дер Схалк (см. «Роланд-Гольст» (H. Roland Holst van den Schalk, p. 1869)) всегда присущ был индивидуализм. Ее социалистические поэмы («Праздник памяти», «Женщина в лесу», «Затопленные границы», «Возрождение», «Героическая сага» и драма «Томас Мор») усиленно читались в кругах рабочей аристократии и интеллигенции. Ее перу принадлежит также ряд биографий и теоретических трудов. В годы войны Роланд Гольст занимала интернационалистские позиции. После неудачи германской революции она падает духом, подобно Гортеру становится ренегатом революции, попадает в религиозный анархо-синдикалистский фарватер и в настоящее время пишет пацифистские драмы для христианских студентов («Мать», «Мы не хотим»). К группе Гортера примыкает также поэт А. ван Коллем («Песни ручного труда», «Весенние грезы», пропагандистски-мятежные «Песни общности» и «Мятежные песни»).

С 70-х гг. XIX в. начался период новой усиленной эксплоатации Индонезии (Явы, Суматры, Борнео и др. о-вов Малайского архипелага). После 1906 колониальные прибыли неслыханно возросли, нидерландский империализм начал быстро развиваться. Последние годы XIX и первые годы XX века полны острых классовых конфликтов.

В 1898 возник радикальный социалистический литературный журнал «Молодой вожатый» (De Jonge Gids) Под редакцией Г. Гейерманса (1864-1924, см.). Вокруг журнала группировался ряд писателей из радикальной части мелкой буржуазии и рабочих писателей. Писатель-натуралист, во многом близкий раннему Гауптману, Гейерманс насыщал свои произведения социальной проблематикой, вскрывая в своих романах («Город бриллиантов» и др.) и драмах (широко известная «Гибель Надежды », «Гетто» и др.) темные стороны капитализма, особенно охотно показывая гибель мелкой буржуазии под натиском крупного капитала. Мелкобуржуазный протестант, Гейерманс в своих последних произведениях (книги из детской жизни - «Королевич грез», «Ночной мотылек») стал на позиции буржуазного гуманизма, чем снискал себе симпатии буржуазной критики. Что же касается рабочих писателей группы «De Jonge Gids», то после 1906 они значительно дальше Гейерманса продвинулись в своем революционном развитии. Руководящую роль здесь играл прозаик Ис. Керидо (1874-1932). Его первые романы («Жизненный путь» и «Скорбь человеческая») представляли собой реалистическо-социалистические книги большой пропагандистской ценности. Однако в его цикле «Иордан» слабо отражена классовая борьба, а в «Старом мире» он дошел до прославления великих тиранов древности.

Ряд писателей выступал с психологическим романом, основное содержание которого сводилось гл. обр. к кропотливому анализу душевных переживаний представителей буржуазии и мелкого мещанства (И. Б. Баккер (J. Boudier-Bakker)), Ио ван Аммерскюллер (J. van Ammers-Kuller), А. В. Смединг (A. Smeding), И. де Мейстер (J. de Meister), Робберс (H. Robbers), С. Антинк (Antink) и др. Остро-экзотическую прозу дал художник ван Лоой (J. van Looy). Развернулась деятельность неоромантиков, воскрешавших исторический роман и сообщавших ему черты романа психологического (А. ван Оордт (А. van Oordt)), А. ван Схендель (A. van Schendel), А. ван дер Лейв (А. van der Leeuw), ван Муркеркен (Р. Н. van Moerkerken). В области драмы не возникло ничего значительного. Салонные пьесы г-жи С. Мейс (S. Mees), мелодрамы ван Римсдейка (Riemsdijk), поверхностные драмы Фабрициуса из жизни белых в Индонезии исчерпывают собой продукцию буржуазной драматургии. Буржуазная литература входит в эпоху загнивания, ее героический период уже весь в прошлом.

После 1900 буржуазия получила возможность ценой части прибылей откупиться от революционной борьбы созданием довольно широкого слоя рабочей аристократии. Реформизм переживал свой золотой век. Типичным представителем нидерландского реформизма в лит-pe являлся поэт А. ван Схельтема (A. van Scheltema, 1876-1927). Его поверхностно-оптимистическая, пронизанная идеями оппортунизма поэзия нашла свое продолжение в творчестве ряда молодых соц.-дем. поэтов и поэтесс (Маргот Фос, Мария Фос, Г. Виспель, Х. Стойфелинг, Ян В. Якобс и Д. де Ионг). К реформистскому направлению следует также отнести и рабочего-поэта С. Бонна, первоначально примыкавшего к группе «Новое время».

В последние годы мировой войны в недрах СДРП возникло юношеское движение. Группа «молодых», во многом близких экспрессионистам, основала журнал «Новый голос» (De nieuwe Stam). Теоретиком движения после мировой войны стал Г. де Ман. Из недр названной группы вышел наиболее читаемый социал-демократич. романист А. М. де Ионг (A. M. de Jong). Оппортунистический мелкобуржуазный характер реформизма проявляется в его творчестве с совершенно исключительной полнотой.

Во время империалистической войны буржуазия нейтральных Нидерландов богатела на военных прибылях, низшие же слои голодали. Под влиянием российских и германских событий разгорелось революционное движение. В ожидании великих перемен в среде молодой интеллигенции складывалось радикальное течение, тесно связанное с еженедельником Виссинга «Новый амстердамец». Его наиболее значительные деятели - Келк, А. Роланд Гольст и Слауэргоф. Однако поражение германской революции внесло смятение и пессимизм в их среду. К католической государственной партии с ее внутренними противоречиями и социальной демагогией близка группа писателей, объединявшихся вокруг журнала «Общество». Влияние этой группы довольно значительно в католических провинциях, во многих отношениях родственных Фландрии, где с усилением фламандского национализма нарождалась своя лит-pa (см. «Фламандская литература»). Из прозаиков в последние годы выдвинулся А. Коолен (Coolen) - автор реалистических романов из жизни рабочих.

Эксплоатация колоний приняла за последнее время небывалые размеры, вызвав в 1927 массовое восстание под руководством компартии Индонезии, подавленное с исключительной жестокостью. Эти события произвели глубокое впечатление на пролетариат метрополии. Иеф Ласт (р. 1898) в своих колониальных стихотворениях ставит пролетариям метрополии в пример индонезийскую революцию. Среди представителей нидерландской буржуазии в колониях, а также в метрополии развивались этическое течение «Плотины» и фашистское «Отечественного клуба». Первое направление представлено журналом «Голос». К писателям этой группы принадлежат критики Д. Костер и Ю. Гавелаар, поэты Донкер и Т. де Фриз, эссеист М. тер Браак и прозаик Р. Гаувинк.

Затем следует «Велико-нидерландская группа», которая ищет контакта с Фландрией и Южной Африкой, а теперь, во времена великого кризиса, открыто склоняется к фашизму. Ее представляют поэты Гресгоф, Госсарт Блум, Слауэргоф, поэт-эссеист Г. Марсман, прозаик К. ван Вессема, А. ван Схенделе.

В 1931 в Нидерландах разразился экономический кризис. Число безработных стремительно растет. Крестьянство разоряется. Нидерландский пролетариат быстро радикализируется, острые классовые конфликты следуют один за другим. Возникла группа революционных писателей и рабкоров «Равнение налево», примкнувшая в 1932 к Международному объединению революционных писателей и издающая с 1/IX 1932 журнал того же названия. К этой группе принадлежат: рабочий-прозаик Х. Вантер (Vanter), написавший роман «Князья» из жизни твентских текстильщиков, романисты М. Деккер, М. де Фриз, и К. Мелик, поэт-прозаик И. Ласт, репортер Н. Рост и поэт Ф. ван Лейвен (van Leeuwen).

Библиография:

I. Schneider L., Geschichte der niederlandischen Literatur, Lpz., 1887; Brink J., ten, Geschiedenis der Noord-Nederlandsche letteren (1830-1900), Rotterdam, s. а.; Kloos W., Nieuwere literatuurgeschiedenis, 4 dl., Amsterdam, 1904-1906; Его же, Letterkundige inzichten en vergezichten (Nieuwere literatuurgeschiedenis), 5 dl., S’Gravenhagen, 1926-1930; Worp J. A., Geschiedenis van het drama en van het toonel in Nederland, 2 dl., 1904-1906; Coremans E., La litterature neerlandaise en Belgique depuis 1830, Rotterdam, 1905; Kalff G., Geschiedenis der Nederlandsche letterkunde, 7 dl., Groningen, 1905-1912; Verwey A., Inleiding tot de nieuwe Nederlandsche dichtkunst 1880-1900, Amsterdam, 1914; Его же, Proza, 7 dl. (антология), Amsterdam, 1921; Robbers H., De Nederlandsche literatuur na 1880, Amsterdam, 1922; Winkel J., te, De ontwikkelingsgang der Nederlandsche letterkunde, 2 dr., 7 dl., Haarlem, 1922-1927; Poelhekke M. A. P. C. en Vooys C. G., de, Platenatlas bij de Nederlandsche literatuurgeschiedenis, 3 dr., Groningen, 1923; Leopold L., Nederlandsche Schrijvers en schrijfsters (тексты), 10 dr., Groningen, 1926; Eeckhout J., Litteraire profielen, 2 dl., Antwerpen, 1927; Schooness P. C., Die Prosa van die tweede Afrikaansche beweging, Kaapstad, 1927; Prinsen J., Handbook tot de Nederlandsche letterkundige geschiedenis, 3 dr., S’Gravenhagen, 1928; Bulbring M., Zur Vorgeschichte der mittelniederland. Epik, Bonn, 1930; Donker A., Fausten en faunen, Amsterdam, 1930; Его же, De episode van de vernieuwing onzer poezie (1880-1894), Utrecht, s. a.; Niederland, Ein Buch junger flam. u. holl. Dichtung, hrsg. v. R. Lonnes (антология), Densburg, 1930.

II. Petit L. S., Bibliographie der middelnederlandsche taalen letterkunde, 2 dl., 1888-1910.

В начало словаря

© 2000- NIV