Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
ПЕЙЗАЖ

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф

ПЕЙЗАЖ

ПЕЙЗАЖ - изображение природы в литературе и живописи, иначе - образ природы в художественном произведении (слово П. происходит от французского pays - страна, местность). Из области пространственных искусств термин «П.» перешел в литературоведение. Историки искусства, подходившие к П. со стороны формальной и эстетической, конечно не могли дать удовлетворительного объяснения как причине появления интереса к П., так и характеру изменений в его трактовке. Они рассматривали П. как нечто оторванное от человеческого общества и изображаемое художником с «объективной» свободой, без всякой «заинтересованности» в изображаемом. Однако П., как всякая другая живопись, теснейшим образом связан с теми социально-историческими условиями, в к-рых он создавался. «Представления, создаваемые себе индивидами, - говорит Маркс, - суть представления либо насчет их отношения к природе, либо насчет их отношения друг к другу, либо насчет их собственных свойств». П. является отношением к природе в литературе, и поскольку человеческие отношения - отношения классовые, постольку и П. выступает в каждом художественном произведении, творчестве, стиле как классовое отношение к природе.

В то время как в живописи П. в ряде случаев имеет самостоятельное значение как законченное художественное произведение, в литературе П. обычно включается в общую систему образов произведения, занимая в ней специфическое для данного классового стиля место и характеризуясь специфическими для данного стиля особенностями. Отсюда - различное качество П. в различных литературных стилях. Так напр., в поэме Гомера, в русском былинном эпосе, в средневековой повести развернутые описания природы отсутствуют, а те ее явления, которые по ходу действия должны служить фоном для героев, изображаются при помощи условных повторяющихся эпитетов, иногда очень выразительных, метких, но мало индивидуальных, напр. «светлоструйные ключи», «кровавые зори» и «синие молнии» («Слово о полку Игореве»). Элементы развернутого пейзажа иногда можно встретить лишь в сравнениях, когда описание явления природы нужно для уподобления ему действия или состояния героев, напр.: «Словно как мак в цветнике наклоняет на бок головку, пышный, плодом отягченный и крупною влагой весенней, так он голову на бок склонил, отягченную шлемом» («Илиада», песнь VIII). Такие же элементы П. в сравнениях (часто построенных с отрицанием) встречаются в русском народном эпосе и лирике. Уже в «Одиссее» П. начинает приобретать большее значение, чем в «Илиаде» (см. напр. описание сада Алкиноя, песнь VII), a в позднейшей греческой поэзии возникают жанры, где при всей ничтожности количественного объема П. качественно он приобретает большой вес и значение: такова «буколическая» поэзия, идиллии Феокрита, в к-рых изображение сельского пейзажа и быта входит как основной необходимый элемент в произведениие. То же надо сказать о поздней римской литературе, знающей специальные «описательные поэмы». Крупнейшим произведением этого рода были «Георгики» Вергилия - дидактическая поэма о сельском хозяйстве, в к-рой автор, набрасывая яркие картины идиллически стилизованной сельской жизни, отражал запросы императорского режима, заинтересованного в подъеме сельского хозяйства Италии, сильно пострадавшего во время гражданских войн. В XVI веке и особенно в XVII, сначала в Италии, а потом и по всей Европе, в связи с подъемом дворянско-аристократической культуры, прославлявшей «утехи бытия» на лоне поместной «идиллии», наблюдается расцвет идиллической и «описательной поэзии» (см.), делающей своим объектом сельскую жизнь, природу, ее окружающую. С этого времени пейзаж постоянно встречается в произведениях разных стилей, которые развиваются, живут и умирают в течение XVIII-XIX веков в европейской литературе, причем характер пейзажа, определяясь характером стиля, приобретает свое функциональное своеобразие в каждом данном случае. Иллюстрируем эти утверждения примерами, взятыми из русской литературы XVIII-XX вв.

В так наз. классической придворной поэзии XVIII в. - одах и героических поэмах по преимуществу - образ природы занимает незначительное место, внимание поэта сосредоточено на прославлении представителей своего класса, на монументальных образах царей, полководцев и т. п. П. большей частью выступает в качестве фона для портрета того героя или для того события, к-рое воспевается поэтом; причем он берется в тех же монументальных и величавых тонах, подчеркивая эти же стороны в образах, фоном для к-рых он служит.

В соответствии с общим барочным характером оды, ее высокопарностью, риторичностью, гиперболизмом, и П. отличается всеми этими чертами и обычно представляет описание эффектного или величавого явления природы, вполне отвечающего намерению автора в возвышенном тоне изобразить событие или героя. Характер фона, т. е. П., вытекает из художественного задания, тенденции автора. Таков в русской литературе П. у Сумарокова, Ломоносова, Державина («На взятие Измаила», «Описание Потемкинского праздника» и др.).

Совершенно иными чертами рисуется более поздний П. в поэзии консервативного дворянства, гл. обр. нарождающегося сентиментализма в конце XVIII в. По мере развития капиталистических отношений дворянские писатели, отстаивающие неприкосновенность феодально-крепостнического порядка, все резче выступают против капитализма, обрушиваясь на городскую культуру и противопоставляя ей простоту сельской жизни, идиллические отношения помещиков и крестьян.

Образ природы приобретает у них большое самостоятельное и функциональное значение, несет в себе большое идейное (реакционное по существу) содержание, т. к. через него автор выражает любимую антитезу город - деревня, служащую для раскрытия основных идейных тенденций (см. «Обуховку» Капниста, стихи позднего Державина («Евгению. Жизнь Званская»), стихи Ив. Долгорукова и др.).

В прозе сентименталистов, в «сельской» повести, в многочисленных «путешествиях» (излюбленном жанре школы Карамзина) П. играет самую почетную роль. Включаясь в общую систему реакционных, искажающих действительность образов, П. в литературе сентименталистов имеет слащавый, прикрашенный характер, связан с лживыми, идиллическими образами благоденствующих у помещика крестьян и т. п. Наоборот, в литературе, отражающей рост буржуазной идеологии (Радищев, Новиков, Чулков и др.), П. принимает совершенно иной характер, дается в реалистических тонах, разоблачает эксплоатацию крепостных и т. п., служа утверждению этой иной идейно-художественной системы.

Оппозиционная настроенность растущей буржуазии по отношению к устарелым общественным отношениям, задерживающим ее дальнейшее развитие, выразилась в литературе, политически так или иначе связанной с декабризмом. Протест против официальной России, проникающий русские романтические поэмы и лирику, окрасил собой и П. Пейзаж в романтическом произведении имеет уже совершенно иное значение, чем П. у сентименталистов. П. романтиков призывает не любоваться усадебной «пейзанской» природой, а служит средством выражения бурных страстей романтика. Отсюда например русский байронический П. с неукротимой дикой стихией на первом плане (море, мрачные горы, пустыни), гармонирующий с переживаниями романтического героя. Отсюда и экзотический П. (также связанный с влиянием Байрона), который у русских поэтов развертывается преимущественно на Кавказе. П. используется романтиками и для утверждения идеи непокорности, стремления к свободе и т. п. и как фон для действия героя, созвучный его характеру и потому способствующий лучшему пониманию человеческих образов произведения. В некоторых случаях мы имеем П., контрастирующий по сравнению с героем, и тогда задача контраста - еще более оттенить, подчеркнуть состояние героя. Примером «созвучного» романтического П. может служить величавый фон Кавказа в «Демоне» Лермонтова, примером контрастного - мягкие очертания южных степей, на фоне к-рых вырисовывается мятежная фигура Алеко («Цыгане» Пушкина). В романтической лирике часто можно встретить произведения, для к-рых П. является и основной темой, вполне выражающей основную тенденцию романтического стиля при отсутствии героя и сюжета, как например «Парус» Лермонтова.

С постепенным снижением романтизма в буржуазно-дворянской литературе 30-60-х гг. П. изменяет свой характер и свое назначение в литературном произведении. Знаменитые пейзажи Тургенева, Л. Толстого, Фета и второстепенных писателей (Аксакова, Григоровича и др.) несут чрезвычайно сложные и разнообразные функции в романах и лирических пьесах этих авторов; объединяющим признаком остается исключительная любовь к русскому поместному П., сочувственное изображение внешнего вида усадьбы и крепостной деревни и некоторая идеализация сельского фона, на к-ром они показывают своих героев.

Рядом с «идеализирующим» реализмом деревенского П. писателей буржуазно-дворянского лагеря появляется вырастающий из натурализма реализм писателей, близких к революционной демократии 60-х гг., и позднее народников. Создавая деревенский П. писатели-демократы не только не смакуют и не идеализируют его, а с особой охотой обнажают его неприглядные стороны, устанавливая тесную связь между ним и экономическим бытом населения (Решетников - «Подлиповцы», Н. Успенский и др.). Реалистический П. народников является одним из существенных средств в их художественном арсенале, помогает им в критике общественного строя. С развитием буржуазно-демократической литературы деревенский П. все чаще оттесняется описанием города, к-рое по аналогии обозначается как П. городской. Большой промышленный город как центр капиталистической культуры делается предметом изучения писателей и находит свое внешнее отображение в их творчестве. Некрасов, Достоевский и др. расширяют функции городского П. от простого фона до показа через П. социального неравенства, гнета капитализма, страданий мелкой буржуазии, пролетариата и т. д. С увеличивающимся значением крупных промышленных центров в конце XIX и начале XX вв. растет и диференцируется городской П. в литературе. В творчестве представителей буржуазно-дворянской литературы городской П. принимает символический характер. Он выявляет страх представителей деградирующих социальных групп перед тем будущим, которое несет им современный город. С другой стороны, тот же рост капитализма вызывает тягу к «природе», что выражается в литературе появлением П. экзотического характера или стилизованного в старинном «усадебном» или «крестьянском» духе. Эти пейзажи знаменовали собой стремление бежать от современности в прошлое, в вымышленный мир от непринимаемой действительности и т. п. Своеобразным отражением империалистических тенденций русской буржуазии являлся П. у акмеистов (Гумилев), дававшийся в плане колониальной экзотики.

В пролетарской литературе на различных этапах ее развития П. занимает различное место. До революции 1905 у передовых представителей пролетарской литературы (М. Горький) он имел гл. обр. романтический характер, резко противопоставлял силу и мощь свободной природы подавленному и угнетенному человеку («Макар Чудра», «Рассказ старухи Изергиль»); сила и мощь бурного моря, вихря и т. п. используются для символических образов борьбы, революции («Песня о Соколе», «Буревестник»). У писателей, отражающих еще более или менее отсталые настроения части пролетариата, близкой еще к пауперизованной деревне (Нечаев, Поступаев и др.), П. имеет иной характер: безотрадному положению рабочего на заводе в городе противопоставляется идеализированная жизнь в деревне: «Увела нас нужда безысходная от раздолья родимых полей, Оковала нас в цепи холодные у фабричных котлов и печей» (Поступаев). Отсюда своеобразие П., выполнявшего функцию протеста против капитализма, но в то же время идеализировавшего деревню в силу стихийности, «зачаточной сознательности» самого этого протеста.

По мере роста революционного движения и роста индустриального пролетариата внимание пролетарских писателей переносится на город: не отказываясь вполне от деревенского П., пролетарская лит-pa создает в противовес символистическому и акмеистическому городскому П. (эстетизированному, асоциальному) реалистический городской П., рисующий рабочие окраины, заводскую обстановку и т. п. («Мать» М. Горького и др.). В произведениях крестьянских писателей дается деревенский П., имеющий в значительной мере натуралистический характер и резко противостоящий религиозно-мистическому деревенскому П. буржуазных, дворянских и кулацких (Клюев, Есенин) писателей.

После Октября П. получает значительное развитие в посвященных гражданской войне произведениях советской литературы (В. Иванов, Фадеев и др.). В то же время у писателей или в произведениях, отражающих в период нэпа чуждые идеологические влияния, деревенский П. является одной из форм противопоставления деревни городу («Тайное тайных» В. Иванова, «Трансвааль» Федина, позднее «Выхваль» Сейфуллиной, «Дикольче» Шишкова и др.). Наоборот, правдивый показ классовой борьбы в деревне и качественно иной деревенский П. даются крестьянскими и пролетарскими писателями (Горбунов, Замойский, Шолохов, Панферов). Первоначально П. в пролетарской литературе занимал незначительное место в связи с исключительным вниманием, которое она совершенно естественно отводила не фону, а «большой фигуре» - герою и массам в их действии. Однако в последние годы, с развитием социалистического строительства, пейзаж начал приобретать большое значение в пролетарском искусстве. Он выступает в новом виде П. производственного, индустриального, идейно тесно связанного с пафосом эпохи. Показывая природу как объект человеческой деятельности, индустриальный П. становится неотъемлемой принадлежностью пролетарской литературы. По мере роста колхозного строительства П. в советской литературе, отражающей новую социалистическую деревню, развитие социалистической техники, новые формы социалистического труда, подымается на качественно новую высшую ступень как П. искусства социалистического реализма.

Отсюда многообразие и разносторонность П. в социалистической литературе, раскрытие его в связи с трудовыми процессами, социалистической техникой, колхозным строительством и т. д. П. в «Поднятой целине» Шолохова, «Энергии» Гладкова, «Брусках» Панферова, «Трагедийной ночи» Безыменского и т. д. выступает следовательно в новом качестве как пейзаж социалистический, насыщенный пафосом строительства, радостного социалистического труда.

Библиография:

Социология П. (по преимуществу в живописи): Плеханов Г. В., Об искусстве. Французская драматическая литература и французская живопись XVIII в. с точки зрения социологии, Сочинения, т. XIV, М., 1925; Его же, Пролетарское движение и буржуазное искусство, там же, т. XIV; Гаузенштейн В., Опыт социологии изобразительных искусств, М., 1924; Фриче В. М., Социология искусства, Гиз, М., 1926 (специальная глава «Пейзаж»). Теория и история литературного П. не имеет специальной литературы. В общих трудах по теории словесности отводится несколько строк П. иногда под названием описания. В литературе об идиллии (см.), об описательной поэме (см.), о сентиментальном и романтическом стилях можно найти разбросанные характеристики П. разных стилей. В монографиях, посвященных отдельным писателям, можно часто встретить особые главы, анализирующие П. данного писателя, напр. о байроническом П. см.: Жирмунский В., Байрон и Пушкин, Л., 1924, о пейзаже Гоголя - Мандельштам И., О характере гоголевского стиля, Гельсингфорс, 1902, и Переверзев В. Ф., Творчество Гоголя, Ив.-Вознесенск, 1926; Арсеньев К., Пейзаж в современном русском романе, «Вестник Европы», 1885, V (перепечатано в книге его «Критические этюды по русской литературе», т. II, СПБ, 1888); Анненский И. Ф., Об эстетическом отношении Лермонтова к природе, «Русская школа», 1891, XII; Гольцев В., Дети и природа в произведениях Короленко и Чехова, М., 1904; Саводник В., Чувства природы в поэзии Пушкина, Лермонтова и Тютчева, М., 1911; Багрий Анна, Изображение природы в произведениях Тургенева (по поводу книги H. T. Salonen’}а, Die Landschaft bei Turgenev), «Русский филологический вестник», 1916, I-II (и отд. отт.); Гроссман Л. П., Проблема реализма у Достоевского, «Вестник Европы», 1917, II; Шувалов С. В., Природа в творчестве Тургенева, сб. «Творчество Тургенева», М., 1920; Азадовский М., Сибирский пейзаж в творчестве Короленко, «Дело» (Чита), 1922, № 22; Белецкий А., В мастерской художника слова, «Вопросы теории и психологии творчества», Под редакцией Б. Лезина, том VIII, Харьков, 1923 (гл. VI); Гроссман Л., Поэтика Достоевского, Москва, 1925; Смолич Юрий, «Nature morte» у художiй лiтературi, «Ваплiте», 1927, IV; Перцов В., Какая была погода в эпоху гражданской войны, «Новый Леф», 1927, VII; Никольская К., К вопросу о пейзаже древне-русской литературы (Несколько описаний весны), в книге «Сборник статей в честь акад. А. И. Соболевского», Л., 1928; Добрынин М. К., Пейзаж в творчестве И. С. Никитина, «Литература и марксизм», 1929, III. Для параллельного изучения истории П. живописного и литературного см.: Бизе Альфред, Историческое развитие чувства природы, перев. Д. Коробчевского, СПБ, 1890; Бенуа Ал., История живописи всех времен и народов, т. I - Пейзажная живопись, СПБ, 1912; Biese A., Das Naturgefuhl im Wandel der Zeiten, Lpz., 1926; Kammerer F., Zur Geschichte d. Landschaftsgefuhls im fruhen 18 Jahrh., Berlin, 1909; Mornet, Le sentiment de la nature en France de J. J. Rousseau a Bernardin de Saint-Pierre, essai sur les rapports de la litterature et de mOurs, P., 1907; Dauzat A., Le sentiment de la nature et son expression artistique, P., 1914; Ditchy Y. K., La mer dans l’Ouvre litteraire de V. Hugo, P., 1925.

В начало словаря

© 2000- NIV