Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "А" (часть 6, "АНД"-"АПО")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "А" (часть 6, "АНД"-"АПО")

АНДРОМЕДА

АНДРОМЕДА - см. Персей.

АНЕКДОТ

АНЕКДОТ. В переводе с греческого слово «А.» обозначает «неизданное» и у древних служило для обозначения произведений, не получивших огласки. Позднее (как напр. у византийского историка VI в. Прокопия в его «Тайной истории») под А. стали понимать неизвестные факты из какого-либо интересного периода истории или «сокровенные» подробности из жизни примечательного лица. Давая исход любопытству, возбужденному интересным историческим явлением или деятелем, «снижая» их путем острого вещественного приближения читателя к чему-то в известном смысле недоступному (напр. вследствие высокого социального положения лица) - А. так. обр. почти с самого начала отличается занимательностью и неожиданностью материала. Если принять при этом во внимание, что устремленность А. в сторону частного и конкретного предопределяла выбор острых и эффектных положений, шутливых подробностей и т. п. элементов, - все более и более разнообразных по мере того, как А. переставал приурочиваться лишь к историческим лицам и событиям, а касался лиц и событий вообще, то вполне понятно будет, что появление А. в Западной Европе связывается обычно с развитием новеллы (см.) и легких шуточных рассказов - «фацеций» (см.). Основателем этого рода литературных произведений считают итальянца Поджио Браччиолини (кон. XV в.). Во французской литературе можно соответственно назвать приписываемый Бероальду де Вервилю или Раблэ сборник фацеций-анекдотов «Moyen de parvenir», а в немецкой литературе Паули, автора «Scherz mit der Wahrheit» и «Schimpf und Ernst». В России (статья Е. Масловой «К истории анекдотической литературы XVIII в.» в «Сборнике статей в честь академика А. И. Соболевского», изд. Академии наук СССР, Л., 1928) «пышным расцветом А. и исторического и бытового, с определенной новеллистической окраской, характеризуется вторая половина XVIII в.». Как отмечает исследовательница, А. занимают тогда значительное место в журналах наравне с серьезным материалом, а кроме того появляются и отдельными изданиями. Самыми излюбленными из таких собраний А. были «Краткие замысловатые повести» (второе «Присовокупление» к «Письмовнику» Курганова, выдержавшее до семи изданий с 1769 по 1802) и сборник в двух частях Петра Семенова (относящийся к 1764), носивший такое характерное заглавие: «Товарищ разумный и замысловатый или собрание хороших слов, разумных замыслов, скорых ответов, учтивых насмешек и приятных приключений знатных мужей древнего и нынешнего веков». Как полагают некоторые исследователи, на русские А. (в частности на «Смехотворные повести», ранний образец которых относится к XVII веку) оказали влияние польские писатели Рей и Кохановский, создавшие ряд фацеций-анекдотов в стихах.

Характер происхождения и развития А. частично уже объясняет особенности этого жанра. А. (в своем завершенном виде) является малой повествовательной формой, в основе к-рой лежит выразительно и остро очерченное положение, стремящееся к разрешению и находящее его в замкнутой строго концовке. А. соприкасается так. обр. с новеллой, и не случайно пути их развития совпадают. Хороший А. можно рассматривать как эмбрион новеллы и грань между ними устанавливается именно там, где А. готов перерасти в новеллу. Такой определительной гранью следует считать перспективу, которую открывает лежащее в основе А. положение. В то время как расположение («сюжетная установка») «героев» А. определяется прежде всего неожиданностью и остротой выбранной для них ситуации, «поданной», правда, так, чтобы это расположение в своей замкнутой конкретности и определенности характеризовало в известном смысле облик «героев» вообще - в новелле выбор ситуации определяется именно ее внутренней емкостью, пригодностью ее для показа того или иного лица в целом, для раскрытия его «я». Такие напр. «малые формы», как «Смерть чиновника» Чехова, потому и являются новеллами, а не А., что Чехову важен здесь не нелепый факт смерти чиновника из страха перед «начальством», а те «перспективы» в убогом «бытии» чиновника, к-рые эта смерть раскрывает. В А. мы имеем в лучшем случае лишь намеки на те пути, к-рые от данной, конкретной ситуации ведут к существу героя, а в новелле все дело в том, чтобы ситуация не оказалась замкнутой в себе, чтобы она не стала самоцелью. Поэтому концовка А. является разрешением известной ситуации в точном смысле этого слова, она дает «разряд», указывает выход, а концовка в новелле служит для расширения перспективы, увеличения эмоциональной нагрузки и т. п. Родство между А. и новеллой подтверждается наличием новеллистического элемента в А. и обратно (см. напр. некоторые новеллы из «Декамерона» или Мопассана и т. п.). Особый интерес имеют с этой стороны случаи перерастания А. в новеллу; как на пример можно указать хотя бы на «Шинель» Гоголя, возникшую, как известно, из канцелярского А. о каком-то чиновнике, страстном охотнике за птицей. Стилистические особенности А. стоят в соответствии с его структурой. Обнаженная заостренность композиции А. требует отчетливо выраженной целеустремленности в пользовании словесным материалом, что гл. обр. выражается в сжатости и точности фразы, в отсутствии ярких тропов и в расчетливом применении особенно экспрессивных фигур (как градация, контраст и т. п.). Надо впрочем отметить текучесть стилистических форм А., по преимуществу устной малой формы, куда сказовое начало неизменно вносит неожиданные вариации и «внестилевую» тональность. Из литературы об А., кроме названных статей, можно еще указать на отдельные замечания Б. Томашевского в его «Теории литературы», на статью Л. Гроссмана «Искусство А. у Пушкина» (в его книге «Этюды о Пушкине») и на статью М. Петровского в «Литературной энциклопедии» изд. Френкеля.

АНИСИМОВ И. И.

АНИСИМОВ Иван Иванович (1898-) - исследователь зап.-европейской литературы (преимущественно французской и немецкой). Статьи в журн. «Красная новь» (о П. Истрати), «Печать и революция», «На литературном посту» и др. Работает в «Вестнике иностранной литературы» (в 1928 напечатан ряд статей).

АНИСИМОВ Ю. П.

АНИСИМОВ Юлиан Павлович (1889-) - поэт-переводчик, символист, из московской дворянской семьи. Много путешествовал за границей (во Франции, Германии и Италии), где работал как художник. Состоит хранителем московской Третьяковской галереи и сотрудником Академии материальной культуры.

Библиография:

Обитель, стихи, М., 1913; Рильке Р. М., Книга часов, в перелож. Ю. А., М., 1913; Земляное, Стихи, М., 1926. Писатели современной эпохи, т. I, М., 1928.

АНИЧКОВ

АНИЧКОВ Евгений Васильевич (1866-) - литературовед и критик, из родовитой поместно-дворянской семьи. А. причислял себя долгое время к социал-демократам, (меньшевикам) и, начиная с студенческих лет (был исключен из университета за участие в беспорядках), неоднократно подвергался арестам и длительному одиночному заключению. С 1895-1896 состоял приват-доцентом Киевского университета, при к-ром был оставлен по окончании, в 1892. В 1901 переехал с семьей в Париж, где принимал деятельное участие в организации Высшей русской школы. С 1902-1903 состоял по возвращении из Парижа приват-доцентом в университете и временным преподавателем ВЖК в СПБ. С 1908 - профессор Петербургского психоневрологического института по всеобщей литературе и эстетике. В период Октябрьской революции эмигрировал за границу и в настоящее время преподает в Праге в университете. Основная специальность А. - средневековая литература и фольклор. Но, в связи с расширением научных интересов, второй период своей деятельности А. посвятил преимущественно проблемам более общего характера: вопросам поэтики, истории эстетики, литературоведения и литературной критики. Один из самых ревностных учеников и последователей А. Н. Веселовского (см.), А. вместе с тем выступал в своих трудах (начиная с его известной диссертации 1903-1905) противником узкого академизма и того господствовавшего тогда чисто внешнего «эмпиризма», к-рый, по его утверждению, неизбежно превращает научное исследование в «сбор материалов» или в «простую группировку тщательно собранных и проверенных фактов». Чисто механическое соединение сравнительно-исторического метода с весьма сомнительным марксизмом, с одной стороны, и эстетикой так наз. «народничества» (в духе Успенского), с другой, лишая работы А. методологического единства, значительно понижает их научную ценность, особенно для нашего времени.

Библиография:

Главные труды: Микола-угодник и св. Николай, «Записки Неофилолог. об-ва», № 2, 1892; Весенняя обрядовая песня на Западе и у славян (диссертация), тт. I-II, СПБ., 1903-1906; Предтечи и современники на Западе и у нас, 2 тт., СПБ., 1910; Язычество и древнерусск. проповедь; А. Веселовский, «Slavia»), 1922, ч. 1, s. 2-3, 4.

АНИЩЕНКО

АНИЩЕНКО К. - современный украинский беллетрист. В 1928 вышел в Госиздате Украины сборник его произведений на бытовые и военные темы («Баланс»). Печатался на русском яз. в журналах и отдельной книжкой.

АНКОНА

АНКОНА (Alessandro d’Ancona, 1835-1910) - видный итальянский историк литературы и филолог, профессор Пизанского университета, участник борьбы за освобождение Италии. Главнейшие труды: критическое издание Кампанеллы (1855); «La Vita Nuova di Dante Alighieri» (1872); «I precursori di Dante» (1874); «La Poesia Popolare Italiana» («Народная поэзия Италии», лучшая из работ А.) (1878); «Le Antiche Rime Volgari», собрание старой итальянской поэзии (1875-1888); «Origini del teatro in Italia» (1891).

АННАЛЫ

АННАЛЫ (лат. annales от annus - год) - запись исторических событий в хронологическом порядке из года в год. Различие между А. и историей заключается в том, что А. дают простой перечень важнейших событий в их временной последовательности, тогда как история освещает развитие исторических фактов, их причинную связь и взаимозависимость. Таким образом А. являются первоначальной формой закрепления исторического прошлого и могут служить лишь материалом для истории в современном смысле слова. А. существовали у всех древнейших народов - китайцев, египтян, евреев, халдеев, персов и т. д. Древнейшая форма А. у римлян - «Annales maximi» (Великие А.). Так назывались погодные записи событий, к-рые делал на белой доске, выставлявшейся на римском форуме, «великий понтифекс» (верховный жрец). По преданию эти «А.» сгорели во время пожара Рима в начале IV в. до христ. эры. В дальнейшем многие исторические труды в Риме назывались А., хотя и не всегда облекались в сухую летописную форму. На греческом яз. писали во II в. до христ. эры свои сухие летописи первые римские «анналисты» - вожди аристократии, фиксировавшие военные подвиги своих предков. Позднее упоминаются А. Корнелия Непота Варрона (см.), Гортензия и др.; но особенно важны написанные в летописной и вместе с тем художественной форме «А.» Тацита - I в. христ. эры; это - в большей части дошедшая до нас история римских императоров от смерти Нерона. А. назывались и некоторые римские эпические поэмы, напр. поэма Энния II в. до христ. эры (см.), проникнутая явной тенденцией восхваления воинской доблести аристократии. Древнерусскими А. являются летописи (см.). В новое время название «А.» иногда дают научным журналам (напр. журнал, издававшийся Всесоюзной ак. наук). А. в переносном смысле - история (народа, государства, науки, литературы и т. д.).

АННЕНКОВ

АННЕНКОВ Павел Васильевич (1812-1887) - известный литератор, критик-мемуарист, убежденный западник, представитель либерального просвещенного дворянства 40-50-х гг. Много путешествовал, знакомился с европейским революционным движением. Лично знал К. Маркса и находился с ним в переписке. Оставил весьма ценные воспоминания о Гоголе, Белинском, Герцене, Грановском, Бакунине и других выдающихся людях 40-х гг. Был первым пушкинистом (подготовил к изданию и издал собр. сочин. Пушкина).

Библиография:

I. Воспоминания и крит. очерки, 3 т., СПБ., 1877-1881. Литературные воспоминания, СПБ., 1909 и Л., 1928; Кроме того см. его «Материалы для биографии Пушкина, изд. 2-е, СПБ., 1873; «Пушкин в александр. эпохе», СПБ., 1874; «Н. В. Станкевич», М., 1857,

II. Венгеров, Крит.-биогр. словарь, т. I, СПБ., 1889; его же, Источники словаря, т. I, СПБ., 1900; Пыпин А., Характеристики литературных мнений, изд. 4-е, СПБ., 1909; Введенский А. А., Критик переходного времени, «Слово», 1880, № 2-3; Сакулин П. Н., Русск. лит. и социализм, изд. 2-е, М., 1925; Рязанов Д., К. Маркс и русские люди 40-х гг., в кн.: Очерки по ист. марксизма, М., 1923.

АННЕНСКАЯ

АННЕНСКАЯ Александра Никитична (1840-1915) - детская писательница. Начала свою литературную деятельность переработкой «Робинзона Крузо». Эта книга, переработанная А. с точки зрения передовой педагогики того времени, приобрела большую популярность в педагогической и детской среде, выдержала 7 изданий и до настоящего времени считается одной из лучших вариаций Робинзона. Оригинальные произведения А.: повести и романы для детей и сборники рассказов: «Зимние вечера» (1877), «Брат и сестра» (1880), «Анна» (1881), «Мои две племянницы» (1882), «Своим путем» (1889), «Свет и тени» (1903) написаны в стиле условного реализма детской книжки. Черты идеализации, морализирования и сентиментализма умеряются в них большой искренностью тона и серьезностью трактовки жизненных положений. А. вводит в детскую литературу «разночинца», изображая детство мелкой городской бедноты, прислуги, ремесленников, чиновников и трудовой интеллигенции.

А. проблему личности и среды разрешает так, как ее разрешала литература 60-х гг. В детскую книгу эта идеология 60-х гг. попадает с закономерным запозданием. Проблема героя, силой воли и упорным трудом пробивающего себе жизненный путь и стремящегося к общему благу, проходит как в сюжетах ее оригинальных произведений, так и в подборе иностранного материала для переводов и обработки.

До революции книги А. входили в основное ядро каждой детской библиотеки. Ее биографии, путешествия и переделки из иностранной литературы не устарели до сих пор.

Библиография:

I. Переработки А. из американской и английской детской литературы: Вуд Г., Семейство Чаннингов, 1901; Крокет, Клег Келли, 1894; Твен М., Приключения Фина, 1902, а также ряд биографий для детей: Гоголь, Фарадей, Вашингтон и др., и путешествия Фр. Нансена (1-е изд. 1904, последнее 1922) и Свен Гедина (1900). А. принадлежит также полный перевод романа Б. Стоу «Хижина дяди Тома», для к-рого она написала вступительную статью о рабстве в Америке (1908). Переделка для детей романа Джемса Гринвуда «Маленький оборвыш» (1-е изд. 1876, последнее 1926, Под редакцией К. Чуковского).

II. О детских книгах, М., 1908, изд. «Труд» (Отзывы о книгах); Справочная книга по чтению детей всех возрастов, составил М. В. Соболев, СПБ., 1903 (Отзывы о книгах); Кто за детей. Галлерея писателей для детей, М., 1906; Некролог А. и обзор ее сочинений, журн. «Что и как читать детям», № 11. 1915.

АННЕНСКИЙ

АННЕНСКИЙ Иннокентий Федорович (1856-1909) - поэт. Р. в состоятельной чиновничьей семье. Рос в Петербурге, в среде, где соединялись элементы бюрократические и помещичьи. По окончании (1879) историко-филологического факультета Петербургского университета служил преподавателем древних яз. и русской словесности, впоследствии директором гимназии в Киеве, Петербурге, Царском селе. Читал лекции по древнегреческой литературе на Высших женских курсах. В печати выступил с начала 80-х гг. научными рецензиями, критическими статьями и статьями по педагогическим вопросам. С начала 90-х гг. занялся изучением греческих трагиков; выполнил в течение ряда лет огромную работу по переводу на русский яз. и комментированию всего театра Еврипида. Одновременно написал несколько оригинальных трагедий на эврипидовские сюжеты и «вакхическую драму» «Фамира Кифарэд» (шла в сезон 1916/17 на сцене Камерного театра). Более всего значителен А. как поэт. Стихи начал писать с детства, но напечатал их впервые в 1904. «Интеллигентным бытием» своим А., по его собственным словам, был всецело обязан влиянию старшего брата, известного публициста-народника, Н. Ф. А., и его жены, сестры революционера Ткачева. Однако лирика А., за двумя-тремя исключениями, совершенно лишена общественных и гражданских мотивов. В своей поэзии А., как он сам говорит, стремился выразить «городскую, отчасти каменную, музейную душу», к-рую «пытали Достоевским», «больную и чуткую душу наших дней». Мир «больной души» - основная стихия творчества А. По справедливым указаниям критики, «ничто не удавалось в стихах А. так ярко, так убедительно, как описание кошмаров и бессонниц»; «для выражения мучительного упадка духа он находил тысячи оттенков. Он всячески изназвал изгибы своей неврастении». Безысходная тоска жизни и ужас перед «освобождающей» смертью, одновременное «желание уничтожиться и боязнь умереть», неприятие действительности, стремление бежать от нее в «сладостный гашиш» бреда, в «запой» труда, в «отравы» стихов и вместе с тем «загадочная» привязанность к «будням», к повседневности, к «безнадежной разоренности своего пошлого мира» - таково сложное и противоречивое «мировосприятие и миропонимание», к-рое стремится «внушить» А. своими стихами. Приближаясь этим «мировосприятием» из всех своих современников более всего к Федору Сологубу (см.), формами стиха А. наиболее близок молодому Брюсову (см.) периода «русских символистов». Однако преувеличенное «декадентство» первых стихов Брюсова, в к-ром было много нарочитого, придуманного со специальной целью обратить на себя внимание, «эпатировать» читателя, у не печатавшего свои стихи А. носит глубоко органический характер. Брюсов скоро отошел от своих ранних ученических опытов. А. оставался верен «декадентству» в течение всей жизни, «застыл в своем модернизме на определенной точке начала 90-х гг.», но зато и довел его до совершенного художественного выражения. Стиль А. ярко импрессионистичен, отличаясь зачастую изысканностью, стоящей на грани вычурности, пышной риторики décadence’а. Как и у молодого Брюсова, поэтическими учителями А. были французские поэты второй половины XIX в. - парнасцы и «проклятые»: Бодлер (см.), Верлен (см.), Маллармэ (см.). От парнасцев А. унаследовал их культ поэтической формы, любовь к слову как таковому; Верлену следовал в его стремлении к музыкальности, к превращению поэзии в «мелодический дождь символов»; вслед за Бодлером причудливо переплетал в своем словаре «высокие», «поэтические» речения с научными терминами, с обыкновенными, подчеркнуто «будничными» словами, заимствованными из просторечья; наконец следом за Маллармэ - на сознательном затемнении смысла строил главный эффект своих стихов-ребусов. От «бесстрастных» французских парнасцев А. отличает особая пронзительная нотка жалости, звучащая сквозь всю его поэзию. Жалость эта направлена не на социальные страдания человечества, даже не на человека вообще, а на природу, на неодушевленный мир страдающих и томящихся, «злыми обидами» обиженных вещей (часы, кукла, шарманка и пр. и пр.), образами к-рых поэт маскирует свою собственную боль и муку. И чем меньше, незначительнее, ничтожнее «страдающая» вещь, тем более надрывную, щемящую жалость к себе она в нем вызывает. Своеобразная литературная судьба А. напоминает судьбу Тютчева (см.). Как и последний, А. - типичный «поэт для поэтов». Свою единственную прижизненную книгу стихов он выпустил под характерным псевдонимом «Никто». И действительно в течение почти всей своей жизни А. оставался в литературе «никем». Лишь незадолго до смерти его поэзия приобретает известность в кружке петербургских поэтов, группировавшихся вокруг журнала «Аполлон» (см.). Кончина А. была отмечена рядом статей и некрологов, но вслед за тем его имя снова надолго исчезает с печатных столбцов. Только в недавнее время была сделана попытка воскресить стихи А.: в 1923 была издана новая книжка его посмертных стихов, переизданы два прежних сборника. Однако творчество А., эта поэзия скуки, страха и отравы, «злых обид» и великой жалости к малым вещам, один из самых больных цветков умирающей буржуазно-дворянской культуры - естественно остается чуждым всем здоровым тенденциям современности.

Литературное влияние А. на возникшие вслед за символизмом течения русской поэзии (акмеизм, футуризм) очень велико. Стихотворение А. «Колокольчики» по праву может быть названо первым по времени написания русским футуристическим стихотворением. Из современных поэтов влияние А. сильно сказывается на Пастернаке (см.) и его школе, и многих других. В своих литературно-критических статьях, частично собранных в двух «Книгах отражений», А. дает блестящие образцы русской импрессионистической критики, стремясь к истолкованию художественного произведения путем сознательного продолжения в себе творчества автора. Следует отметить, что уже в своих критико-педагогических статьях 80-х годов Анненский задолго до формалистов призывал к постановке в школе систематического изучения формы художественных произведений.

Библиография:

I. Книги А.: Тихие песни (под псевдонимом «Никто»), СПБ., 1904; 2-е изд., П., 1923; Кипарисовый ларец, вторая книга стихов, М., 1910; 2-е изд., П., 1923; Посмертные стихи, П., 1923; Фамира Кифарэд, вакхическая драма, СПБ., 1919; Книга отражений, СПБ., 1906; Вторая книга отражений, СПБ., 1909; Театр Эврипида, т. I, СПБ., 1907; Эврипид, драмы, М., 1916-1921 (из намеченных 6 тт. вышли I-III, текст переводов А. подвергся значительным переделкам со стороны редактора Ф. Ф. Зелинского); О современном лиризме: 1) «Они», 2) «Оне» (Обзор современной поэзии), статьи в журн. «Аполлон», № 1-3, 1909; Автобиографические материалы: Венгеров С., Критико-биографический словарь, т. VI, СПБ., 1904; Фидлер Ф., Первые литературные шаги, М., 1911; Архипов Е., Библиография А., М., 1914; Кривич В., А. по семейным воспоминаниям и рукописным материалам, альм. «Литературная мысль», III, Л., 1925.

II. Волошин М., «Аполлон», № 4, 1910 (там же статьи В. Иванова и Г. Чулкова); Брюсов В., Далекие и близкие, 1912; Митрофанов, проф., «Русская литература XX в.», кн. 6, М., 1914-1917; Иванов Вяч., сб. статей «Борозды и межи», М., 1916; Ходасевич В., сб. «Феникс», кн. I, М., 1922; Ларин Б., О Кипарисовом ларце, альм. «Литературная мысль», II, 1923.

АННОТАЦИЯ

АННОТАЦИЯ (лат. - примечание) - в библиографии обозначает дополнительные пояснения и сведения, присоединяемые к библиографическому описанию рукописи или книги. Содержание таких заметок может быть очень разнообразным, смотря по цели, преследуемой ими: содержание произведения, его характеристика, сведения об авторе, выдержки из рецензий или ссылки на них, указания литературы по данному вопросу, история данной книги и т. п.

АННУНЦИО

АННУНЦИО Габриэле д’ (Gabriele d’Annunzio, 1863-), настоящее имя - Рапаньетта (Rapagnetta) - крупнейший итальянский поэт эпохи, последовавшей за объединением Италии (так наз. «Третьей Италии» - Terza Italia), яркий выразитель расцвета и упадка буржуазии. Уже в лицее А. обнаружил поэтические способности, воспевал величие Италии и мощь итальянских королей (дебютир. в печ. в 1879), чтобы вскоре занять место наиболее популярного и модного писателя. Он отражал в своих произведениях (лирике, драмах, романах) эволюцию буржуазии от аморального, индивидуалистического эстетизма (последние десятилетия XIX в.) к империализму (XX в.). В произведениях А. первого периода центральным образом является эстет, аморалист, индивидуалист, «сверхчеловек», живущий для красоты, любви, наслаждения, относящийся даже к самым близким людям лишь как к «средству» к указанной «цели». Таковы поэт Алессандро в драме «Мертвый город», ваятель Лючио в драме «Джоконда», Сперелли в романе «Наслаждение» и др. Любовь в смысле страсти - лейтмотив в его лирике («Изоттео» и др.), драмах («Сон в осенние сумерки»), романах («Триумф смерти»). Этот аморальный индивидуалистический эстетизм облекается у А. в нарочито «аристократическую» форму, с выпадами по адресу выскочек-буржуа, этих «нахальных господ, разъезжающих по княжеским улицам Рима», чьи «надменные позы и хищнические руки в неуклюжих перчатках словно говорят: преклоняйтесь, мы новые владыки мира», равно как и по адресу социалистов, якобы только и мечтающих о том, чтобы «уничтожить цивилизацию» и все «головы сделать равными» (роман «Девы скал»). Пристрастие А. к старому барскому миру выступает вообще довольно отчетливо в некоторых из ранних его произведений, напр. в романе «Невинная жертва», где для героя-помещика категорическим императивом является принцип «чистоты крови», однако при явном сознании обреченности этого барского мира, особенно ярко сказавшемся в драме «Факел под мерой», где изображается гибель старой усадьбы и древнего аристократического рода под пятой «рожденной из гнили» плебейки, ставшей хозяйкой в дворянском гнезде. Выражая, несмотря на пристрастие к аристократическому миру и на внешнее отвращение к буржуазной действительности, гедонистическую и эстетическую резко индивидуалистическую установку на жизнь, характерную для эпохи господства буржуазии, А. в своей художественной форме отражает, с одной стороны, отсутствие у этого класса, только что пробившегося к власти, определенного стиля, бросаясь от одной моды к другой, от идеализма и морализма русских писателей - Толстого и Достоевского («Невинная жертва», «Дж. Эпископо») к натурализму Золя («Пескарские рассказы»), от «ницшеанства» (большинство из вышеуказанных произведений) к символизму (драма «Слава»), а с другой стороны, - необходимость заменить строгую стильность роскошью и декоративностью перегруженного до крайних пределов, совершенно барочного (см. Барокко) стилистического оформления своей тематики. Сквозь эстетический и гедонистический индивидуализм А. на рубеже XX в. все более пробивается - по мере роста в итальянской буржуазии национального самосознания и национальной экспансии - национальная идея, преодолевая прежний крайний индивидуализм. А. задумывает написать большую поэму о Гарибальди, не о Гарибальди-республиканце и демократе, а о Гарибальди - герое национального объединения и раскрепощения (написана лишь часть - «Ночь на Капрере»). Так, с другой стороны, в романе «Огонь», где А. довольно откровенно рассказал свой роман с артисткой Э. Дузе, не называя ее, впрочем, по имени, проводится (в речи героя - поэта, на открытии театра) мысль о новом «Возрождении» Италии, к-рое придет от искусства. Освобождаясь постепенно от эстетического своего покрова, национальная идея превращается у А. в идею империалистической экспансии Италии. В драме «Сильнее смерти» опоэтизирован путешественник, проникающий в глубь Африки, расчищая почву для будущих колониальных завоеваний. В своих «Морских одах» А. воспевает великих адмиралов Венеции, господствовавших на волнах Адриатики, как в драме «Корабль» темой служит апофеоз морского могущества Италии, направляющей свои завоевательные планы на Балканы, на Константинополь. Несмотря на эти империалистические тенденции, несмотря на то, что он даже выступил как поэт технического завоевания воздуха, как поэт авиации (роман «Может быть да, может быть нет»), А. как художник слова - пассеист, возрождающий и консервирующий старую поэтическую технику доиндустриального и дофинансового капитализма, - отсюда вражда к нему итальянских футуристов (см. их памфлет: «Боги уходят, Аннунцио остается»). Когда началась война 1914-1918 и Италия соблюдала нейтралитет, А. вел неутомимую и страстную кампанию за ее участие в войне на стороне Антанты, произносил и писал шовинистические воззвания и речи, изданные потом книгой под заглавием «Во имя великодержавной Италии», а когда Италия вмешалась в войну, пошел добровольцем в авиаторы и в пехоту офицером, попутно слагая гимны в честь итальянского оружия (поэма о гибели подводной лодки). После войны, не давшей итальянской буржуазии ощутительных выгод, А. во главе отряда временно занял город Фиумэ (1919), как некий аванпост итальянского капитализма на Балканах. После ликвидации фиумской авантюры А. то заигрывает с рабочим движением, «возглавляет» федерацию работников моря, то - после ее разгрома Муссолини - солидаризуется с фашизмом, то ударяется в мистику, вступая в орден францисканцев. Последние годы (с 1925) жил в великолепной вилле «Витториле» в Гордоне, переходя от мистических трактатов об авиации к жизнеописанию автора «Божественной комедии» Данте. Произведения А. пользовались у нас значительной популярностью в эпоху господства символизма, драмы его («Мертвый город», «Джоконда», «Слава») были переведены (хотя и не очень точно) Балтрушайтисом. С А. поэтов этой школы роднил его индивидуализм и эстетизм, лежавшие в основе и русского символизма. В эпоху реакции, последовавшей за крушением первой нашей революции, А. продолжал пользоваться широкой известностью в атмосфере наступившего среди буржуазной и мелкобуржуазной интеллигенции общественного индифферентизма и много переводился, между прочим, в дешевых изданиях изд-ва «Польза». Ныне совершенно не актуален для нашей художественной литературы.

Библиография:

Воровский В. В., Факел под мерой (в сб. «Литературные очерки», М., 1923); Фриче В., Западноевропейская литература XX в., М., 1928; Журнал «Critica», начиная со II т. Borgese, G. d’ A. (con bibliografia), Napoli, 1909; Morello W., G. d’ A., Roma, 1910; Gorgiulo, G. d’A., Napoli, 1912; Vossler, Italienische Literatur der Gegenwart, 1914.

АНОНИМ

АНОНИМ (греч. безыменный, неизвестный); автор литературного произведения, скрывший свое имя. А. часто служил для автора (или издателя) средством избегнуть преследования цензуры. Так напр. в 90-х гг. сочин. Н. Г. Чернышевского были изданы без имени автора, с отметкой: «изд. М. Н. Чернышевского» (сына писателя). Нередко анонимным сочинение печаталось и в силу тех или иных личных соображений автора; напр. анонимные статьи Пушкина в «Литературной газете» (см.), некоторые журнальные статьи Достоевского. Материалы для раскрытия А. дают показания современников писателя, анализ стиля анонимного сочинения и писателя, к-рому данный А. приписывается, и т. п. данные во всей их совокупности. Решение вопроса о принадлежности А. тому или иному автору требует большой осторожности и тщательной критической проверки исторических и документальных оснований.

Библиография:

Мезьер А. В., Словарный указ. по книговедению, Л., 1924, стр. 530; Материалы для словаря А. в «Ист. вестн.», 1883-1885; Геннади Г., Список русских анонимных книг, СПБ., 1874; Лернер Н., Новооткрытые страницы Пушнина, в изд. «Пушкин и его соврем.», вып. XII. Вступит. заметки Л. Гроссмана к собр. им «Неизвестным страницам» Достоевского. Собр. сочин. Д., изд. «Просвещение», т. XXII; Томашевский Б., Пушкин. Современн. проблемы ист. лит. изуч., Л., 1925 (к вопросу об уч. Пушкина в «Литературной газ.»).

АНСАРИ

АНСАРИ Абу-Исмаил Абдаллах б. Мохаммед (1005-1088) - один из ранних представителей персидского суфизма. Значительнейшие его произведения: «Друг послушников и солнце собраний» (‘Anis-al-um-ridin wa shams-al-madjalis) - прозаическая обработка истории Иосифа и Зулейки; «Разряды суфиев» (Tabakat-as-sufiya, написано на старом хератском наречии); «Стоянки шествующих» (Manazil-as-sayirin, на арабском языке) и сборник рифмованной прозы вперемежку со стихами - «Musaclj-djaat».

Библиография:

Жуковский В. А., Песни Хератского старца, сб. «Восточные заметки», СПБ., 1895; Крымский А., Ист. Персии и ее литература, т. I, вып. 4, М., 1909. Ether, Neupersische Literatur, Grundriss d. Iran. Philologie, II, 282; Berthels E., Grundlinien d. Entwicklungsgeschichte d. Lehrgedichts in Persien, «Islamica», v. III, f. 1, Lpz., 1927.

АН-СКИЙ

АН-СКИЙ С. (1863-1920) - псевдоним русско-еврейского писателя Семена Акимовича Рапопорта. Свою общественно-литературную работу А. начал с «хождения в народ», был одно время секретарем Лаврова. Его перу принадлежит еврейское стихотворение «Ди Швуэ», ставшее гимном Бунда. В последние годы А. «народничество» его выродилось в национализм. Свою литературную работу А. начал в 80-х гг., перемежая беллетристические выступления с публицистикой. А. писал и по-русски, и по-еврейски, изображая по преимуществу «народную жизнь» в обычной реалистической манере письма. Характеристике народного читателя посвящены его «Очерки народной литературы» (1892) и «Народ и книга» (М., 1913). А. проявлял большой интерес к еврейскому фольклору и этнографии; с его именем связана этнографическая экспедиция, собравшая ценный материал. На фольклорном материале построена пользующаяся особой популярностью (благодаря талантливой постановке Вахтангова в московском театре «Габима») драма А. «Дибук» (на др.-евр. - «Гадибук»).

Библиография:

I. Собр. сочин. А. вышло на русск. яз. в 5 тт., изд. «Просвещение») СПБ., 1911-1913; на евр. яз. в 15 тт. (Варшава, 1920-1925).

II. Львов-Рогачевский В., Русско-еврейская литература, М., 1922.

АНСТЕЙ

АНСТЕЙ Ф. (Anstey F., 1856-1882) - английский писатель. Основные произведения: «The man from Blankley’s» (Человек из Блэнкли), «The Brass Bottle» (Медный кувшин), «Vice Versa». А. - типичный английский буржуазный юморист, поверхностный, консервативный, склонный к морализированию. На русск. яз. переведен роман «Медный кувшин» (1916) и ряд рассказов, составивших сборники: «Врасплох», «Дело в шляпе», «Говорящая лошадь», «Неожиданное происшествие» и др. (1926-1928).

АНТАНАКЛАЗИС

АНТАНАКЛАЗИС - употребление одного и того же слова в различных значениях. Например: «Мешок-то я на кухню снесла, да обращенья его не снесла». На А. строятся каламбуры и вообще двусмысленности. Так напр. в известном анекдоте о консисторском чиновнике слово «доложить» имеет два смысла: «сделать доклад начальнику» и «добавить к взятке». А. свойственен не столько русскому, сколько иностранным (немецкому, французскому и т. д.) яз., где существует масса омонимов (слов, одинаково произносимых, но имеющих совершенно различный смысл). Другое название А. - дилогия (см.).

АНТАРА

АНТАРА сын Шаббада - доисламский поэт-богатырь VI в., сын араба и черной невольницы. Кроме «Муаллаки» (см.) (одной из лучших, особенно в описательных частях) оставил много стихотворений, собранных потом в «Диване» (см.). О его жизни и богатырских делах повествует огромный народный роман - «Жизнь А.».

АНТЕЙ

АНТЕЙ - в греческой мифологии - либийский великан, сын Посейдона и богини земли Геи. Принуждал чужеземцев вступать с ним в единоборство; прикасаясь к земле, обретал новые силы и всегда побеждал своих противников. Был задушен Гераклом (см.).

АНТИБАКХИЙ

АНТИБАКХИЙ - трехсложная стопа античной метрики, длительностью в пять мор, состоящая из двух долгих и одного краткого на конце слога: «- - U».

АНТИГОНА

АНТИГОНА - в греческом мифе - дочь Эдипа (см.), сестра Этеокла и Полиника. Проклятие, тяготеющее над сыновьями Эдипа, вызвало между братьями войну, во время к-рой они оба погибли в единоборстве; новый правитель Фив, Креонт, приказал предать земле тело Этеокла, тело же Полиника оставить без погребения. А. нарушила запрет правителя и похоронила Полиника. Креонт за это велит заключить ее живою в подземную гробницу, где А. кончает жизнь самоубийством; жених ее Гемон, сын Креонта, закалывается над трупом невесты. Испуганный зловещими знамениями богов, Креонт отправляется освободить А., но уже не застает ее в живых. В довершение всех несчастий жена его кончает самоубийством. Так оформил Софокл (см.) миф в своей трагедии «А.» в 40-х гг. V в. до христ. эры (более ранние оформления мифа об А. в точности неизвестны). У Софокла А. изображена защитницей предвечного, «неписанного» закона, нерушимости долга (основанного на кровной связи), прав рода - в противоположность Креонту, олицетворяющему государство и его правду. Трагический конфликт вытекает так. обр. из столкновения родовой аристократической морали, опирающейся на «неписанные» законы, с моралью государства, где старинная аристократия перестала играть господствующую роль, где торговый капитал отвоевал «писанные законы» у крупного землевладения во время социальных переворотов VII-VI вв. Афинская демократия середины V в., руководимая крупными собственниками и опиравшаяся на деклассированный демос - «афинских граждан», составлявших афинское войско и живших за счет своего государства, - цепко держалась и за культ рода и за культ государства. В трагедии Софокла ясно видно стремление руководящих кругов афинской демократии (Софокл был близок к Периклу) признать правоту и той и другой морали, согласовать их и избежать между ними конфликта, в котором обе стороны одинаково повинны. Индивидуалистический протест против рода и государства только намечался. Героине Софокла совершенно чужд какой-либо протест личности против общества. Живое чувство родовых обязанностей - основная черта Софокловой А. Как индивидуальность А. почти не охарактеризована. Уже следующему поколению, жившему в эпоху разложения родовой морали, суровая монументальность Софокловой героини была чужда. Еврипид (см.) в «Финикиянках» и другой не сохранившейся трагедии, а вслед за ним тот же Софокл («Эдип в Колоне»), позднее Сенека («Финикиянки») мотивируют уже действия А. нежной любовью к брату и отцу. В литературу нового времени А. вошла конечно в ином преломлении, далеком от суровой родовой морали. Ротру («А.», 1638) и Расин («Фиваида или братья враги», 1663) превратили А. и Гемона в томящихся любовников, а Креонта - в типичного «злодея» французской трагедии. Мелодраматический образ А. дает напр. Дюси, а в России - Озеров («Эдип в Афинах», 1804). Реакционный романтизм эпохи Реставрации видел в А. идеал добродетели, невинности и самоотверженности (Балланш, «А.», 1813). Наконец в «А.» Газенклевера (см.) (1917), написанной во время войны 1914-1918, сделана попытка воплотить в образе героини новое социальное содержание. Пацифист Газенклевер положил в основу своего произведения слова А. Софокла: «Делить любовь - удел мой, но не вражду» и задумал А. как мученицу идеи чистой человечности и вечного мира.

Библиография:

Зелинский Ф., «А.» в сб. «Из жизни идей», т. I, СПБ., 1905; Его же, Трагедия власти, Предисловие к перев. «А.» в II т. «Драм Софокла», М., 1915.

АНТИКЛИМАКС

АНТИКЛИМАКС - так называется в риторике предложение (или период), части которого представляют ряд нисходящих по силе выражений. Напр.: «Всякий велик на своем месте: инженер, мастер, чернорабочий». А. употребляется часто как прием в юмористических произведениях. Напр.: «...приговорить к высшей мере наказания; но, принимая во внимание безупречное прошлое, заменить десятью годами; принимая во внимание чистосердечное раскаяние, сократить срок наполовину; применяя амнистию, приговор считать условным» (журн. «Заноза»). Противоположен климаксу (см.).

АНТИКРИТИКА

АНТИКРИТИКА - возражение автора или его сторонника на неблагоприятную критику в целях ее опровержения. В отдельных случаях может быть направлена и против похвалы, от к-рой автору хотелось бы отмежеваться (напр. ответ В. Брюсова «В защиту от одной похвалы», направленный против А. Белого). Являясь разновидностью полемики, А. неизбежно сопутствует теоретической деятельности любого, вновь зарождающегося литературного течения. Своеобразие ее как вида полемической литературы заключается в том, что она строго придерживается того же материала, к-рый подвергался оценке и враждебной ей критикой. А. не расширяет темы дискуссии, не сообщает ей более общего значения. Классическим примером А. могут служить литературные заметки Пушкина, в к-рых поэт с огромным превосходством ума и вкуса отвечает своим современникам на их неудачливые нападки. Литературный спор, носивший вначале характер А., впоследствии часто его утрачивает. Так напр. знаменитые разногласия между классиками и романтиками в оценке Шекспира и вызванные ими с обеих сторон антикритические возражения, в конечном счете, привели к замечательной интернациональной полемике на тему о классицизме и романтизме, носившей всецело принципиальный характер и уже не укладывавшейся в узкие рамки А.

АНТИМАХ

АНТИМАХ из Колофона (V-IV в. до христ. эры) - греческий поэт и ученый. Произведения А. не сохранились, но в древности вокруг его имени шла долгая и ожесточенная полемика, причем одни признавали его равным Гомеру, другие относились к нему резко отрицательно. Из сочинений А. особенно ценились эпическая поэма «Фиваида» и элегия «Лида». Как ученый А. приготовил издание Гомера и собирал редкие слова («глоссы»). А. был родоначальником той «ученой» поэзии, к-рая нарочито отвлекалась от интересов широких слоев читателей, рассчитывая исключительно на узкий круг литературно образованных любителей стилистической и сюжетной изысканности.

АНТИМЕТАБОЛА

АНТИМЕТАБОЛА - повторение во второй части предложения слов, к-рые в первой части стоят в ином порядке, причем меняется смысл. Напр.: «Мы едим, чтобы жить, а не живем, чтобы есть». Другие, менее распространенные названия А. - антиметатеза, антиметалепса.

АНТИМЕТАЛЕПСА

АНТИМЕТАЛЕПСА - см. Антиметабола.

АНТИМЕТАТЕЗА

АНТИМЕТАТЕЗА - см. Антиметабола.

АНТИСПАСТ

АНТИСПАСТ - стопа в античном стихосложении, состоящая из краткого, двух долгих и краткого слога: «U - - U».

АНТИСТРОФА

АНТИСТРОФА (см. Строфа) - в хорических песнях трагедии - часть ритмической композиции, соответствовавшей строфе. Но если в хорической лирике Пиндара ритм первой строфы употреблялся во всех последующих строфах и А. той же песни, то в хорических песнях трагедий ритмом первой строфы песни писалась только ее А., а следующие пары строф имели свои ритмы. Этого требовало содержание трагедии, являвшей смену разнообразных переживаний. А. называется также вторая строфа в стихотворении, состоящем всего из двух аналогичных строф, в отличие от первой.

АНТИТЕЗА

АНТИТЕЗА (греч. αντιθεσις - противоположение) - один из приемов стилистики (см. Фигуры), заключающийся в сопоставлении конкретных представлений и понятий, связанных между собой общей конструкцией или внутренним смыслом. Напр.: «Кто был ничем, тот станет всем». Резко оттеняя контрастные черты сопоставляемых членов, А. именно благодаря своей резкости отличается слишком настойчивой убедительностью и яркостью (за что эту фигуру так любили романтики). Многие стилисты поэтому относились к А. отрицательно, а с другой стороны, заметно пристрастие к ней у поэтов с риторическим пафосом, как напр. у Гюго или в наши дни у Маяковского. Симметричность и аналитический характер А. делают ее весьма уместной в некоторых строгих формах, как напр. в александрийском стихе (см.), с его ясным членением на две части. Резкая ясность А. делает ее также весьма пригодной для стиля произведений, к-рые стремятся к непосредственной убедительности, как напр. в произведениях декларативно-политических, с социальной тенденцией, агитационных или имеющих моралистическую заданность и т. п. Примером может служить фраза «Коммунистического манифеста»: «В грядущей борьбе пролетариям нечего терять, кроме своих цепей; приобретут же они весь мир». Антитетическая композиция часто наблюдается в социальных романах и пьесах при контрастном сопоставлении жизни различных классов (напр.: «Слесарь и канцлер» А. В. Луначарского, «Железная пята» Дж. Лондона, «Принц и нищий» Твена и т. п.); А. может лежать в основе произведений, рисующих нравственную трагедию (напр.: «Идиот» Достоевского) и т. п. Противопоставление трагического комическому дает особенно благодарный материал для А.: напр. «Невский проспект» Гоголя с его контрастом комедийно-фарсовой истории Пирогова и драматической - Пискарева.

АНТИТЕЗИС

АНТИТЕЗИС - риторическое противопоставление в одном и том же периоде, в одной и той же фразе двух совершенно противоположных выражений или слов. Напр.: «Я - раб, я - царь; я - червь, я - бог» (Державин).

АНТИФРАЗИС

АНТИФРАЗИС - имя, данное кому-либо в противоположном, ироническом смысле. Например называют слабого - Геркулесом, бедного - Крезом; говорят: «какой вы чистенький» - испачканному. Вообще - употребление слов в противоположном смысле.

АНТИХРИСТ

Статья большая, находится на отдельной странице.

АНТИЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА

АНТИЧНАЯ ЛИТЕРАТУРА - см. Греческая литература, Римская литература.

АНТИЧНОЕ СТИХОСЛОЖЕНИЕ

АНТИЧНОЕ СТИХОСЛОЖЕНИЕ - см. Стихосложение.

АНТОДА

АНТОДА (’Αντωδη - противопеснь) - часть четы древнеаттической комедии: ода-эпиррема - антода-антэпиррема (см.). Выросшая из праздничной игры-хоровода, эта комедия строилась по принципу симметрии, параллелизма, напоминая известную славянскую игру, в к-рой одна часть участников поет: «А мы просо сеяли, сеяли», а вторая ей отвечает: «А мы просо вытопчем, вытопчем». Эти полухория усложняются выделением корифеев, введением действующих лиц (комедия Аристофана раннего периода). В дальнейшем, действующие лица совсем вытесняют хор. Но в древнеаттической комедии хор, разделенный на два полухория, был действенным и важным участником пьесы. Песни первого полухория - оды и песни второго полухория - антоды чередовались с эпирремами и антэпирремами (см.), в к-рых выступали персонажи. Полухория в одах и А. воспевали богов; подзадоривали, увещевали, укоряли действующих лиц; высказывали свои соображения по поводу изображаемых событий («Облака» Аристофана) или являлись активными действующими лицами («Лизистрата» Аристофана). Отсюда ритмическое разнообразие од и А. Но А. точно следует ритму оды. В дальнейшем своем развитии комедия все более отходит от своей первоначальной хороводной формы. В последних комедиях Аристофана хор уже совсем не участвует, а играет роль наблюдателя, редко вмешивающегося в действие, или исчезает совершенно.

АНТОКОЛЬСКИЙ

АНТОКОЛЬСКИЙ Павел Григорьевич (1896-) - современный поэт и драматург, по творчеству своему - неоклассик (см.). Стихотворения А. печатались в журн. «Красная новь», «Ковш», «Россия» и др.

Библиография:

Отд. изд.: Стихотворения, М., 1922; Запад, М., 1926; Третья книга стихов, М., 1927.

АНТОЛОГИЯ

АНТОЛОГИЯ (греч. - выбор цветов) - первоначальное название сборников избранных произведений древнегреческой поэзии. Из таких сборников одним из древнейших и первым по богатству и разнообразию содержания является сборник, составленный поэтом Мелеагром из Гадары (в Сирии) в I в. до христ. эры и названный им «Stefanos» (Венок). В него вошли, вместе с произведениями самого Мелеагра, песни, элегии и эпиграммы сорока греческих поэтов, начиная от классиков VII в. до христ. эры и кончая современниками составителя. «Венок» Мелеагра послужил образцом для всех последующих А. По примеру греческой А., это название перешло и к сборникам латинской поэзии, а также применяется и к собранию стихов в восточных литературах. Из латинских А. дошли до нас сборники поздних латинских поэтов в рукописях VI-XIV вв. Из них наиболее известна парижская рукопись, составленная в Африке в VI в. Первым издателем латинской А. был Иосиф Скалигер (Лейпциг, 1573). В первой половине XIX в. под А. разумели сборник античной поэзии. Дворянская литература того времени изобиловала подражаниями этой поэзии. Отсюда возникло понятие антологической поэзии, к-рое развил Белинский (Полн. собр. сочин. Под редакцией С. А. Венгерова, т. VI, ст. «Гёте, Римские элегии»). Сущность этой поэзии он видел «не столько в содержании, сколько в форме и манере». Отличительными признаками антологического стихотворения, по его мнению, являются: «простота и единство мысли, способной выразиться в небольшом объеме, простодушие и возвышенность в тоне, пластичность и грация формы». «Антологическая» поэзия была у нас в большом ходу в первой половине XIX в. (Батюшков, Пушкин и поэты «Плеяды»). Впоследствии она возродилась у Фета, Щербины и Аполлона Майкова, а затем у символистов, особенно у Вяч. Иванова. В настоящее время слову «А.» придается широкий смысл, означающий название вообще всякого сборника избранных произведений литературы как античной или восточной, так и современной, будь то проза или стихи, или изречения, афоризмы, мысли и т. п., так что под это название может подойти любая хрестоматия или «Чтец-декламатор». Появление А. нередко служит признаком упадка литературного творчества, как было напр. в античной поэзии. Спрос на А. в наше время объясняется главным образом потребностью ознакомления широких читательских масс с итогами литературы по образцам вследствие невозможности полностью охватить ее колоссальный объем.

АНТОНЕНКО-ДАВИДОВИЧ

АНТОНЕНКО-ДАВИДОВИЧ (Вирный) - современный украинский беллетрист. Написал драму «Лицарi абсурду». В 1925 выпустил книжку «Запорошенi силуэты». В 1926 - «Тук-Тук».

АНТОНОВИЧ

АНТОНОВИЧ Максим Алексеевич (1835-1918) - литературный критик «Современника» (1859-1866). Приобрел известность своей острой полемикой с журн. Достоевского: «Время» и «Эпоха», с журн. Писарева: «Русское слово» и др. Обратила на себя внимание его статья «Асмодей нашего времени» (критика образа Базарова). После ссоры с Некрасовым А. вынужден был на время совершенно оставить литературную деятельность и отдался естественно-научным занятиям (геологии). Как критик А. - типичный представитель мелкобуржуазной радикальной интеллигенции.

Библиография:

Венгеров, Критико-биографич. словарь, т. I, СПБ., 1889; Иванов И. И., История русск. критики, кн. II, ч. IV, СПБ., 1900; Скабичевский А., История новейшей русской литературы, СПБ., 1909; Михайловский, сочин., т. IV; Кирпотин, В., Публицистич. деятельность А. до ареста Чернышевского, «Под знам. марксизма», 1928, VII-VIII.

АНТОНОМАЗИЯ

АНТОНОМАЗИЯ - оборот речи, выражающийся в замене названия или имени указанием какой-нибудь существенной особенности предмета (напр.: великий поэт вместо Пушкин) или отношения его к чему-либо (автор «Войны и мира» вместо Толстой; Пелеев сын вместо Ахилл). Кроме того А. считают также замену нарицательного имени собственным (Эскулап вместо врач).

АНТРАКТ

АНТРАКТ - междудействие; перерыв между двумя актами сценического представления, заполнявшийся в народном театре средних веков и Возрождения сценической буффонадой (впоследствии включаемой в текст пьесы: напр. «Гамлет», нач. II, I, нач. V, I), в придворном театре - музыкой (напр. балеты после каждого акта у Мольера в «Мнимом больном»); в нынешнем театре - перерыв между действиями.

АНТУАН ДЕ ЛА САЛЬ

АНТУАН де ла САЛЬ (Antoine de la Sale, 1399-1470) - французский писатель. Его главнейшие произведения - «Les quinze joies du mariage», «Petit Jehan de Saintre» - один из первых образцов французской реалистической прозы вообще, и новеллы - в частности. См. Soderhjelm W., La nouvelle franсaise du XV siecle, Paris, 1910.

АНТЭПИРРЕМА

АНТЭПИРРЕМА (греч. ‘αντεπιρρημα - противоречь) - часть парабазы (см.) древнеаттической комедии, соответствовавшая эпирреме (см.), в следующей симметрии: лирическая часть, ода, эпиррема, антода. А. выражается: 1. Речью предводителя второго полухория («Ахарняне» Аристофана) 2. Диалогом предводителя второго полухория с действующими в комедии лицами («Птицы», «Ахарняне» Аристофана). 3. Диалогом действующих лиц («Всадники» Аристофана). Во всех этих случаях А. служит ответом или продолжением эпирремы (см.).

В парабазе (см.) ранних пьес Аристофана А. - декламация куплета, сопровождавшего антоду (см.). Декламация исполнялась корифеем второго полухория. Обычно А. следует за антодой, но она употреблялась и за одой и непосредственно за эпирремой, смотря по тому, какой расстановки требовал смысл данной композиции. Но обязательно для А. - точное следование ритму эпирремы.

АНЦЕНГРУБЕР

АНЦЕНГРУБЕР Людвиг (Ludwig Anzengruber, 1839-1889) - немецко-австрийский писатель. Сын либерального мелкого чиновника, А. после смерти отца (1844) был вынужден рано оставить школу и служить в книжной лавке. С 1858-1867 состоял артистом странствующего театра, в 1869 поступил писарем в Венское полицейское управление; с 1882-1885 редактировал семейный журнал «Heimat», а затем «Figaro». Всю жизнь жил в материальной нужде.

А. известен гл. обр. своими драмами из жизни крестьян, психологию к-рых он знал превосходно. Если не считать многочисленных пьес, написанных в раннем возрасте, отвергнутых театрами и уничтоженных самим автором, то первой крупной драмой его является «Священник из Кирхфельда» (Der Pfarrer von Kirchfeld, 1870). В ней, как и в других известных его драмах - «Крестьянин-лжесвидетель» (Der Meineidbauer, 1871), «Неграмотные просители» (Die Kreuzelschreiber, 1872) и «G’wissenswurm» (1874), - А. выступает с резкой критикой католической церкви, разоблачает ее вредное влияние на воспитание народных масс. Испорченным этим воспитанием лицам - обманщикам, лжецам и т. д. - А. противопоставляет, как представителей истины и добра, сильные, самобытные личности, вроде рабочего-каменотеса. - В борьбе с римской церковью А. видел одну из основных задач.

Литературное творчество А. совпало с быстрым ростом капитализма в Австрии. В то время как рост капитализма в Германии привел к национально-хозяйственному объединению страны, в Австрии он грозил не только гибелью старых общественных форм, но и распадом пестрой в национальном составе империи. И если правящие реакционные круги рассматривали церковь как объединяющую национально различные части монархии силу, то более дальновидный идеолог радикальной мелкобуржуазной интеллигенции, А., наоборот, видел в ней преграду к всегерманскому объединению, виновницу грядущей гибели, враждебную перевоспитанию народных масс в духе просветительской интеллигенции.

Второй период творчества А. протекал в изменившейся социальной обстановке. В 70-х и 80-х гг. социализм пустил глубокие корни и в Австрии. Живя в Вене, А. имел возможность познакомиться с современными социальными проблемами. И в многочисленных рассказах, романах, драмах и письмах этих лет А. выступает не только против феодально-церковных сил, как раньше, но и против «проклятого капитала», создающего национализм и войны. Он мечтает о новом утопическом царстве обиженных, бедняков и всех эксплоатируемых, осуществлению к-рого мешает отсутствие средств на воспитание народа, расходуемых на военные вооружения. О социализме и коммунизме он отзывается как о «клоаке», только осуществление «благоразумных программ» социализма может спасти Европу от анархии, неминуемой при диктатуре отдельного лица или класса над другими; социализм будет переходным «социальным государством» при построении нового общества; оно будет создано впрочем не внешними, материальными побуждениями масс, а внутренними побуждениями и сильной волей личности. Лишь воспитание в человеке любви к труду и чувства ответственности спасет, по его мнению, общество.

Приступая к художественному оформлению своих новых социальных воззрений, А. считал узловым пунктом всех социальных конфликтов проблему брака и семьи. Насколько такая установка ограничивает возможность развертывания социальных конфликтов, лучше всего показывают его драмы «Четвертая заповедь» (Das vierte Gebot, 1877) - трагедия разлагающейся городской мелкой буржуазии, «Ein Geschworener» (1876) и «Ein Faustschlag» (1877). Характерна для А. последняя драма, в к-рой рабочий приходит к социалистической партии потому, что фабрикант дал ему пощечину и этим расстроил его семейное счастье; фабрикант, тронутый последствиями своего поступка, раскаивается в своих грехах. В этой же драме отчетливо проявляется тенденция к сотрудничеству капитала и труда. Кроме драм А. написал много блестящих рассказов (Die fromme Kathrin, Treff-Ass, Die Herzfalten и др.), романов (Sternsteinhof, Dorfgänge, Der Schandfleck и др.; некоторые переведены на русский яз.). В них дается мастерская, глубокопсихологическая характеристика деревенской и городской мелкобуржуазной среды и весьма реалистически изображаются те общественные силы капитализма, к-рые давят на мелкобуржуазные слои.

Являясь так. обр. одним из наиболее талантливых ранних представителей радикальной интеллигенции в немецкой литературе, А. как драматург-художник подражал венской народной пьесе (Volksstück); он заимствовал всецело ее внешнюю структуру, ее построение с характерными ролями и вводными песнями. Но он своим новым содержанием и бурным пафосом превратил этот жанр шутливой народной сатиры в нравственно-морализирующую драму. Вообще А. как в драмах, так и особенно в своих рассказах - реалист, и в конце своей жизни, рисуя пагубное влияние капитализма на народные массы, довел этот реалистический стиль до натурализма. Этим и объясняется то большое внимание, к-рое уделялось А., непризнанному раньше, в 80-х гг., когда в немецкой литературе восторжествовал натурализм.

Библиография:

I. Полн. собр. сочин. изд. в 10 тт., Stuttgart, 1890; письма в 2 тт., изд. A. Bettelheim, Stuttgart, 1902.

II. Bettelheim A., L. A., 2-е изд., 1897; Friedmann S., L. A., Lpz., 1902; David J. J., A., S., 1904; Strobl K. H., L. A., 1920; Kleinberg A., L. A., 1921; Ernst Ad., Frauencharaktere und Frauenprobleme bei L. A., Leipzig, 1922.

АОНИДЫ

АОНИДЫ - древнегреческое название муз искусства, обитавших, по воззрениям греков, в Аонии, т. е. в Беотии (центральная Греция) и происходивших от беотийского царя Аона. Пушкин называет Батюшкова: «наперсник милых А.» (ср. еще - «поклонник мирных А.» («Евгений Онегин»).

АПАРТЕ

АПАРТЕ - разговор про себя, в драматических жанрах употребляется как речь «в сторону». Речи «в сторону» произносятся и в присутствии других лиц и условно считаются неслышными для присутствующих. Основная функция апарте - сообщение зрителю всех внутренних состояний, движений, намерений и взаимоотношений действующих лиц. А. широко применялись в древнегреческой драме для объяснения хода действия. В новейшее время они часто эксплоатировались для создания комического положения (один произносит А., другой слышит, перевирает и т. п.). А. особенно изобилует русская комедия XVIII в.; причины изобильного употребления А. - в дидактизме комедии. В А. автор разъяснял, мотивировал и резонерствовал. По поводу пользования А. между Буало, Мольером, Ла Фонтеном и другими литераторами произошел в свое время горячий спор. Ла Фонтен выступил противником А., Буало и Мольер - защитниками.

АПОКАЛИПТИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Статья большая, находится на отдельной странице.

АПОКРИФЫ

АПОКРИФЫ - название, применяемое к большой группе литературных памятников, связанных тематически с канонизированной религиозной литературой, частью христианской, частью возникшей до христианской эры. Название А. имеет в виду формальный признак их запретности как произведений, развивающих взгляды, противоположные писаниям, одобренным церковью к обращению между верующими. На принадлежность текста к А. указывает так наз. «индекс книг ложных», особый перечень, известный в средневековой европейской письменности на разных яз., под разными названиями и в различных вариациях. Первоначально βιβλος αποκρυφος обозначало книгу, мало доступную непосвященным, «сокровенную» по своему внутреннему смыслу; изменилось значение данного понятия в первые века христ. эры, когда «αποκρυφα» стали перетолковываться и редактироваться еретиками и когда в противовес этому начал складываться официальный канон книг. Произведения апокрифической литературы, при большом разнообразии («евангелия», «деяния апостольские», «апокалипсисы», «откровения», «сказания о ветхозаветных лицах и событиях», «жития-мучения», «сказания о днях недели», «гадания») отличаются обилием вымысла и часто - там, где они не носят, как в категории «гаданий», узкопрактического характера - высокой поэтичностью. Отсюда понятна популярность А. особенно в народной среде, по-своему претворявшей рассказ, к-рым потребность образного мышления удовлетворялась гораздо полнее, чем официальной церковной письменностью. На Русь, помимо переводов почти исключительно с греческого, получаемых по большей части готовыми со славянского юга, апокрифология проникала и устным путем, распространяясь паломниками, ходившими в Палестину. Обильную апокрифическую легенду можно найти уже в древнейшем из имеющихся русских «хождений» - игумена Даниила, а ее действие на туземное творчество вскрывается по отражениям в духовном стихе и в церковной живописи. Идейная сущность легенды в процессе популяризации не осознавалась, будучи заслонена наивно воспринимаемой фабулой. Так обстоит дело не только по отношению к А., старого греческого их запаса, но и по отношению к компиляциям, составленным на славянской почве и появившимся в связи с богомильством (обширное народное движение; началось в Болгарии в X в.; признает два начала мирового порядка - доброе и злое, причем к злому относит все вещественное; проповедует аскетизм и анархию; родственно зап.-европейским средневековым движениям альбигойцев, катаров и др.). Индекс, перешедший на Русь также со славянского юга, упоминает «болгарские басни», но воздействие этих «басен», т. е. ложных, вымышленных писаний, помимо литературного, сказывалось разве лишь на поддержании суеверий, без перехода в какую-либо систему исповедания. Благочестивое по фабуле содержание большинства А. вместе с их ролью народной библии вело к тому, что они свободно обращались к письменности, хотя и церковнической; есть случаи, когда сами иерархи опираются на апокрифологию (напр. Василий Калика в «Послании о земном рае», между 1344-1352) или, не узнав в памятнике А., включают его в состав одобряемого церковью чтения (великие Минеи-Четьи митр. Макария, вторая четверть XVI в.). Резко отрицательное к себе отношение вызывал особо стоящий и сравнительно поздний по появлению в индексе отдел гадательных книг - близкий к бытовой практике, а с конца XV в. сделавшийся очагом русского еретического суеверия и оппозиционного церкви мышления. Поэтому и дополнялась русская «статья о книгах ложных» (индексы Стоглава, Кирилловой книги) гл. обр. руководствами по гаданию и волшебству. О содержании А. можно судить из следующего краткого перечня, с подразделением на группы:

а) тексты, дополняющие Библию: об Адаме, Енохе, Ламихе, Аврааме, Иосифе, Соломоне (сюжеты ветхозаветные); евангелия Иакова, Фомы («детства Христова»), Никодима («страстей Христовых»), деяния апостольские - Фомы, Андрея, Петра и Павла, Павла и Феклы, и др. легендарные сказания о Христе; прения Христа с диаволом (сюжеты новозаветные);

б) тексты типа житий-мучений: Георгия Победоносца, Феодора Тирона, Кирика и Улиты, Никиты;

в) сказания о рае: легенды о Макарии, Зосиме, Агапии;

г) вопросо-ответы-загадки: «Беседа трех святителей»;

д) тексты эсхатологического характера: «Плач Иеремии», «Откровения» Баруха, Исайи, апостола Павла, Иоанну Богослову на горе Фаворской, Мефодия Патарского, Хождение богородицы по мукам, Вопросы Авраама о праведных душах, Иоанна Богослова на горе Елеонской.

Библиография:

Веселовский А. Н., Опыты по истории развития христианской легенды, журн. МНП., СПБ., 1875, IV; 1876, II, III, IV, VI; 1877, II, VI; Тихонравов Н. С., Отреченные книги древней России, Сочин., т. I, М., 1898; Сперанский М. Н., История древнерусской литературы, М., 1920; Jagič U., Die christlich-mythologische Schicht in der russischen Volksepik, «Arch. für slav. Philol.», B. I, H. I, Berlin, 1875.

АПОЛЛИНЭР

АПОЛЛИНЭР Гильом (Guillaume Apollinaire, 1881-1918) - псевдоним Вильгельма Аполлинария Костровецкого, французского поэта и критика. А., в начале своей литературной карьеры стоявший близко к представителям французского символизма, впоследствии один из крупных представителей левого искусства во Франции, примкнул к кубистам и футуристам. Подобно многим буржуазным революционерам в искусстве, А. был чрезвычайно неустойчив и беспринципен в своих политических взглядах. Поэт, к-рого считали эстетическим террористом, способным разрушать музеи и даже - похищать памятники искусства (в 1911 А. был арестован по нелепейшему обвинению в краже «Джиоконды»), поэт, написавший: «Люди будущего, помните обо мне - я жил в эпоху, когда кончались короли», издевавшийся над буржуазной публикой (постановка драмы А. «Сосцы Тирезия», вызвавшей возмущение зрителей), в то же время всячески старался демонстрировать свою благонадежность и добивался ордена Почетного легиона. Эта неустойчивость привела к тому, что во время войны А., некогда осмеивавший военщину, обратил свои футуристские лозунги бодрости и борьбы со «старьем и рутиной» на служение империализму, требуя не только победы над Германией, но и «возмещений». Нужно отметить, что этот патриотический подъем сопровождался, по словам биографа А. - Ф. Супо, - «психической растерянностью» и упадком творческих сил. В период расцвета А. был активным деятелем не только в области литературы, но и в области живописи, со многими представителями к-рой (Пикассо, Анри Руссо) он был близок. А., изложивший в своей книге «Живописцы-кубисты» (1912) принципы живописного кубизма, сам испытал на себе влияние этой школы и пытался перенести ее приемы на искусство слова. Не довольствуясь нарушением канона в области синтаксиса, метра и словаря, А. изгоняет из своих стихов пунктуацию, прибегает к типографским ухищрениям и др. приемам, цель к-рых - дать в поэзии присущее живописному кубизму многопланное ощущение объекта. Таковы «каллиграммы» и «идеограммы» А., в к-рых он стремится сделать стихи выразительными не только поэтически, но и графически. Лучшие книги А. («Alcools», «Calligrammes») обнаруживают подлинного лирического поэта с некоторой склонностью к сатире. А. обладал значительной, характерной для ученика символистов эрудицией, к к-рой несколько иронически относились его левые друзья и враги, считавшие ее одной из причин «рассудочности» А.

От шаблонного футуризма А., испытавшего на себе влияние не только Рембо (см.), но и Гейне (см.) и Бодлера (см.), отличает его связь с литературой прошлого. Даже своими каллиграммами и идеограммами А. обязан не только новаторским тенденциям, но и знакомству с поэзией александрийцев. А. оказал значительное влияние на новейшую французскую поэзию вплоть до последних ее представителей - сверхреалистов (см.), к-рые не только самое название своей школы, но и принцип «сверхреалистской» импровизации заимствовали у А.

Библиография:

I. Важнейший произведения: сборн. стихов - «Алкоголь» (Alcools), 1913; «Каллиграммы» (Calligrammes), 1918; «Имеется» (Il y a), 1924; романы и новеллы - «Разлагающийся чарователь» (L’enchanteur pourrissant), P., 1921; «Ересиарк и К-о» (L’Hérésiarque et C-ie), P., 1922; «Убийство поэта» (Le poète assassiné), P., 1927, и др.

II. Эфрос А., Три силуэта, «Современный Запад», № 4, П. - М., 1923; Эйхенгольц М., Современная французская поэзия, «Печать и революция», № 4, М., 1924; Lalou René, Histoire de la littérature française contemporaine, P., 1922; Duhamel G., Les poètes et la poésie, P., 1922; Billy A., A. vivant, P., 1923; спец. номер журн. «Esprit Nouveau», окт., P., 1924; Soupault Ph., G. A. ou Reflets de L’incendie, Marseille, 1927.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV