Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
ПРОЛЕТАРСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф

ПРОЛЕТАРСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

ПРОЛЕТАРСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА - литература, отражающая действительность с позиций мировоззрения пролетариата как класса, возглавляющего борьбу трудящихся за социалистическое общество. Определяющей чертой П. л. является не столько социальное происхождение ее создателей, сколько пролетарское социалистическое идейно-художественное содержание их творчества.

СОДЕРЖАНИЕ ПОНЯТИЯ «ПРОЛЕТАРСКАЯ СОЦИАЛИСТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА». - В своей революционной практике пролетариат создает и развивает все стороны и формы своей идеологии, в том числе и художественную литературу. Решающий признак пролетарской литературы тот, что эта творчески свободная литература революционна, антибуржуазна, социалистична и по характеру и по цели. Ленин писал: «Это будет свободная литература, потому что не корысть и не карьера, а идея социализма и сочувствие трудящимся будут вербовать новые и новые силы в ее ряды. Это будет свободная литература, потому что она будет служить не пресыщенной героине, не скучающим и страдающим от ожирения верхним десяти тысячам , а миллионам и десяткам миллионов трудящихся, которые составляют цвет страны, ее силу, ее будущность. Это будет свободная литература, оплодотворяющая последнее слово революционной мысли человечества опытом и живой работой социалистического пролетариата, создающая постоянное взаимодействие между опытом прошлого (научный социализм, завершивший развитие социализма от его примитивных, утопических форм) и опытом настоящего (настоящая борьба товарищей рабочих)» (Ленин, т. VIII, стр. 390).

Не ставя в данной статье цели проследить историю пролетарской литературы (см. «Русская литература» и соответствующие статьи о литературах Запада), мы ограничимся общетеоретической характеристикой пролет. литературы, отметим ряд главных и существенных ее свойств.

Решающий признак пролетарской литературы - ее социалистическая устремленность - тем полнее и ярче выражен, чем выше ступень развития последовательно-революционной социалистической борьбы рабочего класса. По мере того как пролетариат в своей борьбе поднимается на высшую ступень, эта устремленность выступает глубже, определеннее, конкретнее, приобретает более реалистические очертания. Если творчество первых пролетарских поэтов XIX века проникнуто общедемократическими и временами даже либеральными мечтами, а социалистические тенденции выражены смутно, неопределенно (в России - первые годы творчества Нечаева, Шкулева и др.), то боевым пафосом, глубокой убежденностью в победе рабочего класса звучат произведения эпохи подготовки революции (стихи Д. Бедного напр. в эпоху «Звезды» и «Правды»). Уже в ранних своих произведениях М. Горький, рисуя мир капиталистических отношений как мир порочный, противоестественный («Фома Гордеев», «Супруги Орловы» и др.), указывает, что выходом из этой порочной действительности является не анархический бунт босяков, не индивидуалистический пассивный протест интеллигентов, а организованная революционная деятельность пролетариата, единственного до конца революционного класса, способного устранить величайшие несправедливости общественного строя («Мать», «Враги»). Уверенностью в победе социалистического пролетариата отмечены произведения многочисленных рабочих-поэтов дооктябрьской поры.

Социалистическая направленность есть то качество, которым отличается пролетарская литература не только от лит-р эксплоататорских классов, но и от общего потока революционной литературы в целом. Известно например, что Маяковский еще до революции выразил острую ненависть к капиталистическому порядку, однако несомненная революционная окрашенность раннего творчества Маяковского еще не дает права говорить о пролетарском характере его поэзии тех лет. Маяковский, ненавидя «господина Купона», склонен был считать его мощь несокрушимой, а мечта поэта о прекрасном рае для человечества абсолютно противопоставлена низкой прозе повседневных отношений людей. Пролетарский художник знает силу, которая окончательно устраняет систему эксплоататорских отношений и позволяет установить действительно человеческую жизнь. Самый метод пролетарского творчества дает возможность научного предвидения, являющегося составной частью полноценного реалистического воплощения действительности средствами художественной литературы. Учение творцов научного социализма, Маркса - Энгельса - Ленина - Сталина, вдохновляет собой как практическую деятельность пролетариата, так и его науку и творчество. Воплощенное в практику строительства социализма в Советском Союзе, это учение вдвойне делается источником для художественных обобщений.

Противопоставление пролетарской литературы и социалистической, широко распространенное в РАПП, положение о том, что пролетарская литература впоследствии «отменяется» развитием социалистической литературы, механистично и глубоко ошибочно теоретически и политически, т. к. игнорирует социалистическую природу культуры пролетариата и всех видов его практики. На деле социалистические элементы даны в развитии пролетарской культуры и литературы, а все более и более зрелое выражение этого социалистического качества обусловливается развитием самой социалистической практики пролетариата и его общим успехом по созданию новых общественных отношений.

Социалистическая пролетарская литература пронизана духом большевистской партийности. Легенда о беспартийности творчества, о свободе творческого вдохновения выработана буржуазией с целью самозащиты и не соответствует реальному положению вещей. Ленин прямо указывал: «Свобода буржуазного писателя, художника, актрисы есть лишь замаскированная (или лицемерно маскируемая) зависимость от денежного мешка, от подкупа, от содержания» (Ленин, т. VIII, стр. 390). Партийность буржуазного художника есть его ограниченность как идейная, так и специфически художественная, следуя ей, он расходится с интересами масс и с тенденциями развития действительности. В последнее время, когда в ряде стран буржуазия перешла к фашистским методам самозащиты, она открыто взяла установку на партийное творчество и тем наглядно обнаружила враждебное, тлетворное значение своей партийности для искусства (см. доклад К. Радека на I Всесоюзном съезде советских писателей). Партийность пролетарской литературы не требует для себя маскировки, так как она свидетельствует не об ограниченности, а о превосходстве этой литературы. Партийность пролетарского художника означает его способность выразить и защитить взгляды рабочего класса и дело его, несущее освобождение для миллионов людей. Такая партийность не навязывает субъективистских утверждений, а обеспечивает возможность уловить и верно передать тенденции развития самой действительности. Тенденция пролетарского творчества не противоречит, а, наоборот, совпадает с ходом действительности. Партийность пролетарского творчества воспитывает в художнике чувство общественной ответственности и дает ему возможность создавать произведения глубокой, действенной силы.

Еще в дооктябрьский период развития пролетарской литературы четко обозначилось исключительное значение принципов большевистской партийности для развития талантов.

Примером может служить творческий путь Д. Бедного. До прихода в ряды большевистской партии на его творчестве лежала печать традиций революционно-демократической поэзии с характерными для нее мотивами печали за судьбы народа и т. п. Встав на партийные большевистские позиции, Д. Бедный развернул свое дарование, поставив его на службу пролетариату, разрабатывая в своих произведениях тему революционного разрушения капиталистического строя и создания социалистического общества.

После Октября особенно ярко раскрывается роль большевистской партийности в пролетарской литературе. Среди произведений, посвященных изображению гражданской войны, до сих пор образцами почитаются такие, как «Чапаев» Д. Фурманова, «Железный поток» Серафимовича, «Разгром» Фадеева. Сила этих произведений в том, что их авторы, изображая эпоху гражданской войны, сумели художественно вскрыть пролетарское содержание революции, политический рост масс, в ней участвующих, роль большевистского руководства, пролетарской сознательности. Принцип партийности пролетарской литературы подвергался особым нападкам со стороны меньшевиков, капитулянта перед буржуазной культурой, перешедшего затем на рельсы контрреволюции Троцкого и его последователей, отрицавших возможность создания пролетарской литературы (см. «Меньшевизм в литературоведении»), но все эти контрреволюционные теории опрокинуты ходом развития пролетарской литературы в послеоктябрьский период.

Отличие пролетарской литературы от других классовых литератур не ограничивается одним идейно-политическим содержанием, но в такой же мере проявляется и в особенностях художественной формы. Пролет. литература выдвигает новые темы, образы, новые приемы творчества, она делает эстетически-значимыми такие объекты, к-рые до того или совсем игнорировались художниками или же если и разрабатывались ими, то где-то на периферии повествования. Мелкобуржуазному реализму Чехова Горький противопоставил такое изображение действительности, из которого вытекала необходимость борьбы за революцию. Чеховскому интеллигенту, способному мечтать о прекрасной жизни лет через 200-300, Горький противопоставил волевых людей, активно устремленных к действию, протестующих против капиталистических порядков. Самый язык Горького, метафорический, призывный, был также весьма своеобразен, необычен для литературы тех лет, глубоко отличаясь в частности от языка Чехова.

УСЛОВИЯ РАЗВИТИЯ И ХАРАКТЕРНЫЕ ОСОБЕННОСТИ ХУДОЖЕСТВЕННОГО МЕТОДА ПРОЛЕТАРСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ. - Пролетарская литература возникает и формируется в условиях революционной борьбы пролетариата и в свою очередь служит показателем как общественной активности рабочего класса, так и его политической зрелости.

Литературно значительные произведения пролетарского творчества вырастают на почве революционных выступлений рабочего класса. В период 1848 во Франции проявляют себя поэты Дюпон, Леруа, Лепаж, в Германии - Фрейлиграт, соратник и друг Маркса и Энгельса, Георг Веерт и др. В 1871, в год Парижской коммуны, рабочие песни создаются такими поэтами, как Клеман, Жуи, Э. Потье, плеяда рабочих-поэтов возрастает значительно. В Англии пролетарское творчество возникает еще в годы чартизма, затем пресекается, вновь возрождается в 80-х годах (Эбенезер, Эллиот, Уильям Моррис), но в годы империализма опять заглушается и лишь в последнее время начинает себя проявлять активным образом.

Начальная стадия развития пролетарского творчества показывает, что в ней налицо революционный порыв, защита прав обездоленных, негодование против поработителей и тех условий жизни, к-рые создают они для большинства человечества. Но, будучи глубоко демократичной и революционной, эта литература проявляет свою слабость в том, что социалистические элементы в ней еще не диференцированы, общи. Суждение писателей о действительности затрагивает главным образом наиболее очевидные проявления общественного антагонизма (труд - праздность, нищета - излишества, полноценность свободного человека - человек как раб машины, производственного процесса и т. п.). Об исторической роли пролетариата эта литература еще не говорит отчетливо. По определению Ленина, 1848 год - это год, «когда революционность буржуазной демократии уже умирала (в Европе), а революционность социалистического пролетариата еще не созрела» (т. XV, «Памяти Герцена»). Это своеобразие момента обусловило как общественно-историческое содержание пролетарского творчества того времени, так и значение его. Несомненно пролетарская литература была самой революционной в ту пору; она была сильна тем, что выражала протест и негодование трудящихся масс. Но сам по себе этот протест был во многом еще стихийным, незрелым. Выражая этот незрелый протест, литература пролетариата в ту пору не могла еще перешагнуть порога детства, не являлась еще в полной мере самостоятельной.

Более отчетливый характер приобретает социалистическая направленность в творчестве писателей пролетариата в 1871 во Франции. Сделать шаг вперед в развитии пролетарского творчества оказалось возможным потому, что пролетариат хотя временно, но оказался победителем буржуазии (опыт Парижской коммуны), и потому еще, что была разработана к тому времени теория научного социализма (учение Маркса, Энгельса), что опыт пролетарской борьбы получил международное значение (деятельность I Интернационала). Но пролетарская литература еще не смогла стать самостоятельной до конца, выделить себя из потока общедемократической литературы, т. к. сама не была еще свободна от гуманистических настроений и не приобрела необходимой политической партийной заостренности и последовательности.

Уже из этих примеров видно, какое исключительно важное значение имеет для развития пролетарской литературы непосредственно революционная обстановка. Подлинная история пролетарской литературы начинается по-настоящему только в эпоху империализма и пролетарских революций, тогда, когда развертывается решительный бой пролетариата за политическое господство, за диктатуру. Сейчас уже «нет такой страны в мире, в которой борющийся пролетариат не пытался бы оспаривать монополии буржуазии на литературу, не пытался бы создавать свою литературу борьбы» (Из доклада Радека на I Всесоюзном съезде советских писателей). Весьма характерно, что наибольших успехов достигает пролетарская литература в тех странах, где пролетариат имеет больший опыт борьбы и обладает высокой политической зрелостью. Так, в годы «стабилизации» капитализма, после революции 1918-1923, формируется пролетарская литература в Германии. Пролетарские писатели И. Бехер, А. Шарер, К. Нейкранц, Г. Мархвитц, В. Бредель, Э. Вейнарт, Турек и др. в своем творчестве отразили эпизоды борьбы германского пролетариата, разоблачали приемы фашистской буржуазии, попытки ее начать войну с СССР, выразили глубокое сочувствие отечеству пролетариата, Советскому Союзу (напр.: И. Бехер, «Великий план»). Опыт диктатуры пролетариата в Венгрии определил собой качественный и количественный рост венгерской пролетарской литературы: Б. Иллеш, А. Гидаш, А. Барта, А. Габор, А. Комьят, А. Гергель, Л. Киш - писатели венгерского пролетариата, заслуженно получившие широкую известность.

Не только европейский пролетариат создает свою литературу. Показательны успехи развития пролетарской литературы в Азии. Особо значителен рост пролетарской литературы в Японии и Китае. Сильная непосредственной близостью с жизнью трудящихся масс, глубоко демократическая, политически-четкая, эта литература на деле становится мощным фактором борьбы пролетариата с империалистическим режимом.

Так. обр. величайшее значение для развития пролетарской литературы имеет острота борьбы за политическое господство пролетариата, размах борьбы и степень революционной сознательности рабочего класса. Огромным по значению стимулом для развития международной пролетарской литературы является факт существования пролетарского государства, наличие страны строящегося социализма. Опыт пролетариата Советского Союза воздействует на международную пролетарскую литературу многосторонне. Прежде всего остро обозначившаяся борьба двух систем - загнивание одной и расцвет другой - усиливает переход на сторону пролетариата писателей из мелкобуржуазных и других социальных групп, содействует выявлению дарований непосредственно из рабочего класса, которые отдают свой талант делу подготовки революции, зажигаются стремлением приблизить сроки ее. Самый факт существования СССР содействует качественному росту международной пролетарской литературы. Получает большую конкретизацию идея социалистического переустройства, критика капиталистического господства становится более глубокой, острее осознается необходимость для пролетарской литературы освободиться от крупного своего недостатка - неумения писателей выйти за пределы изображения непосредственных, гл. обр. экономических отношений между буржуазией и пролетариатом. Опыт развития пролетарской литературы в самом Советском Союзе в свою очередь благотворно идейно-творчески воздействует на практику зарубежных писателей пролетариата.

В России, так же как и в других странах, даже может быть с большей определенностью, пролетарская литература измеряла и определяла свое развитие ступенями политической борьбы пролетариата. Пролетарская литература здесь формируется с конца 80-х и начала 90-х гг. (Горький, Шкулев, Нечаев и др.), т. е. в годы политического и общественного становления русского рабочего класса. Революция 1905 обозначила рост пролетарской литературы как количественный, так и качественный, П. л. стала определенней в идейно-политическом смысле, возросла ее общественная роль. Традиции революционной борьбы живут в творчестве пролетарских писателей и в годы реакции (Горький, А. Луначарский и др.). Организованная в 1912, в год подъема революционной борьбы, большевистская «Правда» совершает большую работу по собиранию и воспитанию пролетарских писателей, отстаивает принципы большевизма в области культурного и литературного строительства. Но решающим и всеопределяющим моментом для развития пролетарской литературы явилось завоевание рабочим классом политического господства в октябре 1917.

Лишь диктатура пролетариата обеспечивает полную возможность для действительно свободного развития пролетарской литературы. В недрах капиталистического общества революционная, а тем более пролетарски-революционная литература преследуется господствующими классами. Достаточно напомнить факты сжигания книг в Германии, постоянные политические преследования и аресты писателей. Целый ряд писателей Венгрии находится в вынужденной эмиграции в СССР: на родине их преследует белый террор. В Китае революционных писателей казнят (Дан-Лин и др.). В царской России жестокие цензурные гонения и репрессии были обычным методом «регулирования» литературного творчества. Так. обр. только пролетарская диктатура, создавая действительно свободную обстановку для творческой деятельности пролетариата, поддерживает лучшие социальные устремления писателей. Только в СССР пролетарская литература получила право говорить «во весь голос».

Решающее для судеб развития пролетарской литературы значение диктатуры рабочего класса обосновывалось большевизмом задолго до фактической победы пролетариата. Большевизм на всех этапах борьбы опровергал тезис меньшевиков о том, что пролетариат, прежде чем помышлять о политическом господстве, должен итти на длительную выучку к эксплоататорским классам и признать их приоритет как в политике, так и в культуре. Давний спор был так подытожен Лениным в 1922: «Если для создания социализма требуется определенный уровень культуры (хотя никто не может сказать, каков этот определенный уровень культуры ), почему нам нельзя начать сначала с завоевания революционным путем предпосылок для этого определенного уровня, а потом уже на основе рабоче-крестьянской власти и советского строя двинуться дальше догонять другие народы» (т. XXVII, стр. 399).

Так. обр. политическое господство пролетариата создает материальные предпосылки для развития пролетарской литературы - дает свободу для проявления дарований, раскрепощает таланты, обеспечив подлинно человеческую жизнь для всех трудящихся.

Диктатура пролетариата, строй социалистических отношений - фактор, определяющий содержание и направление творческой работы писателей. Новая обстановка строительства социализма, коренное изменение в отношениях людей дают новое богатое содержание литературе.

С переходом власти в руки рабочего класса пролетарская литература обогащается в своем идейно-художественном содержании тем, что получает объективную возможность развивать идею социализма в положительной, а не только в критической форме. По мере того как все более выпуклые, конкретные очертания приобретает социалистический характер реальной действительности, большую определенность получает социалистическое качество пролетарской литературы. Главная тенденция развития объективной действительности - переход к социализму - определяла собой и направление развития литературы.

Диктатура пролетариата обеспечила советским писателям возможность создавать реалистические положительно утверждающие картины жизни, так как новая действительность стала действительностью утверждающегося социализма. Писатели могли теперь раскрывать в конкретных, реалистически правдивых образах торжество социалистических принципов, преобразующую мир роль пролетариата.

В лучших произведениях пролетарской литературы обозначился ряд существенных признаков нового художественного метода. Буржуазия, особенно в пору упадка и загнивания, культивирует по преимуществу камерные формы искусства. Даже в большой эпической форме в буржуазном искусстве центр тяжести - жизнь индивида, для к-рого общественные события - фон. Пролетарская литература располагает другими масштабами. Показывая человека, она тщательно изображает «типические обстоятельства», содержание которых - события классовой борьбы за социализм, кардинальные изменения, вносимые революцией в судьбы миллионов людей, их общественное и личное возрождение. Не случайно в пролетарской литературе ведущее значение приобрело широкое эпическое произведение (в поэзии и прозе) с сложным сюжетом и композицией. В лучших произведениях пролетарских писателей дано по преимуществу изображение событий общественно-исторического значения. Писатели берут разные участки действительности, разные отрезки времени, но сходятся в одном - все они показывают, что революция есть сдвиг всемирно-исторического значения, что она открывает собой начало подлинной истории человечества. Проблематикой пролетарского творчества стали решающие моменты объективного хода социалистической революции: значение социалистического переворота для жизни многомиллионных масс, рождение нового типа людей и новых отношений, сложная проблема взаимоотношения рабочего класса с трудящимся крестьянством, проблема судьбы мелкотоварного производства и порожденного этим укладом строя представлений и т. п.

Художественный метод пролетарской литературы - социалистический реализм. Явления действительности изображаются пролетарскими художниками разносторонне, в развитии, с учетом характерных для этих явлений противоречий. Сосредоточенные на изображении главных, существенных тенденций развития объективной действительности, пролетарские писатели показывают, как в практике людей преодолеваются отрицательные явления прошлого. Они показывают, что процесс революционной ломки сложен, труден, но вместе с тем объективно необходим, что только через эту ломку и искоренение всех «родимых пятен» прошлого достигается возрождение человечества. Метод социалистического реализма в пореволюционной пролетарской литературе включает в себя разоблачительное отношение к противникам революции и остро-критическое ко всем пережиткам прошлого, включает также умение писателя вскрыть корни этих пережитков, способы их преодоления.

Главные герои буржуазной литературы - это, с одной стороны, «плут, вор, затем сыщик и снова вор, но уже вор-джентельмен » (из доклада М. Горького на I Всесоюзном съезде писателей), а с другой - «лишний человек», бесплодный индивидуализм к-рого делает его практически никчемным. Буржуазная литература эгоцентрична, индивидуалистична по преимуществу. Торжество индивидуальной воли предполагало здесь униженность и обезличенность других людей, массы.

Пролетарская литература, изображающая социальные процессы большого исторического значения, показывает борьбу масс и формирование нового человека. «Мать» М. Горького - одно из первых произведений, дававших пример мастерства писателя показать типические обстоятельства жизни, дать полноценное художественное обобщение опыта борьбы за новый общественный порядок. А поскольку пролетариат поднимает и увлекает в своей революционной практике всю массу трудящихся, постольку положительный герой в пролетарской литературе представляет уже не исключение. Как в жизни, так и в литературе происходит своеобразная реабилитация человечества, восстанавливается попираемое веками человеческое достоинство большинства людей. Ниловна у М. Горького из поруганного, забитого существа становится человеком, устремленным к великой цели, беззаветно отдающим свои силы революционному делу. Морозко в «Разгроме» Фадеева жил, как завещали отцы, - до изнурения работал, затем пил, озорничал, когда же началась революция, стихийно пришел в отряд; старая закваска продолжала бродить в нем, но постепенно в нем оформляются новые понятия, жизнь делается осмысленней и прерывается героическим, глубоко социальным поступком.

Положительные свойства людей понимаются пролетарскими писателями в их жизненной практической обусловленности и не растворяются в категориях отвлеченной морали. О положительности героя пролетарский писатель делает вывод по тому, какое участие принимает этот герой в борьбе за социализм, как практически преодолено им тяжелое наследство прошлого, т. е., так же как и в объективной действительности, в литературе выдвигается критерий практики, действенная характеристика людей. Отсюда положительный герой - не застывшая неподвижная величина однажды данных свойств, а человек, показанный в его развитии. «Родимые пятна» прошлого им преодолеваются, появляются новые чувства и мысли, формируется новое отношение к людям (Шленка, Ждаркин, герои «Поднятой целины» и др.). Лучшие люди - люди сознательного, последовательного, революционного действия, своим примером увлекающие и поднимающие массы. Пролетарская литература создала Левинсона, Кожуха, Давыдова и др. героев. Но при разработке типа большевика-руководителя еще сказывается с очевидностью отставание пролетарской литературы от того, что дает сама жизнь, - недостаточность силы обобщений, с одной стороны, и художественной индивидуализации типа - с другой.

Пролетарская литература отразила рождение новых чувств и новых связей людей друг с другом. Она показала также, что рождение этих чувств и отношений сопряжено с развитием и обострением чувств классовой ненависти и решимостью бороться последовательно до конца с защитниками старого порядка жизни. Ниловна у Горького по-новому начинает относиться к сыну Павлу, проникается глубоким уважением к революционерам и преодолевает свою первоначальную боязнь их. Чапаев Фурманова из вождя крестьянской стихии делается большевиком, осмысливает великие цели революции, проникается глубоким чувством ненависти к врагам революции, безграничной преданности ее делу. По-новому понимает Чапаев жизнь. До революции не было охоты жить - теперь, в революцию, пробудилась великая жажда жизни. Радость жизни испытывает Кирилл Ждаркин («Бруски»), становясь человеком большого общественного дела. Пролетарская литература дает конкретизацию положения К. Маркса: «Революция необходима не только потому, что никаким иным способом невозможно свергнуть господствующий класс, но и потому, что свергающий класс только в революции может избавиться от всей старой мерзости и стать способным создать новое общество» («Немецкая идеология»).

Преданность делу революции, последовательность в защите ее - вот непременные качества пролетарского гуманизма. Нет новых чувств и нового отношения к жизни в тех людях, которые отступают с дороги борьбы, ища «мирного способа» разрешения противоречий. Так, Фадеев исчерпывающе разоблачает Мечика, случайного спутника борьбы масс, от участия в борьбе пришедшего к прямой измене.

В эпоху буржуазного господства в литературе преобладает сюжет, основу к-рого составляет противоречие личности с обществом. Наблюдаются два варианта подобного сюжета. Первый из них, - когда во враждебных с обществом отношениях находится сильный, положительный в буржуазном смысле человек. Второй вариант, - когда враждует с обществом «лишний человек». И в том и в другом варианте основные действенные моменты сюжета - частная интимная жизнь человека.

Пролетарская литература оригинальна и нова по своему сюжетному основанию. В практике социалистической революции и построения нового порядка жизни даны объективные условия для искоренения противоречий личного и общего. Поэтому и в литературе в трактовке положительных героев современности основой сюжета выступает единство личности и общества, совпадение интересов индивидуума с интересами общественного развития в целом. Пролетарские писатели рисуют перипетии жизни таких людей, для к-рых действительна высокая мера общественной активности, к-рые живут интересами общества и измеряют свой личный рост успехами общественного состояния людей. И это отнюдь не умаляет личности, не стирает ее вполне индивидуальных черт. Правда, вплоть до последнего времени в произведениях советских писателей можно было встретить трактовку единства именно в таком духе - умаления, убыли индивидуальных свойств и запросов. Указывалось, что современность-де требует жертвенного к себе отношения, растворения своего «я» в общем деле («День второй» Эренбурга, «Соть» Л. Леонова и некоторые др.). Но эта точка зрения обусловлена непониманием того, что социализм есть расцвет человечества. Такая жертвенность законно отвергалась самой жизнью, оспаривалась она и в литературе. Пролетарские писатели показали, как рождаются новые, подлинно человеческие чувства - коллективизм, героичность, как постепенно теряет человек черты обособленности, инертности, которые веками прививались ему наличием собственнических отношений.

Совершенно иначе пролетарская литература трактует тему возможных и бывших противоречий личности и общества. В буржуазной и дворянской литературе противоречие личности и общества неразрешимо и неустранимо. Резкий вызов героя обществу не несет в себе обновления общественной жизни, сам герой лишь отражает силу буржуазного общественного порядка, со всеми характерными для него противоречиями. В пролетарской литературе личность последовательно борется против буржуазного общественного порядка и руководствуется необходимостью избавления человечества от пут рабства. В пролетарской литературе героизация отдельной личности, выступающей против строя эксплоатации, связана с показом корней ее в жизни, предпосылок ее борьбы в положении масс, с показом не частной стороны жизни, а общественной, связана с изображением единства личности и класса. Примером может служить «Мать» Горького.

Любовь, взаимоотношения полов - сюжетный стержень большинства произведений прошлого. Только писатели революционной демократии оспорили эту традицию. В пролетарской литературе сюжетным стержнем стали преимущественно события общественной практики людей. Тема любви выступает как одна из сторон характеристики общественного состояния людей, индивидуализации образа действующих лиц. Вместе с тем лишь пролетарская литература получила объективные условия для раскрытия подлинно человеческого содержания этой темы.

Особо важное значение в пролетарской литературе имеет тема труда. Дворянская литература поэтизировала праздность и паразитизм или же такую деятельность, которая ограничивалась целями узко-индивидуалистического самоутверждения. Буржуазия на определенном этапе развития поэтизировала труд, но брала его гл. обр. как цель индивидуального жизнеустройства либо как упоение творчеством вне общественного его значения. В прошлом лишь писатели революционной демократии открыли мир труда и борьбы как значимый мир и показали труд как основу жизни общества и отдельного лица, показали социальные условия труда (Чернышевский, Некрасов). Эта линия была углублена и приобрела новое качество в пролетарской литературе. На первых порах тема труда была чуть ли не единственной. Первоначально, эпигонски подражая литературе демократии, пролетарские писатели показывали труд как горькую долю бедняка. Но главное для пролетарской литературы - это то, что и труд осмысливается в его конкретном общественном и классовом значении, тема раскрывается в плане критики паразитизма господствующего класса, с одной стороны, а с другой - акцентируется необходимость борьбы против эксплоататорского труда, за свободный труд, т. е. осмысливается общественно-историческая роль класса, создающего все ценности. Тема труда была одновременно темой борьбы. Тема труда имела большое значение в развитии пооктябрьской пролетарской литературы. Песни о свободном труде - первые песни поэтов новой действительности. Отмирание старого, привитого капитализмом отношения к труду и рождение нового, социалистического отношения отразила пролетарская литература. В романе Ф. Гладкова «Цемент» показано как сознательное, социалистическое отношение к труду (Глеб Чумалов, Даша), так и старое, привитое веками отношение, когда рабочий не чувствовал себя хозяином производства и относился к труду как к обременительной необходимости, отчужденно. С некоторым отставанием от жизни при переходе ко второй пятилетке пролетарская литература подошла к изображению социалистического отношения к труду как явлению массовому и глубоко типическому (Як. Ильин, «Большой конвейер»; Ф. Гладков, «Энергия»; Б. Ясенский, «Человек меняет кожу» и др.). «Превращение труда в самодеятельность и превращение прежнего вынужденного общения в общение между собой индивидов как таковых» (Маркс) - вот та новая, данная жизнью обстановка, которая раскрывает перед писателями большие возможности художественных обобщений. Пролетарская литература отразила также сдвиг в отношении к труду в сельскохозяйственном производстве. Веками существовавшая «радость» работы на собственном загончике, чреватая неудачами, лишениями, нуждой, звериной обособленностью людей друг от друга, уступила место радости коллективного труда (Шолохов, Панферов и др.).

Свойственный буржуазии фетишизм преломляется и в стиле творчества ее художников. Эстетски-созерцательное отношение к вещам, продуктам труда и техники, апологетическое восхваление «разумности» организации производства вне его социального содержания - характерные признаки буржуазного творчества, особенно на последнем этапе. Фетишизм чужд пролетариату. В пролетарской литературе как составное звено критики капиталистического строя дано развенчание буржуазного фетишизма, устанавливается иная, положительная трактовка мира вещей и характера связи с ними человека. Подчиненность человека силе вещей и природе рассматривается как явление историческое и классовое. У Панферова напр. дана выпукло историческая обусловленность «власти земли» над крестьянством. Еще раньше М. Горький в рассказе «Челкаш» в характеристике крестьянина Гаврилы показал давление условий труда на мысль, определяющее все представления человека (Гаврила мечтает о том, чтобы море было его пашней). Подчиненность рабочего машине на первых ступенях развития пролет. поэзии была одним из главных ее мотивов, а дальше эта подчиненность подвергается отрицанию и приобретает черты иронического осмысления в отдельных образах. Так, иронически осмысливает чувство страха перед машиной Панферов, рисуя первые впечатления от завода нового рабочего, вчера лишь оторвавшегося от земли.

Не культ вещи, не голый техницизм, а осмысление конкретно-исторической, классовой функции мира вещей и техники - главное для пролетарской литературы. В несовершенной, далеко еще неполной степени показана пролетарскими писателями та новая ступень власти человека над природой и вещами, к-рая обеспечена победой нового строя (А. Безыменский, поэма «Социализм» и др.), и та новая функция, в к-рой выступает теперь техника. Учет функции, социальный аспект в подходе к явлениям материального мира характерны для пролетарской литературы. Так, одним из существенных пунктов спора пролетарских писателей с писателями группы «Леф» был вопрос о характере изображения производственной деятельности в очерковом творчестве. Ориентируясь на литературу факта, писатели «Леф» выдвигали в качестве основного требования концентрацию внимания писателя и его изобразительных средств на показе технического процесса как такового. Пролетарские писатели оспаривали творчески эту точку зрения. Они защищали обязательность для писателя раскрытия мира вещей, техники, производственной деятельности в общем контексте изображения классовой борьбы, в функциональном разрезе. И в этом споре еще раз находим подтверждение уже указанному выше положению - пролетарская литература призвана самой жизнью отразить реабилитацию людей, показать их как подлинных творцов реальной истории.

Партия и ее вожди - Ленин, Сталин - воспитывали и воспитывают писателей, ставят их литературному творчеству великие задачи борьбы за освобождение трудящихся. Партия с момента своей организации внимательным повседневным, систематическим руководством способствует развитию творческой деятельности.

I Всесоюзный съезд советских писателей был своеобразной демонстрацией ведущего положения советской литературы и прежде всего ее авангарда - пролетарской - в современной мировой литературе. Но при всех преимуществах как идейно-политического, так и специфически-творческого порядка пролет. литература еще не удовлетворяет требованиям действительности, отстает от других участков практики пролетариата. Вторая пятилетка поставила задачу ликвидации капиталистических пережитков в экономике и сознании людей. Тем самым общественно-воспитательная роль литературы максимально повысилась, перед писателями поставлена задача быть в полной мере «инженерами человеческих душ».

Капиталистический способ производства враждебен некоторым видам духовной деятельности, напр. искусству, отмечал К. Маркс. Гегель в свою очередь заявлял об угасании искусства при капитализме, о том, что торжество прозаических буржуазных отношений подрывает вконец художническую деятельность. Современность подтвердила справедливость их положений. Наоборот, социализм обеспечивает расцвет искусства и дает условия для рождения нового, высшего его типа - искусства социалистического реализма. Неизжитое еще отставание литературы от жизни объясняется тем, что новая изменяющаяся действительность, сама по себе глубоко поэтическая, богатая и красочная в своих проявлениях, представляет особо сложные задачи для художественного отражения. От художника требуется большая подготовка и огромная работа, для того чтобы он мог отобразить новую поэтическую действительность, - объективная жизнь подчас оказывается гораздо ярче, сильнее и выразительнее, чем ее претворение в искусстве. Само литературное творчество новой эпохи меньше всего должно исчерпываться простым отображательством того, что было или есть. Оно должно давать глубокое освоение мира, улавливать зреющие, еще не получившие выражения тенденции развития, синтезировать явления. Это делает творческую работу весьма сложной, но вместе с тем все это направляет литературу по пути ее роста и расцвета.

ПРОЛЕТАРСКАЯ И СОВЕТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА КАК ЯВЛЕНИЯ РАЗВИВАЮЩЕЙСЯ ЛИТЕРАТУРЫ СОЦИАЛИЗМА. - Выше указывалось, что своей социалистической содержательностью пролетарская литература отличается от лит-р других классов и социальных групп.

Пролетарская литература - явление конкретно-историческое. Закономерности ее развития - в классовой борьбе пролетариата. Отсюда само понятие пролетарского писателя исторически изменчиво, конкретизируется в зависимости от этапа классовой борьбы. Протест ранних пролетарских поэтов носил стихийный характер, мотивы безнадежности, проистекающие от недостаточной уверенности в силе рабочего класса, наличествовали в их творчестве, и однако нельзя ставить под подозрение пролетарскую природу их творчества, если брать его в исторической обусловленности, с учетом свойств и сторон революционного рабочего движения. Историческая изменчивость проявляет себя не только в общей идейной окрашенности литературы, но и в формальных ее сторонах, в тех источниках, которые воздействуют на ее стиль. Так, Нечаев испытывает на себе влияние Никитина, Д. Бедный широко и вполне самостоятельно осваивает в дореволюционную пору басню, политически оттачивает ее. После революции басня уступает место фельетону, эпическому повествованию и другим формам, соответствующим новым требованиям и новому обогащенному содержанию пролетарского творчества.

Критерий, указывающий на пролетарский характер творчества писателя, полно и многосторонне определяется с переходом власти к рабочему классу и обеспечением победы социализма. Высшая мера политической четкости, партийности и глубокая убежденность в победе социалистического строя - необходимые качества подлинно пролетарского писателя. Он сознательно делает свое творчество средством защиты завоеваний революции, раскрывает всемирно-историческое ее значение на показе существенных сторон общественной практики, предельно углубляет критику прошлого и его пережитков в современности. В сознании пролетарских писателей партия воспитывает ответственность за судьбы развития литературы в целом, партийное отношение к своей отрасли труда. В резолюции ЦК ВКП(б) 1925 эта мысль проходит отчетливо. В этой резолюции осуждены случаи мещанского обособления, зазнайства, комчванства.

Пролетарская литература - ведущий отряд всей советской литературы. Обстановка творческого соревнования различных направлений в советской литературе способствует расцвету творческих сил пролетариата и поднимает идейное качество литературы промежуточных социальных групп, переводя их на позиции пролетариата.

В таком сложном явлении, как советская литература, пролетарская литература играет ведущую исторически-революционную роль. Это можно проследить на тех тематических узлах, к-рыми измеряла свое развитие советская литература в целом и в которых четко проявлялась глубина познания действительности писателями различных групп. Эти темы - гражданская война, социалистическая перестройка деревни, рост социалистической индустрии и ряд других.

В творчестве писателей интеллигенции, ранее так наз. писателей-попутчиков, посвященном изображению гражданской войны (Вс. Иванов, Багрицкий, Сельвинский), характерным была поэтизация в той или иной степени партизанской стихии, недоучет социалистической природы и целей революции, отсутствие развернутого показа пролетариата и партии в роли руководителя революционного наступления. Несомненно эти произведения свидетельствовали о политической солидарности писателей интеллигенции с советской властью. Они приветствовали революцию как силу, устраняющую уродства прошлого, показывали глубокие корни революции, но вместе с тем не могли раскрыть ее социалистического качества. Пролетарские писатели эту же тему раскрывали в ее подлинном, социалистическом смысле, показывали значение пролетарского руководства, создавали типические образы участников движения. Так. обр. творческая «дискуссия» самими произведениями показала положительную и руководящую роль пролетарских писателей в советской литературе.

Пролетарская литература идейно-творчески опровергала интерпретацию революции как стихии, разгула инстинктов, «скифства», «метели», выпукло выраженную напр. Б. Пильняком. Она показывала сознательность пролетарской борьбы, ее интернациональный характер и роль в ней революционных резервов.

Тема о переделке деревни также по-разному трактовалась различными отрядами советской литературы. Формировавшаяся в восстановительный период крестьянская литература давала образ пореволюционной деревни, расслоение ее, тягу лучших представителей деревни к новой жизни, выражала признание руководящей роли города. Но крестьянская литература критику частнособственнического, мелкотоварного характера производства не доводила подчас до социалистических выводов. Тем самым притуплялось критическое острие, ограничиваясь по преимуществу явлениями бескультурья, дикости, варварства, и не показывался реальный путь перестройки мелкотоварного хозяйства. Но крестьянская литература резко противостояла литературе кулацкой с характерной для последней ненавистью к городу, к машине, с защитой патриархальности деревни, и в то же время не поднималась до уровня пролетарской. Деревня в произведениях пролетарских писателей получила реалистическое изображение. В этом случае пролетарская литература опять-таки оказала плодотворное, исторически-прогрессивное влияние, она идейно-творчески воздействовала на крестьянских писателей.

Так же как и пролетарская, советская литература - явление историческое, изменяющееся в зависимости от данного этапа классовой борьбы. Наиболее резко идейно-художественное отличие пролет. литературы от литературы мелкобуржуазной интеллигенции, а также крестьянской обозначилось в восстановительный период и захватило начало реконструктивного периода. Некоторый рост капиталистических элементов в начале нэпа, обострение классовой борьбы и наступление пролетариата на капиталистические элементы были почвой для колебаний в среде писателей-«попутчиков».

Но если первоначально писатели-«попутчики» свою солидарность с рабочим классом выражают в общемировоззренческом плане, то дальше, по мере того как социализм становится очевидным, реально обозначаются контуры нового строя жизни, по мере того как очевидным стало кризисное состояние капиталистического мира, эта солидарность была углублена и доведена до идейно-творческого плана. Пафос социалистического труда, рождение новых социалистических взаимоотношений - теперь общая основа творческой практики большей и лучшей части советских писателей. Различие между пролетарской литературой и литературой советской интеллигенции обнаруживает свою историческую относительность. Пролетарская литература с большей определенностью обозначается как подлинно социалистическая литература.

Библиография:

I. Ленин Н., Партийная организация и партийная литература, «Новая жизнь», 1905, № 12, 13 ноября (см. в «Сочинениях В. И. Ленина», изд. 2 и 3, т. VIII, М.-Л., 1931); Письмо тов. Ленина Президиуму конференции пролетарских культурно-просветительских организаций, «Правда», 1918, № 201, 19 сент. (по рукописи напечатано в «Сочинениях В. И. Ленина», изд. 3, т. XXIII, М.-Л., 1931); Ленин В. И., О пролетарской культуре (1920), «Красная новь», 1926, № 3 (по рукописи напечатано в «Сочинениях В. И. Ленина», изд. 3, т. XXV, М.-Л., 1931); Высказывания Ленина о пролетарской литературе см. также по «Предметному указателю ко II и III изд. сочинений В. И. Ленина», М., 1934 (см. рубрики: Культура пролетарская, Литература художественная); Маркс и Энгельс о литературе. Новые материалы Комментарии Ф. Шиллера и Г. Лукача, М., 1933 (Биб-ка журн. «Литературное наследство»); Маркс и Энгельс об искусстве, состав. Ф. П. Шиллер и М. А. Лившиц, Под редакцией А. В. Луначарского, М., 1933; Луначарский А. В., Задачи социал-демократического художественного творчества, «Вестник жизни», 1907, I; Горький М., О писателях самоучках, «Современный мир», 1911, № 2; Юшкевич П., Пролетариат и художественная литература, «Новый журнал для всех», 1912, XII; Луначарский А. В., Письма о пролетарской литературе. (Что такое пролетарская литература), «Борьба», 1914, I; Богданов А. А. (псевд. А. А. Малиновского), Искусство и рабочий класс, М., 1918; Фриче В. М., Пролетарская поэзия, М., 1918; Луначарский А. В., Диалог об искусстве, М., 1919; Бессалько П. и Калинин Ф., Проблемы пролетарской культуры. Пути и достижения пролетарской культуры в освещении рабочих писателей, П., 1919; Львов-Рогачевский В. П., Поэзия новой России. Поэты полей и городских окраин, М., 1919; Пролетарская культура, Пролетарская поэзия, Саратов, 1920; Малый И., Материалы к истории пролетарской литературы. Первый Всероссийский съезд пролетарских писателей, Харьков, 1921 (Доклады. Прения. Резолюции); Плетнев В. Ф., Пути пролетарской поэзии. (Опыт анализа идеологии), «Горн», 1923, VIII; Богданов А. А., О пролетарской культуре, 1904-1924, Л.-М., 1924; Полянский В. (П. И. Лебедев), На литературном фронте, Сб. статей, М., 1924; К вопросу о политике РКП(б) в художественной литературе, Москва, 1924; Нейтралитет или руководство? (К дискуссии о политике РКП в художественной литературе); Чужак Н., Литература, К художественной политике РКП, М., 1924; Бухарин Н., Пролетариат и вопросы художественной политики (Стенограмма речи, произнесенной на литературном совещании при ЦК в февр. с/г.), «Красная новь», 1925, № 4; Варейкис И., О нашей линии в художественной литературе и о пролетарских писателях, «Правда», 1925, № 40, 18 февр.; Вопросы культуры при диктатуре пролетариата, Сборник, М.-Л., 1925; Гроссман-Рощин И., О пролетарской литературе и классовой идеологии, «Октябрь», 1925, I; Лебедев-Полянский П. И., О литературной политике. (Речь на Всесоюзной конференции пролетарских писателей), «Октябрь», 1925, I; Луначарский А., По поводу Всесоюзной конференции пролетарских писателей, «Октябрь», 1925, I; Ольминский М. С., Пути пролетарской литературы. Речь на Всесоюзной конференции пролетарских писателей, «Октябрь», 1925, I; Осинский Н., К вопросу о «литературной» политике партии, «Правда», 1925, № 34, 11 февр.; Пролетариат и литература, Сборник статей, М., 1925; Резолюция I Всероссийской конференции пролетарских писателей, «Октябрь», 1925, I; Авербах Л., За пролетарскую литературу, Л., 1926; Бедный Демьян, О пролетарской литературе. (Речь при открытии 6 янв. Всесоюзного совещания пролетарских писателей), «Правда», 1926, № 12, 15 янв.; Коган П. С., Пролетарская литература, Ив.-Вознесенск, 1926; М. В. Фрунзе по вопросам литературы (Речь М. В. Фрунзе на заседании комиссии ЦК ВКП 3 марта 1925), «На литературном посту», 1926, № 5-6; Авербах Л., Наши литературные разногласия, Л., 1927; Идеологическая и художественная платформа группы пролетарских писателей, «Октябрь», 1927, III; Григорьев М., Творческие пути пролетарской литературы, «На литературном посту», 1928, № 9; Друзин В., Задачи пролетарского поэтического молодняка. (К вопросу об усвоении культуры прошлого), «На литературном посту», 1928, № 9; Литературные манифесты. От символизма к Октябрю, подготовил к печати Н. Л. Бродский (и др.), М., 1929; Полянский В., Кто же является пролетарским писателем. (Заметки публициста), «Красная новь», 1929, № 3; Фадеев А., Столбовая дорога пролетарской литературы, Л., 1929; Фриче В., К вопросу о повествовательных жанрах пролетлитературы, «Печать и революция», 1929, № 9; Храпченко М., О творческих путях пролетарской литературы, «Красная новь», 1929, № 11; Гурштейн А., Проблемы пролетарской литературы, «На литературном посту», 1930, № 20; Нусинов И., Вопросы стиля в пролетарской литературе, «Литература и искусство», 1930, № 3-4; Селивановский А., Творческие задачи пролетарской литературы, М.-Л., 1930; Фадеев А., За художника материалиста-диалектика, Л., 1930; Авербах Л., За гегемонию пролетарской литературы, М.-Л., 1931; Витфогель К., О пролетарской культуре, «РАПП», 1931, № 1; Нусинов И., Вопросы жанра в пролетарской литературе, «Литература и искусство», 1931, № 2-3; Фадеев А., Какая литература нужна рабочему классу, М.-Л., 1932; Горький М., О литературе. Статьи 1928-1933, М., 1933; Лифшиц Мих., К вопросу о взглядах Маркса на искусство, М.-Л., 1933; Ефремин А., Поэты в дооктябрьской «Правде», «Литературное наследство», 1934, № 7-8; I Всесоюзный съезд советских писателей (материалы и документы), М., 1934.

II. Львов-Рогачевский В. В. и Мандельштам Р. С., Рабоче-крестьянские писатели, М.-Л., 1926; Мандельштам Р. С., Марксистское искусствоведение, редакция Н. К. Пиксанова, Москва - Ленинград, 1929.

В начало словаря

© 2000- NIV