Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "Д" (часть 2, "ДАШ"-"ДЕН")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "Д" (часть 2, "ДАШ"-"ДЕН")

ДАШКЕВИЧ

ДАШКЕВИЧ Николай Павлович (1852-1908) - историк лит-ры, профессор Киевского университета, с 1907 академик. Д. принадлежат свыше 70 печатных трудов, среди к-рых важнейшие: «Постепенное развитие науки истории литературы и ее современные задачи» («Киевские университетские известия», 1877, 10); отзыв о сочин. Н. И. Петрова: «Очерки истории украинской литературы XIX века» (в Отч. XXIX, о нагр. гр. Уварова, прилож. к LIX тому «Записок Имп. академии наук», СПБ., 1888); Романтика Круглого стола в лит-ре и жизни Запада (Киев, 1890); Статьи по новой русской лит-ре (П., 1919). В своих работах Д. широко применял сравнительно-исторический метод (см.).

Список трудов Д. см. «Eranos», Сб. статей в честь Д. (Киев, 1906) и дополн. в «ЖМНП» (1908, кн. 9). Ср. в изд. «Материалы для биограф. словаря действ. членов Имп. акад. наук» (ч. 1, П., 1915).

ДВУДОЛЬНЫЕ РАЗМЕРЫ

ДВУДОЛЬНЫЕ РАЗМЕРЫ - иначе двусложные - размеры, образуемые по силлабо-тонической теории чередованием стоп, состоящих из двух ритмических долей - сильной и слабой, или наоборот - слабой и сильной (Ú U - хорей и U Ú - ямб). Основным для них является то, что ударения они располагают только на нечетных по отношению к последнему ударению (константе, см.) слогах; при этом очень часто сильные доли стопы остаются без ударения или наоборот ударение попадает на слабые доли, напр. «аUдмиUраUлтеÚйскаUяU иUглаÚ» и «ТоUгдаÚ чеUртаÚ, взгляÚд, вздоÚх, цвеÚт, слоÚвоU». В этих случаях силлабо-тоническая теория говорит о «замене» (см. Ипостаса) основных стоп (ямб, хорей) - вспомогательными (пиррихий: U U и спондей: Ú Ú ); так в первом случае имеем - пиррихий, ямб, пиррихий, ямб; во втором - ямб, ямб, спондей, спондей; наконец бывают случаи, когда одна из основных стоп «замещает» другую, например: «БоÚй баUраUбаÚнныUй, клиÚкиÚ, скреÚжет», где первая стопа ямба «заменена» хореем (см. Хориямб). Чередование строк, внутри к-рых различным образом расположены ударения на нечетных слогах, и создает в основном ритмическое движение. Очень характерно для Д. р. тяготение к так наз. диподическому строению (по Сиверсу), когда ритмические ударения объединяются в группы (по два), причем одно из них сильнее другого (по типу): U Ú U Ű U Ú U Ű где Ú подчиненное и Ű главное ударение, напр.:

«Где всÚе путÚи и всÚе распуÚтья

ЖивоÚй клюкоÚй изможденŰы».

В связи с этим часты и такие случаи, когда подчиненные ударения почти совсем опускаются, напр.:

«Мы - роковые глубины,

Глухонемые ураганы

Упали в хлынувшие сны,

В тысячелетние туманы».А. Белый.

Однако каждое ударение в Д. р. может быть и самостоятельным, напр.:

«Октябрь лег в жизни но`вой э`рой,

Властне`й века` разгороди`л,

Чем все` эпо`хи, че`м все ме`ры,

Чем Ренесса`нс и дни Атти`л».В. Брюсов.

В стихотворной практике эти модификации Д.р. обычно в той или иной степени совмещаются. Эд. Сиверс (Ed. Sievers, Rhytmisch-melodische Studien, H., 1912) предлагает называть Д.р. - ритмические ударения - самостоятельно моноподическим (или подическим) типом, в противоположность диподическому, где ударения делятся на главные и подчиненные; по его мнению, преобладание моноподического типа характеризует стихи со смысловой или повествовательной установкой, а диподического - стихи эмоционального, лирического характера. Это указывает на зависимость ритма от характера данного стиля или жанра. Д.p. в русской поэзии чрезвычайно распространены. Именно с них начали основатели русского силлабо-тонического стихосложения; первоначально у нас появился хорей (Тредьяковский, Эпистола к Аполлину, 1735), а затем и ямб (Ломоносов, Ода на взятие Хотина, 1739). Постепенно однако Д. р. вытесняются трехсложными размерами, а главное - современным чисто тоническим стихом. См. Силлабо-тонический стих, Ритмика.

ДВУСТИШИЕ

ДВУСТИШИЕ - простейшее строфическое образование из двух стихов, обычно скрепленных рифмой; так напр. распадается на двустишия александрийский стих (шестистопный ямб):

«Порода красоты лицу не придает:

В селе и в городе цветок равно цветет».

Особым видом нерифмованного Д. является дистих (см.). Ряд античных строф (гиппонактова, архилохова, алкманова и др.) представлял собой Д. Еще шире распространено Д. в средневековой метрике - французские восьмисложники, немецкий четырехударный стих куртуазного эпоса и т. д. См. Строфика.

ДЕБЛИН

ДЕБЛИН Альфред (Alfred Doblin, 1878-) - немецкий писатель-экспрессионист. Д. ставит в своих произведениях общие всем немецким экспрессионистам проблемы целеустремленности, сущности жизни и борьбы человека за духовные, в противовес материалистическим, идеалы. Д. разрешает эти проблемы мистическими размышлениями и образами необыкновенных людей, борющихся за самосовершенствование. Чтобы оторвать свои образы и размышления от всякой реальной действительности, автор часто переносит действие в необычную обстановку. Так, место действия романа Д. «Die drei Sprunge des Vang-lun» (Три прыжка Ван-луна, 1915) - Китай, где могут свободно проявляться таинственные силы неведомой души китайского народа. Основная идея книги: найти истинный путь к освобождению и всеобщему братству можно не действием, а подчинением судьбе. Д. представляет здесь истинную революцию как экстатический взлет над материальной жизнью. В другом романе - «Berge, Meere und Giganten» (Горы, моря и гиганты) - дана утопия, в к-рой автор хочет показать борьбу за новый мир, за новую религию и новый духовно-мистический уклад жизни.

Все эти путанно-бредовые и мистические идеалы писателя выражают психологию немецкой мелкой буржуазии, совершенно выбитой во время войны и революции из обыденной колеи жизни. Этот классовый характер Д. ярче всего раскрывает роман «Wadzeks Kampf mit der Dampfturbine» (Борьба Вадцека с паровой турбиной, 1918), где показан мелкий фабрикант, потрясенный до безумия своим разорением, вызванным установкой новой турбины на фабрике конкурента. Самое трагическое в этой истории то, что страдания Вадцека остаются безрезультатными, а его воображаемая борьба с паровой турбиной - напрасной и смешной. У Д. двоякое отношение к городу и машинизации. В романе «Wadzeks Kampf mit der Dampfturbine» он преклоняется перед могуществом города и техники, в романе же «Berge, Meere und Giganten» это преклонение переходит в мистический ужас и проповедь бегства на мирное лоно природы.

В последних произведениях Д. еще сильнее выражены мистические искания. В большом эпическом произведении «Manas», написанном в 1927, повествуется о сверхчеловеке Манас и создается миф о борьбе человеческого духа с природой.

Библиография:

Кроме указанных выше произведений. Д. написано: Ermordung einer Butterblume, 1913; Lobensteiner, 1917; Der schwarze Vorhang, 1919; Der deutsche Maskenball, 1920; Lusitania, 1921; Wallenstein, 2 Bde, 1922; Nonnen von Kemnade, 1923; Blaubart und Miss Ilsbill, 1924; Die beiden Freundinnen, 1925; Reise in Polen, 1925; Feldzeugmeister Cratz, 1926.

ДЕБОРД-ВАЛЬМОР

ДЕБОРД-ВАЛЬМОР (Marceline Desbordes-Valmore, 1785-1859) - известная французская поэтесса XIX века. Она родилась в семье иконописца и мастера церковной утвари, у к-рого революция отняла единственный источник его существования. Воспитывалась в среде, враждебной по своим религиозным предрассудкам прогрессивным идеям своего времени. Д. с детства пришлось терпеть нужду.

Отличительной чертой ее творчества является болезненная чувствительность и лирическая простота. Она воспевает любовь, материнство, тяжесть женского одиночества. Ее стихи очень изысканны по форме, по-женски сентиментальны и непосредственны. Они оказали большое влияние на развитие элегической поэзии XIX в. во Франции. Д. написала много детских сказок в стихах и прозе, к-рые еще до сих пор признаются во Франции образцами детской литературы. Многие стихи Д. были переложены на музыку и пользовались большим успехом («Elegies et romances»). Ей же принадлежит также несколько романов и популярных книжек для детей и юношества (о Шекспире, Вальтер Скотте и т. д.). Стихи Д. много переводились на русский яз. и переделывались без указания источника.

Библиография:

Elegies et romances, 1818; Album du jeune age, 1820; Elegies et poesies nouvelles, Les Pleurs, 1833; Pauvres fleurs, 1839; Zweig S., M. Desbordes-Valmore, ein Lebensbild, 1921 (есть русский перевод, Л., 1928); Poesies, Introduction par F. Gohni,1925.

ДЕВЕТСИЛ

ДЕВЕТСИЛ (Devetsil) - ассоциация деятелей искусства в Чехо-Словакии (Прага и Брно). Основание Д. совпало с бурным ростом рабочего движения в Чехо-Словакии (1920), к-рое наложило на всю его деятельность революционный отпечаток. В Д. входят наиболее талантливые деятели различных отраслей искусства левого направления. Д. делится на следующие секции: литературная, руководимая наиболее влиятельным критиком-искусствоведом К. Тайге (Прага), Б. Вацлавеком и А. Черником (Брно), театральная, музыкальная, архитектурная и секция живописи.

Д. играет крупную роль, являясь проводником наиболее передовых течений европейского искусства. Особенно велико значение Д. в области лит-ры. Поэты Д.: Ю. Волкер (ум. в 1923), Я. Сайферт, В. Незвала, В. Ванчура, К. Библь и др. - являются крупнейшими в Чехо-Словакии мастерами слова, остро реагирующими на современные проблемы. В первые годы теоретики Д., находясь под влиянием советских лит-ых течений, занялись разработкой проблемы пролетарского искусства (особенно К. Тайге и Ю. Волкер).

В период 1920-1926 вышли произведения Я. Волкера «Тяжелый час» (Tezka hodina), Ю. Сайферта «Город в слезах» (Mesto v sizach), «Только любовь» (Sama laska), В. Незвала «Мост», В. Ванчура «Амазонка» (Amazonsky proud), «Поля пахоты и войны» (Pole orna a valecna) и др. Эти книги выдержаны в социально-революционном духе. Члены Д., правда, подходили слишком упрощенно к разрешению классовой проблемы в искусстве, поэтому их достижения в этой области незначительны. К тому же наступившая реакция и стабилизация капитализма способствовали отходу поэтов от революционной тематики, толкнули их к формализму, рафинированному изыску. Глава Д., К. Тайге, идя по следам Аполлинэра, разработал теорию «оптической поэзии». Тайге утверждает, что время, когда стихотворения пели, а потом читали, прошло. Теперь стихотворение «смотрится». Фотографии Ман-Рея, фотограммы Моголи-Наги и киноленты - это оптические поэмы. Кино и есть тот фактор, который оказывает решающее влияние на изобразительную способность поэта. Образы поэта не могут быть совершеннее и лиричнее тех кадров, которые мы видим в кино. Если конструктивизм - стиль современной индустриальной эпохи и служит выражением ее мудрости, то поэзия должна находиться в функциональной зависимости от всего современного стиля жизни. Такой поэзией может быть только «поэтизм» или «функциональная, чистая поэзия». В техническом отношении центр тяжести переносится на построение ассоциативных образов, которые могут быть и не связаны между собой. Образы эти должны быть свежи, четко скомпанованы (монтаж), отличаться пластической выразительностью, новым ритмом и пр. Под влиянием этих теоретических концепций выходят книги: Яр. Сайферта «На волнах радио» (Na vlnach T. S. F.) и «Соловей поет плохо» (Slavik zpiva spatne), В. Незвала «Пантомима» (Pantomima) и «Садок роз» (Mensi rаzova zahrada), Фр. Галаса «Sepie», В. Ванчура «Роскошное лето» (Rozmarne leto), К. Тайге «Kino», И. Гонзль «Вертящаяся сцена», и др.

Если в первый период поэты Д. откликались на политические события, то во второй - их внимание сосредоточено на «красотах» мира машин, заводов и фабрик (но не на людях, работающих на этих фабриках). В книге Сайферта мы уже не встречаем революционной тематики. Ее заменили «красоты всего мира» - новый лозунг ассоциации. Правда, в последней своей книге он снова возвращается к прежним мотивам, а выпущенные недавно работы Б. Вацлавика («От искусства к творчеству» - «Od umeni k tvorbe») и ряд статей на тему «Поэзия на распутьи» (К. Тайге, «О советской культуре»), а также статьи молодого коммуниста Фугика о современной лит-ре разоблачают упадочнические настроения второго периода Д. Они намечают новый путь дальнейшего развития современной чешской поэзии - путь более крепкой связи с жизнью рабочего класса.

Библиография:

Сборник «Devetsil», Pr., 1922; «Fronta», Brno, 1928.

ДЕГЛАВ

ДЕГЛАВ Август (August Deglav, 1863-1923) - латышский романист. Его творчество определено условиями эпохи 70-80-х гг., когда быстрый рост капитализма, сопутствуемый банкротством национально-освободительного движения латышской буржуазии, выдвигает новую социальную силу - индустриальный пролетариат. Д., не обладавший достаточными художественными данными для глубокого и обобщающего изображения общественных сдвигов, все же дал богатый материал, иллюстрирующий, с одной стороны, вырождение национальной буржуазии, с другой - бытовые условия и психологию городского пролетариата, становящегося из «класса в себе» - «классом для себя». Наиболее художественное из произведений Д. - роман «Зелтытэ». Как документ эпохи, значительную ценность имеет роман «Патриоты» (первая часть незаконченной культурно-исторической трилогии «Рига»). Остальные его произведения (романы: «Старый барин», «Между двух огней», «Новый мир», «Лиэсма» и ряд мелких рассказов) значительной художественной ценности не представляют.

Библиография:

Upits A., Latveešu jaunakās rakstneecibas vēsture, I, стр. 40-42; Klusais, Peezimes par latveešu ideologijas vēsturi, стр. 100-101; Ligotnis F., Latvju literaturas vēsture.

ДЕДАЛ И ИКАР

ДЕДАЛ И ИКАР - см. Икар.

ДЕЕВ-ХОМЯКОВСКИЙ

ДЕЕВ-ХОМЯКОВСКИЙ Григорий Дмитриевич (1888-) - современный поэт и литературный деятель. Член ВКП (б). Родился в бедной крестьянской семье. В детстве был пастухом и поденщиком у местного помещика, позже работал в Москве: сапожником, пекарем, рассыльным, типографским рабочим, секретарем «Будильника» и т. д. После Октябрьской революции Д.-Х. - редактор журналов «Красная армия просвещения», «Работник просвещения», «Трудовая нива», «Жернов» и др.; активный член и учредитель разнообразных лит-ых обществ, председатель «Суриковского кружка писателей из народа», председатель «Общества крестьянских писателей» и т. д.

Лит-ая продукция Д.-Х. разнообразна и обильна: статьи на общественные и исторические темы, критико-биографические очерки, стихи, проза, драматические произведения, статьи по обще-литературным и литературно-политическим вопросам.

У Д.-Х. нет единой темы и единых героев - он пишет о крестьянстве, пролетариате, мещанстве и др. социальных группах, но его произведения пронизаны, правда, классово нечеткими устремлениями деревенской бедноты. В дооктябрьскую эпоху эти расплывчатые идейно-психологические устремления выражались мотивами недовольства несправедливостью жизни, надеждами на то, что «взойдет заря, вздохнет народ», и призывами к борьбе («В путь хотя по скалам», «На подвиг честный и свободный идемте, истину любя»); после Октября - в достаточной мере слащавой радостью о переустройстве жизни трудового народа на социалистических основах. Произведения Д.-Х. первого периода проникнуты народническими, революционно-демократическими тенденциями. Иногда проскальзывают в них и религиозно-пацифистские образы и мотивы («Я верю», «Родина», «Он взывал»), но последние большей частью имеют не определяющее, а случайное и служебное значение, являясь способом проведения революционно-демократической идеи.

В формальном отношении произведения Д.-Х. довольно слабы. Ученическая подражательность Кольцову, Некрасову и Никитину в ритмике, глагольная, простая и неправильная рифма, тривиальность эпитетов и прилагательных, искусственная «революционно-романтическая», ложнопатетическая лексика (Чертог, Кумир, Святыня, Арфа, Грезы, Оковы, Узы, Заря, Звезда, Свет) - таковы некоторые характерные особенности стиля Д.-Х. Схематичность обрисовок, искусственность положений, немотивированность поведения, напыщенность и сентиментальность выражений - такова его манера развертывать повествование.

Д.-Х. получил своеобразную известность в лит-ой современности не как художник, а как один из руководителей крестьянского лит-ого движения в ранний его период. Крайне одностороннее культурничество и народническая ориентация на самородков и самоучек заслонили в практике его руководства новые и большие, поставленные послеоктябрьской действительностью, задачи собирания крестьянских писателей на основе четко-классовой позиции (см. Крестьянская литература русская).

Библиография:

Владиславлев И., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М., 1928; Ревякин А., Антология послеоктябрьской крестьянской литературы (печатается).

ДЕЗОМБЬО

ДЕЗОМБЬО Морис (Maurice Desombiaux, 1879 (по некоторым источникам - 1868) -) - бельгийский романист и критик. Среди писателей своей эпохи Дезомбьо выделяется жизнерадостным мироощущением. Основная тема его творчества - деревенский быт; его романы отражают настроения и переживания деклассированного крестьянства Валлонии; в некоторых из них, особенно в «Mihien d’Avene» (1904), «Guidon d’Anderlecht» и «Jouyau de la Lutre» (1901), Д. изображает здоровую жизнь крестьян, крепко связанных с природой; попутно он запечатлевает ряд пейзажей своей родины. Д. однако не замкнулся в деревенский быт; его внимание все более и более привлекает город, в особенности его трудовой люд. Им написан и ряд романов из жизни рабочего класса; из них выделяется роман, посвященный шахтерам - «Tetes de Houille». В этих произведениях Дезомбьо противопоставляет распутным бездельникам - монахам - тружеников, всегда сохраняющих свой здоровый юмор. Как критик Дезомбьо известен своими работами о бельгийских и французских писателях. Особенно интересен его очерк о Лемонье.

Библиография:

Rousseau Victor, 1908; Les premiers romanciers nationaux de Belgique, 1917; Liebrecht, Histoire de la litterature belge, «Mercure de France», 1927-1928.

ДЕЙССЕЛЬ

ДЕЙССЕЛЬ Лодевейк, ван (Lod. van Deyssel, 1864-) - голландский беллетрист и критик, крупнейший представитель натуралистического романа в Голландии. Сын писателя И. Альбердингк-Тейма (Д. - псевдоним); получил классическое образование; одно время работал в книжной торговле; очень рано начал печататься в литературных журналах («Dietsche Warande», 1881 и др., после 1887 - гл. обр. в «De Nieuwe Gids»). Имя Д. связано с мелкобуржуазными «революционными» тенденциями в голландской лит-ре, так наз. «движением 80-х гг.». Его первое значительное произведение - «Новая Голландия» (Nieuwe Holland, 1884) - послужило программой движения; Д. обрушивается здесь на мещанскую литературу старого поколения, рельефно выражая самосознание радикальной мелкой буржуазии. Он мечтает о возрождении классицизма в голландской литературе, обеспечивающего ей первенствующее место в мировой литературе. Следующее произведение Д. - «Over Literatuur» - также носит критический характер, и лишь в романе «Любовь» (Een Liefde, 1889), написанном в духе Золя, голландский натурализм получил свое наиболее значительное выражение. «Een Liefde» отражает отличительные черты этого направления в лит-ре малой страны, лишенной широких социально-экономических перспектив: центральный образ - женщина в узком, домашнем кругу; роман развертывается на описании мелких деталей из жизни мещанской семьи, отношений между мужем и женой, родителями и детьми. Сила произведения - в мастерском реалистическом описании обстановки и в воинствующей критике, к-рой подвергается старая мораль.

В следующем романе - «Маленькая республика» (De kleine Republick, 1889) - и в целом ряде натуралистических рассказов («De Konig der eeuwen», «In de Zwemschool», 1891, «Jeugd», 1892, «Sneeun» и др.) уже намечается частичный отход Д. от натурализма. В 1894 Д. ушел из «Nieuwe Gids» и вместе с А. Вервей (см.) основал «Двухмесячный журнал» (Tweemaandelijksch Tijdschrift). Мелкобуржуазное лит-ое движение уже исчерпало себя: некоторые участники его пришли к социализму, другие отошли от общественности. К последним принадлежал и Д. Он приблизился к импрессионизму Гонкуров, а вскоре и к мистицизму Метерлинка и символизму Гюисманса (ср. его «Van Zola tot Maeterlinck. Tot een Levenjleer», 1895, «Adriaantjes», 1904, и др.). В начале XX века Д. снова присоединился к группе «Nieuwe Gids», а с 1909 состоял редактором этого журнала. Но к этому времени уже все движение признало самодовлеющее «чистое искусство» своим руководящим принципом. Самое выдающееся произведение второго периода творчества Д. «Frank Rozelaar» (1911) - роман эстета-индивидуалиста. В этом же духе написаны и его последние произведения: «Werk der laatste Jaren» - «Произведения последних лет» (1922), «Kleinigheiden» - «Мелочи» (1926) и др.

Библиография:

I. Verzamelde Opstellen, 11 vv., Scheltema en Holkema, Amsterdam, 1924; Gedenkschriften, Amsterdam, 1926.

II. Acket J. M., L. van Deyssel, «Gids», 1896, IV; Havelar J., L. van Deyssel, «Gids», 1912, IV; Ritter P. H., L. van Deyssel, Haarlem, 1921; Stokwis J. Benno, L. van Deyssel, Amsterdam, 1921.

ДЕЙСТВИЕ

ДЕЙСТВИЕ - термин, который имеет несколько значений. Употребляется как синоним термина «акт» (см.). Обозначает поступок героя произведения, который характеризует и обнажает его волевую направленность (драматический прием). Является одним из звеньев в цепи событий, именуемой фабулой произведения (см.). И, наконец, под действием мы подразумеваем динамику произведения. Лессинг доказывал, что если областью живописи являются тела и пространственные отношения между ними, то предметом поэзии является действие, располагающееся во временной последовательности.

Обычно принято определять драму как изображение человека в Д. Аристотель называл Д. душой трагедии. Но Д. обязано любое художественное произведение своим подобием жизни, иллюзией действительности. Воспроизводя жизнь, мир, художественное произведение воспроизводит их не в готовом виде, а в процессе их становления, ибо «мир не состоит из готовых предметов, а является совокупностью процессов, в которой предметы, кажущиеся неизменными, равно как и делаемые головой мысленные их снимки, понятия, находятся в беспрерывном изменении, то возникают, то умирают» (Энгельс). И закон развития («все течет, все движется, ничто не пребывает в покое»), проникающий собой природу, общественные отношения и индивидуальное существование, как бы предопределяет действие, движение в художественном произведении. Предопределяет Д., движение в художественном произведении и та борьба, которую приходилось и приходится вести человеку на всем протяжении истории («История человечества - история борьбы классов» - К. Маркс). Вот почему резонеры классической трагедии, к-рые статичны и даны в «готовом виде» с первой сцены, не производят художественного впечатления. Крайне низка и суггестивная роль героев символистов (см.), к-рые, - как выразился Л. Андреев о Метерлинке, - «одевают мысли в штаны, а сомнения заставляют бегать на сцене». Наоборот, образы Шекспира, характеры и страсти к-рых показаны в процессе их зарождения и развития, к-рые как бы на наших глазах подвергаются различным жизненным метаморфозам, являются неотразимыми по своему впечатлению. Вспомним короля Лира, Макбета и др. По той же причине герои Толстого (напр. Андрей Болконский, Наташа, Пьер, Анна Каренина и др.), к-рые показаны в диалектическом развитии, так художественно убедительны. От первой до последней страницы романов они несутся в потоке жизни, «текут».

«Гомер, - говорит Лессинг, - не описывает щит, как вещь, уже совсем готовую, но как вещь делающуюся. Видя это, мы, - замечает он, - начинаем дивиться самому произведению, но дивимся, как самовидцы, видевшие, как это делалось». То, чего нельзя описать по частям и в подробностях, Гомер умеет показать действием описываемого явления на других. Он в «Илиаде», например, портрета Елены не дает, но рассказывает, как красота Елены действует на троянских старейшин.

Проблема Д. - основная проблема творчества. «Начинающие создавать поэтические произведения, - говорил Аристотель, - могут раньше достигать успеха в диалогах и изображении нравов, чем в развитии действия». Для многих писателей проблема Д. остается на всем их творческом пути неразрешенной. Так для Чехова типично следующее письмо к Суворину, написанное вовремя работы над «Дуэлью»: «Повесть моя, - пишет он, - подвигается вперед. Все гладко, ровно, длиннот почти нет, но знаете, что очень скверно? В моей повести нет движения, и это меня пугает» (О движении в повести и в рассказе Чехова см. в книжке Рыбникова М., По вопросам композиции, М., 1924). Чрезвычайной слабостью Д. отличались и пьесы Чехова.

Какое значение придавали великие писатели этой проблеме, можно судить по отзыву Л. Толстого о прозаических произведениях Пушкина: «Их надо изучать и изучать каждому писателю. Вот как надо писать. Пушкин приступает прямо к делу ( Гости съезжались на дачу ). Другой бы начал описывать гостей и комнату, а он вводит в действие сразу» (Гусев Н., Толстой в расцвете художественного гения, М., 1928).

Говоря о Д. как о проблеме мастерства художника, необходимо подчеркнуть, что эта проблема есть одновременно проблема стиля. Отсутствие движения в повестях, рассказах и пьесах Чехова объясняется не только органическим недостатком его таланта. Провинциальная жизнь в реакционные 80-е гг., которую он воспроизводил, не была динамична. Пошлая, обыденная она парализовала волю ее носителей - хмурых, разочарованных, усталых интеллигентов, какими по преимуществу являются образы Чехова. Равно не одной лишь гениальности Л. Толстого обязаны его произведения своей динамичностью. «Эпоха, к-рая замечательно рельефно отразилась как в его гениальных художественных произведениях, так и в его учении, есть эпоха, - говорит В. И. Ленин, - после 1861 и до 1905», когда «все переворотилось и только укладывалось...» Тургенев, описывая жизнь «Дворянского гнезда», воспроизводит эту жизнь, как текущую очень вяло и медленно - так, что создается впечатление, будто жизнь здесь даже остановилась. Произведение как бы самим материалом обречено на статичность, неподвижность. Но это только видимость, подобно тому как видимостью является неподвижность земли. Здесь действие, движение, просто замедлено. Таков усадебный быт, такова жизнь крепостников-помещиков.

В противоположность усадебной жизни крепостничества, жизнь города мчится убыстренным темпом. Писатель-урбанист, как бы торопясь угнаться за этим темпом, не задерживается на описаниях природы, обстановки, персонажей. Эти «бездейственные части» (выражение Аристотеля), столь характерные для произведений писателей-усадебников - выразителей психоидеологии обреченного на относительную бездейственность класса, совершенно отсутствуют у писателей-урбанистов. В произведениях последних преобладают преимущественно динамические мотивы.

Развивая непрерывное действие, типичный в этом отношении писатель города - Достоевский, художник движения, а не форм, - как указывает В. Переверзев, вкладывает попутно в уста героев необходимые описания и характеристики. У Достоевского даже выработалась особая манера начинать с середины, с Д. (например «Преступление и наказание» и др.). Поэтому формой его произведений являются часто мемуары и переписка. «Переписка есть уже Д.: она сразу открывает нам отношения, ничего не говорит об их завязке».

Устанавливая зависимость динамики художественного произведения от стиля социальной жизни, мы в заключение должны еще раз подчеркнуть, что произведения, появляющиеся в эпохи социальных сдвигов, революционных эпох, отличаются особой динамичностью, действенностью. Революция - «великое Д. на всемирно-исторической сцене» - создает свою особую поэзию - поэзию Д., воспроизводящую динамику борьбы. В тех случаях, когда класс, делающий революцию, этой поэзии не создает, он заимствует ее из арсенала революционных традиций прошлого. Так было напр. в эпоху Великой французской революции, когда буржуазия заимствовала поэзию Д. у древнего Рима. Для «гладиаторов буржуазного строя классические строгие традиции Римской республики давали все идеалы, все художественные формы и средства самообмана, в которых они нуждались, чтобы скрыть от самих себя буржуазно-ограниченное содержание своей борьбы и поддерживать свой энтузиазм на высоте великой исторической трагедии» (Карл Маркс, «18-е Брюмера»).

Октябрьская революция, развернувшая у нас невиданное в мире социальное Д., борьбу рабоче-крестьянских масс с капитализмом, создала свою художественную лит-ру, воспроизводящую динамику этого Д., классовой борьбы. Наиболее яркие произведения Октябрьской революции - полные движений и Д. с характерными динамическими названиями - «Железный поток», «Падение Даира», «Шторм», «Разгром».

Библиография:

Аристотель, Поэтика, перев., введение и примеч. Н. И. Новосадского, Л., 1927; Лессинг, Лаокоон, Собр. сочин., т. VIII, СПБ., 1904; Переверзев В., Творчество Достоевского, М., 1922; Фриче В., Зап.-европейская литература XX в. в ее главнейших проявлениях, изд. 2-е, М., 1928.

ДЕКАВ

ДЕКАВ Люсьен (Lucien Descaves, 1861-) - французский писатель. В прошлом представитель мещанского радикализма, Д. занимает сейчас кресло в Академии Гонкуров и очень далек от какой бы то ни было социальной критики. У Д. было несколько не лишенных смелости, хотя и естественно ограниченных мещанским восприятием, выступлений против буржуазной действительности. Так сенсационные «Унтер-офицеры» (Les Sous-Offs, 1890) или, несколько раньше, «Несчастья сабли» (Les miseres du sabre, 1887) - попытки откровенно и правдиво рассказать о таких сторонах французской военщины, о к-рых принято молчать. Позже, в «Колонне» (La colonne, 1901), романе о Парижской коммуне, он дал, правда, довольно поверхностный, но все же сочувственный рассказ о революционных событиях. В 1912 Д. еще раз вернулся к этому материалу в романе «Филемон» (Philemon vieux de la vieille, 1913); здесь автор дает ряд замкнутых изображений, своеобразных исторических гравюр. Перед войной Д. опубликовал любопытнейшую книгу «Barrabas» (1914; Варрава, русск. перев. Под редакцией и со вступ. ст. Б. Гиммельфарба, изд. «Пролетарий», Харьков, 1926), в к-рой содержится остроумная, достаточно энергичная критика буржуазной действительности. С этой действительностью Д. хочет бороться поверхностными анархическими афоризмами. Может быть нигде так полно не обнажалась природа радикализма Д., беспочвенность его критики. В 1919 Д. подписал манифест группы «Клартэ». В последние годы повернул вправо.

Библиография:

Кроме указанного в тексте, Декав - соавтор пьес: La Clairiere, 1900, и Oiseaux de passage, 1904.

ДЕКАДЕНТСТВО

ДЕКАДЕНТСТВО («упадочничество», от французского «decadence» - упадок) - термин для обозначения лит-ого течения, появившегося во Франции в 80-х гг. XIX в. и в 90-х - 900-х возникшего в России, Германии и др. странах.

Брошенное враждебной этому течению критикой как уничижительное, отрицательное, это обозначение было подхвачено его представителями и превращено в лозунг. Наряду с Д. для обозначения этого общеевропейского течения поэзии и искусства употребляются также термины: «модернизм», «неоромантизм», «символизм». Из этих терминов - «модернизм» (от французского «moderne» - современный, новейший) за бессодержательностью должен быть отброшен; «неоромантизм» следует признать недостаточным, ибо он указывает лишь на типологическое сходство этого течения в ряде признаков с романтизмом начала XIX в., а не на специфические его особенности (защиту этого термина см. у С. А. Венгерова, Этапы неоромантического движения). Ныне, наряду с Д., наиболее употребителен термин «символизм». Некоторые считают эти термины равно обозначающими одно и то же явление. Однако следует, сохранив права гражданства каждого, их разграничить. «Символизм» как термин шире термина «Д.», по сути дела являющегося одной из разновидностей символизма (см.). Термин «символизм» - искусствоведческая категория - удачно обозначает один из важнейших признаков стиля, возникающего на основе психики Д. Но можно различить и иные стили, возникающие на этой же почве (напр. импрессионизм). И в то же время «символизм» может и освобождаться от Д. (напр. борьба с Д. в русском символизме). Иногда термин Д. употреблялся в биологическом смысле, означая патологические признаки психо-физического вырождения в области культуры (М. Нордау и др.). С социологической точки зрения термин Д. применим для обозначения проявлений социально-психологического комплекса, свойственного всякому общественному классу, находящемуся в стадии упадка, особенно же нисходящему господствующему классу, вместе с которым приходит в упадок целая система общественных отношений (Плеханов, Искусство и общественная жизнь). Характерными чертами Д. обычно считаются: субъективизм, индивидуализм, аморализм, отход от общественности, taedium vitae и т. п., что проявляется в искусстве соответствующей тематикой, отрывом от реальности, поэтикой искусства для искусства, эстетизмом, падением ценности содержания, преобладанием формы, технических ухищрений, внешних эффектов, стилизации и т. д.

Примеры в изобилии доставляет эпоха упадка буржуазного капитализма, в древности - эпоха падения Римской империи и др.

Наиболее яркими представителями Д. на Западе являются: Ш. Бодлер, П. Верлен, Фр. Ницше, Метерлинк, Гюисманс, Пшибышевский и др. Группу русских декадентов так наз. «старшего поколения» в 80-х - 90-х гг. образуют такие поэты и беллетристы, как Бальмонт, А. Добролюбов, Коневской, Ф. Сологуб, Мережковский, Зинаида Гиппиус, а также «ранний» Брюсов. Если, по мнению Плеханова, литературное развитие русского Д. и не вполне еще соответствовало существовавшей в России системе капиталистических отношений, то корни его следует искать в условиях реакции 80-х и начала 90-х гг. Русские декаденты учились у художников-декадентов той страны, где система капиталистических отношений уже клонилась к упадку, а буржуазия успела выделить своих писателей-упадочников. Вот почему «занесенное к нам с Запада, оно и у нас, - указывает Плеханов, - не перестает быть тем, чем было у себя дома: порождением бледной немочи , сопровождающей упадок класса, господствующего в Западной Европе».

После революции 1905 писатели-декаденты стали очень популярны, т. к. их творчество было созвучно упадочным настроениям тех социальных групп, которые отвернулись от революции.

ДЕ КВИНСИ

ДЕ КВИНСИ Томас (Thomas de Quincey, 1785-1859) - английский писатель. Причислял себя к древнему аристократическому роду и перед фамилией поставил «de», но родился в культурной купеческой семье в Манчестере. Учился во многих школах, в том числе и в Оксфорде, вел бродячую жизнь и писал ради заработка на всевозможные темы (философия, политическая экономия, история лит-ры, критика). Его произведения имеют в наше время лишь исторический интерес, за исключением автобиографических «Признаний опиумоеда», которые преимущественно и создали ему славу. Д. К. ввел в лит-ру мотивы наркоза и кошмаров: он оказал влияние на Э. По, Бодлера, который перевел его «Признания опиумоеда», Гюисманса, русских декадентов (Брюсов). В своем творчестве Д. К. близок к «готическому романтизму», превосходя его в области «кошмаров и ужасов». Это - типичный представитель мелкобуржуазной интеллигентской богемы эпохи торжествующего капитализма.

Библиография:

I. The Collected Writings of Thomas De Quincey, 14 vv., Edinburgh, 1889-1890; Posthumous Works, Ed. A. H. Japp, 2 тт., 1891-1893; Недавно (1929) найденный «Дневник» де Квинси вышел Под редакцией проф. H. A. Eaton, в изд. Noel Douglas.

II. Page H. A., Thomas de Quincey. His Life and Writings, 2 vv., 2-nd ed., London, 1879; Barine A., Nevroses: De Quincey, 1898; Mosson D., De Quincey (English Men of letters), 1911; Fowler I. H., De Quincey as literary critic, 1922.

ДЕККЕР

ДЕККЕР - см. Мультатули.

ДЕКЛАМАЦИОННЫЙ СТИХ

ДЕКЛАМАЦИОННЫЙ СТИХ - иначе декламативный, мало употребительный термин с недостаточно установившимся содержанием: в то время как С. Бернштейн, напр. (в сб. «Русская речь», 1927, «Academia», нов. серия, I, «Стих и декламация»), считает Д. с. такой стих, в котором обнаруживаетея «тенденция к яркому, отчетливому и всестороннему представлению материального звучания», Б. Эйхенбаум («Мелодика стиха») Д. с. называет стих риторического типа, напр. оду XVIII века, где преобладает логическая интонация, система вопросительных и восклицательных предложений и т. п. Таким обр. понятие Д. с. представляется мало определенным и расплывчатым, поскольку установка на звучание или риторическая (ораторская) установка являются настолько общими признаками, что в каждом данном случае стиховая система, относимая к Д. с., требует добавочных определений, к-рых понятие Д. с. не дает.

ДЕЛАВИНЬ

ДЕЛАВИНЬ Казимир (Casimir Jean Francois Delavigne, 1793-1843) - французский поэт. Р. в буржуазной семье судовладельца в Гавре.

Делавинь прославился патриотическими одами «Messeniennes», но еще большую популярность он приобрел как драматург, устроившись на синекуре по возвращении Бурбонов. Д. является представителем тех эпигонов классицизма, которые в эпоху зарождения романтизма оказали наибольшее сопротивление всем попыткам обновления французского театра. Его первые пьесы «Vepres siciliennes» (1819) и «Paria» (1827) находят отклик в реакционно-католической и роялистской среде, боровшейся с новаторскими стремлениями романтиков, поскольку творчество Делавиня было увязано по форме с классической традицией. Его противопоставляли таким корифеям романтизма, как Гюго и Ламартин, и считали лучшим продолжателем творчества Вольтера и Расина. Но восставая против новшеств романтиков во имя принципов классицизма, он после первых успехов романтической драмы сам стал применять их внешние приемы в своих пьесах. Д. создал жанр, промежуточный между классической трагедией и романтической драмой, к-рый обеспечил его пьесам шумный успех. Таковы «Marino Falieri» и «Louis XI» (русск. перев. в стихах Устрялова, СПБ., 1877). Апогея славы Д. достиг в эпоху Июльской монархии, наиболее характерным поэтом к-рой он и является. Сумев и тогда заручиться покровительством Луи-Филиппа, этого короля-буржуа, Д. сделался баловнем городской обывательщины, к-рой пришлись по вкусу риторика и броские словечки его пьес. Все в произведениях Д. - от напыщенности формы до убожества сюжета - соответствовало ее требованиям. По своей идеологии и вкусам Д. является выразителем буржуазного либерализма с его склонностью к «золотой середине» и постепеновщине. Все творчество Д. насквозь проникнуто оппортунизмом и карьеризмом. Д. был членом Академии и разделял одно время с Беранже славу и звание «национального поэта». Его много переводили на русский язык. Лучшая оценка творчества Д. была дана Теофилем Готье. См. также критические статьи Сент-Бёва в его «Портретах современников».

Библиография:

I. Ouvres, 8 vv., 1833-1845.

II. Baucheux, С. Delavigne, P., 1894; Delavigne Fauchier, Casimir Delavigne intime, d’apres les documents inedits, Avant-propos de V. Sardou, 1907.

III. Blanadet M., Bibliographie des parodies de Delavigne, Havre, 1894; Favrot, Etudes sur Casimir Delavigne, Berne, 1894.

ДЕ ЛА МАР

ДЕ ЛА МАР Уолтер (Walter de la Mare, 1873-) - современный английский поэт, беллетрист и драматург. Вместе с Честертоном и Х. Беллоком представляет правое крыло современной английской литературы, отражая упадочническую идеологию вырождающейся аристократии. В лирике («The Listeners» - «Слушатели», 1901) был выразителем мистических чаяний английского символизма. В 1904 выступил с первым романом («Henry Brocken» - «Генри Брокен»), действие к-рого совершается, по подзаголовку, в «роскошных, странных, почти невообразимых странах...» Полного раскрытия эта тематика достигла во втором романе Д. - «The Return» (Возвращение, 1910), повествующем о таинственной утрате личности. Роман полон спиритических и оккультных «прозрений», поясненных философией «ужаса» и «тайны». Этот роман был удостоен в 1911 премии Полиньяка за «психологическую глубину и проницательность». Из других произведений Д. заслуживают внимания «The three Mulla Mulgars» (1910) и «Memoirs of a Midget» (1921). Последний рисует переживания девушки, необычайно чуткой духовно, но физически непрерывно уменьшающейся до величины лилипута. В последние годы Д. уделяет все внимание сказкам, «рождественским рассказам» и фантастическим новеллам. Сборники: «The Riddle» (1923), «Broomsticks and other Tales» (1925), «The Connoisseur» (1926). На сцене Д. выступил в 1919 с феерией «Crossings», а в 1921 с «Рождественской сказкой» (Ding-Dong Bells).

Библиография:

I. Megroz R. L., Walter de la Mare, 1924; Wild Fr., Die englische Literatur der Gegenwart, 1928.

II. Reid Forrest, Walter de la Mare, N.-Y., 1929.

ДЕЛАРЮ-МАРДРЮС

ДЕЛАРЮ-МАРДРЮС Люси (Lucie Delarue-Mardrus, 1880-) - французская поэтесса. Р. в семье адвоката. К своей девичьей фамилии она присоединила фамилию своего мужа - Мардрюс, - известного во Франции ориенталиста и лучшего переводчика «Тысяча и одной ночи». В лит-ре выступила в 90-х годах как поэтесса, выпустив три сборника стихов, из коих наиболее известен «Horizons». Основные мотивы ее творчества - тоска, бесплодные девичьи мечтания, порождаемые пустотой жизни буржуазной французской интеллигенции. Минорные настроения у нее переплетаются с различными перепевами парнасцев и символистов. Ее поэтический диапазон узок; тематика скудна. С 1908 Д. почти забросила поэзию и стала писать сентиментальные романы, где поверхностно затрагивает вопросы женского бесправия, не посягая на устои мещанской морали.

Библиография:

На русск. яз. переведен роман «Такая девочка» (La petite fille comme ca), перев. В. Небиэри, изд. «Мысль», Л., 1928; Occident, 1900; Ferveur, 1902; Horizons, 1905; La Pretresse de Ganit, Пьеса в стихах, 1907; La Figure de Proue, 1908; Marie-belle-mere, 1908; Le roman de six petites filles, L’Acharnee, 1910; Comme tout le monde; Gout d’Amour; La Monnaie de Singe, Souffles de tempete, Poesies, 1918; Toutoune et son amour, 1919; M’sieur Gustave, 1921; A cote de l’amour, 1922; L’ex voto, 1922; Hortensia degenere, 1925.

ДЕЛЕДДА

ДЕЛЕДДА Грациа (Grazia Deledda, 1875-) - современная итальянская романистка. Происходит из Сардинии; р. в крестьянской семье; окончила народное училище. Первые ее романы носили сентиментально-романтический характер, но уже в них Д., под влиянием веристов (см.), обратилась к описанию жизни и быта своей родной провинции. Европейскую известность доставили Д. ее произведения 900-х гг.: «Пепел» (Cenere, 1904), «Elias Portolu» (1904), «После развода» (Dopo il divorzio, 1902), «Тоска по родине» (Nostalgia, 1906) и др., переведенные на многие яз. (также и на русский). Д. - художница крестьянской интеллигенции. Излюбленные герои ее - выходцы из крестьянства Сардинии, получающие образование в центре, соприкасающиеся с городом и берущие от него многое; но их идеалом все же остается деревня, природа, непосредственность чувства, стихийность; город их не вполне удовлетворяет, но и в деревне их ждет разочарование, они наталкиваются на темноту и дикость сардинского крестьянства.

Таков герой «Пепла», таков Элиас Портолю в одноименном романе, такова и героиня «Тоски по родине» и мн. др. Но собственно социальные проблемы у Д. на заднем плане, самый разлад городской и деревенской стихий для нее - прежде всего индивидуально-психологический вопрос. Индивидуализмом проникнуто все творчество Д.; «веристские» попытки дать «социальную хронику» у нее отсутствуют. Психология индивидуума у Д. - гл. обр. психология одиночества. В период 1910-1920 в творчестве Д. происходит сдвиг в сторону религиозно-мистических настроений и католицизма. Влияние ее учителя Дж. Верга (см.) сменяется влиянием Достоевского («Голуби и коршуны» - «Colombi e sparvieri», 1911; «Ritorno del Figlio» - «Пришествие сына», 1919; «Бог живых» - «Il Dio dei viventi», 1922; «Бегство в Египет» - «La Fuga in Egitto», 1926).

Д. мастерски воспроизводит чувственный, натуралистический католицизм народных сказаний («Легенда о Христе»). В основе всего ее стиля лежит тяготение к стихийности, к природе и земле. Большое место в ее произведениях занимают пейзажи, игра цветовыми эффектами; ярко изображено также единство между природой и психическими движениями у героев, органически связанных с этой природой. Язык Д. изобилует метафорами, олицетворениями, сравнениями; в некоторых ее произведениях («Cenere») встречается местами и «сказ». Новеллы Д. чрезвычайно лаконичны, в них немало юмора, но как и большинство итальянских романистов конца XIX и начала XX вв., она не избегла налета мелодраматизма.

Писательская активность Д. не иссякла и в наши дни. В 1927 ей была присуждена премия Нобеля.

Библиография:

I. Из романов Д. переводились (до 1914): «Элиас Портолю», «Пепел» (неоднократно), «Тоска по родине». См. еще перев.: Одиночество, Новеллы, перев. И. Маевского, М., 1912; Итальянские сказки, перев. М. Андреевой, Под редакцией М. Горького, М., 1912; Рассказы. Народы в рассказах своих писателей. Итальянцы, перев. М. Ватсон, СПБ, 1913; Тоскующие души, перев. З. Журавской, изд. «Северные дни», М., 1918; Сардинские рассказы, перев. и предисловие Р. Григорьева, П., 1919 («Всемирная литература»).

II. Фриче В. М., Две итальянские романистки, «Нов. журнал для всех», 1911, XXXV, Его же, Тени прошлого, «Русск. ведомости», 1913, № 189; Russo L., I narratori italiani contemporanei, 1926; Croce Benedetto, La Letteratura di nuova Italia.

ДЕЛИЙСКАЯ ШКОЛА

ДЕЛИЙСКАЯ ШКОЛА - см. Урду.

ДЕЛИЛЬ

ДЕЛИЛЬ Жак (Jacques Delille, 1738-1813) - французский поэт. Получил филологическое образование, был священником и профессором латинской словесности в «College de France»; с 1774 - академиком. Изучал Вергилия, поревел его «Georgicae» (1769). Из собственных произведений Д. наиболее выдаются поэмы: «L’homme des champs» (Сельский житель, 1776, напеч. 1802), наиболее популярное произведение Делиля, и «Les jardins» (Сады, 1782), на которых сказалось влияние Вергилия. Д. - мастер пейзажа, представитель дидактически-описательного жанра, имевшего громадный успех в эпоху Ван-Лоо и А. Ватто, в эпоху большого развития пейзажного искусства вообще.

Изображение идеальной, приукрашенной по-версальски природы соответствовало вкусам придворных кругов времени Людовика XV и Людовика XVI, среди к-рых еще в рукописях распространялись произведения Д., в частности - «Сельский житель». Лирика Д. довольно бессодержательна. В истории французского стиха он сыграл немалую роль как преобразователь александрийского стиха, допускающий «enjambements» и переносы цезуры; эти новшества связаны с сильной прозаизацией стихотворной речи у Д., приближающейся к разговорной. Близкий по своим настроениям к придворно-дворянским кругам, Д. однако не отличался устойчивостью политических симпатий и впоследствии написал для Робеспьера «Dithyrambe sur l’immortalite de l’ame» (Дифирамб на бессмертие души). Названный при жизни «царем поэтов», Д. в XIX в. был забыт, и только Сент-Бёв вновь возбудил интерес к нему. Под влиянием Д. находился Г. Р. Державин: «Жизнь Званская» русского поэта отчасти навеяна «Сельским жителем». Вообще в России Д. был в начале XIX в. одним из самых читаемых поэтов. О нем упоминает (довольно иронически) и Пушкин.

Библиография:

I. Русск перев. Д.: Дифирамб на бессмертие души (4 перевода: А. Палицына (М., 1804), А. Лабзина (СПБ., 1804), А. Писарева (М., 1820), А. Складовского (Харьков, 1821)); Сельский житель, или Георгики французские, перев. Е. Сопановича, М., 1804; Сады, или искусство украшать сельские виды (2 перевода: А. Палицына (Харьков, 1814) и А. Воейкова (М., 1816)); L’homme des champs, 1800; La conversation, 1812; Ouvres, n. ed., 16 vv., 1824; Ouvres compl., Avec les notes de M. M. Parseval-Grandmaison, de Feletz, de Choiseul-Gouffier, 5-e ed., 1863.

II. Cousin D’Avallon, Delilliana, 1813; Sainte-Beuve, Portraits litteraires, t. II, 1844; Audiat L., Un poete oublie, Jacques Delille, «Revue Latine», 1905.

ДЕЛЛ

ДЕЛЛ Флойд (Floyd Dell, 1887-) - американский романист, критик и публицист. Д. начал свою литературную карьеру в буржуазной газете «Вечерние известия Чикаго» (Chicago Evening Post); впоследствии стал редактором ее литературного отдела. Вместе с тем Делл принимал участие в революционном журнале «Массы». Первый роман писателя - «Moon-Calf» (Лунный теленок, 1920) - был весьма многообещающим произведением. Это - история юноши-поэта, замкнутого, живущего более интенсивной жизнью в сфере подсознательного, чем сознательного. Но постепенно эта оболочка распадается, среда все более и более втягивает его в круг социальных проблем; он становится общественным работником. Критика, в том числе и левая (статья А. Джиованнитти в журнале «Освободитель» - «Liberator»), встретила роман очень сочувственно. Продолжением этого автобиографического произведения был роман «The Briary Bush» (Горящий куст, 1921), уже более легковесный.

Интересуясь преимущественно сексуальными темами и лишь косвенно касаясь общественной жизни Америки, Д. написал после «Лунного теленка» ряд психологических по замыслу романов: «Janet March» (Джанет Марч, 1920), «Runaway» (Беглец, 1925), «This mad ideal» (Безумный идеал, 1925), но ни один из них не является значительным.

С романа «An old man’s folly» (Причуда старика, 1926) начинается новый период в творчестве Д. Стержневой образ книги - делец Уиндл - проходит через жизнь раздвоенным и неудовлетворенным, так как он не может ни целиком отдаться буржуазно-коммерческой среде, ни уйти от нее. Лишь к концу жизни Уиндл преодолевает это противоречие и сближается с социалистами. Д. дал в «Причуде старика» ряд любопытных зарисовок американских реформистов на фоне быта Америки в эпоху войны, но поверхностный психологизм Д. заменен здесь столь же поверхностным социологизмом. В дальнейшем Д. еще более снизил социальные мотивы (роман «An unmarried father» - «Холостой отец», 1927).

Д. опубликовал также сборник рассказов «Love in Greenwich Village» (Любовь в Гринич Вилледж, 1926), посвященный быту американской богемы, и том пьес «King Arthur’s socks» (Носки короля Артура, 1922).

Первая публицистическая книга Д. - «Women as world builders» (Женщины как строительницы мира) - вышла в 1913 году, за ней последовали «Were you ever a child?» (Были ли вы когда-нибудь ребенком?, 1919), в которой автор развивает идеи социальной педагогики, и «The outline of marriage» (Наброски о браке, 1927). В своих статьях Д. неоднократно дружественно высказывался о СССР.

Д. является также самым значительным в Америке критиком-социалистом. В его «Intellectual Vagabondage» (Интеллектуальное бродяжничество, 1926) - ряд интересных соображений о литературе эпохи индустриализма. Д. написал единственную на Западе монографию об Эптоне Синклере - «Upton Sinclair. A study in social Protest» (Эптон Синклер. Исследование социального протеста, 1927) и ряд критических статей, собранных в книге «Looking at life» (Отклики жизни).

Библиография:

I. Русск. перев.: Причуды старика, Гиз, 1927; Беглец, Гиз, 1928; Эптон Синклер, Гиз, 1928.

II. Синклер Э., Деньги пишут, Гиз, 1928.

ДЕЛО

«ДЕЛО» - ежемесячный журнал, выходил в Петербурге со второй половины 1866 до 1888. Редакторами его последовательно были: Н. И. Шульгин, П. В. Быков, Н. В. Шелгунов, К. М. Станюкович, В. П. Острогорский, И. С. Дурново. Главные сотрудники: Шелгунов, Станюкович, С. С. Шашков, Д. И. Писарев, В. В. Берви-Флеровский, П. Н. Ткачев (писавший под псевдонимами: П. Грачиоли, П. Никитин и П. Нионов), Н. М. Ядринцев; из эмигрантов, кроме Ткачева, писали: П. Л. Лавров, С. М. Кравчинский, Л. И. Мечников, Л. А. Тихомиров. Фактическим основателем и первым редактором журнала (до своей смерти в 1880) был Г. Е. Благосветлов. «Д.» являлось органом мелкобуржуазного радикализма; по составу сотрудников и направлению оно было продолжением «Русского слова» (см.), но в сильно обесцвеченном виде. Благосветлов, ввиду невероятных преследований «Д.» со стороны цензуры, хотел «быть хитрым, как змий, и невинным, как голубь», «не итти лбом против стены», т. е. «не трогать пока политических и экономических вопросов, а удалиться в тихую область истории и естественных наук». Такая компромиссная политика привела к тому, что, по собственному признанию Благосветлова, журнал его вышел «ни рыба, ни мясо». «Д». имело значительный круг читателей из интеллигенции, но совершенно не играло той руководящей роли, какую играло «Русское слово». В критическом отделе журнала наиболее ярким явлением были статьи П. Н. Ткачева (см.). В литературном отделе главную роль играли тенденциозные беллетристы, продолжатели идей «Русского слова»: А. К. Шеллер-Михайлов («Господа Обносковы», «Вразброд», «Старые гнезда», «Хлеба и зрелищ» и др.), Н. Ф. Бажин («История одного товарищества», «Из огня да в полымя» и др.), И. В. Омулевский-Федоров (лучшее его произведение - «Шаг за шагом» и стихотворения), К. М. Станюкович («Два брата», «Омут», «Без исхода»). Однако в «Д.» участвовали и беллетристы-народники: И. В. Засодимский, Г. И. Успенский (в первые годы существования журнала) и даже такие представители чисто дворянского умереннейшего культуртрегерского либерализма, как Е. Л. Марков («Черноземные поля», «Берег моря».).

Библиография:

Шелгунов Н. В., Предисловие к «Сочинениям» Г. Благосветлова, СПБ., 1882; Венгеров С. А., Критико-биографический словарь русских писателей и ученых, т. II, СПБ., 1891 (о Н. Ф. Бажине); Языков Д. Д., Обзор жизни и трудов русских писателей, в. II, изд. 2-е, М., 1915 (для С. С. Шашкова и Н. И. Шульгина); Козьмин Б. П., Г. Е. Благосветлов и «Русское слово», «Современник», 1922, I; Его же, П. Н. Ткачев, М., 1923; Шелгунов Н. В., Воспоминания, ред., вступ. ст. и примеч. А. А. Шилова, Гиз, П., 1923; Мезьер А., Словарный указатель по книговедению, П., 1924.

ДЕЛОНЭ

ДЕЛОНЭ Томас (Thomas Deloney, 1543 (?) - 1600) - английский писатель, по профессии ткач, пользовавшийся при жизни большой известностью, особенно в буржуазных читательских кругах, впоследствии забытый и «воскрешенный» только в начале XX в.

Д. - создатель «производственного романа» XVI века. В романах: «Jack of Newbery» (Джек из Ньюбери, 1594), «The gentle craft» (Славное ремесло, 1597), «Thomas of Reading» (Томас из Рэдинга, 1612), он воспроизводит быт ремесленных корпораций, переходящих к формам большой индустрии. Эпоха становления мануфактуры нашла в нем своего выдающегося изобразителя. «Славное ремесло» посвящено обувному делу, «Джек из Ньюбери» и «Томас из Рэдинга» - романы о производстве сукна. Центральные образы произведений Д. - образы фабрикантов, талантливых организаторов промышленных предприятий. Эти люди, вышедшие зачастую из среды ремесленников, сознают, какую значительную роль в жизни страны им приходится играть, они полны чувства собственного достоинства, они довольно непринужденно беседуют с королем, намекая ему на то, что только буржуазия является достойной опорой трона (притча о трудолюбивых муравьях (буржуа) и праздных бабочках (дворянах) в «Джеке из Ньюбери»). Их мир - отлично организованное производство. Производственные процессы нашли в книгах Д. весьма подробное освещение. Удельный вес глав, посвященных этим процессам, в общей композиции романов довольно значителен. Иногда это - кульминационные точки повествования. Автор с величайшей добросовестностью зарисовывает жизнь промышленных предприятий. Вместе со своими героями он испытывает восторг при виде огромных масс готового, доброкачественного товара. Ему доступна поэзия фабриката и полуфабриката. Однако Делонэ не подчиняет человека вещи; не сумма созданных предметов, не процесс образования товарных ценностей стоит в центре его внимания - это только необходимый фон. В центре - человек - создатель богатств, активный, работоспособный, властвующий над миром вещей, человек, проникнутый пафосом строительства и приобретательства. Он умеет, когда нужно, покичиться своим богатством, но он постоянно подчеркивает, что его богатство не данное, не унаследованное, но приобретенное, «созданное». Романы Делонэ - единственные в своем роде памятники художественной лит-ры, отражающие психологию буржуа-промышленников эпохи Возрождения, разрушающих мир средневекового ремесла, но еще в известной степени связанных с последним. Отсюда, с одной стороны, жажда обогащения, накопительские настроения, с другой - внимательное, полупатриархальное отношение к мастерам-рабочим, демократический дух, характеризующий произведения Д.

Делонэ известен также как автор баллад: «Баллада о гибели Армады», «О неурожае» (навлекла на автора неудовольствие правительства) и других.

Библиография:

I. Сочинения Д. изданы S. Mann’ом, «Works of Th. Deloney». На русск. яз. переведены: Джек из Ньюбери, перев. О. М. Новиковой; Томас из Рэдинга, перев. С. А Полякова, предисл. П. С. Когана, ред. и вступит. ст. Л. П. Гроссмана, Гиз, М - Л., 1928.

II. Гроссман Л. П., Производственный роман в эпоху Шекспира, «Печать и революция», 1927, кн. I; Chevalley A., Thomas Deloney, le roman des metiers au temps de Shakespeare, 1926.

ДЕЛЬВИГ

ДЕЛЬВИГ Антон Антонович (1798-1831) - поэт, видный лит-ый деятель Пушкинской плеяды. Происходил из обрусевшего немецкого рода баронов Д., потомков рыцарей-меченосцев. Учился в царскосельском лицее, вместе с Пушкиным, считавшим его в числе самых близких друзей. Позднее был связан тесной дружбой с Баратынским, Плетневым. Довольно неудачно служил (в департаменте горных и соляных дел, в министерстве финансов, в Публичной библиотеке - помощником библиотекаря, под началом баснописца Крылова, и т. д.).

Печатать свои стихи Д. начал еще на лицейской скамье; первое стихотворение - патриотическая ода «На взятие Парижа» - помещено в «Вестнике Европы» в 1814 году, на месяц раньше первого стихотворения Пушкина. Принимал деятельное участие в лицейских рукописных журналах. Издание с 1825 ежегодного альманаха «Северные цветы» ставит Д. в центр лит-ой деятельности пушкинской группы, в качестве объединителя всех ее основных творческих сил, «друга и советника» старших ее представителей, пестуна и наставника поэтического молодняка, наконец хозяина одного из самых утонченных лит-ых салонов эпохи.

В 1830 Д. издает при ближайшем участии Пушкина и кн. Вяземского «Литературную газету» - боевой орган «лит-ой аристократии», деятелей «чистого искусства» - поэтов-дворян, противопоставляющих себя «лавочникам» от лит-ры, журналистам-профессионалам типа Булгарина (см.). По настояниям и доносам последнего Д. был отстранен Бенкендорфом от издания газеты, обратившей на себя неблагосклонное внимание николаевского правительства. Чрезвычайно грубое обхождение Бенкендорфа с Д., вызванным им для объяснений, по настойчивым свидетельствам современников, послужило одной из причин болезни и преждевременной смерти поэта.

Принадлежность Д., как и большинства поэтов пушкинского поколения, к родовитому, но захудалому дворянству, лишившемуся своей классовой гегемонии, смещенному с высот общественно-государственной деятельности в узкий домашний быт, в частное существование, определила основные линии его поэтического творчества, эволюция к-рого протекала в общем русле развития дворянского стиля 20-х гг. Личное бытие самого Д., отрешенная «тихая жизнь», свободная до последних дней от бурь и потрясений, выпавших на долю других представителей плеяды (разжалование в солдаты Баратынского, ссылка Пушкина и т. п.), наложила на его поэзию особый отпечаток.

В своей поэтической деятельности, количественно крайне незначительной (всего около ста семидесяти стихотворений, из к-рых при жизни Д. было напечатано меньше ста), Д. является из всех поэтов плеяды наиболее последовательным представителем «чистой поэзии», чуждой каких бы то ни было общественных и гражданских мотивов, гурманом, дегустатором «чистых» поэтических форм («Дельвиг - поэт-сибарит, к-рый нежился всяким звуком своей почти эллинской лиры и, не выпивая всего напитка поэзии, глотал его по капле, как знаток вин, присматриваясь к цвету и обоняя самый запах», - писал о нем Гоголь). Виртуозное мастерство и настойчивое стремление к насаждению на русской почве все новых и новых форм стиха являются отличительными достоинствами его поэтического творчества: Д. один из первых культивирует в русской поэзии форму сонета (превосходные сонеты Д. появились за семь лет до сонетов Пушкина), впервые употребляет гипердактилические рифмы (стихотворение «Жаворонок»), с успехом применяет самые разнообразные «древние метры», пишет «вольным размером» русских народных песен; исканиями и опытами Д. в значительной степени подготовлено в творчестве Пушкина замечательное формальное многообразие знаменитой болдинской осени 1830. При богатстве и разнообразии поэтической формы содержание стихов Д. отличается крайней ограниченностью, почти скудостью, вращаясь в узком кругу все тех же, весьма немногих, образов и мотивов. Мечты о «тихом», усадебном уюте в своем скромном «наследственном селенье»; «беспечная» жизнь в «домике простом», «замкнутом на ключ» «для знати жеманной»; «покой в безвестности»; «забвенье мирских забот» и легкие эпикурейские забавы в «веселом кружке вакхических друзей»; «умеренное желанье» - «проспать весь век» с тем, чтобы от милых и ленивых «просонок» жизни «беззаботно» перейти к «сновиденьям» непугающей смерти, где ждет встреча с ранее ушедшими «милыми тенями», льющими в бокалы «тень Аи» - таковы основные настроения и эмоции поэзии Д. Тон ее, в соответствии с общим стилем дворянской лирики той поры, - по преимуществу элегический. Однако эта элегическая настроенность не имеет ничего общего с сосредоточенной безнадежностью стихов Баратынского, с грозным и скорбным пессимизмом некоторых произведений Пушкина. В творчестве Д. «новейшее уныние», свойственное в той или иной степени всем поэтам плеяды, проявляется в форме легкой грусти об «увянувшей юности», «исчезнувшем мае», «конченном пире», «пролетевших временах», «златых днях екатеринина века», грусти, находящей такое же легкое разрешение за чашей, «венчанной минутными розами», или на груди у «Лидии младой». Характерно-излюбленный образ поэзии Д. - «улыбающийся» старец среди «милых юношей и дев», в сочувственном кругу молодежи, юных друзей, новых поколений.

Жанровая эволюция Д. вполне соответствует общему характеру его поэтического творчества, развивающегося на основе поэтики французского и русского классицизма XVIII и начала XIX в., влияние к-рой с самого начала умеряется в Д. одновременным влиянием немецкой литературы. От культа Державина, от торжественной «Пиндаровой» оды, воспевающей «героев и судей», - Д. переходит к малым «домашним жанрам» горацианской оды, анакреонтической песни, альбомной записи, дружеского послания, элегического дистиха и т. п. Однако наиболее характерным жанром зрелого Дельвига является жанр идиллии, которая и своей тематикой (лирическое воспоминание - рассказ в эпоху «железного века» о «золотом веке», о мирном «аркадском» быте счастливых поселян) и своим эмоциональным колоритом легкой незатуманенной печали полнее всего выражает основную настроенность его творчества. Этот лирический жанр пришелся особенно по вкусу его товарищам по плеяде. «Идиллии Д. для меня удивительны: какую силу воображения должно иметь, дабы так совершенно перенестись из XIX столетия в золотой век, и какое необыкновенное чутье изящного, дабы так угадать греческую поэзию сквозь латинские подражания или немецкие переводы», - писал о них Пушкин. Наоборот, современная Д. разночинская критика особенно ценила его подражания «русским народным песням», - параллельный жанр, который, наравне с идиллией, Д. особенно охотно культивировал в зрелые годы своего творчества (скрещение жанров греческой идиллии и русской песни в «русской идиллии» Д. «Отставной солдат») и который является последней стадией в процессе «снижения» дворянских классических жанров XVIII в. Песни Д. являются конечно только стилизациями под «народные» песни, однако в то же время они представляют несомненное движение вперед от соответствующих опытов Нелединского-Мелецкого, Дмитриева и др. Некоторые из песен Д. оказали большое влияние на поэтическое творчество Кольцова. Большинство их положено на музыку Глинкой, Даргомыжским, Алябьевым и др. Иные, оторвавшись от своих лит-ых корней, и посейчас пользуются широкой безымянной известностью («Ах, ты, ночь ли, ноченька», «Не осенний мелкий дождичек», и др.). Интерес к поэзии Д., высоко оцененной современниками, с начала 40-х гг. почти совершенно замирает вплоть до второго десятилетия XX века, когда делается попытка снова выдвинуть Д. в качестве одного из видных и оригинальных представителей пушкинской плеяды.

Библиография:

I. При жизни Д. вышел единственный сборник его стихотворений (СПБ., 1829. Сочинения, с приложением биографического очерка, составленного Вал. Майковым, ежемесячное приложение к журналу «Север», СПБ., 1893; Неизданные стихотворения, Под редакцией М. Л. Гофмана, П., 1922; Барон Дельвиг, Материалы биографические и лит-ые, собранные Ю. Верховским, П., 1922; Письма барона А. А. Дельвига к невесте, Сборник Пушкинского дома на 1923, П., 1922.

II. Гаевский В., Дельвиг, «Современник», 1853, кн. II и V; 1854, кн. I и IX; Гастфрейнд Н., Товарищи Пушкина по Царскосельскому лицею. Материалы для словаря лицеистов, т. II, СПБ., 1912; Дельвиг А. И., Мои воспоминания, т. I, М., 1912; Шервинский С., Барон Дельвиг и русская народная песня, «Русский архив», 1915; Киселев Н. П., Размеры Дельвига, «Труды и дни», М., 1916, VIII; Поэты пушкинской поры, Под редакцией Ю. Н. Верховского (см. вступит. статью), М., 1919; Гофман М., Страница из жизни Дельвига, сборник «Феникс», М., 1922, кн. I; Розанов И. Н., Поэты двадцатых годов XIX в., М., 1925 (глава II, Дельвиг); Успенский Вс., О Дельвиге, сб. «Русская поэзия XIX в.», Л., 1929.

III. Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, т. II, СПБ., 1910; Владиславлев И. В., Русские писатели, Л., 1924; Его же, Литература великого десятилетия, т. I, М., 1928.

ДЕЛЬТЕЙ

ДЕЛЬТЕЙ Жозеф (Joseph Delteil, 1895-) - молодой французский писатель. Р. близ Каркассона, недалеко от испанской границы. Дебютировал в журнале «Images de Paris» стихами, в которых подражал символистам. Под влиянием авантюрного романа Мак-Орлана Д. написал книгу «По реке Амуру» (Sur le fleuve Amour). На фоне гражданской войны в Сибири здесь дана романтическая завязка с очень сложными перипетиями и ультранатуралистическими сценами. Но на этом жанре он не остановился. Примкнув через дадаистов к сюрреалистам, Д. на их опытах словотворчества и свободного пользования поэтическим образом создал себе свой индивидуальный стиль и язык. Этот период отмечен двумя романами - «Холера» и «Пять чувств». Возвышенность сюжета не исключает здесь использования жаргонных выражений и утрированной вульгаризации быта. Переходный момент сюрреализма в творчестве Д. оказался в его лит-ом развитии решающим и помог ему найти свое настоящее призвание. Д. создал тип лит-ого лубка, в к-ром довольно своеобразно и не без нарочитой наивности пользовался бытовым и историческим материалом, прибегая к анахронизмам и переплетениям фантастических образов с историческими событиями. Таковы его «Poilus», «Jeanne d’Arc» и т. д.

Библиография:

На русск. яз. переведены: Фарфоровая джонка, Роман, перев. Е. В. Александровой, изд. «Недра», М., 1927; Жанна д’Арк, Роман, перев. Е. В. Александровой, «ЗИФ», М. - Л., 1928; Sur le fleuve Amour, 1923; Cholera, 1923; Les cinq sens,1924; Jeanne d’Arc, 1925; Les Poilus, 1926; La jonque de Porcelaine, 1926; Lafayette, 1927; Napoleon, 1928; Le mal du cOur, 1928.

ДЕМЕЛЬ

ДЕМЕЛЬ Рихард (Richard Dehmel, 1863-1920) - немецкий поэт. Родился в семье лесничего; по окончании философского факультета служил 8 лет в страховом обществе; с 1895 - профессиональный литератор. Был близок с «ницшеанцами» - Стриндбергом и Пшибышевским. Статьями «Новая немецкая трагедия повседневности», «Трагизм и драма» и др. принимал участие в борьбе против натурализма. В 1914 Д. добровольно участвовал в империалистической войне, был награжден крестом.

Творчество Д. охватывает 90-е и 900-е гг., - период, когда после социально-устремленного и реалистического движения натурализма немецкая литература развивалась под знаком индивидуалистического ницшеанства и символизма. Центральной социальной силой того периода являлся империалистический союз крупной индустрии и прусского юнкерства. Идеологией этого союза была аристократическая «философия власти» Ницше. В это объединение частично втягивались и те слои мелкой буржуазии Германии, выразителем к-рых был Д. Преодолев социальные и радикальные идеи 80-х годов, мелкая буржуазия усваивала типические черты сознания обоих империалистических классов - ницшеанскую «волю к власти», культ силы, оптимистический, жизнеутверждающий индивидуализм. Эти моменты являются для творчества Д. определяющими.

Основной образ Д. раскрывается в его лучшем произведении - «романе в романсах» - «Двое» (Zwei Menschen, 1903). Здесь сходятся все нити его творчества, остальные произведения - лишь вариации, акцентирующие те или иные его стороны. Оба героя этого лирического романа сливаются в единый символический образ человека, не в его социальной, но в биологической функции; подчеркивается его волевое, властное начало. Герой Д. - это человек, сознательно отдающийся своим инстинктам, попирающий ради них все условности, проходящий через преступления во имя развертывания своей личности. Этот ницшеанский образ раскрывает значение эротики у Д. Смысл той чувственности, которой насыщено все его творчество, - в наиболее ярком, сильном проявлении индивидуальности. Но чувственность у Д. - только путь к пантеистическому слиянию человека с миром; экстатическое переживание этого чувства, выражаемое Д. в формуле «Мы - Мир», и составляет вершину «Двоих». Такой пантеизм, являющийся одной из важнейших черт Д., коренится в чрезвычайно оптимистическом, принимающем жизнь мироощущении, отражавшем приятие и поддержку его группой наступающего империалистического капитализма.

Осколки пантеистической эротики разбросаны и в сборниках стихов Д.: «Но любовь» (Aber die Liebe, 1893), «Женщина и мир» (Weib und Welt, 1896), «Слепая любовь» (Blinde Liebe, 1912), «Прекрасный дикий мир» (Schone wilde Welt, 1913). Путь от «женщины к миру» дан Д. и в цикле «Превращения Венеры» (Verwandlungen der Venus, 1907), где Венера как чувственная сущность всего бытия поднимается от различных форм страсти через религию, фантазию к вершине - «Venus universa» - т. е. к тому же пантеизму. Культ силы находит у Д. выражение в создании образов титанических личностей, в частности в восторженной идеализации образа Бисмарка. Во время империалистической войны, когда новое поколение мелкой буржуазии отличалось резко выраженным пацифизмом, открыто обнаружилась политическая подоплека культа власти и силы у Д. Он издает «Военную лирику» (Kriegsgedichte, 1914) и военные дневники «Между народом и человечеством» (Zwischen Volk und Menschheit, 1919), проникнутые ярким милитаризмом и шовинизмом.

В связи с крайним индивидуализмом Д. нужно оценивать и его социальную лирику. Цикл стихотворений на социальные темы (известны его «Песнь жатвы», «Рабочий» и др.) представляет собой отголосок натурализма - его поэзии социального сострадания. Если основной образ Д. напоминает «господина» у Ницше, то Д. не чужда и мелкобуржуазная жалость к «рабам». Последняя имеет однако у Д. специфический оттенок. Именно из его утверждения человеческой личности и ее индивидуальной свободы вытекает и негодование Д. на судьбу «бедняков», менее других обладающих своей личностью. Классовый и социальный момент так. обр. всецело подчинен индивидуалистическому, и социальная поэзия Д. органически включается в его творческую систему.

Индивидуалистический пантеизм Д. чрезвычайно насыщен мыслью, интеллектуализирован; Демель всегда стремится к большим синтетическим обобщениям. Эти моменты обусловливают основные особенности его стиля. Наиболее естественным жанром Д. является лирика. В попытках драмы или прозы он приходит к наиболее лиричному виду драмы - пантомиме-аллегории - «Люцифер» (Lucifer, 1895), «Микель Микаель» (Mickel Mickael) и фантасмагории в прозе - «Божья ночь» (Gottesnacht) - или терпит неудачу. Но лирическое мироощущение Д. вовсе не исходит из мгновенного субъективного переживания, оно совсем не импрессионистично, наоборот - лиризм соединен у Д. с тягой к монументальности. Отсюда вытекает типическая для Д. крупная лирическая форма - лирический роман, стихотворный цикл. Из этой же интеллектуальной тяги к обобщению вырастает и символизм Демеля, его частое обращение к аллегорическим и мифологическим образам. Символика Д. однако отличается от свойственного большинству символистов упадочного надстраивания другого мира над реальным. В обобщенном образе Д. находит выражение ярко оптимистическое мироощущение. Печать интеллектуализации лежит не только на аллегоризме, часто надуманном, образов Д., но также и на композиции его произведений. Их строгая архитектоника особенно поразительна в «Двоих». Искусственность в построении этого романа (3 части по 36 романсов, по 36 стихов в каждом, тождественность композиции каждого романса, отточенность концовок) сочетается с свободным, естественно следующим психологическим мотивам, стихом. Так же и в «Превращениях Венеры» цикличность достигнута крайне искусственной связью стихотворений.

Идеология немецкого империализма выражена у Д. в чрезвычайно затемненной и затушеванной форме - в форме эротического пантеизма. В этом сказалось отчасти и то, что Д. был выразителем не ведущих классов империалистического наступления, а лишь втянутых в него мелкобуржуазных слоев. Упадок творчества Д. совпадает с дальнейшей дифференциацией немецкой мелкой буржуазии, с выдвижением новых слоев ее, уже явно оппозиционных немецкому капитализму.

Библиография:

1. Собр. сочин. Д. в 10 тт., Fischer Verlag, 1910; и в 3 тт., 1913; Mein Leben, Lpz., 1922; Gesammelte Werke in Einzelausgaben, Fischer, Berlin, 1923; Bekenntnisse, 1926. На русск. яз.: Собр. сочин. в 2 тт. (проза), перев. Л. Горбуновой, предисл. Ю. Айхенвальда, изд. К. Некрасова, М., 1911-1912 (т. I. Автобиография, Спутник человеческий, Трагикомедия, Трагизм и драма; т. II. Странички жизни, Новеллы: Три сестры, Оборотень и др.).

II. Фриче В. М.. Художественная литература и капитализм, ч. 1, М., 1906; Bab J., R. Dehmel, 1903 und 1926; Schaukal R., Dehmel’s Lyrik, 1907; Ludwig E., R. Dehmel, Berlin, 1913; Kunze, R. Dehmel’s Dichtung als Ausdruck der Zeitseele, L., 1913; Krueger Th., R. Dehmel als religios-sittlicher Charakter, 1921; Adler Fr., Dehmel uber Metrik, в журн. «Euphorion», 24, 1923; Schonborn Th., Dehmel und seine Heimat, 1923; Pamperrien R., Das Problem menschlicher Gemeinschaft in R. Dehmel’s Werk, Tub., 1924 (психоаналит. раб.).

III. Frels Wilh., Dehmel-Literatur, «Die schone Literatur», 1928.

ДЕМЕНТЬЕВ

ДЕМЕНТЬЕВ Николай Иванович (1907-) - поэт. По происхождению интеллигент; в 1925-1928 состоял в ВЛКСМ. Учился в ВЛХИ и на лит-ом отделении I МГУ. Печатается с 1924 (в «Красной нови», «Комсомольской правде», «Молодой гвардии», «Новом мире», «Октябре» и др.). До 1928 Д. состоял в группе «Перевал», ныне близок к РАППу. Д. прошел серьезную выучку у мастеров Лефа (Пастернак, отчасти Асеев).

ДЕМИДОВ

ДЕМИДОВ Алексей Алексеевич (1883-) - современный прозаик. Р. в крестьянской семье, в Тульской губ. Служил писарем в своем селе, чиновником в тульском и виленском банках, в Петрограде и Москве.

Д. - автор ряда рассказов и повестей о крестьянстве и мелкобуржуазной интеллигенции. Основной труд - трилогия, в к-рой от смутных детских впечатлений до расцвета сил развертывается автобиографическая история человека, родившегося в крестьянской семье, занимавшегося земледельческим трудом, отданного в писари, попавшего в чиновники («Жизнь Ивана»), а затем в рабочую среду, активно участвовавшего в подготовке к Октябрьской революции, ее свершении («Вихрь»), строительстве новой, социалистической деревни и становящегося известным художником («Село Екатерининское»). Творчество Д. определяется социальным бытием середняцкого крестьянства, осознающего безвыходность мелкого товаропроизводителя в капиталистическом обществе и единство своих путей с пролетариатом под его идейным влиянием и руководством. И потому линия его идейно-психологического развития идет от либеральных, революционно-демократических настроений пролетариата. Так в романе «Жизнь Ивана» Д. проявляет себя в качестве либерального, в лучшем случае революционно-демократически настроенного писателя. Классовых противоречий и классовой дифференциации в деревне автор почти не замечает. Например им совершенно игнорируется классовый характер власти старшины. «Вихрь» - шаг Д. вперед к некоторому пониманию классовых ситуаций. Февральская революция воспринимается и изображается им как преддверие к наступающей Октябрьской революции. В романе «Село Екатерининское» Д. подходит к осознанию внутренней мощи революции, ее способности переплавить психику человека. Но данное приближение Д. к пролетарской идеологии совершается с большими идеологическими срывами. В «Селе Екатерининском» таким срывом является индивидуалистический мотив личного воздаяния за издержки, произведенные Ворониным в революцию, и примиренческая, затушевывающая напряженность и остроту классовой борьбы, концовка. Центральный образ в романах «Вихрь» и «Село Екатерининское» представляет фигура коммуниста. Но в «Вихре» этот образ дается описательно, внешне, схематично, а в ярком и убедительном действии и показе раскрывается, напротив, характер мелкобуржуазного интеллигента Поленова. В романе «Село Екатерининское» центральное лицо - коммунист Воронин - в значительной мере индивидуалистично, мелкобуржуазно. Наиболее яркий, социально и психологически убедительный персонаж «Села Екатерининского» - учитель. Все это говорит о том, что понять динамику действительности Д. легче, нежели психологически переплавить себя.

Библиография:

I. Жизнь Ивана, Роман, М., 1923; изд. 6-е, «ЗИФ», М., 1929; Вихрь, Роман, изд. 5-е, Гиз, 1929; Зеленый луч, изд. МТП, 1928; Село Екатерининское, Роман, «ЗИФ», М., 1929.

II. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М., 1928; Ревякин А., Антология послеоктябрьской крестьянской литературы (печатается).

ДЕМИРЧЯН

ДЕМИРЧЯН Дереник (1876-) - армянский поэт и беллетрист. Выступил на лит-ое поприще в 90-х гг.

Поэзия Д. проникнута упадочническими настроениями; гнетущий пессимизм и безысходная тоска проходят через все его стихотворения («Осень», «Из старых песен», «Пустая комната» и др.).

В его рассказах фигурируют ремесленники, крестьяне и лавочники - люди ограниченные, без особых запросов, придавленные постоянной нуждой («Желудок», «Эй», «Лавочник», «Улыбка», «Лишняя» и др.) - типичные представители растерянной мелкой буржуазии, загнанные в тупик грозными событиями войны 1914-1918. Д. оплакивает их горькую долю.

Октябрьская революция вызвала перелом в мировоззрении и настроениях Д., она вывела его из тупика, открыв перед ним те пути, которые ведут человечество к социализму. Этот перелом заметен в его восточной сказке-комедии «Храбрый Назар». Здесь автором показан веками обманываемый народ, к-рый пробуждается к сознательной жизни, рвется к свободе и, восстав, опрокидывает королевскую власть «Храбрых Назаров». Правда, в этой комедии еще нет конкретной революционной среды, свобода воспевается отвлеченно, но в последних своих рассказах (см. журн. «Новый путь», №№ 1, 5, 6 за 1929) Д. вплотную подходит к отображению советской действительности, рисуя типы новых людей - строителей социализма. Таковы партийцы из рассказа «Трое», сюжет которого взят из жизни пограничников на берегу р. Аракса в Советской Армении.

Центральные персонажи здесь - закаленные бойцы, прошедшие огонь и воду на фронтах гражданской войны; автором затронуты также вопросы складывающегося нового быта, проблема любви, дружбы и коммунистической этики.

В рассказе «Рашид» развернута картина советизации затерянной в горах татарской деревни, показаны процесс ее классового расслоения и борьба батраков с кулачеством и реакционными силами деревни, в к-рой одерживает победу бедняцко-середняцкая масса.

Такова эволюция творчества Д. По манере письма Д. - реалист. В наши дни он является одним из левых попутчиков среди писателей Советской Армении, идеологически все больше приближающимся к Октябрьской революции.

Библиография:

I. На армянском языке: Знакомые, Рассказ, Эривань, 1927; Рассказы, сб., Эривань, 1928; Сборник стихотворений, Суд, Храбрый Назар, Эривань, 1929; Трое, Рассказ, журн. «Новый путь», 1929, № 1; Рашид, Рассказ, журн. «Новый путь», 1929, №№ 5-6. Перев. на русский язык: Поэзия Армении, Под редакцией В. Брюсова, М., 1916, стр. 401-402; «Сборник армянской литературы», Под редакцией М. Горького, П., 1916, стр. 201-202;

II. Папазян В., История армянской литературы, Тифлис, 1911; Сурхатян, Армянская литература, т. II, Эривань, 1926; С. С., журн. «Гракан диркерум», Эривань, 1927, № 9; Г., журн. «Гракан диркерум», Эривань, 1928, № 9. На русск. яз.: Брюсов В., Введение к сб. «Поэзия Армении», М., 1916; Макинцян П., Очерк армянской литературы, в «Сб. армянской литературы», Под редакцией М. Горького, П., 1916; Сурхатян, Литература Советской Армении, газета «ЧИП», 1928, № 28.

ДЕМОЛЬДЕР

ДЕМОЛЬДЕР Эжен (Eugene Demolder, 1862-1913) - бельгийский беллетрист. Выступил с рядом критических статей в 1889. Первая его книга - сборник критических статей «Impressions d’Art». За ней следует ряд рассказов - «Contes d’Yperdamme» (1891) - и легенд на евангельские темы - «Recits de Nazareth» (1893) и др. Однако широкую известность Демольдер приобретает своими историческими романами. Один из них - «Изумрудный путь» (La route d’emeraude) - посвящен быту XVII в. (сюжет сосредоточен на художнике Рембрандте). Другой, построенный на легендарности и фантастике («Les Palins de la Reine de Hollande»), переносит действие в Голландию, а третий («Садовник госпожи Помпадур») - во Францию XVIII в.

Последние произведения Д. - путевые заметки об Испании («L’Espagne en Auto») и «Ковчег г. Шёню» (L’Arche de monsieur Chenus), в к-ром он показал мастерство своего изысканного стиля. Демольдер принадлежит к группе реалистов молодой литературной Бельгии, заботившихся о чистоте яз. С сюжетной стороны его произведения всегда ясны и четки. Описания декоративны и живописны, краски интенсивны. Д. любит эпитеты, которые у него всегда метки и продуманны. Описательный реализм преобладает у Д. над психологическим. Он идет от живописи к лит-ре. Изучив старых мастеров живописи XVII в., он живописует их красками. Все действующие лица его романов обусловлены обстановкой, порождаются декоративностью фона. Д. особенно чувствовал эпоху и место действия. В своих романах он воспроизводит то изобильную Голландию, картины которой носят, как на полотнах голландских художников, колорит эпохи, то в акварельных тонах изображает, на манер Ватто, усталую роскошь усадьбы королевской фаворитки, то описывает причудливые перипетии жизни голландской королевы. Д. закрывает глаза на действительность. Он уходит в мир легенды, в сказку, но, изображая прошлое своего народа, свидетельствующее о его великих творческих силах, косвенно отражает в своих произведениях национальное возрождение современной ему Бельгии, вызванное развитием капитализма.

Идеализируя старую Бельгию, Демольдер бессознательно способствовал возвышению буржуазии как наследницы ее культуры, созданной художниками здоровья и богатства - Тенирсами, ван-Гёльденами, Питером де Гоогом и др.

Библиография:

О Д. на русском яз. ничего нет. Destree Jules, Cours sur les ecrivains belges contemporains, Brux., 1896; Verhaeren, Les lettres francaises en Belgique, Brux., 1907; Gauchez Maurice, Le livre de Masques belges. ed. «La societe nouvelle», Р. et Mons, 1909; Ramaekers G., Eugene Demolder, 1920; Fontaines Andre, Quatre prosateurs belges, «Mercure de France», 1901.

ДЕМОН

ДЕМОН - см. Сатана.

ДЕМОНИЗМ

ДЕМОНИЗМ - явление лит-ой сюжетики, построенное на функциональном перемещении традиционных (в частности, установленных богословской традицией, см. Сатана) отрицательных и положительных характеров и введении отрицательного характера в качестве героя. Однако в отличие от позднейшего сатанизма для Д. типично не столько абсолютное приятие зла, сколько раскрытие положительных черт во внешне отрицательном образе. Черты, из к-рых слагается облик демонического героя, это - неприятие мира и мирового порядка (см. Мировая скорбь), пессимистическая переоценка этических и религиозных норм, одинокий бунт против существующих социальных отношений во имя неограниченной свободы личности, приводящий, несмотря на присущую демоническому герою любовь к «страждущему человечеству», к «тяготеющим на его душе» тайным преступлениям. Необходимость сюжетного и композиционного выявления этих черт, в частности противоречия между внешне отрицательным и внутренне положительным образом демонического героя, приводит к сюжетике романа ужасов, композиционной технике тайны, построенным на резких контрастах в характеристиках.

В основе Д. лежит так. обр. ярко индивидуалистическое отталкивание от действительности, анархический бунт, характерный для психоидеологии общественных групп и классов, оказавшихся «под колесом истории». Действительно, Д. как форма сюжетики особенно типичен для стилевого комплекса дворянского романтизма (см.), - таковы демонические герои Байрона («Каин», «Манфред», «Преображенный урод», «Лара», «Корсар» и т. д.), А. де Виньи («Элоа»), Лермонтова («Демон») и др. Перетолкование наблюдаемых социальных несправедливостей в «неискоренимую» несправедливость мирового порядка или полное устранение социального момента и перенесение бунта демонического героя исключительно в область религиозных и этических норм отличает этот характер от близкого к нему многими мотивами образа «благородного разбойника», выдвинутого в качестве выразителя революционных настроений буржуазной лит-рой XVIII века («Разбойники» Шиллера и так далее). С другой стороны, наличие в демоническом герое момента бунта позволяет - после канонизации этого образа в романтической поэтике - буржуазному романтизму вводить в него и элементы революционных настроений; таковы напр. демонические герои В. Гюго («Рюи-Блаз», «Человек, который смеется» и др.), в мещанском романе снижающиеся до фигуры загадочного благодетеля несчастных и карателя тайных преступлений («Монте-Кристо» Дюма, «Парижские тайны» Сю). Об аналогичных явлениях в конце XIX в. - см. Сатанизм.

ДЕМОНОЛОГИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

ДЕМОНОЛОГИЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА - литература, излагающая в наукообразной форме (трактатов, рассуждений) утверждаемые известной религией воззрения на враждебных главному божеству (ам) духов (демонов, «нечистую силу»). Д. л. представлена в средневековой христианской и иудейской письменности, в литературах Востока (исламской, буддийской и др.), в античной, в европейских литературах XV-XVII вв. В более широком смысле к Д. л. можно отнести и многочисленные произведения устной словесности на эту тему. Об использовании сюжетики (и реже - форм) Д. л. в художественных произведениях - см. Сатана.

ДЕНДИЗМ

Статья большая, находится на отдельной странице.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV