Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "А" (часть 8, "АРИ"-"АСН")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "А" (часть 8, "АРИ"-"АСН")

АРИСТОФАН

Статья большая, находится на отдельной странице.

АРИСТОФАНОВ СТИХ

АРИСТОФАНОВ СТИХ - стих античной метрики следующего строения: «-UU-U-U», напр. «Lydia dic per omnes». А. С. называли также стих, употреблявшийся в аттической комедии, имевший вид анапестического септенария (см.).

АРКАДИЯ

АРКАДИЯ - средняя область древнего Пелопонесса, которая изображалась многими поэтами, в особенности итальянским поэтом Саннадзаро, как страна простых нравов, тихой идиллической жизни.

АРКОС

АРКОС Рене (René Arcos, 1881-) - французский писатель, один из участников литературного кружка-издательства «Аббатство» (см.). В литературе выступил в 1901 книгой стихов «L’âme essentielle» (Верная душа), пропитанной туманным идеализмом, неясными и тщетными исканиями. Потом война сделалась основной темой А. на ряд лет. Сборник стихов «Кровь других» (Le sang des autres, 1916), роман «Зло» (Le Mal), сборник рассказов «Казарма» (Caserne), сборник очерков из быта военной эпохи «Злые годы» - вот произведения А. этого периода. Перед нами типичный пацифист, ненавидящий войну из-за ее жестокости, очень убедительно показывающий кошмарное лицо войны, но не знающий другого способа борьбы против войны как обращение к чувствам гуманности и человеколюбия. Идеология А. - типично ролландистская. В настоящее время Аркос - редактор известного ролландистского журнала «Европа» (Europe).

Библиография:

I. Стихи А., перев. на русск. яз. в сб. «Революционная поэзия Запада» Под редакцией П. С. Когана, М., 1927.

II. Lalou Réné. Histoire de la littérature française contemporaine, P., 1923; de la Vaissières Robert, Anthologie poétique du XX siècle, P., 1923 (образцы и библиография).

АРЛЕКИНАДА

АРЛЕКИНАДА - см. Comedia dell'arte.

АРМЕН

АРМЕН Мкртич - один из молодых пролетарских поэтов Армении. Из произведений А. заслуживает внимания «Комсомолия».

АРМИДА

АРМИДА - героиня «Освобожденного Иерусалима» Тассо. Своей чарующей красотой она обольщает крестоносца Ринальдо. На далеком острове, в ее фантастических садах он на время забывает славу и свою высокую цель. Образ А. навеян повидимому Цирцеей Гомера (см. Одиссея), от к-рой героиня Тассо отличается впрочем многими существенными чертами. Поэтический сюжет А. был популярен. По антономазии (см.) А. называют женщину, к-рая соединяет искусство обольщать с красотой и грацией. По аллюзии (см.) употребляются выражения «сады А.,» «дворец А.».

АРМЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Статья большая, находится на отдельной странице.

АРМЯНСКИЙ ЯЗЫК

АРМЯНСКИЙ ЯЗЫК - яз. армянского народа как в Армении, так и в ее многочисленных колониях (в Азии, Африке, Европе и Америке). А. Яз. начал образовываться, по всей вероятности, уже в VII в. до христ. эры, причем индо-европейские его элементы наслоились на чуждый ему искони яз. древнего населения Армении - урартийцев (халдов, алародийцев), сохранившийся в так наз. Ванской клинописи. Большинство ученых (ср. проф. П. Кречмер, «Einleitung in die Geschichte d. Griechischen Sprache», 1896) полагают, что это наслоение явилось в результате вторжения в иноязыковую область Армении народности, представлявшей собою группу, отколовшуюся от фракийско-фригийской ветви индо-европейских языков (см.). Отделение будущей «армянской» группы было вызвано вторжением (во второй половине VIII в. до христ. эры) киммерийцев в пределы территории, занимаемой фригийской народностью. Данная теория основывается на переданном у Геродота (кн. VII, гл. 73) известии, что «армяне являются колонией фригийцев».

В багистанской надписи Дария I, сына Гистаспа (VI в.), уже упоминаются и армяне и Армения как одна из областей, входивших в состав древнеперсидской монархии Ахеменидов. Образование А. Яз. происходило путем ассимиляции, к-рой подверглись яз. старого населения будущей Армении. Помимо урартийцев (халдов, алародийцев), армяне при своем последовательном продвижении в восточном и северовосточном направлении несомненно ассимилировали и целый ряд иных народностей. Этот процесс происходил постепенно в течение нескольких веков. Хотя Страбон (кн. XI, гл. 14) и передает, что в его время народности, входившие в состав Армении, говорили на одном яз. («были одноязычны»), однако надо думать, что местами, в особенности на перифериях, продолжала доживать туземная речь. А. Яз. таким образом является языком смешанного типа, в котором туземные не индо-европейские языковые элементы объединились с фактами индо-европейской речи новых колонизаторов-завоевателей. Эти не индо-европейские элементы господствуют гл. обр. в словаре; сравнительно менее они заметны в грамматике (см. Л. Мсерианц, «О так наз. „ванских" (урартских) лексикальных и суффиксальных элементах в А. Яз.», М., 1902). По мнению акад. Н. Я. Марра, не индо-европейская часть А. Яз., вскрываемая под индо-европейским слоем, находится в родстве с яз. яфетическими (см.) (ср. Марр, «Яфетические элементы в яз. Армении», Изд. Ак. наук, 1911 и др. работы). В результате языкового смешения индо-европейский характер А. Яз. подвергся значительному видоизменению как в грамматике, так и в лексике.

АРМЯНСКИЙ АЛФАВИТ

        О судьбах А. Яз. до V в. христ. эры мы не имеем никаких свидетельств, за исключением немногих отдельных слов (гл. обр. собственных имен), дошедших в трудах древних классиков. Таким образом мы лишены возможности проследить историю развития А. Языка в течение тысячелетий (с конца VII века до христ. эры и до начала V века христ. эры). Язык клинообразных надписей царей Урарту или Ванского царства, на смену к-рого явилась армянская государственность, генетически ничего общего с А. яз. не имеет. С древнеармянским мы знакомимся по письменным памятникам, восходящим к первой половине V в. христ. эры, когда Месропом-Маштоцом был составлен для А. Яз. новый алфавит. Этот древнеармянский литературный яз. (так наз. «грабар», то есть «письменный») является в грамматическом и лексическом отношении уже цельным, имея своею основою один из древнеармянских диалектов, поднявшийся на ступень литературной речи; быть может, этим диалектом был диалект древней Таронской области, сыгравшей весьма крупную роль в истории древнеармянской культуры (см. Л. Мсерианц, «Этюды по армянской диалектологии», ч. I, М., 1897, стр. XII и след.). О других древнеармянских диалектах мы почти ничего не знаем и знакомимся лишь с их потомками уже в новоармянскую эпоху.

        О судьбах А. Яз. до V в. христ. эры мы не имеем никаких свидетельств, за исключением немногих отдельных слов (гл. обр. собственных имен), дошедших в трудах древних классиков. Таким образом мы лишены возможности проследить историю развития А. Языка в течение тысячелетий (с конца VII века до христ. эры и до начала V века христ. эры). Язык клинообразных надписей царей Урарту или Ванского царства, на смену к-рого явилась армянская государственность, генетически ничего общего с А. яз. не имеет. С древнеармянским мы знакомимся по письменным памятникам, восходящим к первой половине V в. христ. эры, когда Месропом-Маштоцом был составлен для А. Яз. новый алфавит. Этот древнеармянский литературный яз. (так наз. «грабар», то есть «письменный») является в грамматическом и лексическом отношении уже цельным, имея своею основою один из древнеармянских диалектов, поднявшийся на ступень литературной речи; быть может, этим диалектом был диалект древней Таронской области, сыгравшей весьма крупную роль в истории древнеармянской культуры (см. Л. Мсерианц, «Этюды по армянской диалектологии», ч. I, М., 1897, стр. XII и след.). О других древнеармянских диалектах мы почти ничего не знаем и знакомимся лишь с их потомками уже в новоармянскую эпоху.

               Древнеармянский литературный язык («грабар») получил свою обработку гл. обр. благодаря армянскому духовенству. В то время как «грабар», получив определенный грамматический канон, был удержан на известной стадии своего развития, живая, народная армянская речь продолжала свободно развиваться. В известную эпоху она вступает в новую фазу своей эволюции, к-рую принято называть среднеармянскою. Среднеармянский период отчетливо обнаруживается в памятниках письменности, начиная лишь с XII в. Среднеармянский большею частью служил органом произведений, рассчитанных на более широкий круг читателей (поэзия, сочинения юридического, медицинского и сельскохозяйственного содержания). В киликийский период армянской истории (XI-XIV вв.), в связи с усилением городской жизни, развитием торговли с Востоком и Западом, сношениями с европейскими государствами, европеизацией государственного строя и жизни - народная речь становится органом письменности, почти равноправным с классическим древнеармянским. Дальнейшую ступень в истории эволюции А. Яз. представляет новоармянский, развившийся из среднеармянского. Права гражданства в литературе он получает лишь в первой половине XIX в. Различаются два новоармянских литературных языка - один «западный» (турецкая Армения и ее колонии в Западной Европе), другой «восточный» (Армения и ее колонии в России и т. д.). Средне- и новоармянский значительно отличаются от древнеармянского как в грамматическом, так и словарном отношении. В морфологии мы имеем немало новообразований (напр. в образовании множественного числа имен, форм страдательного залога и т. д.), а также упрощение формального состава вообще. Синтаксис в свою очередь имеет много своеобразных черт.

Библиография:

Марр Н. Я., Грамматика древнеармянского яз., СПБ., 1903; Его же, Классифицированный перечень печатных работ по яфетидологии, М., 1926; Hübschmann H., Armenische Grammatik, I, Lpz., 1897; Meillet A., Ésquisse d’une grammaire comparée de l’arménien classique, Vienne, 1903; Его же, Altarmenisches Elementarbuch (в серии «Indogermanische Bibliothek», hrsg. von H. Hir und W. Streitberg), Heidelberg, 1913.

АРНАЛЬДО

АРНАЛЬДО Даниель (Daniele Arnaldo, конец XII в.) - известный провансальский трубадур, писавший также по-итальянски; первый ввел форму секстины (см. Строфика); основатель школы «темного стиля» (stil oscuro).

Библиография:

Canello, La vita e le opere del trovatore A. D., 1883; Данте А., De vulgari eloquentia, перев. В. Шкловский, II., 1922.

АРНДТ

АРНДТ Эрнст Мориц (Arndt, 1769-1860) - немецкий патриотический поэт; сын крепостного крестьянина. Его «Geschichte der Leibeigenschaft in Pommern und Rugen» (1803) вызвала ненависть юнкерства. В 1806 вышла первая часть его «Geist der Zeit», в которой А. резко выступает против Наполеона. В 1812 он стал одним из виднейших поэтов так наз. освободительной войны («Lieder fur Deutsche», «Kriegs- und Wehrlieder» и др.). Поэзия А. выражает стремления поднимающегося бюргерства к объединению Германии в одно хозяйственно-политическое целое. Идеологически А. примыкал к народно-романтическим тенденциям Фихте, Ад. Мюллера и др.; его стиль - мастерское соединение старой формы воззваний с пламенно-воодушевленным пафосом народного стиха (см. Немецкая литература).

Библиография:

I. Собр. сочин. в 14 тт. 1909.

II. Labes C., E. M. A., 1860; Meinhold P., E. M. A., 1910; Lange G., Der Dichter A., 1910; Museheek, E. M. A. - Ein Lebensbild, B. I, 1919.

АРНИМ

АРНИМ Ахим, фон (Ioachim (сокращ. Achim) von Arnim, 1781-1831) - немецкий поэт, друг Кл. Брентано (см.), Герреса и братьев Гримм, с которыми он образует второе поколение немецких романтиков, проникнутое националистически-реакционными тенденциями. Расцвет этой романтики относится ко времени совместного пребывания друзей в Гейдельберге (1804-1808). Здесь А. и Брентано издают в 1805, под заглавием «Des Knaben Wunderhorn», немецкие народные песни, собранные ими во время путешествия по Рейну в 1802. Ставя себе единой целью реабилитацию презираемой до тех пор народной песни, издатели свободно обращаются с собранными ими материалами, среди к-рых наряду с собственно народной песней оказались песни Герхардта, С. Даха, Опица (см.) и др. поэтов XVI-XVII вв., ставшие народными. Эта художественная обработка достигла своей цели: «Des Knaben Wunderhorn» определяет все дальнейшее развитие немецкой лирики до конца XIX в.; певучие вольные ритмы немецкой народной песни преобладают над размерами классической метрики не только в немецкой поэзии, но - через творчество гениального ученика романтики Гейне (см.) - оказывают влияние и на метрику нового русского стиха (Блок). Другим памятником национально-исторического направления гейдельбергского кружка является «Zeitung für Einsiedler», издававшаяся А. в 1808. С распадением гейдельбергского кружка А. в 1808 возвращается в Берлин; в 1811 он женится на сестре Брентано (см. Беттина), вторую половину жизни проводит частью в Берлине, частью в своем поместьи Виперсдорф.

Представитель старого дворянства, носитель консервативных и националистических идей, убежденный протестант - А. являет своей жизнью и личностью резкий контраст с общими тенденциями романтизма. Отречение от романтических грез юности характеризует идеологию помещика, желающего сохранить «патриархальные» отношения с «1 200 душ, населяющими мои семь деревень».

Литературная деятельность А. многообразна; ему принадлежат романы: «Hollins Liebeleben» (1802), «Ariels Offenbarungen» (1804), «Armut, Reichtun, Schuld und Busse der Gräfin Dolores» (1810); мистерия «Halle und Jerusalem» (1811); ряд исторических драм («Der Auerhahn», «Die Befreiung von Wesel», «Die Appelmänner», «Der Stralauer Fischzug», «Die Gleichen» и др.) и переделок старинных немецких и английских фарсов; бытовые, исторические и сатирические новеллы: «Der tolle Invalide» (1818), «Owen Tudor» (1821), «Frau von Saverne», «Fürst Ganzgott und Sänger Halbgott» и др. Высшим проявлением его художественного творчества являются: исторический роман «Die Kronwächter» (1817), фантастическая новелла «Isabella von Aegypten» (1811) и «Die Majoratsherren» (1820). В развитии идей романтики для А. характерен разрыв с мистической эротикой старшего поколения «Gräfin Dolores» как протест против «Люцинды» Шлегеля (см.) и с магическим идеализмом Новалиса (см.) (осмеянным в образе путешественника во II ч. «Halle und Jerusalem»). В области формы этому соответствует отрицательное отношение к приему синкретизма ощущений (напр. к передаче слуховых ощущений зрительными образами и обратно), типичному для старших романтиков. Напротив, А. в своей лирике тяготеет к постоянному эпитету народной песни; в эпических же произведениях, наряду с развертываемым им богатством красочных образов, он охотно прибегает к игре света и теней, столь характерной для позднего романтизма. Певучая музыкальность яз. старших романтиков сменяется у А. жестким, подчеркнуто прозаическим периодом; только в ранних произведениях он применяет ритмическую прозу (ямбы в «Halle und Jerusalem»). Эта твердая прозаичность сказа дает особую убедительность тем образам, к-рые создает фантазия А. В противовес романтической идеализации родного прошлого А. выводит и комические, жизненно правдивые фигуры степенных бюргеров, городских приказных: превосходен в «Kronwächter» образ гениального забулдыги-ваганта Фауста. Наряду с экзотикой цыганских поверий («Isabella von Aegypten») А. открывает немецкой романтике неизжитую еще до настоящего времени (ср. «Гойлем» Мейринка) экзотику еврейского гетто; он первый вводит в литературу мотив гойлема, каббалистические легенды об Ангеле смерти и др. («Die Majoratsherren»). Необычайно богатая фантастика А., где встречаются мотивы средневековых народных еврейских поверий, сочетается с изображением действительности («Halle und Jerusalem»), напр. Вечный жид проходит по улицам современного А. городка с его сутолокой, спорами студентов о защите диссертации и пр.); А. не видит в фантастике другого плана действительности, как это делает Гофман (см.), но мотивирует ее как символику истинного смысла жизни («Die Majoratsherren»). Творчество этого своеобразного романтика еще ждет углубленной оценки.

Библиография:

I. Полное собр. сочин. в 19 тт. вышло Berlin, 1839-1846; В 22 тт., Berlin, 1853-1856. Отдельные произведения издавались Minor’ом, Geiger’ом и Pfaff’ом. Избранные сочин. издавались много раз.

II. Помимо общих трудов по романтике: Steig R. und Grimm H., A. und die ihm nahe standen, 3 Bde, Stuttgart, 1894-1914; Lohre H., Von Percy zum Wunderhorn, Berlin, 1902; Sohulöe F., Die Gräfin Dolores, Lpz., 1904; Hartmann M., A. als Dramatiker, Breslau, 1911; Becker H., A. in den wissenschaftlichen und politischen Strömungen seiner Zeit, Berlin, 1912; Schünemann F., A.’s geistige Entwicklung in «Halle und Jerusalem», Lpz., 1912.

АРНИЧЕС-И-БАРРЕРА

АРНИЧЕС-и-БАРРЕРА Карлос (Carlos Arniches y Barrera, 1866-) - испанский драматург, продолжающий культивировать на испанской сцене «хенеро чико» - «малый жанр». Главные комедии: «El Santo de la Isidra» (1898); «El pobre Valbuena» (1904); «El amigo Melquiades» (1914); «Don Quintin el amargao» (1924) и пр.

АРНО

АРНО (Antoine Arnauld, 1612-1694) - крупнейший из деятелей янсенизма во Франции (см. Французская литература). Один из основателей монастыря Пор-Руаяль, средоточия духовной жизни влиятельной группы французского мыслящего общества XVII в., примкнувшей к янсенизму. Непосредственно для литературы имели значение следующие труды А.: «Grammaire generale», «Reflexions sur le loquence des preacute;dicateurs» (Размышления о красноречии проповедников), «Consultation sur la Phedre de Racine».

Библиография:

Sainte-Beuve S., A., Port-Royal; Brunetiegrave;re F., Eacute;tudes critiques, IV-e seacuterie.

АРНОЛЬД М.

АРНОЛЬД Мэтью (Sir Mathew Arnold, 1822-1888) - английский критик, философ и талантливый поэт. Сын ирландского учителя. Для его поэзии («The Strayed Reveller and other new Poems», 1849; «Collected Poems», 1853) характерна меланхолия с оттенком суровости, свойственная родной А. кельтской поэзии. Эстетизм и эрудиция Арнольда отражаются в его поэзии, совершенной по форме; характерны также для него сдержанность поэтических эмоций, любовь к пейзажу. Эстетизм А. чисто внешний - творчество его этично и религиозно. Как критик А. пытался установить нормы творчества, исходя из произведений классиков. Из континентальных мыслителей наиболее близок к А. Эрнест Ренан. «On Study of Celtic Literature» (К изучению кельтской литературы, 1867) А. составило, наряду с Ренановским «О гении кельтской расы» - эпоху в изучении ирландской и др. кельтских литератур. Другие его критико-философские труды - «Essays in criticism» (1865); «Culture and Anarchy» (1869).

Библиография:

I. Собр. сочин. А. изд. в 15 тт., 1904-1905.

II. Saintsbury G., в серии «Modern English Writers», 1899; Russel C. W. E., «Literary Lives Series», 1904; Chambers Cyclopaedia of English Literature, v. III, 1925.

АРНОЛЬД Э.

АРНОЛЬД Эдвин (Sir Edwin Arnold, 1832-1904) - английский эпический поэт. Приобрел известность своей философской эпопеей «The Light of Asia» (1879) (русск. перев. «Свет Азии», СПБ., 1902), посвященной описанию жизни Гаутамы Будды и его проповеди. По манере письма он близок к прерафаэлитам (см. Английская литература). Другие произведения А. - «Indian Song of Songs» (1875); «Pearls of the Faith»; «Seas and Lands»; «Japonica».

Все они посвящены описанию стран Востока, в к-рых А. провел половину своей жизни.

АРНУ

АРНУ Артюр (Arnould, 1833-1895) - французский романист и публицист, участник Парижской коммуны и ее историк («Histoire populaire et parlementaire de la Commune»). У нас выдержали с 1905 много изданий его «Мертвецы Коммуны» и «Народная история Коммуны». Почти все романы А. переведены на русский язык: «Пруд серых сестер» (1880); «Месть падшей» (1881); «Брак самоубийцы» (1882); «Дитя любовника» (1882); «Мать-девушка» (1882); «Король нищих» (лучший роман А.) (1888). Романы А. примыкают к популярному социальному роману с авантюрным элементом (типа Э. Сю (см.)).

АРОСЕВ

АРОСЕВ Александр Яковлевич (1890-) - видный партийный деятель, а с 1922 и писатель-беллетрист. Происходит из буржуазной семьи. Учился в Льеже и в Петроградском психоневрологическом институте, но курса не окончил. В 1907 вступил в РСДРП, во фракцию большевиков. Неоднократно подвергался арестам, был и в тюрьме и в ссылке, откуда наконец бежал за границу. В 1911 вернулся в Москву и снова подвергался преследованиям (тюрьма и ссылки). В дни Октября был членом Военно-революционного комитета и командовал войсками Комитета. Занимал до 1927 ряд ответственных постов. С 1927 до 1928 - полпредом СССР в Литве. Центральная фигура в произведениях А. - коммунист, ответственный работник, наделенный избытком интеллигентской рефлексии. Раздвоенности партийца-интеллигента А. противопоставляет цельность коммуниста-рабочего. Произведениям А. нехватает композиционной законченности, его образам - четкости. Сила и значение писателя в правдивом и вдумчивом воспроизведении быта и психологии партийцев в эпоху военного коммунизма и гражданской войны.

Библиография:

Две повести (Недавние дни, Записки Терентия Забытого) М., 1923; Белая лестница, М., 1923; Никита Шорнев, сб. рассказов, П., 1924; На земле под солнцем, «Кр. новь», IX, 1927; Две республики, «Нов. мир», X, XI, 1927 и др.

АРПИАРЯН

АРПИАРЯН Арпиар (1850-1908) (псевдоним Граздан Айкак) - армянский писатель. Писал публицистические статьи и в 1896 покинул Турцию из-за преследований. В Лондоне организовал газету «Нор-Кянк» (Новая жизнь). Убит в Каире. А. бичевал все косное, консервативное в армянском быту, в частности вскрывал гниль в жизни армянских эфенди. В раннем произведении «Датапартял» А., описывая жизнь женщины, протестует против мещанства, религиозного фанатизма и т. д.

Библиография:

I. Датапартял, 1885; Ануш, 1886; Кармир Жамоц, 1903.

II. Загран Г., ст. в «Масис», 1892; Папазян В., История армянской словесности, 1911.

АРРЕБО

АРРЕБО Андерс (Arrebo, 1587-1637) - датский поэт дидактического направления, гуманист, считается основоположником новейшей датской поэзии, ввел в датскую поэзию александрийский стих и гекзаметр. Известно его переложение псалмов Давида и «Hexaemeron» - подражание «Premiere Semaine» французского поэта Дю-Барта.

АРСЕНБУЧ ИЛИ АРЦЕНБУШ

АРСЕНБУЧ или АРЦЕНБУШ Хуан Еухенио (Juan Eugenio Hartzenbusch) - выдающийся испанский драматург и историк литературы. Автор ряда романтических драм на национальные сюжеты (лучшая «Los amantes de Teruel», 1838), комедий и басен. Известен как редактор и издатель произведений Тирсо де Молина, Аларкона, Лопе де Вега и Кальдерона в «Biblioteca de Autores Espanoles».

Библиография:

H. J. E., Obras, Madrid, 1887 и 1888-1892.

АРСЕНЬЕВ

АРСЕНЬЕВ Константин Константинович (1837-1919) - публицист, юрист, общественный деятель и литературный критик. Последовательный конституционалист, А. принадлежал к умеренно-либеральному направлению нашей общественно-политической мысли. С 1880-1912 вел в «Вестнике Европы» внутреннее обозрение, с 1882 общественную хронику, а с 1909 редактировал этот журнал. А. написал ряд книг по юридическим вопросам, редактировал «Энциклопедический словарь» Брокгауза-Ефрона, принимал участие в основании партии демократических реформ. Критические статьи А. отличаются описательным характером, обсуждают преимущественно общественные мотивы литературных произведений, академичны по тону, сдержанно полемизируют с реакционными тенденциями. Мало яркие и для своего времени, литературные этюды А. в наши дни не представляют большого интереса. Написанная А. биография Салтыкова-Щедрина сохраняет свое значение.

Библиография:

I. Критические этюды по русской литературе, 2 т., СПБ., 1888; Салтыков-Щедрин, СПБ., 1906.

II. Кони А., На жизненном пути, т. II, СПБ., 1912; Венгеров С., Крит.-биогр. словарь, т. I, СПБ, 1889; Полнер Т., К. К. А., «Голос минувшего», 1917.

АРСИС

АРСИС (греч. поднятие) - термин античной ритмической теории (см. Тезис), заимствованный от пляски, в такт к-рой шло движение стиха (поднятие ноги). В разное время этот термин имел разное значение, обозначая то сильную, то слабую часть метрической группы (стопы и пр.).

АРСКИЙ

АРСКИЙ Павел Александрович (1886-) - пролетарский писатель, сын каменщика (дед - крепостной). В 15 лет оставил родной дом и прошел тернистый путь пролетария: был каменщиком, кочегаром, матросом, рудокопом и т. д. Участвовал в рабочих кружках и вел пропаганду. В войну 1914-1918 служил в армии и вел революционную работу. С 1918 до 1922 работал в петроградском Пролеткульте. Пишет стихи, рассказы и пьесы. Поэзия А. - боевые песни, изображающие революционную борьбу.

Библиография:

Песни борьбы, изд. 3-е, П., 1919; За Красные советы, драм. этюд, П., 1920; Метла революции, рассказы П., 1921; Голгофа, трагедия, П., 1924; Даешь кооперацию, стихи, Л., 1925; Мокрое дело, комедия, М., 1927 и др.

АРСУРИ

АРСУРИ - см. Чувашская литература.

АРТАМОНОВ

АРТАМОНОВ Михаил Дмитриевич (1888-) - поэт, сын безземельного крестьянина - лесного сторожа. Вырос в лесной сторожке и учился у дьякона. С 9 лет - в людях. Печататься начал с 1913. По темам поэзия А. - полукрестьянская, полурабочая. В форме его стихов преобладает песенный, нередко частушечный склад.

Библиография:

I. Когда звонят колокола, стихи, Ив.-Вознесенск, 1913; Улица фабричная, Ив.-Вознесенск, 1913; Земля родная, П. 1919; Деревенская улица, песни, М., 1924; Дети улицы, (Очерки московской жизни) и др.

II. Воронский А., Песни северного рабочего края, сб. «На стыке», М., 1923.

АРТЕМИДА

АРТЕМИДА - богиня у древних греков (римск. Диана); по мифу - дочь Зевса и Латоны, сестра Аполлона, богиня плодовитости и охоты, охранительница целомудрия и девственности.

АРТУР ИЛИ АРТУС

АРТУР или АРТУС - мифический король древних бриттов, прославившийся своими победами над саксами и пиктами. Возникшие в среде угнетенных кельтов сказания о короле А. - национальном герое и будущем освободителе - проникают в литературу средних веков через латинскую обработку Галафрида Монмаутского «История королей британских» (Geoffrey de Monmouth, Historia regum Britanniae) и в многочисленных пересказах (Wace, Layamon) становятся достоянием важнейших национальных литератур Зап. Европы. С сюжетом короля А. и тесно связанным с ним сюжетом чародея Мерлина (см.) рано начинают контаминироваться многочисленные другие сюжеты: важнейшие из них - цикл Грааля (см.) с историей Персеваля (Парсифаля) (см.), история Ланселота (см.) и королевы Джиневры и история Тристана и Изольды (см.). Весь этот цикл, вместе с бесконечно варьируемыми сюжетами рыцарских приключений, образует огромный тематический материал куртуазного стихотворного романа (бретонский цикл, matiere de Bretagne) и деградирует в дальнейшем в прозаический роман конца средних веков и в «лубочную книгу» (Volksbuch) (см. Роман). Возрождение тематики короля А. в новой литературе связано, преимущественно, с позднейшим романтизмом - Теннисон («Idylls of the King»), Иммерман («Merlin»), Вагнер («Lohengrin») и др.

АРХАИЗМ

АРХАИЗМ - устаревшее и вышедшее из употребления слово. В художественной речи А. является одним из стилистических средств, изучаемых в особом отделе стилистики. У нас А. чаще всего являются славянизмы, черпаемые из церковнославянского, к-рый до XVIII в. был в России литературным яз. А. находят широкое применение в стилизациях (см.), когда архаистический характер может придаваться и синтаксису литературного произведения.

АРХАНГЕЛ

АРХАНГЕЛ - по Дионисию Ареопагиту (в его книге «Небесная иерархия») - высшая степень ангельской иерархии.

По другой, более древней классификации (в книге Еноха), существуют семь архангелов, называемых архистратигами - начальниками ангельского воинства. В еврейской и христианской канонической литературе особое значение приобретают А. Гавриил - вестник божий, и Михаил - архистратиг небесных сил.

Сюжет, связанный с первым, так наз. «Благовещенье», разрабатывается в религиозной и проникнутой мистическими настроениями литературе средних веков и нового времени. В эпоху Просвещения этот сюжет становится объектом пародии (Вольтер, «Орлеанская девственница»). Под влиянием французской антирелигиозной литературы XVIII в. написана и «Гаврилиада», Пушкина. Реалистическое использование сюжета встречается в литературе XIX и XX вв.: Немоевский (заглавие конфисковано) и др. Сюжет, связанный с А. Михаилом - победа над сатаной - привлекает особое внимание в эпохи религиозной борьбы - Мильтон (Потерянный рай) и его подражатели.

АРХАНГЕЛЬСКИЙ

АРХАНГЕЛЬСКИЙ Александр Семенович (1854-1926) - историк русской литературы и театра. Проф. Казанского университета, из семьи священника. Основные работы А. посвящены истории древнерусской литературы. Главные труды, отдельно изданные: «Нил Сорский и Вассиан Патрикеев, их литературные труды и идеи в древней Руси» (СПБ., 1882); «Творенья отцов церкви в древнерусской письменности» (СПБ., 1888, тт. I-V, Казань, 1889-1891); «Театр допетровской Руси» (Казань, 1884); «Литература домонгольской Руси» (Казань, 1903); «Образование и литература в Московском государстве» (вышло семь выпусков, охватывающих русскую литературу с древнейших времен до Ломоносова) и др. Под редакцией А. вышло лучшее издание сочин. В. А. Жуковского. Некоторое значение, как пособие справочного характера, сохранил его компилятивный труд «Введение в историю русской литературы» (т. I, П., 1916), несмотря на устаревшую методологию автора.

АРХЕОГРАФИЯ

АРХЕОГРАФИЯ - вспомогательная дисциплина по отношению к литературной науке. Она имеет объектом своего изучения документ, рукописный источник. В своей практике она занята приведением в порядок, описанием и публикацией рукописных памятников. В своей теории она вырабатывает нормы для ведения названных работ над рукописными памятниками. Для исследователя литературы необходимо знакомство гл. обр. с приемами описания литературной документации и ее видов и правилами издания их. Описания историко-литературных документов и их печатные издания в виде ли отдельных публикаций, или целых собраний документов, т. е. фамильных, семейных, частных архивов, как напр. архив Волконских, Раевских, Остафьевский архив кн. Вяземских и т. п., необходимы как материал для изучения историко-литературного процесса, социального быта писателей и всей вообще совокупности литературной жизни в известную эпоху. Описания ориентируют в рукописном материале и помогают находить нужные для исследователя документальные источники. К настоящему времени большое количество рукописных фондов частных собраний описаны рядом архивных учреждений (см. Библиография, Архив).

АРХИВ

Статья большая, находится на отдельной странице.

АРХИЛОХ

АРХИЛОХ (VII в. до христ. эры) - древнегреческий лирик. Р. на о. Паросе; сын аристократа и рабыни. Жил в эпоху ожесточенных социально-политических конфликтов. А. ярко отобразил в своих стихотворениях, от к-рых остались лишь отрывки, жизненные перипетии отщепенца от своего класса. А. писал эпиграммы, элегии, гимны. Но особенно славились его язвительные ямбы. В стихотворениях А. мы впервые встречаем шестистопный ямб, впоследствии ставший господствующим в греческой и римской драме. А. создал эпод - строфу, состоящую из ямбического и дактилического стиха (архилохова строфа), хорошо известную нам по подражанию Горация. Поэзия А. дала толчок развитию греческой лирики (см. Древнегреческая литература и Стихосложение античное).

Библиография:

I. Перевод А.: Вересаев В., «А.», Стихотворения и фрагменты, М., 1915.

II. Круазе А. и М., История греческой литературы, П., 1916; Зелинский Ф., Древнегреческая литература, т. I, П., 1919; Коган П., Греческая литература, М. - П., 1923.

АРХИЛОХОВ СТИХ

АРХИЛОХОВ СТИХ - стих античной метрики, названный так по имени греческого поэта Архилоха. А. С. бывает: малый (- U - U - «Solvitur eris hiemps») и большой (- U - U - U - U - U - U - U «Nec tenerem hyeidam mirabera quo calet inventas»).

АРХИТЕКТОНИКА

АРХИТЕКТОНИКА - построение художественного произведения. Чаще употребляется в том же значении термин «композиция», причем в применении не только к произведению в целом (как А.), но и к отдельным элементам его: композиция образа, сюжета, строфы и т. п. Понятие А. обнимает собой соотношение частей произведения, расположение и взаимную связь его компонентов (слагаемых), образующих вместе некоторое художественное единство. В понятие А. входит как внешняя структура произведения, так и построение сюжета: деление произведения на части, тип рассказывания (от автора или от лица особого рассказчика), роль диалога, та или иная последовательность событий (временная или с нарушением хронологического принципа), введение в повествовательную ткань различных описаний, авторских рассуждений и лирических отступлений, группировка действующих лиц и т. п. Приемы А. составляют один из существенных элементов стиля (в широком смысле слова) и вместе с ним являются социально обусловленными. Поэтому они изменяются в связи с социально-экономической жизнью данного общества, с появлением на исторической сцене новых классов и групп. Если взять напр. романы Тургенева (см.), то мы найдем в них последовательность в изложении событий, плавность в ходе повествования, установку на гармоническую стройность целого, важную композиционную роль пейзажа. Эти черты легко объясняются как бытом поместья, так и психикой его обитателей. Романы Достоевского (см.) строятся по совершенно иным законам: действие начинается с середины, повествование течет быстро, скачками, замечается также внешняя несоразмерность частей. Эти свойства архитектоники точно так же определяются особенностями изображаемой среды - столичного мещанства. В пределах одного и того же литературного стиля приемы А. изменяются в зависимости от художественного жанра (роман, повесть, рассказ, поэма, драматическое произведение, лирическое стихотворение). Каждый жанр характеризуется рядом специфических признаков, требующих своеобразной композиции (см. Композиция).

АРЦРУНИ

АРЦРУНИ Григорий (1845-1892) - армянский литератор, организовал в 1872 свой журнал («Мшак»), издававшийся в Тифлисе. Представитель «западничества» в истории армянской интеллигенции.

АРЦЫБАШЕВ

АРЦЫБАШЕВ Михаил Петрович (1878-1927) - из мелкопоместных дворян, сын исправника. На литературное поприще выступил в 1901 рассказом «Паша Туманов». В 1907 вышел нашумевший роман «Санин», к-рый был сразу переведен на многие иностранные яз. и вызвал ряд судебных процессов в России, Германии, Австро-Венгрии по обвинению автора в порнографии. В период 1909-1912 появились: «Миллионы», «Рабочий Шевырев», «У последней черты». Кроме того А. написал несколько пьес - «Ревность», «Война».

В революцию 1917 А. выступил в качестве публициста («Записки писателя»), после Октября он эмигрировал за границу, где стал одним из злейших врагов советской власти.

Начальная литературная деятельность А. окрашена в розовый цвет либерализма и даже некоторого протеста против общественных условий, строго регламентированных полицией. В рассказе «Паша Туманов» дается картина мучений юноши, затравленного школой. Близки к этому герою-протестанту - бунтари: Саша («Бунт»), Куприян («Конокрад»), Доктор («Смех»).

Все они не могут преодолеть гнусно-лживую, под личиной лицемерного порядка и обывательского благополучия, животно-грубую жизнь. В рассказе «Ужас» А. наряду с бунтом индивидуалиста против зла и добра, ужасов и кошмаров жизни, дает и бунт рабочих против безнаказанного преступления бюрократов, изнасиловавших девушку и скрывших насилие убийством.

На революцию 1905 А. откликается рядом повестей и этюдов; для некоторых из них материалом послужили подлинные исторические факты. Так рассказ «Кровавое пятно» написан под впечатлением многочисленных расправ и расстрелов 1905. «На белом снегу» дает картину ожесточенной борьбы царской опричнины с революционным движением в Прибалтийском крае.

Рассказ «Один день» связан с 9 января 1905. В 1907 А. пишет повесть «Человеческая волна», где переплетаются эпизоды московского восстания, история с «Потемкиным» в Одесском порту и восстание моряков в Севастополе.

Революционные фабулы Арцыбашев искусственно разбавляет своими излюбленными темами убийств, самоубийств и расстрелов, причем акцент ставится большей частью не на причинах и не на самом факте убийства или расстрела, а на последствиях уничтожения человека. Образ расстрелянного «у стены», «на белом снегу», с раскинутыми руками, устремленными в широкое синее небо мертвыми глазами, повидимому должен обозначать «бессмысленность» человеческого существования на фоне прекрасной, солнечной, творящей природы. Эти противоречия между «человеком» и «природой» еще более углубляются проблемой уничтожения человека, его смертью. А. описывает преимущественно не человеческую жизнь, а процесс умирания, с мельчайшими деталями до последнего вздоха, содрогания, конвульсии. Почти через все Арцыбашевские произведения проходит образ чахоточного («Бунт», «Смерть Ланде», «Санин» и др.). Даже живые герои охотно представляют себя в могиле «с прогнившим лицом, с телом, наполненным червями, медленно и омерзительно копошащимися в разлагающемся месиве под позеленевшим, сырым и жирным мундиром». Писатель много говорит о «слизи и гнили», о «сладком смраде, идущем от трупа», о «ядовитой, смердящей сладости».

Убийства, самоубийства, расстрелы, конвульсии смерти, трупное гниение, половая похоть, животный инстинкт, - все это пронизывает также и крупные произведения, как «Смерть Ланде», «Санин», «У последней черты» и др. Кульминационным пунктом творчества А. является роман «Санин», к-рый создавался в течение семи лет (1901-1907), причем отдельные черты этого героя встречаются уже в первых его рассказах. В этом произведении сплелись бурная революция 1905 и последующая реакция с отходом интеллигенции от активной политической борьбы, провинциальное прозябание и философия Ницше, апология человека, к-рому «все позволено», и смерть. Смысл жизни Санина: «надо прежде всего удовлетворить свои естественные желания»; «люди, к-рые не могут или не смеют брать от богатства жизни столько, сколько им нужно, не должны жить».

Санин не борется с «людской глупостью», «с безобразным устройством жизни», а наоборот, смеется над тем, кто способен сесть в тюрьму, лишиться свободы из-за конституции. В то же время Санин не может даже перестроить собственную жизнь и остается рабом ее из страха потерять свое жалование и «сливки к утреннему чаю». Он с презрением отходит от рабочих, ведущих «тяжкий и нудный разговор» о своих эксплоататорах, - от этих людей, «живущих как скоты и не истребивших до сих пор ни себя, ни других, а продолжающих влачить скотское существование в смертной надежде на какое-то чудо, к-рого им не дождаться и в ожидании к-рого уже умерли миллиарды им подобных». Санин легко дает советы своей сестре уничтожить ребенка, подстрекает Соловейчика к самоубийству, насилует Карсавину, избивает Зарудина, к-рый кончает жизнь самоубийством. При этом Санин считает, что «Зарудин погибает потому, что вся жизнь его направлена по такому пути, на к-ром не то удивительно, что один человек погиб, а то удивительно, как они все не погибли».

Воровский указывает, что появление Санина означает новый шаг разночинной интеллигенции в сторону буржуазии. Санин, ставя себя «вне класса», вне живых связей с общественными группами, превращается в босяка-пропойцу, в отброс общества, в паразита.

Таков герой и другого крупного произведения «У последней черты» - Наумов. Интересна его проповедь: «Я говорю вам о том, что раз и навсегда надо понять, что ни революции, ни какие бы то ни было формы правления, ни капитализм, ни социализм - ничто не дает счастья человеку, обреченному на вечные страдания. Что нам в нашем социальном строе, если смерть стоит у каждого за плечами, если мы уходим в тьму, если люди, дорогие нам, умирают... если мир прежде всего - огромное кладбище, к-рое мы зачем-то сторожим. Надо рассеять в людях суеверие жизни... надо заставить их понять, что они не имеют права тянуть эту бессмысленную комедию». Это - яркая декларация деклассированных групп общества.

Такие герои появляются в эпохи реакции и общественных кризисов, разгрома революционных сил. Они бессильны подвергнуть анализу объективные причины поражения и неспособны организовать силы для новой борьбы. Эти герои в лучшем случае пессимистически смотрят на будущее, впадают в отчаяние или же копаются в своих личных переживаниях. Они готовы отрицать человеческую мысль и, взамен ее, поют панегирики безумию, бессмыслию, ужасу. Они проповедуют ницшеанскую мораль, противопоставляя себя «мещанскому» обществу. Они стараются под анархическими формулами скрыть свое внутреннее бессилие, ничтожество. Они издеваются над всякого рода программами, девизами, идеологией. Герои А. производят впечатление озлобленных людей, которые оправдывают свою озлобленность тем, что «человек гадок по натуре». К такому выводу приходит разочаровавшийся в идеалах революционной интеллигенции террорист Ткачев в «Рабочем Шевыреве». А. как раз сочувствует этим героям. Он напрягает все свои силы, чтобы дискредитировать революционное движение, тем самым продолжая традиции Лескова, Клюшникова, Маркевича, Крестовского и других писателей-реакционеров, писавших в 60-70-е гг. многотомные тенденциозные «обличительные» романы, в к-рых революционер и уголовный преступник являлись синонимами. Пасквиль А. еще злее. Его «высланный революционер» - «маленький, смешной, с птичьим лицом, ничтожный студент Чиж» («У последней черты») развенчивает, унижает, клеймит свои прежние идеалы «с брезгливым видом», «с судорогой отвращения на лице». Презрительным тоном, полным ненависти, А. повествует о том, как Чиж «спорил с товарищами и партийными врагами о деталях программы и тактики. Таскал на заводы нелегальную литературу, агитировал среди каких-то давно потерянных из виду, в сущности совсем неинтересных людей». В воображении художника рисуется «серая длинная дорога», по к-рой маленький студент Чиж «добрел до тридцати лет и не узнал, зачем собственно брел», и, придя в отчаяние, мечтает, как о благодати, о катастрофе, о землетрясении, когда «дома валятся, земля колышется, женщины бегут нагишем, все забывают, кто они и почему они и в каких смыслах... Тут тебе и самоотвержение и грабеж... Там кого-то спасли, там кого-то под шумок изнасиловали... весело!». Несомненно, что А. хотел образом смешного и жалкого Чижа заслонить тех, к-рые отдали свою жизнь за счастье обездоленных, эксплоатируемых, к-рые стремились к победе революции, к торжеству пролетариата.

По своей манере А. - реалист и даже натуралист французской школы. Вслед за Достоевским и Мопассаном он стремится вскрыть механику психических переживаний, всю силу звериного инстинкта человека. Арцыбашев со злым отвращением старается унизить человека, сбросить с того пьедестала, на к-рый его поставил М. Горький.

Композиция арцыбашевских произведений не сложна: обычно они строятся по определенному шаблону с центральной фигурой героя, основные черты к-рого повторяются во всех его произведениях. Однообразен ход мыслей героев, однообразен их скучно-монотонный язык. Правда, представляет некоторый интерес своей яркостью красок импрессионистический пейзаж, проникнутый однако эротикой.

Библиография:

I. Сочинения А. вышли в нескольких изданиях; из них - полное собрание в 10 тт., М., 1913-1917.

II. Воровский В. В., Базаров и Санин. Два нигилизма. «Литературные очерки», М., 1923; Львов-Рогачевский В., Снова накануне, сб. ст., М., 1913.

АРШАРУНИ

АРШАРУНИ Аршалуис Мих. (1896-) - публицист и литературный критик в области изучения художественной литературы народов советского Востока. Написал ряд работ о национальном культурном строительстве и проблемах национального художественного творчества. Сотрудник журн.: «Коммунистическая революция», «Красная печать», «Новый восток», «Печать и революция» и т. д. Выпустил популярные работы: «Что делается в Китае» (М., 1925); «СССР и народы Востока» (М., 1925; на армянском яз., изд. Центриздата, 1927).

АСАИ РЕЙ

АСАИ РЕЙ (1640-1709) - крупнейший представитель японской народной новеллы эпохи позднего феодализма (1600-1868). Особенно популярен сборник его фантастических новелл - «Отоги-боко» (13 кн., 1666), вызвавший много подражаний (см. Японская литература).

АСАКИ

АСАКИ Георг (1788-1869) - румынский писатель. Основатель румынской академии и первой типографии в стране, издатель журналов и учебников, известен так же как переводчик пьес с французского и немецкого яз. и автор сборника стихотворений (2-е изд., 1854).

АСАР

АСАР Ян (Asars Janis, 1877-1908) - латышский публицист и критик. Сын батрака, с студенческих лет принимает активное участие в революционном движении, неоднократно подвергался арестам и репрессиям. После 1905 эмигрирует в Финляндию, откуда возвращается уже безнадежно больным. Революционер, культурный деятель, массовый трибун, А. отличается чрезвычайной разносторонностью. Работает над популяризацией естественнонаучных открытий, пишет заметки и статьи по философии, исторические очерки («Как прибалтийское дворянство добилось своих привилегий»), откликается чуть ли не на все злободневные культурно-бытовые и общественно-политические вопросы. Но ярче всего свои богатые творческие силы А. проявляет в области литературно-художественной. Кроме более крупных трудов («Связь искусства и культуры XIX в.», незаконченная «Всеобщая история мировой литературы»), А. оставил много критических статей и заметок о текущих явлениях латышской и мировой литературы (о Гауптмане, Золя, Ибсене, Метерлинке, Аннунцио, Чехове, Горьком, Толстом и мн. др.), статьи о Гёте и Гоголе, о живописи, прикладном искусстве, театре. Вследствие недостаточно глубокой общественно-научной подготовки, в произведениях А. много противоречий, неясных формулировок и выводов, отсутствует строго выдержанный марксистский метод; конкретную историческую сущность явлений он часто затуманивает элементами идеалистической эклектики. Но несмотря на это, А. во многих отношениях стоит на целую голову выше мелкобуржуазных начетчиков от марксизма. В сильном стремлении охватить воедино мир разрозненных явлений, найти их причинную связь А. изучает явления искусства и литературы в их скрытых тенденциях и направлении развития. Активист в революционной практике, А. прежде всего активист и в революционной теории. А. как бы ищет синтеза, единства познания и революционной практики, приходя к неизбежному выводу, что новый расцвет искусства и литературы возможен лишь на перегное буржуазной культуры.

Библиография:

I. Собр. сочин. «A. Kopoti raksti», тт. I-III, Riga, 1910.

II. Upits Andrejs, Latweeschu jaunakās rakstneezibas wehsture, Riga, 1921; Teodors, Latwijas jaunakās literaturas wehsture, Riga, 1925; Klusais, Peezihmes par latweeschu ideologijas wehsturi, M., 1925.

АСБЬOРНСЕН

АСБЬОРНСЕН Пер-Кристен (Asbjоrnsen, 1812-1885) - составитель переведенных на многие яз. сборников норвежских народных сказок («Norske Folkeeventyr», 1842; «Norske huldreeventyr, og folkesagn», 1845), имевших большое значение для развития норвежской литературы; русский перев. - А. и П. Ганзен, «Норвежские сказки», СПБ., 1898, и в изд. Вольф, СПБ., 1912.

АСВАГОША

АСВАГОША (точнее Ашьвагхоша) - знаменитый поэт индийского буддизма. Традиция считает его современником царя Канишки (I в. христ. эры). Тибетские и китайские источники изображают А. то ученым монахом, апостолом буддизма, то бродячим музыкантом, в изящных песнях раскрывавшим народу тщету бытия. А. сумел влить проповедь буддизма в высокохудожественные формы эпоса (махакавья) и драмы. Из произведений А. до нас дошли: «Буддхачарита» (Жизнь Буддхы) - изложенная в эпической форме каноническая биография основателя буддизма (сохранилась в китайском переводе V в., в тибетском переводе VII в., и в виде отрывка по-санскритски); «Саундарананда» - поэма о влюбленном Нанде, насильственно обращенном в монашество сводном брате Буддхи; «Сутраламкара» - собрание поучительных повестей (сохранилось в китайском переводе V в.); «Шярипутракарана» (Обращение Шярипутры) - отрывки драмы, найдены в 1911. Манера А. была усвоена рядом позднейших буддийских поэтов, произведения к-рых иногда приписывались А.

Библиография:

I. Buddha Carita (санскр. текст, изд. Cowell E. B., Oxf., 1893) переведена на яз.: английский, немецкий, итальянский, русский (А., Жизнь Будды, пер. К, Бальмонта, М., 1913); Sutralamkara, trad. en français par Ed. Huber, P., 1908.

II. Легендарная биография А. приведена в отрывках у Васильева В., Буддизм, его догматы, история и литература, 3 тт., СПБ., 1857-1869; Levi S., A. Le Sutralamkara et ses sources, P., 1908 (Extrait du «Journal Asiatique»); Lüders H., Das Sariputrakarana (Aus Sitzber. d. Preuss. Akad. d. Wiss.), Berlin, 1911.

АСЕЕВ

АСЕЕВ Николай Николаевич (1889-) - совр. русский поэт. В войну 1914-1918 мобилизован. После Октябрьской революции живет во Владивостоке, работает на бирже труда, затем в полулегальной советской газете, печатает там антиинтервенционистские политические фельетоны, в то же время организует литературное общество «Балаганчик», преследующее чисто богемные цели. Вернувшись в Москву, А. стал одним из виднейших поэтов и теоретиков «Лефа» (см.).

А. дебютировал книжкой стихов в 1914. Вот как А. рисует свой предреволюционный облик: «я, двадцатисемилетний поэт, выученик символистов... я, увлекавшийся переводами Маллармэ, Верлена и Вьеле Гриффена, благоговевший перед Теодором Амедеем Гофманом, восторженно носивший в сердце силу и выдержку горестной судьбы Оскара Уайльда, одним словом, я - рафинированный интеллигент». В первых же книгах А. выступил как типичный декадент-романтик. А. примкнул к группе С. Боброва «Центрифуга», пытавшейся сочетать классическую «чистую» лирику с техническими завоеваниями молодого еще тогда кубо-футуризма.

Богемный характер творчества молодого А. быть может ярче всего сказался в образах «Океании» (небоночное кафе, полуголая луна, возлежащая на синей покатой софе, дежурящая звезда, подающая устриц) или «Нового утра» (курят ангелы сигары, вчерашняя ночь - старая кокотка). А. презирал трезвенно-меркантильный мир. Ему казалось, что «мир - только страшная морда», он мечтал с любимой «из мира убежать», «чтобы вечно не встречаться ни друзьям, ни домочадцам». Он скорбел, что «жизнь осыпается пачками рублей». Он провозглашал свою особность, свою несвязанность с миром меркантильного мещанства - «меня не заманишь ты в клерки». И войну 1914-1918 А. радостно воспринял как грандиозное крушение устоявшегося мещанского уклада («Время Европу расшвырять. Пусть рушатся камни зданий в огне, пусть исказится за чертою черта поношенной морды мира»). В дореволюционных стихах А., кроме всего этого, чувствовалась романтика запорожских песен («Песни сотен», «Песня Ондрия»), образы русских сказок («Еще! Исковерканный страхом»), славянская мифология («Над Гоплой»). Эти элементы, усилившиеся под бесспорным влиянием В. Хлебникова, (см.), окрасили в свои цвета на первых порах и асеевское восприятие революции. Он славит из Владивостока Советскую Россию («Россия издали») в деревенских образах: лен, синь, черные пашни, ковыли, черешни, зеленя, покос. Еще до революции А. провидел «судьбу грядущую свою, протоптанную Пугачевым», а в торжествующей революции А. разглядел «Степана Тимофеевича». В этом стилизованном и бунтарском восприятии революции сказался восторг индивидуалиста из богемы, дождавшегося крушения ненавистного ему мещанского уклада. Вот как А. рисует свое послеоктябрьское настроение: «Старая культура отгремела за плечами, как ушедшая туча. Возврата к ней для меня, недостаточно приросшего к ней, недостаточно пустившего в нее корни, быть не могло; на моих чувствах и мыслях не были еще набиты мозоли привычек. И радость от изменения поношенных черт мирового лица несла меня в сторону нового. Это новое не было миросозерцанием. Оно для меня, да и для большинства окружавших, скорее было выходом из старого, возможностью, предощущением, тем, что выражалось в коротеньком определении „хуже не будет", определении, ставившем многих на невозвратный путь».

Это восприятие революции со стороны стихийного разгрома мещанского уклада выразилось в большой силе ненависти к реакционной обывательщине («Мы пели песни») и в значительной беспомощности при выявлении положительных стремлений революции (стершиеся штампы - правда, кривда, свобода, народ, враги народа и т. д.).

С переездом в Москву - центр пролетарской революции - А. сумел разглядеть и иные стороны революционной борьбы, революционных сдвигов. Еще до 1917 в стихотворении А. «Заржавленная лира» встречается «завод стальных гибчайших песен», но там - это случайная ассоциация, не связанная ни с мироощущением автора, ни с тематикой, ни с системой образов. Но этот случайный старый мотив развертывается в целую программу в прекрасном стихотворении «О нем». «О нем» и «Гастев» означали конец восприятия Октябрьской революции как новой разиновщины и начало творческого приближения к подлинно пролетарскому, индустриальному Октябрю. Асееву, как и его «стальному соловью», захотелось в одно ярмо «с гудящими всласть заводами». А. приветствует Гастева, как «Овидия горняков, шахтеров, слесарей». А. сознает огромную разницу между своим мировосприятием и мировосприятием пролетарского авангарда («Мы - мещане. Стоит ли стараться, из подвалов наших, из мансард, мукой бесконечных операций нарезать эпоху на сердца?»), но в то же время провозглашает: «Нет. Никто б не мог меня поссорить с будущим, зовущим за собой».

На этом третьем этапе своего творчества (первый - 1912-1917, второй - 1918-1922, третий - 1923 и дальше) А. выступает как романтик, преданный делу пролетарской революции, но задыхающийся в революционных буднях. А. кажется, что «стало - очень похоже на прежнюю канитель», он с ужасом слышит, «как томно скулит Травиата со всех бесконечных эстрад». Поэта пугает не кажущееся или действительное наступление антипролетарских социальных сил, а цепкость мещанских бытовых навыков и старой эстетики. Богемные корни этого - в большей мере эстетического и бытового, чем политического - подхода к революционным будням - очевидны. Поэма «Лирическое отступление» особенно характерна для А. последнего периода. Призывы быть на-чеку против вкрадчивых, внешне-лойяльных, идущих не штурмом, а тихой сапой, врагов, неискоренимая, органическая ненависть к варварству мещанского быта, калечащего и грязнящего всякое сильное чувство, всякое человеческое переживание, - таковы сильные стороны поэмы. Явная переоценка эстетических и бытовых моментов, отчаяние, ощущение, что «день революции сгаснет в неясном рассветном бреду», что «крашено рыжим цветом, а не красным - время», - таковы ее вывихи. Но в другой поэме, «Свердловская буря», А. разглядел то, чего не заметил в «Лирическом отступлении»: «проросший сквозь нэп строевой молодняк», который «не сдастся на милость врага» и «прождет - пока не избудем буден». К числу лучших стихотворений А. за последние годы, кроме названных, принадлежат: поэма «Черный принц», «Русская сказка», «Синие гусары» и т. д.

А. - один из лучших современных мастеров стиха. А. напевнее и лиричнее Маяковского, хотя нередко пользуется ораторским синтаксисом и лозунговостью последнего. Сам А. говорит о своих стихах как «о напеве» («Полярное путешествие»), а «Свердловскую бурю» начинает признанием: «Я лирик по складу своей души, по самой строчечной сути».

Первый значительный опыт А. в области стихотворного повествования - поэма «Семен Проскаков», созданная к десятилетию Октябрьской революции и разработавшая подлинную биографию пролетария-партизана, героя гражданской войны. «Семен Проскаков» - шаг вперед к овладению конкретным революционным материалом. И это повествование А. насквозь лирично.

Для стиха А. характерна «установка на звук и ритм» (И. Аксенов). А. любит «звуковые повторы внутри фразы, доходящие до почти полного совпадения звуков слов, близких одно к другому» (Г. Горбачев). Подобно Б. Пастернаку, А. охотно сближает в стихе слова по звуковым ассоциациям: «Я запретил бы „Продажу овса и сена"... Ведь это пахнет убийством отца и сына», «Матерой материк», «Солнце опалом на пальце», «Стекало с стекольных», «Тебе бы не повесть, а поезд, тебе б не рассказ, а раскат» и т. д. Редкое звуковое мастерство А. хранит однако отпечаток декадентского прошлого. Чрезмерная изощренность звукового строя стихотворений А. нередко противоречит их идейному и эмоциональному содержанию, нередко затемняет смысл, делая целые строфы непонятными. Эти недостатки свойственны даже агитационным стихотворениям А. Искусственность эта особенно явственна в рифмах А. Декадентски футуристический формализм приводит порою к совершенно нестерпимым срывам. Таков размен революционной трагедии на дешевые аллитерации в стихотворении «Тайга» («Тебя расстреляли, меня - расстреляли, и выстрелов трели ударились в дали, а даль растерялась - растрелилась даль»).

Трагедия А. - трагедия литературного попутчика, искренне рвущегося к революции, но отягощенного богемно-футуристическим прошлым.

Библиография:

I. Ночная флейта, М., 1914; Зор, М., 1914; Ой кониндан окейн, М., 1915; Океания, М., 1916; Бомба, Владивосток, 1921; Стальной соловей, М., 1922; Софрон на фронте, М., 1922; Буденный, М., 1923; Совет ветров, М., 1923, Избрань, М., 1923; Октябрьские песни, М., 1925; Поэмы, М. - Л., 1925; Самое лучшее, М., 1926; Изморозь, М. - Л., 1927; Семен Проскаков, М. - Л., 1928. Критические статьи печатались в «Красной нови», «Печати и революции», «Лефе», «Новом лефе», «Новом мире», «Октябре» и альманахе «Удар». Интересны воспоминания А. - «Октябрь на Дальнем» («Новый леф», № 8-9), 1927.

II. Брюсов В. Я., Вчера, сегодня и завтра русской поэзии, журн. «Печать и революция», № 7, 1922; Гусман Б., 100 поэтов, М., 1923; Родов С., В литературных боях, М., 1926; Селивановский А., «На литературном посту», № 2, 1927; Горбачев, Г., Современная русская литература, Л., 1928.

АСИ

АСИ Абдулла-бек (1833-1867) - выдающийся азербайджанский поэт второй половины XIX в., внук знаменитого поэта Азербайджана Гасым-бека Закир (см.). А. знал тюркский, персидский, джагатайский яз. Писать стихи начал очень рано на этих трех яз. Был хорошо знаком с русской художественной литературой. А. в азербайджанской литературе известен и как организатор и вождь кружка поэтов «Бейти-Хамушан» (Дом молчаливых). Кружок этот был известен тем, что вел оригинальную переписку с другим кружком поэтов «Бейти-Сафа» (Дом радости), в к-рой высмеивались в стихотворной форме духовенство и беки (дворянство). Газели ложноклассической литературы, процветавшей в то время в Азербайджане, получили у А. новое содержание, направленное против духовенства.

Библиография:

Сочин. А. отдельно до сих пор еще не изданы. О них см. в след. источниках, где частично приводятся также и биографические материалы: Риязиль-Ашигейн, сборн. произведений карабахских поэтов, собранный Магомет-Ага Муджтхи-Задэ Карабаги см.«А.»), т. I, Константинополь, 1901; Кочарлинский Ф. Б., Литература азербайджанских татар (на русск. яз.), Тифлис, 1903; Азербайджанская литература (стр. 22-45), Баку, 1925; Кочарли Фр.-б., Материалы по истории Азербайджанской литературы, т. II, ч. 1 (гл. «А»., стр. 146-174), Баку, 1925.

АСИНАРТЕТ

АСИНАРТЕТ - стихи, состоящие из двух равных, но различных по своим размерам частей (обычно дактили и ямбы).

АСКАСУБИ

АСКАСУБИ Иларио (Hilario Ascasubi, 1807-1875) - аргентинский поэт, известный своими «payadas», т. е. песнями в духе народной аргентинской лирики, написанными на диалекте гаучо (см.).

Библиография:

Benge C. O., La poesia gauchesca, Buenos Ayres, 1910.

АСКЛЕПИАДОВ СТИХ И СТРОФА

АСКЛЕПИАДОВ СТИХ и СТРОФА - античный стих, выработанный греческим поэтом Асклепиадом конца IV, начала III в. до христ. эры; по ритму он принадлежит к логаэдам (см.); А. С. бывает малый и большой; существуют разной формы А. строфы, в состав которых входят асклепиадовы стихи.

АСКЛЕПИЙ

АСКЛЕПИЙ (у римлян - Эскулап) - в греческой мифологии - сын Аполлона, бог врачебного искусства. Под руководством мудрого кентавра Хирона А. учился искусству лечения от всех болезней. Он не только исцелял живых, но и возвращал к жизни умерших. За нарушение закона смерти Зевс поразил Асклепия молнией.

АСНЫК

АСНЫК Адам (Asnyk, 1834-1897) - польский поэт. Эпигон романтизма в поэзии, он и в жизни следовал романтикам как национальный революционер. Еще студентом медико-хирургической академии в Варшаве он принимал участие в патриотических заговорах, был арестован и уволен из академии. При вести о январском восстании 1863 А. из Гейдельберга поспешил в Польшу. В восстании участвовал как один из вождей партии «красных», был членом тайного «национального правительства». После поражения он продолжает свою поэтическую деятельность в изгнании. Первые произведения А. написаны под сильным впечатлением национальной катастрофы и полны жалоб романтика, враждебного буржуазному позитивизму. Однако бывший «красный» демократ скоро признал и оценил то прогрессивное, что приносил буржуазный либерализм, в частности его борьбу с клерикализмом. Аснык часто выражал свои настроения в агитационных песнях хотя политическим бойцом он не был даже тогда, когда состоял депутатом галицийского сейма. Свое отрицательное отношение ко всему реакционному и консервативному он чаще всего выражал в сатире. У него создается своеобразный синтез романтической привязанности к прошлому с почти революционным радикализмом; его стихотворения, меланхолически констатирующие, что даже прекрасное часто должно гибнуть, поскольку оно мешает движению народов вперед, и что насилие, как оно ни отталкивает по внешности, часто является необходимым орудием прогресса, - поражают иногда своим диалектическим подходом к действительности. Временами А. - сатирик. Так эротические произведения А., вопреки распространенному мнению, чаще представляют собой сатиру на мещанское опошление любовных отношений, чем апологию любви. Они напоминают произведения Гейне (см.), впрочем значительно уступая поэзии последнего в напряженности чувства и едкости иронии. По мастерству формы А. превосходит всех своих современников.

Менее значительны, чем лирика, сценические произведения А. и его историко-литературные работы. Из пьес А. более известны: «Przyjaciele Hjoba» (Друзья Иова, 1888) и патриотическая пьеса «Bracia Lerche» (Братья Лерхе, 1888).

Библиография:

I. Полное собр. сочин. вышло в 5 тт., Варшава, 1899, изд. 2-е, 1905; Wybor poezji; русск. перев.: Теодорович Т., Стихотворения, Витебск, 1898; Бохан Д., Из польской поэзии, Минск, 1905. Кроме того А. переводили: И. Бунин, И. Гриневская, М. Ромашев (П. Я.), А. Федоров.

II. D. J., Slowo o A., odczyt niewy Gloszony, 1906; Bukowinski Wl., Poeta melodji i poetka idei, 1909; Feldman W., Wspólczesna Literatura; Chmielowski, Wspólczesni poecy polscy.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV