Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
ФИРДОУСИ

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф

ФИРДОУСИ

ФИРДОУСИ - величайший поэт Ирана, создатель эпической поэмы «Шах-намэ» (Книга царей). Абул-Касим Ф. род. между 932 и 935/6 н. э. в окрестностях гор. Туса, в Хорасане (остатки этого города невдалеке от теперешнего Мешхеда), в семье дихкана, как тогда называли помещиков-феодалов. Можно полагать, что поместья Ф. были невелики и лишь с трудом кормили их владельцев, положение к-рых в эти годы беспрестанных войн было очень тяжелым. О детстве и юности Ф. у нас сведений почти нет. Несомненно, однако, что он получил хорошее по тогдашнему времени образование, свободно владел обоими литературными языками Ирана той эпохи - арабским и персидским, и, может быть, даже был знаком и с литературным языком домусульманского Ирана - пехлеви или среднеперсидским. Молодость Ф. падает на тот период истории Ирана, когда местная феодальная аристократия после ряда лет арабского господства освободилась от ига завоевателей и в отдаленных частях халифата снова захватила власть в свои руки.

Поэтому вполне понятно, что в этой среде, претендовавшей на власть и противопоставлявшей себя арабам, развился широкий интерес к национальным иранским преданиям и традициям, к-рые она упорно старалась воскресить. Это увлечение испытал и молодой Ф., повидимому с ранних лет посвящавший свои досуги изучению старых хроник и, может быть, даже собиранию изустных преданий.

Центром лит-ой жизни этого периода была Бухара, где правила династия Саманидов, обосновывавшая свое право на власть тем, что якобы вела свое происхождение от домусульманских царей Ирана. При дворе этой династии возникла впервые мысль дать версифицированную новоперсидскую обработку придворной хроники Саманидов - «Худай-намэ» (Книга царей). За выполнение этой задачи взялся молодой талантливый поэт Дакики. Однако он успел написать только около 1 000 бейтов (двустиший) своей грандиозной поэмы, когда его жизнь трагически оборвалась (975 н. э.). Вероятно, слух об этом долетел и до Ф., и он решил завершить дело, начатое его несчастным предшественником. Так возникла знаменитая «Шах-намэ». Восточные хроники окружили создание этой поэмы целой легендой и сообщают, что она якобы была заказана Ф. правителем Газны (в теперешнем Афганистане) султаном Махмудом. Легенда эта, при всей своей эффектности, по хронологическим соображениям критики не выдерживает и теперь востоковедением совершенно оставлена.

Ф., по своему собственному признанию, работал над поэмой около 30 или даже 35 лет. За время этой работы материальное положение его расшатывалось все более и более, и к концу работы старый поэт, как это явствует из самой поэмы, уже стоял перед угрозой голодной смерти.

Повидимому в этом трудном положении его окрыляла надежда, что правители Бухары - Саманиды - щедро оплатят его грандиозный труд и обеспечат его на старости. Но к моменту окончания поэмы династия Саманидов пала и на смену им пришел знаменитый султан Махмуд Газневид (998-1030), ведший свое происхождение от турецкого раба Саманидов. Попытки Ф. найти покупателя для своей поэмы среди мелкой аристократии не увенчались успехом, и он волей-неволей был вынужден обратиться с предложением к самому мощному правителю своей эпохи, т. е. Махмуду. Однако Махмуд надежды Ф. не оправдал: или ничего не заплатил ему, или ограничился лишь ничтожной подачкой.

Это не удивительно, ибо основная мысль «Шах-намэ» - легитимистическая теория о том, что лишь наследственные носители царской власти, преемственно связанные с древними царскими родами, имеют право на власть в Иране - была чрезвычайно полезна политически для Саманидов, но для Махмуда, опиравшегося только на право сильного, была крайне опасна.

Отказ султана разгневал Ф., и в ярости поэт написал блестящую сатиру на Махмуда, в к-рой попрекал султана происхождением от раба. Едва ли султан когда-либо видел эту сатиру, но тем не менее Ф. уже не мог оставаться на родине и бежал, став на старости лет бездомным скитальцем. Добравшись до Багдада, 80-летний старец написал свою вторую поэму, - «Юсуф и Зулейха», на сюжет библейской легенды об Иосифе Прекрасном. В этой поэме поэт отрекается от своего бессмертного «Шах-намэ», называя все легенды о старых царях ложью. Поэма эта по своей значительности далеко уступает «Шах-намэ», но в ней содержатся изумительные строки, посвященные тоске Иосифа на чужбине и горечи от разлуки его с отцом, несомненно навеянные личными переживаниями скитальца, к тому времени утратившего своего единственного сына и окончательно оставшегося без поддержки. Небольшая награда, полученная за вторую поэму, дала старику возможность вернуться на родину, где он и умер в полной нищете между 1020 и 1026.

«Шах-намэ» - одна из самых больших поэм в мировой литературе и составляет около 60 тысяч бейтов (двустиший). Она излагает всю полулегендарную историю домусульманского Ирана и распадается на три большие части:

1) теогоническую, излагающую мифологию древнего Ирана и образование человеческого общества в виде истории мифических Пишдадидов (царей древнего благочестия);

2) богатырскую, посвященную войнам между Ираном и Тураном, под к-рым нужно понимать кочевых иранцев, ведших беспрерывные войны с иранцами оседлыми;

3) историческую, содержащую в себе историю дома Саманидов, его падения и покорения Ирана арабами.

План этот соответствует старой саманидской хронике «Худай-намэ», к-рая (повидимому в арабском и более позднем персидском переводе) и послужила Ф. главным источником. Но помимо нее поэт прибег также и к неиссякаемой сокровищнице иранских народных эпических преданий и, используя древние легенды о богатырях, сумел силой своего таланта оживить сухую хронику и придать ей изумительное единство, заставив вторую и третью части как бы повторять первую часть и тем самым связав разрозненные эпизоды в одно художественное целое. Если самое начало поэмы несколько бледнее, то уже с бессмертного эпизода восстания кузнеца Кавэ против иноземного тирана - полузмея Зохака - она приобретает изумительную живость и в драматической борьбе Ирана и Турана поднимается до высшего напряжения. Для этой части Ф. использовал не включенные в сасанидскую хронику предания Систана и создал яркую фигуру богатыря Рустама с его конем Рахшем. Витязь этот является главной опорой правоверных иранских князей, борющихся с демоническими силами; образ этот стал излюбленным героем широких народных масс и распространился далеко за пределы Ирана, найдя свое отражение даже и в старой русской литературе (под именем Еруслана Лазаревича, через форму Арслан; Лазаревич - от имени отца Рустама Зал-и зар). Со смертью Рустама кончается период богатырский, и читатель уже вступает на почву истории. Сасанидская часть «Шах-намэ» исследователями считается более слабой и сухой, но это не вполне верно, ибо и эта часть изобилует ярчайшими эпизодами, вроде романа о Бехрам Гуре, рядом черт напоминающем европейского Дон-Жуана, или Вехрама Чубинэ, мятежного вассала, драматическая карьера к-рого вызывает на память Макбета.

К концу поэмы краски становятся все мрачнее и мрачнее, и завершается повествование трагической гибелью последнего Сасанида Иездегирда от руки убийцы. Рассказ об арабах дышит нескрываемой ненавистью к завоевателям, причем поэт, несмотря на свое мусульманство, даже забывает о том, что из среды этого народа вышел пророк ислама - Мухаммед.

В ткань поэмы вкраплены отдельные эпизоды, развивающиеся в целые романы и связанные с основным повествованием только частичной общностью действующих лиц, как знаменитый роман о Бижене и Маниже. Если в основном поэма соответствует нашему представлению об эпосе и излагает свое повествование спокойно и бесстрастно, то как в лирических эпизодах, так и особенно в конце поэмы Ф. зачастую покидает этот спокойный тон и переходит к лирическим отступлениям или окрашивает рассказ в страстные, взволнованные тона.

Влияние «Шах-намэ» на всю иранскую литературу было чрезвычайно велико. Почти все дальнейшее развитие эпоса в Иране так или иначе связано с этой поэмой. Попытки подражать «Шах-намэ» делались еще в XIX в., когда придворный поэт Каджара Фета-Алишаха пытался в стиле Ф. воспеть борьбу Ирана с царской Россией. Распространена она и в широких народных массах, где носителями ее были особые сказители, излагавшие ее, однако, со значительными отступлениями и дополнениями.

В Европе изучение Ф. началось уже в конце XVIII в.; в 1829 в Калькутте появилось первое критическое издание персидского текста Тернер-Мэкоана (Turner Macan), до сих пор сохранившее свое значение; за ним (1838-1878) последовало издание Ж. Моля (J. Mohl) и незаконченное издание Вуллерса (I. A. Vullers, 3 vls., Leiden, 1877-1884). Появился также ряд полных и сокращенных переводов на английском, французском, итальянском, русском и других языках. Однако до сих пор нет настоящего критического издания текста, которое позволило бы с уверенностью отличить подлинные строки Ф. от позднейших интерполяций. Работа эта еще предстоит.

В 1934 иранское правительство отпраздновало тысячелетний юбилей Ф., по случаю к-рого в Тегеране состоялся международный конгресс иранистов, закончившийся торжественным открытием роскошного мавзолея Ф. в Тусе, на предполагаемом месте его погребения. Мавзолей построен по чертежам архитектора Бихзада в стиле домусульманского Ирана. Труды конгресса пока еще в печати не появлялись. Тысячелетний юбилей Ф. широко был отмечен в Советском Союзе.

Библиография:

Литература о Ф. чрезвычайно велика. Почти все важнейшее можно найти в юбилейном сборнике Академии наук и Гос. Эрмитажа - Фердовси, 934-1934, Л., 1934 (статьи И. Орбели, А. Ромаскевича, А. Якубовского, Е. Бертельса, К. Тревер); Гюзальян Л. Т. и Дьяконов М. М., Рукописи «Шах-намэ» в ленинградских собраниях, изд. Акад. наук СССР, Л., 1934; Бахрам Гур и Азадэ. Из Шах-намэ. Пер. М. Лозинского со вступит. статьей И. Орбели, Л., 1934 (Гос. Эрмитаж, музей истории культуры и искусства); Книга царей Шах-намэ. Избран. места. Пер. М. Лозинского. Под редакцией, с комментарием и статьей Ф. А. Розенберга, изд. «Academia» (М. - Л.), 1934. Популярный очерк: Е. Бертельс, Абу-л-Касим Фирдоуси и его творчество, в специальном томе журнала «Mihr», 1313 (1934), № 5/6. Из прежних переводов можно отметить: Mohl J., Le livre des rois, P., 1877-1878; Schach Nameh Heldenbuch von Iran. ubers, v. J. Gorres, 2 Teil, B., 1820 (пересказ); Schack A. F., v., Heldensagen des Firdusi, 2 verm. Aufl., B., 1865 (избранные места); Ruckert F., Firdosis Konichsbuch, 3 Bde, B., 1890-1895; The Shah nama of Firdausi, Done into English by A. G. Warner, 9 vls, London, 1905-1923; Соколов С. И., Книга о царях, М., 1905; Жуковский В. А., Рустем и Зораб (перевод с немецкого перевода), Полное собр. соч., т. II, изд. Маркса, СПБ, 1906.

В начало словаря

© 2000- NIV