Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
ОБЛАСТНЫЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЛИТЕРАТУРНОЕ ОБЛАСТНИЧ

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф

ОБЛАСТНЫЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЛИТЕРАТУРНОЕ ОБЛАСТНИЧ

ОБЛАСТНЫЕ ЛИТЕРАТУРЫ И ЛИТЕРАТУРНОЕ ОБЛАСТНИЧЕСТВО. - Под областной литературой разумеют совокупность литературных явлений и организаций, объединенных территориально той или иной областью, краем, большим провинциальным городом и культивирующих черты местного своеобразия. Возникновение, развитие и замирание областной литературы тесно связано с экономической, социально-политической и культурной жизнью данной области, края или города и отображает местное соотношение классовых сил.

Еще в древнейшей индийской литературе обособлялись ее северные и южные группы; позднее сформировались обширные литературы: бенгальская (см.), тамильская, кашмирская и др. И в древнегреческой лит-pe мы наблюдаем областное деление. Ионийская литература развивалась раньше аттической, которой должна была уступить первенство, когда Афины захватили экономическую и политическую гегемонию. В аристократических дорийских государствах-областях возникла своеобразная местная поэзия (хоровая лирика). В западной Греции существовала литературная школа элейцев. В греческих поселениях южной Италии обособилась лит-pa пифагорейская. В позднейшее время, в средние века, в Италии, с ее резким политическим расчленением на независимые области и государства-города, мы наблюдаем выделение литературы сицилианской, тосканской. В новое время в Германии, еще распадавшейся на множество княжеств и областей в XVIII и даже в XIX вв., наблюдалась тоже литературная диференциация: историки немецкой литературы выделяют в своих обзорах особые главы для швабских поэтов, для иенских романтиков, для цюрихской школы и т. д. В немецкой части Австрии, именно в ее центре, городе Вене, в XVIII-XIX вв. развивалась особая ветвь немецкой литературы - венская литература, давшая в разные эпохи выдающихся писателей, напр. - раньше Грильпарцера (см.), позднее А. Шницлера (см.) и др. Даже политическая централизация Германии около Пруссии и Берлина в XIX веке не уничтожила областных своеобразий в немецкой литературе. Особое положение занимает французская литература. В силу мощной централизации политической жизни в Париже столичная парижская литература приобрела исключительное значение. Однако еще в середине XVI в. наряду с Парижем имела самостоятельную литературную жизнь область бассейна Луары, в конце XVI в. выдвигается Гасконь, и только в середине XVII в. литературу монополизирует провинция Иль де Франс с Парижем в центре. Но и в позднейшее время, в XVIII и XIX вв., гегемония Парижа не стирает местных своеобразий, и в разных областях Франции, в местных культурных центрах, - там, где обособляется хозяйственная жизнь в индустриальных и торговых городах, на пересечениях водных и железных путей, выделялись местные группы литераторов, и их творчество связывалось с особенностями края. Такая диференциация привела в конце-концов и к теоретическому построению литературного областничества, к «режионализму». Виднейшим теоретиком последнего во Франции явился Шарль Брюн, нашедший себе многих единомышленников в разных провинциях. Совершенно обособленной является провансальская литература, опирающаяся на языковые и этнические своеобразия Прованса и давшая писателя общеевропейского значения - Ф. Мистраля (см.). Выделяется и лит-pa бретонская, вырастающая из кельтских основ яз. и народности в Бретани. Одно время развивалась в двух провинциях еще литература валлонская (см. «Бельгийская литература»). Впрочем в этих случаях мы уже имеем дело не только с областным, но и с национальным обособлением.

В пределах старой русской истории, до возвышения московского царства, областное расслоение литературы наблюдается весьма явственно - на основе соц.-политического разделения. В каждой из областей развивалось свое летописание с тенденциозной обработкой событий, создавалась своя житийная литература, культивировались местные предания, формировался свой фольклор и т. д. Особенно выделялась новгородская литература, развивавшаяся в условиях процветания новгородской республики. Здесь широко развилось устное творчество: чисто новгородские старины-былины о Василии Буслаевиче, о Садко - богатом госте, о госте Терентьище и мн. др. Наряду с новгородской развивались литературы псковская (псковские сказания, сказание о псковском взятии), владимирская (например житие Александра Невского), тверская (повесть об убиении князя Михаила, старина о Щелкане Дудентьевиче), муромо-рязанская (старина об Авдотье Рязаночке, повесть о Петре и Февронии) и др. С возвышением Москвы и с падением политической независимости Новгорода, Пскова и севернорусских княжеств литература централизуется все больше и больше в Москве, позднее также и в Петербурге. Централизация эта не помешала однако дальнейшему существованию О. л. Так, в XVIII веке в Ярославском крае появился первый русский областной журнал «Уединенный пошехонец». В начале XIX в. заметно обособилась литературная жизнь в Казани. Здесь собрались писатели С. А. Москотильников, Г. П. Каменев и др. В 1805 в Казани возникло «Общество любителей отечественной словесности». Из казанского литературного гнезда вышел С. Т. Аксаков.

В 40-60-х гг. XIX в. Воронеж дал двух крупных поэтов - Кольцова и Никитина, публициста и критика М. де Пуле, поэта семинариста Серебрянского и несколько второстепенных литераторов. «Воронежские губернские ведомости» тогда были очень содержательны, как и «Памятная книжка Воронежской губернии», выходил сборник «Воронежская беседа», издавался научный журнал «Филологические записки».

Сибирь жила настолько самостоятельной социально-экономической жизнью, что это повело к формированию ее политического и литературного областничества. В 1865 правительство создало целый процесс о «сибирских сепаратистах», среди коих были крупные писатели: Ядринцев, Потанин, Шашков. В создании сибирской литературы большую роль сыграли ссыльные революционеры. В новейшее время политическое областничество проявилось в движении сибирских автономистов, обнаружив связи прежнего сибирского буржуазного либерализма с новейшими контрреволюционными (мелкобуржуазными, эсеровскими) движениями. Но литературное областное движение может исходить - и в настоящее время действительно исходит - из иных, художественно-краеведческих оснований, сочетаемых с местными заданиями соц. строительства.

Петербургская империя, как и московское царство, порабощала и нивеллировала отдельные области и целые национальности и стремилась руссифицировать их. Империализм и великодержавный великорусский шовинизм выразились не только в практической политике, но и в исторической идеологии. Русские литературоведы в курсах истории литературы замалчивали существование литературы украинской, белорусской. Это наблюдается напр. в общеизвестном четырехтомнике Пыпина. Между тем та же украинская литература, влияние к-рой на русскую (великорусскую) в XVI-XVII вв. признавали и русские литературоведы, продолжала развиваться и в XVIII и в XIX вв., как и лит-pa белорусская. Но это были уже не О. л., а самостоятельные литературы.

Приведенные факты показывают, что повсюду в пределах одного языка и нации могут возникать и возникают областные литературы. Они либо сосуществуют равноправно, без гегемонии столичной литературы, к-рая может и отсутствовать (как это было в средневековой Италии, в Северной Руси до московского времени), либо состоят в особом подчинении ей. Иногда областная лит-pa, развиваясь одновременно с другими областными и столичной литературами на территории одного государства, является собственно не областной, но особой национальной литературой, поскольку базируется на инородных языковых и этнических данных (дравидская, провансальская и др. литературы).

В пределах одной нации и языка областные литературы могут достигать относительно большего или меньшего развития в зависимости от социально-политической и культурной мощи данного края или города, от степени суровости нивеллирующего режима центрального правительства и других причин. Порою приходится говорить не об областной лит-pe, а об областном «литературном гнезде», т. е. более узкой группе местных писателей, связанных общностью воззрений и культивирующих тот или иной вид творчества, имеющий локальную окраску. Порою эти литературные гнезда бывают очень крепкими и воспитывают выдающихся деятелей областной литературы. Таковы казанское гнездо начала XIX в. и воронежское - середины того же века.

В условиях культурной революции в СССР развитию областных лит-p открывается большое будущее. Горячий сторонник такого развития, М. Горький, в своих статьях говорит: «Поле наблюдений старых великих мастеров слова было странно ограниченно, и жизнь огромной страны, богатейшей разнообразным человеческим материалом, не отразилась в книгах классиков с той полнотой, с какой могла бы отразиться»; «Литература дворян и разночинцев оставила вне своего внимания целые области, не тронула донское, уральское, кубанское казачество, совершенно не касалась инородцев , нацменьшинств; Урал, Сибирь, Волга и другие области остались вне поля зрения старой литературы». Горький требовал от критики, чтобы она «не игнорировала областной литературы и прессы»; сам он издавна энергично поддерживал напр. сибирских писателей.

В связи с успехами культурной революции и перспективами второй пятилетки возникают новые центры литературного движения. Одним из таких центров является Урал. Намечается образование большой литературы Урало-Кузбасса. В самое последнее время выдвинулась лит-pa Донбасса. Будут возникать и другие областные литературные центры. Они требуют специального изучения. В сентябре 1933 М. Горький выдвинул эту задачу на совещании Оргкомитета советских писателей. Была создана центральная группа по изучению литературы областей и краев РСФСР, а внутри группы - ряд бригад: по Московской области, Северному краю, Западной, Восточной Сибири, Северному Кавказу, Уралу, Ср. Волге и др. Первые же обследования установили быстрое развитие областного литературного движения: рост молодых литературных кадров, литературных журналов и издательств, литературных организаций и музеев и т. д. В условиях СССР эта областная лит-pa естественно имеет иной характер по сравнению с областной литературой старой России. Исчезло противопоставление областной самобытности центру. Единство классовых интересов пролетариата всей страны (как и всего мира) определило общность интересов столичных и областных писателей. Таким обр. при громадном росте областных литератур в СССР областничество как литературно-политическое явление потеряло свое значение. Из этого не следует, разумеется, что возникновение литературного произведения в условиях определенной области должно быть игнорируемо.

В оценке изучений областных лит-p мы должны бороться как с недоучетом этой проблемы, так и с расширительной ее трактовкой.

Областной принцип в литературоведении имеет подчиненное значение. Было бы ошибкой считать его ведущим «методом» изучения литературы. Генетический анализ на всех своих этапах должен быть классовым, должен учитывать общую принадлежность писателя к тому или иному классу. Но, подчеркивая это, не надо забывать и возможного в ряде случаев специфического выражения классовой идеологии писателя, особых оттенков его творчества, к-рые объясняются принадлежностью его к той или иной областной формации.

Областной принцип изучения имеет известное значение для установления стилевых особенностей творчества писателя. Так, у сибирских поэтов и писателей при всем их классовом родстве с писателями центральной части Союза ССР все-таки легко обнаруживается существование специальных особенностей - своеобразных диалектизмов, образов и т. д. Игнорировать это - значило бы забывать тот принцип конкретности, к-рый должен соблюдаться в литературном анализе. Свое значение анализ областных особенностей творчества сохраняет и для изучения его социальной функции. Изучая какого-либо областного писателя, мы должны изучать процесс превращения его из писателя, выражающего интерес узкой областной прослойки класса, в писателя, выражающего интересы всего классового массива в пределах страны. С другой стороны, областная замкнутость писателя может в некоторой степени обусловливать собой узость его мировоззрения. Последнее часто ослабляет социальную функцию его творчества, существенно ограничивая влияние писателя. Всеми этими проблемами литературоведы не должны пренебрегать, ибо, выясняя типическое в творчестве писателя, мы должны понимать это типическое в его своеобразном и специфическом выражении.

Библиография:

Келтуяла В. А., Курс истории русской литературы, ч. 1, СПБ, 1906; Пиксанов Н. К., Областные культурные гнезда. Историко-краеведческий семинар, Гиз, М. - Л., 1928 (большая библиогр.). Критика и полемика: «Краеведение», 1928, т. V, № 6 (И. М. Гревс); «Читатель и писатель», 1928, № 25 (С. Ф. Ольденбург); «Северная Азия», 1930, № 1-2 (М. К. Азадовский); «Украина», 1929, сичень - лютий; «Лiтература», збiрник перший, Всеукраiньска академiя наук, Киiв, 1928, и др.; Сокольников М. П., Литературоведение на местах и проблема локального метода, «Родной язык и литература в школе», 1928, № 4-5 (ср.: 1926, № 6; 1931, № 4); Его же, Литература Иваново-Вознесенского края. Введение в изучение местной литературы, Иваново-Вознесенск, 1925; Свободов А. Н., В Нижнем Новгороде на заре XX в. К характеристике культурного и литературного гнезда, «Нижегородский краеведческий сборник», т. I, Н. Новгород, 1925; «Известия Нижегородского гос. университета», выпуск II, Н. Новгород, 1928; Его же, Литературно-культурные экскурсии по Нижнему Новгороду, Н. Новгород, 1926; Его же, По горьковским местам, Н. Новгород, 1928; Нижегородский литературный музей им. М. Горького, Н. Новгород, 1930; Его же, Локализация программ по литературе, «В помощь учителю», 1933, № 4; Путинцев А. М., Краевая художественная литература, Воронеж, 1929; Его же, Воронежская литература, Воронеж, 1929; Михайлова Ол., Опыт школьно-литературной экскурсии в Дом-музей Н. Г. Чернышевского в Саратове, Саратов, 1928; Калинин Н. Ф., Горький в Казани. Опыт литературно-биографической экскурсии, Казань, 1928; Федосеев Г., Сибирская художественная литература, «Земля советская», 1930, № 7; Солнцева В., Литература Горьковского края, Творческая продукция горьковского краевого издательства, 1932-1933, «Октябрь», 1933, сентябрь; Лейтнекер Е. Э., Краеведение и художественная литература, «Советское краеведение», (М., 1933), № 9; Литература сибирская, «Сибирская советская энциклопедия», т. III, 1933 (статьи М. Азадовского и А. Высоцкого; большая библиография); Renard G., La methode scientifique de l’histoire litteraire, P., 1900; Van Bever Ad., Les poetes du terroir du XVI-XX siecle, 4 vv., P., 1909-1914; Jean-Destieux F., L’evolution regionaliste, Paris, 1918 (с предисловием Ле-Гоффика); Brunhes J. J., Geographie humaine de la France, 2 vv., P., 1920-1926; Sauer A., Literaturgeschichte und Volkskunde, 2 Aufl., Stuttgart, 1925; Nadler J., Literaturgeschichte der deutschen Stamme und Landschaften, 2 Aufl., 3 Bande, Regensburg, 1923-1924; Blau J., Der Heimatforscher, 3 Auflage, Leipzig, 1922; Kaufmann H., Die Dichtung der Rheinlande. Eine landschaftliche und ortliche Bibliographie, Bonn, 1923.

В начало словаря

© 2000- NIV