Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "В" (часть 1, "ВОП"-"ВАЛ")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "В" (часть 1, "ВОП"-"ВАЛ")

ВОПРОСЫ ТЕОРИИ И ПСИХОЛОГИИ ТВОРЧЕСТВА

ВАВИЛОНО-АССИРИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Статья большая, находится на отдельной странице.

ВАВИЛОНО-АССИРИЙСКИЙ ЯЗЫК

ВАВИЛОНО-АССИРИЙСКИЙ ЯЗЫК, называемый также ассиро-вавилонским, а иногда и аккадским яз., - древнейший из известных нам семитских языков, памятники которого относятся к IV тысячелетию до христ. эры. Он был занесен в нижнюю Месопотамию кочевниками-семитами в более раннюю эпоху и после упорной борьбы вытеснил древний шумерский яз., который однако еще долгое время продолжал существовать в качестве священного. Это - вавилонское наречие В.-А. яз. Другая часть этой же группы семитов заняла в несколько более позднюю эпоху северную часть Месопотамии и соседние горы, где возникло значительно позже ассирийское наречие. В Ассирии найдено подавляющее большинство клинописных надписей на В.-А. яз., относящихся к периоду от XV по IIIв. до христ. эры. Обширнейшие завоевания, приведшие в начале III тысячелетия к образованию громадного государства, и последовавшее оживление торговых сношений распространили по всей Передней Азии влияние вавилонской культуры и В.-А. яз., к-рый становится официальным яз. международных сношений; в XVв. до христ. эры на нем переписывается даже египетский фараон со своими ближайшими соседями, мелкими палестинскими вассалами. Вместе с вавилонскими культурными понятиями, законодательством, мифологией и пр. народы Ближнего Востока заимствуют целый ряд слов из В.-А. яз.

Начиная с XIVв. до христ. эры, в Месопотамию проникает арамейский яз. (см. Арамейская литература), принесенный новой волной кочевников-семитов. Постепенно этот яз. становится разговорным яз. всего населения, так что в IXв. на В.-А. яз. говорит уже почти исключительно правящий класс, а начиная с VIв. до христ. эры, т.е. с основанием Нововавилонского государства с Халдейской династией, В.-А. яз. остается лишь в качестве яз. письменного. При персах он был официальным яз. восточной половины государства, а отдельные памятники на В.-А. яз. встречаются до середины IIIв. до христ. эры.

ГРАФИКА В.-А. ЯЗЫКА состоит из весьма громоздкой системы, так называемой «клинописи», представляющей собой группы знаков клинообразной формы, которые вдавливались в глиняные таблички; эти последние затем обжигались. Клинописная система состоит:

1. из идеограмм простых и сложных и

2. из знаков с фонетическим чтением, служащих для обозначения либо простых слогов, либо сложных.

При этом одна и та же группа знаков может иметь одно или несколько идеографических значений и в то же самое время одно или несколько фонетических значений. С другой стороны, для передачи одного и того же слога могут служить различные группы знаков. Это в высшей степени затрудняет чтение клинописных памятников, тем более что никаких разделительных знаков или промежутков между отдельными словами не существует. Некоторое облегчение при чтении дают так наз. «детерминативы», т.е. нечитаемые знаки, прибавляемые большею частью впереди слова для указания той группы понятий, к к-рой оно относится, как напр. детерминатив «mtu» (страна) - перед названием стран, «ilu» (бог) - перед именами богов и т.д.

Библиография:

КрымскийА., Семитские яз. и народы, ч.3, М., 1903-1912; NoldeckeTh., Die Semitischen Sprachen, Lpz., 1899; DelitzschFr., Assyrische Lesestucke, Lpz., 1900; Его же, Assyrische Grammatik, В., 1906; UngandA., Kleine Babylon.-Assyrische Grammatik, Munchen, 1906; MeissnerВ., Kurzgefasste Assyrische Grammatik, Lpz., 1907; UngandA., Babylon.-Assyr. Keilschriftlesebuch, Munchen, 1927; MeissnerВ., Die Keilschriften (Sammling Goschen, 708).

ВАГАКУ

ВАГАКУ - см. Японская литература.

ВАГАНТЫ

ВАГАНТЫ (от clerici vagantes), иначе голиарды, вероятно от провансальского gualiador - «шутник», «мистификатор», или же родственно с франц. gaillard - «малый» (молодой человек) - средневековая (XI-XIV вв.) зап.-европейская корпорация «бродячих людей», способных к сочинительству и к исполнению песен или, реже, прозаических произведений. В этом широком употреблении слова в понятие В. войдут такие социально разнородные и неопределенные группы, как французские жонглеры (jongleur, jogleor - от латинского joculator - «шутник» (см.)), немецкие шпильманы (Spilman (см.)), английские менестрели (minstral - от латинского ministerialis - «слуга» (см.)) и т. д. Однако обычно слово В. употребляется в более узком смысле для обозначения бродячих поэтов, пользовавшихся в своем творчестве исключительно, или во всяким случае преимущественно, латинским яз. - международным сословным яз. духовенства. Первыми В. и были клерики, жившие вне своего прихода или вообще не занимавшие определенной церковной должности; современем В. стали пополняться школьными студенческими товариществами, переходившими из одного университета в другой. В этом смысле слова В. представляет социально довольно четко очерченную группу - деклассированных представителей духовного сословия, в высших своих слоях еще соприкасающихся с духовенством, в низших - смешивающихся с преступным люмпенпролетариатом. Лишь позднее - уже в эпоху ослабления собственно поэзии В. - в эту группу начинают вливаться деклассированные элементы других сословий, в частности, городского.

Социальным составом этой группы определяются и формы и содержание поэзии В. В формах своей лирической и дидактической поэзии В. тесно связаны с ученой латинской поэзией каролингской эпохи, в которой в разрозненном виде представлены все элементы вагантской формы (тоническое стихосложение, рифмы, лексика, образы и стилистические украшения), а через нее - с латинской поэзией раннего христианства и античного мира. Для любовной лирики В. особенно велико значение Овидия («Ars amatoria» и др. произведения). Влияние античной поэзии сказывается не только в мифологических аксессуарах (Венера, амур, купидоны, иногда даже нимфы и сатиры), к-рыми В. любят украшать свои произведения, и в именах действующих лиц (Флора, Филлида и т. п.), но и в концепции любви и образе возлюбленной, совершенно лишенных столь типичных для куртуазной лирики реминисценций феодальных отношений (куртуазное служение даме) и проникнутых чисто земной радостью плотского наслаждения; характерно, что описание нагого тела (интересна мотивировка в одной из песен - подсмотренное купанье) более свойственно вагантской поэзии, чем лирике трубадуров и миннезингеров (ср. ст. «Вальтер фон дер Фогельвейде»). Отголоском ученой поэзии является склонность В. к формам диалогического обсуждения казуистики любви (conflictus, certamen). Можно установить реминисценции античной поэзии и в описаниях и символике природы у В., которые по яркости красок часто превосходят весенние зачины куртуазной лирики; с другой стороны, в символике природы у В. много совпадений с народной песней, бесспорно влиявшей на их поэзию. С мотивами любви в лирике В. соприкасается мотив вина и пьянства; из жанра застольных песен В. впоследствии сложились многочисленные студенческие песни: «Meum est propositum» (соч. «Архипииты» XII в.), «Gaudeamus igitur», и др.

Классовая принадлежность В., направленность их интересов выступает особенно четко в их сатире. Здесь с поразительной яркостью отражаются внутрисословные группировки и внутрисословная борьба духовенства; В. в этой борьбе выступают защитниками интересов низшего духовенства и обличителями высшего, поборниками национальной церкви и врагами римской централизации. В этом отношении их интересы совпадают с интересами националистически настроенных феодальных князей и отчасти городского сословия торговых городов. Однако ошибкой было бы видеть в выпадах В. против корыстолюбия и развращенности духовенства отражение настроений буржуазии (еще не оформившейся в ту эпоху), - последняя выступает в защиту своих классовых интересов значительно позже. Формально В. используют в своей сатире элементы религиозной литературы, - они пародируют ее основные формы (видение, гимн, секвенция и т. д.), доходят до пародирования литургии(«Missa gulonis») и Евангелия («Evangelium secundum Marcam argentis»). В своей связи с античной поэзией В. - предвестники Ренессанса. Творчество В. анонимно, однако все же известны некоторые авторы: Готье из Лилля - он же Вальтер Шатильонский (вторая половина XII в.), написавший «Contra ecclesiasticos juxta visionem apocalypsis»; Примас Орлеанский (нач. XII в.); немецкий В., известный под своим прозвищем «Архипииты» (Archipoeta, вторая половина XII в.), и немногие др. Деклассированный элемент, В. все время своего существования подвергаются преследованиям церкви и государства; в XVI в. они, сближаясь с бродячими же профессионалами-жонглерами - «joculatores», - совершенно отождествляются с так наз. «vagabundi» (сбродом). На юге (кроме Италии, где ваганты засвидетельствованы) и на востоке Европы имели место только запоздалые зачатки движения вагантов.

