Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "Д" (часть 1, "ДАБ"-"ДАХ")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "Д" (часть 1, "ДАБ"-"ДАХ")

ДАБАГЯН

ДАБАГЯН Н. (1904-) - современный молодой армянский лит-ый критик, чл. ВКП(б). Р. в г. Ване (б. Турецкая Армения). Окончил историко-литературный факультет Эриванского университета. Состоял ответственным редактором журнала «Гракан диркерум» («На лит-ом посту» - орган Ассоциации пролетарских писателей Сов. Армении), член правлений: АПП, ЗАПП и ВОАПП, член редколлегии журнала ЗАПП: «На рубеже Востока». Д. - автор многочисленных статей, появившихся в периодической печати Сов. Армении: «Пути развития пролетарской литературы в Советской Армении», «Ревизия марксистской лит-ой критики под флагом марксизма», «Проблема революции в нашей (армянской) новейшей лит-ре» (см. журн. «Гракан диркерум»), «Политика партии в художественной литературе» (Ленинян уги), «Взгляды Плеханова на лит-ру и искусство» (Нор уги), «О социальной значимости творчества Ов. Туманяна». Д. также принадлежит ряд статей полемического характера.

ДАВ

«ДАВ» - еженедельный литературно-общественный словацкий журнал, издаваемый в Братиславе, объединяет словацких революционных писателей, преимущественно коммунистов. Журнал редактируется коллективно. Основную работу ведет молодой талантливый журналист, коммунист Владимир Клементис. В числе постоянных сотрудников журнала: поэты - Ян Поничан (автор книги «Сом»), Невоместский (автор книги «Неделя»); беллетристы - Нижнянский (автор книги «Между небом и землей»), П. Елемницкий (автор романа «Победоносное вторжение»), Даниил Окали, Г. Ванош и др. Журнал борется как с буржуазными течениями в словацкой лит-ре и искусстве, так и с оппортунистическими течениями внутри КПЧ, поскольку эти течения отражаются в литературе.

ДАВИТАШВИЛИ

ДАВИТАШВИЛИ Иосиф (1850-1887) - грузинский поэт. Р. в семье крепостного крестьянина, детство провел в деревне. Лишившись рано родителей, переехал в Тифлис, где обучался столярному ремеслу. Проработав некоторое время в мелких столярных мастерских, Д. переселился в Кахетию, затем в г. Телав, где организовал столярное дело на артельных началах. Начало литературной деятельности Д. относится к той эпохе, когда в Грузии на смену феодализму пришла капиталистическая система хозяйства. Творчество Давиташвили насыщено социальным содержанием. Восприняв новые демократические идеи, он в своих произведениях значительно углубил их. Участник первых рабочих кружков, Д. был хорошо знаком с произведениями западных социалистов. Отражая в своих стихотворениях подъяремную жизнь трудящихся, Д. призывает рабочих к коллективной борьбе против эксплоататоров. Свидетель разорения крестьянства в новых социальных условиях, Д. видит выход для него в борьбе в союзе с рабочим классом, к-рому принадлежит руководящая роль в войне против «темных сил» и эксплоататоров. Как сын порабощенного народа, Д. отдал дань патриотизму, в целом ряде стихотворений воспевая родину. Но в то время как в произведениях других грузинских писателей эпохи Д. сильно звучат националистические, а порой шовинистические мотивы, в его стихотворениях нет и следа национализма, а тем более шовинизма.

Социальность тематики произведений Д., простота языка, четкость поэтических образов, - все это делает его творчество доступным широким массам. Давиташвили был популярным писателем в широких кругах трудящихся. Он несомненно первый грузинский рабочий поэт.

Библиография:

I. Собр. сочин., Тифлис, 1890; «Ствири» (Свирель), Тифлис, 1880; отдельные стихотвор. печатались в газ. «Дроэба», 1877-1885, в рукописи. газ. «Квирили», 1881 (вышло 4 номера).

II. Мтварешвили Н., Предисловие к собр. сочин. Д., Тифлис, 1890; Хомлели, Статья в журн. «Квали», 1893, № 43 и след.; Хаханов А. С., Очерки по истории грузинской литературы, т. IV, М., 1906.

ДАВЫДОВ

ДАВЫДОВ Денис Васильевич (1784-1830) - поэт «Пушкинской плеяды». Содержание его поэзии не выходит за рамки переживаний дворянского и военного кругов, к к-рым Д. принадлежал. Успешные партизанские действия в войну 1812 прославили его, и с тех пор он создает себе репутацию «певца-воина», действующего в поэзии «наскоком», как на войне. Эта репутация поддерживалась и друзьями Давыдова, в том числе и Пушкиным. Однако «военная» поэзия Давыдова ни в какой мере не отражает войны: обычно это гусарские песни, восхваляющие разгул и вино. Значительно интереснее стихотворения, посвященные интимным переживаниям. По форме стихотворения Д. типичны для аристократической поэзии 20-х гг.; в них любопытно некоторое смешение песенного и элегического жанров. Большой известностью пользовалась «Современная песня», где Давыдов язвительно охарактеризовал дворянский «либерализм»: «А глядишь, наш Лафаэт, Брут или Фабриций мужиков под пресс кладет вместе с свекловицей».

Библиография:

I. Сочин. Д. были изданы шесть раз. Лучшими изд. следует считать: 4-е, в 3 чч., М., 1860 и, наиболее полное, в 3 тт., прилож. к журналу «Север», СПБ., 1893, Под редакцией А. О. Круглого, с автобиографией Д.

II. Русский биографический словарь, изд. Русского исторического о-ва, СПБ., 1905 (ст. А. Петрова); Садовский Б., «Русская Камена», М., 1910; Жерве В. В., Партизан-поэт Давыдов, СПБ., 1913; Розанов И. Н., Русская лирика. От поэзии безличной к исповеди сердца, М., 1914.

III. Мезьер А. В., Русская словесность с XI по XIX ст. включительно, ч. II, СПБ., 1902; Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, т. II, СПБ., 1910.

ДАВЫДОВИЧ-АНТОНЕНКО

ДАВЫДОВИЧ-АНТОНЕНКО (Антоненко-Давыдович) (1899-) - современный украинский беллетрист. Родился в рабочей семье в Ромнах на Полтавщине. Окончил Ахтырскую гимназию, затем учился в университете, но курса не окончил. Начал печататься в 1923 в журнале «Нова громада». Член украинской литературной организации «Марс». Одно время состоял членом КП(б) У, впоследствии вышел из партии. Литературное творчество Д. начинается с небольших очерков из эпохи гражданской войны, героического периода революции, борьбы с бандитизмом и махновщиной. «Два», «Коммунист», «Просвiтяни», «Пирижкi, пирижкi», «Сонячнi плями» и др. - первые очерки Д. Они рисуют образы революционеров, которые бесстрашно смотрели в глаза смерти. Эти очерки носят еще следы ученичества. В следующих рассказах: «Пегас», «Крижанi мережки», «Шкапа» - техника писателя постепенно совершенствуется. Главная тема последних произведений Д. - психологическая борьба между нарождающимся в условиях революции новым миром и пережитками, традициями старого, формирование людей нового психического типа, «большевистской расы». Отсюда постоянный объект художественного изображения писателя - партийная среда. Основные свойства большевистской натуры в восприятии Д. - воля к жизни и к борьбе. Волюнтаризм - это коренная психологическая проблема рассказов и повестей автора. Наиболее сконцентрированное и художественно зрелое выражение все эти свойства получили в повести Д. «Смерть». Герой повести - партиец Горобенко - интеллигент, во многом психологически связанный со старым миром. В нем сказывается былое увлечение украинским национальным («просвiтянство») движением. Видя перед собой живые примеры цельных, выкованных из единого металла - человеческой воли - людей, стремится уподобиться им и внутренне переродиться. Путь к этому один - через борьбу, через кровь. Герой вступает в борьбу с кулацким бандитизмом. Только кровь, жертва приводит его к полному разрыву с прошлым. Таков один из основных движущих мотивов творчества Д. Оформление его произведений - импрессионистическое. Изображая окружающий мир, он выделяет то, что связано с душевным состоянием главного персонажа. Для творчества Д. характерен пейзаж, окрашенный обычно в тона того или иного настроения главного героя. Однако писатель от импрессионистической расплывчатости первых рассказов постепенно переходит к большей сжатости и точности выражения, к большему динамизму как в развертывании сюжета, так и в разработке отдельных элементов произведений.

Библиография:

I. Отд. изд.: Запорошенi силуэти, Опов., ДВУ, Харкiв, 1925; Лицарi абсурду, Драма на 4 дii, вид. «Червоний шлях», 1924; Тук-тук, Опов., вид. «Час», Киiв, 1926.

II. Василенко В., За життя розплата тiльки кровью, «Критика», 1928, № 5.

III. Лейтес А. i Яшек М., Десять рокiв укр. лiтератури, Харкiв, ДВУ, 1928.

ДАГЕСТАНСКИЕ ЛИТЕРАТУРЫ

ДАГЕСТАНСКИЕ ЛИТЕРАТУРЫ - см. литературы: Аварская литература (будет дана в дополнительном томе), Даргинская литература, Кумыкская литература, Лакская литература, Лезгинская литература.

ДАГЕСТАНСКИЕ ЯЗЫКИ

ДАГЕСТАНСКИЕ ЯЗЫКИ. - Лингвистическая карта Дагестана отличается необычайной, даже для Кавказа, пестротой; есть языки, представленные только отдельными аулами и понятные лишь в пределах своих ничтожных территорий. На этом основании «страна гор» (Дагестан) называется еще «горой языков».

Д. языки принадлежат к восточной группе яфетических языков Кавказа. Языки этой группы представляют собой флективно-агглютинативные классовые языки. Восточная группа (чечено-дагестанская) находится в отдаленном родстве с западной (абхазо-адыгейской). Более близкое родство существует между Д. языками. Об этом свидетельствуют словарный состав и грамматический строй последних (в особенности аварского и лакского языков). Среди языков Дагестана есть такие, к-рые еще не изучались научно; другие пока мало исследованы. Исключение составляют главнейшие из них - аварский, даргинский, лакский и лезгинский: они изучены сравнительно хорошо. При таком состоянии науки о Д. языках возможно дать лишь предварительную их классификацию. Приблизительная схема языков Дагестана может быть представлена в следующем виде:

I. Аваро-андо-дидойская группа. Сюда входят: 1. аварский яз., 2. андийские яз.: анди, годобари, ботлих, карата, ахвах, багвалал, чамалал и тинди; 3. дидойские яз.: хварши, капучи, хунзал, гинух и дидо; 4. язык аула Арчи (по-лакски) или Рочи (по-аварски).

II. Даргинская группа: 1. даргинский яз.; 2. кайтакский; 3. кубачинский.

III. Лакская группа представлена одним лакским языком.

IV. Лезгинская группа. Сюда относятся языки: 1. лезгинский; 2. табассаранский; 3. самурские яз. - агул, рутул, цахур, хапут, джек, крыз, хиналуг, будук и удинский.

С фонетической точки зрения Д. яз. отличаются большим богатством согласных фонем при сравнительной бедности гласных. В Д. яз. сильно развиты заднеязычные звуки, очень развиты также звуки, образуемые в гортанной базе. Наконец в аваро-андо-дидойской группе звуки латерального образования представлены исключительно многообразными типами.

В морфологическом отношении общим для всех Д. яз. является отсутствие действительных глаголов; не существует особенного различия между личными и безличными формами глагола; спряжение по лицам существует только в даргинском и лакском яз. Из других общих черт нельзя не упомянуть о богатстве Д. яз. т. н. «грамматическими категориями», за исключением лезгинского и некоторых др. Д. яз. поражают богатством форм склонения. Число падежей достигает нескольких десятков.

ГРАФИКА. - Д. яз. в своей массе - языки бесписьменные или малописьменные. Вместе с исламом и арабским яз., как яз. культа и духовенства, в Дагестан проникает и арабская графика. С XVII века некоторые из дагестанских народностей (аварцы) делают попытки приспособить арабский алфавит к звуковым особенностям своего языка. Создание этой, так наз. «аджамской» письменности относится повидимому к середине XVII в. В арабском алфавите не для всех звуков аварского языка имелись буквы; поэтому получилось так, что одна и та же буква передавала несколько звуков в письме.

Латинский и реформированный арабский алфавит горских языков Дагестана

Дагестанские

Гласные писались вне строчки. При помощи этого алфавита началось и книгопечатание на аварском языке (исключительно литографским способом) в начале 1900-х гг. Большей частью издавалась религиозная литература. В 1920 старый алфавит был реформирован: в этом усовершенствованном алфавите гласные пишутся в строке. Улучшенный таким образом алфавит носит название «нового аджама». В 1926 был отлит шрифт, а с 1927 стали издавать по новой орфографии наборным путем учебники и научно-популярную литературу. В 1928 дагестанцы приняли латинский алфавит, положив в основу новый унифицированный тюркский алфавит.

Библиография:

Марр Н. Я., Непочатый источник истории кавказского мира, «Известия Академии наук», 1917.; Услар П. К., Аварский язык, Тифлис, 1889; Лакский язык, там же, 1890; Хюркилинский, там же, 1892; Кюринский язык, там же, 1896; Жирков Л. И., Грамматика аварского языка, М., 1924; Аварский язык, в БСЭ; Языки Дагестана и их изучение, «Изв. о-ва обследования Азербайджана», № 1, Баку, 1926; Грамматика даргинского яз., М., 1926; Дирр А. М., Грамматика удинского яз., сборник материалов для описания местностей и племен Кавказа, вып. XXXIII, 1904; Грамматический очерк табассаранского яз., вып. XXXV; Краткий грамматический очерк андийского яз., вып. XXXVI, 1906; Агульский яз., вып. XXXVII, 1907; Арчинский яз., вып. XXXIX, 1908; Материалы для изучения языков и наречий андо-дидойской группы, вып. XL, 1909; Рутульский яз., вып. XLII, 1912; Цахурский яз., вып. XLIII, 1913; Трубецкой Н., Les consonnes laterales des langues caucasiques septentrionales, «Bull. de la Soc. de Linguistique de Paris», XXIII, 3-me fasc., № 72, P., 1922; Les langues tchetcheno-lesghiennes, «Les langues du monde», P., 1924; Статья в «Caucesica» за 1926; Dirr A., Einfuhrung in das Studium der Kaukasischen Sprachen, L., 1928.

ДАДАИЗМ

ДАДАИЗМ - сложившееся в годы войны художественное и литературное направление, имеющее своей целью разрушение буржуазной культуры и дискредитирование мещанских нравов. На место отрицаемого Д. ставит анархическую инициативу индивидуума, ничем не связанного в повседневной жизни и в искусстве. («Дадаист является наиболее свободным человеком на земном шаре». «Кто живет для сегодняшнего дня - вечно живет» (Р. Гюльзенбек). «Я против всякой системы. Наиболее приемлемая система - не иметь никакой системы» (Т. Цара)). Анархический бунт дадаистов против «всего» представляет собою одну из крайних форм образного выражения негодования и социальной беспомощности мелкобуржуазной интеллигенции и богемы перед лицом империалистической войны и ее социальных последствий. Об этом говорят как возникновение, так и программа и практика Д.

Как школа Д. оформился в 1916, в. нейтральной Швейцарии. Первые деятели Д. - Тристан Цара (поэт; румын), Рихард Гюльзенбек (поэт; немец), Гуго Балл (организатор дадаистов), Г. Арп (художник; немец), М. Янко (художник; румын). «Все они были выброшены за границы своей родины войной и все они в одинаковой мере были пропитаны бешеной ненавистью к правительствам своих стран», - говорит Гюльзенбек. Д. возник как искусство кабаре («Cabaret Voltaire»), потом перешел в лит-ру («Publications du Cabaret Voltaire» - «Публикации кабаре Вольтер», 1916; Huelsenbeck R., Die phantastischen Geleite, 1916; Tzara T., La premiere aventure celeste de Mr. Antipirine - «Первое небесное приключение г-на Антипирина», 1916, журнал «Dada») и в изоискусство (первая выставка дадаистов в 1917). Беженцы в нейтральной Швейцарии сначала просто веселились, потом показывали злые и весьма циничные гримасы всему обществу, которому были обязаны войной, оторвавшей их от родины. Они делали тоже самое, что делалось в их отечественных кафе-шантанах и кабаре, только выступления их были лишены патриотической сентиментальности, были более острыми; дадаисты доводили до конца, до крайних выводов, футуризм и экспрессионизм, сторонниками к-рых они раньше являлись. Уже в Швейцарии наметились два различных направления внутри самого Д.: 1. «Абсолютный дада» - группа Цара и впоследствии французских и голландских дадаистов, идеалом к-рых была «статическая» и «симультанистическая» поэзия и «абсолютное искусство»; 2. «Политический дада» - группа Гюльзенбека, а затем и немецких дадаистов, для к-рых Д. - «это наиболее релятивистическое, антибуржуазно-антикапиталистическое, активистское мировоззрение политически мыслящих людей, для к-рых искусство является только ничтожной деталью мировой картины и к-рые должны постоянно восставать против искусства, пока оно в буржуазном обществе остается товарной ценностью» (Гюльзенбек).

Первая группа после окончания войны переселилась во Францию, где к ней временно примкнули худ. Пикабиа, поэты Сандрар, Кокто, А. Бретон, Л. Арагон и др. Группа разложилась примерно в 1923-1924, когда часть «абсолютных дадаистов» перешла к «сверхреалистам» (см.). Гюльзенбек вернулся в Германию в 1917, где и образовалась группа «политических дадаистов» (из поэтов в нее вошли: Р. Гаусман, И. Баадер, В. Меринг, а из художников - Г. Гросс и Гартфильд (Герцфельд)). Но свою работу она развернула только по окончании войны, когда часть группы (Гросс и Гартфильд), особенно заострив свою антибуржуазную позицию, открыто высказалась за пролетарскую революцию (издательство дадаистов «Malik-Verlag» стало печатать и не-дадаистические работы революционных писателей, потом целиком перешло на службу революции: Гросс и Гартфильд, отказавшись от Д., приняли точку зрения революционного пролетариата). «Политичность» остальных дадаистов выражалась в том, что они, на словах признавая борьбу пролетариата, на деле издевались над идеями революции, так же как они издевались над идеалами буржуазии и мещанства. Эти «принципиальные» дадаисты вернулись, как и их французские единомышленники, к той же гедонистической лит-ре, к-рую они в свое время отрицали. «Абсолютный Д.» в Германии представлял художник-поэт К. Швиттерс, «изобретатель» «мерзизма» и «последовательной поэзии» (см. Беспредметное искусство). Хотя в 1920-1922, в период расцвета Д., дадаистов было много во всех европейских странах, но вне Франции и Германии дадаисты сумели организовать школу только в Голландии (группа «Мекано», Бонсет, Бломфильд, Цитроэн и др.). В Италии к Д. примыкали большие художники, главным образом футуристы, как например Кирико, Прамколини и др.

Д. стремится к абсолютному освобождению словесного материала от всяких религиозных, философских, этических и т. п. ассоциаций, к тому, чтобы словом можно было бы пользоваться как самостоятельной «вещью», как звуковым комплексом. Отсюда, с одной стороны, та форма «симультанистической поэзии» Цара (poeme simultane), которая рассчитана на многоголосую декламацию и в к-рой словесный материал должен заменять оркестровые инструменты, а с другой стороны - форма так наз. «негритянской» и «маорийской» поэзии, где стихотворение слагается из комбинаций уже существующих и тут же придуманных слов. Последняя форма давала возможность осуществить требование об уничтожении в поэзии ассоциативных образов. «Слова, - говорит Гюльзенбек, - должны остаться сферическими образами, замкнутыми в себе, маленькими мирами, имеющими свою собственную жизнь, свои собственные законы». Там, где провести это основное требование оказалось невозможным (особенно в прозе) и где поэт должен был пользоваться словарем родного яз., дадаисты продолжали традиции футуристов - «эпатировали буржуа». Эпатирование имело несколько приемов, наиболее характерные из к-рых:

1. Поэт обращается к читателю или к публике не как поэт, а как не стесняющееся в выражениях частное лицо, напр.: «Прежде чем снизойти до вас, прежде чем поломать ваши гнилые кости... прежде чем испортить ваш вкус к красоте, сахару, перцу, философии и метафизически-математически-лирическому винегрету... нужно принять антисептическую ванну», - обращается к публике французский дадаист Рибмон-Дессэнь и заканчивает: «Adieu, mon ami!» (До свиданья, друг мой). Этим приемом уничтожается всякая поэтичность, сентиментальность, патетичность, т. е. все то, что дадаист ненавидел в поэзии.

2. Дадаист выдвигает какое-нибудь положение, но сейчас же, в той же фразе, отрицает как это положение, так и отрицание его. «Надо быть достаточно дадаистом, чтобы по отношению к своему собственному Д. суметь занять дадаистическую позицию» (Гюльзенбек). «Я пишу манифест и ничего не хочу, все же скажу кое-что, хотя я принципиально против всяких манифестов и против всякой принципиальности» (Цара).

3. Третий прием доводит до алогичного конца симультанизм футуристов и французских урбанистов: поэт не только связывает фразы, к-рые сообщают о фактах и явлениях, совершившихся одновременно в разных местах и при различных обстоятельствах, но составляющих в конце концов единый образ; дадаист ради неожиданности сочетает и ничего общего между собой не имеющие фразы, стараясь быть в пределах каждой из них наиболее «оригинальным» и фантастичным.

4. Четвертый прием - с точки зрения содержания наиболее характерный для Д. - это циничность. В своей «борьбе» против мещанской псевдонравственности и лжестыдливости дадаисты пользуются образами и формулами, которые своей насыщенностью, близкой к патологичности, далеко превосходят эротизм любого гедониста в искусстве. Правда, чувственность в дадаистической лит-ре не изысканная, она имеет дерзкие и наглые формы, однако эротическая изысканность полностью не уничтожается, а только получает другое, более откровенное выражение. Дадаистическая поэзия пользуется свободным стихом, которому свойственна широкая ритмичность футуристов или нервозная раздробленность экспрессионистов. Дадаисты, особенно немецкие, нередко пользовались типографским акцентированием стиха, применяя в одном и том же стихотворении разные типы шрифтов и заверстывая текст в разных, геометрических и «живописных» формах. Отсюда возникла в дадаистической поэзии так наз. «поэма-картина», где типографский набор создает определенный зрительный образ.

Дадаизм

Курт Швиттерс (Schwitters). Книжная обложка.

Библиография:

Манифест Т. Цара в журнале «Dada», Zurich, 1918, № 3; Манифесты дадаистов и справки об истории дадаизма в сб. «Dada-Almanach», hrsg. von R. Huelsenbeck, E. Reiss-V., 1920, в «Anthologie Dada», Zurich, Ed. Luxe, 1919; Huelsenbeck R., Dada siegt!, Malik-V., 1920; Фриче В. М., Западно-европейская литература XX в, Гиз, М. - Л., 1926.

ДАДАУ МАГОМЕТОВ

ДАДАУ МАГОМЕТОВ (псевдоним - Микаел Микаелов) (1863-1926) - кумыкский народный поэт, певец дагестанской горской бедноты, революционер-партизан, первый дагестанский селькор. Очень рано Д. стал известен по округу как редкий мастер по металлу и дереву, а еще больше - как пламенный революционный певец, песни к-рого распевались крестьянами, особенно молодежью. Д. принимал активное участие в крестьянском движении накануне революции 1905. В 1917 Д. находится в первых рядах революционных борцов, избирается первым председателем сельсовета. Во время разгула белогвардейщины он вместе с партизанами скрывается в горах и лесах. С 1920, после победы Красной армии и советизации Дагестана, Д. - селькор.

На протяжении 20 лет Д. в своих песнях призывал горскую бедноту к борьбе, в дни реакции восхвалял ушедших на каторгу революционеров. В период белогвардейского господства ведет подпольную агитацию за решительную борьбу с контрреволюцией, за победу коммунизма. Песни Д. были близки по содержанию и языку горской бедноте, к-рая его очень любила. Не будучи членом коммунистической партии, он однако целиком отдался делу коммунизма. Бывший кустарь, потерявший все свое состояние во время гражданской войны, Д., уже больной, вместе со своим сыном уходит в дальний аул (на реке Сулак), где ведет жестокую борьбу за существование. Едва оправившись, Д. возвращается в родной аул, чтоб снова петь новые бодрые песни. Двадцатилетие первой русской революции Д. считает «самой великой радостью» своей жизни. Вскоре после этого «светлого дня» - годовщины революции 1905 - Д. умер.

ДАДИАНИ

ДАДИАНИ Шалва Николаевич (1874-) - современный грузинский писатель, княжеского происхождения; драматург и беллетрист. Пишет преимущественно на исторические темы. Его исторические пьесы и романы, идеализируя прошлое, слабо отражают социальную структуру общества соответствующих эпох. Под влиянием революции 1905 Д. написал ряд революционных пьес, которые включены в репертуар академических театров Грузии. Д. является также одним из основателей передвижного народного театра.

ДАДУЕВ

ДАДУЕВ Иннокентий Дарбаевич (1891-) - бурято-монгольский поэт. Р. в улусе Заглик, в семье крестьянина-скотовода. Окончил Иркутское сельскохозяйственное училище. Работает народным учителем. С большим мастерством перевел пьесу Толстого «Ученье свет, а неученье - тьма». Она имеет огромный успех на бурятской сцене. Известен его рассказ «Хухербу хубун» - авторизированная переделка народной шутки «Далан худал» (Семьдесят шуток); оригинальных произведений у него нет. Д. является и живописцем. Его картины: «Чингис-хан», «Заброшенные летники северных бурято-монгол» и др. очень распространены (в открытках) в Бурято-Монголии.

Библиография:

Сурасан дала, сура убэ бала, изд. Буручкомом, Верхнеудинск, 1926.

ДАКТИЛИЧЕСКАЯ РИФМА

ДАКТИЛИЧЕСКАЯ РИФМА - см. Рифма

ДАКТИЛО-ХОРЕИЧЕСКИЙ СТИХ

ДАКТИЛО-ХОРЕИЧЕСКИЙ СТИХ - см. Гекзаметр.

ДАКТИЛЬ

ДАКТИЛЬ - четырехмерная стопа античной метрики из одного долгого и двух кратких после него слогов: - U U, в тоническом стихосложении ей соответствует стопа из одного ударного слога и двух безударных за ним: U` U U, напр.: «Зеркало в зеркало с трепетным лепетом» и т. д. Рабочая теория происхождения ритма связывает Д. с ударными метрами, в частности с метром ударов молота (К. Бюхер, Работа и ритм, М., 1923, стр. 267).

ДАЛЬ

ДАЛЬ Владимир Иванович (1801-1872) - беллетрист и этнограф. Р. на заводе в Луганске, в семье доктора-немца. Отсюда его лит-ый псевдоним - Казак Луганский. В 1819 окончил морской корпус. В 1826 поступил на медицинский факультет Дерптского университета. Но медицина не удовлетворяла Д. Общаясь в качестве военного врача с огромным количеством солдат и матросов, выходцев из самых различных уголков России, он стал изучать их живую речь и своеобразные нравы. Этнограф и лексикограф сказались в нем стихийно. Знакомство же с современными ему писателями - Пушкиным, Жуковским, Крыловым, Гоголем, Языковым и кн. Одоевским - окончательно укрепило Д. в лит-ых занятиях.

В 1832 была выпущена его первая книжка «Русские сказки», за которую он, по доносу Булгарина, подвергся аресту. В 1834-1839 появились его «Были и небылицы». За это время им был выпущен ряд сочинений по различным вопросам: «О поверьях, суеверьях и предрассудках русского народа» («Иллюстр.», 1845-1846; изд. 2-е, СПБ., 1880), «О русских пословицах» («Современник», 1847, кн. 6) и много других повестей и рассказов Казака Луганского. В 1852 появилась его работа «О наречиях русского языка» («Вестн. имп. геогр. о-ва», кн. 6; перепеч. в «Толковом словаре»), в 1853 - «Матросские досуги» (изд. 2-е, СПБ., 1859), в 1861 - «Картины из русского быта» (2 тт.), а затем вышли и самые серьезные его труды: «Пословицы русского народа» (М., 1862; изд. 2-е, СПБ., 1879) и «Толковый словарь живого великорусского яз.» (1861-1868; изд. 2-е, СПБ., 1880-1882; изд. 4-е, Под редакцией проф. И. А. Бодуэна де Куртенэ, СПБ., 1912-1914).

За первые выпуски словаря Д. получил в 1861 Константиновскую медаль, а в 1868 он был избран почетным членом Академии наук и удостоен Ломоносовской премии.

В своей деятельности Д. проявил большое разнообразие: беллетристика, обработка народных сказок и отдельные вопросы яз. наряду с длительным и кропотливым собиранием словаря, протянувшимся через всю жизнь Даля.

Большой популярностью пользовались его «Повести, сказки и рассказы, сочин. Казака Луганского» (4 тт., СПБ., 1846). С 30-х до 50-х гг. Казак Луганский был одним из любимых авторов-рассказчиков. Живость и занимательность рассказа, струйка юмора, смелая народная тема, то, что он «выводил на сцену чернь, сволочь, мужиков, вахлаков, баб, девок» - вызвало восторженные отзывы Белинского, Тургенева и многих других. Но во всех этих рассказах скоро обнаружился их основной недостаток. При верном и детальном изображении обычаев и нравов Д. было чуждо критическое отношение к действительности. Рассказы Д. анекдотичны, прибауточны, яз. искусственен. В «Небывалом» он дает сравнительное описание великорусской и украинской деревни с поразительным мастерством и этнографической точностью. Но что касается внутреннего развития темы, характеров его героев, то - кроме частностей и официальных взглядов его времени - у Даля ничего не найдешь. Повесть «Отец с сыном», казалось бы, дает смелую постановку социального вопроса. Здесь недовольство общественной несправедливостью, негодование, протест, но автор развенчивает своего героя, признав его сумасшедшим. Главное действующее лицо повести «Вакх Сидорыч Чайкин» - мещанский сын, по сиротству попавший на воспитание в крестьянскую семью. В шесть лет он узнает на своей спине справедливость общественного порядка, когда, в назидание провинившемуся барчонку, его секут. Барин-самодур относится к крестьянам как к дуракам, которых необходимо учить плетью. Стоило заговорить крестьянам об оброке, как был вызван исправник и стал их вразумлять розгами. Д. сочувствует и помещику и исправнику, заставляет крестьян признать свою вину и, кланяясь барину в пояс, благодарить его за науку. «Русский мужик» дает ту же картину глупости и тупого непонимания мужиком своей пользы. Барин заботится о разведении овощей, мужики не разводят; приказывает барин вывести из избы телят, овец и свиней - не соглашаются, не выводят. Эти выросшие на базе консервативного дореформенного мещанства взгляды не могли удовлетворить уже и современников. Не вскрыв основного общественного начала, Д. не мог дать типического изображения жизни, а ограничился лишь занятными «историями» и бытовыми картинками.

Скоро и Белинский, вначале ставивший Д. на второе место после Гоголя, нашел, что Д. не идет дальше бытовых частностей и официальных идей, и крупную ценность стал признавать лишь за одними его «физиологическими очерками».

Д. составил также несколько книг для детей. «Первая первинка» и «Первинка другая» (сборники народных сказок, песенок, игр) давали интересный и близкий детям материал. Они пользовались значительным успехом. В «Новых картинах из русского быта для детей» Д. дает много живых бытовых сцен и детских образов. Под редакцией Д. вышли также: «Крошки», «Новые крошки» и «Картины из быта русских детей», написанные его женой. Фольклорный материал Д. может быть успешно использован для современной детской книги («Материалы по истории русской детской лит-ры», т. I, в. I, М., 1927, ст. В. М. Сергиевой).

Библиография:

I. Полн. собр. сочин., 8 тт., СПБ., 1861; изд. 2-е, СПБ., 1879; То же, изд. 1-е посмертное, 10 тт., СПБ., 1897-1898; Повести, СПБ., 1861; Солдатские досуги, изд. 2-е, СПБ., 1861; Два сорока-бывальщиков для крестьян, СПБ., 1862; изд. 2-е, 1880, и мн. др.

II. Максимов, Биография Даля, в «Справочн. энциклоп. словаре» Старчевского, т. IV, СПБ., 1855 (указана библиография); Автобиограф. зап. Даля, «Русский архив», 1872, XI; П. Б(артенев), В. И. Даль, там же, 1672, X; Грот Я. К., Воспоминания о В. И. Дале (с извлечен. из его писем и др. полной автобиогр. зап.), «Зап. имп. Академии наук», т. XXII, СПБ., 1873; Пыпин А. Н., История русской этнографии, т. I, СПБ., 1890 (самая полная характеристика деятельности Д. в гл. XI); Черкасова А., Ст. в «Русск. биографич. словаре», СПБ.,1905 (с библиогр.); Баркова Е., В. И. Даль как беллетрист, «Воронежск. ист.-археологич. вестник», 1921, I-II; Габо В., Памяти В. И. Даля (к 50-летию со дня смерти), «Книга и революция», 1922, IX-X.

III. Кроме указанного выше, библиографию о Д. см. Мезьер А. В., Русская словесность с XI по XIX ст. включительно, ч. 2, СПБ., 1902; Венгеров С., Источники словаря русских писателей, т. II, СПБ., 1910; Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, Л., 1924.

ДАМБИНОВ

ДАМБИНОВ Петр Никифорович (1890-) - современный бурято-монгольский поэт и общественный деятель. Окончил Иркутское сельскохозяйственное училище. В 1920, когда была образована Дальневосточная республика, был председателем бурято-монгольского автономного управления, редактировал первую бурято-монгольскую газету в Чите «Голос бурято-монгола». Впоследствии Д. как активный член партии эсеров был в ссылке, сначала в Ярославле, потом в Москве. С 1924 работает в Ученом комитете БМАССР. Первые произведения Д. написаны на русском яз., в настоящее время пишет и на родном. Печатает свои произведения в «Бурято-монгольской правде» и в журнале «Соилун Хубисхал». Из рассказов Д. наиболее известны «Сэ Сэк» и «Амуглан пастух». В своих произведениях Д. ставит проблемы эмансипации женщин, семьи и брака и агитирует против бурятского духовенства. Д. - поэт переходной эпохи, всецело базируется на культуре прошлого. Рост культуры и строительство советской Бурято-Монголии не нашли отражения в его произведениях.

Библиография:

Сборники: «Светостепь», Чита, 1918; брошюра «К истории бурято-монгольской общественной мысли», Чита, 1918.

ДАНДИН

ДАНДИН (Dandin, конец VII в. христ. эры) - знаменитый древнеиндийский поэт и теоретик поэзии. Теоретические воззрения Д. на поэзию изложены в его трактате «Зерцало поэтического мастерства» (Kāvyā-darça, изд. с немецким переводом О. Bohtlingk’ом, Lpz., 1890). В поэтическом произведении Д. различает «тело» и «украшения»: «тело» - это смысл художественного произведения, выраженный последовательностью слов и предложений; «украшения», составляющие сущность поэтического мастерства, охватывают всю совокупность изобразительных средств - как образных (описания и тому подобные loci communes), так и словесных (тропы и стилистические фигуры) и звуковых (различные формы аллитерации). Выбор изобразительных средств в подлинно художественном произведении должен определяться всегда его обшим основным настроением (rasa). Таким образом в отличие от Анандавардханы (см.) с его учением о «сокровенном» втором смысле художественного произведения Дандин является ярким представителем формального направления в индийской поэтике, не знающего символической интерпретации текста и сосредоточивающего свое внимание на описании и классификации изобразительных средств - «украшающих» «тело» поэтического произведения.

Как поэт Дандин знаменит своим романом «Приключения десяти царевичей» (Daçakumāracarita), построенным по обычному для индийской повествовательной прозы принципу обрамления и вводящим в основную раму - рассказ о приключениях царевича Раджаваханы и его девяти товарищей - множество авантюрных новелл, анекдотов и фантастических повестей. Правдоподобие (с точки зрения реалистической европейской литературы) не входит в задачи поэта, охотно разрешающего конфликты сказочными средствами, но его авантюрные и эротические эпизоды содержат множество интересных бытовых деталей из жизни продажных женщин, игроков, воров и пр. В изложении романа Дандин применяет все приемы самого изысканного поэтического стиля - столь излюбленную индийскими поэтами игру многозначными словами, метафорами, эпитетами и сравнениями; применяет он и разнообразные звуковые эффекты - так один из эпизодов романа (VII гл.) написан без употребления губных звуков, т. к. у рассказывающего его героя болят губы от укусов его возлюбленной. В своем «Зерцале» Д. отмечает особую трудность разрешения этой задачи.

Конец и начало романа Д. утеряны; сохранившееся начало, как окончательно доказано J. Hertel’ем, принадлежит позднейшему поэту, пытавшемуся подражать стилю Д.

Библиография:

Перев. «Приключений десяти царевичей»: русский - Щербатского Ф. И., журн. «Восток», 3, 4, 5; немецкие - J. Meyer, Lpz., 1902; M. Haberlandt, Munchen, 1903 и J. Hertel, Lpz., 1922.

ДАНИЕЛЬ

ДАНИЕЛЬ М. (Меерович) (1900-) - современный еврейский советский писатель. Р. в Двинске. С 11 лет работал в портняжной мастерской. Активно участвовал в рабочем движении. Первое произведение Д. - «В такое время», напечатанное в журнале «Штром» (Москва, 1924), поставило его в центре еврейской советской прозы. Воды реки Камы несут две встречных волны людских страданий. Гонимые царской расправой бегут с фронтовой полосы на восток еврейские беженцы; им навстречу, сопровождаемые плачем оставленных, идут на фронт обреченные на гибель мобилизованные татары. Военные еврейские погромы, беженство - обычно трактовались в еврейской лит-ре в шовинистическом, религиозно-фанатическом плане (Ш. Аш и др.). Д. порвал с этой традицией и осветил свою тему интернационалистическим социальным рефлектором. На основе инверсионного, многопланового построения Д. развернул картину жизни еврейских социальных низов с 1905 до Февральской революции. Путь центрального персонажа Д. - из маленькой мастерской, из Двинского предместья к русским рабочим на Урале - приобретает характер социального символа.

Во второй повести - «Рахмиэл - ночной сторож» - Д. изображает в восприятии ночного сторожа 1918-1919 гг. Рахмиэл и в эти годы, как в течение всей своей жизни, ночью охранял лавки, а днем спал. И он не знал, что товары в магазинах были давно национализированы. Он охранял пустые лавки. Ряд картин: восстание в городе, уход с царского фронта, другой основной образ - рабочего Зыряна и др. - все это дано с большой динамичностью и художественной напряженностью. Последнее большое произведение Д. - «На пороге» (имеется русский перевод) - рисует борьбу Красной армии с польской оккупацией в большом северо-западном городе. В центре - художник-кубист, к-рый бросил свое ателье, ушел на работу в жилотдел и погиб, сражаясь. Образ возрожденного к большой и героической действенности художника, стихия захваченных революцией еврейских ремесленных масс противопоставлены покинутому рабочими массами интеллигенту - лидеру еврейской социалистической партии. Д. - также автор ряда новелл: «На седьмой линии», «К Ленину», «Бывшие» и др.

Библиография:

Литваков М., «In Umru», т. II; Нусинов И., «Roite welt», 1927, № 4; Добрушин И., «In a Zeit asa» («Roite welt»).

ДАНИИЛ ЗАТОЧНИК

ДАНИИЛ ЗАТОЧНИК - древнерусский писатель, с именем к-рого связывается написание популярного в старой Руси произведения, известного под названием «Моление (в другой редакции «Слово») Д. З.». Происхождение этого памятника, так же как и точное определение его автора, до сих пор является спорным. Достовернее всего следующая гипотеза, наиболее обстоятельно развитая академиком Истриным: Д. З. написал свое «Моление» как обращение к переяславскому князю Ярославу Всеволодовичу в XIII в., в период от 1213 до 1236. Будучи сыном зажиточных родителей и принадлежа к дворянскому классу, он не поладил с родными, впал в бедность и решил использовать для улучшения материального положения свою образованность и лит-ый талант. Типичный деклассированный аристократ, не ужившийся со своим классом, самоуверенный и даровитый попрошайка, он предлагает князю свои услуги в качестве придворного советчика и, в доказательство своих способностей, пишет ему послание, исполненное внешнего блеска, уснащенное цитатами из священного писания и других ходких книг, сравнениями, притчами, риторическими украшениями и витийственной патетикой. В очень едких и образных выражениях Д. З. попутно критикует боярство и монахов. Упоминание о заточении Д. З. является повидимому плодом позднейшего измышления. Списки памятника относятся к XV-XVII вв. и обнаруживают значительную его эволюцию.

Библиография:

Важнейшая литература: Шляпкин И., «Слово Даниила Заточника» по всем известным спискам, СПБ., 1889 («Памятники древней письменности», № LXXXI); Лященко А., О времени написания «Слова Даниила Заточника», Труды Римского археологического съезда, т. I, М., 1896; Его же, О «Молении Даниила Заточника», СПБ., 1896; Гуссов В., К вопросу о редакциях «Моления Даниила Заточника», «Летопись Историко-филологич. о-ва при Новороссийском ун-те», т. VIII, Одесса, 1900; Истрин В., Был ли «Даниил Заточник» действительно заточен?, там же, т. X, 1902; Миндалев П., «Моление Даниила Заточника» и связанные с ним памятники, Казань, 1914.

ДАНИЛЕВСКИЙ

ДАНИЛЕВСКИЙ Григорий Петрович (1829-1890) - русский писатель. Р. в богатой дворянской семье, учился в Петербургском университете. В 1849 был арестован по делу Петрашевского; в 1850-1857 служил в мин. нар. просв.; в 1868-1881 редактировал «Правительственный вестник».

Д. - автор ряда исторических романов и повестей, пользовавшихся в свое время большой популярностью и переведенных на ряд иностранных яз.: «Мирович» (1879), «Сожженная Москва» (1886), «Черный год» (1889), «Потемкин на Дунае» и мн. др. Эти романы Д. примыкают к тому течению исторической беллетристики, к-рое в 30-х гг. представлялось Загоскиным, а в 70-х - Салиасом; с последним из них, представителем крупнопоместного стиля в историческом романе, у Д. особенно много аналогий. Поместный генезис его творчества явствует из трактовки им явлений русской истории. Центральными образами композиций Данилевского являются родовые дворяне, крепко преданные престолу и родине, - Глеб Дуганов («Черный год»), морской офицер Концов («Княжна Тараканова»), Перовский («Сожженная Москва») и т. д. Преобладающие темы Данилевского - годы лихолетья русского государства - нашествие Наполеона, бунт Пугачева. Система образов Д. обыкновенно резко делится на две части: бунтовщики экспозируются со стороны по преимуществу отрицательной («Испуганная, бледная Туровцова исчезла среди серых зипунов, чекменей, бараньих шапок и в кучу сбившихся плеч и спин. Раздался неистовый женский вопль. В воздухе бессильно мелькнули белые и худые руки и с развившеюся, тощею косой седая голова. Здесь и там полилась кровь. Падали, с раздробленными черепами, сбежавшиеся последние защитники барского добра». Такова картина крестьянского восстания против справедливой и благородной помещицы). Вся трактовка пугачевщины не выходит у Д. за границы бунта, затеянного яицкими казаками ради их личных выгод. Эта политическая интрига обыкновенно увязывается Д. с любовной экспозицией дворянского бытового уклада.

Помимо исторических романов, Д. написал романы полуэтнографического характера. Такова его трилогия - «Беглые в Новороссии», «Беглые воротились», «Новые места» (1862-1863), - давшая критике повод назвать Д. «русским Купером».

Библиография:

I. Сочин. Д., изд. 7-е, 9 тт., СПБ., 1892-1893 (одно из чрезвычайно многочисленных изданий Д.).

II. Скабичевский А., История новейшей русской литературы, гл. XX; Н. Ш(елгунов), Бесплодная нива, «Дело», 1800, X; Гаршин Е., Критические опыты, СПБ., 1888.

III. Мезьер А. В., Русская словесность с XI по XIX ст. включительно, т. II, СПБ., 1902; Владиславлев И. В., Русские писатели, Л., 1924.

ДАНИЛОВСКИЙ

ДАНИЛОВСКИЙ Густав (Gustav Danilowski, 1872-1927) - польский писатель и поэт, один из видных представителей социалистического крыла эпохи Молодой Польши. Член ППС, принимал активное участие в революционном движении 1905-1906, сидел в тюрьме. Во время войны был в числе легионеров Пилсудского, состоял членом Варшавского городского совета, а после войны отошел от политической жизни. В революционном движении Д. отводил исключительную роль личности, ведущей, по его мнению, за собой массы. Д. был восторженным поклонником Пилсудского, последний послужил прототипом для одного из идеальных героев Д. (Виктор в «Минувших днях»). В то время как для современников его - Жеромского и Струга - неверие в массы явилось источником тяжелого внутреннего разлада и безнадежности, Д. был в своем культе личности оптимистом. Характерен для него нашумевший в свое время рассказ «Поезд» (в сборнике «Нэго» № 1): детский поезд уносится вдаль бешено мчащимся локомотивом, с которого упал машинист; смелый железнодорожник, вскакивая на ходу, спасает этот поезд. Романтическое увлечение Д. героическими личностями находит яркое выражение в поэме «На острове». Более зрелое в художественном отношении произведение Д. - «Из минувших дней» (1902) - представляет собою такую же идеализацию героической личности. Главный персонаж - революционер Виктор; он приносит себя и свою семью в жертву народу; Виктор погибает в ссылке, а его ребенок, задыхающийся в мещанской семье своего дяди и одураченный сказкой о «цвете папоротника», ищет в Иванову ночь чудесного зелья, чтобы с его помощью дать счастье всему миру. Лодка Игнася попадает в болотные топи, где он и погибает. Следующий большой роман Д. - «Ласточка» (1907) - в художественном отношении выше предыдущих, зато по своей идеологической установке - в полном созвучии с эпохой контрреволюции. Центральный персонаж романа - интеллигент Юрий, получив богатое наследство, отходит от революции. Рассказы Д. «В любви и борьбе» обнаруживают такую же реакционную настроенность автора. Близок к ним и роман «Мария Магдалина» (1912) - произведение весьма красочное по форме, но упадочное по содержанию: все внимание автора сконцентрировано на половом вопросе. В военную и послевоенную эпохи Д. уже не сделал сколько-нибудь ценных вкладов в польскую лит-ру.

Библиография:

I. Русск. переводы: Новые люди (Ласточка), Роман, перев. Н. Васина, М., 1907 (новый перев. - Ласточка, перев. М. С. Живова, Под редакцией Б. В. Гиммельфарба, изд-во Л. Д. Френкель, М. - Л., 1925, и этот же перевод, Гиз, 1927); Мария Магдалина, Роман, перев. Евг. Троповского, предисл. А. Горнфельда, Гиз, 1923, изд. 4-е, 1927 (и в неск. др. изд-вах); За стеной, Рассказы, перев. Е. Троповского, изд. «Сеятель», Л., 1925; Из дней минувших, Повесть, перев. Е. Троповского, изд. «Мысль», Л., 1925; Три поколения, перев. М. С. Живова, Под редакцией Б. В. Гиммельфарба, изд. «Современные проблемы», М., 1925 (Собр. сочин., т. I); Над обрывом, Рассказы, перев. Е. Троповского, изд. «Сеятель», Л., 1926; Не дождались, Рассказы, перев. Е. Троповского, изд. «Сеятель», Л., 1926; Поезд, Рассказы, перев. М. С. Живова, изд. «Огонек», М., 1927; Nego, Варшава, 1900; Na wyspie (На острове), 1901; Z minionych dni (Из минувших дней), 1902; Poezje (Стихотворения), 1902; Dwa glosy (Два голоса), 1907; Fragment pamiętnika (Отрывок из записок), 1905; Jaskólka (Ласточка), 1907; W milosci i w boju (В любви и в борьбе), 1910; Maria Magdalena (Мария Магдалина), 1912; Lili, 1917; Tętent (Топот), 1919; A to się pali tylko serce moje (А горит только мое сердце), 1922; Nad urwiskiem (Над обрывом), 1922; Lili, 1924; L. Tolstoj, 1925.

II. Каменский Г., Пшибышевский и Даниловский, журн.. «Красная новь», 1928, I; Dyboski R., Modern Polish literature, N.-Y., 1924.

ДАНТЕ АЛИГИЕРИ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ДАНЦ

ДАНЦ Карл (Karl Dantz, 1884-) - современный немецкий писатель для детей. Педагогическое образование получил в Бремене. Там же, в передовой опытной школе «свободного воспитания», ведет педагогическую работу. Его книжки - «Дневник Петера Штоля», «Записки найденыша» (Wollmietze) - представляют собою живые яркие сцены из уличной, семейной, школьной и фабричной жизни, полные того особого юмора, который характерен для свободного от условностей детского восприятия. Д. вырос, по собственному выражению, - «меж дымящих труб, в среде, на которую социальная нужда с детства бросает свою тень»; однако, изображая рабочую жизнь, он хотя и подчеркивает социальные противоречия, но представляет их в благодушно-реформистском духе.

Библиография:

Русские переводы: Петер Штоль, перев. Е. П., рис. Макса Грезер, изд. «Пролетарий», Харьков, 1927; Дневник школьника, перев. Эмилии Грейнер-Гекк, изд. «Молодая гвардия», М. - Л., 1928 (два изд.); То же под названием «Дневник Петера Штоля», перев. М. А. Гершензона, иллюстр. Макса Грезер, Гиз, М. - Л., 1928 (сокращ.); Записки найденыша, перев. Э. Грейнер-Гекк, иллюстр. А. Брея, изд. «Молодая гвардия», М. - Л., 1928; То же, под назв. «Мице на фабрике», перев. М. А. Гершензона, рис. Я. Бельзена, Гиз, М. - Л., 1928; Не переведены на русск. яз.: Vom gluckhaften Stern, Verlag der Buchergilde Gutenberg; Der Aufstieg, Arbeiterjugend-Verlag.

ДАОССКАЯ ЛИТЕРАТУРА

ДАОССКАЯ ЛИТЕРАТУРА - см. Китайская литература.

ДАРВИН

ДАРВИН Эразм (Erasmus Darwin, 1731-1802) - дед знаменитого Чарльза Дарвина, медик по образованию, прозван современниками «поэтом флоры». Много занимался физикой и практической ботаникой. Результатом этих занятий явилась большая поэма Д. «Ботанический сад», где в поэтической форме аллегорически развита линнеевская система ботаники. В 1781 вышла первая часть, в 1789 - вторая. Поэма стала настолько популярной, что одним издателем было предложено за нее 900 фунтов стерлингов. В 1792 вышла и третья часть. Затем Д. выпустил «Зоономию, или законы органической жизни». Это произведение, хоть и слабее с научной точки зрения, несомненно содержит в себе зачатки эволюционной теории и вызвало много споров в среде лучших ученых того времени. В посмертном издании вышла поэма «Храм природы», аналогичная «Ботаническому саду». Творчество Д. характерно для культа природы в конце XVIII в. Поэмы Д. отразились весьма заметно в творчестве Каупэра, Кэмпбэля, В. Скотта и мн. др.

Библиография:

I. The botanic garden, with philosoph. notes, 1794-1795; Phitologia, 1800.

II. Seeward A., Memoirs of Darwin, Chiefly at Lichfield, 1804; Krause E., Darwin, 1887 (с биограф. Д., написанной Чарльзом Д.).

ДАРГИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

ДАРГИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. - Даргинский народ - третий по численности в Дагестанской ССР (около 106 тысяч человек, - по последней переписи, - среди них всего лишь 8% грамотных). Обитатели отдаленного района Дагестана (Даргинский округ), даргинцы были отрезаны от железной дороги и промышленных центров. Д. л. до XX в. была исключительно устной словесностью. Языком письменности, тесно связанной с культом, был арабский. Изредка и деловые записи велись арабскими буквами на даргинском яз. Первые сборники стихов были изданы в начале XX в.: «Вустану Цудахари» (Цудахарский сад), «Мажиудесияр» (сборник стихов о боевых походах Мухаммеда) и др. По содержанию эти сборники были религиозными, а в грамматическом и в языковом отношениях - полударгинскими, полуарабскими. Д. л. начинает развиваться лишь после Октябрьской революции и советизации Дагестана. В 1920 была сделана попытка приспособить к даргинскому языку новый аджамский алфавит (см. Дагестанские языки). В первые годы революции удается только собрать и записать памятники устного творчества даргинцев. С мая 1925 начала выходить первая газета на даргинском яз. Приступлено было также к изданию популярной политической лит-ры, учебников и художественных произведений. Среди последних заслуживает внимания сборник стихов давно умершего даргинского поэта Батирая. Произведения его стали достоянием широких трудящихся масс даргинцев. Редакцией газеты «Даргинец» издана антология даргинских поэтов, где представлены современные и умершие даргинские поэты. Писатель Нуров выпустил недавно повесть под названием «Айшат в когтях адата». Большинство литературных произведений на даргинском языке не изданы, т. к. нет технических средств (нехватает шрифта, наборщиков и т. д.). Коллектив даргинских литераторов в настоящее время подготовляет к печати ряд пьес на даргинском языке для национального театра, который дал уже несколько постановок. Можно сказать, что сейчас в Д. л. происходит «первоначальное накопление» лит-ых сил и произведений. Количество изданных популярных брошюр и книжек по экономике, социально-политическим наукам и др. насчитывается десятками. Изданы также учебные пособия на даргинском яз. Принятие дагестанскими народами, в том числе и даргинцами, нового алфавита на основе латинского шрифта, соответствующего всем звуковым особенностям даргинского языка, безусловно ускорит рост молодой Д. л.

ДАРГИНСКИЙ ЯЗЫК

ДАРГИНСКИЙ ЯЗЫК (dargwala miď), принадлежащий к восточной (дагестанской - см.) группе яфетических (см.) языков Кавказа, захватывает почти весь Даргинский округ, западную и центральную часть Кайтаго-табасаранского округа; в незначительном числе представлен в Лакском и Кюринском округах. Крайний предел распространения даргинского языка - на севере аул Кадар Буйнакского округа, на юге селение Гугул (Чирах) Лакского округа. Наконец даргинцам принадлежит самый большой в Дагестане аул Губден в Махачкалинском районе. Даргинский язык распадается на множество диалектов. Главных наречий два: урахинское (хюркилинское) и цудакарское. Научно исследовано только урахинское наречие.

Фонетическая система даргинского языка значительно разнится от аварской. В согласных эта разница сводится к следующему: 1. не играет существенной роли различение по геминированности согласного как среди спирантов, так и среди аффрикатов; 2. нет латеральных спирантов; 3. имеются звонкие аффрикаты; 4. имеются усиленные глухие затворные.

Число согласных фонем доходит до 36, а гласных до 6. Последние различаются по долготе и краткости гласного, чего нет в аварском языке.

В даргинском языке имеется четыре грамматических рода. В морфологическом отношении интересно отметить, что в даргинском языке, как и в лакском, существует спряжение глагола по лицам. Из всех чечено-дагестанских языков в одном даргинском имеется видовое различие глагола по длительности или недлительности действия или состояния. Склонение имен в даргинском яз. имеет много общего с аварским, но есть и некоторые особенности. В числительных система счисления не двадцатиричная, как в других яфетических яз., а десятиричная.

Библиография:

Услар П. К., Хюркилинский язык, «Этнография Кавказа», V, Тифлис, 1892; Жирков Л. И., Грамматика даргинского языка, М., 1926; см. также «Дагестанские языки», «Яфетические языки».

ДАРД МИР

ДАРД МИР - см. Урду.

ДАРИО

ДАРИО Рубен (Ruben Dario, 1867-1916) - испано-американский поэт. Родился в Никарагуа, умер в Мадриде. Выдающийся мастер поэтической формы, Дарио является не только для испанской Америки, но и для Испании первым и непревзойденным представителем поэтического модернизма. Воспитавшись сначала на романтической поэзии Америки и Франции, восприняв пышность ее конструктивных форм и богатство словаря, он с чрезвычайной интенсивностью впитывает в себя разнообразные влияния французской поэзии парнасцев и символистов. Его поэтическим принципом становится лозунг Верлена «музыка прежде всего». Д. интересуют главным образом проблемы инструментовки поэтической речи, мелодики стиха, лексической изысканности и пр. Французский модернизм, соединенный с характерным для испано-американской и испанской буржуазной интеллигенции конца XIX в. идеологическим кризисом и исканием своего социального самоопределения, уводит поэта в область ирреальной тематики, мистицизма, в область символических образов и культа утонченных и упадочных эмоций и настроений. Значительнейшие его произведения: поэмы - «Sinfonia en gris mayor», «Sonatina», «Cancion de otono» и сборники - «Azul», «Cantos de vida y esperanza» и пр. Влияние Д. в той или иной степени заметно почти на всей испано-американской поэзии его времени. Немало сподвижников и последователей нашел он и в Испании. Среди них выделяются Хосе Сильва (Колумбия), Хулио Рейсиг (Уругвай), Леопольдо Лугонес (Аргентина), Амадо Нерво (Мексика), Диес Каньедо, Сальвадор Руэда, Хуан Рамон Хименес, бр. Мачадо и др. (Испания).

За последние десятилетия «рубендаризм» вызвал против себя серьезную реакцию в испанской Америке, как поэтическое явление, тормозящее развитие самобытной «креольской» поэзии и не удовлетворяющее националистически настроенную новую буржуазную интеллигенцию.

Библиография:

I. Obras completas, Prologo de A. Ghiraldo, Mundo Latino, в 22 тт., 1917-1925; Epistolario I, Prologo de A. Ghiraldo, cartas de M. de Unamuno et de I. Santes Zelaya, 1926.

II. Rodo J. E., Ruben Dario, «Hombres de America», Barcelona, 1920; Mapes E. K., L’influence francaise dans l’Ouvre de Ruben Dario, P., 1925 (с подробной библиографией).

ДАРСКИЙ

ДАРСКИЙ Дмитрий Сергеевич (1883-) - критик философско-метафизического направления. Работы его красочны и образны по форме; они стремятся скорее сами воздействовать подобно поэзии, чем быть наукообразными, приближаясь в этом отношении к работам Айхенвальда (см.). Одной из основных задач, определяющих его работы, является рассмотрение творчества великих поэтов с точки зрения развития у них высших форм сознания, «вновь образующихся духовных свойств» («космического сознания»). Т. к. при этом писательская личность ничем не детерминируется, то научная ценность подобных изучений чрезвычайно сомнительна.

Библиография:

Чудесные вымыслы, О космическом сознании в лирике Тютчева, М., 1914; Маленькие трагедии Пушкина, М., 1915; Радость земли, Исследование лирики Фета, М., 1916.

ДАТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ЯЗЫК

ДАТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ЯЗЫК - см. Скандинавские литературы и языки.

ДАТТ

ДАТТ - см. Мадху Судан Датт и Ромеш Чандра.

ДАУДИСТЕЛЬ

ДАУДИСТЕЛЬ Альберт (Albert Daudistel, 1890-) - немецкий писатель. Первые книги Д. - «Die lahmen Gotter» (1922; русск. перев.: Сломанные боги, изд. «Прибой», Л., 1925, и то же - Хромые боги, перев. Т. А. Щепкиной-Куперник, Гиз, М., 1927), «Das Opfer» (1925; русск. перев.: О. Мандельштама - Жертва, изд. «Прибой», Л., 1926 и Я. Н. Блоха, Гиз, 1926) и «Eine schon missgluckte Weltreise» (1926; русск. перев. С. Бернер - Чрезвычайно неудавшееся путешествие вокруг света, Гиз, М., 1928) - восходят к событиям его собственной жизни. Художник повествует о выстраданном. Если последняя из этих книг и первые главы «Жертвы» посвящены годам скитальчества и безрадостного детства, то остальные произведения Д. охватывают тему немецкой революции. Автор был ее близким участником. Он пережил разгром советской республики в Баварии, его книги написаны в крепости «Нидершененфельд», куда заключила его победившая буржуазия. В свете поражения Д. и воспринимает революцию. Этот художник-рабочий является типичным примером пролетария, оторвавшегося от массы, превратившегося в анархистствующего одиночку. Поражение революции разочаровывает в ней Д., внушает ему беспросветный пессимизм. В своих изображениях Д. воспроизводит трагедию разгрома революции, это - картины, в которых не только запечатлен своеобразный быт революционной эпохи, но и возникает характерный образ, существенный для творческого развития Д. - образ бунтаря-одиночки, мещанского революционера, порвавшего со своим пролетарским прошлым. Именно здесь и лежит основной узел творчества Д. Если в первых книгах его мы встречались не только с явно автобиографическим материалом, но и с тем, что революционная тема определяла творчество художника, то в последнем романе, «Wegen Trauer geschlossen» (1927; русский перевод М. Венус, Под редакцией В. А. Зоргенфрея - Закрыто по случаю траура, изд. «Время», Л., 1927), все это вытесняется из поля зрения. Соответственно этому происходит трансформация и основного образа. Анархистствующий мещанский революционер превращается в неудовлетворенного, мятущегося, раздираемого внутренними противоречиями обывателя. Нетрудно видеть органическую связь этого образа со всем предыдущим творчеством писателя - здесь только отстранена, забыта революционная декорация. Она оказалась обременительной, когда революция отодвинулась в прошлое и осуществилась временная стабилизация капиталистического порядка.

Библиография:

Кроме указанного в тексте, на русск. яз. переведены: В огне революции, перев. Гиммельфарба, изд. «Пролетарий», Харьков, 1925; Петер Гиппель, изд. «Сеятель», Л., 1925; Noch einmal Fruhling, 1927.

ДАУТЕНДЕЙ

ДАУТЕНДЕЙ Макс (Max Dauthendey, 1864-1918) - немецкий поэт и писатель. Важнейшие биографические данные: постоянные занятия живописью, тяга к Востоку - кругосветные путешествия, 1914-1918 - жизнь в колониях на Яве. Д. - художник импрессионизма (см.) в его поздней, переходящей к неоромантике стадии. Как и у ранних импрессионистов в живописи, мир людей заслонен у Д. миром красок и тонов. Этот вполне асоциальный мир природы расчленяется Д. на мельчайшие восприятия. Сливая в единый чувственный комплекс краски, тона, ароматы, Д. создает в своей лирике настоящий культ чувственного ощущения (сборники: «Белый сон» - «Der weisse Schlaf», «Напевы» - «Singsangbuch» и др.). Несмотря на жизнеутверждающую, хотя и индивидуалистическую, основу, элементы декаданса уже отягощают его творчество, отражая упадочнические черты психики среднебуржуазной интеллигенции на рубеже XIX и XX вв. В стороне от бурного капиталистического роста той эпохи, эта социальная группа отдается эстетическому созерцанию. Так и у Д. замыкание в красочный мир восприятий граничит с чистым эстетизмом. Сохраняя еще свежесть и непосредственность чувства природы, его ощущения приобретают характерную для неоромантики чрезмерную утонченность (сборник «Ультрафиолетовое» - «Ultraviolett», 1895 и др.). С самого ощущения акцент переносится на настроение. Реакционность Д. сказывается в свойственных его творчеству патриотических мотивах (сборник военной лирики «Горе Великой войны» - «Des Grossen Krieges Not», 1915).

Если объект лирики Даутендея - природа, то тематика его эпических произведений связана с Востоком. Восприятие Востока Д. - это почти гогеновское опьянение восточной красочностью, пышностью, новизной ощущений. Нотки скепсиса по отношению к европейской цивилизации еще очень далеки у Д. от той тяги западной буржуазии к мистическим и религиозным культурам Востока, которая обнаружилась в последние десятилетия. Однако восприятие Востока только как мира концентрированной красочности отделяет Д. и от чисто колониального романа. Японские любовные миниатюры «Восемь ликов острова Бивы» (Die acht Gesichter am Biwasee, 1911), индусские новеллы «Лингам» (Lingam, 1909) и роман «Raubmenschen» (Разбойники, 1911) представляют собой как бы эпический дневник путешествий Д. Лирическим дневником является лучшее, наряду с новеллами, произведение Д. - лирико-эпическая «Крылатая земля» (Die geflugelte Erde, 1908), где слегка зарифмованно, почти в ритмической прозе нанизаны эстетизированные картины Востока.

Формальные особенности Д. восходят к основному моменту - красочному и разорванному восприятию. Отсюда и распределение жанров в его творчестве - примат лирики и лиризма. Из фрагментарности мироощущения вытекает и излюбленная Д. форма дневников («Дневники с острова Явы» и Др.). Стилистика Д. чрезвычайно типична для импрессионизма (преобладание статических форм речи, красочного эпитета и т. д.).

Многие драмы Д. имели успех, но художественно они незначительны.

Библиография:

I. Собр. сочин. в 6 тт., A. Langen, Munchen, 1925. Русск. перев. Д. не имеется.

II. Kummer F., Deutsche Literaturgesch. des XIX u. XX Jahrh., B. II, D., 1924; Naumann, Deutsche Dichtung der Gegenwart, D., 1924.

ДАФНИ

ДАФНИ - современная новогреческая поэтесса, ратовавшая за женское равноправие. Одно время стояла во главе «Общества защиты равноправия женщины, гражданки и матери». Ее лирические стихи о тяжкой доле женщины и ее зависимости от мужчины, появившиеся в эпоху войны, создали ей большую популярность. Однако дальше этих эмансипационных тем Д. не пошла.

Отдельным изданием вышел сборник ее стихов.

ДАФНИС И ХЛОЯ

ДАФНИС И ХЛОЯ - см. Лонг.

ДАХНИ

ДАХНИ - см. Урду.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV