Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
СТИЛИСТИКА ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф

СТИЛИСТИКА ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ

1. Определение понятия. Определение объема и содержания С. принадлежит к самым спорным и не получившим окончательного разрешения вопросам. Одним из наиболее распространенных определений С. является определение ее как учения о наличных в языке средствах выражения. Определение это, однако, не может быть нами принято: оно исходит из ошибочного взгляда на язык как на совокупность слов и грамматических форм, безотносительно ко всему многообразному и разнообразному использованию их в речи. Выдвинутое Бальи (Traite de stylistique francaise, Heidelberg, 1909) дополнение к приведенному определению С. формулирует ее задачи след. обр.: «Стилистика изучает факты речевого выражения с точки зрения их аффективного содержания, т. е. выражение языком чувственных фактов и действие языковых фактов на чувственность»; но и это определение неудачно, потому что без всякой надобности суживает предмет С., а также отрывает эмоциональную сторону сознания от его высшей формы - мышления. Другое, суженное, понимание С. определяет ее как учение о средствах художественной речи; в этом понимании С. является, с одной стороны, частью поэтики, рассматривающей проблемы поэтического языка (см. Язык поэтический), с другой стороны, частью С. в том более широком смысле, о к-рой речь идет ниже.

Мы понимаем С. как учение о наличных, условно говоря, стилях речи (понятие стиля речи употребляется здесь условно, в смысле, отличном от литературоведческого термина «стиль», и обозначает здесь лишь различные виды, типы речи, определяемые условиями, обстановкой и целью сообщения и различающиеся по используемым в них языковым средствам или по степени их использования). Задача С. заключается таким образом в разграничении этих стилей и в установлении лингвистической специфики каждого из них.

2. Стили речи. По условиям, в к-рых осуществляется акт речи, различаются прежде всего стиль устной речи и стиль письменной речи. Первый в свою очередь распадается на стили разговорный и ораторский. Письменный стиль (распадающийся на литературный, «деловой», эпистолярный) отличается от устного как невозможностью использовать при нем внеязыковые средства общения (мимика, жестикуляция и т. п.), так и крайней ограниченностью использования интонации, что компенсируется более строгим использованием других языковых средств (лексических и грамматических). Разговорный стиль характеризуется крайней свободой синтаксического построения; проникновение в него признаков письменной или ораторской речи ощущается уже как отклонение от принятой нормы этого стиля (ср. ходячие выражения: «говорит, как пишет», «говорит, как будто доклад читает»). Дальнейшее дробление стилей определяется:

а) целью, к-рую ставит себе автор сообщения, - стремится ли он только информировать или же возбудить какие-либо чувства, опровергнуть, убедить, призвать к действию;

б) спецификой адресата (слушателя, читателя), к которому сообщение обращено;

в) наконец, той культурной сферой, к к-рой относится сообщение.

Из сочетания всех этих признаков рождается огромное множество возможных складов речи, как-то: фамильярный, шутливый, иронический, полемический, торжественный, патетический и т. д. Кроме того они могут разнообразно между собою комбинироваться. Реальное различие между ними всегда выражается в различии языковом, гл. обр. в области лексики и синтаксиса. Лексическая диференциация стилей осуществляется в присущем каждому из них «словоупотреблении». Помимо своего значения, слова различаются по своей функциональной окраске, иначе говоря по своей принадлежности к разным стилям, что особенно ярко выступает в явлении синонимичности (см. «Синонимы»). Огромное разнообразие допускаемых языком синтаксических конструкций (глагольная и именная предикативность, безличное и личное предложение, простое и сложное, сочиненное и подчиненное, периодическая речь и т. д. и т. п.), из коих некоторые могут быть синонимичны, также служит для диференциации речевых стилей. Особо своеобразен стиль поэтической речи, где наряду с лексическими и синтаксическими моментами используются и фонетические: ритмичность и высшая ее форма - стих (см. Стихосложение), звуковая организация речи (см. Фоника).

3. Стилистический анализ. Поскольку каждый акт речи всегда специфичен, поскольку он протекает в свойственных только ему условиях и преследует свою конкретную цель, постольку реальное дробление речевых стилей бесконечно. Но каждый такой вполне индивидуализированный стиль есть только разновидность какого-то более общего стиля или же сочетание элементов разных стилей. Стилистический анализ может быть только историческим: он отправляется от уже сложившихся в данную эпоху, в данной среде, в применении к каждому литературному жанру в отдельности, стилей литературного языка и устанавливает их взаимодействие в данном произведении, традиционность (шаблонность) их использования или же их творческое преобразование в связи с социальной природой и направленностью произведения. Он учитывает языковый опыт той среды, к к-рой непосредственно обращено литературное произведение, выясняет, как воспринимались этой средою такие, скажем, элементы стиля, как недомолвки, намеки, скрытые цитаты, пародии, или же элементы, привнесенные извне, т. е. из стилей, чуждых данному жанру или даже данному литературному языку, как-то: из разговорной речи, из нелитературных диалектов, из других языков. Стилистический анализ нужен и литературоведу, и лингвисту: первому потому, что через него яснее вскрываются и замысел, и выполнение, и эффект произведения, второму - потому, что новшества речевых стилей есть проявление происходящих в языке сдвигов, через них можно нащупать тенденции и формы языкового развития.

4. Практическая стилистика. В отличие от лингвистики, устанавливающей факты языка, С. определяет меру и способы их использования в каждом данном случае. С лингвистической точки зрения правильным является все то, что соответствует наличным в языке фактам, понимая под языком орудие общения, принятое в социальном целом. В отношении же С. критерием является не столько правильность, сколько целесообразность: то, что лингвистически правильно, может оказаться стилистически нецелесообразным. Кто, скажем, попытается употребить 1-е лицо единствен. ч. наст. врем. от глагола «стонать», тот погрешит против языка, против грамматики, совершит грамматическую ошибку, т. к. такой формы в русском языке нет, тот же, кто вместо «стонать» будет употреблять «стенать» (такое слово есть, ничего неправильного в нем нет), может, именно в обстановке, не оправдывающей торжественного стиля, произвести таким словоупотреблением, сам того не желая, только комический эффект, т. е. поступить нецелесообразно, погрешить против С. Вот именно этой целесообразности использования языковых фактов в речевой практике и учит так наз. практическая (иначе нормативная, прикладная) С.; только надо твердо помнить, что устанавливаемые ею «правила» не абсолютны, а всецело подчинены обстоятельствам и той цели, к-рую ставит себе автор. Цели же определяются внеязыковыми факторами.

История стилистических норм находится в прямой зависимости от борьбы и смены классовых идеологий. Так напр. в феодальном обществе разграничение речевых стилей нормируется в плане иерархическом (ср. учение классицизма о «штилях» - высоком, среднем и низком); вместе с тем, в связи с ограниченностью сфер применения литературного языка, большого дробления стилей не наблюдается. Позднее демократические тенденции в развитии литературного языка разрушают старую иерархию стилей, но в то же время все большее расширение области применения литературного языка вызывает рост диференциации стилей, все большее их дробление, с одной стороны, а с другой - использование их противопоставлений на коротких отрезках, их композиционное сочетание. Дробление речевых стилей неизбежно: язык только в том случае может удовлетворять своему назначению служить универсальным орудием человеческого общения, если он отражает в себе все разнообразие форм этого общения. Задача практической С. - научить распознавать существующие стили речи, целесообразно их использовать и вовсе не применять таких стилей, к-рые, хотя и существуют, но по идеологическим соображениям являются неприемлемыми (стиль вульгарный, напыщенный и т. п.).

Руководящее значение в установлении ясного, точного и доступного массам стиля советской прозы имеет борьба Ленина против «фразы», против «выкрутас», против «схоластизма терминов». Развернутая ныне, по указаниям партии, борьба за культуру речи есть борьба не только за правильность языка, но и за стилистическую точность. Высший образец богатства и разнообразия используемых стилей речи, их блестящего сочетания и функционального противопоставления представляют устные и печатные выступления И. В. Сталина.

Библиография:

Аристотель, Поэтика, перев., введение и примечания Н. И. Новосадского, изд. «Academia», Л., 1927; Гораций, О поэтическом искусстве (К Пизонам), в книге: К. Гораций Флакк, в пер. и с объясн. А. Фета, М., 1883; Античные теории языка и стиля, Под редакцией О. Фрейденберг, ОГИЗ - Соцэкгиз, М. - Л., 1936; Буало, Поэтическое искусство, перевод С. Нестеровой, Под редакцией П. Когана, СПБ, 1914; то же, пер. С. С. Нестеровой и Г. С. Пиралова, Гослитиздат, М., 1937; Ломоносов М. В., Сочинения, изд. Академии наук, т. III, СПБ, 1895; Потебня А. А., Из записок по теории словесности, Харьков, 1905; Веселовский А. Н., Собрание сочинений, серия I, т. I. - Поэтика, СПБ, 1913; Вопросы теории и психологии творчества, т. I, 2 изд., Харьков, 1911 (ст. А. Горнфельда, В. Харциева, Д. Н. Овсянико-Куликовского и мн. др.); Чернышев В., Правильность и чистота русской речи (Опыт русской стилистической грамматики), 2 изд., испр. и доп., вып. I - Фонетика, вып. II - Части речи, СПБ, 1914-1915 (устарело); Мюллер-Фрейенфельс Р., Поэтика, изд. «Труд», Харьков, 1923; Томашевский Б., Теория литературы, Гиз, Л., 1925; то же, 6 изд., ГИХЛ, М. - Л., 1931; Тимофеев Л. И., Теория литературы, Учпедгиз, М., 1934; Рыбникова М. А., Введение в стилистику, изд. «Советский писатель», М., 1937 (указана литература). Spitzer L., Stilstudien, Bd. I - Sprachstile, Bd. II - Stilsprachen, Munchen, 1928; Bally Ch., Traite de stylistique francaise, t. I-II, 2 ed., P., 1922; Bally Ch., Precis de stilistique, P., 1913; Его же, Linguistique francaise et linguistique generale, P., 1931; Sechehaye A., La stylist que et la linguistique theorique, в сб.: Melanges de linguistique, offerts a m. Ferdinand de Saussure, P., 1908; Meyer R. M., Deutsche Stilistik, 3. Aufl., Munchen, 1930; Hirt E., Das Formgesetz der epischen, dramatischen und lyrischen Dichtung, Lpz., 1923; Gerber G., Die Sprache als Kunst, 2. Aufl., 2 Bde, B., 1885; Elster E., Prinzipien der Literaturwissenschaft, Bd. II - Stilistik, Halle, 1911; Горький М., О литературе (Статьи 1928-1933), изд. «Сов. литература», М., 1933; Горький М., Две беседы, ОГИЗ - «Молодая гвардия», (М.), 1931; Цейтлин А. Г., Литературные цитаты Ленина, ГИХЛ, М. - Л., 1934. О лингвистических предпосылках С. - см. Лексика, Синтаксис, Семасиология, Язык. Литературу по истории русского литературного языка - см. Русский язык.

В начало словаря

© 2000- NIV