Библиография:

I. Издания важнейших текстов: Carmina Burana, hrsg. v. Schmeller (Bibliothek des liter. Vereins in Stuttgart, B. 16); Du Meril, Poesies populaires du M.-Age; Wright Th., Latin poems commonly attributed to Walter Mapes; Carmina cantabrigiensia, hrsg. v. Strecker (Monumenta Germaniae, Berlin, 1926); Gedichte Walters von Chatillon, hrsg. v. Strecker, Berlin, 1925; Archipoeta, Gedichte, hrsg. v. Manitius, Munchen, 1913; Lehmann, Parodistische Texte des Mittelalters, Munchen; Die Oxforder Gedichte des Primas, hrsg. v. W. Meyer (Nachrichten der Gotting. Gesellsch. d. Wiss., 1907).

II. Hubatsch, Die lateinischen Vagantenlieder des Mittelalters, Gorl., 1870; Bartoli A., Levoluzione del Rinascimento, 1875; Spiegel N., Gelehrtenproletariat und Gaunertum, 1902; Lehmann, Die Parodie im Mittelalter, Munchen, 1922; Jarcho В., Die Vorlaufer des Golias («Speculum», октябрь, 1928).

ВАГНЕР Г. Л.

ВАГНЕР Г. Л. - см. Sturm und Drang.

ВАГНЕР Н. П.

ВАГНЕР Н. П. (1829-1907) - беллетрист и зоолог. Автор романа «Темный путь». Известен гл. обр. как писатель для детей. В 1872 вышли его популярные «Сказки Кота-мурлыки», к-рые потом неоднократно переиздавались. В книгу вошло двадцать пять сказок, из которых «Телепень», «Любовь великая», «Царевна Мелина» и др. выходили отдельными изданиями вплоть до революции. Последнее издание Гиза вышло в 1923 под редакцией Тумской. Характерными особенностями сказок В. являются своеобразный мистицизм («Мила и Нолли», «Макс и Волчок», «Песенка земли»), символизм и аллегория («Курилка», «Царевна Мелина» или «Чудный мальчик»), сочетающиеся часто с суровым реализмом («Без света», «Телепень»). Основная тема их - неизбежность горя, страдания и неустройства человеческого общества. Выходом из непрекращающейся борьбы добра со злом для автора является мистицизм и расплывчатая вера в лучшее будущее. Так Макс, умирая, говорит Волчку: «Верь, что когда-нибудь всем будет лучше жить; верь и борись во имя этой веры» («Макс и Волчок»). Но этот призыв к борьбе звучит неубедительно, т. к. он основан на идее личного самоусовершенствования и самопожертвования. Иногда же автор находит выход и примирение по ту сторону жизни («Пимперле»). Сказки проникнуты любовью к страдающему и униженному человеку. Вагнер беспощадно высмеивает ханжество и фарисейство бар, занимающихся филантропией. Сказки В. вызвали в свое время горячую полемику в педагогической среде; часть педагогов считала их далекими и чуждыми для детей, слишком психологичными. У массового юного читателя сказки не встречали большого сочувствия, но на отдельных детей, особенно в восьмидесятых и девяностых годах, производили иногда исключительное впечатление.

Библиография:

I. Собр. соч., 7 тт., СПБ., 1890-1904; Сказки Кота-мурлыки, СПБ., 1881; Телепень, Рождественский рассказ, М., 1886; Сказка о царевиче Гайдаре, М., 1896; Царевна Мелина, М., 1905; Без света, Новый год, СПБ., 1906; Любовь великая, Счастье, СПБ., 1906; Сказки Кота-мурлыки с рис. Микешина, Клодта, Якобия, Васнецова В., Зичи, Шишкина и Куинджи, СПБ., 1910; Сказки Кота-мурлыки, М., 1923.

II. Федоров-Давыдов А., Кто за детей, М., 1906; Елачич Е., Сборник статей по вопросам детского чтения, Ст. «Сказки Кота-мурлыки как материал для детского чтения», СПБ., 1914. Отзывы об отдельных книгах: Журн. «Педагогический листок», кв. 2, 1872; Журн. «Женское образование», Ст. «Сказки как материал для детского чтения», № 6-7, 1885; Журн. «Воспитание и обучение», кн. 11, 1896; Что читать детям, СПБ., 1898.

ВАГНЕР Р.

ВАГНЕР Рихард (Richard Wagner, 1813-1883) - композитор, драматург и писатель. С В. в одинаковой степени связывается как имя выдающегося музыканта, так и писателя, поэта и драматурга. После него остался не только ряд сделавших новую музыкальную эпоху опер (от юношеских «Фей» и «Запрета любви» до всемирно известных - «Риенци», «Летучий голландец», «Тангейзер», «Лоэнгрин», тетралогии «Кольцо Нибелунгов», «Тристан и Изольда», «Мейстерзингеры» и «Парсифаль»), но и значительное литературное наследие. В 1888 в Лейпциге были изданы десять томов литературных произведений В. - «Gesammelte Schriften und Dichtungen», обнимающие все написанное им при жизни. Кроме того в двух сборниках - «Entwurfe, Gedanken, Fragmente» и «Nachgelassene Schriften» - были опубликованы статьи, заметки, наброски поэмы - «Иисус из Назарета» и оперное либретто «Сарацины», найденные в рукописях уже после смерти автора. В. - создатель так наз. музыкальной драмы, где драма - цель, музыка же только - средство, а не наоборот, как это было до того в итальянско-французской опере.

Ведя борьбу с охранителями традиционно-академических канонов, В. развивает в себе тот пафос протеста, к-рый сделал его близким и сочувствующим революционной борьбе 1848. Горячо защищая свою театральную революцию, он романтически сопрягает ее с революцией непосредственно политической. Дрезденское восстание в мае 1849 он проводит рядом с руководителями народной обороны, рядом с Бакуниным, с которым он в это время сближается, и др. А когда Дрезден был окружен прусскими войсками, В. пришлось бежать сначала в Веймар, а затем и в Швейцарию. В эмигрантском уединении, продолжавшемся 13 лет, Вагнер прочно обосновывает в ряде литературных работ свои эстетические теории. Им посвящены произведения - «Искусство и революция» (Die Kunst und die Revolution, 1849), «Искусство будущего» (Das Kunstwerk der Zukunft, 1849) и «Опера и драма» (Oper und Drama, 1881) и др.

Конец жизни В. отмечен открытием в маленьком баварском городке, Байрейте, специального театра, где В. при поддержке баварского короля Людвига получил возможность осуществить свою реформу оперы. Здесь состоялось поистине гигантское для того времени троекратное повторение Вагнеровской трилогии «Кольцо Нибелунгов». Но постановка дала огромный дефицит и не открывала при жизни В. перспектив его «театру будущего».

Заканчивает свои дни В. созданием и постановкой в Байрейте глубоко мистического «Парсифаля», который он называет «сценическим священнодействием». Текст «Парсифаля» был им написан в виде поэмы еще в 1877 году. На этой мистерии лежит печать глубокого пессимизма. В. теперь отрекается от своей прежней веры в возможность обновления человека через политическую революцию и видит спасение только в духовном совершенствовании личности (статья «Религия и искусство»). Начав с религиозного пантеизма и анархических призывов к «революционизирующим» силам природы против «нагромождений культуры», В. кончил дружбой с королями и христианнейшим мистицизмом (см. Немецкая литература и Драма).

Библиография:

Из огромной литературы по В. можно отметить, как важнейшее: на русском яз. статьи Серова, Чайковского, Чечотта; Базунов, Биография Вагнера, изд. Павленкова; Лихтенберже, Вагнер как поэт и мыслитель, перев. с франц.; Каратыгин В., Вагнер и Даргомыжский, 1913; Мейерхольд, К постановке «Тристана и Изольды» (в сб. ст. Мейерхольда «О театре»); Ромэн Роллан, Музыканты наших дней, перев. с франц.; Илинский, Рихард Вагнер; Браудо Е., Вагнер; Горнфельд, Ст. в альманахе «Шиповник», и мн. др.; Glasenapp, Das Leben Richard Wagners, Lpz.; Tappert W., Биография Вагнера, Эльберфельд; Pohl R., Биография, Gesammelte Schriften, t. I; Jullien A., Wagner, sa vie et ses uvres, P.; Wollzogen H., Erinnerungen; Chamberlain, Das Drama Richard Wagners, Lpz.; Ernst A., L art de Wagner, P., и очень мн. др.

ВАГРАНКА

«ВАГРАНКА» - см. Кружки литературные рабочие.

ВАГЫЛЕВЫЧ

ВАГЫЛЕВЫЧ Иван (1811-1866) - один из первых украинских писателей Западной Украины, историк украинской литературы. Вместе с В. Шашкевычем и Як. Головацьким («руська (украинская) трiйця») выступил в Галиции, в 40-х годах прошлого столетия, с идеей украинского национального освобождения, подобно тому как на Украине приднепровской выступали Шевченко, Кулиш, Костомаров и др. Свою литературную деятельность начал со стихов («Мадей» и «Жулин i Калина») и переводов («Слово о полку Игореве»). Вскоре В. увлекся научной работой и от стихотворства отказался. Литературную известность приобрел своими трудами: «Замiтки о руськi (украинской) лiтературi, «Передговiр к народнiм пiсням» и «Граматика украiнсько мови». В. подвергался со стороны польской полиции преследованиям, к-рые в конце концов заставили его отказаться от «увлечений молодости» и перейти в «польский лагерь».

Библиография:

I. Замiтки о руськi лiтературi, 1848.

II. Свенцицький, Р†в. Вагылевыч, як проповiдник, «Зап. наук. т-ва iм. Шевченка», т. 84; Ефремов Сергiй, Р†стория Украiнського письменства, видавництво «Вiк», Киiв, 1917.

ВАЖА-ПШАВЕЛА

ВАЖА-ПШАВЕЛА (1861-1915) - псевдоним Луки Разикашвили, одного из самых даровитых грузинских писателей XIX в. Воспитывался среди горцев: пшавов и хевсуров. Среднее образование получил в учительской семинарии г. Гори, но учителем был недолго; занимался гл. обр. земледелием и пас овец в горах. Начало литературой деятельности В.-П. относится к 1881. Основной мотив его творчества - социально-этнографический: живя обыденной жизнью и традициями горцев, В.-П. в своих поэмах колоритно воспроизвел характерные черты быта, идейные устремления этих племен («Гоготур да Апшина», «Стумар-Маспиндзели» и др.). При этом В.-П. наиболее рельефно отразил назревающую коллизию между новым и старым укладом, между добивающейся самостоятельности отдельной личностью и общинной «правдой». Характерным моментом в творчестве В.-П. является резко выраженный антропоморфизм, одухотворение природы. Антропоморфические образы поэта даны в тонах самобытной реалистической символики, далекой от всяких абстрактно-метафизических построений. В.-П. жил в эпоху ускоренного развития в Грузии товарного хозяйства, - в «непривлекательное» время, неподходящее для «горного орла» (прозвище В.-П.). Не видя ничего утешительного впереди, разочарованный поэт только в мираже исторического прошлого искал утешения. Но вернуть прошлое было невозможно, и творчество поэта, сознающего свое бессилие, проникнуто романтической меланхолией. В.-П. кроме того затронул проблему зависимости личных дарований от общественно-практической жизни и совершенно правильно указал, что индивидуальные способности, противоречащие практическим запросам общественной жизни, обречены на гибель (тип Миндя из поэмы «Гвелис Мчамели» - «Едок змеи»).

В поэзии В.-П. сохранен местный диалект и свойственный народной поэзии пшавов и хевсуров возвышенный лирический тон. Поэзия В.-П. воспринимается названными племенами как продукт коллективного творчества. Но эти же ее черты и затрудняют понимание произведений Важа-Пшавела широкими массами грузинского населения. Беллетристические произведения Важа-Пшавела написаны на прекрасном грузинском литературном языке.

Библиография:

I. На русский яз. переведены отдельные сочинения В.-П.: В. Лебедевой, «Вестн. иностр. литературы», № 3, 1899; О. Мандельштамом, «Восток», № 3, М., 1923; И. Надирадзе, сб., посвящ. А. Н. Веселовскому, М., 1914; А. Хахановым, газ. «Курьер». Произведения В.-П. на грузинском яз. издавались несколько раз. Академическое второе изд., с критич. статьями, принадлежит Гизу Грузии, Тифлис, 1928. На немецк. яз.: Лейст A., Georgische Dichter, Dresden - Lpz., 1900.

II. Хаханов А., История грузинской словесности, вып. IV, М., 1907; Капанели К., Грузинская литература, Тифлис, 1926.

ВАЗЕХ

ВАЗЕХ - см. Мирза Шафий.

ВАЗОВ

ВАЗОВ Иван Минчев (1850-1921) - один из крупнейших болгарских поэтов. Начало его литературой деятельности относится к эпохе национально-революционного движения 70-х гг., когда в Болгарии на фоне развертывающейся экономической и политической действительности обрисовался силуэт буржуазно-демократической революции. Живя в это время среди болгарской эмиграции в Румынии, В. написал два сборника стихов: «Препорец и гусла» (1876) и «Тъгите на България» (1877), в которых с сентиментальной наивностью изображает тяжелую жизнь болгарского народа и воспевает подвиги гайдуков и воевод, борющихся против поработителей.

Сентиментальная наивность этих стихов В., его эволюционные, просвещенческие взгляды, особенно его симпатии к купеческому сословию дали повод современнику, социалисту-поэту Ботеву, написать свою замечательную эпиграмму: «Зачем не родился я Вазовым? Тогда воспевал бы я веру в то, что овцой станет волк и, как овца, будет блеять поэт».

Творчество Вазова выражает идеологию и этапы развития болгарской буржуазии после освободительной войны. В этом отношении очень характерны его лирические произведения: сборник стихов «Тъгите на България» - отражает предосвободительный период; «Освобождение» (1878) - освобождение Болгарии; «Сливница» (1886) - победу болгарскрй армии и поражение сербов; «Под гръма на пободите» - победу болгарского оружия в балканской войне; «Песен за Македония» (1915) и «Нови екове» (1917) - победный марш болгарской армии в империалистической войне 1914-1918; «Не ще загино».

В. служил так верно буржуазии, как никто другой из поэтов и писателей Болгарии. Во время балканской и империалистической войн жрец Аполлона превратился в вульгарного шовиниста. Признательная буржуазия за это наградила его званием «национального» поэта.

Не случайно поэтому Вазов был членом реакционнейшей партии «народняков», партии банкиров и представителей экспортного капитала, не случайно он был министром народного просвещения в кабинете Стоилова (1897), когда пал от руки убийцы того же кабинета один из самых выдающихся прогрессивных болгарских писателей Алеко Константинов, бессмертный автор «Бай Ганю».

Свой социально-политический идеал В. воплотил в образе Странского, героя романа «Новая земля» (1903) - последней части эпической трилогии, в к-рую входят еще «Чичовцы» (1884) и «Под игото» (1889).

В «Чичовцы» В. отразил жизнь болгарского народа 60-х гг. прошлого столетия, когда во мраке политической ночи освободительная идея мерцала, как далекая звезда. Роман «Под игото» является отражением бурной освободительной эпохи борьбы болгарского народа против турецкого владычества. Сюжет романа - разгром средногорского восстания 1876 года. Вазову в этом произведении удалось нарисовать яркую картину жизни Болгарии в доосвободительную эпоху; он здесь изобразил как представителей революционного и эволюционного крыла в революционном движении, так и взаимоотношения различных классовых групп. С особенной любовью и довольно подробно В. рисует жизнь «чорбаджи» Марка, которого герой романа Огняков склонил на сторону революции. Роман «Под игото» пользовался большой популярностью: он был созвучен революционным настроениям молодого поколения, боровшегося в новой обстановке с тем же героизмом. Роман переведен на иностранные яз. В романе «Новая земля» В. изображает жизнь освобожденной уже Болгарии. Здесь нашла отражение борьба организовавшихся политических групп: консерваторов руссофилов и либералов - руссофобов. Симпатии автора на стороне консерваторов, поклонников русского царизма, проводников его планов. Героя романа, Странского, Вазов наделил всеми положительными качествами даровитого консерватора, «честного» гражданина, уважающего богатых, подлинного патриота. Антипод Странского - представитель либералов, доктор Доганский, наделен всеми отрицательными качествами. Искусственность в обрисовке этих двух персонажей очевидна. В этом романе В. выступает не только как сторонник консервативного течения, но и как ревностный член своей партии, авторитет к-рой он старается поднять во что бы то ни стало.

Кроме названной трилогии Вазов как беллетрист написал: «Драски и шарки» (1843-1895), в двух томах; «Великата рилска пустыня» (1892); «Казаларската царица»; «Легенда при Царевец» и др.

Талант Вазова многосторонен. Он проявился как в области лирики и эпоса, так и в области драмы.

Из его лирических произведений мы должны отметить еще следующие сборники стихов: «Звукове» (1893), «Скитнишки песни» (1899), «Под нашето нобе» (1903), «Люняка ми замириса» (1920). Самым лучшим из его лирических сборников считается «Епопея на забровените».

Из драматических произведений В. известны: «Хъшове», «Към пропаст», «Борислав». Изобилующие рядом неоправданных сценических эффектов, они мало художественны, и их значение только в том, что они являются первыми драматическими произведениями в болгарской литературе. Определенным этапом в развитии болгарской литературы являются также эпические и лирические произведения В., и в этом его большая литературно-историческая заслуга. Значение В. заключается еще и в том, что он обогатил болгарский яз. в лексическом и евфоническом отношении.

Библиография:

I. На русск. яз. переведено и вышло отд. изд.: Болгарское восстание накануне последней войны, Киев, 1884; Под игом, СПБ., 1896 (первоначально в журн. «Мир божий», 1896, I-X); То же, изд. «Вятского т-ва», Вятка, 1904; Рассказы Вазова, перев. и вступит. ст. А. Сиротинина, СПБ., 1904; Соседи, перев. И. Дятлова, изд. «Польза», М., 1914. Переводы на русск. яз. появлялись также в журналах и газетах: «Дело», 1886, VII; «Живописное обозрение», 1892, № 29; «Мир божий», 1896, I-Х; «Русск. ведомости», 1898, №№ 8, 112; «Русское богатство», 1900, IX; 1902, I; «Нива», 1902, № 19; «Слав. век», 1902, №№ 48, 50; 1903, №№ 71, 75; 1904, № 81; «Север», 1902, №№ 21, 22; 1907, № 23; «Волынь», 1903, №№ 126, 246; «Истор. вестн.», 1903, VII, IX; «Нар. образ.», 1908, X и в сборн. «Славянская муза», В. Уманова-Каплуновского, СПБ., 1904.

II. Бобчев И., Иван Вазов, Биография, «Слав. век», 1903, № 71; Яцимирский А., Иван Вазов и его поэзия и проза, «Вестник иностранной литературы», 1906, II; Уманов-Каплуновский В., Иван Вазов - народный болгарский поэт-гражданин, «Историч. вестник», 1908, V; Г-в, Историческая драма Вазова, «Слав. изв.», 1908, I-III; Минчо-Делянов, Вазов, Величков, Михайловский, «Славянский мир», 1910, II.

ВАЙЖГАНТАС

ВАЙЖГАНТАС Иосиф (Josef Vaizgantas, 1869-) - литературный псевдоним ксендза Тумаса - видного литовского писателя и общественного деятеля. В. выдвинулся еще в период так наз. «литовского национального возрождения» (до 1905) и принадлежит к старому поколению литовской интеллигенции. Долгое время он стоял во главе правого клерикально-кулацкого крыла литовского общественного движения. До войны и независимости Литвы В. был более известен в литературе как талантливый фельетонист и автор ряда мелких очерков, рассказов и драм, тенденциозных, патриотических, морализующих, написанных живым, образным яз. и не лишенных художественных достоинств. В первые ряды литовской литературы В. выдвинулся в послевоенные годы, гл. обр. благодаря своему трехтомному роману «Pragiedruliai» (Проблески), представляющему своего рода эпопею литовского национального возрождения и жизни Литвы в годы до революции 1905. По своей структуре роман не имеет единой фабулы, а слагается из целого ряда самостоятельных повестей, объединенных общей темой национальной жизни Литвы. Роман еще не окончен: кроме вышедших трех томов в периодической печати появляются все новые обрывки, имеющие и самостоятельное значение, но тематически входящие в общую эпопею, или, как автор ее называет, - «картину борьбы за культуру». В последних отрывках захватываются уже и годы революции 1905, что делает их еще более интересными. В. пытается показать все слои населения, однако более глубоко и выпукло удалось ему показать только кулачество, интеллигенцию, а также некоторые слои мелкого дворянства.

Социальная ценность романа заключается в том, что В. в живых образах вскрывает классовый характер литовского национального движения как выражения капитализации литовского кулачества, выдвинувшего свою интеллигенцию и столкнувшегося с политикой «обрусительства» Литвы при самодержавии и с конкуренцией польского помещика, которому в Литве принадлежала большая часть земли. Правда, В. нередко прикрашивает, идеализирует то или другое явление, но в целом он остается реалистом и верно изображает хорошо знакомую ему среду. Элементы идеализации характерны для В. как писателя капиталистических слоев литовских земельных собственников и их интеллигенции. Своими «Pragiedruliai» В. занял место в первых рядах стилистов литовской прозы. Богатейший яз. его, изобразительные средства, черпаемые из повседневной жизни и быта, умение уловить характерные черты описываемых явлений и быта, широкая галерея живописных портретов - все это в «Pragiedruliai» налицо. К отрицательным сторонам творчества В., кроме наивной идеализации, относятся публицистические элементы, вкрапливаемые в роман. Из крупных произведений В. нужно отметить еще роман (тоже не оконченный) «Дяди и тети» - из эпохи начала капиталистического развития литовской деревни после реформы 1861-1863. В. написал также целый ряд брошюр по истории литовской литературы XIX века.

Библиография:

I. Собр. сочин. в 10 тт.

II. Бичюнас В., Статья о Вайжгантасе в журнале «Skaitymai».

ВАЙТЕР

ВАЙТЕР А. (1878-1919) (литературный псевдоним Айзика Мейер-Девенишского) - еврейский писатель. Р. в Литве. Убит пилсудчиками в Вильно во время военного погрома. Получил традиционное еврейское религиозное воспитание в хедерах и ешиботах. Только 18 лет приобщился к светской культуре. Развившееся к тому времени еврейское рабочее движение захватило его: он стал активным членом «Бунда», редактировал ряд изданий последнего. В 1899 был арестован за перевозку нелегальной литературы. В 1901 В. отбывал заключение в Бутырках, в 1902-1904 и 1912-1915 был в ссылке. В., или «товарищ Арон» - как его звали в партии - сыграл большую роль в революционных событиях в Вильно в октябре 1905. После поражения революции 1905 начался отход В. с социалистических позиций на националистические. Этот отход выражен в его драмах: «На заре», «В огне» и в особенности в драме «Немой», в к-рой он приветствовал возвращение к синагоге еврейской интеллигенции, разочарованной в революции, и утверждал национально-религиозный быт. Драмы В., организованный им сообща с Ш. Нигером и Ш. Гореликом журнал «Literarische Monat-Schriften», его программная статья «Тоска по гениальности», где он пытался доказать, что еврейский гений преимущественно - гений религиозной мысли, - все это являлось оформлением сознания националистически настроенной еврейской интеллигенции в годы реакции. В., в произведениях к-рого публицистика превалировала над художественным творчеством, сыграл значительную роль в утверждении модернизма в еврейской литературе. В годы своей последней ссылки он начал роман «У шамана», оставшийся незаконченным, и перевел «Детство» М. Горького на еврейский язык.

Февральскую революцию В. встретил с большим равнодушием, а к Октябрьской - отнесся глубоко враждебно.

Библиография:

I. Произведения Вайтера были изданы в Вильно, в 1909-1910 и в 1925 (изд. Б. Клецкина).

II. Литваков M., «In Umru», M., 1926; Сборник «Еврейская мысль», т. I, П., 1922, статья о Вайтере.

ВАЙТКУС

ВАЙТКУС М. (1883-) - современный литовский поэт и драматург, ксендз по профессии. В своей поэзии В. - лирик, ограничивающийся узким кругом индивидуальных переживаний. В творчестве В. сильны также элементы религиозные. В. является одним из наиболее талантливых представителей литовского «национального романтизма» наряду с более ранним его представителем - поэтом Майронисом. В общественном отношении В. - представитель наиболее реакционных слоев литовской клерикальной интеллигенции.

Библиография:

Margumynai, Стихи, 1911; Laime;, Поэма, 1911; Sviesus krislai, 1913; Upyte;, 1914; Breksta, 1919; Liepsneles, 1920; Genijus ir Meile;, Поэма, 1920; Zvaigzdes dukte, Драма, 1922; Tuanas, Роман, 1925.

ВАЙЧЮНАС

ВАЙЧЮНАС Петрас (Petras Vaiciunas, 1896-) - современный литовский поэт и драматург. В более ранних сборниках символистических стихов («Росистые лучи», «Восходящее солнце») и драм («Мой кубок») В. выражает пессимистические и крайне индивидуалистические настроения современной буржуазной интеллигенции, к-рая, несмотря на недовольство господством спекулянтской буржуазии в Литве, тем не менее остается глубоко националистической и реакционной. В последних драмах В. переходит к реалистическому выявлению этих же настроений (драмы - «Бесплодные усилия», «Грешный ангел», «Нарушенный покой», «Патриоты») и к изображению буржуазного быта. Многие драмы В., известные по ковенской сцене, еще не появились в печати. В. также является крупнейшим переводчиком на литовский яз. художественных произведений Запада.

Библиография:

I. Mano taure, Ковно, 1920; Rasoti spinduliai, Ковно, 1923; Tekanti saule, Ковно, 1925; Tuscios pastangos, Ковно, 1926; Patriotai, Ковно, 1927.

II. Kirsa F., Petras Vaiciunas, журнал «Baras» № 6, 1925.

ВАЙЯН-КУТЮРЬЕ

ВАЙЯН-КУТЮРЬЕ Поль (Paul Vaillant-Couturier, 1892-) - французский писатель, коммунист. Если не считать ранней книги стихов («La visite du berger», 1913), навеянной воспоминаниями деревенского детства, проникнутой смутной неудовлетворенностью, книги невнятных исканий, - то начало творческой деятельности В.-К. надо связывать с войной 1914-1918. Во всяком случае первый законченный период его творчества, включающий роман «В отпуску» (Une permission de detente, 1919), книгу рассказов, написанную совместно с Р. Лефевром - «Солдатская война» (La guerre des soldats, 1919), сборник поэм «Тринадцать плясок смерти» (Treize danses macabres, 1920), - замкнут в круг военных тем. Самой яркой вещью этого периода является «Солдатская война»; с жестокой, обнаженной простотой рассказаны здесь будничные факты войны; после «Огня» Барбюса - это бесспорно одна из самых ярких, взволнованных, подлинно трагических книг о войне. Антимилитаристская тенденция, характеризующая всю область творчества В.-К., связанную с темой войны, раскрывается с наибольшей выразительностью, с наибольшей силой агитационного воздействия в «Солдатской войне». Очень убедительно выявлена она и в «Плясках смерти». От произведений, развертывающих военную тему, до двух интереснейших книг, появившихся в 1927 (сборник рассказов «Бал слепых» (Le Bal des aveugles) и «траги-фарс», написанный в сотрудничестве с Л. Муссинаком, «Отец Июль» (Le Pere Juillet)), длился довольно большой период затишья в литературой деятельности В.-К. (В.-К. является одним из руководящих деятелей французской компартии, одним из лучших ораторов и журналистов партии, это - политик прежде всего; литературно-художественная работа неизбежно отодвигается на второй план в таких условиях); за эти годы он опубликовал только небольшой сборник революционных поэм - «Красные поезда» (Les Trains rouges, 1922) и книгу впечатлений о Советской России - «Месяц в Красной Москве» (Un mois a Moscou la Rouge) - в ответ на лживую стряпню Анри Беро - «Ce que jai vu a Moscou» (Что я видел в Москве). Пять рассказов, составляющих «Бал слепых», обнаруживают в их авторе не только замечательного мастера психологического анализа, но и великолепного сатирика, работающего с безупречным хладнокровием хирурга. С желчной иронической насмешкой пишет В.-К. свои беспощадные обличающие сатиры на буржуазную действительность. Он хочет быть абсолютно откровенным и называет вещи своими именами; это приводит его к сугубому натурализму изображения. «Отец Июль» по замыслу и по качествам своего стиля является непосредственным продолжением «Бала слепых», здесь только факты и люди взяты более обобщенно, художник хочет создать типичные фигуры. «Траги-фарс» имеет своей мишенью французское мещанство: заскорузлая тупость, ханжество, наглое самодовольство, отвратительный цинизм класса раскрыты в этой необычайно живой, остроумной и язвительной пьесе с превосходной яркостью. На русском яз. имеются след. книги В.-К.: «В отпуску», «Солдатская война» и книжка для детей «Жан Бесхлебный».

ВАКЕЛИ

ВАКЕЛИ Иона (1900-) - современный грузинский пролетарский писатель. Литературную деятельность начал после Октябрьской революции. В первый период своего творчества В. - во власти революционной романтики. Его поэзия насыщена ритмом фабрик и заводов и выражает идею мощи пролетарского коллективного труда. Фетишизируя шум и грохот машин и отражая тематику революционной борьбы и строительства, В. вначале почти не затрагивал насущных вопросов быта и духовной культуры пролетария. К трезвому реализму и конкретным запросам пролетарской жизни В. пришел в последнее время, стремясь соответственным методом художественного воздействия организовать психику рабочей массы. Как выходцу из крестьянской среды В. очень близки и темы деревни («Насакирали»). В отношении формы В. многим обязан классикам грузинской литературы XIX в., в частности И. Чавчавадзе (поэма «Мецисквиле»).

Библиография:

Отдельно изданы: Шаравандеди, Тифлис, 1923; Европа, Тифлис, 1925; Насакирали, Тифлис, 1926.

ВАККЕНРОДЕР

ВАККЕНРОДЕР Вильгельм Гейнрих (Wackenroder, 1773-1798) - немецкий писатель, ближайший друг Тика. Не претендуя на обоснованность своих взглядов, на создание эстетической теории, сознательно отказываясь от построения какой-либо системы идей, В. наивно, но отчетливо выразил в форме интимных высказываний - исповеди, записи своих впечатлений - идеологию ранних романтиков, те веяния времени, к-рые означали смену классицизма Гёте и Шиллера новым литературным направлением. Разложение «Римской империи немецкой нации» конца XVIII века, хозяйственная отсталость Германии, в которой капиталистические элементы были еще слабы, заставили идеологов бюргерства уйти в царство отвлеченной идеи, в мир прошлого. И В. в своих «Herzensergiessungen eines kunstliebenden Klosterbruders» (Сердечные излияния монаха, любящего искусство) впервые возвестил о тяге нового поколения бюргерской интеллигенции к родной старине, в средневековье, о влечении к католицизму с его пышным культом и к искусству, тесно связанному с этим культом. Год выхода книжки В. (1797) можно считать первой датой немецкого романтизма, вначале еще не дифференцированного и выявлявшего более или менее цельное мироощущение. «Сердечные излияния» составили небольшие лирические статьи об искусстве и художниках и повесть о неудачливом музыканте, Иосифе Берглингере, имеющая автобиографическое значение. В ней В. рассказал о своей жизни, полной порывов к творчеству и сомнений в своем призвании, отравленной непониманием окружающих. Внутренне объединяющее книжку настроение, - это благоговение перед искусством как божественным откровением. Искусство не мыслится В. вне связи с религией вообще и католицизмом в частности. Современная В. жизнь не могла создать такого религиозного искусства. Религиозность художественного творчества исключалась уже рационализмом нового времени, в особенности эпохи Просвещения. Отталкиваясь от этого рационализма, В. преклоняется перед средневековым искусством, не разобщенным, а связанным с религией. Вдумываясь в эту благотворную для него связь, В. усматривает в ней лишь выражение общей жизненной целостности на основе веры. Человек переходной эпохи, остро чувствующий неустойчивость и сложность современной ему жизни, В. создал себе идеализированное представление о средневековье, будто бы не знавшем противоречий разума и чувства, чуждом сомнений и внутреннего разлада: строгое деление сословного общества отводило каждому его место, ставило перед каждым определенную цель жизни. Искусство входило в эту органическую целостность как один из составных, ею порожденных и ее укрепляющих элементов. Отдельные виды искусства - поэзия, музыка, живопись и архитектура - также органически сливаются у В. воедино, в один грандиозный синтез. Синтетическое искусство, впервые провозглашенное В., стало мечтой романтиков, к-рую от них унаследовали близкие им по духу художники последующих поколений.

После смерти В. Тик издал в 1799 его «Phantasien uber die Kunst fur Freunde der Kunst» (Фантазии об искусстве для друзей искусства), прибавив к ним ряд своих статей, написанных в стиле «Фантазий». Тик обязан своему другу и идеей романа «Franz Sternbalds Wanderungen» (Странствования Франца Штернбальда) - повествование о путешествии, к-рое совершил один из учеников А. Дюрера в Рим (см. Тик).

Стиль В. характеризуется типичными чертами раннего романтизма: приподнятостью, отсутствием образов элементарных ощущений, фрагментарностью изложения, в котором рассуждение переплетается с рассказом и описанием.

Ярко выраженная В. идеализация средневековья вообще и немецкого средневековья - в частности, возбудившая любовь и интерес к изучению национальной старины, имела огромные последствия в дальнейшей истории немецкого романтизма.

Влияние В. не ограничивается немецкой литературой; его произведения, переведенные в 1826 на русский язык, сыграли важную роль в развитии эстетических воззрений русского «любомудрия». Авторитет В. выдвигали русские романтики двадцатых-тридцатых годов XIX в. в своей борьбе против классической теории.

Его эстетических взглядов придерживались Шевырев и В. Ф. Одоевский. Идеализация родной старины, столь типичная именно для немецкого романтизма, ложится в основу «антизападнического» патриотизма русских славянофилов.

Библиография:

I. Русск. перев.: «Об искусстве и художниках. Размышления отшельника, любителя изящного», 1826, переизд. Под редакцией проф. П. Н. Сакулина, М., изд. К. Ф. Некрасова, 1914; Wackenroder W. H., Werke und Briefe, 2 Bde, Jena, 1910.

II. Браун Ф. М., Немецкий романтизм - в «Истории западной литературы», Под редакцией Батюшкова, т. I, M., 1912; Сакулин П. Н., Из истории русского идеализма. В. Ф. Одоевский, т. I, М., 1913; Wolflin, Studien iur Literaturgeschichte, 1893; Koldewey K., Wackenroder und sein Einfluss auf Tieck, Lpz., 1904; Stoecker H., Zur Kunstanschauung des 18 Jahrhunderts von Winkelmann bis Wackenroder, Berlin, 1904; Hartmann H., Kunst nnd Religion bei Wackenroder, Tieck und Solger, Erlangen, 1916.

ВАКХ

ВАКХ - см. Дионис.

ВАКЫФ

ВАКЫФ Молла Пенах (1717-1796) - тюркский поэт XVIII в. Р. в Казакском уезде Азербайджана. Был советником карабахского хана. Это определило характер его творчества: он воспевал в своих произведениях гл. обр. жизнь и деятельность своего повелителя. Во время дворцового переворота В. был казнен как сторонник Ибрагим-хана.

Вакыф вместе с Видади впервые начал писать на тюркском яз. Он имел исключительное влияние на современников и в период наивысшего расцвета ашугской (см.) литературы у тюркских народов ввел силлабическое стихосложение. Сочинения В. впервые полностью выпущены в Баку в издании газ. «Коммунист», под редакцией Салман Мумтаза. Некоторые его произведения опубликованы европейскими востоковедами (Адольф Берге и другие).

Библиография:

I. Муджмуа и Вакыф, сост. Мирза Юсуф Нерсесовым Карабачи, Темир-Хан-Шура, литогр. 1856.

II. Berge Ad., Dichtungen Trans-Kaukasischer Sanger des XVIII-en und XIX-en Jahrhunderts in Aserbeidschanischer Mundart, Lpz., 1868; Его же, Несколько слов о закавказских мусульманских поэтах, ст. в газ. «Кавказ», № 3, Тифлис, 1868; Риязиль-Ашигейи, собр. М.-А. Муджтахид-Задэ Карабачи, т. I, Константинополь, 1901; Кочарлинский Фр. б.-, Литература азербайджанских татар, Тифлис, 1903; Произведения Молла-Пенах-Вакыф, дошедшие до нас. Собр. Г. б.-Везиров, Баку, 1908 (изд. газ. Садаи-Хаки); Крымский А., История Турции и ее литературы, М., 1910; Молла-Пенах-Вакыф, «Азербайджанская литература», кн. 2, изд. газ. «Коммунист», Баку, 1925; Кочарли Ф. б.-, Материалы по истории азербайджанской литературы, т. I, ч. I, Баку, 1925; Ордубади М. С., Молла-Пенах-Вакыф, статья в журнале «Мариф Ишчиси», № 4(12), 1926.

ВАЛЕРА И АЛКАЛА ГАЛИАНО

ВАЛЕРА и АЛКАЛА ГАЛИАНО Хуан (Juan de Valera y Alcala Galiano, 1827-1905) - один из крупнейших представителей испанской новеллистики второй половины XIX в., стоявший однако в стороне от господствовавших в его время литературно-общественных устремлений. Р. в аристократической семье; почти всю свою жизнь провел на дипломатической службе в разных странах Европы, в том числе в России и Америке. Литературное творчество его многообразно (поэтические произведения, романы, повести, новеллы и драмы). Поэзия В. характеризуется заметным влиянием пессимистической лирики Леопарди и античных образцов. Не малую роль играет в ней и мистико-философский элемент. Известностью В. обязан прежде всего своим романам и повестям, в особенности роману «Пепита Хименес» (Pepita Jimenes, 1874). Весьма несложный сюжет романа, основанный на любви погруженного в теологические науки семинариста к провинциальной вдове, не помешал автору создать проникнутое неподдельным лиризмом повествование, напоминающее русскому читателю характерные страницы Тургенева. Примерно на ту же тему написаны и романы: «Госпожа Люс» (Dona Luz, 1879), где место семинариста занимает монах и самый конфликт между его любовью и аскетическим сознанием носит более драматический характер, и «Juanita la Larga» (1896). Лишь роман «Командор Мендоза» (El comendador Mendoza, 1877) является социально-бытовым провинциальным романом. Наиболее значительным из произведений В. следует признать однако «Иллюзии доктора Фаустино» (Las ilusiones del doctor Faustino, 1875). Этот роман навеян отчасти поэмой Гёте и посвящен разладу между идеалами и действительностью. Творчество В. таким образом отличается известным постоянством и склонностью к одной, в сущности говоря, теме - капитуляции «духовного» перед «земным». В этом отношении В. является выразителем самосознания аристократической интеллигенции, вынужденной уйти от активной жизни и обреченной поэтому на своеобразную идеологическую резигнацию, ликвидаторство и меланхолию.

В. был едва ли не последним в Испании представителем аристократической литературы в момент ее увядания. Как литературный критик В. известен работами как о старой, так и современной ему испанской литературе.

Библиография:

I. Лучшее издание сочинений В. - Obras Completas, 1-46, 1905-1917; Русск. перев.: Командор Мендоза, СПБ., 1881; Иллюзии доктора Фаустино, перев. Н. Федоровой, изд. М. Ледерле, СПБ., 1894 (то же, журн. «Наблюдатель», 1888, № 3-4).

II. Silva С., Don Juan Valera, Valparaiso, 1914; Grafenberg S., Juan Valera Romanschriftsteller und Diplomat, «Spanien»», 1920; Centenario de Valera: Discursos en la Real Acad. Espanola в «Boletin Ас. Esp.», 1924, XI.

ВАЛЕРИ

ВАЛЕРИ Поль (Paul Valery, 1872-) - французский писатель. Р. в Сэтт. Детство В. прошло под сильным влиянием символистов, главным образом Маллармэ и Бодлера. С 1890 В., замкнувшийся в кругу собственных изысканных мыслей и живущий созерцательной жизнью эстета, пишет стихи, которые печатает для небольшого круга утонченных и элегантных модернистов. Его читатели были объединены изданиями - «La Gongue», редактировавшимся Пьером Луис, и «Le Centaure»; основателем последнего был сам Валери. Лишь в 1920 эти ранние опыты поэта были изданы в виде двухтомного собрания «Album de vers anciens». В. не печатал ничего до 1917, когда появился в свет его стихотворный сборник «La jeune Parque» (Юная Парка). Несмотря на изысканную замкнутость своих стихотворных созерцаний, а может быть именно в силу того любопытства, к-рое возбуждало во французской интеллигенции это аристократическое отшельничество, случилось так, что анкета журнала «Connaissance» (Познание) дала В. титул лучшего поэта современности. Надо иметь в виду, что во Франции всякое рафинированное явление, стоящее дорого (книги В. - раритеты, оцениваемые в сотни и тысячи франков), щекочет любопытство и тревожит тщеславие пресыщенной буржуазии. Но помимо этого искусственного фактора - славы, добытой ажиотажем библиофилов-буржуа, В. заслуживает внимания как совершенно исключительный мастер французского стиха, следующий музыкальной традиции символистов. В этой области его мастерство действительно не превзойдено, а сочетание этого мастерства с интеллектуальной ясностью и образностью делает Валери крупным явлением французской поэзии.

Чрезвычайная абстрактность В. и то напряжение, к-рое требуется для восприятия его стихов, отвлекают читателя от жизни. Поэтому ничто так не характерно для вкусов эпохи, как избрание В. членом Французской академии и предоставление ему кресла Анатоля Франса. Эта случайная преемственность знаменует собою интеллектуальное дезертирство Французской академии перед очередными проблемами современности.

Сборник «Charmes» (Очарования) характеризует В. нового периода - возврата к классицизму; он снова применяет четкий десятисложник Малерба, забытый французами с XVII в. Провозглашение «чистой поэзии» является лозунгом новой французской эстетики, а диалогическая форма «Introduction a la methode de Leonardo da Vinci» (Введение в методику Леонардо да Винчи), «La soiree avec M. Teste» (Вечер с г. Тэст) и «Autre soiree avec M. Teste»; - по замыслу является реставрацией философических бесед Платона.

Библиография:

Porche F., Paul Valery et la poesie pure, P., 1926; Bremond H., La poesie pure, Abbeville, 1926; Noulet E., Paul Valery, «Mercure de France» № 696, P., 1927; Souda y P., Paul Valery, Les Documentaires, P., 1927.

ВАЛЛЕС

ВАЛЛЕС Жюль (Jules Valles, 1832-1885) - французский писатель-революционер. Родители его - из крестьянской среды. Отец - учитель. Детство В. суровое, как и юность. Декабрьский переворот 1851 застает его в Париже сражающимся на баррикадах за республику. В первые годы Второй империи В. ведет голодную жизнь «отщепенца». Переживания той поры писатель выразил в своих первых произведениях: «L argent» (Деньги, 1857), «Le dimanche drun jeune homme pauvre» (Воскресный день бедного молодого человека, 1860). За ними следуют «Les refractaires» (Отщепенцы, 1865). Здесь люди, органически неприемлющие буржуазного общества и указанного им места в нем, бросают ему свой вызов. В 1866 выходит «La rue» (Улица). И в ней сочувственно изображены люди, неприкрепленные к устойчивым бытовым клеточкам. В конце 60-х гг. В. - популярный журналист, «кандидат нищеты» на выборах в Законодательный корпус (1869). В 1870 В. участвует в восстании против правительства «Национальной обороны». В 1871 В. - член Коммуны и редактор газеты «Le cri du peuple» (Крик народа). Столь резкий и непримиримый в годы реакции, В. во время революции высказывался против террора, отстаивал реакционные буржуазные издания. После разгрома Коммуны В. оставил Францию, где его заочно приговорили к смерти, и поселился в Лондоне. Там он пишет «Лондонскую улицу» (русск. перев., М. - Л., 1926) и работает над трилогией «Jacques Vingtras», законченной по возвращении В. на родину (после амнистии 1880). Первая часть трилогии - «Le enfant» (Дитя, 1879), вторая - «Le bachelier» (Баккалавр, 1881, перев. на русск. яз. Б. Гимельфарбом, СПБ., 1913), последняя - «Le insurge» (Инсургент, посмерт. изд. 1885, есть русск. перев., П., 1921). Героический период жизни В. завершился одновременно с падением Парижской коммуны.

В. как художник - изобразитель общественной группы, к которой неприменимо понятие быта как постоянного, устойчивого, определенного жизненного уклада. Но «отщепенцы» В. сильно отличаются от людей богемы в обычном смысле. Они - не отбросы буржуазного общества, не те обделенные на пиру его верхушки и сбившиеся с пути, кто, фрондируя против «мещанства», в сущности приемлют его основы. «Отщепенцы» В. ненавидят не буржуа, а буржуазию, не лица, а систему. Его герои - «инсургенты» по преимуществу, они в любой момент готовы не на словах, а на деле восстать против этой системы. Они не боятся труда, а хотят его освободить. Воля и чувство у В. и его отщепенцев достаточно сильны и определенны, но сознание еще смутно и зыбко. Крепка их ненависть к капитализму. Она - следствие личного опыта, но отрицание «эксплоатации человека человеком» не обосновано ими, «экспроприация экспроприаторов» и пути к ней не поняты как неизбежность. «Отщепенец» еще «не переварился в фабричном котле», он смотрит в поле, в деревню, с к-рой не порвал еще связи, мечтает еще об идиллии сельской жизни. Он - прудонист, враг капитализма, но не коллективист. В. называл себя «социалистом-индивидуалистом», но не коммунистом. Мелкая поземельная собственность повидимому сохранялась при его совершенном общественном строе, пользование экспроприированными орудиями производства мыслилось как частное, ассоциация производителей - как «добровольная». Взаимоотношения пролетариата и крестьянства представлялись смутно. Понятия о трудящихся классах расплывались в широком и туманном понятии «народ». Организованное классовое действие подменялось заговором, диалектика революции - отвлеченными принципами, заимствованными из сокровищницы буржуазных идей. Эта шаткость идеологии и проявилась в деятельности В. и его героев во время Коммуны.

У Валлеса есть книга, с которой пожалуй удобнее начать обзор его художественных произведений, настолько она определяет психологический и духовный облик писателя. Это - «Лондонская улица», где автор закрепил в ряде беглых отметок, летучих характеристик и сценок жизнь этого мирового города в эпоху расцвета английского капитализма. Лондон во всякое время дня и ночи, праздный и трудовой, на улице и дома, на работе и на отдыхе, порочный, унижающий и униженный, сдавленный стальным спрутом еще крепкого, гибкого, уверенного в себе капитализма - вот тема очерков В. Но автор-революционер слишком подавлен этой мощью для нас уже «старой Англии», устойчивостью ее быта и социально-политических форм, патриотизмом, охватывающим массы ее населения, и ему кажется, что «века и века» просуществует этот строй нищеты внизу и чудовищной роскоши наверху. В. не увидел ростков будущего, «новой Англии», подмеченные им общественные противоречия не проявляют у него своей революционной силы, «не ведут вперед». В «Лондонской улице» нет рабочего движения, нет сознательного пролетариата, есть только униженный и порочный, пресмыкающийся перед бичующей его рукой. Но В. не только далек от марксизма, от диалектики. Он - интеллигент и эстет. Извне пришел он к пролетариату, отдал ему свою жизнь, но не преодолел своей психологии, не разгадал его судеб, и печать отчуждения иногда довольно явственна на его талантливых страницах. Он порвал с буржуазным обществом не потому, что познал его закон, а потому, что созданная капитализмом жизнь для него не только нравственно оскорбительна, но и эстетически неприемлема. Эстетическая точка зрения часто является у него преобладающей. Вот отчего в его произведениях мало объективного познания темы, но много субъективизма, много оценок произвольных и пристрастных. Отрицатель «вечных ценностей искусства», смелый разрушитель эстетики сам был под ее властью. Внутренне еще чуждый рабочему классу, этот член I Интернационала не справился и с националистическими предубеждениями. Так «Лондонская улица» проникнута антипатией к англичанам и ко всему английскому. Чувство безнадежной реакционности Англии времен королевы Виктории, вера в революционные силы своей Франции, эстетизм - вот что питает и обостряет национализм В., еще не изжитый этим интеллигентом-коммунаром.

Все им написанное - автобиографично. И его Жак Вэнтра и другие его «отщепенцы» - интеллигенты, вышедшие из крестьянства или же выросшие в семьях мелких ремесленников, несмотря на свой бродячий образ жизни, еще крепко связаны с землей. Они - инсургенты, но и патриоты, даже националисты. И это характерно для их психологии, еще не порвавшей с собственностью, еще подвластной «своей земле», «своей мастерской», «своему верстаку».

Социальная природа В. выразилась в его художественной манере. Язык В. обилен народными оборотами, но не лишен подчас и изысканности, даже вычурности сравнений и метафор - привкус недостаточно ассимилированной городской культуры и школьной риторики. Стиль В. - стиль сатирика, агитатора и борца. Он подчеркивает, утрирует, он явно тенденциозен, но остается художником. Выручают большой темперамент и свирепый юмор, жгучий и колючий от избытка желчи. С этой беспощадностью языка, когда речь идет о врагах, беспощадностью автора, которому перо заменяет не кисть, а меч, уживается сентиментальность, когда Валлес говорит о друзьях, о жертвах ненавистного строя. И здесь Валлесу нехватает изобразительных средств. Сильное чувство выражается у него не только сентиментально, но даже и риторично.

В.-художник остался журналистом, как и В.-журналист не переставал быть художником. Для его творчества характерна фрагментарность, преодолеваемая единым устремлением автора. Композиция его произведений примитивна. Некоторые из них составились из газетных статей и корреспонденций на одну основную тему («Отщепенцы», «Улица», «Лондонская улица»). Мастерство архитектоники заменяет в его сотканной из эпизодов трилогии естественная, временная последовательность художественной автобиографии. «Ж. Вэнтра» - своеобразнейший «Bildungsroman» - история развития и формирования не мыслителя, не художника, а революционера. Примитивная в основном композиция осложняется здесь вводными сценами, отступлениями, остроумными тирадами, записями дневника или памятной книжки, своего рода словесными арабесками, не нарушающими единства стиля, мозаичного и отрывочного по существу.

Библиография:

Русанов Н. С. (Кудрин Е.), Социалисты Запада и России (ст. о Валлесе), СПБ., 1909; Горнфельд А. Г., Вступительная статья к «Инсургенту», П., 1921; Гимельфарб Б., Ж. Валлес, сб. «Иностранные писатели в школе», Гиз, 1927; Richepin J., Les Etapes dun refractaire, P., 1872.

ВАЛЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

ВАЛЛИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА (или кимрийская) - литература древних бриттов, сохранившаяся в Уэльсе (Валлисе); зародилась в V в., когда, по преданию, жили барды: Анейрин, Тальесин, Лиуарх Ген и Мирдин (прототип Мерлина сказаний Круглого стола). Однако все приписываемые им произведения (изд. W. F. Skene, «Four ancient books of Wales», с англ. перев., Эдинб., 1862) возникли не ранее IX в. (как напр. героическая поэма псевдо-Анейрина «Gododin»), а большинство - в XI-XII вв. Несомненно, что с VI по XII в. существовали и весьма развитой мифологический эпос и сказания о национальных героях, как Кадуаладр, Артур, Тристан и др., отчасти послужившие материалом для французских романов Круглого стола; однако в первоначальной форме они до нас не дошли, и лишь фрагменты их сохранились в переработке XII-XIII вв. Древнейший памятник валлийской прозы - «Законы Гоуэля Доброго», - восходит к X веку. С XI по XIII в., под сильным англо-нормандским влиянием, наблюдается расцвет поэзии, особенно на севере Уэльса; наиболее прославленные барды этой эпохи: Мейлир (ум. 1160), его сын Гуальхмай, Кинделу и др. Вырабатываются крайне сложная метрическая система и витиеватый стиль поэзии бардов, удержавшиеся по традиции до XIX в. Подчинение Уэльса Англии (1288) было скорее благоприятно для местной поэзии, центр к-рой переносится на юг, и XIV-XV вв. считаются «золотым веком» ее. Героические и боевые песни сменяются пасторальной и любовной поэзией, виднейшим мастером к-рой является Давид Аб-Гуилим (ум. 1368), прозванный «валлийским Петраркой». Очень культивируется во все времена популярная сатирическая поэзия. Зато проза этого периода весьма скудна и носит сплошь религиозный характер, за исключением «Триад» - мнемонических формул для запоминания национальных преданий и правил народной мудрости. Воцарение в Англии династии Тюдоров (1485), открывшее доступ валлийской знати ко двору и высшим должностям, имело последствием ослабление В. л., и в XVI в. она переживает упадок; новым видом творчества являются здесь лишь интерлюдии и др. драматические жанры. В XVII в. развивается художественная проза, важнейшие памятники к-рой - аллегорическая «Книга трех птиц» (1653) Моргана Луйда и «Видение спящего барда» (1703) Эллиса Уинна - вольное подражание «Снам» Кеведо. Но с XVII по XIX в. поэзия (по преимуществу религиозная) полна риторики и отражает борьбу разных формальных школ, гл. обр. - традиционалистов и умеренных новаторов. Крупнейшими фигурами здесь являются: строгий классик Горонуи Оуэн (ум. 1769), полународный поэт Томас Эдуардс, прозванный Тум о’р Нант (ум. 1810), и «национальный валлийский поэт», чрезвычайно популярный Уильям Пантикелин (ум. 1791). Начало XIX в. ознаменовано расцветом изучения родной старины и яз. С 30-х гг. В. л. подпадает под сильное влияние английской и приближается по своим формам и темам к общеевропейской. Первым образцом нового психологического романа является здесь «Бард или валлийский отшельник» (1830) Э. Джонса (Гуилима Каурдава). Развивается также бытовой роман. Гуинет Воган описывает религиозное движение 1859, Даниэль Оуэн - быт духовенства, Леуелин Уильямс - жизнь крестьян, школьников и т. п. В поэзии, где провозвестницей новых идей явилась Анна Гриффитс (ум. 1805), особенно выделились: Эбнезер Томас, тонкий лирик Джон Блекуэл и поэт крестьянской жизни Кейрног. Сейчас ежегодно устраиваются поэтические конкурсы и существует ряд литературных журналов. По изучению богатого валлийского фольклора особенно ценны труды Джона Риса и Бринмора Джонса.

Библиография:

Stephens P., The Literature of the Kymry, 2-е изд., Л., 1876; Loth J., La metrique galloise, 3 tt., P., 1900-1902; Dottin G., La litterature galloise, «Revue de synthese historique», t. III, P., 1901; Его же, Histoire des litteratures celtiques, P., 1923; Morris J. C., A Manuel of Welsh Literature, Bangor, 1909. На русск. яз. перев. только старая (1856) статья Эрнеста Ренана «О гении кельтской расы» в его собр. сочин., Киев, 1900.

ВАЛЛИЙСКИЙ ЯЗЫК

ВАЛЛИЙСКИЙ ЯЗЫК (иначе уэльский или кимрийский; англ. welsh, нем. cymrisch, франц. gallois) - один из представителей кельтской группы яз., весьма близкий к бретонскому и родственный древнегалльскому. В качестве остатка яз. древних бриттов, оттесненных в V в. англо-саксами на запад Англии, он сохранился сейчас в некоторых областях Уэльса, где им владеет, по данным 1921, 930 000 чел., из них 157 000 - совсем не говорящих по-английски. В римскую эпоху в В. яз. проникло множество латинских слов, позже в англо-нормандскую - французских, но основной строй его сохранился в чистоте. Наиболее яркими особенностями его являются: наличие своеобразных звуков, как особый гласный «I» (средний между «I» и «U»), глухие согласные «LL», «RH», и т. п., гармонизация гласных, мутации (изменение начального согласного в слове в зависимости от исхода предшествующего слова), крайне сложный синтаксис. Сейчас на В. яз. издается ряд газет и журналов; на нем ведется преподавание во многих школах и, факультативно, в университетах.

Библиография:

Грамматики нового яз. W. Spurrel, L., 1870 и сл. и Th. Rowlandsa, L., 1876 и сл.; словари: Spurrel W., English-Welsh, L., 1872 и сл. и Welsh-English, L., 1889 и сл.; Stachan J., An Introduction to early Welsh, L., 1909.

ВАЛЛОНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

ВАЛЛОНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА - см. Бельгийская литература.

ВАЛЛЭР

ВАЛЛЭР Макс (Max Waller, 1866-1889) (псевдоним Мориса Варломона) - бельгийский литературный критик и поэт. Учился в Лёвенском и Брюссельском университетах, затем слушал лекции в Бонне. За время своего пребывания в Германии В. основательно ознакомился с немецким романтизмом, под влиянием к-рого находился всю последующую жизнь. В. известен главным образом как литературный деятель, объединивший молодых бельгийских писателей в журнале «Молодая Бельгия» (La jeune Belgique); под этим названием стал выходить с 1 дек. 1881 реорганизованный им журнал «Молодое обозрение» (La revue jeune) Альбера Бованса. В. повел борьбу с засилием любительства и академизма в бельгийской литературе. Он устраивал лекции, доклады, вечера новой поэзии, организовал ряд литературных кружков и пр. К нему быстро примкнули наиболее видные впоследствии писатели и поэты, как Лемонье, Экаут, Северен, Жиро, Жилькен и др. Помимо критических статей, направленных против академиков, как Гиманс, Потвен, Фредерикс, Вуоверманс и др., В. написал рассказы: «Lamour fantasque» (1883), «Le Baiser» (1883), «La vie bete» (1883), «Lysiane de Lysias» (1885), «Daisy» (1892); выступал как драматург с двумя пьесами: «Jeanne Bijou» (1886), «Poison» (1888), и как поэт - сборником «La flute a Siebel» (1891).

Библиография:

Журн. «Jeune Belgique», апрель, Bruxelles, 1889; Nautet F., Histoire des lettres belges d expression francaise, 2 vv., Bruxelles, 1892; Gilkin A., La litterature en Belgique, «Messager de Bruxelles», №№ 106-223, Bruxelles, 1902; Humblet L., Les jeunes ecoles litteraires en Belgique, «Antee», Bruxelles, 1907; Verhaeren E., Les lettres francaises en Belgique, Bruxelles, 1907; Liebrecht H., Histoire de la litterature belge d expression francaise, Bruxelles, 1909.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV