Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
ПРОВАНСАЛЬСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф

ПРОВАНСАЛЬСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

I. Старопровансальская литература (X-XV вв.).

II. Провансальская литература XVI-XVIII вв.

III. Новопровансальская литература.

Библиография.

I. СТАРОПРОВАНСАЛЬСКАЯ ЛИТЕРАТУРА (X-XV вв.). - Первые литературные памятники окцитанского языка (langue d’oc) восходят к концу X в. Они сложились в монастырях, единственных гнездах словесной культуры в эпоху раннего феодализма. Вначале это был преимущественно религиозный эпос, переложение к-рого на народный яз. стимулировало распространение в интересах церкви «душеспасительных» легенд (провансальский извод поэмы «De Consolatione» Боэция, провансальский перевод «La Chanson de Sainte Foy» (Песнь о св. Фидес Аженской)). Медленно, под влиянием латинской литургии, развивается на народном языке религиозная лирика. Литературная проза на народном яз. появляется в конце XI в. в виде гл. обр. проповедей, поучений и скудных переводов из Библии.

С конца XI в. диапазон П. л. заметно расширился. Раннее развитие торгового капитала Средиземноморья стимулировало подъем южнофранцузских городов. Феодальное рыцарство, интенсивно включавшееся в развитие товарно-денежных отношений, непосредственно связалось с городским торговым капиталом, тесно срастаясь с ним. В непосредственной связи с ростом торговых общин на юге Франции возникают пышные дворы, очень рано вобравшие в себя «городской воздух»,- возникает более индивидуалистическое мироощущение, правда, испытавшее воздействие рыцарской идеологии. В связи с этим находится ранний и мощный расцвет провансальской феодально-придворной поэзии трубадуров (конец XI-XIII вв.).

Трубадуры принадлежали к различным слоям феодального общества: любители, ревнители и меценаты - к владетельной знати, в том числе и высшей, профессионалы - к обслуживавшему ее бедному рыцарству, рыцарскому, бюргерскому и духовному изгойству, министериалам и дворне, интеллигентским вольным профессиям, художественно-промысловому ремесленничеству. Трубадурская поэзия выработала свой литературный язык, ставший провансальским литературным языком. На нем творили не только трубадуры различных диалектальных областей окцитанского яз. (langue d’oc), в том числе и Каталонии, но и значительная часть трубадуров иноязычных стран, например Италии.

Трубадуры в значительной мере использовали народную песню, приспособляя ее к аристократическим вкусам. Они преобразовали и рафинировали ее, умножили ее виды, формы и размеры и создали собственную художественную традицию. Феодализированная песня стала предметом роскоши при владетельных дворах. Некоторые из них стали культурными гнездами трубадурской поэзии. Литературное наследие трубадуров обнимает произведения свыше 460 авторов. Их литературная продукция собиралась в песенники. Значительный, хотя и безыменный вклад в творчество трубадуров внесли джоглары (жонглеры) - странствующие певцы, музыканты, декламаторы, рассказчики и фокусники, ремесло которых сложилось преимущественно в среде городского ремесленничества. Некоторые из них стали сотрудниками трубадуров в их творчестве и исполнителями их произведений. Нередко джоглары и сами становились трубадурами.

Основным видом лирики трубадуров являлась canso - «песня» (кансона) в несколько строф, с «посылкой» (tornada) вместо припева. Строфы бывали различной длины, и чередование рифм достигло у трубадуров чрезвычайного разнообразия. Обычной темой «песни», как и других видов их лирики, являлась любовь. Любовная лирика трубадуров имела главнейшим своим назначением эстетическое обслуживание знатных дам феодальных дворов. Наряду с «песней» и следуя ее основным формам развилась поучительная и политическая, в частности военная лирика трубадуров - в форме так наз. «служебной песни», sirventes (сирвенте`с). Сатирические сирвентесы предвосхитили позднейшую литературу памфлетов. В диалогической форме составлялись тенсоны («прения») на любовные или нравоучительные темы, иногда являвшиеся состязаниями трубадуров, чаще же сочинявшиеся одним трубадуром и инсценировавшиеся им с джогларами. Диалогическую форму, но с обрамлением в виде авторского повествования имела пастурела. Другими формами лирики трубадуров являлись серена (песня вечернего свидания), альба (песня утреннего расставания) и пр.

Трубадуры-профессионалы вели большей частью бродячий образ жизни. Более талантливые или угодливые пристраивались в качестве придворных поэтов, получали ценные дары, земельные пожалования, рыцарское достоинство, если его не имели. Гл. обр. в среде придворных трубадуров сложился тот своеобразный «дамский вассалитет», в профессиональной служебности к-рого и выработалось их условное, стандартное, символичное и рафинированное творчество.

Трубадурские традиции и особая трубадурская профессия сложились не сразу. Точные биографические данные о трубадурах не сохранились, - они расцвечены легендой; все же они дают возможность судить в самых общих чертах о жизненном и творческом пути трубадуров. Самый ранний из трубадуров - граф Гильем де Пуатье (Guilhem de Peitieus, 1071-1127), не связанный ни профессиональностью, ни вассалитетом, ни традициями трубадурской лирики, натуралистически воспевал чувственную любовь. Его современник, крестоносец Джауфре Рюдель, принц Блейский (Jaufre Rudel, prince de Blaye, писал между 1130 и 1150), наоборот, воспел полумистическую любовь к далекой принцессе («дальняя любовь» - amorde lonh), графине Триполи, послужившую одним из сюжетов для позднейших романтиков. Из другого класса вышел их младший современник, профессиональный трубадур Бернарт де Вентадур (Bernart de Ventadour, вторая половина XII в.), сын пекаря в замке Вентадур, подвергшийся заключению в замковой тюрьме за любовь к молодой жене своего сеньера и покровителя. На переходе к классическому периоду трубадурской поэзии стоит другой профессиональный трубадур Маркабрюн (Marcabrun, вторая половина XII века), по преданию подкидыш, воспитанник бродячего трубадура. И в его песнях еще не устоялся условный кодекс трубадурской любви и любовной лирики. «Низкое» происхождение, отделявшее его от аристократического дамского общества, которое он обслуживал, сделало его, одного из первых профессиональных любовных лириков, ожесточенным женоненавистником. Обрушиваясь на «мнимую любовь» складывавшегося в профессиональной трубадурской поэзии условно-любовного стиля, он противопоставлял ей «чистую и совершенную любовь». Маркабрюн часто задумывался о пропасти между рыцарством и простонародьем. Скептик и пессимист, он стал одним из первых трубадуров-сатириков и, по преданию, был за «злословие» убит компанией рыцарей. Стиль его крайне неровен, пересыпан простонародными выражениями; Маркабрюн культивировал аллегории и символы, явившись одним из основоположников так наз. trobar clus, «замкнутого творчества» - своеобразного трубадурского символизма.

Классический период трубадурской поэзии, т. е. тот период, в к-рый ее черты нашли свое наиболее полное оформление, приходится на вторую половину XII в. и на самое начало XIII в. Его главными представителями явились Арна`ут де Марейль (Arnaut de Mareuil, писал между 1170-1200), Джира`ут де Борнель (Giraut de Bornelh, писал между 1175-1220), Арна`ут Даниель (Arnaut Daniel, p. ок. 1150, писал 1180-1200). В эту же эпоху в феодальном обществе юга Франции отчетливо обозначились в разгар Крестовых походов социальные сдвиги, на к-рые стала реагировать и трубадурская поэзия. Быстрый рост торгового капитала и резкое разложение им феодально-рыцарских хозяйств повлекли за собой усиление диференциации рыцарства, концентрацию владений, обеднение и ослабление мелкого и даже среднего рыцарства и обострение на этой почве феодальных усобиц, равно как и ускорили открытый разрыв между феодалами и опекаемой ими городской буржуазией. Арна`ут де Марейль ищет «совершенного человека» уже во всех трех сословиях феодального общества. Бертран де Борн (Bertran de Born, приблизительно 1140-1215), наиболее талантливый трубадур этого периода, феодал средней руки, не пощадил в своих сатирических сирвентесах ни одного крупного феодала. Блестящий баталист феодальных войн, Бертран де Борн воспевает войну в интересах своей социальной прослойки, выдавая себя афоризмом, что могущественные сеньеры сговорчивее, когда заняты войной, чем когда пребывают в праздности. В то же время он надеется на извлечение беднеющим рыцарством выгод из военного положения и за счет буржуазии («Когда по дорогам взовьются знамена и загремят трубы и барабаны, у ростовщиков будет отнята их казна и по дорогам не будут невозбранно расхаживать торгаши:... тот станет богат, кто пожелает лишь протянуть за богатством руку»).

Постепенная профессионализация трубадурского мастерства и стандартизация формальной стороны трубадурской поэзии в ее классический период, направившая дальнейшее развитие ее форм по линии обработки деталей, сомкнули ее с художественным ремеслом. Среди эпигонов классической трубадурской поэзии и появляются трубадуры, вышедшие из верхушки городского художественного ремесла. К ним принадлежал Элиас Кайрель (Elias Cairel) из Сарлата, бывший гравер, гербовщик и чеканщик, автор пятнадцати песен, один из первых по времени известных нам поэтов из ремесленной среды (20-е гг. XIII в.).

Альбигойские войны (1209-1229), закончившиеся разгромом южнофранцузского феодализма французской королевской властью, нанесли смертельный удар поэзии трубадуров, хотя на время и пропитали ее значительным социальным содержанием. Они явились результатом сложного комплекса социально-исторических явлений: развития диференциации южного рыцарства, коалиций беднеющих рыцарей против их могущественных сюзеренов, усиления эксплоатации крестьянских и городских масс, нажима сеньеров на города и возмущений горожан против сеньеров, захвата последними имений и имущества монастырей, на которые они натравливали охваченные уравнительными ересями крестьянские массы. Купечество поддерживало феодальную церковь как против масс, связанных с еретическим движением, так и против использовавших их движение светских феодалов и рассчитывало извлечь выгоды из вмешательства папства, северных феодалов и королевской власти в южнофранцузские политические отношения. Эта сложность классовой борьбы проявилась и в трубадурской среде. Так, бывший трубадур Фолькет Марсельский (Folquet de Marseille), выходец из купечества, сделавшись аббатом, а затем епископом Тулузским, стал одним из самых лютых преследователей альбигойцев. Большинство трубадуров, связанных с южными дворами, принуждено было после их разгрома эмигрировать, и часть этой трубадурской эмиграции выступила против контральбигойских крестоносцев и папства. Трубадур Бернарт Сикарт де Марведжоль (Bernart Sicart de Marvejols) оплакивает в известном сирвентесе Тулузу и Прованс: «A, Tolosa e Provensa!.. Quo vos vi e quo us vey!» (Ax, Тулуза и Прованс!.. Какими я вас видел и какими я вас вижу!). Монтан Сартр (Montan Sartre), современник Кайреля, в своем единственном сирвентесе «Coms de Tolosan» (Граф Тулузский) изобличает двурушничество «альбигойских» сеньеров, в итоге предавших альбигойские массы. Особенно страстно обрушился на духовенство и на северных «крестоносцев» Пейре Карденаль (Peire Cardenal, конец XII в. - вторая половина XIII в.), происходивший из обнищавшего мелкого рыцарства. В одном сирвентесе он сравнивает духовенство с волком в овечьей шкуре, Изегрином. Выступая в то же время обличителем как провансальского рыцарства, так и буржуазии этой эпохи, он дает в др. сирвентесе выразительную параболу о «городе сумасшедших» - моральном разброде провансальского общества. Близкий к альбигойским массам, бродячий трубадур Гильем Фигейра (Guilhem Figueira, писал 1215-1250), нашедший убежище у имп. Фридриха II, обрушивается на само папство, называя Рим «венценосной змеей, порожденной гадюкой и любимой диаволом». Некоторые из последних провансальских трубадуров признали однако совершившийся факт северофранцузского завоевания и стали его панегиристами (Бернарт д’Ауруак).

Религиозные формы Альбигойских войн, в к-рые вылился кризис южного феодализма, и наступившая после них глубокая церковная реакция окрасили в религиозный цвет последний период трубадурской лирики. «Последний трубадур» Гира`ут Рикьер (Guiraut Riquier, p. в первой половине XIII в., писал 1252-1294), из буржуазии, приспособляет, как и многие другие представители трубадурской поэзии, куртуазную лирику к служению богородице.

Провансальская лирика, в особенности в эпоху эмиграции трубадуров, получила значительное развитие в Италии, где очень много местных трубадуров писало по-провансальски (Сорделло (Sordello, 1224-1269) и другие), и оказала громадное влияние на поэзию раннего итальянского Возрождения (Данте, Петрарка). Каталонские трубадуры писали исключительно на провансальском яз. (иногда - с каталонизмами), в то время как уже начала развиваться на собственном языке каталонская проза. При Кастильском дворе провансальская трубадурская лирика соперничала с галисийской лирикой (см. «Португальская литература»), которая сама сложилась не без влияния провансальской. Трубадурская лирика оказала также значительное влияние на развитие куртуазной лирики труверов (см.) в Сев. Франции и на немецкий миннезанг (см.).

В той или иной связи с поэзией трубадуров развивался и провансальский светский эпос, развившийся однако под влиянием французского рыцарского эпоса. Значительная часть памятников провансальского светского эпоса - даже в эпоху расцвета провансальской лирики - сложилась на промежуточном французско-провансальском яз. Некоторый интерес представляет французско-провансальская поэма сер. XII века «Girart de Roussillon», рано реагирующая на стремление французской королевской власти распространить свое господство на феодалов юга. Поэма «Daurel et Beton» конца XII в. примыкает к французскому эпосу о Бове. К первой половине XIII в. относится провансальский стихотворный роман «Flamenca» (Фламенка), ранний психологизм к-рого выдает городскую культуру. Несомненно большой исторический интерес представляет пространная «Песнь о Крестовом походе» - эпос об Альбигойских войнах, состоящий из двух самостоятельных произведений. Автор 1-й ее части - Гильем из Туделы - сторонник «крестоносцев». Неизвестный автор 2-й части обнаруживает в ярком изображении крупнейших событий Альбигойских войн выдающееся дарование, но старается сохранить позицию беспристрастного наблюдателя. Одной из малых форм стихотворного повествования, развившихся под сильным городским влиянием в первой половине XIII в. гл. обр. в Каталонии, явились так наз. novas, новеллы в стихах, преимущественно любовного содержания. Сочинителями их являлись большей частью трубадуры и джоглары (напр. каталонец Рамон Видаль де Безалю (Ramon Vidal de Besalu)). В самом Провансе в эпоху Альбигойских войн и особенно в период религиозной реакции развился религиозно-нравоучительный эпос, как например «О семи радостях св. девы» трубадура Гюи Фолькей (Guy Folquey), будущего папы Климента IV.

К светской прозе относятся как бы заключающие трубадурскую эпоху так наз. «Биографии трубадуров» - разукрашенные легендами и вымыслами литературно-биографические новеллы (большей частью анонимные), часть которых составлена под впечатлением Альбигойских войн. К дидактической прозе относится трактат Видаля де Безалю «Razos de trobar» (Правила творчества), написанный в целях сохранения классического языка трубадуров в Каталонии.

С XIV в. П. л. перешла преимущественно к городскому патрициату. Однако сильно пострадавший во время Альбигойских войн и принужденный отдаться под покровительство церкви, он не в силах был создать собственную светскую литературу, хотя и стремился сохранить как политич. вольности, так и языковую и культурную самобытность. Творчество этого патрициата канонизирует внешние формы трубадурской лирики, выхолащивая однако из них светско-феодальное содержание и заменяя его духовным. В 1323 в Тулузе была основана Консистория Веселой науки (Consistori de la Gaya Scienza), или Консистория Веселого мастерства (Consistori del Gay Saber), в которой по существу не оставалось ничего веселого. Консисторию основала «Сверхвеселая компания семи трубадуров» - «Sobregaya Companhia» (сверхвеселая в смысле «веселия о господе») - купцы, ростовщики («менялы»), нотариус, захудалый дворянчик. Гильем Молинье (Guilhem Molinier), первый «канцлер веселой науки», изложил прозой провансальскую поэтику и грамматику в трактате «Leys d’Amor» (Законы любви), вложив в понятие трубадурской любовной лирики новый смысл «божественной любви», религиозного служения; одна из ее редакций содержит также морально-богословский экскурс, стихотворное резюме к-рого дано тем же автором под названием «Flors del Gay Saber» (Цветы Веселого мастерства). Эта поэтика «веселой науки» канонизировала традиционные формы и язык трубадурской лирики, в то же время схоластизировав ее содержание. Консистория Веселой науки учредила периодические флоральные («цветочные») игры (jocs florals), поэтические состязания по определенным правилам, с раздачей «цветов Веселой науки» и ученых степеней от поэзии. Первым «доктором поэзии» был признан «трубадур» Арна`ут Видаль (Arnaut Vidal) за религиозно-нравственную песню в честь св. девы, стиль которой служил в течение полутора веков образцом для так наз. Тулузской школы провансальской поэзии (1324-1484). Объемистым памятником схоластической настроенности этой эпохи явилась составленная в самом ее начале энциклопедическая компиляция в стихах Матфре Эрменгаута (Matfre Ermengaut, ум. 1322) «Breviari d’Amor» (Бревиарий любви). Среди прочих памятников религиозной поэзии этой эпохи любопытна поэма «Эсфирь» еврейского врача Крескас, написанная на провансальском яз., но еврейскими буквами.

II. ПРОВАНСАЛЬСКАЯ ЛИТЕРАТУРА XVI-XVIII вв. - С упрочением на юге французского абсолютизма и завоеванием южных рынков французским торговым капиталом провансальский язык в верхах южной буржуазии уступил место французскому. То же явление происходило и в среде южной знати. Провансальский язык утратил свое литературное значение и единство. На диалектах langue d’oc - преимущественно в среде мелкой буржуазии и ремесленничества - складывались мистерии, фацетии, повести. Гугенотские войны, особенно упорные на юге и юго-западе, несколько активизировали провансальское литературное творчество. В нем пробивается ранняя струя ремесленнической поэзии. Колесник Ожье Гайяр (Augier Gaillard, т. е. «Весельчак», ок. 1530 - после 1592), гугенот и солдат Гугенотских войн, ставший бродячим певцом-музыкантом, рассказывает стихами на собственно-лангедокском просторечии провансальского яз. (languedocien) свою жизнь, богатую приключениями, и распевает скоромные песни - «Lou Bouquet d’Augier Gaillard, raudie de Rabestans en Albigez» (Букет Ожье Весельчака, колесника из Рабестана в Альбигое), «Amours prodigiouses d’Augier Gaillard» (Необычайные любовные похождения Ожье Весельчака, 1592) и «Lou Libre Gras» (Скоромная Книга). В 1584-1585 другой участник Гугенотских войн, Белло де ла Беллодьер (Bellaud de la Bellaudiere), провансальский дворянин, почувствовавший омерзение к интригам двора и идиллически тоскующий в своих сонетах по жизни простолюдина, издал поэму «Don-Don», в которой описал долголетнее тюремное заключение после Варфоломеевской ночи. В аристократической поэзии получает распространение идиллический жанр. Пьер Гудули (Goudouli, 1580-1649), воспевавший в идиллической форме в частности и французский королевский абсолютизм, пользуется так наз. мундинским языком (тулузское поднаречие собственно-лангедокского диалекта) для того, чтобы особо оттенить идиллизм своих произведений нарочитой провинциальностью (сб. «Ramelet moundi» - «Мундинский букет», 1617). Искусственная идиллизация П. л. в господствующих слоях провансальского общества - оборотная сторона перехода их собственной разговорной и деловой речи к французскому языку двора и бюрократии. Особенно ярко это проявилось в гасконских пасторалях знатного дворянина Франсуа Кортет де Прад (Cortete de Prades, 1585-1667) и в гасконских (беарнских) пасторально-идиллических песнях Сиприена д’Эспуррена (d’Espourrins, 1698-1755). С другой стороны, народную речь использует в своем псевдонародном творчестве местное, преимущественно сельское духовенство в целях церковного влияния на массы: на гасконском наречии - викарий Джан-Гильем д’Астрос (J.-G. d’Astros, первая половина XVII в.), ноэли и др.; на собственно-провансском наречии провансальского яз. - иезуит Никола` Саболи (Saboly, 1614-1675), автор «Ноэлей св. Петра» (Noue de San Pierre, 1669-1674) и сатирической песни «Reviro - menagi» (Дом - вверх дном) об Авиньонском восстании 1662 против управлявшего Авиньоном при старом режиме папского вице-легата; на собственно-лангедокском диалекте - сельский священник аббат Фавр (J.-B. Favre, 1727-1783), автор басен, нравоучительных комедий и любопытной ироикомической поэмы «Lou siege de Cadaroussa» (Осада Кадаруссы). Представителем настроений мелкой буржуазии, сохранившей разговорную провансальскую речь, выступил во второй половине XVII в. в Тулузе Готье (Gautie). В юмористическом стихотворении на «мундинском» яз. «Sur un pe de mousco» (О мушиной ножке) он выражает сожаление о том, что у мушек нет для самозащиты лошадиного копыта, и в то же время самоуверенно замечает, что муха одинаково покойно чувствует себя как на носу короля, так и на носу собаки, явно подразумевая под мухой мелкую буржуазию, под королем - двор и его бюрократию, под лошадью - знать и одворянившуюся верхушку буржуазии, а под собакой - массы городской и сельской бедноты. Марселец Туссен Грос (Toussaint Gros, 1698-1748) в своем «Recuil de pouesies prouvencalos» (Сборник провансальских стихотворений, 1734) описывает быт Марселя нач. XVIII в.

В общем однако литературное творчество на диалектах провансальского языка в XVI-XVIII вв. представляло иногда довольно выпуклые, но скорее единичные и разрозненные явления.

III. НОВОПРОВАНСАЛЬСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. - Промышленный переворот во Франции и революция 1789, Июльская и Февральская революции, сопровождавшие его отдельные этапы, подняли огромные пласты народных масс - мелкой буржуазии, ремесленничества, молодого пролетариата, крестьянства. Рост самосознания масс, значительно превысивший крайне низкий уровень их школьной грамоты, привел к развитию в провинции так наз. litterature patoise, литературы на патуа, местных простонародных диалектах французского языка, равно как и на наречиях langue d’oc. Но если литература на французских патуа лишь в слабой степени заменила для творчества провинциальных народных масс литературный французский язык, то развитие литературы на просторечьях провансальского языка явилось одним из факторов, положивших начало новопровансальской литературы.

«Возрождению» П. л. благоприятствовали влияние буржуазно-национальных движений в Европе и развитие романтизма с его особым интересом к старой П. л. Большую роль в этом сыграло издание в эпоху Реставрации Ф. Ренуаром (Raynouard, 1761-1836) произведений трубадуров. Провансальское национально-литературное движение в значительной степени отразило реакцию южной сельской и городской буржуазии и части кустарно-промыслового ремесленничества на вторжение северофранцузского промышленного капитала, разлагавшего застоявшийся хозяйственный быт юга Франции и вытеснявшего местную кустарную промышленность. Оно было при этом в значительной мере использовано местным дворянством и кулачеством в союзе с духовенством и шедшей у них на поводу захолустной интеллигенцией в целях отвлечения масс от знакомства с французской «якобинской» литературой. Эти круги придали национально-литературному движению националистический отпечаток, хотя в отдельных крупных центрах (Марсель), гл. обр. в литературных кругах, близких к городской бедноте, и складывались течения, враждебные этой националистической направленности.

Литература, рассчитанная на массы, на диалектах провансальского языка стала оживляться с конца XVIII в. (песни, басни, сказки, рассказы, комедии). Этьен Пелабон (Etienne Pelabon) сочинял в конце XVIII в. народные комедии. Ог. Тандон (Tandon) из Монпелье издал «Басни, сказки и другие произведения в стихах» (1801). В эпоху Реставрации и ее консервативного романтизма Диулуфе (Diouloufet, 1771-1840) из Экса подражает Вергилию в сельской поэме «Magnans» (Шелкопряды, 1819), Луи д’Астрос (Louis d’Astros, 1780-1863), связанный с местной знатью и сельской буржуазией, публикует в 1827 «Провансальские басни».

Маркиз де Трюше (Truchet) пишет в 20-х годах провансальские водевили. Учитель Морель (J. Morel, 1756-1829), бывший аббат, публикует в 1828 сборник риторических од, басен и песен «Lou Galoube» (Свирель).

После Июльской революции пробуждается интерес к «народному» быту в мещанском и либерально-дворянском освещении. Маркиз де ла Фар-Але (Marquis de la Fare-Alais) культивирует на севенольском наречии фольклорную романтику и бытовые зарисовки, позднее объединенные в «Las Castagnados» (Сбор каштанов, 1851). Выступают неглижирующие формой «народные» поэты-бытовики из захолустного мещанства. Джозеф Дезана` (Desanat) выступает с либерально-сатирическими, анакреонтическими и бытовыми песенками - сб. «Chantre Tarascounen» (Тарасконский певец, 1831); «принципиально аполитичный» кабатчик Пьер Бонне (Pierre Bonnet) из соседнего Бокера, автор застольных и реалистически-бытовых песен «Recueil de cansouns patoisous» (Сборник песен на патуа, 1837), дает в 1840 бытовую юмористическую поэму «La Tarasque».

В Марселе, преимущественно в среде той же мелкой буржуазии и части ремесленничества, еще раньше складывается также неглижирующая формой, проникнутая грубоватым реализмом и юмором литература на марсельском просторечии. В 1823 здесь вышел первый провансальский литературный сборник «Lou Bouquet Prouvencaou» (Провансальский букет). Торговец Пьер Белло (Pierre Bellot, 1783-1857), писавший и по-французски, дебютировавший на провансальском яз. в 1817 юмористическим охотничьим рассказом «Lou poueto cassaire» (Поэт-охотник), герой к-рого является в некотором роде предшественником Тартарена, дает ряд рассказов, стихи, комедии. Портовый чиновник Фортюне Шелан (Chailan, 1801-1840) издает в 1839 сборник юмористических сценок «Lou gangui» (Сети) гл. обр. о марсельских апашах, так наз. нерви, нарушающих покой местной мелкой буржуазии. Учитель консерватории Бенеди (Benedit) посвящает нерви шуточные судебные сценки, создавая выпуклый тип «короля босяков» Шишуа («Chichois», изд. в 1853), но преображая его позднее в благонамеренного мещанина. Мариюс Клеман (Marius Clement) издает в 1848-1851 отдельными выпусками «Провансальские стихотворения», в которых изображает народные типы Марселя и, воспев сначала Февральскую революцию, скатывается к бонапартизму. Бурелли (Bourrelly) печатает в 1842 натуралистическую поэму «La vido d’uno gourino» (Жизнь девки) с сентиментально-назидательными тенденциями. Выразителем настроений деклассирующейся бедноты большого портового города явился автор песен на французском яз. и марсельском просторечьи Виктор Желю (Gelu, 1803-1885). В своих песенках (сб. «Chansons provencales et francaises», 1840, переизд. в 1856 и 1861), за к-рые он при Второй империи подвергся судебным преследованиям, Желю грубовато-натуралистическими штрихами описывает марсельскую бедноту и босячество, обнаруживая бунтарские настроения, от к-рых впрочем сам открещивается в предисловиях, и обрушиваясь на урбанизм и машинизм как на причины обнищания масс. К Желю примыкает Лежурдан (Lejourdan), напечатавший в 1850-1860 ряд брошюр с рассказами и песнями о марсельской бедноте. Поэты марсельского просторечья пытались создать свои печатные органы. Пьер Белло совместно с французским поэтом Луи Мери организовал в 1841 французско-провансальский литературный еженедельник «Lou Tambourinaire et le Menestrel» (Тамбуринщик и менестрель), в том же году закрывшийся. Более прочным оказался пестрый стихотворный еженедельник Дезана` «Bouiabaisso» (Сборная уха, 1841-1842 и 1844-1846), в котором он сам версифицировал хронику Марселя, выступая против легитимистов и иезуитов.

Значительную роль в развитии литературы на различных диалектах langue d’oc сыграли поэты-ремесленники. Цирульник Джаку Джансемин ((см. Жансемин) 1798-1864) создает в 30-40-х гг. на гасконском наречии поэмы, делающие его одним из предтеч расцвета новопровансальской поэзии. Его произведения используются церковниками и цензовиками для борьбы с революцией и социалистическими идеями. Его соперник, горшечник Ж.-А. Пейрот (Peyrottes) из Клермон-Эро, далеко уступавший ему в таланте, приобрел популярность в ремесленных и рабочих кругах юга песнями и поэмами «Pouesios patoyzas» (Стихотворения на патуа, 1840) на собственно-лангедокском наречии (languedocien), будившими в предфевральскую эпоху самосознание мелкоремесленного пролетариата (в эпоху реакции он стал воспевать трубадурские традиции). К ремесленническому слою провансальской поэзии относятся также писавший на собственно-провансском наречии Александр Понси (Alexandre Poncy), выпустивший в 1845 сб. «Pouesios prouvencalos», и тулузский сапожник Луи Вестрепен (Vestrepain), автор сб. «Espigos de la lengo moundino» (Колосья мундинского языка, 1837-1860). На собственно-лангедокском наречии писал цирульник в Каркассоне Даво (Daveau) - «Pouesios bariados» (Разные стихотворения, 1841). Портной, ставший впоследствии школьным надзирателем в Эксе, Альфонс Майе (Maillet), писавший как по-французски, так и на собственно-провансском наречии, выпустил в 1848 «Poesies francaises et provencales dediees aux ouvriers» (Французские и провансальские стихотворения, посвященные рабочим). На овернском диалекте писал поэт-подбойщик Джан-Батист Вейр (Veyre, 1798-1876). В Дофинэ на местном франко-провансальском наречии писал ткач Рок Гривель (Grivel).

В середине XIX в. объединительным центром новопровансальского литературного движения стал Авиньон, издавна служивший ареной борьбы между папистами и роялистами, с одной стороны, и демократами-республиканцами - с другой. Инициатором организационного объединения провансальского литературного движения явился ярый католик Джозэ Руманиль (Roumanille, 1818-1891), сын садовника, школьный воспитатель в Авиньоне, с эпохи реакции после 1848 - латинский корректор католического издательства и впоследствии сам издатель. В 1847 он выпустил сборник идиллических поэм «Li Margarideto» (Маргаритки). Писал ноэли, басни и религиозно-нравственные рассказы. В эпоху Февральской революции Руманиль был представителем католической партии в Авиньоне и в мнимонародных диалогах «Li Clube» (Клубы) и мн. др. выступал против якобинцев и социалистов, якобы отвлекающих народ от работы и обрекающих его на голод. В 1852 он издал религиозно-фаталистическую поэму «Li sounjarello» (Мечтательницы), в 1853 - «душеспасительную» поэму «La part dou bon Dieu» (Доля господа бога) для католического рабочего клуба. Поддерживаемый местным духовенством, дворянством и кулачеством в их борьбе с местным якобинством, Руманиль пытался противопоставить ему национально-культурное движение и органически связать при этом понятие народности с традиционализмом, особенно религиозным. В 1852 Руманиль опубликовал в местном роялистско-клерикальном органе антологию современных ему провансальских поэтов «Li Prouvencalo» (Провансалии) в целях объединения провансальских поэтов под знаком национально-литературного движения. В том же 1852 в Арле и в 1853 в Эксе Руманиль и журналист Дж.-Б. Го (Гау, Gaut, по-провансальски - Gau) организовали два съезда провансальских поэтов под церковническим названием румаважей (roumavagi - собственно паломничество, также - крестный ход и приходский храмовый праздник). Их поэтические материалы были собраны в сборнике «Roumavagi deis troubairs» (Румаваж трубадуров, 1854); продолжением румаважей явился журнал «Gay Saber» (1853-1855).

В 1854 в «замке» Фонсегюнь (Font-Segugne) близ Авиньона семь провансальских поэтов основали ассоциацию фелибров (туманное слово, заимствованное из старинного духовного стиха, могущее означать «книготворцы», «книжники»), положив начало национально-литературному движению, фелибрижу, уставом 1862 оформленному в виде федеративного объединения литературных землячеств различных диалектов langue d’oc вокруг собственно-провансского наречия. Ассоциация первоначально была тесно связана с католическими кругами. Ее основателями явились: Руманиль, Мистраль, Ансельм Матье (Mathieu, 1826-1895), автор сб. «Farandoulo» (Фарандола, 1862), Обанель, Таван, Брюне и Джьера (Giera, 1816-1861) - один из руководителей Об-ва Веры. Анфос Таван (Tavan, 1833-1905) был религиозно настроенный мелкий крестьянин, замученный и разоренный походной солдатчиной Второй империи; в его творчестве звучит элегия бедности - сб. «Amour et Plour» (Любовь и плач, 1876) и «Vido vidanto» (Бродячая жизнь, 1900). Джан Брюне (Brunet, 1823-1894), стеклописец, безобидный «красный», представлял «пролетариат»; в 1848 он примыкал к социалистическому движению, а в эпоху реакции усмотрел в фелибриже народное литературное движение, близкое задачам пролетарской поэзии. Он писал меланхолические стихи и был неутомимым собирателем народных пословиц. Кроме Руманиля и Мистраля в этой группе выделялся своим талантом Теодор Обанель (Aubanel, 1829-1886), папист до мозга костей и в то же время страстный анакреонтик, выпустивший сб. «Miougrano entreduberto» (Полураскрытый гранат. 1860) и сб. «Li Fiho d’Avignoun» (Дочери Авиньона, 1885), изуродованный им же по требованию ханжи-архиепископа. В поэме «Lou Nou Termidor» (9-е Термидора, в сб. «Полураскрытый гранат») он выступил ярым апологетом термидорианской реакции. Душою и долголетним главою фелибрижа явился Фредери Мистраль ((см.) Mistral, 1830-1914) - наиболее выдающийся новопровансальский поэт, эпик, лирик и драматург, автор наиболее значительного произведения новопровансальской литературы, поэмы «Mireio» (1858). Мистраль, Руманиль и Обанель, «классики» новопровансальской литературы, положили начало Авиньонской школе, выработавшей литературный новопровансальский язык. С 1855 стал выходить под долголетней редакцией и при значительнейшем участии Мистраля и Руманиля ежегодник фелибрижа «Armana Prouvencau» (Провансальский альманах), сыгравший направляющую роль в истории новой провансальской литературы. Фелибриж привлек многочисленных приверженцев. В частности к нему примкнули: довольно одаренный А.-Б. Крузилья (Crousillat, 1814-1899), метавшийся между народностью и античностью и между антиклерикализмом и католичеством, автор сб. «La Bresco» (Сот, 1864), «L’Eissame» (Рой, 1893) и «Nadau» (Ноели, 1880); автор комедий Луи Румье (Roumieux, 1829-1894), пропагандист фелибрижа во французских литературных кругах; собиратель провансальских народных песен Адольф Дюма (Dumas, 1806-1861); поэт-меценат, полукорсиканец и полуирландец Вильям Бонапарт-Визе (Bonaparte-Wyse, 1826-1892), выпустивший в 1868 сборник «Li Parpaioun blu» (Синие мотыльки), и многие другие.

Фелибриж отразил преимущественно настроения провансальского кулачества, захолустной мелкой буржуазии и застойного провинциального поместного дворянства. Но к нему, в обстановке застоя и временного распада молодого рабочего движения во Франции при наступившей после Февральской революции затяжной реакции, отхлынула и значительная часть рабочих и мелкоремесленных поэтов юга Франции, к-рые в предфевральскую и февральскую эпохи сообща со своими северными товарищами положили начало ремесленно-рабочей литературе во Франции на едином французском яз. Невысокий классовый уровень этой литературы, особенно в провинции, и прежде вносил в нее значительную дозу религиозно-мистического утопизма. В частности в Марселе в 1845 образовался рабочий литературный клуб «Athenee Ouvrier» (Рабочий Атеней), подпавший под влияние Ламартина. В эпоху реакции литературная продукция этого клуба все больше переходит на провансальский яз., а в 1855 его сборники преобразуются в «Athenee de Provence» (Атеней Прованса), посвященный литературным произведениям как на французском, так и на провансальском яз., воспевающим гл. обр. «братство во Христе». В румаважах принял участие ряд рабочих и ремесленных поэтов, писавших на провансальском языке: слесарь Ж.-Б. Кайя (Caillat), каменщик Матье Лакруа (Mathieu Lacroix) - автор поэмы «Pauro Martino» (Бедная Мартина), мясник Дени Олливье (Ollivier), кузнец А.-Л. Гранье (Granier) из «Рабочего Атенея», печатник Д. Кассан (D. C. Cassan). Католически настроенный французский поэт-пекарь Жан Ребуль ((см.) Reboul) из Нима к концу жизни перешел к провансальским стихам. Французский поэт, бывший каменщик Шарль Понси ((см.) Charles Poncy) из Тулона также перешел к провансальской поэзии. Его земляк, парусовщик Луи Пелабон (Louis Pelabon), также писавший по-французски, посвящает себя писанию комедий на провансальском яз. Авиньонский сапожник Фидель Ложье (Laugier), автор французской компаньонической поэмы, тоже стал писать по-провансальски и выступил в защиту провансальского языка от французских примесей (диалог «Lou langage prouvencau et leis franciseurs» - «Провансальский язык и его офранцуживатели», 1853). В эту же эпоху близкий к рабочей поэзии французский баснописец Пьер Лашамбоди ((см.) Lachambeaudie, 1806-1872) выпустил сб. «Recueil de fables patoises» (Сборник басен на патуа, 1857) на перигорском поднаречии лимузинского диалекта.

На юге Франции в некоторых слоях мелкой буржуазии и ремесленничества в эпоху Февральской революции сложилось политич. течение «красных южан» - якобинцев-федералистов - в отличие от централистических традиций классического якобинства. Фелибриж охотно принимал их в свои ряды, тем самым расширяя свою социально-политическую базу. «Красные южане» переносили свой радикализм в федералистические требования фелибрижа, сомкнувшись впоследствии в этом отношении с его крайне правым крылом, подпавшим под влияние Ш. Морраса; собственно же якобинство их линяло в тесном общении с преобладающим в фелибриже роялистско-клерикальным течением. Тем не менее это «южно-красное» течение внесло в новопровансальскую литературу известное социальное оживление. Виднейшим его представителем явился Феликс Гра ((см.) по-провансальски - Грас, Gras, 1844-1901) - поэт и крупнейший новопровансальский прозаик (популярный исторический роман «Li Rouge dou Miejour, 1896-1897). Одним из очагов «красных южан» в новопровансальской литературе являлась с середины 70-х гг. до середины 90-х гг. марсельская «морская школа» (Escolo de la Маг, 1877), соединявшая влияния фелибрижа с местными литературными традициями. Художник Валер Бернар (Valere Bernard, p. 1860), продолжая традиции Желю, пишет о портовом босячестве и деклассированной интеллигенции Марселя - в частности сборник поэм «La Pauriho» (Беднота, 1899) и роман «Bagatouni» (Багатуни, 1894; старый марсельский квартал).

Федералистические идеи фелибрижа особенно подчеркнуты у Мариюса Андре (Andre), автора поэмы «Esclarmoundo» (Эсклармунда, 1894) об Альбигойских войнах, у более известного своими французскими произведениями Буасьера (Boissiere, 1863-1897), автора сб. стихов «Provensa» (Прованс, 1885), и у Деволюи (Devoluy, p. 1862), основателя еженедельника «Vivo Prouvenco!» (Да здравствует Прованс!, 1905-1914).

Бытописателем крестьянства явился прозаик Батист Бонне (Batisto Bonnet, 1844-1925). Его воспоминания «Vido d’infan» (детство), идеализирующие патриархально-семейные отношения старого крестьянства, Додэ перевел на французский яз.

Народное песенничество нашло выражение преимущественно в крестьянском и мелкоремесленном слое - таковы крестьянин Шарлун Рие (Charloun Rieu, 1845-1924) - «Li Gant dou Terraire» (Песни почвы), возчик Лафоре (Laforet, p. 1877), башмачный гвоздарь Шовье (Chauvie) - лирическая поэма «Moun peis» (Мой край) - и др.

В ландах Камарги, крае провансальских ковбоев, так называемых гардианов, культивируется гардианская романтика, преимущественно в среде якобы «опростившихся» помещиков-скотопромышленников (маркиз Фолько де Баронсельи Жавон - Folco de Baroncelli Javon).

Среди представителей отдельных диалектов langue d’oc, кроме писавших или пишущих на собственно-провансском наречии, ставшем основным литературным провансальским яз., выделяются: на собственно-лангедокском наречии - крестьянский поэт Лорес (Laures, 1822-1902) из Безье, тулузские поэты-парнасцы: Фурес (Foures, 1848-1891), основавший демократический альманах «Lauseto» (Жаворонок, 1876-1885), и Бакье-Фонад (Bacquie-Fonade), основавший в 1894 журн. «La Terro d’Oc» (Окцитанская земля), народный учитель Эстье (Estieu, p. 1860), автор национал-патриотического «Remembratz-vos!» (Вспомните!) и «Romancero occitan» (Окцитанский романсеро), Пербоск (Perbosc, р. 1861), автор исторической поэмы «Guilhem de Toloza»); на лимузинском наречии - аббат Ру (Roux, 1834-1905), автор исторической эпопеи «La chanson lemozina (Лимузинская песнь, 1890); на его перигорском поднаречии - поэт-парикмахер Роберт Бенуа (Robert Benoit); на овернском наречии - Арсен Верменуз (Vermenouze, 1850-1910).

В настоящее время П. л., пребывающая в состоянии глубокого упадка, находится под больщим влиянием сельской буржуазии, помещиков и приходского духовенства. Тем не менее революционные писательские круги Франции делают попытки внести революционную струю в П. л.

Библиография:

Общие работы: Roustan Р., Pichoto istori de la literaturo d’o o prouvencalo, Marsiho, 1914; Restori A., Letteratura provenzale, Milano, 1891, франц. перевод, Montpellier, 1895. Работы по старопровансальской литературе: Raynouard F., Choix des poesies originales des Troubadours, 6 vv., Paris, 1816-1821; Fauriel C., Histoire de la poesie provencale, 3 vv., P., 1846 (устарело); Diez F., Leben und Werke der Troubadours, Leipzig, 1829, новое издание, Leipzig, 1883 (устарело); Chabaneau С., La langue et la litterature provencale, Paris, 1879; Stimming A., Provenzalische Literatur, «Grundriss der Romanischen Philologie», hrsg. v. G. Grober, B. II, Abteil. 2, Strassburg, 1897; Anglade J., Les troubadours, leurs vies, leurs Ouvres, leurs influence, P., 1908, 3 ed., 1924; Его же, Les origines du Gai Savoir, 2-me ed., P., 1919; Его же, Histoire sommaire de la litterature meridionale au Moyen age, P., 1921; Его же, Anthologie des troubadours, P., 1927; Дашкевич Н. П., Провансальское знатное общество и трубадуры в период расцвета провансальской поэзии по новым данным (По поводу сочинения Antoine Thomas’a), «Университетские известия» (Киев), 1884, № 3, и отд. отт.: Киев, 1884; Кирпичников А. И., Средневековые литературы Западной Европы, гл. XI: Южная Франция, ее культура и язык, «Всеобщая история литературы», Под редакцией В. Корша и А. Кирпичникова, т. II, СПБ, 1885; Иванов К. А., Трубадуры, труверы и миннезенгеры, СПБ, 1901; Де Ла-Барт Ф., гр., Беседы по истории всеобщей литературы и искусства, ч. 1, Киев, 1903; Шишмарев В., Лирика и лирики позднего средневековья. Очерки по истории поэзии Франции и Прованса, Париж, 1911; Веселовский А. Н., Из истории развития личности. Женщина и старинные теории любви, «Вестник Европы», 1872, март; Работы по новопровансальской литературе: Donnadieu Fr., Les precurseurs des Felibres, P., 1888; Koschwitz Ed., Ueber die provenzalische Feliber und ihre Vorganger, 1894; Jourdanne G., Histoire du Felibrige 1894-1896, Avignon, 1897; Marieton P., Felibrige, «Grande Encyclopedie», t. XVII, pp. 128-133; Portal E., Letteratura provenzale: I moderni trovatori, Milano, 1907; Aurouze J., Histoire critique de la Renaissance meridionale au XIX-e siecle, Avignon, 1907; Ripert E., La Renaissance provencale 1800-1860, Paris, (1918); Его же, Le Felibrige, P., 1924; Bourrilly, Fontanet Esclangon, Flourilege prouvencau, Toulon, 1909; Praviel A. et de Brousse J. R., Anthologie du Felibrige, P., 1909; Соловьев С. В., Очерки из истории новой французской и провансальской литературы, СПБ, 1914; Драгоманов М., Ново-кельтское и провансальское движение во Франции, «Вестник Европы», 1875, VIII-IX.

В начало словаря

© 2000- NIV