Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
ТЫЧИНА

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф

ТЫЧИНА

ТЫЧИНА Павел Григорьевич (1891) - крупнейший украинский советский поэт, академик и доктор литературы. Р. на Черниговщине, в семье сельского псаломщика. Окончил Киевский коммерческий ин-т (1917). Член президиума правления ССПУ и член правления ССП СССР. В 1937 избран депутатом Верховного Совета СССР; в 1938 - депутатом Верховного Совета УССР. В 1939 награжден орденом Ленина.

Первое стихотворение Т. напечатано в 1912 (журн. «Рiдний край»). Дружба поэта с Коцюбинским (1910-1912) оказала на него положительное влияние - углубила его революционное сознание. Первый сборник стихов Тычины издан в 1918 («Соняшнi кларнети»).

В начальный период творчества 1918-1920 («Солнечные кларнеты», «Вместо сонетов и октав», отчасти «Плуг») Т. по своим стилевым особенностям отчасти примыкал к символизму, но не имел ничего общего ни с мистикой многих русских символистов, ни с упадочничеством украинских декадентов. Высокое формальное мастерство Т. этого периода, музыкальность и ритмическая гибкость его стихов, характер поэтического языка несколько напоминают А. Блока, но это сходство не снижает оригинальности Т. Любовь и природа, грусть, сменяющаяся настроениями бодрости и молодости, события гражданской войны - таковы темы стихов первого сборника Т. Переживания скорби, ощущение неотвратимого рока у Т. не переходили в мистику, как у других символистов. В отличие от украинских неоклассиков, Т. не бежал от революции, а все пристальнее всматривался в нее, стараясь понять ее смысл и движущие силы. Внешние проявления гражданской войны вначале отпугивали поэта неизбежностью жертв, смерть и кровь вселяли ужас, социальные противоречия вызывали скорбь. Эти впечатления поэт зафиксировал напр. в образе девочки, шедшей за хлебом и убитой шальной пулей («По хлiб шла дитина»). В цикле стихов «Скорбна мати» Т. с безысходным отчаянием и растерянностью изображал Украину истерзанной и распятой подобно евангельскому Христу. Как гуманист-утопист Т. выступал против всякой войны. Развернутую философию утопического гуманизма Т. дал в сборнике «Замiсть сонетiв i октав», где свои размышления изложил в форме афоризмов и стихотворений в прозе. В «Думi про трьох вiтрiв» Т. с особенной радостью приветствовал мирный крестьянский труд, идею национального возрождения отстаивал в стихах «Золотий гомiн».

Часть этих же мотивов попала и в следующий сборник - «Плуг» (1920). В стихотворении «Р† Бэлий i Блок» Т. выразил убеждение, что Украина должна иметь своего национального «пророка Моисея», в стихотворении «На могилi Шевченка» (II) поэт охвачен раздумьем - он не знает, кого ждать в роли спасителя Украины - Кармелюка, исторического вожака крестьянских масс, или философа-идеалиста Сковороду. Вместе с тем в сборниках «Соняшнi кларнети», «Плуг» значительное количество стихов свидетельствовало об искреннем восприятии поэтом революции, о переходе его от символизма к реализму. Если первое стихотворение «Плуг» абстрактно символизировало революционную стихию, то такие стихи, как «На майданi», «Як упав же вiн з коня», «Сотворiння свiту», «Псалом залiзу», «Ронделi», выражали более конкретное осознание поэтом необходимости революционных действий - он воспевал здесь революционных партизан, их героическую борьбу. В «Сотворении мира» (III) Т. показал разделение мира на капиталистов и эксплоатируемых, призывал посылать «не приветственные телеграммы, а пули в лоб кулакам». Выдающимися по пластической выразительности, сжатости и рельефности рисунка являются четыре «Псалма железу», где показаны типические этапы гражданской войны. В IV разделе этого цикла художественно выражен пафос борьбы революционного пролетариата, идущего «бить капиталистов» и призывающего повстанцев на помощь. Поэт, преодолевший свои сомнения и нерешительность и сознательно приявший революцию, в стихотворении «Плюсклим пророкам» с полным основанием и достойной резкостью заклеймил своим сарказмом приспособленцев. Еще более широкое и глубокое развитие революционные мотивы нашли в сб. «Вiтер з Украiни» (1924). В одноименном стихотворении и в ряде других, как «Плач Ярославни», «Кожум’яка», «Три сини», «Повстанцi», Т. разрабатывал темы борьбы трудящихся против феодалов, панов, богачей. Если в сборнике «Плуг», в стихотворении «На могилi Шевченка» Т. выразил свою ненависть к тирании гетмана Скоропадского, а в «Псалмах залiзу» осудил махновщину, бандитизм, анархию, то в сборнике «Вiтер з Украiни» он в стихотворениях в прозе «З... мого щоденника» с еще большей резкостью выступил против того же гетмана и деникинщины как врагов народа и культуры, против носителей традиций царского деспотизма. Этот переход Т. на советские революционные позиции вызвал злобный вой в лагере украинских националистов за границей, чьи надежды потерпели полное крушение. В ответ на это гнусное завывание Т. написал свою политически острую «Вiдповiдь землякам», где с большой силой ненависти и сарказма обрушился на подлую банду петлюровских погромщиков, заявив о своей неподкупности и стойкости.

В сборнике «Вiтер з Украiни» Т. по-новому отдавался размышлениям о радостях и красоте мирного созидательного труда. В стихотворении «Надходить лiто» Т. воспел те мечты крестьянина, к-рые стали явью в период коллективизации. Более углубленную трактовку эта тема получила в цикле стихотворений в прозе «Живем комуною», где поэт с пафосом изображал радостный труд коммунаров, их борьбу с врагами, перевоспитание человека. «Мир новый - он будет наш» - с уверенностью провозгласил Т. Если в «Солнечных кларнетах» космос представлялся поэту лишь как некое ритмическое движение, то в цикле «В космiчному оркестрi» (сб. «Ветер с Украины») космос рисовался уже в социальном плане, как федерация коммун. В заключительной (VI) части этого цикла поэт дал обобщенную картину исторического пути народов, идущих через революции к победам. Т. убежден, что свободная счастливая жизнь достигается борьбой и жертвами, но теперь смерть уже не пугает поэта: с небывалым энтузиазмом он поет гимн борцам, героически жертвовавшим жизнью, гимн молодости, полной сил, смелого дерзания и широких творческих возможностей.

Пребывание Тычины в националистических литературных организациях («Ваплiте», «Пролiтфронт», 1926-1930) временно затормозило творческий рост поэта: в эти годы Т. писал мало или же в отдельных случаях давал идеологически порочную продукцию.

Освободившись от чуждых влияний, Т. значительно вырос и окреп идейно и формально в последующих двух сборниках стихов - «Чернiгiв» (1931) и «Партiя веде» (1934), к-рые, особенно последний, являются триумфом поэта. В этих сборниках Т. выступает поэтом-общественником, политическим лириком и сатириком, советским патриотом. Т. воспевает индустриализацию и коллективизацию, партию и комсомол, трактористок и молодежь, героических людей сталинских пятилеток, Красную армию и оборону родины, саркастически высмеивая фашистов, зарубежную буржуазию, клеймя ненавистью изменников и вредителей. В сборнике «Чернигов» поэта интересует не только рост социализма у нас, но и рост революционного сознания рабочих масс на Западе. Кризис, нищета, упадок культуры на Западе стали темой для его политической сатиры. Поэт убежден, что «кордоны переменятся», что весь мир перестроится заново, ибо он сотрясается от близкого «беспокойного будущего». Если в «Чернигове» Т. больше констатирует и размышляет, то в сборнике «Партiя веде» он более конкретно пишет о новых людях эпохи социализма, о незабвенном Кирове, о революционных борцах, о героизме и молодости, о наших победах и достижениях, о комсомоле и Красной армии.

В области поэтической формы Т. является крупнейшим мастером и новатором в украинской советской литературе. Стихи Т. чрезвычайно музыкальны, ритмически гибки и многообразны, богаты интонационными нюансами. Музыке стиха подчинена вся поэтика Т. Он ищет и с успехом находит все новые и новые средства поэтической выразительности, достигая часто виртуозного мастерства. Примером может служить стихотворение «Перше травня на великдень» (сб. «Партiя веде»). Последовательно проведенный прием переноса неоконченных слов из строки в строку (где началом последующей строки является конец предыдущей) дает ощущение звуковых волн, набегающих одна на другую. Вариациями недописанных слов в конце строки Т. пользуется во многих стихах (напр. «Харьков»). Некоторые стихотворения («Хор лiсових дзвiночкiв») целиком построены как музыкальные пьесы. Свободная строфическая структура, богатая мелодика, сложный ритмический рисунок, свежая рифма характерны для стихов Т. Т. добивается, при помощи аллитераций и ассонансов, ярких эффектов стиха, не впадая в нарочитость («Закучерявилися хмари», «Я стою на кручi»). У Т. мы встречаем не только все канонические метры, от ямба до гекзаметра, но и свободный стих и ритмическую прозу. Стихи Т. поражают своей необыкновенной сжатостью, лаконичностью, образной насыщенностью.

Отойдя от символистской поэтики, Т. все более и более стал воспринимать и использовать приемы народного творчества, что сообщало его стихам новую реалистическую выразительность. Если отдельные стихи в ранних сборниках казались иногда стилизованными под народную сказку или народную «думу», то в дальнейшем творчество Т. все глубже проникается духом украинского фольклора. Народная реалистическая струя его творчества росла и крепла с годами, и особенно ярко выразилась в одном из последних сборников «Партiя веде». Песни этого сборника и последующие, опубликованные в прессе («Пiсня про Котовського»), живо напоминают народные, но здесь нужно говорить не о подражании, а о творческом проникновении в самое существо народной поэтики, к-рую Т. постиг в совершенстве. Это глубоко прочувствованное понимание фольклора, уменье творчески преображать его, придает песням и многим стихам этого крупнейшего мастера советской литературы особую свежесть и народный колорит. Лексическое новаторство, неологизмы, новые яркие метафоры и эпитеты, наконец ритмико-мелодическое своеобразие - все это росло и развивалось на почве глубокого изучения народного творчества. Т. является новатором и в области поэтического синтаксиса, где он создал свою систему лаконического и евфонического строения фразы.

Библиография:

I. «Соняшнi кларнети», «Сяйво», Киiв, 1918; то же, изд. 2-е «Друкар», 1920; то же, изд. 3-е, ДВУ, 1925: Замiсть сонетiв i октав, «Друкар», Киiв, 1920; Плуг, «Друкар», 1920; то же, изд. 3-е, Держ. Вид-во Украiни, 1925; то же, вид. 4-е, Харкiв, Держ. Вид-во Украiни; В космiчному оркестрi», «Всеукрлiтком», 1921; Сковорода, журн. «Шляхи мистецтва», Харкiв, 1923, кн. 5; Р†васик Телесик, «Книгоспiлка», Харькiв, 1929; Поезii, Держ. Вид-во Украiни, Харкiв, 1929; то же, 2-е вид., 1929; то же, 3-е вид., «Лiт. i мист.», Харкiв, 1932; Чернiгiв, Лiт. i мист., Харкiв, 1931; Поезii, Лiт. i мист., Харкiв, 1933; Партiя веде, «Радянська лiтература», Киiв, 1934; 2-е вид., 1934; то же, «Лiтература i мистецтво». Харкiв, 1934; то же, Держлiтвидав Киiв - Харкiв, 1935; то же, Держлiтвидав (бiб-ка читача початкiвця), Харкiв, 1936; то же, Держлiтвидав, Киiв - Харкiв, 1937; Ку-ку, Литвидав, Харкiв, 1934; Казка про царя Салтана, лiбрето до опери Н. А. Римського-Корсакова за О. Пушкiним, Держлiтвидав, Киiв - Харкiв, 1937. На русск. яз.: Избранные стихотворения, авторизов. перев., Под редакцией А. Гатова, Госиздат Украины, Харьков, 1927. На чешском яз.: Pavlo Tycyna, Vìtr z Ukrajny, Dobra edice, Praha, 1927. На еврейск. яз.: Di partei firt (Партия ведет), 1936.

II. Павло Тычина, академик - поэт - депутат (Биогр. очерк), Ростов н/Д., 1938.

В начало словаря

© 2000- NIV