Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
УКРАИНСКИЙ ЯЗЫК

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф

УКРАИНСКИЙ ЯЗЫК

УКРАИНСКИЙ ЯЗЫК образует, вместе с языками русским и белорусским, восточную группу славянских языков. О генезисе и связях восточнославянских языков и об отношениях их к остальным славянским языкам - см. «Славянские языки».

Диалекты У. яз. Разговорный У. яз. в своем современном состоянии распадается на ряд областных говоров, сохраняющих архаические пережитки как отражения различных этапов исторического развития, особенно этапа феодальной раздробленности. По совокупности фонетических и морфологических отличительных черт, говоры У. яз. принято делить на два основных наречия: северноукраинское и южноукраинское. В южноукраинском наречии различаются еще две подгруппы: юго-восточная и юго-западная. Кроме того, существует ряд переходных говоров, в к-рых смешиваются между собою различные диалектальные особенности. Говоры У. яз. во многих своих чертах сходятся с говорами русского и белорусского языков.

В основу современного литературного У. яз. легли говоры южноукраинского наречия, преимущественно говоры полтавско-киевские. В связи с этим отклонения от литературного языка в указанных говорах менее значительны, чем в говорах северноукраинского наречия, отличающегося целым рядом пережиточных элементов. Главнейшие из них таковы: а) наличие дифтонгов уо (у`и', у`i' и др.), i`е' в закрытых слогах под ударением вместо i, возникшего из старых о и е: ку`о'остка, ко`у'онь, пiеч, но костки`, о`сень; южноукр. и в литературном языке - кiстка, кiнь, пiч, кiстки, о`сiнь; б) наличие дифтонга i`е' под ударением вместо i, возникшего из ь: дi`е'д, лi`е'с, стi`е'нка, но дедо`к, лесо`к, стена`; южноукр. и в литературном языке - дiд, лiс, стiнка, дiдо`к, лiсо`к, стiна`; в) окончание С” (=йэ) вместо я после долгого (на письме удвоенного) согласного: життС”, весiллС”, зiллС”; южноукр., в большинстве говоров и в литературном языке - життя, весiлля, зiлля; г) окончание и вместо i в именительном падеже мн. ч. имен прилагательных: добри, здорови, гарни; южноукраинском и в литературном языке - добрi, здоровi, гарнi.

Из отличительных же особенностей южноукраинского наречия следует отметить:

а) смешивание в выговоре безударных е и и: се/ило, ве/ишневый, зе/иленый; и в литературном языке заметны такие же переходы, хотя правописание следует тут принципу этимологическому - село, вишневий, зелений;

б) окончание ю в первом лице и е в 3-м лице глаголов настоящего времени: ходю`, носю`, хо`де, но`се, рядом с - хо`джу, но`шу, хо`дить, но`сить, как и в литературном языке. Западная подгруппа южноукр. наречия имеет значительно меньшее распространение, чем восточная, и по сравнению с последней отличается в основном:

а) твердым выговором р: бура, гира, радно, вместо буря, гиря, рядно;

б) окончанием С” вместо я и отсутствием долготы согласного (в правописании двойного согласного) в словах типа - життя, весiлля, зiлля, выговаривающихся вследствие этого как житС”, весiлС”, зiлС”;

в) падежными окончаниями имен существительных: батькови, ковальови, коньом, земльою, на поли, вместо - батьковi, ковалевi, конем, землею, на полi;

г) окончанием ий (в некоторых говорах) в именах прилагательных мягкого склонения, имеющих обычно окончание iй: синий, третий вместо синiй, третiй.

В результате коренных изменений в общественно-политической и культурной жизни украинского народа, созданных Великой Октябрьской социалистической революцией и грандиозным социалистическим строительством, диалектальные особенности постепенно отмирают, и разговорная украинская речь все более приближается к нормам литературного языка.

Графика и произношение У. яз. Украинская азбука мало чем отличается от азбуки русской, но некоторые буквы украинской азбуки произносятся не так, как такие же буквы произносятся в русском языке: а) звук е, как русское э, не вызывает смягчения согласной: поле (полэ), берег (бэрэг); б) для обозначения йотированного е употребляется начертание С”; этот знак соответствует русскому е (собственно йэ): моС”, С”диний; так. обр. моС” надо читать мойС”, а не моё, в) для обозначения ё в украинской азбуке принято йо (в начале слов и после гласных), ьо (после согласных): його (его), у нього (у него, произн. у нёго); г) и произносится близко к русскому ы (в украинской азбуке ы нет): нести (нэсты), нитка (нытка); д) в украинской азбуке употребляются знаки i и i, соответствующие русскому и, причем буквой i обозначается йотированный i (йi): нiчего (ничего), моi (произносится, как и в русском - мойи), Украiна (Украйина). Всего в украинской азбуке 32 буквы: а, б, в, г, д, е, С”, ж, з, и, й, i, i, к, л, м, н, о, п, р, с, т, у, ф, к, ц, ч, ш, щ, ь, ю, я. Раздельность произношения йотированных звуков (С”, i, ю, я) от предыдущих согласных обозначается апострофом (‘) - об’ява, з’iзд.

В У. яз. имеются еще особые звуки к-рые не передаются точно на письме; так звуки д, ж, дз в словах джерело (жерло, источник), дзвiн (звон) собственно аффрикаты и произносятся иначе, чем сочетания отдельных звуков дж и дз в словах «пiджарити», «пiдземний».

Литературный У. яз. «окающий» (как и севернорусский диалект), т. е. неударяемое о произносится как о, а не как а. Согласные звуки, звонкие, на конце слова или находясь перед глухими согласными, не теряют своей звонкости. Так. обр. переказ (пересказ), гадка (мысль) имеют и в произношении з, а не с, д, а не т.

Произношение украинского звука г близко к южнорусскому произношению этого звука (латинск. h).

Кроме указанных фонетических особенностей литературного У. яз., важными характерными фонетическими чертами его являются:

а) переходы основных о и е в i: нiс (из носъ), пiч (из печь); эти переходы связаны, как известно, с исчезновением в последующем слоге так наз. редуцированных ъ, ь, причем основные о и е сохраняются в формах, имеющих в дальнейшем слоге неисчезавший гласный звук: нiс - носа, пiч - печиi; такого чередования о, е - i обычно не бывает в так наз. полногласных формах: молот, перед, серед;

б) на месте старого ь в литературном У. яз. употребляется i: хлiб, дiло, тiнь;

в) перед некоторыми гласными звуками в начале слов часто появляются звуки в и i: вулиця (улица), вузол (узел), вухо (ухо), гострий (острый).

В морфологии следует отметить такие особенности:

а) окончание - у в род. пад. ед. ч. более распространено, чем в русском языке: дому, класу; в дат. пад. ед. ч. рядом с у - ю употребляется окончание - овi - евi: робiтнику и робiтниковi, товаришу и товаришевi; сохраняются старые чередования задненёбных г, к, х, с ж, ч, ш и з - ц - с: вовк - вовчий, нога - на нозi, муха - мусi, рiчка - рiчцi;

б) в глаголах в третьем л. ед. ч. обычно окончание ть отпадает: несе, везе; прошедшее время имеет формы на - в, - да, - ло: читав, читала; в будущем времени несов. вида, кроме форм с буду, очень часто употребляются еще формы, представляющие соединение инфинитива с устаревшим глаголом - иму, имешь: ходитиму (ходити + иму; иму соответствует древнему имамь), употребляется также форма маю вм. буду (иногда вм. должен) - що маю робити.

История литературного У. яз. В XI-XII ст., в период установления феодальных отношений и зарождения украинской народности, как и народностей русской и белорусской, в основу письменного языка Киевской Руси лег, как известно, старославянский язык (см.). Первоначальная литература, гл. обр. рукописи церковно-богослужебного и вообще религиозного характера, переписывалась со старославянских оригиналов, переведенных в большинстве с греческого языка и так. обр. приносивших с собою влияние византийской литературы. Переписчики тщательно старались сохранить особенности оригиналов, но часто происходили и ошибки в переписке. Эти ошибки особенно важны для историка языка, потому что в них - конечно, не всегда - сказывалось влияние разговорного языка. Благодаря этому уже в древнейших памятниках, возникших на Украине, мы видим проникновение особенностей языка, свойственных вообще говорам восточнославянских племен, и в частности особенностей тех говоров, из к-рых впоследствии сформировался У. яз. Когда содержание памятника выходило из узких рамок культа и захватывало текущую жизнь, живые говоры сильнее вторгались в узкие рамки письменности. Так. обр. возникновение письменности светской - в виде различных актов, договоров и пр. - открывало широкую дорогу народным элементам, не уничтожая, однако, основы литературного языка - языка церковно-славянского. Даже такой, общий для всех восточнославянских племен, памятник, как «Слово о полку Игореве» (см.), ярко обнаруживает эту основу. Уже в древнейших датированных памятниках (Изборниках Святослава 1073 и 1076) имеются замены ь - и, ы - и, в - у. Чем дальше, тем больше и больше констатируется особенностей фонетического характера (в Галицком евангелии, Житии Саввы и др.). С XIV же столетия благодаря изменению исторических условий существования трех народностей увеличивается разница и в языковом отношении. Уже с XIV ст., с присоединением Украины к Литве и с ростом элементов политической централизации, начинает развиваться особый тип письменного языка (так наз. койнэ) в разных официальных документах, юридических памятниках, - стиль, хотя и представляющий собою ту же церковно-славянскую основу, но изменившуюся под влиянием украинских и белорусских говоров.

С развитием экономических связей между отдельными частями Украины и начавшимся на этой почве процессом создания национальных связей, наступает новый этап в продвижении в литературу народных говоров. Правда, мысль о переводе книг церковных на народный язык далеко не всеми признавалась, и выдвигалась мысль о том, что народным языком можно писать только толкования к церковной литературе. Но во всяком случае продвижению народных говоров открывалось широкое поле в связи с реформатскими движениями, что отразилось в таких напр. памятниках, как Пересопницкое евангелие, сочинения Ив. Вишенского и др. Это влияние народных говоров нарушалось благодаря насильственному внедрению польского языка (а через него и латинского), т. к. со второй половицы XVI ст. Украина была захвачена Польшей.

С конца XVI ст. появляются грамматики, они стараются нормировать «славеноросский» литературный язык; особенное значение имели грамматика Мелетия Смотрицкого, вышедшая в 1619, и лексографические работы XVII ст., как «Лексикон славеноросский» Памвы Берынды и его продолжателей. «Славеноросский» язык был одним из ярких выражений роста национального самосознания на Украине, противопоставления польско-латинской культуре культуры греко-славянской и осознания близости восточнославянских языков.

Несмотря на искусственный книжный характер языка литературы XVII-XVIII вв., струя чисто народной речи пробивается все сильнее в произведениях, близких к «простым» людям, - интермедиях, разных виршах и т. п., иногда у отдельных писателей (Галятовского, Некрашевича, Конисского и др.). В конце XVIII ст., в связи с присоединением Украины к России, усиливается влияние русского языка (напр. в сочинениях украинского философа Гр. Сковороды).

На рубеже между XVIII и XIX ст., в связи с разложением феодализма и ростом капиталистических отношений в России и на Украине, книжный литературный язык окончательно изживается, уступая место новому литературному языку, развивающемуся на народной языковой основе. Наиболее ярко отразился переход к новому литературному языку в произведениях известного украинского писателя И. П. Котляревського, решительно порвавшего с консервативными традициями книжного литературного языка. Котляревський широко использовал лучшие образцы украинской литературы XVIII ст. (интермедии, лирические и сатирические вирши, бурлески и т. п.) и в то же время чрезвычайно выразительно запечатлел в своем творчестве отличительные особенности современной ему народной речи и фольклора, тем самым положив начало дальнейшему успешному развитию нового литературного У. яз. Именно поэтому произведения Котляревського («Энеида», «Наталка-Полтавка») пользуются неизменной популярностью и до сих пор, несмотря на наличие в их языке значительного количества архаических элементов.

В первой половине XIX ст. сформировался современный литературный У. яз. Творцом его был великий украинский поэт, революционный демократ Т. Г. Шевченко. Шевченко окончательно закрепил как основу литературного У. яз. живой разговорный язык угнетаемого, закрепощенного украинского крестьянства и, вместе с тем, неизмеримо обогатил и усовершенствовал У. яз., возвысив его на уровень подлинно литературного языка, обладающего разносторонней лексикой, насыщенного эмоционально яркими образами, богатого синонимикой и звучной ритмикой. В пламенных обличительных стихах Шевченко, направленных против угнетателей народа, в его лирических и эпических произведениях с неподражаемым мастерством даны образцы истинно народного языка, черпающие свою мощь из неиссякаемого родника народного творчества (песен, сказок, дум). Значение Шевченко для развития литературного У. яз. огромно еще и потому, что он не замыкался в рамках исключительно разговорного языка, обогащая литературный У. яз. интернациональными словами, необходимыми заимствованиями из других языков, в первую очередь - из русского языка, неологизмами, славянизмами, употребляемыми в различных стилистических планах. Такое разностороннее обогащение У. яз. отражало прогрессивные убеждения Шевченко и его тесные связи с русскими революционными демократами Чернышевским и Добролюбовым. Националисты именно поэтому делали жалкие попытки умалить значение Шевченко в развитии литературного У. яз. Попытки эти тщетны. Благодаря творчеству Шевченко литературный У. яз. не только предстал в неведомом до тех пор блеске, обогащенный из сокровищницы живого народного языка, но и стал широко известен за пределами Украины.

Лучшие представители украинской литературы (см.), классики художественного украинского слова - Марко Вовчок, Панас Мирный, Леся Украiнка, М. Коцюбинський не только бережно сохранили демократические языковые традиции, установленные Шевченко, но и способствовали дальнейшему росту и развитию У. яз., сохраняя неразрывные и глубокие связи с живым языком народных масс. Кроме того, надо особо подчеркнуть, что развитие литературного У. яз., начиная от Шевченко, теснейшим образом было связано с развитием русского литературного языка и творчески воспринимало из последнего его лучшие элементы. В противовес этой прогрессивной линии развития У. яз. украинские националисты всячески культивировали шовинистические тенденции, искажали У. яз., намеренно архаизировали его и отрывали от живой народной основы. Наиболее выразительно проявлялись такие тенденции в украинской литературе в сочинениях П. Кулiша и его эпигонов. Подобные искажения хотя и причиняли немалый вред У. яз., тормозя его развитие, но не поколебали прогрессивной линии этого развития, представленной в лучших классических произведениях украинской литературы.

Изучая историю развития украинского литературного языка в XIX ст. и начале XX ст., ни в коем случае нельзя упускать из виду, что У. яз. в прошлом был языком колониально угнетенного народа и третировался как «мужицкое наречие», «областной говор» вплоть до Великой Октябрьской социалистической революции. Вынужденно ограниченный почти исключительно сферой художественной литературы, У. яз. претерпел немало репрессий и ограничений со стороны царского правительства. Последовательное и систематическое искоренение У. яз. нашло свое наиболее дикое отражение в знаменитом валуевском циркуляре 1863, наложившем запрет на печатание литературы на У. яз. под тем предлогом, что «никакого особенного малороссийского языка не было, нет и быть не может». С неимоверными трудностями У. яз. преодолевал подобные полицейские рогатки, но развиваться нормально в таких условиях, безусловно, не мог, тем более, что дальнейшее усиление колониального гнета на Украине привело почти к полному изгнанию У. яз. изо всех областей культурной и общественно-политической жизни. В 1876 царское правительство специальным указом запретило печатание и ввоз какой бы то ни было литературы на У. яз. Этот указ оставался в силе и ревностно применялся вплоть до революции 1905, к-рая вынудила царское правительство дать некоторые послабления, просуществовавшие очень недолго и уничтоженные в период реакции.

Жестокие притеснения У. яз. царским правительством вызывали справедливое возмущение со стороны лучших представителей русской революционно-демократической культуры XIX ст. Но только с возникновением большевистской партии, под руководством Ленина и Сталина проводящей непримиримую борьбу против всякого национального гнета во всех его проявлениях, притеснения и ограничения У. яз. встретили резкий и последовательный отпор. Ленин и Сталин, неоднократно выступая в защиту прав украинского народа и его языка, как и прав других угнетенных народов царской России, бичевали и великодержавных шовинистов, погромными методами искоренявших У. яз., и украинских националистов, искусственно отмежевывающихся от передовых прогрессивных элементов русской культуры.

Царский режим неимоверно глушил и временами почти совершенно устранял малейшие возможности для развития У. яз., но ему не удалось и не могло удаться полицейскими мерами окончательно искоренить У. яз., т. к. существовал живой народный язык, остающийся неизменной основой для литературного языка.

В конце XIX ст. и начале XX ст., особенно в связи с буржуазно-демократической революцией 1905, литературный У. яз. достигает в своем развитии наиболее высокого подъема в тех рамках, какие вообще были возможны для него до Великой Октябрьской социалистической революции. Этот подъем нашел свое яркое отражение в творчестве М. Коцюбинського и Леси Украiнки. Не отрываясь от народного языка, М. Коцюбинський и Леся Украiнка в то же время обогатили литературный У. яз. многообразием лексических, синтаксических и стилистических средств, отвечающих требованиям высокоразвитого литературного языка. Особенно важна в этом отношении роль М. Коцюбинського, находившегося под непосредственным влиянием великого классика пролетарской литературы М. Горького. Реалистически сочный, яркий и образный язык произведений М. Коцюбинського и в настоящее время является лучшим образцом современного литературного У. яз.

Нельзя обойти молчанием также той положительной роли, которую сыграл в развитии У. яз. конца XIX ст. и нач. XX ст. великий украинский писатель Р†ван Франко (см.). Несмотря на то, что язык литературных произведений Р†вана Франко в известной степени отличается от современного У. яз., не вполне совпадает с ним и заключает в себе много западноукраинских местных элементов, деятельность Франко, направленная на создание единых норм литературного У. яз., несомненно принесла большую пользу.

Великая Октябрьская социалистическая революция, освободив украинский народ, как и все народы СССР, от многовекового гнета и эксплоатации, создала все необходимые условия для бурного развития гонимого и притесняемого в прошлом У. яз. Благодаря ленинско-сталинской национальной политике ВКП(б), У. яз. вошел полноправным членом в великую семью языков братских народов СССР и в тесном единении с ними начал развиваться небывалыми темпами. Новый, высший, этап в развитии У. яз., наступивший в результате Великой Октябрьской социалистической революции, базируется на повсеместном его употреблении в государственных учреждениях, школах, театрах, кино, радио, прессе, литературе. Наряду с дальнейшим обогащением и усовершенствованием У. яз. в произведениях советской художественной литературы, творчески воспринимающей классическое языковое наследство, У. яз. распространяется на все виды литературного творчества. На У. яз. переводятся сочинения классиков марксизма-ленинизма, лучшие произведения литературы братских народов СССР, а также мировой литературы и науки. В свою очередь многие произведения украинской литературы переводятся на русский и другие языки. Такое широкое общение У. яз. с языками других народов, а также огромное развитие украинской культуры и науки вообще обогащает У. яз. в невиданных до сих пор размерах. Это обогащение сказывается особенно выразительно на увеличении словарного состава и развитии синтаксиса У. яз. Научное изучение и разработка У. яз. приобретают в связи с этим огромное значение и способствуют упорядочению и нормированию У. яз.

Величайшие успехи творческого развития украинской культуры и языка, ставшие возможными только после Великой Октябрьской социалистической революции, особенно наглядны по сравнению с тем невыносимым положением, в котором находилось украинское население Западной Украины, угнетавшееся панской Польшей. У. яз. решительно искоренялся там, и население обрекалось на насильственную полонизацию.

Однако не следует забывать, что злейшие враги украинского народа - буржуазные националисты, - пробравшись на отдельные руководящие посты и в культурном строительстве УССР, приложили немало усилий, чтобы помешать нормальному развитию У. языка. Выполняя классовый заказ иностранных контрразведок, буржуазные националисты блокировались с контрреволюционной бандой правых и троцкистов и проводили вместе с нею вредительскую подрывную работу в области украинского языкознания, направленную и на этом участке украинской культуры на реставрацию капитализма на Украине, на отрыв Украины от СССР. Тщательно изгоняя из У. яз. все то, что хоть в какой-либо мере сближало его с русским языком, они в то же время стремились привить У. яз. совершенно чуждые ему лексические, морфологические и синтаксические нормы немецкого и особенно польского языков. Эта вредительская работа националистов наиболее отразилась на лексикологии, правописании и грамматическом нормировании У. яз., но ни в коей мере не смогла задержать его бурного и всестороннего расцвета, уничтожающего в своем росте всякие националистические искажения.

Являясь важнейшим орудием украинской советской культуры, национальной по форме, социалистической по содержанию, У. яз. ярчайшим образом отражает в своем расцвете и обогащении величайшие достижения в экономическом и культурном строительстве цветущей Советской Украины, неразрывной части СССР. Разгром контрреволюционного национализма и решительное выкорчевывание последствий националистического вредительства являются залогом еще более успешного и плодотворного развития У. яз.

Библиография:

Ленин В. И., Статьи и речи об Украине, Киев, 1936; Сталин И., Марксизм и национально-колониальный вопрос, М., 1934; Его же, Статьи и речи об Украине, Киев, 1936.

Марр Н. Я., Книжные легенды об основании Куара в Армении и Киева на Руси, «Известия Рос. Акад. истории мат. культуры», т. III, Л., 1924 (перепеч. в кн.: Марр Н. Я., Избранные работы, т. V, М. - Л., 1935); Его же, Яфетические зори на украинском хуторе, «Ученые записки» Ин-та этнич. и нац. культур народов Востока, РАНИОН, т. I, М., 1930 (перепеч. в кн.: Марр Н. Я., Избр. работы, т. V, М. - Л., 1935); Его же, К семантической палеонтологии в языках неяфетических систем, «Известия Гос. Акад. истории мат. культуры», т. VII, вып. 7-8, Л., 1931 (перепеч. в кн.. Марр Н. Я., Избр. работы, т. II (Л.), 1936). Работы, вышедшие в дореволюционное время, обычно трактуют У. яз. как одно из трех основных наречий общерусского языка. Материалы из указанных ниже работ рекомендуются для пользования с критической оценкой: Потебня А., О звуковых особенностях русских наречий (с прилож.: Образцы менее известных малорусских говоров), «Филологические записки», Воронеж, 1865, вып. I и II-III; Его же, Заметки о малорусском наречии, «Филологические записки», Воронеж, 1870, вып. I-II, IV-V; то же, отдельн. оттиск, Воронеж, 1871; Его же, Из записок по русской грамматике, ч. I-II, 2 изд., Харьков, 1888; то же, т. III, Харьков, 1899; Житецкий П., Очерк звуковой истории малорусского наречия, «Унив. известия», Киев, 1875, №№ 2-8; то же, отдельный оттиск, Киев, 1876; Его же, О церковно-славянском языке в малорусской книжной речи XVII века, «Чтения в историч. об-ве Нестора Летописца», Киев, 1888, кн. 2; Его же, Очерк литературной истории малорусского наречия в XVII в., «Киевская старина», 1888, №№ 1-6, 8-9 и 12; Его же, «Энеида» И. П. Котляревского и древнейший список ее, «Киевская старина», 1899, №№ 10-12, и 1900, №№ 1-3; Михальчук К., Наречия, поднаречия и говоры Южной России, в кн.: Материалы и исследования, собр. П. Чубинским, том VII, СПБ, 1877; Шахматов А., Краткий очерк истории малорусского (украинского) языка, в кн.: Украинский народ в его прошлом и настоящем, т. II, П., 1916; Его же, Введение в курс истории русского языка, ч. I, П., 1916; Его же, Очерк древнейшего периода истории русского языка, П., 1915 (в серии: Энциклопедия слав. филологии, вып. 11).

В начало словаря

© 2000- NIV