Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "Г" (часть 8, "ГОМ"-"ГОФ")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "Г" (часть 8, "ГОМ"-"ГОФ")

ГОМЭШ АМОРЭН

ГОМЭШ АМОРЭН - см. Португальская литература.

ГОНГОРА И АРГОТЕ

ГОНГОРА И АРГОТЕ дон Луис, де (D. Luis de Gongora y Argote, 1561-1627) - испанский поэт. Род. в Кордове, получил образование в Саламанкском университете, в 1585 принял духовное звание. Перебравшись затем в Мадрид, через одного из королевских фаворитов получил место придворного капеллана. По некоторым данным, умер умалишенным. Г. возглавлял течение, названное в Испании «культеранизмом», а за пределами Испании - «гонгоризмом» и являющееся одним из ярких выражений интернациональной тенденции в поэзии, получившей название «вычурной», «жеманной» или «прециозной» поэзии (см.). Г. не был пионером этого течения в Испании; он лишь явился наиболее ярким его выразителем. В творчестве Г. намечаются два периода. Первый период (до 1610) отмечен лирическими произведениями, писанными в традиционной манере так наз. «старой итальянской школы», но обладающими большой поэтической ценностью (оды, романсы и др.). Во втором периоде (с 1610 до смерти) Г. ставит себе более формальные задачи, стремится «обогатить испанский яз.». Поэт придворной аристократии, писавший в период наивысшего расцвета политической и промышленной жизни Испании, Г. был одним из деятельных участников процесса «лингвистического накопления», длившегося с самого начала широкой экспансии испанского торгового капитала (1492). Многие выражения и обороты речи Г. заимствованы им из арабских, греческих и латинских писателей (в особенности из Овидия). В поэзии Г. второго периода немало излишнего формализма, щеголяния стихотворными фокусами, каламбурами и эффектными фразами; немало злоупотребляет Г. неологизмами, тропами, фигурами, латинскими оборотами, историческими и географическими намеками, особенно в своих поэмах («Пирам и Тисбэ», «Полифем» и др.). Тем не менее большое мастерство Г. в области стиха оказало сильное влияние и на испанскую и на французскую поэзию того времени, а его языковые новшества произвели большие перемены в испанском литературном языке.

Библиография:

I. Obras poeticas, ed. Foulche-Delbosc («Bibliotheca Hispanica», XVI и XVII, N.-Y., 1921); Poesies inedites de Gongora, ed. H. A. Rennert («Revue Hispanique», 1897, t. IV).

II. Лучшая и наиболее полная работа о Г.: Artigas Miguel, Don Luis de Gongora y Argote, Madrid, 1925; Reyes A., Cuestiones Gongora, 1927.

III. Hispanic Society of America, Gongora in the library of Hispanic Society of America, 1927.

ГОНГОРИЗМ

ГОНГОРИЗМ - см. Прециозная поэзия.

ГОНКУРЫ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ГОНОРАР

Статья большая, находится на отдельной странице.

ГОНЧАРОВ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ГООФТ

ГООФТ Питер Корнелиссон (Pieter Corneliszoon Hooft, 1581-1647) - голландский поэт, один из наиболее типичных представителей литературного Ренессанса («золотого века») в эпоху торгового капитала. Сын амстердамского купца, Г. много путешествовал по Италии, жил в Венеции и Флоренции. Переводил Петрарку, Тацита и др. античных писателей. Г. - один из главных проводников идей Ренессанса в Голландии, он возглавлял артистическую группу в Амстердаме, в к-рую входило много писателей и художников «золотого века». Г. писал по преимуществу любовные стихи («Afbeeldingen van Minne», «Minneliederen» и «Sonetten») с чрезвычайно утонченной формой, стараясь соединить простоту голландской средневековой народной песни с изысканностью сонета Петрарки. Из его драм, написанных ясным и сжатым яз., наиболее популярны: «Granida» (1605), «Geeraedt van Velsen» (1612-1613) и «Baeto» (1616-1617). Г. также был историком освободительной войны Нидерландов против Испании («Hendrick IV», 1626; «Nederlandsche Historien», 1642, незаконч.). В противоположность Вонделю и некоторым другим писателям Ренессанса Гоофт ненавидел христианскую ортодоксию и проповедывал стоицизм и эпикурейство.

Библиография:

I. Gedichten van P. C. Hooft, 2 druk, uitgegeven door F. A. Stoett, Amst., 1899; Hooft’s Brieven, uitg. door J. van Vloten, Leiden, 1855.

II. Breen J. C., P. C. Hooft als schrijver der Nederlandsche Historien, Amst., 1894; Prinsen J., P. C. Hooft, Amst., 1922; de Haan J. C., Studien over de Romeinsche elementen in Hooft’s niet-dramatische poezie, Santpoort, 1923.

ГОРА

ГОРА Иозеф (Josef Hora, 1891-) - современный чешский поэт. Первая книга стихов Г. («Basne») вышла в свет еще до 1914, но подлинное развитие его как поэта началось после войны и революции (книги: «Strom zivota» - «Дерево жизни»; «Pracujici den» - «Трудовой день»; «Srdce a vrava sveta» - «Сердце и суета мира»; «Bourlivejaro» - «Мятежная весна»; «Italie z politicke svatyne» - «Политическая святыня Италии»; «Struny ve vetru» - «Струны на ветру» и др.).

Не примкнув ни к одному из существующих лит-ых течений, Г. продолжает традицию А. Совы, П. Безруча (см.), Ст. Неймана, углубляя и усиливая социальные мотивы в чешской поэзии. В формальном отношении стихи Г. не дают ничего нового. Для них характерны: простейшие формы стиха, добросовестная отделка строф, поэтический яз., в к-рый введены слова газетного репортажа. По произведениям Г. можно проследить настроения и события, волновавшие чешский пролетариат в последние десятилетия. Поэтому Г. и называют певцом труда, поэтом трудящихся.

Гора подчиняет свою прозу революционным заданиям: «Социалистическая надежда» (1922), «Глиняный Вавилон» (1922) (русск. перев. М. Скачкова, с предисловием Б. Шмераля, изд. «Моск. рабочий», М., 1928), «Голодный год» (1927) (русск. перев., М. - Л., 1929) и др. В этих произведениях Гора стремится выявить настоящее лицо и роль в современной Чехо-Словакии промежуточных социальных групп (интеллигенция, служащие, крестьянство), идущих за соц.-дем. и национал-социалистами. Писатель отразил борьбу рабочих с буржуазным государственным аппаратом, разложение верхушки соц.-дем. партии, влияние войны на психику пролетариата и т. п. Творчество Г., состоявшего членом КПЧ, было до сих пор связано с революционной борьбой чехо-словацкого рабочего класса (Г. был редактором лит-ого отдела органа КПЧ «Рудэ право»), но, выходец из соц.-дем. партии, он в конце концов перешел в лагерь ликвидитаров (1929), что конечно не замедлит отразиться на его творчестве.

ГОРАЦИЙ

ГОРАЦИЙ Квинт Флакк (Quintus Horatius Flaccus, 65-8 до христ. эры) - древнеримский поэт «золотого века» римской лит-ры. Его творчество охватывает революционную эпоху Рима конца республики и первые десятилетия нового режима Октавиана Августа. Отец Г. - мелкий землевладелец, вольноотпущенник (бывший раб), сумел дать сыну солидное образование в школах Рима, откуда будущий поэт поехал для усовершенствования в науках в Афины. Там Г. попал в среду республикански настроенной аристократической молодежи. В 42 до христ. эры он, будучи сторонником республиканца Брута, принял участие в решительной битве при Филлиппах (в Македонии). После поражения республиканцев Г. вернулся в Италию. Его имение было конфисковано в пользу ветеранов. Не имея средств к существованию, он должен был стать писцом; с этого времени начинается его лит-ая деятельность. Вергилий вводит Г. в литературный кружок известного сотрудника Августа - Мецената (см.), к-рый делается его другом и покровителем, представляет его Октавиану и даже дарит ему новое поместье (близ теперешнего Тиволи). Из республиканца Г. становится приверженцем нового режима монархии, певцом Августа, в лице которого романтически настроенная интеллигенция, лелеявшая республиканский идеал, видела «восстановителя республики». И Октавиан старался приблизить Г. к себе как поэта-выходца из среды вольноотпущенников, - из той социальной группы, которая, богатея от торговли и вытесняя родовую аристократию, была надежной опорой нового режима и скоро приспособилась к нему. Вместе с современной романтически настроенной интеллигенцией Г. приходит к стоико-эпикурейской философии, проповедующей презрение к богатству и роскоши, «золотую середину», умеренность во всем, довольство малым на лоне природы, наслаждение за бокалом вина. Это учение послужило той призмой, через которую Г. начал рассматривать явления жизни. И в тех случаях, когда эти явления вступали в противоречие с моралью философии, они естественно настраивали поэзию Г. на сатирический лад. Такая философия вызывала у него, как и у многих его современников, романтическое возвеличение доблести и строгости нравов прежних римлян. Она же отчасти определила и форму его произведений - форму разговора по образцу так наз. философской «диатрибы» - диалога с мнимым собеседником, возражения которого автором опровергаются. У Г. «диатриба» чаще видоизменяется в разговор автора с определенными лицами или, реже, в беседу разных лиц. Такова форма его «Сатир» (по-римски - сатира - «смесь» (первая кн. закончена в 35, вторая - в 30 г.). Г. сам называет их - «Разговоры»). Это написанные гекзаметром беседы на разные темы, иногда в форме чистой «диатрибы». Они представляют собой сатиры в нашем смысле слова: или моралистического характера (против роскоши, зависти и пр.; о преимуществах деревенской жизни, с баснею о городской и сельской мыши, впоследствии переработанной Ла Фонтеном), или инвективы нефилософские, или просто описания. «Разговоры» Горация - настоящие «causeries»; в обстановке зарождающейся монархии в них нет чувства политической независимости, характерного для сатир Луцилия (см.), последователем к-рого Г. себя считал. Параллельно с сатирами Г. (с 41 по 30) писал «Эподы» - стихотворения, близкие по духу к сатирам, но написанные большей частью ямбическим двустишием (есть и другие размеры): в нем длинный стих заключается более коротким «эподом» (отсюда и название). В одних эподах - резкие инвективы, напр. нападки на римлян за продолжительную гражданскую войну, - в других отразилось романтическое бегство от современности (эп. 7 и 16), зов за океан «в страну блаженных» (эп. 16); некоторые эподы чужды политики: в них поэт воспевает прелести деревни (эп. 2), откликается на текущие события (эп. 8 - гимн победе Октавиана при Акциуме и т. п.). К сатирам и эподам примыкают «Послания» - написанные гекзаметром письма разным лицам, с к-рыми Г. так же «разговаривает», как и в «Сатирах». В 1 кн. развиваются любимые Г. темы философского характера, иногда в форме «диатрибы». Интереснее лит-ые письма 2 книги; среди них важно отметить «Послание к Пизонам» (Epistola ad Pisones), названное позднее «Ars poetica» (см. Поэтика). Несколько особое место занимают чисто лирические стихотворения Г. - оды (три первых книги изд. в 22, а четвертая - в 13). По форме они отличны от диалогов, обычных у Г. (хотя и среди них встречается диалог в III, 9). Это иногда очень изящные, написанные разными размерами небольшие стихотворения, то отражающие перипетии любви поэта, то посвященные льстивому восхвалению Августа и его деяний, то проповедующие все ту же мораль умеренности и квиетизма. В 30 оде третьей кн. Г. сулит себе бессмертие как поэту (ср. «Памятник» Державина и Пушкина). Г. в «Одах» подражает по форме, а иногда и по содержанию, греческим лирикам: Алкею, Анакреонту, Пиндару и др., но разрабатывает свои темы, как римлянин времен Октавиана. Сделавшись придворным поэтом Августа, Г. в 18 г. до христ. эры написал по его заказу «Песнь столетия» (Carmen saeculare) для всенародного празднества, справлявшегося каждые 110 лет; это - прославление Аполлона и Дианы и молитва о могуществе Рима. - Г. далек от народной массы Рима; «Августов певец» (по выражению Пушкина), он «ненавидел невежественную чернь» (революция, как он сам сказал, заставила его презирать толпу). Г. вполне проявляет себя в «Сатирах», «Эподах» и «Посланиях»: это - публицист, предпочитающий форму беседы, и поэт-реалист, в духе буржуазии торгово-капиталистического Рима. «Сатиры» и «Послания» - это в сущности большей частью проза, облеченная в мастерскую форму стиха; поэтичнее «Эподы», но и в них, подражая (не впервые в римской поэзии) ямбам Архилоха (см.), Г. значительно уступает этому греческому лирику в силе и безыскусственности. Своеобразно у Г. лишь эподическое построение. И в «Одах», иногда высоко поэтичных, нет страстности греческой лирики: Г., писавший эти произведения в зрелые годы, несомненно ниже в этом жанре Катулла (см.) по силе чувства и порыва. В метрическом построении од у Г., благодаря влиянию на него современных ему метрических теорий, уже нет свободы трактовки, характерной для его греческих образцов. В Риме Г. читали в школах, составляли комментарии к его произведениям, ему подражали. У него учились, его переводили в средние века, во времена «гуманизма». Но культ Г. начался с XVII в. Много заимствует из его «Ars poetica» для своей «Поэтики» Буало (1674); ему подражает Гёте, им восторгается Байрон (см. Чайльд-Гарольд, Дон-Жуан), его изучают Лессинг и др. У нас подражал Г. в своих сатирах Кантемир (см.); увлекались им - Пушкин (перев. 7-й оды 2 кн. - «Памятник» и др.), Дельвиг, Майков и др.

Библиография:

I. Изданий и переводов Г. огромное множество. Новое издание Heinze R., Lpz., 1921; Критич. изд. Volmer F., Lpz., 1921. Указание перев. и изд. см. у Schanz M., Gesch. d. rom. Liter., I, Munchen, 1927. Полный (с незначит. проп.) русск. перев. А. Фета, М., 1883 (изд. 2-е, СПБ., 1898), перев. отдельных стихотв. в разных журналах (в «Гермесе» и др.); лучший перевод всех од - Порфирова П. Ф. (изд. 2-е, СПБ., 1902); см. указ. русск. перев. у Нагуевского Д. И., История римской литературы, т. II, Казань, 1925.

II. Руководящие пособия: Благовещенский H. M., Гораций и его время, Варшава, 1878 (не устар. до сих пор); Ribbeck, Gesch. d. rom. Dichtung, Stuttg., 1889; Stemplinger, Ed., Horaz im Urteil der Jahrhunderte, Lpz., 1921; Campbell A. V., Horace. A new interpretation, 1924.

ГОРБАЧЕВ

ГОРБАЧЕВ Георгий Ефимович (1897-) - современный критик-марксист и деятель пролетарского лит-ого движения. Р. в Петербурге, в мелкочиновничьей семье. В 1914 поступил на филологический факультет Петербургского университета, к-рый окончил в 1922. В 1917 работал в группе меньшевиков-интернационалистов. Просидел два месяца в тюрьме Керенского за участие в большевистском «восстании» 3-5 июля. С 1919 по 1921 - политработник Красной армии. С 1923 г. - доцент Ленинградского государственного университета по истории русской лит-ры; работает в Научно-исследовательском институте (ИЛЯЗВ). В 1925-1926 был редактором журнала «Звезда». До 1925 стоял в стороне от лит-ой дискуссии и организованного пролетарского лит-ого движения. Весной 1925 г. в открытом письме редактору «Звезды», И. Майскому, солидаризировался с основными положениями напостовства (см.). После раскола напостовства примкнул к «напостовскому меньшинству», участвовал во всех его печатных и устных выступлениях. С весны 1925 работает в ЛАПП, в группе «Стройка».

Методологическая задача марксистской критики, по мнению Г., «сводится к необходимости найти способы научно анализировать художественное произведение как единое органическое целое, как диалектический синтез идейно-жизненного материала и формы , т. е. конструктивных принципов». Однако этот синтетический охват лит-ых явлений чужд Г. Там, где Г. анализирует идейную устремленность творчества, он равнодушно проходит мимо средств выражения, мимо тех особенностей поэтического произведения, которые отличают его от памятника общественной мысли. Таковы очерки Г. о Некрасове, Толстом, Достоевском, Андрееве и др., объединенные в его сборнике «Капитализм и русская литература». Наоборот, там, где Г. пытается изучать «форму», он чересчур доверчиво пользуется формалистическими изысканиями Эйхенбаума и Жирмунского (глава об Анне Ахматовой в «Очерках русской лит-ры» и очерк о Блоке). Изучения художественного произведения во всей его органичности мы у Г. не находим; его книги сохраняют ценность более или менее систематических обзоров, к-рые у нас крайне немногочисленны.

В своих критических работах («Против лит-ой неграмотности» в сб. «Голоса против») Г. выступает поборником художественной учобы пролетарских писателей, ратует за большую общественную актуальность современной лит-ры. Однако концепция левого напостовства, на основе к-рой развернуты эти статьи, делает их спорными.

Библиография:

I. Книги Г.: Очерки современной русск. литературы, Гиз, Л., 1924, изд. 2-е, Л., 1925; изд. 3-е, Л., 1926; Капитализм и русская литература, Гиз, Л., 1925, изд. 2-е, Л., 1928; Два года литературной революции, изд. «Прибой», Л., 1926; Современная русская литература, изд. «Прибой», Л., 1928, 2-е изд., Л., 1929. Против литературной безграмотности, изд. «Прибой», Л., 1928. Важнейшие статьи Г., не вошедшие в книги: Открытое письмо редактору «Звезды» в сб. «Пролетариат и литература», Л., 1925; К юбилею одной резолюции, в альманахе «Удар», М., 1926; Литературное «затишье» и его причины, в сб. «Голоса против», Л., 1928; Предисловие к книге Штейнмана З., «Лит-ые эпизоды», Л., 1928; Бытие и сознание в понимании Переверзева, «Звезда», 1929.

II. Зонин А., Путаница «слева», «На лит-ом посту», № 3, 1926; Коган П. С., История русской литературы с древних времен до наших дней (в самом сжатом изложении), М. - Л., 1927; Его же, Наши литературные споры, М., 1927; Эйхенбаум Б., В ожидании литературы, в книге «Литература», Л., 1927. Беспалов И. М., Раздраженный эклектизм, «Печать и революция», 1929, кн. V; Бабух С., Г. Горбачев против Переверзева, «На лит-ом посту», 1929, кн. 11-12.

III. Мандельштам Р. С., Художественная литература в оценке русской марксистской критики, ред. Пиксанова Н. К., изд. 4-е, Гиз, М., 1928 (дополняет указанный выше перечень работ Г.); Писатели современной эпохи, Био-библиографический словарь русск. писателей XX в., т. I, ред. Б. П. Козьмина, изд. ГАХН, М., 1928.

ГОРБОВ

ГОРБОВ Дмитрий Александрович (1894-) - литературный критик, член ВКП (б). Считает себя марксистом, «учеником классиков марксизма», что не соответствует действительности. Даваемые им определения искусства противоречивы, неясны и по существу немарксистские. «Искусство есть противоречие. Оно призвано обнаруживать препятствия, недоступные взгляду поверхностному» («Поиски Галатеи»). «Искусство есть наиболее углубленное и полное выражение связи между субъектом и объектом». «Назначение искусства в том, чтобы истолковать для современников и последующих поколений внутренний смысл той эпохи, в которую это искусство творится». Лишь случайно и мимоходом оговаривается классовая обусловленность искусства. «Искусство есть познание действительности, разумеется классово преломленное» (там же). Однако классовый характер искусства и его социальная обусловленность сейчас же ограничиваются или прямо отрицаются. «Искусство неизменно идет своими путями, если оно только подлинное искусство». «Все определения художника в его классовой замкнутости бессильны охватить его творчество» («М. Горький»). «Художник всегда в некотором разладе со своим классом». «Человек, пребывающий в полной внутренней гармонии со своим классом, никогда не познает его в образах искусства. Ему как художнику нечего будет сказать». Марксистское положение, что «произведение данного художника является показом его классового бытия», объявляется Г. «детской болезнью», к-рую надлежит «изжить». Между теоретическими положениями Г. и его критической практикой нет внутренней связи. Заявляя, что его «позиция обязывает его в оценке каждого лит-ого факта подходить к нему диалектически как к единой системе, все части к-рой предопределены природой того общественного явления, которое создало этот факт, и тем самым соподчинены друг другу», Г. нигде не подвергал такому анализу отдельные произведения или совокупность произведений того или иного из современных писателей. Вместо научного анализа с указанной правильной точки зрения то-и-дело господствует чистейшая словесность. Так «внутренний стиль» Л. Леонова характеризуется следующим ничего не объясняющим сравнением: «Это плавная и гибко-извилистая река центральной полосы России, послушно отражающая в своем чистом, прозрачном, но и глубоком потоке все разнообразие прибрежной жизни и изменчивость неба над ней». Как критик Г. - преимущественно публицист. Сторонник Воронского (см.), Г. вместе с ним возглавлял лит-ую группировку «Перевал» (см.), возникшую в противовес ВАППу. По мере обострения классовой борьбы на литературном фронте и наступления боевой марксистской критики против писателей буржуазного и специфически мелкобуржуазного направления Г. сочинил особую теорию самоценности искусства как такового, независимо от его классового содержания, в статье «Поиски Галатеи». «Задача художника не в том, чтобы показать действительность, а в том, чтобы строить на материале реальной действительности, исходя из нее, новый мир - мир действительности эстетической, идеальной. Построение этой идеальной действительности и есть общественная функция искусства» («Поиски Галатеи»). Если общественная функция писателя только в том, чтобы строить некий идеальный эстетический мир независимо от того, какова классовая и социальная направленность и наполненность этого идеального эстетического мира, то очевидно нет никакого основания бороться против вторжения в лит-ру буржуазных и антисоветских тенденций, раз они составляют органическую составную часть этого идеального эстетического мира.

Статьи Г. собраны в сборниках: «У нас и за рубежом» (изд. «Федерация», 1928), «Поиски Галатеи» (изд. «Круг», 1928). Кроме того Горбову принадлежит книга о Горьком («Круг», 1928) и о Беранже (Гиз). О нем и против него см. статьи Долова и Беспалова (журнал «Культура и революция»), Авербаха («На лит-ом посту») и Ольхового («Печать и революция»).

Библиография:

I. Жизнь и творчество Беранже, Гиз, М., 1925; И. Эренбург и современность, «Новый мир», 1925, IV; Итоги литературного года, «Новый мир», 1925, XII; Художественная проза в 1925, «Книгоноша», 1926, II; Мертвая красота и живучее безобразие, «Красная новь», 1926, VII; Дневник обнаженного сердца, «Красная новь», 1926, VIII; В поисках темы, «Красная новь», 1926, XII; «Перевал» и правый уклон в литературе, «Прожектор», 1927, № 9; 10 лет литературы за рубежом, «Печать и революция», 1927, № 8; Об Александре Яковлеве, «Красная новь», 1927, II; У нас и за рубежом, Лит-ые очерки, изд. «Круг», М., 1928; Путь М. Горького, изд. «Круг», М., 1928; Поиски Галатеи, статьи о лит-ре, изд. «Федерация», М., 1929.

II. Беспалов И., Без компромиссов (Заметки о литературной критике), «Революция и культура», 1928, № 22; Долов, Кривое зеркало нашей литературы, там же, 1928, № 12; Авербах Л., Долой Плеханова (Куда растет школа Воронского), сб. «Творческие пути пролетарской лит-ры», II, Гиз, M., 1929; Фриче B. M., Откровения мистера и миссис Бриттлинг об искусстве, «Печ. и рев.», 1929, № 4.

ГОРБУНОВ

ГОРБУНОВ Иван Федорович (1831-1895) - автор сцен из быта городского мещанства и крестьянства последней трети XIX в., рассказчик и актер. Биография Г., сына помещичьего дворового, тесно сплетается с разночинскими группами 60-х гг. Особенное значение имело для Г. его сближение (1853) с «молодой редакцией» славянофильского «Москвитянина». Рассказы и сцены Г. целиком входят в общий стиль мелкобуржуазного натурализма 60-х гг. Подобно многим писателям своего времени, Г. преимущественно оперирует материалом из буржуазного и крестьянского быта: «безответственные» пред «законом» станового крестьяне, забитые «мастеровые», мещане и купцы периода первоначального накопления - вот основные персонажи его творчества. Эту среду Г. дает преимущественно в ее внешних комических проявлениях, не вдаваясь в анализ ее внутренних социальных процессов. Для слушателей Г. - особенно «высшего общества» столиц - его мещанские персонажи были своеобразной «экзотикой». В мастерской устной передаче Г. большой популярностью пользовался еще тип отставного генерала Дитятина - николаевского служаки, откликающегося со своей архаической точки зрения на текущие события.

Библиография:

I. При жизни Г. вышло 8 изданий его «Сцен из народного быта» (первое - СПБ., 1861). Наиболее полное собр. сочин. Г. - изд. Комиссии при Комитете О-ва любителей древней письменности, СПБ., т. I, 1902; т. II, 1904; т. III, 1907. Более распространено собр. сочин. Г. Под редакцией Кони А. Ф., изд. Маркса, в 2 тт., СПБ., 1901 и в том же изд. прилож. к «Ниве» за 1904.

II. Ряд основных материалов о Г. дан в 3 т. указан. собр. сочин. Г., изд. О-ва любителей древней письменности. Подробный очерк о Г. - Кони А. Ф. см. там же и в изд. Маркса. О типе генерала Дитятина см. ст. Шереметева П., Артист-народник, в 3 т. изд. О-ва; см. также «Исторический вестник», 1896, кн. 2, в «Русской старине», 1883, кн. 12 и др. О Г.-рассказчике см. еще Кугель А. Р., Литературные воспоминания, П., 1924, стр. 156-157.

ГОРБУНОВ-ПОСАДОВ

ГОРБУНОВ-ПОСАДОВ Иван Иванович (1864-) (Горбунов И. И.) - писатель, редактор и издатель книг преимущественно для народного и детского чтения. Сын инженер-механика. Первое стихотворение его напечатано в 1881 г. С 1884 Г. стал последователем Л. Н. Толстого. Принимал активное участие в издательстве «Посредник» (брошюры-листовки для народа). К концу 80-х гг. становится одним из главных работников, а с 1897 - главным руководителем этого издательства, расширяя его деятельность выпуском новых серий: «Библиотека для детей и юношества», «Библиотека для интеллигентных читателей». С 1898 издает журнал для детей «Маяк», с 1909 - «Библиотеку свободного воспитания», с 1907 - журнал «Свободное воспитание», где принимают участие Н. К. Крупская и В. Бонч-Бруевич. Затем появляются серии: «Борьба с пьянством», «Деревенская жизнь» и «Крестьянское хозяйство», «Календарь для всех» и т. д. Во всех этих изданиях Г.-П. работает как автор (анонимно) и главным образом как редактор. После революции Г.-П. возобновил издательскую деятельность в небольших размерах в области педагогики и детского чтения. Во всех своих лит-ых произведениях Г.-П. - типичный толстовец. Движимый чувством гуманности, он возвышает свой голос главным образом против войны (серия «Всемирное братство» и др.). Понимая причины ужасающих его явлений («Пролетарии всех стран, разъединяйтесь! Дан приказ и пушка вам кричит: убивать друг друга принимайтесь, как вам царь ваш капитал велит »), он однако остается непротивленцем, призывающим «в тиране все же видеть брата», «услышав бога», исполнять заповедь: «любить, прощать, благословлять».

В истории просвещения народных масс и распространения в их среде полезных знаний, а также в деле распространения идей нового трудового свободного воспитания, издательская и писательская деятельность Г.-П. оставила значительный след.

Библиография:

I. Освобождение человека, 1918; Песни братства и свободы и наброски в прозе, М., 1928.

II. «Сорок лет служения людям». Сб. статей, посвященных деятельности И. И. Горбунова-Посадова, М., 1926.

ГОРДИН

ГОРДИН Яков (Jakow Gordin, 1853-1909) - известный еврейский драматург. Р. в Миргороде, Полтавской губ. В 17 лет начал писать на русском яз. в разных провинциальных газетах, позже - в петербургском журнале «Неделя», где поместил целый ряд рассказов из жизни сектантов-штундистов и из еврейского быта. Гордин был под сильным влиянием религиозного учения Толстого. В 1880 им основано «духовно-библейское братство», ставившее себе целью реформировать еврейство на «толстовских» началах; преследуемое царским правительством за «вредный образ мыслей», «братство» это прекратило свое существование, а Г. вынужден был уехать в Америку, где и отдался всецело еврейской драматургии. Г. - зачинатель и типичный представитель еврейской мещанской драмы; им написано свыше 70 пьес. Большей частью сюжеты его драм заимствованы из произведений иностранных и русских писателей: Грильпарцера, Лессинга, О. Мирбо, В. Гюго, Гауптмана, Степняка-Кравчинского, Толстого, Горького и др. Эти сюжеты он перерабатывал, придавая им соответствующую «еврейскую» форму. Даже наиболее оригинальные его пьесы написаны под сильным влиянием европейской драмы. Тема Г. - еврейская семья. Но свою тему он трактует поверхностно, вне тесной связи с развитием еврейской общественности. В 90-х гг., в связи с развитием еврейского рабочего движения, традиционная еврейская семья уже давала большие трещины: острые конфликты между «отцами и детьми», стремление еврейской молодежи к общественности, еврейской женщины - к эмансипации - все это свидетельствовало о нарастании социальных потенций внутри семьи. Гордин не отражал их. Еврейская семья для него - лишь комплекс бытовых деталей; она чужда у него социальной динамики, да и статика ее крайне односторонняя. Самое «актуальное» в семье Гордина - это сентиментально-рассудочная проповедь просветительства и мелкобуржуазной морали. Общая канва его семейной драмы - обывательский брак, большей частью неудачный. Мелодраматически изображаются «брачные перипетии» в атмосфере мелкобуржуазного застоя. Гордин попутно воспроизводил типы невежественных раввинов или добродетельно-глупых духовных лиц, ешиботников, меламедов, честных сапожников, умных портных, сентиментальных прислуг, испорченных «барышень», жестоко-грубых или добродетельных купцов и прочих. В своих пьесах Гордин культивировал искусство народной «поговорки», «красного словца» или народной шутки; юмором этой «поговорки» и исчерпывается жизненность его драм. В отношении театральной техники Г. применял обычные приемы ранних драматургов-натуралистов, достигая значительной сценичности. Несмотря на все свое идеологическое убожество, Г. тем не менее сыграл большую роль в истории еврейской драмы и театра: он вытеснил из еврейского репертуара господствовавший до него лубочный жанр «исторических оперетт». Эти оперетты писались на исковерканном еврейском яз. (с примесью множества немецких слов); Г. очистил еврейскую пьесу от этих наносных слов и ввел в нее живой разговорный еврейский яз., простой и легкий; он поднял авторитет еврейского театра, привлек к нему внимание широких еврейских масс и интеллигенции. На русской сцене особенно большим успехом пользуется и в настоящее время его пьеса «За океаном»; также часто ставились - «Мирра Эфрос», «Хася сиротка» и другие.

Библиография:

I. На еврейском яз. избранные драмы в 2 тт., N.-Y., 1911; Сб. пьес, перев. на русск. яз. в изд. «Театр и искусство», СПБ., 1910.

II. Лит-ру см. «Lexicon» Рейзина, Вильна, 1926.

ГОРДОН

ГОРДОН Иегуда-Лейб - см. Древнееврейская литература.

ГОРЕЦКИЙ

ГОРЕЦКИЙ Максим (1893-) - белорусский писатель. Р. в бывш. Могилевской губ., в семье крестьянина. Образование получил в землемерно-агрономической школе в г. Горках, к-рую окончил в 1913. В войну 1914 был мобилизован.

Свою лит-ую деятельность Г. начал в 1912 в газете «Наша нiва», где был напечатан его первый рассказ. В 1914 вышел первый сборник рассказов Г. «Рунь», встреченный критикой весьма сочувственно. В войну 1914-1918, в связи с мобилизацией, Г. на некоторое время отошел от художественного творчества, и только начиная с 1919 появляется ряд сборников его рассказов и отдельных произведений («Антон», повесть в диалогах, 1919, «Дзьве души», повесть, 1920, «Досьвiткi», рассказы, 1926, «У чым яго крыуда», повесть, 1926, «Цiхiя песьнi», рассказы, 1926, «На iмпэрыялiстычнай вайне», дневник, 1926 и др.).

Примыкая к лит-ой группе «нашенивцев» (см. Белорусская литература), Г. первый в белорусской лит-ре создал художественный тип белорусского интеллигента-возрожденца, вышедшего из деревни и живо чувствующего свою органическую связь с последней; он дал ряд очень ярких, трагических образов крепостного быта в Белоруссии, сложившихся в результате социально-экономического гнета («Досьвiткi»); его перу принадлежат первые в белорусской лит-ре художественные записки об империалистической войне. Он же один из первых обратился к изображению эпохи Октябрьской революции («Дзьве души»). Горецкий разрабатывает свои темы преимущественно в психологическом разрезе. Особенно характерна для него проблема душевного раздвоения на почве столкновения интеллекта и подсознания. Яз. писателя отличается своеобразной свежестью, богатством, выразительностью и эмоциональностью, что объясняется большой его близостью к живым источникам белорусской народной речи. Г. считается зачинателем в белорусской лит-ре крупных прозаических жанров. Его произведение «Дзьве души» явилось первой повестью в белорусской лит-ре. Г. известен не только как беллетрист, но и как ученый, критик, публицист. Он - автор первой работы по истории белорусской лит-ры («Гiсторыя беларускае лiтаратуры»).

Библиография:

Адамович А., Максим Горецкий, Опыт монографии, журн. «Узвышша», 1928, № 1. Там же указана и прочая литература о Г.

ГОРЛЕНКО

ГОРЛЕНКО Василий Петрович (1853-1907) - украинский критик и искусствовед; богатый помещик Прилукского уезда, образование получил в Париже, где находился под сильным влиянием Сент-Бёва, Тэна и Золя. По возвращении на Украину, в 1882, начал сотрудничать в журнале «Киевская старина». Молодому либералу и украинофилу провинциальное дворянское собрание показалось «оравой дикарей, облеченных в дворянские мундиры», а украинская демократическая литература «напомнила о живой жизни, о действительности, к-рая должна служить материалом для искусства». Эстет и прекрасный стилист Г. дал ряд интереснейших характеристик украинских писателей: П. Мирного, Котляревского, Шевченко, Щеголева и друг. Узкий эстетизм и украинофильский романтизм не дали однако Г. развернуть свое блестящее дарование: он не верил в будущее украинской культуры, лелеял любовь к своим знаменитым предкам (прапрадед его - «святой» Иосиф Горленко - был сподвижником Мазепы, этим Г. всю жизнь гордился), занимался коллекционированием старинных вещей и много внимания уделял изучению народных дум и украинской живописи. Революция 1905 напугала Г.: ему вполне основательно показалось, что революционное движение «хочет освободить его» «от всякого имущества», а украинская пресса того времени показалась ему непонятной и «ярко социалистической». Закончил свою лит-ую карьеру Г. в черносотенном «Новом времени», где писал гл. обр. по вопросам искусства.

Библиография:

I. Южно-русские очерки и портреты, Киев, 1898; Украинские были, Киев, 1899; Отблески, Заметки по словесности и искусству, изд. 2-е, СПБ., 1908.

II. Грушевська К., Украiнськi народнi думи, ДВУ, 1927; Дорошкевич О., Естет i помiщик, «Жит. и рев.», 1925, № 11.

ГОРН

«ГОРН» - сборник Московского, а с 1922 - Всероссийского пролеткульта, выходивший нерегулярно в 1918-1923. Всего вышло 9 книг. Цель сборников - «отображать работу Пролеткульта по проведению в жизнь теоретически осознанных задач».

В соответствии с этим предначертанием «Г.» содержал, помимо лит-ры и критики, те же отделы, что и Пролеткульт, т. е. изобразительный, клубный, театральный и т. д. С 1922 г., с переходом на «всероссийский масштаб», журнал значительно расширяет круг вопросов, освещаемых на его страницах. Появляются новые отделы: «экономика и общественность», «наука и труд», «профессиональное движение» и т. д. Соответственно более четко обрисовывается лицо журнала: из числа сотрудников выбывает Андрей Белый и др.; статьи приобретают большую идеологическую заостренность, направленную против буржуазных тенденций в искусстве. Наряду с «Пролетарской культурой» (см.), где те же вопросы получали более углубленную проработку, «Горн» имел большое значение в пролеткультовском движении первых лет революции.

ГОРНФЕЛЬД

ГОРНФЕЛЬД Аркадий Георгиевич (1867-) - современный русский литературовед. Окончил курс в Харьковском университете, изучал теорию словесности под руководством Потебни. Начиная с 90-х гг., сотрудничал в ряде периодических изданий: «Журнале для всех», «Восходе», «Русском богатстве». Принимал участие в «Энциклопедическом словаре» Брокгауза и Ефрона, где поместил ряд статей по теории поэзии, в «Еврейской энциклопедии». Г. являлся также одним из видных участников сборников «Вопросы теории и психологии творчества», издаваемых группой педагогов и ученых - Лезиным, Харциевым, Овсянико-Куликовским и др.

Г. - последователь Потебни. В потебнианстве для него является существенным взгляд на искусство как на одну из форм познания действительности. «От Вико и Баумгартена через Гердера и Гегеля воззрения этого направления дошли у нас до Белинского, к-рый определял искусство как мышление в образах. Наука не отказалась от этого определения, дав ему более отчетливое содержание. В формулах, выставленных впоследствии, поэзия определялась как преобразование мысли посредством конкретного образа, выраженного в слове , или как создание сравнительно обширного значения при помощи единичного сложного ограниченного словесного знака » («Пути творчества»). В разработке этого центрального положения школы Г. идет особой дорогой. Если Потебню преимущественно занимала теория поэтического мышления (басня, пословица и поговорка), если Овсянико-Куликовский применял потебнианские теории к творчеству русских классиков, соединяя их с социологическим анализом («История русской интеллигенции», «Толстой», «Тургенев»), то Г. всегда тяготел к проблемам творческой психологии. Этим проблемам и посвящены его примечательные статьи. Муки слова для Г. - муки мышления, процесс извечной и мучительной борьбы художника с материалом, процесс, проистекающий из той же антиномичности знака и значения («Муки слова», 1900). Этот интерес к психологии творчества характерен для всего потебнианства, но у Горнфельда он находит наиболее полное выражение.

Занимаясь процессами поэтического мышления, Г. чуждается иных проблем. Его не интересуют вопросы поэтической структуры. Определения, которые даются им явлениям прозы, поэзии, трагедии, насквозь психологичны. Понимая искусство как борьбу творчества с традицией, Г. не подвергает эту традицию историко-литературному изучению. Его анализ индивидуалистичен. И уже враждебно относится он к попыткам социологической интерпретации литературных фактов, установления их социального генезиса, обнажения их классовых корней. За индивидуальным мышлением творческой монады Г. не видит и не желает видеть тех групп, которые говорят устами художников. Для марксистов проблема «толкования художественного произведения» неотрывна от функционального изучения поэтического произведения и от социологического изучения читательского коллектива. Для Г. решение проблемы толкования связано с изучением автора, с углублением в его подлинный замысел, в его личность, в мир, подсказавший ему его творение. Метод Г. - законченно-идеалистичен.

Если теоретические статьи Г. бессильны помочь современному читателю понять генезис и структуру поэтических фактов, то Г. сохраняет все свое значение как блестящий полемист с псевдонаучными теориями (Венгерова - об учительном характере русской литературы, Шмидта - о циклизации искусств, Шенгели - о применении статистического метода в стиховедении и мн. др.). Большая часть полемических статей Г. собрана в книге «Боевые отклики на мирные темы».

Библиография:

I. Книги и люди, СПБ., 1908; На Западе, М., 1910; Пути творчества, П., 1922; Новые словечки и старые слова, П., 1922; Боевые отклики на мирные темы, Л., 1924; Муки слова, с предисл. В. Десницкого, Гиз, М. - Л., 1927; В «Вопросах теории и психологии творчества» напечатаны след. ст. Г.: т. I. Поэзия, Троп, Фигура, Эпитет, Трагедия, Проза, Муки слова; т. II, в. II: Будущее искусства; т. VII - О толковании худож. произведений; т. VIII. Д. Н. Овсянико-Куликовский и современная русская критика.

II. Юшкевич П., О толковании художественных произведений, «Запросы жизни», 1912, № 46; Плотников И. П., Психологическая школа в языкознании и методика русского яз., Курск, 1919 (2-е изд., 1921); Винокур Г., О пуризме, «Леф», 1924, кн. 4 (и в перер. виде в кн. «Культура языка», М., 1925).

III. Пиксанов Н. К., Два века русской литературы, изд. 2-е, Гиз, М., 1924 (тема: «Труды Г. в области поэтики»). Владиславлев И. В., Русские писатели, 1924; Балухатый С., Теория литературы, Гиз, Л., 1929.

ГОРОДЕЦКИЙ

ГОРОДЕЦКИЙ Сергей Митрофанович (1884-) - современный поэт. Р. в Петербурге в семье литератора-историографа. Образование получил на историко-филологическом факультете Петербургского университета.

Первая книга стихов - «Ярь» - появилась в 1907. До 1912 Г. примыкал к символистам. В 1912 г. от этого течения отошел и вместе с Н. Гумилевым организовал группу акмеистов. В 1915 - начало расхождения с акмеистами и участие в организации крестьянских поэтов, в которую входили Клюев, Ширяевец, Есенин. В 1916 г. - уехал на фронт в Турецкую Армению корреспондентом «Русского слова». В начале революции, находясь в армии в Тифлисе, организовал тифлисский цех поэтов. Меньшевиками был выслан из Тифлиса. В 1920, с первого дня советской власти на Кавказе, заведывал худ. отд. Кавроста, организовал театр Сатир-агит. С 1921-1924 руководил лит-ой частью в Театре Революции, театре МГСПС, редактировал журнал «Искусство трудящимся». В 1925 вернулся к художественной работе. В настоящее время пишет преимущественно для массового читателя (агит-стихи, пьесы, проза) и для детей. Член ВКП (б).

В первый период своей лит-ой деятельности Г. находился под сильным влиянием К. Д. Бальмонта. Поэтическое творчество Г. в ту эпоху довольно разнообразно: 1. чисто лирические произведения, 2. попытки в поэтической форме показать древнее народное мифотворчество - фигурируют Перун, Стрибог, Ярил и т. п. К этой группе произведений необходимо отнести сказки Г., как напр. «Касьян» (сб. «Дикая воля»), 3. «Темь» или «Заросли злобы», где Г. не уходил в прошлое, в мифотворчество, а давал порой яркое изображение гримас капиталистического города.

Переход Г. к акмеизму был продиктован стремлением перейти от иррациональных тем к живой действительности. В стихотворении «Адам» (М., 1916), в этом своего рода манифесте акмеистов, Г. видел призвание поэта в том, чтобы «живой земле пропеть хвалы». К этому периоду относятся сборники стихов - «Ива» (СПБ., 1913) и «Цветущий посох» (СПБ., 1914). Значение Г. в дореволюционную эпоху характеризуется влиянием его на группу крестьянских поэтов (Клюев, Клычков и др.).

Г., переходивший от одного литературного течения к другому, был выразителем настроений той части интеллигенции, к-рая в эпоху между революциями 1905 и 1917 бежала от тягостной действительности в прошлое, стремилась найти спасение в голосах «дикой воли», в анархическом презрении к капиталистическому городу. Эпоха Октябрьской революции, реально поставившая вопрос о новом обществе, заставила Г. отдать свои силы борьбе масс за свое будущее. Следует однако отметить, что его сборники стихов «Серп» (П., 1921) и «Миролом» (М., 1923) поэтической ценности не представляют. - Помимо стихов, которые и определили его положение в лит-ре, Г. писал повести, романы («Старые гнезда», СПБ., 1912. В 1918 году им напечатан роман «Алый смерч»), литературно-критические статьи (о Никитине, Короленко, Блоке, Есенине), исследование о сказках. Г. перевел целый ряд произведений зап.-европейских писателей - Мольера, Гауптмана, Гамсуна, Золя, Толлера и др.

Библиография:

I. Кроме упомянутого, см. еще стихи Г.: Перун, СПБ., 1907; Русь, М., 1910; Грядущий день, СПБ., 1914; Четырнадцатый год, П., 1915; Пушкину, П., 1915; Ангел Армении, Тифлис, 1919. Ст. Г. «Некоторые течения в современной русской поэзии» («Аполлон», 1913, кн. I, перепеч. в книге «От символизма до Октября», М., 1924) - очень важна для понимания акмеизма. Проза Г.: Кладбище страстей, СПБ., 1909; Повести и рассказы, СПБ., 1910; «Что и как читать детям», 1912-1913, №№ 8-11; Дни любви, СПБ., 1914; Дальние молнии, СПБ., 1916 и др. Из стихов, написанных Г. для детей, отметим сб. «Веснушки Ванюшки», 1918, «Лети лето», 1924, «Крылатый почтальон», 1927 и др.

II. Брюсов В., Далекие и близкие, М., 1912; Полонский В., Литература и жизнь, журн. «Новая жизнь», 1914, VI (проза Г.).

III. Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, Л., 1924; Его же, Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М., 1928; Писатели современной эпохи, т. I, изд. ГАХН, М., 1928.

ГОРТЕР

ГОРТЕР Герман (Gorter, 1864-1927) - голландский поэт и критик. Получил классическое образование; одно время был учителем гимназии. Г. - один из руководителей лит-ого движения 80-х гг., вызванного некоторым экономическим и политическим подъемом, пережитым в то время голландской мелкой буржуазией. Тогда же написано и его лучшее произведение - лирический эпос «Mei» (Май, 1889). Это - романтическая мечта о вечной юности и счастливом единении человека с природой, музыкальная симфония «мировой души». «Май» во многом напоминает «Освобожденного Прометея» Шелли и «Эндимиона» Китса. Первый период творчества Г. отмечен сильным влиянием Шелли и английского мелкобуржуазного романтизма; как Шелли, так и Г. в начале своей деятельности полагал, что настоящая поэзия не связана с трудовым процессом, вообще с жизнью общества, а создается интуицией, свободной и независимой. У Г. та же влюбленность в природу, то же стремление проникнуть в самую глубину ее, всецело раствориться в «мировой душе», но, считая себя частицей природы, Г. пытается поднять ее на более высокую ступень путем одухотворения и персонификации, представляя ее в образе богов и богинь: преходящая красота, богиня «Май», хочет себя увековечить браком со слепым, но вечным богом Бальдером. «Май» является величайшим лирическим произведением новой голландской лит-ры, произведением, принесшим своему автору славу первого после Вонделя голландского лирика.

В 1892 Г. выпустил сборник стихов «Verzen»; в них уже нет того энтузиазма, цельного мировоззрения и веры в лучшее будущее, к-рые так выделяют «Май». «Verzen» - несвязные мысли и думы поэта-индивидуалиста. К тому времени группа писателей, представлявших движение 80-х гг., распалась. Одна ее часть - Клос, Вервей и др. - вступила на путь эстетизма, «чистого искусства», другая - во главе с Г. и Роланд-Гольстом, пришла к социализму; в 1897 Г. вступил в соц.-дем. партию, примкнув к левому, ортодоксально-марксистскому крылу, основавшему ежемесячник «De Nieuwe Tijd» (Новое время). В нем Г. опубликовал свой первый большой марксистский очерк «Kritick op de litterairie Beweging van 1880 in Holland». В течение следующего десятилетия, в период «осознания самого себя», Г. почти не пишет художественных произведений; в 1906 появилась его песенка о героической борьбе» (Een kleen Heldendicht), к-рая открыла новый период поэтического творчества Г. - певца рабочего класса. В творчестве Г. исчезли как-будто индивидуализм, эстетизм и неустойчивая идеология, появились - ясная цель, желание сделать яз., мысли и образы близкими социалистическим рабочим. Но в этой же «Песенке» сказалась и двойственность Г., гибельная для него в дальнейшем: идеологически «Песенка» выдержана, но психология эстета-интеллигента прорывается почти на каждой странице. Это - не сочетание искусства великого мастера слова с простотой чувств рабочего, а параллелизм того и другого, чем и объясняется слабый успех «Песенки» у рабочих.

Лучшие свои силы Г. тратил на борьбу с оппортунизмом. В течение 10 лет (1897-1907) вокруг руководимого Гортером, Роланд-Гольстом и Ант. Панекуком журнала «De Nieuwe Tijd» группировалось марксистско-революционное ядро соц.-дем. партии; в этом же журнале печатали свои стихи и критические работы пролетарские писатели. В 1907 эта группа основала еженедельник «Tribune», являющийся сейчас органом голландской компартии. Самое выдающееся поэтическое произведение социалистического периода творчества Г. - «Пан»; в нем он возвращается к стилю «Мая». Как раньше он воспевал природу, так в «Пане» он воспевает социализм: Пан, старый бог музыки и природы, должен стать созвучным духу свободного, бесклассового человечества. Но и здесь, как и в «Песенке», получился разрыв. Г. не смог соединить «симфонию природы» и «борьбу против темных сил капитала». Лучшие места «Пана» - описания природы; более слабые - страницы о борьбе рабочего класса. «Пан», так. обр., не оправдал своего назначения - стать «героической песней о пролетариате».

После объявления мировой войны, Г. вплоть до 1918 всецело защищал ленинскую тактику и примыкал к циммервальдской левой. Но с победой пролетарской революции в России его воззрения резко изменились: союз рабочего класса с крестьянством он воспринял как гибель пролетарской революции. С 1919 у него наметилась ультралевая ориентация, изложенная в «Открытом письме к Ленину» (1921). Отклоненная II Конгрессом Коминтерна, она привела Г. к основанию с Роланд-Гольстом и Панекуком так наз. «Коммунистической рабочей партии». После развала этой организации Г. замкнулся в самом себе и отдался художественному творчеству: до самой кончины он работал над большим социалистическим поэтическим произведением, которое осталось незаконченным и неопубликованным.

Г. написал также ряд работ по политическим вопросам, историческому материализму и т. д. Его же перу принадлежит много пропагандистских стихов. Но он никогда не мог отрешиться целиком от мелкобуржуазной психологии; поэтому Г., несмотря на огромные заслуги перед рабочим классом, нельзя признать пролетарским поэтом. Он любил пролетариат, но не таким, каким он был в действительности, а таким, каким он его хотел видеть. Г. - один из величайших лириков голландской лит-ры, но лучшую долю своего поэтического творчества он отдал не рабочему классу, а индивидуалистическому, мелкобуржуазному радикализму и эстетизму.

Библиография:

Луначарский А. В., Западная интеллигенция, «Печать и революция», 1922, V-VI; Hugenholtz R. H., Gorters «Mei», Amsterdam, 1904; Vooys P., de, De dichter Herman Gorter, «De Beweging», 1905, IV; Welders J., Gorter de socialist, «De Stem», Nov. 1927.

ГОРЬКИЙ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ГОСИЗДАТ

ГОСИЗДАТ - см. Государственное издательство.

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО

ГОСУДАРСТВЕННОЕ ИЗДАТЕЛЬСТВО(Госиздат, Гиз) РСФСР было по постановлению ВЦИКа от 21/V 1919 образовано при Наркомпросе путем слияния крупнейших ведомственных и кооперативных издательств как «единый государственный аппарат печатного слова». На него, помимо осуществления чисто издательских функций, положение, утвержденное ВЦИКом, возлагало также регулирование и контроль над деятельностью «всех ученых и лит-ых обществ, а равно и всех прочих издательств».

В этот первый период своего существования (1919-1921) Г. И. в соответствии с требованиями времени сосредоточивает свою работу гл. обр. на издании политической лит-ры и регулировании ведомственных изданий. Одновременно с борьбой за регулирование всей издательской работы в стране и наиболее целесообразное расходование ограниченных бумажных ресурсов Г. И. приступает к выпуску ряда крупных трудов - собрания сочинений Маркса, Ленина, Герцена и классиков художественной литературы.

С наступлением нэпа, декрет СНК от 28/XI 1921 о платности печатных изданий и утверждение положения о Главлите (6/VI 1922) резко изменяют характер деятельности Г. И. В портфеле Г. И. постепенно исчезает ведомственная литература, отпадают его регулирующие функции, и оно переходит на рельсы собственного редакционного творчества и самостоятельной широкой издательской работы. По мере своего развития и укрепления собственной хозяйственной базы Г. И. превращается в издательский трест универсального типа, в к-ром сосредоточен выпуск всех основных видов лит-ры, а также музыкальных произведений, и к-рый строит свою мощную книготорговую сеть. Этот процесс находит юридическое оформление в «Положении о Г. И.», утвержденном СНК 2/VI 1923. На основании этого положения Г. И. существовало до последнего времени.

Г. И. является крупнейшей издательской организацией не только в СССР, но и во всем мире по масштабу и разнообразию своей деятельности.

Культурно-издательское лицо Г. И. определяется двойственным его положением: оставаясь коммерческим предприятием, Г. И. одновременно является государственным культурно-просветительным учреждением, непосредственно подведомственным Наркомпросу. На Г. И. лежит двоякая обязанность - развивать свою издательскую деятельность на здоровой экономической базе и в то же время быть организационным центром советской литературы, влияя на ее развитие в направлении директив, данных государством и коммунистической партией.

Огромные экономические выгоды, вытекающие из природы крупного предприятия, предопределяют постепенное укрупнение этого издательства путем слияния с ним ряда более мелких организаций («Красная новь», Ленгиз, Гвиз, «Прибой», «Военный вестник», «Долой неграмотность» и т. д.) и, кроме того, экономический рост Союза и культурный подъем масс влекут за собой естественный подъем его продукции.

В 1925 и 1926 в деятельности Г. И. имели место неблагоприятные моменты, связанные с общей депрессией книжного рынка, дефектами планирования издательской работы и неосторожной тиражной политикой издательств. Однако в последующем году вновь наступает подъем, и план 1929 в печатных оттисках должен значительно превысить максимальный 1925.

В последние годы Г. И. дает около половины всей товарной издательской продукции Союза и свыше 50% оборотов по книжному товару.

Располагая лучшей и наиболее мощной в Союзе производственной базой (типографии: «1-я Образцовая», «Красный пролетарий», нотопечатня в Москве и Печатный двор в Ленинграде), Г. И. осуществило большую работу по повышению качества технического оформления книги, к-рая ясна из сопоставления продукции по годам; в частности, научная книга Г. И. в настоящее время в состоянии конкурировать с заграничными изданиями.

Собственная торговая сеть Г. И., признанная основной в РСФСР (пост. СНК РСФСР от 3/II 1928), на 1/I 1929 насчитывает: 341 складов, магазинов и отделений подписных контор, 240 киосков в городах, 45 отделений при нацгизах и кроме того 5 574 единицы низовой сети бывшего общества «Книга деревне».

Рост книжных оборотов характеризуется следующими данными: в 1927 - по книге, периодическим и музыкальным изданиям - 29 025,7 тысяч руб., в 1928 - 42 653,4 тысяч рублей.

Основное место в продукции Г. И. занимает учебная литература, охватывающая свыше 40% всех листов-оттисков. В настоящее время Г. И. почти монопольно выпускает военную книгу. Кроме того, постановление СНК РСФСР от 7/II 1929 «О рационализации издательской работы», установившее размежевание деятельности всех основных издательских организаций, подтвердило издание Г. И. основной массы агитационно-политической литературы, социально-экономических трудов, части крестьянской литературы и т. п. Положение Г. И. как основной издательской организации универсального типа таким образом укрепилось. Особо следует отметить, что в Г. И. выходит полное собрание сочинений Ленина (3 издания), основная масса ленинской лит-ры и продукция Института Маркса и Энгельса.

Художественная литература составляет около 10% всего выпуска Г. И.; основная часть этой продукции, согласно постановлению СНК, - издание «произведений русских и иностранных классиков, русских переводов литературно-художественных произведений народов Союза ССР, художественных произведений важнейших современных русских и иностранных писателей, книг по вопросам истории, теории и критики лит-ры». Однако этим не ограничивается фактическое значение Г. И. в деле издания художественной лит-ры, ибо Г. И. является основным пайщиком крупнейшего типизированного государственного издательства в этой области «Земля и фабрика» (см.), совместно с к-рым Г. И. практически осуществляет основную работу государства в области художественной лит-ры.

Основное место в работе Г. И. над изданием художественной лит-ры занимают классики. Издание их монопольно сосредоточено в Г. И. К этой работе Г. И. приступило с первых лет своего существования. До 1928 было издано 822 названия русских и 328 названий иностранных классиков в количестве около 21 млн. экземпляров. В этом году Г. И. создан пятилетний план издания классиков, согласно к-рому будет развертываться его дальнейшая работа. Помимо полных собраний сочинений и избранных сочинений классических авторов заслуживает быть отмеченной «Дешевая библиотека классиков», созданная Г. И. и позволяющая продвигать основные их произведения по дешевой цене в широкие массы.

По современной иностранной литературе Г. И. выпускаются крупнейшие авторы Запада и наиболее близкие нам писатели - Ромэн Роллан, Барбюс, Истрати и др. В целях ознакомления советского читателя с новинками иностранной лит-ры создан журнал «Вестник иностранной лит-ры» (см.). Что касается современной советской лит-ры, то Г. И. выпущен за предшествующие годы ряд отдельных книг и собрания произведений ряда крупнейших пролетарских писателей и попутчиков.

В 1928 Г. И. приступило к организованному выпуску серии лит-ры народов СССР, а также дешевой библиотеки для широких масс, которая должна дать по максимально удешевленной цене основные произведения художественной и социально-экономической литературы. Отдельно заслуживает упоминания работа Г. И. в области создания книги для детей и юношества. Начав эту работу почти с первых дней своей организации, Г. И. довело издание литературы для детей к 1929 уже до 20 млн. оттисков. Основное внимание в этой области работы сосредоточено на создании, с одной стороны, идеологически и педагогически выдержанной, с другой - художественной полноценной лит-ры, рассчитанной на широкие массы детей. По размежевании работы с другими издательствами, центр внимания Г. И. будет сосредоточен на наиболее трудном участке - литературе для дошкольников и детей младшего возраста.

Г. И. издается ряд важнейших литературно-художественных и критических журналов: «Красная новь», «Звезда», «Печать и революция», «На лит-ом посту», «Книга и революция», альманахи - «Советская страна», «Перевал» и др.

Библиография:

Госуд. изд-во за пять лет, М., 1924; Каталог изданий Госуд. изд-ва и его отделений, 1919-1925, М. - Л., 1927; дополн. 1-е, М. - Л., 1927; дополн. 2-е, М. - Л., 1928; дополн. 3-е, М. - Л., 1928; дополн. 4-е, М. - Л., 1928; дополн. 5-е, М. - Л., 1929; Бюллетень Госуд. изд-ва (выходит с 1921) в 1929 переименов. в журнал «На книжном фронте»; Пятилетний перспективный план изданий классиков, 1928-1932, М. - Л., 1928; Перечень др. материалов отчетного характера см. в указанных каталогах Госиздата.

ГОТТФРИД СТРАСБУРГСКИЙ

ГОТТФРИД СТРАСБУРГСКИЙ (Gottfried v. Strassburg, ?-ок. 1220) - один из крупнейших поэтов немецкого средневековья, автор куртуазного эпоса «Tristan», представляющего пересказ одноименной поэмы англо-норманского трувера Томаса Британского и образующего вместе с ней так наз. «куртуазную» версию знаменитого сюжета бретонского цикла - сюжета любви Тристана и Изольды (см.). Характерными особенностями этой версии являются: устранение всех черт старой, так наз. «жонглерской» разработки сюжета, противоречащих куртуазной концепции любви или не соответствующих изысканным формам придворной жизни, тщательная разработка психологических мотивов действия, введение многочисленных лирических диалогов и монологов, любовь к детальным описаниям природы и богатой обстановки придворного быта. В результате подобной переработки сюжета исчезает трагический конфликт роковой непреодолимой страсти и феодальной верности, свойственный старой версии, и в изображении любви Тристана и Изольды начинают звучать мотивы позднейшей эпохи - гармоническая радость реабилитации плоти. Недаром величайший из поэтов «куртуазной» поэзии, Г. С., по социальному своему положению - представитель новой общественной группы - городского сословия.

Переработанный сюжет, унаследованный от своего предшественника, Г. С. влагает в поразительную по мастерству форму. Музыкальность и легкость стиха, достигаемая чередованием трохеев и ямбов и правильным заполнением такта; уничтожение монотонности двустиший с прямой рифмой введением четверостиший и обилием enjambements; богатство рифм (во всем «Тристане» встречаются только три неточных рифмы); частое применение игры слов, омонимической рифмы, акростиха; отсутствие архаических форм; введение в немецкую речь французских слов и даже целых стихов; наконец склонность к метафорам и антитезам, подчеркиваемым повторением, - все это характеризует Г. С. как одного из величайших мастеров куртуазного стиля - «стиля, изысканного до прециозности, проникнутого тем очарованием и светлой радостью, той экзальтацией чувства и легким опьянением, к-рые средневековые поэты называют la joie» (Бедье).

Так же изощрена и богата тематика поэта. Место сухих перечислений норманского трувера занимают яркие описания со множеством деталей. Выходца из городского сословия, образованного мирянина, Г. С. пленяет не столько идеология рыцарства с ее мистическим слиянием феодальной верности и служения богу (показательно его отрицательное отношение к носителю этой идеологии - Вольфраму фон Эшенбаху), сколько изысканные и красивые формы его быта, рыцарское «вежество» - куртуазия. Всякой мелочи этого быта он готов посвятить сотни стихов. В каждом слове поэта звучит радость красоты земной жизни. Представитель класса, еще не развившего своей культуры, Г. С. мог выразить свое новое жизнеощущение лишь в формах культуры другой, высшей социальной группы, к-рая была для третьего сословия образцом для подражания. Конечно восприятие рыцарства и его культуры было у Г. С. неизбежно внешним. Его идеалом не мог быть Парсиваль - внешне недалекий и грубый («омужиченный»), но полный той силы духа, к-рую дает стремление к сверхличным целям, рыцарь-аскет, отрекающийся от всего земного. Идеал Г. С. - светский человек, изящный, обходительный, непогрешимый в вопросах этикета; не суровый воин или проповедник, а нежная, любвеобильная натура, подверженная всем соблазнам жизни, стремящаяся к наслаждению.

Певец земной радости, Г. С. и в другом отношении является провозвестником новой культуры: в его повествовании центр тяжести - не на необычайности приключения, а на анализе переживаний действующих лиц, на изображении тончайших оттенков зарождающейся и торжествующей земной любви, - владычицы мира, «diu gewaltaerinne Minne». Не менее показательна любовь Г. С. к весеннему радостному пейзажу: так, изображение жизни изгнанных Тристана и Изольды в суровом лесу превращается у него в ряд идиллических сцен на фоне ликующей природы.

Можно отметить у Г. С. еще ряд черт, сближающих его с поэтами Возрождения: любовь к аллегории, к намекам и реминисценциям из античной поэзии, к дидактическим отступлениям, - во всем этом чувствуются первые проблески иной культуры - культуры богатого и образованного горожанина.

Роман Г. С. остался незаконченным, - очевидно, из-за смерти автора; он обрывается на размышлениях Тристана, собирающегося вступить в брак с Изольдой Белорукой. Существуют два окончания, составленные поэтами - Ульрихом фон Тюргейм из Швабии (около 1240) и Гейнрихом фон Фриберг из Верхней Саксонии (около 1300). Третье продолжение, написанное на нижнефранкском диалекте, сохранилось в незначительных фрагментах.

Текст «Тристана» издавался много раз: изд. v. d. Hagen (1819), Golther (1888), Bechstein (1890); превосходный комментированный перевод на современный немецкий язык - W. Hertz (1877).

Библиография:

- см. Тристан и Изольда.

ГОТТШЕД

ГОТТШЕД Иоганн-Кристоф (Johann-Christoph Gottsched, 1700-1766) - известный немецкий писатель, критик, историк лит-ры и театра, культурный деятель, виднейший писатель и теоретик раннего Просвещения. Г. издавал журналы: «Die vernrunftigen Tedlerinnen» (Разумные хулительницы, 1725-1726, 2 тт.), «Der Biedermann» (Честный человек, 1727) - по образцу английских «моралистических» еженедельников, затем «Beitrage zur kritischen Historie der deutschen Sprache, Poesie und Beredsamkeit» (Статьи к критической истории немецкого яз., поэзии и красноречия, 1732), «Neuer Buchersaal der schonen Wissenschaften und freien Kunste» (Новая библиотека наук об изящном и свободных искусств, 1745-1754), «Das Neueste aus der anmutigen Gelehrsamkeit» (Новое из области приятной учености, 1751-1762) - по вопросам эстетики и истории литературы. Художественное мировоззрение Г. носило узко рационалистический характер: в поэзии и лит-ре наибольшее значение он придавал поучительности. Он боролся с традициями Барокко, особое внимание уделяя реформе немецкой драмы, к-рую преобразовывал по французским классическим образцам. Готтшед был врагом всего вычурного, чрезмерно пышного, орнаментального. Он высказывался за ясность, простоту, «правдоподобность». Он изгнал из немецкой буржуазной лит-ры так называемые «Haupt und Staat-Aktionen», излюбленную драматическую форму Барокко, форму, перегруженную чисто зрелищными элементами. В истории немецкой лит-ры сыграла большую роль известная дискуссия между Г. и цюрихскими критиками Бодмером (см.) и Брейтингером по вопросам теории и направлений в искусстве. Последние выступили в защиту творческой фантазии, оправдывали введение элементов чудесного в художественные произведения (Мильтон). В дискуссии Г. потерпел поражение, к-рое было закреплено критикой Лессинга, позднее нападками деятелей периода «бури и натиска» на узко рационалистическую поэтику Г. Впрочем Лессинг, являвшийся крупнейшим немецким просветителем, во многом был близок Г., и только молодой Гёте, Гердер и другие «штюрмеры» окончательно подорвали его влияние в немецкой литературе.

Библиография:

I. Основные произведения Г., кроме упомянутых: Готтшедова немецкая грамматика, вновь исправленная, 2-е изд., СПБ., 1769 (3-е изд., СПБ., 1791); Ausfuhrliche Redekunst, 1728; Grundlegung einer deutschen Sprachkunst, 1748; Versuch einer kritischen Dichtkunst fur die Deutschen, 1730; Deutsche Schaubuhne, nach den Regeln der alten Griechen und Romer, 1740-1745 (6 тт., содержащих образцы драматических произведений: оригинал - самого Г., его жены, Шлегеля, и др. и перев. - Расина, Корнеля, Мольера, Гольберга и др.); драма «Der Sterbende Cato», 1732 (пользовалась большим успехом); Gesammelte Schriften, hrsg. von Eugen Reichel, Berlin, 1901.

II. Гербель Н. В., Немецкие поэты в биографиях и образцах, СПБ., 1877 (биография и перев. К. Случевского стих. «Языческий мир»); Wolf E., Gottscheds Stellung im deutschen Bildungsleben, 1895-1897, 2 в.; Waniek, Gottsched und die deutsche Literatur seiner Zeit, 1897; Reichel E., Gottsched, 1908-1912, 2 Bde.

III. Reichel E., Kleines Gottsched-Worterbuch, 1902; Его же, Gottsched-Worterbuch, I В., 1909.

ГОТЬЕ

ГОТЬЕ Теофиль (Theophile Gautier, 1811-1872) - французский писатель. В первый период своего творчества примыкал к группе романтиков, сторонников Виктора Гюго. Принимал активное участие в бравурных выступлениях романтической молодежи, в частности, в защите пьесы Гюго «Эрнани». Знаменитый «красный жилет» Г., его «меровингская» шевелюра и другие экстравагантности внешности характеризуют живописный быт романтических кружков (сенаклей). Кружок улицы Дуаннэ особенно близок молодому Г. (1883). Его друзья - Жерар де Нерваль, Селестен Нантейль, Роже де Бовуар, Урлияк, Девериа и другие писатели и художники. Из их среды рекрутировались те писатели «Молодой Франции» (Les Jeunes-France), облик которых Готье нарисовал несколько сатирически в одноименном сборнике своих повестей. Эта экстравагантная молодежь, вступившая в борьбу с «буржуазией» и «мещанским бытом», составляла в сущности аполитичную группу буржуазно-аристократической богемы, которую Жерар де Нерваль назвал «галантной богемой». Творчество Г. первого периода - типично романтическая поэзия всего «необычайного», «чудовищного», «гигантского». Первый сборник стихотворений Г. вышел в 1830 («Poesies»); успеху его повредили политические события. В плане индивидуалистической юношеской поэзии Г. были и стихотворные сборники - «Альбертус» (Albertus, 1832) и «Комедия смерти» (Comedie de la mort, 1838) и романы - «Мадмуазель Мопэн» (Mademoiselle de Maupin, 1835), «Фортунио» (Fortunio, 1838) и др. «Альбертус» - характерный образец вычурного романтического стиля: эксцентрический сюжет, утрированные метафоры и антитезы. Это любовная поэма в духе «Мардош» и «Ролла» Мюссэ; герой ее - «дьявольский и фешенебельный» персонаж, в к-ром байронизм сочетается с легкомысленностью парижского бульварного фланера. Такой же тип денди-набаба - Фортунио, герой одноименного романа. В «Комедии смерти» много мотивов демонического романтизма, характерная кладбищенская тематика - могилы и лунный свет. Однако в указанных произведениях и в новеллах с экзотическими и фантастическими по преимуществу сюжетами встречаются необычные для романтиков пластические изображения пейзажа или предметов, зачастую переданные в различных живописных стилях. Среди романтиков Г. особенно культивировал «живописное изображение». Он стремился «показать» (faire voir) предмет. Уже в юности он увлекался живописью (учился в ателье художника Риуля). Все это облегчило переход Готье к парнасской поэтике, для к-рой особенно характерно пластическое изображение. Лучший стихотворный сборник Г. - с характерным названием «Эмали и камеи» (Emaux et camees, 1852) - относится уже к парнасскому периоду его творчества. Стихотворения этого сборника - мастерские пластические этюды - уголки пейзажа, натюрморт и т. п. Это - «этюды от руки», «симфонии в белом мажоре» и т. п. Отныне Г. стремится к «оптическому ритму», пространственному принципу композиции, которые являлись обычными для парнасцев. Г. называл себя «человеком, для которого внешний мир существует». Чувство вещи, характерное для Г., сказалось и в его авантюрном романе «Капитан Фракасс», - своего рода сюите эстампов о веке Людовика XIII, и в «Романе Мумии», где в изображении Египта за 1 000 лет до христ. эры Г. отошел от фальшивой декоративности типично романтического восприятия исторических эпох. Парнасец с 50-х гг., Готье в своем декларативном стихотворении «Искусство» говорил о мастерстве, считая основным достижением искусства преодоление материала, устанавливая аналогию между поэзией и пластическими искусствами: «Ваяй, шлифуй, чекань медали. / Твои витающие сны / На вечной стали / Да будут запечатлены». Бодлер, посвящая Г. свои «Цветы зла», назвал его «непогрешимым поэтом», «магом словесного искусства». Парнасская поэтика Г. была им намечена и в предисловии к «Цветам зла» Бодлера. В нем он выступает против «поэзии сердца» романтиков, в защиту «бесстрастной поэзии», против романтической теории непроизвольного вдохновения и, отрицая искусственное возбуждение (гашиш, морфий и т. п.), бывшее в моде у демонических романтиков 30-х гг., говорит о волевом начале поэтического творчества и принципе труда в искусстве. Г. был одним из ярких представителей теории «искусства для искусства»; он боролся против «утилитаризма» в поэзии: «все, что полезно, - говорил он, - уродливо». Художественной реализацией культа искусства явился эротический роман Г., гимн красоте - «Мадмуазель Мопэн». Он прокламировал аполитичность, аморализм и крайний формализм в искусстве. Его любимой формулой было - «все исходит от формы». Принципы искусства для искусства Г. совпали с требованиями объективности в поэзии у парнасцев, к которым принадлежали и писатели из радикальной республиканской буржуазной молодежи, даже социалистической, отошедшей от общественности после крушения революции 1848 (например Леконт де Лиль). Но у Г. в его подчеркивании аполитичности поэзии («он ни красный, ни белый и даже не трехцветный; он никакой, и замечает революцию, когда пули разбивают стекла» - предисловие к «Первым поэмам», 1832) сказывается общественный консерватизм и даже буржуазная реакционность. Этот юношеский тезис последовательно был раскрыт Готье во всем своем творчестве вплоть до дней Коммуны. - Враг буржуазной промышленной культуры, Готье вынужден был заниматься журналистикой в прессе, развивавшейся в то время в широкие капиталистические предприятия. Как профессионал-журналист (художественный критик) Г. работал с 1836 по день смерти в «Прессе» Жирардена, затем во «Всемирном монитере» и в «Официальной газете». Он написал также несколько историко-литературных книг; самая оригинальная из них - «Гротески» (Grotesques) - посвящена забытым меньшим поэтам XV-XVII вв. Он дал яркие психологические образы, в духе критики Сент-Бёва, поэтов - Вийона, Сирано де Бержерака, Сент-Амана и др. Большой историко-литературный интерес представляет и его книга «История романтизма». Особое место в творчестве Г. занимают его книги путешествий - путевые впечатления, красочно изображающие многообразный пейзаж и предметы искусства, которые ему приходилось видеть от Египта до России («Путешествие в Россию», «Путешествие в Испанию», «Италия», «Восток» и другие). Путешествия Г. стоят в одном плане с экзотическими мотивами его творчества. «Экзотизм в пространстве и во времени» Г. считал характерной чертой поэтов искусства для искусства. Г. писал также драмы и либретто балетов. Всего он издал при жизни более 60 книг.

Библиография:

I. Наиболее полное издание произведений Г. в 34 тт. вышло у Шарпантье. Библиография произведений Г. занимает два тома (Spoelberch de Lovenjoul. Histoire des Ouvres de T. Gautier, 1887). Переводов произведений Г. на русск. яз. относительно немного: Капитан Фракасс, СПБ., 1895; Милитона, СПБ., 1847 и СПБ., 1872; Спирит; Двойная звезда и др. Стихи Г. переводили: Н. Греков (Новые стихотворения, М., 1866); М. Волошин (Стихотворения, 1910); Н. Хвостов (Огни и отражения, 1912); В. Брюсов (см. его «Французские лирики XIX в.», СПБ., 1909 и «Собр. сочин.», т. XXI, СПБ., 1913); Н. Гумилев (хороший перевод сборника «Эмали и камеи», СПБ., 1914) и др.

II. Де ла Барт, Разыскания в области романтической поэтики и стиля, Киев, 1908; Гумилев Н., «Аполлон», 1911, IX; Плеханов Г., в ст. «Искусство и общественная жизнь», сборник «Искусство», М., 1922; Richet E., Theophile Gautier, l’homme, la vie et l’Ouvre, 1873; Feydeau, Theophile Gautier, 1874; Bergerat E., Theophile Gautier. Entretiens, souvenirs et correspondances, 1879; Spronk M., Les artistes litteraires, 1889; du Camp M., Theophile Gautier, 1890; Cassagne A., La theorie de l’art pour l’art en France chez les derniers romantiques et les premiers realistes, 1906; Patch H. E., The dramatic Criticism of Th. Gautier, 1922; Boscgot A., Theophile Gautier meconnu, 1925; Largier Leo, Theophile Gautier (с богатой иконографией); Faguet E., XIX siecle; Brunetiere F., L’evolution de la poesie lyrique en France au XIX siecle. Писали о Г. также Барбэ д’Оревильи, Банвиль, Ш. Бодлер и др.

ГОУТОРН

ГОУТОРН Натаниель (Nathaniel Hawthorn, 1804-1864) - северо-американский писатель. Первый роман Г. «Fanshawe» был им издан в 1828 за собственный счет и оказался настолько неудачным, что писатель впоследствии уничтожил это издание. Г. участвовал в различных журналах своего времени, в к-рых печатались его первые рассказы: «Похороны Роджера Мальвина», «Благородный мальчик» и др. Они были изданы под общим заглавием «Дважды рассказанные истории» (Twice told Stories, 1837). Позднее появились другие сборники очерков и рассказов Г.: вторая серия «Дважды рассказанных историй» (1842), «Чудесная книга» (A Wonder Book, 1851), детские рассказы на темы греческой мифологии, «Тэнгльвудские истории» (Tanglewood Tales, 1853), «Дедушкино кресло» (Grandfathers Chair, 1841), детские рассказы и сказки - «Моисей из Олдмэнса» (Moses from an Old Mance, 1846), «Снегурочка» (The Snow Image, 1851), «Наш старый дом» (Our Old Home, 1863) и др.

Рассказы Г. можно разделить на три цикла: исторические («Седой боец», «Маскарад Гоу», «Портрет Эд. Рандольфа», «Мантилья леди Элеоноры», «Старая Эстер Дудли» и др.), бытовые, - в к-рых Г. изображает современную ему действительность («Катастрофа с мистером Гиггинботем», «Тройная судьба», «День сборщика пошлин», «Деревенский дядя», «Семь бродяг» и др.), и фантастические («Дочь Раппачини», «Молодой Браун», «Снегурочка», «Пророческие картины», «Родимое пятно», «Свадебный похоронный звон», «Пещера Трех Холмов», «Старая дева» и др.); неоконченные рассказы и повести, опубликованные после его смерти - «Септимус Фильтон» (1872), «Тайна д-ра Гримшоу» (1883) и другие.

Первый цикл рассказов Г. только условно может быть назван историческим: художник берет исторические события как фон, на к-ром развертывает мотивы о влиянии потустороннего мира на человека и бессилии людей перед таинственными силами. Эти основные мотивы его творчества объединяются с мотивами политическими и социальными. Г. обращается к тем моментам истории Америки, вернее - Новой Англии, когда окрепшая пуританская буржуазия выступала против ставленников Британии - губернаторов-аристократов (особенно характерен в этом отношении рассказ «Старая Эстер Дудли»).

Современную действительность в ее реальных отношениях Г. отображал почти исключительно лишь в своих бытовых набросках и очерках («Ручеек из городского насоса», «Вид с колокольни» и др.). В произведениях, где развиты и сюжет и жизненные противоречия, Г. берет действительность в моменты резкого конфликта обычного уклада с необычным. Действительность воспринимается как нечто, подлежащее изменению; Г. берет ее в движении, но стимулы к ее изменению видит лишь в случайностях, к-рые в конечном счете не могут снять противоречий. Отсюда - обычно трагичность финалов его наиболее сложных и развитых рассказов.

В своих фантастических рассказах Гоуторн лишь в очень редких случаях обращается к сверхъестественному, как особому потустороннему миру («Молодой Браун», «Пещера Трех Холмов»). Явления фантастического и чудесного Г. берет как символы жизни, наполненной иным, лучшим содержанием по сравнению с окружающей мещанско-деляческой действительностью. Герои этого чудесного мира для Гоуторна, в противовес представителям современного ему буржуазного общества, - явления положительные. Находясь в противоречии с действительностью, писатель дает ее противоречиям ирреальное разрешение.

В своих романах: «Багровый знак» (The Skarlet Letter, 1850), «Дом с семью шпилями» (The Hause with the sewen Gables, 1851), «Блитдэйль (The Blithedale Romance, 1852 (изображающем знаменитую «Brook Farm», «коммунистическую» общину интеллигентов)) и «Мраморный фавн» (The Marble Faun, 1860) Г. берет мир в смене явлений, различные стороны и явления бытия не отделены для него абсолютно одно от другого; «от самых врат рая тропинка ведет в преисподнюю» («Багровый знак»), добро и зло - разные стороны одного явления, преступление есть вместе с тем и исправление, отступление от должного есть одновременно и возвращение к нему; нарушение есть и утверждение нарушенного: героиня «Багрового знака» совершает преступление, но ее судьи - еще худшие преступники, она же в своем «грехе» обретает подлинное понимание жизни и этим искупает его; Зинобия в «Блитдэйль» - воплощение радости, но кончает самоубийством, Присцилла, - воплощение безволия и печали, но оказывается победительницей в борьбе с Зинобией и т. д.; семейство Пинчеон в «Доме с семью шпилями» обременено роковым проклятием, оно возрождается в каждом новом поколении, но эта обреченность является основой движения, именно в силу этой обреченности проклятие к конце концов уничтожается; герой «Мраморного фавна» с роковой неизбежностью приходит к убийству Мириам, она с той же неизбежностью идет к тому, чтобы стать жертвой, но это преступление пробуждает его от безразличного пассивного отношения к действительности, делает его человеком. Своеобразие диалектики Г. заключается в том, что, воспринимая бытие в его движении, писатель кладет в его основу идею предопределенности всего сущего. Г. суживает противоречия, перенося их только в область психики, действенность его героев направлена на изменение их самих, а не окружающих условий. Отступление от нормы внутренне перерождает его героев, а их возрождение приводит в конце концов к утверждению общества, от к-рого они отталкиваются. Общественный конфликт становится психологическим, и разрешение противоречий обращается в свою противоположность - в их утверждение. Г. в своих романах остается художником той группы мелкой буржуазии первой половины XIX в., к-рая была слишком консервативна, чтобы вплотную войти в радикальное утопическо-социалистическое движение того времени, и в то же время была слишком радикальна, чтобы примириться с обществом, главной силой к-рого была стремительно растущая самодовольная буржуазия.

Библиография:

I. Русск. перев.: Дом о семи шпилях, СПБ., 1852; Красная буква, СПБ., 1856; Монте-Бени, СПБ., 1861; Книга чудес, Расск. для детей из мифологии, СПБ., 1896 (и СПБ., 1912-1914, 2 тт.); Фантастические рассказы, М., 1900; Багровый знак, 1912; Блитдэйль, 1913; Лучшее американское изд.: New Waiside Edition, Bvs., 1902.

II. Венгерова З., Американская литература, «История западной лит-ры», Под редакцией проф. Ф. Д. Батюшкова, т. III; Великие американские писатели, Трента и Эрскина, СПБ., 1914; Bibliography of N. Hawthorn by N. E. Browne, Am., 1905. О роли Г. в развитии американской новеллы: Hawthorn and the short-story by W. M. Harte, Am., 1900. О лит. группе Г.: Hawthorn and his Circle by Julian Hawthorn, Am., 1903. Общие труды о жизни и творчестве: Life and Genius of N. Hawthorn by F. Q. Stearns, Am., 1906; The Rebellious Puritan: Portrait of N. Hawthorn by Lloyd Morris, Am., 1927, 1928; Избранные места из дневников Г. - The Heart ot Hawthorn’s Journals, edited by Newton Arvin, Am., 1929.

ГОУЭЛС

ГОУЭЛС Уильям Дэн (William Dean Howells, 1837-1920) - американский романист, поэт и критик, виднейший представитель школы так наз. «нежного реализма», основной принцип к-рого Г. сформулировал в следующих словах: «наиболее оптимистический взгляд на жизнь есть в то же время и наиболее американский». Являясь художником консервативных слоев мелкой буржуазии в эпоху ее вытеснения крупной, Г. во всех своих многочисленных произведениях неизменно проходил мимо социальных противоречий, действительность бралась им как нечто неподвижное, не подлежащее изменению; его внимание устремлялось лишь на узко личные, преимущественно любовные конфликты, никогда не перераставшие в общественные. Г. изображает жизнь верхних слоев общества, сюжеты Г. основаны на мало характерных в социальном смысле событиях: любовь культурного молодого буржуа к малообразованной девушке («Случайное знакомство» - «A Chance Acquaintance», 1873), любовные увлечения сорокалетнего мужчины («Бабье лето» - «Indian Summer», 1886), мелкие конфликты семейной жизни («Современный случай», 1882, «Их серебряно-свадебное путешествие», 1899 и др.), причем даже эти незначительные противоречия в финале неизбежно получают свое благополучное разрешение. Единственный роман Г., имеющий серьезное лит-ое значение, это «Карьера Сайлеса Лафена» (The Rise of Silas Laphan, 1885); в нем Г. изображает распад аристократической семьи, под влиянием капитализма теряющей свои традиции и постепенно сливающейся с буржуазией. Два романа Г. - «Путник из Альтрурии» (A Traveller from Altruria, 1894) и «Через игольное ушко» (Through the Eye of the Needle, 1907) посвящены изображению мелкобуржуазной утопии, где все счастливы и равны.

Четыре тома рассказов Г. («Suluban Sketches», 1871; «A Fearful Responsibility», 1871; «Questionable Shapes», 1903; «Between the Dark and the Daylight», 1907) даже в свое время не представляли собой значительного литературного явления.

С 1865 по 1871 Г. был одним из редакторов журнала «Нация» (Nation), с 1872 по 1881 - редактором «Атлантического ежемесячника» (Atlantic Monthly), с 1886 вел руководящую работу в «Журнале Гарпера» (Harpers Magazine). В этих журналах Г. опубликовал множество статей по вопросам литературы и искусства, впоследствии вышедших отдельными книгами: «Criticism and Fiction» (1891), «Heroines of Fiction» (1901), «Literature and Life» (1902); известны также его книги: «Modern Italian Poets» (1887), «My Literary Passions» (1895), «Literary Friends and Acquaintances» (1900), «My Mark Twain» (1910).

В 1909 Г. был избран президентом Американской академии и занял в американской культурной и лит-ой жизни руководящее положение. Это обстоятельство имело отрицательное влияние на развитие радикальной американской литературы. Только в эпоху войны Г. и его последователи были вытеснены группой «левых» критиков (Г. Л. Менкен, Натан и др.).

Г. был хорошо знаком с творчеством Тургенева, Достоевского и Толстого и неоднократно подчеркивал влияние этих писателей, в особенности Толстого, на его творчество. Это утверждение однако не соответствовало действительности, ибо Г. ни в одной из своих книг не мог подняться до реализма этих писателей. Конец прошлого века и начало настоящего - период наибольшей популярности Г. Он считался лучшим писателем эпохи. Объясняется это тем, что передовые слои мелкой буржуазии в то время были весьма малочисленны и не имели крепкой опоры в социальной действительности, выдвинутые ими писатели, в отличие от послевоенной эпохи, не могли занять руководящего места в литературе (Крэйн, Норрис, Драйзер, Геррик). Г. написал также ряд книг о своих путешествиях: «Toscan Cities» (1885); «Letters Home» (1903); «London Films»(1905); «Certain Delightful English Towns» (1906), «Seven English Towns» (1909); «Venetian Life» (1866), «Italian Journeys» (1867).

Библиография:

I. В русск. перев. произв. Г. нет. На английском яз. полного собр. сочин. не имеется, большинство его книг издано издательством Houghton Mifflin and Сo, Boston. Помимо перечисленного выше ему принадлежат: Poems of Two Friends, 1860 (стихотворения); No Love Lost, 1869 (ритмич. роман); Poems, 1873 (стихотв.); A Foregone Conclusion, 1874 (роман); Out of the Question, 1877 (роман); Life of Rutherford В., Haye, 1877 (биография); A Counterfeit Presentment, 1877 (роман); The Lady of the Aroostook, 1879 (роман); The Undiscovered Country, 1880 (мистич. роман); Doctor Breen’s Practice, 1880 (роман); A Woman’s Reason, 1883 (роман); A Little Girl among Old Masters, 1883; Three Villages, 1884; The Ministers Charge, 1886 (роман); April Hopes, 1887 (роман); Annie Kilburn, 1888 (роман); A Hazard of New Fortunes, 1889 (роман); The Shadow of a Dream, 1890 (роман); A Boy’s Town, 1890 (детск. рассказы); An Imperative Daty, 1891 (роман); The World of Chance, 1893 (роман); The Coast of Bohemia, 1893 (роман); Stops of Various Quills, 1895; Impressions and Experiences, 1896 (очерки и воспоминания); An Open-Eyed Conspiracy, 1897; Ragged Lady, 1899 (роман); The Kentons, 1902 (роман); The Hight of Pony Baker, 1902 (роман); Miss Bellard’s Inspiration, 1905 (роман); The Mother and the Father, 1909 (роман).

II. Harvey A., William Dean Howells, N.-Y., 1917; Cooke D. G., William Dean Howells, 1922; Firkins O. W., W. D. Howells, A critical study, 1923; Phelps W. L., Howells, James, Bryant and other essays, 1924; Life and Letters of William Dean Howells, ed. by Mildred Howells, Doubleday, Doran, 2 vv., N.-Y., 1928.

ГОФМАН В. В.

ГОФМАН Виктор Викторович (1884-1911) - известный поэт. Окончил Московский университет, занимался критико-библиографической работой в «Новой жизни», «Русской речи», «Новом журнале для всех» и др. Значение Г. в русской лит-ре основано на двух книгах стихов: «Книга вступлений» (СПБ., 1905 г.) и «Искус» (СПБ., 1910 г.); его прозаические опыты (книга рассказов «Любовь к далекой», СПБ., 1912, посмертн.) мало удачны. Творчество Г. является наиболее целостным выражением той поэтической устремленности, к-рую можно назвать интимизмом и к-рая проявляется еще до Г. в творчестве Фета, М. Лохвицкой, Фофанова (см.). Прекрасную характеристику своей устремленности дает Г. в строках: «Мне безразличны все дороги, что вы избрали для борьбы... Ах, я люблю одни обманы своей изнеженной мечты и вам неведомые страны самовлюбленной красоты». Испытав влияние Бальмонта, Брюсова, а впоследствии Блока (цикл «Голубая любовь»), Г. тем не менее остался вне общей линии символической поэзии. В некоторых отношениях Г. является предшественником Северянина (см.). Поэзия Г. отражает психику русского интеллигента-дворянина, живущего в обстановке современного города, рвущегося обратно на лоно природы, отмежевывающегося от городской современности. Но город XX в. не мог быть просто декорацией для интимных переживаний: Г. «порабощен навек» городом и «трудом бессмысленно-позорным». Наряду с интимными сценками и пейзажами природы все явственнее звучит у Г. пессимизм и отчаяние человека, «не во-время пришедшего в жизнь». И Г. кончает неврозом и самоубийством (1911, в Париже).

Библиография:

I. Собр. сочин. в 2 тт., изд. Пашуканиса, М., 1917; То же, со вступ. статьей В. Брюсова и А. Левинсона, Берлин, 1922.

II. Брюсов В., Далекие и близкие, М., 1911; См. еще статьи в «Новой жизни» (авг. - дек. 1911), «Речи» (1911-1912, ст. Айхенвальда, Л. Василевского, Тугендхольда), «Новом журнале для всех» (сент. 1911), «Солнце России» (1911, ст. Д. Ц.) и др.; Гумилев Н., Письма о русской поэзии, П., 1912.

ГОФМАН М. Л.

ГОФМАН Модест Людвигович - современный литературовед и поэт. Первая книга Гофмана «Соборный индивидуализм» (СПБ., 1907) - очерк истории индивидуализма с древних времен, написанный в духе религиозно-философских исканий русских символистов. В своей антикизирующей поэзии («Гимны и оды», СПБ., 1910) Гофман пытается привить русскому стиху самые сложные античные размеры (алкеевы, сапфические, асклепиадовы и др. строфы). Работы Гофмана посвящены гл. обр. Пушкину и поэтам его эпохи. Г. разрабатывает в них биографию, текстологию, историю создания произведений, имея конечной целью психологию творчества, вопрос о «преображении жизни в эстетический феномен». Из книг Гофмана особенно известен его «Пушкин» («Первая глава науки о Пушкине»), представляющий собой ревизию текстологических принципов пушкиноведения (см.). С 1923 - белоэмигрант.

Библиография:

Книга о русских поэтах последнего десятилетия, СПБ., 1909 (очерки, стихотворения, автографы); Боратынский Е. А., Полное собр. сочин., 2 тт., изд. Акад. наук, СПБ., 1914-1915; Дневник А. Н. Вульфа, П., 1915; Поэзия Боратынского, П., 1915; Пушкин. Его общественные взгляды и настроения, Чернигов, 1917; Пушкин. Первая глава науки о Пушкине, 2-е изд., П., 1922; Пропущенные строфы «Евгения Онегина», П., 1922 (отт. из сб. «Пушкин и его современники»); Дельвиг, Неизданные стихотворения, П., 1922, и др.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV