Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "В" (часть 8, "ВОР"-"ВЯТ")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "В" (часть 8, "ВОР"-"ВЯТ")

ВОРОВСКАЯ ПОЭЗИЯ

ВОРОВСКАЯ ПОЭЗИЯ - см. Фольклор городской и Тюремная поэзия.

ВОРОВСКИЙ

ВОРОВСКИЙ Вацлав Вацлавович (1871-1923) (псевдонимы: Ю. Адамович, П. Орловский, Фавн, Шварц) - выдающийся представитель марксистской литературой критики и один из виднейших членов большевистской партии. Р. в Москве, в семье инженера. Революционную деятельность начал в 1891 - студентом Московского технического училища. В 1896 подвергается высылке из Москвы, а в 1897 арестовывается и после почти 2-летнего тюремного заключения высылается в г. Орлов, Вятской губ. В ссылке В. определяется как революционный марксист и здесь же начинает свою литературно-критическую деятельность. По окончании ссылки уезжает за границу. В 1903 вступает в РСДРП и после II съезда примыкает к большевистской фракции. Сотрудничает в «Искре», а затем становится одним из ближайших участников «Вперед» и «Пролетария». После революции 1905 возвращается в Россию, где работает в большевистском центре и партийной прессе. 1907-1912 проводит в Одессе, руководя партийной работой и одновременно сотрудничая в «Одесском обозрении», «Ясной заре» и «Одесских новостях». В 1912 В. арестовывается и высылается в Вологду. После 2-летней ссылки возвращается в Петербург, где продолжает партийную и литературную работу. После Февральской революции входит в заграничное бюро ЦК, после Октябрьской революции назначается представителем советского правительства при скандинавских государствах, в 1919 - заведывающим Государственным издательством, в 1921 - полпредом в Италии. Принимает участие в Генуэзской конференции и входит в состав советской делегации на Лозаннскую конференцию. 10 мая 1923 был убит в Лозанне фашистом Конради; тело его перевезено в Москву и погребено на Красной Площади.

В годы реакции и ликвидаторства В. в литературно-критических статьях, равно как и в многочисленных газетных фельетонах, с особым упорством боролся с мародерами революции, поднявшими голос «в ночь после битвы». Выполняя эту большой важности историческую задачу, В. вместе с тем прокладывал путь только зарождавшейся еще марксистской эстетике и пытался найти материалистическое решение многих проблем художественного творчества. К художественному творчеству В. неизменно предъявляет два требования: «правды внешней» и «правды внутренней». «Внешняя правда» заключается в том, что художник кладет в основу своего творчества реальный материал, что он отображает подлинную жизнь. Если творец произведения подгоняет жизненную правду к своим предвзятым целям, он понижает его художественную ценность. Пропагандистские достоинства произведения не служат еще, по выражению В., аттестацией его художественной ценности. Искусство изображает действительность. Но действительность - это не только то, что уже существует, а также и то, что созревает в недрах общества. Так. обр. «правда» художественного произведения допускает изображение действительности как сегодняшнего, так и завтрашнего дня. «Правда внутренняя» - в психике художника, в том укладе ее, к-рый обусловливает способность воспринимать и творчески перерабатывать определенный жизненный материал. Психика художника направляет его внимание в сторону определенных объектов и оставляет вне поля его творчества другие. «Как цветное стекло пропускает только лучи определенной краски, так и авторская психика пропускает только соответствующие ей понятия и образы». Психика же творца художественного произведения имеет «социальную подоплеку» - ее детерминируют общественные отношения эпохи и классовое положение художника. С этим ключом В. подходит к творчеству Бунина, Андреева, Куприна, Юшкевича. Уделяя много места чисто художественному анализу литературного произведения, В. всегда ставил форму произведения в зависимость от его содержания. «Художественная форма и стиль тесно связаны с мыслью автора и неизбежно должны следовать всем ее изменениям». В. показывает, как художественная манера творчества писателя эволюционирует попутно с эволюцией его миросозерцания. Так каждому из трех периодов в творчестве Андреева соответствует своя особая манера письма, свой стиль. То же с Горьким: композиция и письмо его произведений романтического периода резко изменяются с переходом писателя к художественному реализму. Разбирая современную ему художественную литературу, В. задумывался и над вопросом о появлении литературы того нового класса, которому он служил; по его критическим очеркам рассеян ряд ценных соображений о предпосылках нарождения пролетарской литературы. При решении этой проблемы В. исходит из того положения, что эстетическая идеология класса складывается позже его политической идеологии. Классовое искусство создается уже после того, как класс оформился и достиг определенной ступени самосознания. Для того чтобы сделаться пролетарским писателем, недостаточно черпать темы из жизни пролетариата, - для этого художник должен проникнуться пролетарскими настроениями, его идеология должна стать пролетарской. Литература должна не только отражать классовую идеологию, но и давать ей художественное оформление, т. е. быть искусством, а не «лозунгами класса в стихах и прозе».

В своих литературно-критических выступлениях В. уделяет очень много внимания судьбам русской интеллигенции. Исследуя отражение этих судеб в художественной литературе, В. одновременно давал характеристику исторической эволюции интеллигенции. Неопределенный интеллигентский революционизм последних десятилетий XIX в. должен был, по мере классовой дифференциации общества, уступить место четкому выявлению классовых симпатий различных слоев интеллигенции. В момент подъема революционных волн мелкобуржуазная интеллигенция была увлечена революционным потоком. Но после крушения революции она поспешила покаяться в своем увлечении и тогда стала противопоставлять альтруистической проповеди и поискам общего блага предыдущей эпохи идеи индивидуалистического гедонизма и максимального использования жизненных наслаждений. От Базарова через чеховских «лишних людей» она пришла к Санину.

Несмотря на то, что В. приходилось писать в годы жестокой реакции, его писания оптимистичны. В. был уверен в том, что наступит новая историческая эпоха, к-рая сможет решить задачу «обновления жизни». Эта задача требует новых людей. «И они придут, они вырастут из земли, придут с гордым базаровским вызовом судьбе, с его жаждой борьбы».

Язык В., стиль его статей отличается высокой художественностью. В этом отношении В. занимает одно из первых мест в рядах марксистской критики. Видоизменяя его собственное выражение, В. можно назвать художником в публицистике и критике.

Библиография:

I. Статьи В. вышли после его смерти двумя сборниками: 1. Русская интеллигенция и русская литература, Харьков, 1923. В сборник вошли статьи: «Базаров и Санин», «Лишние люди», «Из истории новейшего романа» (Горький, Куприн, Андреев), «Мятущиеся и мечущиеся», «Представляет ли интеллигенция общественный класс». Приложена статья П. Лепешинского - «Красивый финал красивой жизни». 2. Литературные очерки, М., 1923. В сборник вошли статьи: «Был ли Герцен социалистом?», «Н. А. Добролюбов», «Лишние люди», «Базаров и Санин», «В ночь после битвы», «Максим Горький», «Еще о Горьком», «Две матери», «А. И. Куприн», «Леонид Андреев», «И. А. Бунин», «С. Юшкевич», «Факел под мерой». Приложена статья В. Фриче «В. В. Воровский как литературный критик». Неизданные литературные работы В. В. Воровского, с предисл. Н. Л. Мещерякова, «Красная новь», 1929, кн. 4 и 6. Готовится Гизом полное собр. литературно-критич. ст. В. Под редакцией Н. Л. Мещерякова (т. II Собр. сочин. В.). Библиография статей В. в кн. Мандельштам Р. С., Художественная литература в оценке русской марксистской критики, М., 1928.

II. Кривцов С. С., В. В. Воровский, «Под знаменем марксизма», 1923, № 4-5; Переверзев В., «Печать и революция», 1923, № 7; Полянский В., «Под знаменем марксизма», 1923, № 11-12; Лелевич Г., В. В. Воровский и очередные проблемы марксистской литературной критики, «Печать и революция», 1925, № 3; Ганецкий Я., Биографический очерк, М. - Л., 1925; Мещеряков Н., Литературная деятельность В. В. Воровского в Одессе, «Печать и революция», 1928, № 1 и др.

ВОРОНСКИЙ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ВОРОНЫЙ

ВОРОНЫЙ Мыкола (Мыкола Киндратовыч) (1871-) - украинский поэт, драматический артист и теоретик театра, один из зачинателей украинского модернизма, отобразившего в литературе начала XX в. факт нарождения на Украине городской буржуазной интеллигенции. Начал печататься с 1893. Своего рода «манифестом» нового течения, порывавшего с традициями народнической литературы, требовавшего внимания к форме, по образцу Западной Европы, и ориентировавшегося на читателя из среды городской интеллигенции, было в 1901 обращение В. к украинским писателям, помещенное в «Литературно-науковом вiстнике» (кн. 9) и его обмен стихотворными посланиями с И. Франком - на страницах изданного В. альманаха «З за хмарi з долин» (Одесса, 1903). Продукция самого В. - почти исключительно лирическая (сборники) - «Лиричнi вiршi» (1911), «В сяйвi прiй» (1913) - производила на современников поэтов и критиков впечатление высокой музыкальности, свежести и красоты. Однако впечатление это длилось недолго: поколение поэтов, пришедших в канун Октября и после него, отнеслось к В. гораздо сдержаннее, а иногда и резко отрицательно: символизм революционной поры отмежевался от В., как и от его соратника Чупрынки. Стихи В., при большом метрическом разнообразии и разнообразии строфических построений, бедны образами и темами; им нехватает цельности: В. пытается объединить в себе чистого эстета, поклонника красоты с поэтом гражданской скорби, не идущей впрочем дальше мечтаний о национальном освобождении, пытается создать лирику индивидуалистических настроений, вводит в обиход мотивы города, до него чуждые украинской лирике, - но во всех этих областях остается лишь пионером и, не находя часто необходимых слов, загромождает стихи «красивостями», подобно русским поэтам 90-х годов, стоявшим в преддверии символизма. В. принадлежит также ряд переводов иностранных (французских) и русских поэтов на украинский яз. (он перевел между прочим «Каменного гостя» и «Моцарта и Сальери» Пушкина); им сделан также наиболее распространенный перевод «Интернационала» («Повстаньте, гнанi i голоднi - робiтники усiх краiв»). В политике В. также остался «искателем»: в 900-х гг. он был членом РУПа (Революционной украинской партии), разносоставной мелкобуржуазной, радикально-демократической организации; позже причислял себя к украинским соц.-дем.; в 1920 эмигрировал за границу; в 1926 вернулся в УССР, где живет и работает в настоящее время (в Киеве).

Библиография:

I. Полное собр. стихотворений В. печатается изд-вом «Рух».

II. Антология украинской поэзии в русск. переводах, Под редакцией Гатова А. и Пилипенко С., ГИУ, 1924, стр. 12-18, вступит. статья Белецкого А. И.

ВОСПОМИНАНИЯ

ВОСПОМИНАНИЯ - см. Мемуарная литература.

ВОСТОК

«ВОСТОК» - см. Журналы русские.

ВОСХОД

«ВОСХОД» - см. Журналы русские.

ВОТЯЦКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ЯЗЫК

ВОТЯЦКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ЯЗЫК - см. Удмуртская литература и Удмуртский язык.

ВРАЖЛЫВЫЙ

ВРАЖЛЫВЫЙ Васыль (1903-) (псевдоним) - современный украинский беллетрист. Р. на Полтавщине, в семье крестьянина, окончил гимназию и учится в одном из харьковских вузов. В своих рассказах В. упорно ищет сюжетности, обращая в то же время внимание гл. обр. на быт современной украинской советской интеллигенции. Хорошо владеет художественным языком.

Библиография:

Отдельн. изд.: В яру, изд. «Шлях освiти», Харкiв, 1924; Земля, изд. «Книгоспiлка», Харкiв, 1925; Життя бiлого будинку, изд. Ваплiте, Харкiв, 1927.

ВРАЗ

ВРАЗ Франко-Яков-Станко (1810-1851) - хорватский поэт, родом словинец. Имя Станко В. принял уже в студенческие годы в ознаменование присоединения к иллирийскому движению (см. Иллиризм). В деятельности Враза отразилась эволюция национального хорватского движения от простого увлечения фольклором северобалканских стран до работы в «Kolo» - литературно-политическом союзе иллиристов. В 1842 В. и его друзья основали журнал «Kolo» (8 тт. при жизни В.), где широко пропагандировался панславизм. Участие балканского духовенства в издании этого журнала придает движению иллиристов специфический характер. В. был секретарем иллирийской Матицы - объединения, имевшего целью сопротивление национальному гнету путем поддержки литературных, культурных и языковых форм национального сознания. Как активный деятель национального движения адриатических славян В. неоднократно подвергался репрессиям со стороны австрийского правительства.

Первые стихотворные опыты В. написаны по-словински. В дальнейшем он писал на хорватском языке. Лишь впоследствии, поселившись в Загребе, он вернулся к родной речи.

Основным произведением В. считается лирический сборник «Джулабийе» (1840, два первых тома вышли при жизни В., два последних - после его смерти). В 1845 В. напечатал два тома прославивших его стихотворений («Гусли и тамбур»). Кроме того издал сборник «Голоса из Жеравинской Дубравы» - баллады и романсы, написанные под явственным влиянием романтизма. Стихотворения сборника изобилуют восточными мотивами, но сохраняют словинский колорит. Высоко ценятся также его «Vienae soneta». - В. - поэт иллиризма. Национально-освободительная идея - его подлинная вдохновительница. Образ любимой девушки становится у В. олицетворением родной страны; ей принадлежат все чувства и думы поэта.

Значение В. в хорватской литературе не ограничивается поэзией: он - первый хорватский критик.

Помимо оригинальных работ В. издал «Narodne pesni ilirske» (словинские песни) и переводил Пушкина, Лермонтова, Жуковского, Хомякова, Языкова и Адама Мицкевича.

Библиография:

I. Сочин. В. (Děla) изд. в 1863-1877, 5 тт., Загреб. Русск. перев. стих. В. - в «Славянских известиях», 1909, № 5, и у Н. Гербеля, «Поэзия славян», сб., СПБ., 1873.

II. Платон Кулаковский, Иллиризм, Варшава, 1894; Markowitz, Izabrane pjesme St. Vraza, Zagreb, 1880; Milivoj Šrepel, O Vrazovoj Kritici, Zagreb, 1892; Ilešić Fr., Cviece slovenskoga piesnictva, Zagreb, 1906; Lončar Dr., Politićno življenje slovencev, Ljubliana, 1907; Vodnik В., S. Vraz, 1909; Urban C. O., Sloveni, Roma, 1919; Maryan Zdziechowski, Odrodzenie chorwacji, Krakow, s. a.

ВРЕМЯ

«Время»

1. «ВРЕМЯ» - журнал братьев Достоевских. Издавался с 1861-1863 вкл. Продолжением «В.» является «Эпоха» (см.). Важен для уяснения общественной идеологии Ф. Достоевского, Ап. Григорьева, так наз. «почвенничества». «В.» продолжало литературно-художественную линию так наз. «молодой редакции» «Москвитянина»; восставая против эстетизма («искусство для искусства»), оно в своем специфическом культе Островского и Пушкина не солидаризировалось и с защитниками формулы «искусство для жизни» («Современником»). «В.» стояло на платформе по существу буржуазного славянофильства и резко выступало против землевладельческого дворянства, а также против верхушечных слоев привилегированной дворянско-бюрократической интеллигенции, - против европеизированного дворянства - «англоманов» из «Русского вестника». Ратуя за свободу личности, печати, торговли, за широкое распространение грамотности, просвещения, «В.», однако, расходится с представителями тогдашней революционной мысли - «Современником» и «Русским словом». От первых «В.» отделяет влечение к докапиталистической Руси, «островщине», культ «народности», неприязнь к Западу, идеалистическое мышление и т. п. От «Современника» - не только стремление к патриархальным формам жизни и национализм, но и общий аполитизм, защита частной собственности, отчужденность от социалистических настроений, культ купца, мещанина, средней городской интеллигенции, при равнодушии к крестьянству и рабочему вопросу и др.

2. ВРЕМЯ - основная и непременная предпосылка сюжетного развертывания. Повествование в литературе всегда расположено «во времени», всегда развивается по законам внешней (хронологической) последовательности и внутренней (каузальной) обусловленности настоящего и будущего - прошлым. Искусство поэзии, как и всякое иное тоническое искусство, немыслимо вне временных рамок. Расположение эпизодов сюжета во времени столь же характерно для поэзии, как расположение их в пространстве - для изобразительных искусств.

В. играет важную роль в организации поэтической структуры, ее стилистического, изобразительного, языкового плана. Любое произведение содержит множество ремарок (см.), характеризующих действия и переживания персонажей со стороны их временной продолжительности, упоминания о взгляде «быстром, как молния», о «мгновенно воцарившейся тишине», о «длительных», кажущихся «бесконечными» паузах в разговоре, о событиях, развернувшихся «вдруг», «внезапно», «неожиданно» и т. д. Эти временные ремарки существенно влияют на языковую ткань поэтических произведений. Роль таких ремарок не ограничивается характеристикой действия; они бесспорно динамизируют повествовательную речь, сообщая ей своеобразные «нервические» оттенки. Чтобы в этом убедиться, достаточно развернуть любую страницу романов Пшибышевского.

Отчетливее (и в науке разработаннее) влияние В. на тематику произведения. Всякое произведение прикрепляется его автором к определенной эпохе (в историческом романе, например, точно определяемой). Тем самым выдвигается проблема «временного колорита»: точно ли соблюдаются особенности данного момента, или налицо смешение различных исторических эпох, присвоение им позднее возникших черт и подробностей? Анахронизмы Шекспира породили целую литературу. Русских литературоведов одно время серьезно заботила проблема «медвежьей шубы» Чичикова. К какому времени года следовало отнести действие «Мертвых душ», имея в виду летние пейзажи первой части, с одной стороны, и медвежью шубу героя - с другой? Существеннее для суждений о поэтической структуре временная протяженность произведения, к-рая может быть самой различной. Тот факт, что действие «Miserables» Гюго длится семнадцать лет, а действие «Декамерона» Бокаччо продолжается десять дней, - важен для полного уяснения этих структур. Вопросу об «единстве времени» в классической трагедии посвящено немало капитальных исследований (см. Единства), Еще важнее те случаи, когда временные даты и сроки начинают играть в повествовании конструктивную роль. Таков например известный роман путешествий Жюль Верна «Вокруг света в 80 дней». «Восемьдесят дней» представляют собой тематический стержень романа, обусловливают собою его завязку (пари в Британском клубе) и развязку (внезапное открытие, сделанное Паспарту, что путешествие совершено с выигрышем астрономических суток). Не менее существенна роль временных дат и в «Юлии Цезаре» Шекспира. «Мартовские иды», до истечения которых должен умереть Цезарь, представляют собой своеобразный временной символ. Тот же прием воспроизведен (с немалой долей подражания Шекспиру) в «Смерти Иоанна Грозного» Алексея Толстого.

Всего важнее роль времени в поэтической композиции. Им определяется не только общая протяженность сюжета, но и вся диспозиция его эпизодов. Для детективного романа, например, характерны возвращения в прошлое, констатирование следствия раньше, чем объяснена породившая его причина. В плане чистой архитектоники здесь должны быть упомянуты ускорения и замедления повествовательного темпа, разнообразные ритмические эффекты, перестановки эпизодов, исключительно обильно представленные произведениями Белого или Федина.

Мы видим, следовательно, что приемы временной организации глубоко проникают собой структуру поэтического произведения.

Выполняя определенное назначение в системе стиля, временная техника всегда обусловлена бытием и сознанием творящей данный стиль классовой группы. Трудно было бы искать в пьесах Островского быстрых и энергичных темпов развертывания - их не было в самом быту купеческого Замоскворечья с медлительностью и патриархальностью его уклада, с инертностью его психики. С другой стороны, не случайно мы находим эти энергичные и быстрые темпы у драматургов немецкого экспрессионизма - Кайзера, Витфогеля. Они питаются здесь глубочайшими разломами в бытии послевоенной Германии, в психологии той мелкой буржуазии, к-рая обусловила собой творческие устремления экспрессионистов.

Чтобы дать читателю возможность яснее почувствовать социологическую обусловленность временной техники, сопоставим между собой «Обломова» Гончарова и «Преступление и наказание» Достоевского. Оба произведения датируются почти одной и той же эпохой, но в то время как в «Обломове» изображается борьба между буржуазией крупнокапиталистической и патриархальной, роман Достоевского развертывает перед нами быт и психику мещанской интеллигенции. Герой «Обломова» - патриархальный буржуа, «испуганный жизнью», ушедший в скорлупу сонного благополучия домика на Выборгской стороне. Герой «Преступления и наказания» - интеллигент, падающий на общественное дно, бунтующий против беспощадного социального уклада, заявляющий ему свой протест. Перед нами бытие и сознание двух диаметрально различных классовых группировок. И не случайны поэтому крайне медленные темпы «Обломова» (действие его длится несколько лет), незначительность временных ремарок, обилие временных перерывов в медленно текущем сюжетном потоке, с одной стороны, и предельная временная сгущенность романа Достоевского, с общей амплитудой времени, равной шести суткам, с огромным количеством динамизирующих и ускоряющих перипетии ремарок, с целым рядом временных эффектов, с параллельным развертыванием в одно и то же время двух частей (4 и и 5-й) и т. д. - с другой. Временные приемы различны, ибо различно бытие питающих оба стиля групп, различна их психологическая настроенность и устремленность.

Библиография:

Библиография о В. крайне незначительна. Из работ, трактующих проблему в плане поэтики (формальной), назовем: Томашевский Б. В., Теория литературы, Л., 1925 (4-е изд., 1928). Временной технике Тургенева посвящены несколько страниц в содержательной статье Фишера В. М., Повесть и роман у Тургенева, сб. «Творчество Тургенева», ред. И. Н. Розанова и Ю. М. Соколова, М., 1918. Более подробно разработана техника Достоевского: Слонимский А., «Вдруг» у Достоевского, «Книга и революция», кн. 8(20), 1922. О социологических определителях времени см.: Переверзев В. Ф., Творчество Достоевского (глава «Стиль»), М., 1912; Цейтлин А., Время в романах Достоевского (к социологии композиционного приема), «Родной яз. в школе», М., 1927, кн. V. Из иностранных исследований укажем: Hirt Ernst, Das Formgesetz der epischen, dramatischen und lyrischen Dichtung, Lpz., 1923. Книга Hirtrа ценна тем, что в ней проанализированы характерные отличия времени в лирике, эпосе и драме в отдельности.

ВРХЛИЦКИЙ

ВРХЛИЦКИЙ Ярослав (Jaroslaw Vrchlicky, 1853-1912) - псевдоним выдающегося чешского поэта, главы так наз. «космополитической» школы в чешской литературе, Эмиля Фрида. Р. в семье торговца (отец - еврей, мать - чешка). Большие познания в области мировой литературы, к-рые В. приобрел во время своего продолжительного пребывания в Италии и путешествий по Европе, отмечены присвоением ему ученой степени доктора. Был профессором литературы. Деятельность В. продолжалась около 40 лет. Он написал свыше 100 томов.

В. внес в чешскую литературу, к-рая до него развивалась в пределах узконациональных традиций, космополитические мотивы (отсюда название школы В.).

Творческий путь В. обычно делят на четыре этапа:

1. -(1871-1879) - когда молодой поэт преодолевает традиции отечественной литературы, освобождается от них, а также и от влияния немецкой литературы на чешскую, ориентируясь преимущественно на литературу романских стран. Для поэта характерны: вера в прогресс, в эволюцию, которая должна привести к торжеству добра над злом, света над мраком, духа над материей, скептическое отношение к националистическим идеалам и отвлеченный космополитизм, который сближает его с В. Гюго, Ж. Санд, Леопарди. В течение этого периода В. написал: «Эпические поэмы» (1876), «Дух и мир» (1878), «Симфонии» (1878), «Виттория Колонна», «Мифы» (две кн.) (1879), «Легенда о св. Прокопе» и др. Эти произведения - лирические стихотворения, эпические поэмы, легенды, романы в стихах - содержат размышления о человеческой жизни на протяжении веков, об исторических событиях, увлекших поэта своей грандиозностью, наблюдения над явлениями природы и современной ему жизнью.

2. - (1879-1894) - когда В. достигает в своих произведениях высшего мастерства. Находясь под влиянием «Божественной комедии» и «Фауста», он создает «Фрагменты эпопеи» (2 тт., 1886), справедливо приравниваемые критикой к «Легенде веков» В. Гюго. В этот период появляются и такие его произведения, как «Эклоги и песни» (1879), «Твардовский» (1885), «Сонеты одинокого» (1885), «Музыка в душе» (1886), «Фрески и гобелены» (1890) и т. д. Начиная с 1882, выходят одна за другой его драмы и трагедии (а впоследствии и комедии), темы к-рых заимствованы из чешской истории и истории Византии и Рима, а также эпохи итальянского Возрождения. Заслуживает упоминания его трилогия «Гипподамия» (1889-1891), «Братья» (1889) и комедия «Ночь в Карлштейне» (1885). Но уже в конце этого периода замечается упадок творческих сил поэта. Наравне с высокохудожественными произведениями выходят в свет и произведения незначительные. В изложении заметны длинноты, в сюжете - повторения. В. начинает терять первенствующее значение в чешской поэзии.

3. - (1894-1903) - период кризиса и упадка. Националистическая критика, к-рая не могла простить В. его гуманистического универсализма, провозглашает его неисправимым эклектиком. За эти годы в числе многих других произведений В. появляются: «Окно в бурю» (1894), «Новые отрывки эпопеи» (1895), «Боги и люди» (1899), «Посвящения» (Votioni desky, 1902).

4. - последние годы поэта. Он преодолевает свое пессимистическое миросозерцание и создает стихи и поэмы, в к-рых много пафоса и бодрости: «Коралловые острова» (1908), «Скрытые источники» (1908), «Древо жизни» (1910) и «Дамоклов меч». В. кроме того перевел на чешский яз. «Божественную комедию», «Освобожденный Иерусалим», «Неистовый Роланд», ряд произведений В. Гюго, Леконта де Лилля, Леопарди, Парини и др.

Библиография:

I. Русские переводы: Из глубин, «Славянский ежегодник», 1884, VI; Дух и свет, «Рассвет», К., 1893; Еще минутку, «Вестн. иностр. литературы», 1896, IV; Месть матери и др., «Русская мысль», 1902, XII; Разноцветные осколки, М., 1909; ряд произведений в журнале «Славянский мир», 1910, №№ II-III, V-VI, XI и в др. период. изд.

II. Степович А., Этюды из области новой чешской литературы, Киев, 1881; Данилов В., Чешские певцам русским, К., 1908; Anthologie basni J. V., 1903; Machal J., Slovanske Literatury, 3 тт., Praha, 1927-1928; Adler Fr., Gedichte von J. Vrchlicky, 1928; Novak A., Pehledn dejny eske literatury.

ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА

«ВСЕМИРНАЯ ЛИТЕРАТУРА» - издательство при Наркомпросе, организованное в 1919 по инициативе и при ближайшем участии М. Горького. Заведывал им А. Н. Тихонов, активно участвовали: К. Чуковский, Е. Замятин, А. Волынский, Гумилев, Лозинский и др. «В. Л.» имела в виду издать наиболее выдающиеся произведения мировой художественной литературы, начиная с XVIII в. и до наших дней. Горький предполагал, что все книги «В. Л.» составят «обширную историко-литературную хрестоматию, которая даст читателю возможность подробно ознакомиться с возникновением, творчеством и падением литературных школ, с развитием техники стиха и прозы, со взаимным влиянием литератур различных наций и вообще всем ходом литературной эволюции в ее исторической последовательности». С этой целью было намечено издание двух серий книг: основной и народной библиотек, со вступительными очерками, историко-литературными примечаниями, библиографическими справками и т. п. Основная серия в целом составила бы систематически подобранную библиотеку, могущую служить не только для чтения, но и пособием к изучению мировой литературы. Основная серия намечалась примерно в количестве 1 500 томов, по 20 печ. листов в каждом. Серия народной библиотеки, предназначенная для массового читателя, помимо основных произведений мировой литературы, включала и произведения внешне занимательные, исторические, авантюрные, юмористические и т. д. Количество книг народной библиотеки должно было составить 2 500 томов, около 4 печ. листов каждый. Условия полиграфического производства в первые годы революции не были благоприятны для осуществления широчайших задач «В. Л.»; ее издательские планы могли быть осуществлены лишь в малой мере. За все время существования «В. Л.» (до 1927) были изданы, частью в новых, частью в старых, но заново проредактированных переводах, избранные произведения литератур: Англии и Америки (Байрон, Диккенс, Кольридж, Д. Лондон, Джозеф Конрад, Эдгар По, Роберт Саути, В. Скотт, Э. Синклер, Марк Твен, Уитмен, Оскар Уайльд, Уэллс, Бернард Шоу и др.), Австрии, Германии, Скандинавских стран, Голландии, Швейцарии (Герман Банг, Лили Браун, М. Гейерстам, Генрих Гейне, Э. Т. А. Гофман, Ф. Грильпарцер, Г. Клейст, Новалис, Шамиссо, Ф. Шиллер и др.), Франции, Италии, Испании, Португалии, Бельгии, Латинской Америки (Д’Аннунцио, Бласко Ибаньес, Бальзак, Беранже, Верхарн, Вольтер, Гольдони, Э. Гонкур, К. Гоцци, В. Гюго, А. Додэ, Эмиль Золя, Ш. де-Костер, К. Лемонье, Лесаж, П. Меримэ, Октав Мирбо, Ж. Мишле, А. де-Ренье, Р. Роллан, Стендаль, Флобер, Анатоль Франс и др.). Кроме того «В. Л.» изданы некоторые произведения восточных литератур (Аравия, Персия, Турция, Монголия, Китай, Япония). Из памятников античной литературы вышли переводы: «Сатирикона» Петрония и древнегреческого романа «Левкиппа и Клитофон» Ахилла Татия Александрийского. Всего «В. Л.» выпущено около 120 томов.

Библиография:

II. Каталог изд. «Всемирной литературы» при НКП. Вступит. ст. М. Горького, П., 1919; То же, Литература Востока, П., 1919; «Всемирная литература», Каталог книг, М. - Л., 1927.

ВСЕМИРНЫЙ ЯЗЫК

ВСЕМИРНЫЙ ЯЗЫК - см. Международные языки.

ВСЕРОССИЙСКИЙ СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ

ВСЕРОССИЙСКИЙ СОЮЗ ПИСАТЕЛЕЙ - см. Союзы писателей.

ВСЕРОССИЙСКИЙ СОЮЗ ПОЭТОВ

ВСЕРОССИЙСКИЙ СОЮЗ ПОЭТОВ - см. Союзы поэтов.

ВСЕРОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО КРЕСТЬЯНСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ

ВСЕРОССИЙСКОЕ ОБЩЕСТВО КРЕСТЬЯНСКИХ ПИСАТЕЛЕЙ - см. Общество писателей.

ВСТАВНАЯ НОВЕЛЛА

ВСТАВНАЯ НОВЕЛЛА - см. Композиция.

ВСЯКАЯ ВСЯЧИНА

«ВСЯКАЯ ВСЯЧИНА» - см. Журналы русские.

ВУДВОРД

ВУДВОРД В. Э. (Woodword, 1875-) - современный писатель Соед. шт. Сев. Ам. Р. в Южной Каролине, где кончил военную академию; с 1896 стал журналистом; вскоре увлекся биржевыми операциями, был «бизнессмэном» - дельцом и банкиром, но в 1920 резко порвал с банковскими кругами, отказавшись голосовать за Гардинга - кандидата республиканской партии в президенты Соед. шт. Оставив занятия банкира, примкнул к социалистической партии и в 1923 выпустил свой первый роман «Bunk» (Вздор); в след. году - роман «Lottery» (Лотерея); еще через год - роман «Bread and Circuses» (Хлеба и зрелищ) и в 1926 - биографию Вашингтона. В 1929 Вудворд выпустил в свет биографию Улисса Гранта.

В. как художник - фигура весьма значительная в современной американской литературе. Ученик французских мастеров - Франса и Гурмона - он развертывает свои романы в плане чистой ироники, но благодаря «социалистическому» мировоззрению В. образы его перерастают границы поставленного художественного задания. Франсовский иронический скептицизм и социально-политический релятивизм уступают место недвусмысленным формулам, обнажающим отношение автора к капитализму в его современной фазе развития. В этом отношении очень характерен отрывок из романа «Bread and Circuses»: «В результате мировой войны капиталистическая цивилизация гибнет в Европе. Она еще не рухнула и судорожно бьется, как гальванизированный труп, так как нечем ее заменить. Но пройдет совсем немного времени и этот труп разложится в такой мере, что нужно будет приняться за погребение. В Англии уже в наши дни устроены ему благопристойные похороны... погребают не торопясь, с церемониями и музыкой». Такие прогнозы о близком крушении капитализма, равно как и о грядущем переустройстве мира на совершенно иных - социалистических - началах, встречаются в книгах Вудворда крайне часто. Они не случайны: в авторских комментариях и в рассуждениях Майкеля Уэбба - двойника автора и любимого героя двух его книг - эти прогнозы звучат постоянным рефреном, окрашивая романы американского мастера в цвет социально-политической сатиры. Трудно сказать, в какой из книг проявил В. свое сатирическое дарование с наибольшей силой - во всех трех своих романах он вдоволь издевается над стандартным янки; в «Bunk» он выводит философа Уэбба, автора книги «Как важно быть второсортным» - книги, ставшей настольной у каждого типичного американца. Карьера Уэбба как философа и руководителя «бюро по обезвздориванью» является прекрасным тематическим фоном, на к-ром автор развертывает сюжет романа «Вздор». Вводя того же героя и в роман «Хлеба и зрелищ», В. достигает гротескно-скульптурной лепки в изображении целой вереницы отдыхающих в пансионе американцев, а в «Лотерее» он с саркастическим вниманием прослеживает карьеру неумного Гаррисона, пробивающегося кулаками к долларам. Наконец в своем историческом исследовании о Вашингтоне В. документально показывает подлинное лицо национального американского героя, не забывающего (в моменты крайней опасности для дела независимости восставших штатов) давать директивы близким людям о скупке тех земельных участков, к-рые «быстро повышаются в цене». После книги В. Георг Вашингтон предстает перед нами в истинном свете - предтечей современных нам бизнессмэнов, почему вполне понятно возмущение американского «общества» после выхода в свет этого исследования, сорвавшего покров легенды с национального героя.

Как стилист В. не уступает лучшим мастерам современной американской прозы, хотя и не выдвигает, в отличие от Фрэнка и ван-Вехтена, формального мастерства на первый план. Знаток метафоры и сравнения, он отнюдь не перегружает ими свои книги, проявляя в отборе их подлинный художественный такт и вкус - на манеру его письма заметное влияние оказал Франс.

Библиография:

I. Bunk, N.-Y., 1923, русск. перев. С. А. Полякова и Л. И. Некрасовой, М. - Л., 1927; Lottery, N.-Y., 1924, русск. перев. А. В. Кривцовой, предисловие Евгения Ланн, М. - Л., 1927; Bread and Circuses, N.-Y., 1925, русск. перев. А. В. Кривцовой, очерк о В. Евгения Ланн, М. - Л., 1927.

II. У нас, кроме многочисленных рецензий, Эльсберг, «На литературном посту», № 4, 1927. На англ. яз.: Crutch; Joseph Wood, в «Nation», v. CXXI, № 3156, N.-Y., 1925; B «Times», 24/IX, N.-Y., 1926.

ВУЛЬГАРИЗМ

ВУЛЬГАРИЗМ - термин традиционной стилистики, обозначение слов или оборотов, применяемых в просторечии, но не допускаемых стилистическим «каноном» в языке литературном. Учение о В., связанное с учением о стилях речи, преломляет в нормативные предписания наблюдения над социально-диалектическим дроблением языка, над эмоциональным тоном слова как отражением классовой дифференциации и классового самосознания (см. Лексика). Так для русского писателя-дворянина XVIII в. слово «парень» является «отвратительным( вульгаризмом, т. к. оно напоминает ему о «неблагопристойных» формах быта крестьянства (Карамзин). Отсюда - особая эмоциональная значимость В. в литературном яз. и борьба за В. в истории литературных стилей. Эпохи ломки художественного канона, обычно связанные с выдвижением в литературе новых общественных групп, характеризуются часто массовым вливанием В. в литературный яз. Так поэты городского сословия средневековой Франции («Roman de la Rose») вводят в поэзию наименования частей тела, устраненные из куртуазных жанров; язык драм Sturm und Drang’а изобилует ругательствами (Hure и т. п.); французский романтизм нарушает языковый канон трагедии введением названий предметов обихода; современная русская поэзия пользуется оборотами и словами, бывшими еще в начале текущего столетия исключительным достоянием «просторечия» (см. Стилистика).

ВУСПП

ВУСПП (Всеукраiнська спiлка пролетарьских письменникiв - Всеукраинский союз пролетарских писателей) - существует с конца 1926. Эта организация образовалась из членов распавшейся организации «Гарт» (см.), не вошедших в Ваплiте (см.), а также из членов организации «Плуг» (см.), «Жовтень» (см.) и пролетарского писательского молодняка. В настоящее время в состав этой организации входят известные украинские писатели и критики: И. Ю. Кулык, Ив. Мыкытенко, Волод. Сосюра, Мыкола Терещенко, Дм. Загул, Вол. Коряк, Як. Совченко, Л. Первомайський, Нат. Забила, А. Шмыгельський, Б. Коваленко, Ив. Лэ и др.

В. организовался на платформе интернациональной пролетарской литературы и борьбы с националистическими, мелкобуржуазными уклонами, после того как эти уклоны, в частности в Ваплiте, были вскрыты и осуждены компартией. Первый съезд В., состоявшийся 25-28 января 1927, так формулировал свои задачи: «Первый съезд пролетарских писателей Украины, сознавая классовые задачи пролетарской литературы и огромную ответственность, которую возлагает пролетариат, выдвигает лозунг решительной борьбы за интернационально-классовый союз литературы Украины против мещанско-националистического, за волевое активное пролетарское мировоззрение в литературе против буржуазного пассеистичного, за социальную художественность против индивидуалистично-богемской».

Поставив себе эти задачи и организационно оформившись, В. в лице своих критиков начал вести упорную идейную борьбу гл. обр. с такими литературными организациями, как Ваплiте, Марс (см.), а также и с отдельными писателями, несогласными с тактикой или литературными взглядами членов В. В работе этой уже окрепшей значительно организации наблюдались и наблюдаются часто случаи узкогрупповой нетерпимости, тенденциозно-группового освещения и оценки литературных явлений, а также и др. отрицательные явления. Имея в своих рядах писателей разных направлений, В. все же пропагандирует как единственный стиль пролетариата - «пролетарский конструктивный реализм». В. входит в ВОАПП (Всесоюзное объединение ассоциации пролетарских писателей), имеет секции пролетарских литератур национальных меньшинств Украины - русскую и еврейскую, издающие на Украине журналы на своих яз. («Красное слово», «Промет»). Кроме столичной харьковской организации В. имеет отделения и в других городах, выпускает два органа: ежемесячный журнал «Гарт» и двухнедельную «Лiтературну газету» (Киев).

Наиболее сильны позиции этой организации в области поэзии, критики, литературоведения, потому что, за исключением одного перворазрядного беллетриста (Ив. Мыкытенко (см.)), беллетристы В. - пока преимущественно потенциальный молодняк.

Библиография:

Лейтес A. i Яшек М., Десять рокiв украiнськоi лiтератури, Харкiв, 1928; Шляхи розвитку украiнськоi лiтератури, Лiтературна дискуссiя (1925-1928), изд. «Укр. робiтник», Харкiв, 1928; I Всеукраiнськi зъiзд пролетарьских письменникiв (стенограф. отчет), Харкiв, ДВУ, 1927; Журн. «Гарт», №№ за 1927 и 1928; «Лiтературна газета», Киiв, №№ за 1927 и 1928.

ВУТТИРА

ВУТТИРА Демосфен (1871-) - современный новогреческий беллетрист. Получил низшее образование. С ранних лет начал служить. Выступил с рассказами уже в зрелом возрасте. В своих едких сатирах высмеивает нравы, быт, повадки и привычки буржуазной верхушки и обслуживающих ее чиновников, журналистов, редакторов газет и т. п. Его сатирическая повесть «Μεταστοχολδεν» (В аду) вышла в 1927 в издании автора, так как все издательства отказались ее печатать из боязни скандала. По социальному происхождению мелкий буржуа, В. хорошо знает людей этого слоя и умеет двумя-тремя словами, по-чеховски, характеризовать их. Сюжеты рассказов безрадостны, даже мрачны. Среди его персонажей можно встретить забитого чиновника, престарелого разорившегося лавочника, вспоминающего о днях своей «многообещавшей» молодости, когда дела шли удачно, старого актера, доживающего в безызвестности свои дни и одолеваемого призраками былой славы. Мелкий буржуа - главный объект его творчества, и он постоянно к нему возвращается. Короткие рассказы его написаны народным яз. В последнее время он все более тяготеет к коммунистическому движению. О В. неохотно пишут в буржуазных изданиях. Наиболее передовые журналы, как напр. «Александрийское искусство» Αλεξανδρια Τεχνυ), однако не забывают о нем. В журнале «Νεα Τεχνυ» и непериодическом издании «Libre» помещен ряд отзывов и статей о произведениях В. Сборники его рассказов: «Пища смерти», «В стране мудрецов и дикарей» (Афины, 1927), «В аду» (1927).

ВШТУНИ

ВШТУНИ Азат (1894-) - современный армянский пролетарский поэт. Р. в г. Ване (Турция), в семье мелкого чиновника. Среднее образование получил в родном городе, высшее - в Париже (Сорбонна). Начал писать в 1915. Произведения В. первого периода (1915-1918) носят индивидуалистический характер. После Октябрьской революции В. воспроизводит жизнь угнетенного колониального Востока, борьбу трудящихся против империализма, интернациональную солидарность трудящихся («Рам-Рой», «Азербайджан» и др.). В 1922 В. редактировал первый пролетарский журнал на армянском яз. - «Мурч» (Молот). Ряд произведений Вштуни переведен на русский и тюркский языки.

Библиография:

Сборник стихов, Тифлис, 1918; Неориенталь, Эривань, 1923; Узанк и занг, Эривань, 1923; Поэма китайская и Саламы, Эривань, 1925; Восток в огне, Ростов на Дону, 1927; Журн.: «Мурч», Эривань, 1922-1923; «На литературном посту» (на армянском яз.), Эривань, 1928; «На рубеже Востока», Тифлис, 1928 и т. д.

ВЫМЫСЕЛ

ВЫМЫСЕЛ - см. Фантазия.

ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА СТИЛЯ

ВЫРАЗИТЕЛЬНЫЕ СРЕДСТВА СТИЛЯ - система выражения, возникающая в результате сочетания отдельных словесных единиц поэтического произведения в определенное словесное целое, другими словами, - тот интонационно-синтаксический строй художественной речи, который определяется в конечном счете характером данного стиля и тех жанров, которые в этот стиль входят. В широком смысле В. С. можно считать всю артикуляционно-акустическую структуру произведения, относя сюда как синтаксис в узком смысле и интонацию (см.), так и все остальные элементы звуковой организации художественной речи: ритм, мелодику, фонику (см. эти слова). Не имея самостоятельного семантического значения, эти элементы в то же время образуют ту живую конкретную, словесную «плоть» цроизведения, в которой оно только и может существовать, в которой и выражаются - организующее его социально-психологическое устремление и его поэтическая семантика; отсюда естественно вытекают та значительная роль, которую B. C. играют в художественном произведении, и важность их анализа. В то же время очевидно, что самый характер выразительности художественной речи определяется тем, что она выражает: каждое данное своеобразное социально-психологическое устремление, проявляющееся в данном образном, тематическом, композиционном и изобразительном своеобразии, с неизбежностью определяет и данное своеобразие В. С. Так напр. сличение прозы Карамзина и Марлинского, Толстого и Достоевского, А. Белого и М. Горького - отчетливо покажет все своеобразие их В. С.: своеобразие основного устремления определяет своеобразие и В. С. как определенной системы. В идеале поэтому каждый стиль должен был бы заново создавать свои В. С., но очевидно, что, с одной стороны, диалектика литературного развития, а с другой - границы, которые ставит различию В. С. языковый материал, определяют то, что различные литературные стили используют сходные В. С. Но здесь все дело в том, что каждый стиль заново их организует, по-своему их подбирает и сочетает, создает из них особую, своеобразную, своему характеру отвечающую систему В. С., которая только ему присуща и в которой те же, что и в других стилях, звуковые явления несут уже другую функцию. Итак анализ В. С. художественного произведения сводится к определению их как системы поэтического выражения и к установлению их обусловленности теми социально-психологическими устремлениями, к-рые они выражают именно как система и без знания к-рых они непонятны. Таким образом отпадает принципиальная возможность того изолированного рассмотрения стилистических особенностей художественного произведения, которое практикуется формалистами (см. Стиль).

Библиография:

Сб. «Литературоведение», Под редакцией В. Ф. Переверзева, изд. ГАХН, М., 1928, ст. Поспелова, Фохта, Беспалова; Сб. «Ars Poetica», I, сб. статей Под редакцией М. А. Петровского, изд. ГАХН, М., 1927, ст. А. М. Пешковского «Принципы и приемы стилистического анализа и оценки художественной прозы».

ВЫСПЯНСКИЙ

ВЫСПЯНСКИЙ Станислав (Stanislaw Wyspianski, 1869-1907) - крупнейший польский поэт послеромантического периода. Выспянский был уроженцем Кракова, этого мертвого города, обладающего громадными богатствами по части исторических памятников, но застойного в области хозяйственного и политического развития. Не менее талантливый живописец, чем поэт, В. сначала считал свою литературную деятельность лишь побочным занятием. Ученик знаменитого исторического живописца Матейко, он углублялся в изучение памятников старины. 4-летнее пребывание В. во Франции, во время к-рого он ознакомился с готической архитектурой, античной скульптурой, с фресками Пюви де Шаванна, с одной стороны, усилило в нем историческое чутье, с другой - обогатило его средства выражения благодаря изучению новейшей живописи (Гоген) и поэзии. Оторванность В. от жизни, его устремление в прошлое воспитало в нем своеобразную любовь к легенде. Его первая драма, так и называвшаяся - «Легенда», черпает свой материал из польских исторических легенд и славянской мифологии. И в других его произведениях весьма силен легендарный элемент, причем материалом служит то античная, то славянская и литовская мифология, то фантастика снов и галлюцинаций. Почти все его исторические драмы, как «Легион», «Болеслав Смелый», «Ноябрьская ночь» и т. д., являются переработкой реальных событий в полулегендарном освещении. Это направление в творчестве В. питалось современной ему исторической обстановкой: он стал писать в конце 90-х гг., в период революционного брожения, которое из русской Польши распространилось также и на австрийскую. Отличаясь болезненно развитым чувством патриотизма, В. сочувствовал социализму и прошел в свое время в краковскую городскую думу по социалистическому списку. В его творчестве однако не было и следа социалистического мировоззрения. В. воспринимал предреволюционную атмосферу прежде всего в свете национальных воспоминаний и надежд. Но окружавшая его непосредственно мещанская среда резко противоречила этому умонастроению и колебала его надежды. В. не мог верить в то, что господствующие классы способны будут когда-либо выступить на борьбу против разделивших Польшу правительств, хотя бы и во имя национального долга. Поэтому фоном его творчества был глубокий скептицизм и чувство горькой обиды: поколения до него не сумели сохранить национального государства. Миросозерцание В. было глубоко трагическим, напоминая собой идею рока в античной драме. Большая часть его произведений - драмы на темы, заимствованные из жизни гомеровской Греции; таковы «Мелеагр», «Протезилас и Лаодамия», «Ахиллеида», «Возвращение Одиссея». Во всех этих драмах гибель героев предрешена роковым образом с самого начала. Но чем дальше, тем более «рок» находит свое объяснение в психике героев. И трагический финал объясняется уже слабохарактерностью самих героев, отсутствием у них веры в осуществимость собственных стремлений. В исторических драмах это проявляется всего сильнее. Характерной в этом смысле является ранняя драма В. «Варшавянка». Выступающий здесь диктатор Хлопицкий (действие происходит в дни ноябрьского восстания в Польше - 1830), несмотря на то, что сам не верит в победу, посылает на верную гибель бойцов. Никому ненужная смерть их производит особенно трагическое впечатление. На этот же мотив написана и драма «Ноябрьская ночь», где тот же диктатор Хлопицкий в потрясающей сцене с Палладой-Афиной проигрывает в карты свою победу. Дряхлость польской шляхетчины, ее неспособность защитить свое национальное государство, ее капитуляция перед борьбой находит в этих произведениях сильное, сгущенное фантастической символикой выражение. Еще более сгущены драмы В. из современной жизни, к-рые не всегда были патриотическими. Так в драме «Проклятие», героем которой выступает простой священник, крестьянский сын бросает вызов католической церкви. Здесь дана трагедия священника, принужденного своим саном к безбрачию, но полюбившего женщину и имевшего от нее детей. Округа поражена засухой, и любовница священника, к-рую крестьяне клянут как причину гнева божьего, восходит вместе с детьми добровольно на костер, после чего и ксендз бросается в огонь. Это потрясающее произведение, под влиянием духовенства, неоднократно запрещалось цензурой к постановке. В параллель с этой драмой Выспянским написана пьеса из еврейской жизни «Судьи», где ростовщик-шинкарь, чувствовавший себя неуязвимым за стеной религиозности, жестоко карается роком за свои грабительские дела: он теряет любимого сына, а другой его сын становится убийцей. Больше всего пользовались популярностью у современников Выспянского его драмы - «Свадьба» и «Освобождение». В первой из них В. факт реальной свадьбы поэта Рыделя и дочери крестьянина в селе Броновицах под Краковом возводит в легенду. По пьесе, во время свадьбы происходит братание панов с «хлопами» и создается атмосфера какого-то особого национального возбуждения. Перед гостями проходят в виде призраков символы мечтаний или угрызений совести. Неожиданно появляется повстанец лирник, исторический Верныгора, и призывает к оружию. Хозяин дома посылает деревенского парня Яська оповестить все окрестные деревни о часе восстания. Между тем показывается фантастический символ «Хохол», - соломенный чехол, к-рым окутан на зиму розовый куст в саду, - и убаюкивает свадебных гостей своей игрой на скрипке; гости пускаются в пляс, от к-рого их уже не может отвлечь Ясек, вернувшийся во главе вооруженных крестьян. Весь патриотический порыв рассеивается, как дым. В драме «Освобождение» В. резко выступает против подмены патриотической литературщиной той национальной борьбы, к-рая была его мечтой. В этой драме В. дает два образа Мицкевича (см.): реального Мицкевича - неутомимого борца за независимость (под именем Конрада - героя Мицкевича) и Мицкевича-гения, мистическую пародию, какую сделали из него, по мнению В., современники, предпочитающие романтическую фразу живому делу. Мицкевич-гений появляется в виде медной статуи, увенчанной лавром, и уводит с факелом в руках всех присутствующих на сцене, овладев их душами, в склепы вавельских гробов. Но Конрад вышибает факел из рук Гения-статуи и заставляет его скрыться, призывая присутствующих к борьбе. Конрад побеждает. Но затем все участники представления переодеваются, разбирают кулисы, и Конрад убеждается в том, что его победа свершилась лишь на театральных подмостках. Здесь вскрывается глубокая неудовлетворенность Выспянского, возмущенного тем, что на его призывы к борьбе современники отвечали лишь аплодисментами. Она нашла свое отражение и в некоторых очень сильных лирических стихотворениях поэта.

Творчество Выспянского представляет собой своеобразное сочетание элементов классической трагедии и радикально-патриотических мотивов.

Библиография:

I. Русские переводы: Варшавянка, М., 1906; Мелеагр, «Сборник молодой Польши», 1907; Судьи, перев. со вступ. статьей В. Высоцкого, М., 1909; Протезилас и Лаодамия, «Сборник драм», перев. Т. Л. Щепкиной-Куперник, 1911; Legenda, Краков, 1898 (2-е переработанное издание, 1904); Meleager, 1898; Warszawianka, 1898; Protesilas i Laodamia, 1899; Lelewel, 1899; Klatwa, 1899; Boleslaw Smialy (rapsod), 1900; Kazimierz Wielki, 1900; Legjon, 1900; Wesele, 1901; Wyzwolenie, 1903; Boleslaw Smialy, 1903; Achilleis, 1903; Akropolis, 1904; Noc listopadowa, 1904; The tragical history of Hamlet, 1905; Skalka, 1907; Gud, 1907; Powrot Odysa, 1907; Sedziouscie, 1907; Daniel, 1808.

II. Высоцкий В., статья в «Аполлоне», № 7, 1911; Kotarbinski Josef, Pogrobowiec romantyzmu, Варшава, 1900; Potocki Antoni, St. Wyspianski, Львов, 1902; Breozowski Stan., St. Wyspianski jako poeta, Варшава, 1903; Niemojewski Andrzej, St. Wyspianski, Варшава, 1903; Grymala-Siedlecki Adam, Wyspianski, Cecny i elementy jego tworczoci, Краков, 1909; Bolek Franciszek, Narod i lud w dzielach Wyspianskiego, 1912.

ВЫСШИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ

ВЫСШИЙ ЛИТЕРАТУРНО-ХУДОЖЕСТВЕННЫЙ ИНСТИТУТ (ВЛХИ) - возник в Москве в 1921 как специальное высшее учебное заведение с 3-годичным курсом. Основной задачей его было - давать соответственную подготовку писателям: поэтам, беллетристам, драматургам, критикам и переводчикам. Основателем, идейным руководителем и бессменным ректором ВЛХИ был В. Я. Брюсов, по имени к-рого институт и был назван в 1924 (в связи с юбилеем поэта): «ВЛХИ имени Брюсова». Как особый тип высшего учебного заведения ВЛХИ всецело обязан своим возникновением новому революционному сознанию, окончательно порвавшему с традиционными взглядами на природу поэтического творчества. Однако недостаток близких революции квалифицированных руководителей привел к тому, что система преподавания, вырабатывавшаяся в ВЛХИ, перестала отвечать тем основным задачам его, какие были выдвинуты самой революцией и особенно ярко осознаны Брюсовым. В 1925, после смерти Брюсова, ВЛХИ был переведен в Ленинград, где однако вскоре был закрыт.

ВЫШНЯ

ВЫШНЯ Остап (1889-) (псевдоним Павла Михайловича Губенко) - популярный современный украинский писатель-юморист. Родился в крестьянской семье на Полтавщине, в местечке Грунь (отсюда другой псевдоним: П. Груньський). Окончил Киевскую военно-фельдшерскую школу, выдержал экстерном экзамен на аттестат зрелости и поступил в Киевский университет, курса которого не окончил. Выступил в печати в 1919 году в украинской националистической прессе на территории УНР (Каменец-Подольск), но с 1921 года, став на «советскую платформу», начал печататься в советских органах. По определению одного из критиков, Вышня - «современнейший из современников»; он отзывается на злобу дня своими фельетонами, в к-рых, хорошо зная быт, психологию крестьянства, интеллигенции, высмеивает отрицательные явления современной жизни, отдельные ошибки строительства на местах, старые привычки и т. д. Вышню можно назвать самым популярным писателем советской Украины. Его «вишневi усмiшки», «репьяшки» и юморески имеют многочисленного читателя. Юмор Вышни - свежий, острый (хотя иногда грубый), заражающий массового читателя. Вышня - большой мастер слова. Произведения его впечатляют не только юмористическими положениями, а гл. обр. острым и образным словом. «Усмiшки» и юморески В. построены на простом контрастировании: отправляясь от должного, автор показывает сущее, но показывает по-своему и излагает своим «вишневим» языком. Его «репьяшки» (репейники) - это своеобразные записи маловажных случаев и событий. Читателю в них нравится не что, а как записано. Вышня поднял украинский фельетон до степени художественного произведения и создал свою особую фельетонную форму, привлекающую внимание литературных исследователей. В. пробовал свои силы и в драматургии: осоветизированный им «Вий» в 1925 был поставлен в театре имени Франко и до сих пор не сходит со сцены.

Библиография:

I. Кому веселе, а кому й сумне, «Черв. шлях», 1924; Дiли небеснi, «Черв. шлях», 1924; «Репьяшки», «Черв. шлях», 1924; «Лiтературнi усмiшки», ДВУ, Харкiв, 1924; Вишневi усмiшки сiльськi, вид. «Книгоспiлка», Харкiв, 1924; Вишневi усмiшки кримськi, ДВУ, Харкiв, 1925; Лицем до села, ДВУ, Харкiв, 1926; Вишневi усмiшки кооперативнi, «Плужанин», Харкiв, 1927; Украiнiзуiмось, «Плужанин», Харкiв, 1927; Моя автобiографiя, вид. «Книгоспiлка», 1927. На русском яз.: Туристы, изд. «Мысль», Л., 1927; Вишневые усмешки крымские, изд. «Укр. рабочий», 1927.

II. Якович Ю., Похвальное слово Остаповi Вишнi, «Лiтер., Наука, Мист.», № 49, 1924; Марусик М., Остап Вишня, «Плужанин», 1925, № 1; Осипiв М., Мова фейлетонiв Остапа Вишнi, «Черв. шлях», 1928, № 9-10; Лейтес A. i Яшек М., Десять рокiв украiнськоi лiтератури, ДВУ, 1928.

ВЬЕЛЕ-ГРИФФЭН

ВЬЕЛЕ-ГРИФФЭН Франсис (Francis Viele-Griffin, 1864-) - французский поэт-символист; сын генерала. Был учеником Маллармэ. В своих критических статьях, и особенно в своем художественном творчестве, В.-Г. - поборник так наз. «свободного стиха», процветавшего в 90-х годах во французской поэзии.

В основе творчества В.-Г. - чистый эстетизм и культ красоты, но в противоположность парнасцам (см.) эстетизм В.-Г. не безличен и не «мраморно-холоден»; его основной мотив - человеческая личность на фоне природы, сливающаяся с ней и постигающая ее красоту. Культ жизни и вечного искания руководит этой личностью; но В.-Г. ищет только красоты; являясь учеником прерафаэлитов (см.), В.-Г. абсолютно избегает всякого соприкосновения с городской современностью. Возрождение - последняя эпоха, к-рую признает В.-Г.; действие же его поэм почти всегда - вне времени и пространства. Античные мифы, греческая лирика, сказания Эдды, рыцарские предания, французский фольклор, оказавший немалое влияние на В.-Г., - служат ему только поводом для развертывания своего эстетического восприятия мира. Стиль его произведений можно определить как песенный; наряду с яркими декоративными эпитетами и описаниями всюду выступает декламационно-лирический, напевный элемент; новаторство В.-Г. не носит узко формального характера, как у Г. Кана; его «свободный стих» - просто преодоление песенностью границ традиционной поэтики; у В.-Г. обычны строфические тирады, рифмованные, написанные приблизительно равными стихами (или меняющимся, в зависимости от эмоционального характера стиха, ритмом). Немало у В.-Г. и вариаций народных песен. Лучшее его произведение - «La Chevauchee dYeldis», переведенная на русский яз. Н. Гумилевым (Кавалькада Изольды, «Северные записки», 1914, январь, стр. 58), где основной мотив - погоня нескольких людей за Красотой в образе женщины - как бы передает сущность творчества В.-Г. Его чистый эстетизм вне времени и пространства - мировоззрение утонченных интеллигентов, для к-рых их среда и их занятия, довлея себе, - выше общественности и современности. Это течение символизма, к-рое можно назвать неоромантическим, вскоре вытесняется веяниями урбанизма (см.). В.-Г. переводили: В. Я. Брюсов, И. И. Тхоржевский («Французские поэты», 1910) и М. Волошин.

Библиография:

I. Главнейшие произведения: сборники стихов «Cueilles d’Avril» (Апрельский сбор), Р., 1887; «La Clarte de la Vie» (Сияние жизни), P., 1897; «La Partenza» (по-итал. «Отправление»), Р., 1906; «Plus loin» (Дальше), Р., 1906; «Les Voix dIonie» (Ионийские голоса), Р., 1914; «Couronne, offerte a la muse romaine» (Венец, преподнесенный римской музе), Р., 1922; «Le Domaine Royal» (Королевский удел), Р., 1923. Поэмы и драматические поэмы: La Chevauchee dYeldis (Кавалькада Изольды), P., 1893, 1-е изд., 1892; Swanhilde, 1893; La lgende ailee de Wieland le Forgeron (Крылатая легенда о кузнеце Виланде - из Эдды), Р., 1900; Sapho, P., 1911; Bellerophon, P., 1912; Le Livre des Reines (Книга королев), P., 1925. Собр. сочин. В.-Г. издано в 4-х тт., Р. (1924-1928) изд-вом «Mercure de France».

II. Orliac A., Fr. Viele-Griffin, «Mercure de France», t. CLXXXVIII, P., 1926; de Miomandre Fr., Figures dhier et daujourdhui, P., 1911; статьи в журнале «Весы», M., 1906 и 1908; Реми де Гурмон, Книга масок (русск. перев. СПБ., 1913).

ВЯЗЕМСКИЙ

ВЯЗЕМСКИЙ Петр Андреевич (1792-1878) - поэт и критик. Происходил из древнего княжеского рода; в ранней молодости остался единственным наследником большого состояния и занял блестящее положение в высших кругах столичного дворянства. Служебную карьеру Вяземский начал в Варшаве (1819-1821), где присутствовал при открытии первого сейма, переводил речь Александра I, известную своими либеральными обещаниями, и участвовал в составлении Н. Н. Новосильцевым проекта конституции для России. Либеральная атмосфера Варшавы того времени была воспринята легко увлекающимся В. особенно горячо, тем более, что сам он, как представитель когда-то влиятельного древнего рода, тяготился деспотизмом самодержавия, возвышением новоиспеченной аристократии и изолированным положением, в котором находилось старинное родовитое дворянство. Его переживания этого периода близко совпали с назревшим настроением декабристов. Свои убеждения В. демонстративно высказывал в стихах, частных письмах и беседах. В 1820 он подписал записку об освобождении крестьян, поданную Александру I гр. Воронцовым. В результате - В. был отстранен от службы и прожил несколько лет в опале, под тайным надзором. Лишь в 1830 году, освободившись от либеральных «увлечений молодости», Вяземский примирился с правительством и вновь поступил на службу. Во вторую половину жизни достиг высших чинов, званий и положения при дворе Александра II и умер ярым консерватором и реакционером.

Как поэт Вяземский может быть назван блестящим представителем так наз. «светского стиля» в русской поэзии. Воспитанный на французской литературе XVII и XVIII вв., он оставался всю жизнь под сильным влиянием французского классицизма, хотя и выступал в 20-х гг. защитником романтизма против его врагов. Стиль его многочисленных посланий, стихов «на случай», эпиграмм, мадригалов, куплетов для пения и т. п. свидетельствует об их близкой связи с теми же жанрами в французской «легкой поэзии» конца XVIII века. Отличаясь язвительным, хотя и не глубоким умом, чрезвычайной находчивостью и остроумием, Вяземский сосредоточивал все свое внимание, как в поэзии, так и в прозе, на заостренной мысли, на блестящей игре словами, часто игнорируя красоту и отделку формы. Слабая сторона его поэзии - внешнее остроумие и отсутствие художественной простоты. Стремление В. обновить русский литературный язык введением малоупотребительных или заново сочиненных слов и оборотов речи придавало его стилю лишь большую претенциозность и туманность. В поэтической деятельности Вяземского можно различать несколько периодов. Он вступил в литературу певцом наслаждения жизнью, счастливой любви, беспечного бытия в кругу близких, понимающих друзей (см. например его «Послание к халату», 1817). Наряду с эпикурейской поэзией мы видим у него сатирические произведения, басни, эпиграммы и пр., осмеивавшие как отдельных лиц, так и общие пороки и свойства людей (например «Да как бы не так», 1822, цикл эпиграмм на Шаликова, Шаховского и другие). Годы политического либерализма вдохновили его на «свободолюбивые» стихотворения. Лучшие из них: «Петербург» (1818), заканчивающийся воззванием к царю дать конституцию России и уничтожить крепостное право, и «Негодование» (1820 г.), грозящее местью деспотам за угнетение народа. Эти стихотворения отражали настроения известной части дворянства накануне декабрьского восстания и по содержанию были близки Пушкинским («Деревне» и «Вольности»). В эти же годы политических надежд и разочарований Вяземский пережил увлечение поэзией Байрона, наложившей отпечаток на некоторые его произведения (напр. «Уныние», 1849). Стихотворения второй половины жизни В., в поэтическом отношении очень продуктивной, отличаются значительно более художественной формой - результат влияния поэзии Пушкина и его плеяды. По настроению они полны грустного лиризма, а иногда свидетельствуют о тяжелой меланхолии и пессимизме автора. Пережив всех близких ему людей, дотянув до эпохи разложения дворянства, наблюдая быстрый рост буржуазии и выступление на общественную сцену ненавистной ему демократической интеллигенции, В. чувствовал себя одиноким и чужим всему, что окружало его в последние десятилетия жизни. В стихах он иногда издевался над враждебной ему современностью, но чаще уходил в далекие воспоминания о прошлом или с тоской изображал свое безотрадное существование.

Литературная деятельность для В. была лишь занятием дилетанта, а не насущным трудом. Несмотря на это, трудно найти человека, более преданного литературным интересам, тщательнее следившего за жизнью русской литературы. В. был связан личными дружескими отношениями с большей частью писателей, принадлежавших к тому же высшему дворянскому слою общества: Карамзин, Дмитриев, Батюшков, Жуковский, Пушкин и Баратынский - его ближайшие друзья. Он принимал горячее участие в борьбе «Арзамаса» (см.) против «Беседы» (см.), в начале 20-х гг. выступил в защиту романтизма и в особых статьях явился толкователем ранних поэм Пушкина. Особенно развернул он свое полемическое дарование на страницах «Московского телеграфа» Полевого. Однако, разойдясь с идеологическим направлением этого журнала, он перешел в 1830 в «Литературную газету» Дельвига и позднее в «Современник» Пушкина. Вместе с своими друзьями - редакторами этих органов - он выступил на защиту «литературой аристократии» против нападок Булгарина, Греча и того же Полевого. Не удовлетворяясь журнальной деятельностью, В. попробовал свои силы в серьезной историко-литературной работе, результатом чего явилась до сих пор не потерявшая значения книга о Фонвизине (напис. - 1830, напеч. - 1848). В этой книге, как и в предшествовавших ей работах об Озерове и Дмитриеве, В. противопоставил формально-эстетическому разбору творчества писателя его историко-культурное и биографическое изучение. Это было первое применение в России методов, выработанных европейской критикой (M-me де Сталь, Шлегель и др.). После смерти Пушкина В. почти прекратил журнальную деятельность, относясь с глубоким презрением к новым демократическим течениям в художественной литературе и критике. Особенно вызывали его негодование Белинский и его школа. В старости В. пытался иногда выступать с ярыми патриотическими и реакционными статьями («Письма русского ветерана», 1865), но чаще уходил от неприятной современности к «образам прошлого». В своей «Старой записной книжке» он собрал интересные клочки воспоминаний, относящихся к лицам и событиям высшего светского круга конца XVIII и начала XIX вв., а также оставил ряд небольших статей-монографий, посвященных наиболее дорогим для него умершим людям.

Библиография:

I. Собр. сочин. Вяземского в 12 тт., СПБ., 1878-1886; его переписка, «Остафьевский архив», т. I-V.

II. Статьи Грота Я., Сухомлинова М., Пономарева С., в Сборн. 2 отд. Ак. наук, т. XX, 1880; Трубачев С. С., Вяземский как писатель 20-х гг., «Истор. вестн.», № 8, 1892; Спасович В., Вяземский и его польские отношения и знакомства, Сочин. Спасовича, т. VIII, 1896; Языков Д., П. Вяземский, М., 1904; Кульман H., Вяземский как критик, Изв. Ак. наук, кн. 1, 1904; Гинзбург А., Вяземский литератор, Сборн. «Русская проза», Под редакцией Б. Эйхенбаума и Ю. Тынянова, Л., 1926; Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, т. I, СПБ., 1900.

ВЯЗЬ

ВЯЗЬ - тип письма, в к-ром буквы сближаются или соединяются одна с другой. Различают В. простую, сложную и узорную. Обычным приемом при работе В. является лигатура - соединение двух или трех букв, имеющих общую (слившуюся) часть; по не слившимся частям (иногда впрочем изменяющим свою форму) можно видеть, какие буквы входят в состав лигатуры. В некоторых древних системах письма лигатуры многих буквенных сочетаний вошли во всеобщее употребление, являясь как бы сложными буквенными знаками для изображения определенных звуковых комплексов. К типам письма с многочисленными лигатурами относятся индийское письмо «деванагари» и угловатая (хорватская) «глаголица». Другими приемами связного письма являются: уменьшение отдельных букв и распределение их в промежутках между не уменьшенными буквами; написание малой буквы под какой-либо частью или между штрихами большой, а также двух или нескольких уменьшенных, одна под другой. Приемы эти в значительной части были известны в Византии и у южных славян, но особенно широкое применение они нашли в русской письменности. В. пользовались в целях сокращения письма при недостатке места (запись 1512 по кайме шитой пелены Рязанского музея), ею писались изредка даже целые рукописи (напр. Codex Чудовского собр. № 13).

Однако кроме целей делового характера В. употреблялась - особенно у русских - и для эстетических целей. Элементы В. сочетаются с чисто орнаментальными мотивами в стиле арабесок. В этом, нередко трудно читаемом, связном письме смысловая сторона отступает на второй план.

Орнаментальная В. сложилась в Византии еще в половине XI в., но это было легко читаемое письмо, довольно широкое, с несложными техническими приемами. Византийская В. легла в основу В. южных славян, у которых к концу XIV века - времени южно-славянского влияния на русскую письменность - разработаны были стили этого художественного письма. Южно-славянская В. также не трудна для чтения и не представляет большой сложности композиции составляющих ее частей. На Руси в продолжение XV-XVI вв. орнаментальная В. быстро эволюционировала. Строчные буквы В. вытянулись так, что высота букв стала превосходить их ширину в 10 раз. В XVII в. московским писцам были известны сотни различных комбинаций буквенных начертаний, но с конца этого столетия дальнейшие изменения в области В. происходили лишь в старообрядческой среде, особенно в школах поморского письма, которое заметно эволюционировало даже в XIX веке.

Вязь из лицевого летописного свода. Работа мастеров Грозного

Вязь из лицевого летописного свода. Работа мастеров Грозного

       Орнаментальная В. имела широкое применение на предметах, тесно связанных с бытом и общественной жизнью Руси: ею нередко писались заглавия статей и отдельных частей в книгах, она обычна в надгробных надписях, на предметах религиозного культа, встречается на домашней металлической и деревянной посуде и пр. Эволюция В. зависела от развития и характера техники работы на разных материалах: своеобразные отличия имеет В., писанная в книгах, резанная на камне или кости, шитая на тканях, писанная на дереве. В связи с этим в разных культурных центрах мы находим значительные отличия в этом письме. Широкое развитие производственной техники в Москве XVI-XVII вв. объясняет нам в большой степени чрезвычайную сложность московской орнаментальной В. в XVII в.

Библиография:

Щепкин В. Н., Вязь, Древности, Труды Моск. арх. о-ва, т. XX, стр. 57 и след.; Его же, Cyrilische Ligaturschrift, «Arch. fur Sl. Philologie», XXV, 109-189; Соболевский А. И., Славяно-русская палеография, 2-е изд., СПБ., 1908, стр. 73-74 и 109; Щепкин В. Н., Учебник русской палеографии, М., 1920, стр. 30-41; Карский Е. Ф., Славянская кирилловская палеография, Л., 1928, стр. 238-242.

ВЯТКИН

ВЯТКИН Георгий Андреевич (1885-) - поэт. Р. в г. Омске, в бедной семье сибирского казака. Одно время был народным учителем. После Октября - один из ярых противников большевиков. Работал в Сибири при правительстве Колчака: вел широкую агитационную работу в пользу белогвардейцев. После победы Красной армии над Колчаком был сурово осужден советской властью, но затем помилован. Через некоторое время начал сотрудничать в советской прессе. Печатается В. с 900-х годов. В начале своей поэтической деятельности он продолжал народническую традицию в русской литературе. Гражданские мотивы его поэзии не выходили за пределы расплывчатой мелкобуржуазной революционности. С течением времени преобладающее место в его творчестве начинает занимать лирика. В формальном отношении поэзия В. стоит на уровне народнической поэзии 80-90-х годов прошлого столетия. Некоторое влияние на Вяткина оказал символизм. Последние годы печатается мало.

Библиография:

I. Грезы Севера, Лирика, Томск, 1907; Под северным солнцем, Стихи, Томск, 1912; Золотые листья, изд. «Огни», П., 1917; Опечаленная радость, изд. то же, П., 1917; Как дети буку искали, Детская сказка, Омск, 1921; Черный рыцарь, М., 1922 (первонач. в сб. «Свиток», I); Театр трагедии, изд. «Жизнь искусства», П., 1923; Чаша любви, Лирика, изд. «Сиб. огни», Новониколаевск, 1923; Алтайские сказки, «Сибкрайиздат», 1926; Сказ о Ермаковом походе, Поэма, журн. «Сиб. огни», 1927, II; Отдельные стихи в этом же журн. Участвовал в журн.: «Русская мысль», «Летопись», «Совр. мир», «Русское богатство», «Современник», «Вестник Европы» и др.

II. ВыгодскийД., Рецензия в журн. «Книга и революция», 1921, I и 1923, II; ДравертП.Л., О поэме Г.Вяткина - «Сказ о Ермаковом походе», Омск, 1927 (отд. отт. из газ. «Рабочий путь», №№129 и 132).

III. Здобнов Н.В., Материалы для сибирского словаря писателей, М., 1926: Писатели современной эпохи, т.I, ред. Б.П.Козьмина, изд. ГАХН, М., 1928.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV