Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "Д" (часть 5, "ДИН"-"ДОМ")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "Д" (часть 5, "ДИН"-"ДОМ")

ДИНА БАНДАУ МИТРА

ДИНА БАНДАУ МИТРА - см. Бенгальская литература.

ДИНАМИЗМ

ДИНАМИЗМ. В ряду тех многочисленных лит-ых и художественных направлений, к-рые появлялись в первой четверти нашего столетия, Д. как особая литературная школа сыграл относительно небольшую роль. Д., декларирующий себя особой школой, появился непосредственно во Франции до войны 1914. Представители школы - поэты Госсе («изобретатель» термина le dynamisme poetique, 1910), Лебесги - наиболее значительный из них - Анри Гильбо (см.), глава школы и впоследствии автор многочисленных революционных стихотворений («Краскремль» и др.). Д., как и родственные ему итальянский футуризм и немецкий активизм, вырос на основе быстрого развития крупной индустрии и вообще крупнокапиталистических отношений и отражает понимание действительности передовой мелкобуржуазной интеллигенцией. Д. в своей теории (статьи Госсе и Гильбо) и в практике боролся против сентиментализма, против пассеизма («статичности»), против самодовлеющего романтизма в лит-ре, и в первую очередь в лирике, за динамическую поэзию, отражающую темп и ритм («динамическую сущность») индустриальных городов. Вместо поэтической изысканности была введена в поэзию простота выражений, терминология повседневного и в частности техники. Динамисты пользовались свободным стихом и ритмической прозой как средством, дающим больше возможности выражать «могучий», «мощный» ритм индустриальной и урбанистической жизни. В тематическом отношении первое место у динамистов занимают машины, городские улицы, движение вообще и создающий и регулирующий это движение человек.

Через обобщенный и оторванный от социальной конкретности образ этого действующего человека Д. - особенно в поэзии Гильбо - пришел к пролетариату. В первое время пролетариат в динамической поэзии играл роль не класса, а выступал в качестве только городской массы, представляющей для динамистов наиболее яркий поэтический образ «человеческой» динамики. В этот период немаловажную роль сыграло влияние поэзии Верхарна.

Впоследствии, когда Гильбо стал сознательным борцом коммунистического движения и свою поэзию посвятил пропаганде идей коммунизма и пролетарской революции, динамизм как особая школа перестал существовать.

Библиография:

Фриче В. М., Западно-европейская литература XX века, Гиз, 1926.

ДИНАМОВ

ДИНАМОВ Сергей Сергеевич (1901-) - литературовед. Член ВКП(б). Был текстильщиком и литографом, с 1919 по 1926 - в Красной армии, с 1926 - аспирант Института языка и литературы РАНИОНа. В данное время научный сотрудник и член коллегии Института, заместитель председателя подсекции западной литературы Комакадемии. Работает преимущественно в области английской и американской литературы XX века.

Библиография:

I. Четыре современных литературы: американская, немецкая, французская, английская, написано совместно с Ив. Анисимовым, печатается изд-вом «Московский рабочий»; Статьи: Авантюрный роман, I т. БСЭ, Эптон Синклер, Синклер Льюис, Художник рабочей Англии Джемс Уэлш («Печать и революция»); Герберт Уэлс; К проблеме интеллигенции; Проблема автобиографического романа («На лит-ом посту»); Литература американских бродяг («Вестн. иностр. лит-ры»); Ряд вводных статей к произведениям Драйзера. Редактировал ряд переводов с английского: Собр. сочин. Драйзера («ЗИФ»); «Мир Вильяма Клиссольда», «В ожидании» Уэлса и др.

II. Писатели современной эпохи, т. I, ред. Б. П. Козьмина, изд. ГАХН, М., 1928.

ДИНЕЗОН

ДИНЕЗОН Яков (1856-1919) - создатель сентиментального дидактического романа в еврейской литературе. Начав свою деятельность в эпоху расцвета еврейского демократического просвещенства, Динезон в своих художественных произведениях и довольно многочисленных публицистических статьях отстаивал идеи этого движения, вел активную борьбу против гебраистов за еврейский язык («идиш»).

Его романы и рассказы проникнуты наивной верой в торжество добра и справедливости. Тема его произведений - острая напряженная борьба добродетельных и порочных. Несмотря на дидактизм и схематизм, книги Динезона содержат огромный бытовой материал. Его произведения стали излюбленными книгами еврейского массового читателя, начиная с конца 80-х гг. до революции 1905. Социально «униженный и оскорбленный» читатель проливал слезы над судьбой обиженных женщин и сирот, к-рым Д. посвятил свои наиболее популярные произведения. Творчество Д. сыграло огромную роль в преодолении влияния бульварного писателя Шомера (см.), имевшего в то время исключительный успех.

Первое произведение Д. «Beoawoin Owois» (За грехи отцов, 1876, ч. 1), где изображена борьба «просвещенной» молодежи против фанатических родителей, было запрещено цензурой. Остальные произведения: «Haneowim wehaneimim» (1777), «Ewen Negef» (1890), «Herschele» (1891), «Josele» (1899), «Alter» (1903), «Kindersche Neschomes» (1904) и др. Д. перевел на еврейский язык «Еврейскую историю» Гретца, написал ряд компилятивных работ по мировой истории: «Египет», «Вавилония», «Индия», «Китай» и др. Сотрудничал почти во всех наиболее значительных журналах, сборниках. Активный работботник еврейской литературной общественности, Динезон был более тридцати лет бессменным спутником И. Л. Переца (см.), в жизни и творчестве к-рого он сыграл значительную роль.

Библиография:

Reisen, Lexikon fun der jidischer literatur, B. I, 2 Aufl., Wilno, 1926, SS. 699-710; Litwakow M., In Umru, B. II, M., 1926, SS. 29-33.

ДИОНИС

ДИОНИС (Вакх) - греческое божество, воплощение жизненной силы. Древнейшие формы культа Д. сохранились во Фракии, где они имели «оргиастический» характер: участники культа, одетые в звериные шкуры, в массовых радениях доводили себя до исступления (экстаза), разрывали на части и пожирали в сыром виде воплощавшее бога животное (чаще всего быка или козла), приобщаясь таким образом к божеству и достигая «богоодержимости» (энтузиазма), становясь «вакхами». При этом отождествляются: 1. самое божество, 2. растерзываемое животное и 3. участники коллективного священного действа. Культ Д. находится в тесном родстве с земледельческими культами умирающих и воскресающих богов растительности (Адонис, Озирис и т. п.), но отражает более ранние социальные отношения и более древний строй мысли. Дионисийские обряды восходят к тому времени, когда общественное разделение труда было весьма незначительно, и первобытная группа совершала свои священные действа исключительно коллективно; божество еще не представляется на недоступной высоте, и к нему можно приобщиться примитивным способом: пожиранием растерзанного животного, в котором божество воплотилось. Самое представление о мире еще недостаточно дифференцировано, и Дионис объединяет в себе надземную и подземную сферу, жизнь и смерть в их нераздельном слиянии и отождествлении. Радения Д. осуществлялись в значительной мере женщинами, которые в «богоодержимости» становятся «вакханками», «мэнадами» (т. е. исступленными); они и терзают Диониса и одновременно пестуют его как воскресающего бога-младенца. Эта преобладающая роль женщин объясняется тем, что в самые ранние периоды земледелия, когда радения возникли, оно находилось почти исключительно в руках женщин, совершавших таким образом магический обряд укрепления жизненной силы нового бога, от которого, по их верованиям, зависел новый урожай. Из Фракии почитание Диониса перешло в Грецию, где для религии Диониса существовала благоприятная почва благодаря распространению сельских культов и обрядов аграрной магии. Однако воспринятая крестьянским населением Греции фракийская религия с ее первобытным недифференцированным характером встретила сильное противодействие со стороны аристократии, идеология которой строилась на «благоразумии» и «умеренности», на уважении к установленным социальным граням (см. Аполлон). Идеологическому центру греческого феодализма, дельфийскому святилищу Аполлона, удалось наконец овладеть новым религиозным движением. Дельфы приняли Диониса как божество, равноправное с Аполлоном, но оргиастические формы культа Д. были значительно смягчены. Д. был признан сыном Зевса, рожденным от фиванки Семелы (обычная форма ассимилирования чуждых божеств с олимпийскими богами; при этом в мифе сохранена архаическая черта двойного рождения, восходящая вероятно к первобытным обрядам «вторичного рождения» юношей при достижении ими зрелости: Семела гибнет от козней ревнивой Геры, и Зевс зашивает недоношенного Д. в свое бедро и вынашивает его до конца); в гражданском культе греческих государств Д. уделяется место бога вина и опьянения, а также владыки душ умерших. Ожесточенная социальная борьба VII-VI вв., сопровождавшая распад греческого феодализма, была благоприятна для религии Д. Пессимистические настроения аристократии облеклись в учение орфиков о греховности всех границ, всякого обособленного существования, греховности, от которой душа, заключенная в темницу - тело, может освободиться для слияния с первоединым божеством лишь путем аскетической жизни и приобщения к мистериям Диониса, растерзанного и вновь воскресшего (в орфическом мифе Дионис-Загрей растерзан и съеден титанами (лишь сердце Д. спасает Афина и передает Зевсу, к-рый, проглотив это сердце, рождает нового Д.); титанов Зевс испепеляет, а из их золы создает людей; поэтому в людях соединено злое титаническое начало - тело - с дионисийским - душой). С другой стороны, культ Диониса как владыки душ умерших усиленно выдвигался «тиранами», политическими вождями торгового капитала, в противовес аристократическому культу героев, мифических прародителей знатных родов. Оргиастический характер культа Д., где участвующие в священном действии считали себя перевоплотившимися в бога и его спутников (мэнад или лесных демонов-сатиров) и надевали соответствующие маски, создал специфические литературные формы. Таковыми являются: культовая песнь дионисийских празднеств - дифирамб (см.) и драма (см.) - «действо»; Д. становится покровителем актерского искусства, и на грани VI-V вв. до христ. эры, как один из элементов культа Д., впитавшего в себя аграрные магические обряды и поминальные моменты героического культа, создаются в Аттике трагедия (см.) и комедия (см.). В эллинистических государствах религия Д. играла гораздо меньшую роль, но культ его продолжал существовать в течение всей древности; орфические таинства временами привлекали широкие круги и в эпоху упадка античной культуры явились одним из источников неопифагорейской и неоплатоновской метафизики. Изображения дионисийского оргиазма в сохранившейся лит-ре встречаются очень редко (напр. «Вакханки» Еврипида); для эллинистической, в особенности же римской, поэзии Д. является исключительно божеством вина и опьянения. В этой форме образ Диониса переходит в литературу средневековой и новой Европы, и лишь учение Фр. Ницше о метафизическом противоположении двух начал - образного - «аполлоновского» - и беспредметного, музыкального - «дионисийского» (см. Аполлон) вызывает в новейшей лит-ре интерес к исконным формам религии Д. Из русских писателей в этом отношении особенно выделяется Вяч. Иванов (см.), символист и мистик, являющийся одновременно и поэтом и исследователем дионисийства.

Библиография:

Ницше Фр., Происхождение трагедии из духа музыки, СПБ., 1903; Вересаев В., Аполлон и Дионис (см. собр. сочин.); Иванов Вяч., Дионис и прадионисийство, Баку, 1923; Фрэзер, Золотая ветвь; Freret Culte de Bacchus parmi les Grecs, 1756; Maass E. W. T., Διονυσος Πεγλασγος, 1887; Его же, Theokrites D. aus einer Inschrift erlautert, 1891; Wiesler F., Ueber den Stierdionysos, Gottingen, 1881; Его же, Attribute und Symbole des D., 1892; Sittl C., D. Treiben und Dichten, 1898; Wheeler B. I., D. and immortality, 1899; Quandt W., De Baccho ab Alexandri aetate in Asia Minore culto, 1913; Harrit I. R., Origin of the cult of D., 1915; Rohde, Psyche, 2 Bde, Tubingen, 925.

ДИОНИСИОС

ДИОНИСИОС - см. Соломос.

ДИПИРРИХИЙ

ДИПИРРИХИЙ - см. Стихосложение метрическое.

ДИПОДИЯ

ДИПОДИЯ - см. Стихосложение метрическое и Двудольные размеры.

ДИСПОЗИЦИЯ

ДИСПОЗИЦИЯ (латинское «расположение») - термин, применявшийся в средневековых поэтиках в значении «традиционной композиции» (ср. Faral, Les arts poetiques des XII et XIII siecles, 1923), введенный в новейшее литературоведение немецкой «риторической» школой (Флешенберг) и усвоенный некоторыми русскими формалистами (М. А. Петровский). По определению Флешенберга, «Д. как логическое развитие и разделение темы противостоит ее композиции как группировке содержания согласно эстетическим нормам поэтического жанра». В позднейших работах Флешенберга понятие Д. расширяется, включая в себя каноническое расположение материала, обязательное для известного жанра: «в то время как композиция оказывается индивидуально различной, Д. изменяется по жанрам отклонения, т. е. диспозиционное строение определяет риторический жанр в целом, не отдельное произведение». В своем определении Д. русский формализм примыкает к первому определению ее, данному «риториками»: М. Петровский определяет Д. как «расположение моментов действия в хронологической и логической их последовательности; композиция же состоит в группировке моментов действия сообразно тем или иным поэтическим заданиям».

Библиография:

Шор Р., Формальный метод на Западе, сб. «Ars poetica», М., 1927; Петровский М., Морфология пушкинского «Выстрела», «Проблемы поэтики», М., 1925; Его же, Композиция новеллы у Мопассана, «Начала», 1921, № 1; Schissel von Fieschenberg O., Novellenkomposition in Hoffmann’s «Elixir des Teufels», Halle, 1910; Его же, Rhetorische Forschungen, 1912.

ДИСПОНДЕЙ

ДИСПОНДЕЙ - см. Стихосложение метрическое.

ДИССОНАНС

ДИССОНАНС - см. Рифма.

ДИСТИХ

ДИСТИХ - строфа, состоящая из двух нерифмованных строк (двустишие): первой - гекзаметра, второй - пентаметра. Напр.:

«Бьет в гекзаметре вверх водяная колонна фонтана,

Чтобы в пентаметре вновь мерно-певуче упасть».

Д. возник и особенно культивировался в античном стихосложении (см.); т. к. им обычно писались элегии, то он носил еще название элегического стиха. Д. мог существовать и отдельно (афоризмы, изречения, эпиграммы и т. п.). Из античной поэзии Д. усваивается ученой латинской поэзией раннего средневековья и Ренессанса.

Как подражание античному миру Д. возрождается в силлабо-тонических метриках неоклассицизма. В немецкой поэзии известны «Ксении» Гёте и Шиллера - более шестисот дистихов эпиграмм; у нас Д. писали: Пушкин, Дельвиг, в недавнее время - Брюсов. См. Строфика.

ДИТРИХ БЕРНСКИЙ

ДИТРИХ БЕРНСКИЙ - герой германского цикла эпических сказаний, в своей древнейшей части восходящих к преданиям эпохи Великого переселения народов. В основе сюжета Д. Б. и лежат сказания о распре знаменитого короля остготов Теодориха (475-526) с вождем германских наемников Одоакром (ум. 493). В дальнейшем процессе сложения эпоса менее популярное имя Одоакра (засвидетельствованное лишь в древнейшей форме эпоса) заменяется именем остготского короля Эрманариха (ум. 375), который превращается в дядю и недруга Теодориха-Дитриха; само предание входит в широкий круг сказаний об Аттиле (см.), при дворе которого Теодорих-Дитрих проводит годы своего изгнания, и включает в себя ряд широко распространенных мотивов героического эпоса, - в том числе древний мотив боя отца с сыном, имеющий параллели в ирландских (Кухуллин), персидских (Рустем и Зораб), древнегреческих (Одиссей и Телегон), а также русских (Илья Муромец и Сокольничек) героических сказаниях. В позднейших формах сказание о Д. Б. контаминируется и с циклом «Нибелунгов» (см.).

Дальнейшее оформление эпоса определяется социальной средой его бытования: сказание о Д. Б. рано становится достоянием шпильманской поэзии (см.), обслуживавшей в значительной степени и крестьянство; по многочисленным указаниям средневековых хроник о Д. Б. «поют и сказывают мужики». Отсюда - своеобразное преломление эпоса, превращение германского витязя, предводителя дружины, в гонимого судьбой борца за попранное право, самоотверженного заступника обиженных, отдающего свое царство в выкуп за своих богатырей и пешим уходящего в изгнание; отсюда - обрастание сюжета многочисленными сказочными мотивами, эпизодами борьбы Д. с карликами и великанами, мотивами, до недавнего времени бытовавшими в немецкой крестьянской среде. Характерно, что в церковной традиции Д. Б. как еретика живьем уносит дьявол (хроники). Из эпических обработок цикла Д. Б. сохранились: «Песнь о Хильдебранде» (древняя запись около 800, сделанная в монастыре Фульда двумя лицами на обертке духовного кодекса; народная песня XVI в.), «Бегство Д.» и «Битва при Равенне» (составленные в конце XIII в. австрийским шпильманом Генрихом Фоглером), «Смерть Альпхарта» (северо-баварская обработка сер. XIII века), «Король Лаурин или малый розовый сад», «Большой розовый сад», «Выезд Экке», «Сигенот» и «Виргиналь» (дошедшие в многочисленных списках и лубочных изданиях позднего средневековья). Из Саксонии предание о Д. Б. переходит и в скандинавские лит-ры; в первой половине XIII века в Норвегии составляется сага о Тидреке, объединившая все старые сказания и контаминировавшая их с «Нибелунгами» и сказаниями других циклов.

В эпоху Тридцатилетней войны сказание о Д. Б. умирает в Германии. На Ферейских островах в конце XIX в. бытовали песни-баллады о Д. Б., последний отголосок героических баллад (вис), порожденных в Дании, Норвегии и на Ферейских островах сагой о Тидреке. См. «Нибелунги».

Библиография:

I. Deutsches Heldenbuch, hrsg. v. H. Martin, 1866-1873; Simrock K., Kleines Heldenbuch (перев. на новонемец. яз.); Его же, Amelungenlied, 1843 (пересказ сказаний о Д. Б.); «Laurin» и «Rosengarten» переиздавались Holz’ем в 1893 и 1897. Старая запись Hildebrandslied переиздавалась с 1792 много раз.; Braune, Althochdeutsches Lesebuch, 1911; новая версия - Uhland, Alte hochdeutsche und niederdeutsche Volkslieder. Немец. перев. саги - Rassmann, Heldensage; V. d. Hagen, Nordische Heldenromane, 1873.

II. Muller W., Die geschichtliche Grundlage der Dietrichsage, 1855; Meyer K., Die Dietrichsage in ihrer geschichtlichen Entwicklung, 1868; Heinzel R., uber die ostgotische Heldensage, Wien. Akad. d. Wiss., Phil.-hist. Klasse, B. 119, 1889; Jiriczek O., Die deutsche Heldensage, 1906; Boer R. C., Die Sagen von Ermanarich und Dietrich von Bern, 1910; Altaner Br., Dietrich von Bern in der neueren Literatur, 1912; Haupt W., Zur niederdeutschen Dietrichsage, 1914; Friese Hans, Thidrekssaga und Ditriechsepos, 1914; Patzig H., Dietrich von Bern und sein Sagenkreis, 1917; Schneider H., Deutsche und franzosische Heldenepik, 1926.

ДИФИРАМБ

ДИФИРАМБ - жанр древнегреческой хоровой лирики. Д. - народные гимны бурного оргиастического характера, исполнявшиеся хором, большей частью переодетым сатирами, на празднике сбора винограда в честь бога вина Диониса (см.). В VII веке до христ. эры поэт Арион придал Д. художественное оформление, особенно, повидимому в музыкальной части. Отчасти из народного Д. получила происхождение греческая трагедия (см.). В V в. до христ. эры, напр. у поэта Вакхилида, Д. приближается к драме, иногда приобретая форму диалога, исполнявшегося под аккомпанимент флейты и чередовавшегося с пением хора.

В новой европейской лит-ре попытки возродить формы Д. связаны с Ренессансом; однако представление о Д. еще в XVIII веке не вполне соответствует его подлинной форме. В Италии Д. культивируется в эпоху Барокко с его характерным тяготением к пышным формам («Бахус в Тоскане» Реди, «Триумф Бахуса» Баруффальди). В Германии попытки, мало удачные, возродить Д. делают «анакреонтики» и поэты «Sturm und Drang’a» XVIII в. (Д. Виламова, Мюллера, Гердера, Шиллера). Самостоятельное подражание античным дифирамбам - сатирические «Д. Дионисию» Ницше в 80-х годах XIX века.

Библиография:

Schmidt M., Diatribe in dithyrambum, В., 1845; Sheibe E., De dithyramborum graec. argumentis, Lips, 1862.

ДИФФАМАЦИЯ

ДИФФАМАЦИЯ, или опозорение в печати, известна буржуазному уголовному законодательству как преступление, близкое к клевете, но отличающееся от нее двумя признаками:

1. Д. есть оглашение каких-либо позорящих фактов в печати, тогда как клевета может быть совершена на словах или в письме;

2. в Д. преступный момент заключается в самом оглашении в печати позорящих сведений, независимо от их правильности, клевета же всегда рассматривается как сообщение заведомо ложных сведений.

Поэтому против обвинения в клевете можно защищаться, доказывая правильность сообщенных сведений, а против Д. указанием на это защищаться нельзя. Д. была известна законодательству дореволюционной России как «оглашение в печати о частном или должностном лице, обществе или установлении такого обстоятельства, к-рое может повредить их чести, достоинству или доброму имени». В таком виде Д. являлась средством ограничения свободы печати не только против вторжения последней в частную жизнь граждан, но и против разоблачения в прессе неправильных действий должностных лиц. В отношении должностных лиц допускалась защита против обвинения в диффамации указанием на истинность оглашенного в печати позорящего обстоятельства, касающегося служебной деятельности опозоренного лица. Однако обвиняемый мог защищаться только путем представления письменных доказательств, что практически представлялось почти невозможным. В целях ограничения возражений со ссылками на письменные доказательства круг должностных лиц толковался ограничительно; закон рекомендовал суду даже в случае представления письменных доказательств, подтверждающих правильность оглашенных сведений о должностном лице, освободив обвиняемого от обвинения в Д., подвергнуть его все же взысканию по обвинению в оскорблении. На Западе Д. рассматривается либо как преступление против законодательства о печати (французская система), либо как частный случай клеветы (германская система).

Советский уголовный кодекс не знает Д. В уголовном кодексе 1922 в ст. 175 была предусмотрена лишь клевета в печатном или иным образом размноженном произведении. В уголовном кодексе редакции 1926 о том же говорит вторая часть ст. 161. Причина этого заключается в коренном отличии положения нашей печати от печати буржуазных государств. Разоблачение неправильных действий должностных лиц является задачей печати как одного из мощных рычагов советского строительства. Рабкоровское и селькоровское движение было бы невозможно, если бы уголовный закон предоставлял разоблаченным должностным лицам привлекать разоблачителей к суду за Д., сделалась бы невозможной и самокритика. Поскольку разоблачение должностных и частных лиц производится в общественных целях, оно не может само по себе явиться основанием для судебного преследования разоблачителя. Разоблаченный может защищаться лишь обвинением в клевете. Он должен доказать, что разоблачитель разгласил не только позорящие сведения, но и сведения заведомо ложные.

Библиография:

Кони А., За последние годы; Бернштам Вл., Диффамация по русским законам, «Русское богатство», 1901, № 5; Lilienthal, Ueber Nachrede und Verleumdung, «Vergleichende Darstellung d. Deutsch. und Ausl. Strafrechts»; Rubo, Zur Lehre von der Verleumdung.

ДИХОРЕЙ

ДИХОРЕЙ - см. Стихосложение метрическое.

ДИЭРЕСА

ДИЭРЕСА - см. Стихосложение метрическое и Ритмика.

ДИЯМБ

ДИЯМБ - см. Стихосложение метрическое.

ДМИТРИЕВ

ДМИТРИЕВ Иван Иванович (1760-1837) - поэт и баснописец. Служил при дворе; при Павле I был обер-прокурором сената. при Александре I - министром юстиции.

Лит-ая деятельность Д. не имеет особого значения, хотя в свое время он пользовался большой популярностью. Помимо лирических стихотворений и обычных для того времени придворных од и посланий («Глас патриота на взятие Варшавы», «Стихи на высокомонаршую милость», «Песнь на день коронования» и т.п.), Д. написал четыре книги басен (68 басен), которыми первоначально и обратил на себя внимание. В них он является одним из последних представителей той дидактической струи в русской дворянской литературе, которая определилась еще при Сумарокове. Кроме того он один из первых пытался привить лит-ре элементы народной поэзии и написал ряд песен в «народном духе», из которых одна была очень популярна («Стонет сизый голубочек, стонет он и день и ночь; миленький его дружочек отлетел надолго прочь» и т.д.). Наконец Д. был известен и как сатирик и юморист, чрезвычайно поверхностный. Помимо эпиграмм особенно ценилась его сатира «Чужой толк», направленная против тогдашних напыщенных одописцев, цель которых: «...награда перстеньком, нередко сто рублей, иль дружество с князьком» (что впрочем не мешало Д. самому писать такие же оды, как напр. написанные в один год с сатирой «Чужой толк» (1794) - «Стихи на победу графа Суворова-Рымникского, одержанную над польскими войсками, когда он в три дня перешел семьсот верст»), и сказка «Модная жена» (о «моднице», обманывающей мужа). Поэзия Д. питается психологическими переживаниями среднепоместного дворянства (мотивы созерцательности и меланхолии, отчужденности от света и тяги к патриархальному укладу). «Итак, еще имел я в жизни утешенье внимать журчанию домашнего ручья, вкусить покойный сон под кровом, где родился, и быть в объятиях родителей моих» («К друзьям моим»). Эта настроенность, равно как и участие Д. в реформе стиха и литературного яз., сближает Д. с вождем поместного сентиментализма, Карамзиным (см.). Однако интимная лирика часто заглушается в творчестве Д. перепевами придворной оды («Освобождение Москвы») и аристократической поэзии («Видел славный я дворец»). Смешение стилей объясняется неспособностью Д. противостоять этим чуждым лит-ым традициям. Гораздо более уверенно прошел по этому пути десятилетием позднее Жуковский (см.).

Библиография:

I. Лучшее издание: Сочин. Ив.Ив.Дмитриева, 2 тт., ред. и примеч. А.А.Флоридова, СПБ., 1893 (приложение к журналу «Север» за 1893). Кроме этого изд., сочин. и переводы Д. выдержали раньше 6 изданий. Позднее были опубликованы письма Д. к Вяземскому (СПБ., 1898) и другие («Русская старина», 1903, XII).

II. ПыпинА.Н., История русской литературы, т.IV, СПБ., 1899; изд. 4-е, СПБ., 1913.

III. МезьерА.В., Русская словесность с XI по XIX ст. включительно, ч.2, СПБ., 1902.

ДМИТРИЕВА

ДМИТРИЕВА Валентина Иововна (1859-) - русская писательница. Родилась в крестьянской семье, работала в деревне в качестве сельской учительницы. Много печаталась в «Деле», «Русском богатстве», «Русской мысли», «Вестнике Европы»; выпустила кроме нескольких сборников повестей ряд романов. По своему лит-ому направлению Д. примыкает к народникам. С ними ее роднят неизменные симпатии к крестьянскому труду и глубокая скорбь о разрушении патриархальных деревенских устоев («В разные стороны»).

Библиография:

I. Автобиография Д. в сб. «На помощь учащимся женщинам», М., 1901 и при т. I «Повестей и рассказов», П., 1916; Луначарский А., Журнальные заметки, V, 1904; Колтоновская Е., Творчество, утверждающее жизнь, «Образование», 1907, кн. IX; Эльдарова О., Обзор произведений В. И. Дмитриевой, «Новости детской литературы», 1916, VIII.

II. Мезьер А. В., Русская словесность, с XI по XIX ст. включ., ч. 2, СПБ., 1902; Венгеров С. А., Источники словаря русск. писателей, т. II, СПБ., 1910; Словарь членов о-ва любителей росс. словесности при Моск. ун-те, М., 1910; Владиславлев И. В., Русские писатели, Л., 1924.

ДНЕВНИК

ДНЕВНИК - см. Мемуарная литература.

ДНИПРОВА ЧАЙКА

ДНИПРОВА ЧАЙКА (Л. Василевская) (1861-1928) - украинская писательница и поэтесса. Лит-ая деятельность Д. Ч. начинается в 1884. Большая и лучшая часть произведений ее выходит в последней четверти XIX в. Они были напечатаны в украинских периодических изданиях надднепровской Украины и Галиции. По жанровым признакам писания Д. Ч. распадаются на рассказы, стихотворения в прозе и лирические стихотворения. Из произведений художественной прозы Д. Ч. нужно отметить следующие: «Чудний», «Хрестонос», «Знахарка», «У ночi», «Тень несозданных созданий» и др., изображающие жизнь украинской интеллигенции и крестьянства. Мироощущение и мировоззрение Д. Ч. стоят под знаком народничества. Этим определяется характер и стиль ее творчества. Д. Ч. изображает крестьянство как целое, как единую массу, наделяя ее чертами интеллигентской психологии. Крестьянский быт у Д. Ч. иногда дан в идиллических тонах. Крестьяне в ее рассказах зачастую находятся в самых добрых и сердечных отношениях с помещиками - социальной дифференциации в крестьянской среде Д. Ч. не замечает. Однако ее произведения сплошь и рядом дают фотографически верную картину крестьянской нищеты. В своих очерках из крестьянской жизни Д. Ч. следует приемам этнографической школы. Ее стихотворения в прозе и чистая лирика выявляют глубокое чувство природы. В ритме жизни природы Д. Ч. ищет «вечной гармонии», в созерцании красоты природы - отдыха и успокоения от противоречий общественной жизни и трагедии своей личной судьбы. Отношение писательницы к природе носит на себе явные следы индивидуализма и эстетизма. В поэзии Д. Ч. кроме того сильно звучат национальные мотивы угнетенной Украины. Со стороны художественной формы поэзия Д. Ч. в известной мере предвосхищает символизм. Многие из произведений писательницы до сих пор не опубликованы.

Библиография:

Ефремов Сергiй, iсторiя украiнського письменства, Киiв, Видавництво «Вiк», 1917; Покальчук, Днiпрова Чайка, «Ж. т. й рев.», 1928, № 7-8.

ДНИПРОВСКИЙ

ДНИПРОВСКИЙ Иван (1895-) - украинский драматург, поэт и беллетрист. Р. в крестьянской семье, окончил 6 классов гимназии и филологический факультет Каменец-подольского института народного образования. Печататься начал в 1916 в газете Юго-западного фронта «Армейский вестник». Был одним из основателей организации украинских пролетарских писателей «Гарт».

Вместе с Хвыльовым вышел из «Гарта» и принимал участие в создании Ваплiте (см.) - Вiльна академiя пролетарськоi лiтератури; с момента развала этой организации находится вне лит-ых группировок.

Свою лит-ую деятельность на украинском яз. Д. начал со стихов. По форме и содержанию его поэзия стоит на уровне современной пролетарской поэзии, революционные мотивы являются основными в его творчестве. Из поэтов он первый посвящает большую поэму Донбассу. Постепенно Днипровский переходит на прозу. Первые его рассказы, несмотря на экспрессионизм и любовное описывание жизни большого города, полного шума и движения, уже носят в себе следы какой-то червоточины, мешавшей автору с головой окунуться в революцию. Один из его героев («Пiд чорним парусом») в начале нэпа переживает трагедию в результате противоречий между общественной и личной жизнью. Этот рассказ полон тревоги за исход революции. В дальнейшем эта тревога усиливается и подчиняет себе слабохарактерных героев Д. Будучи членом Ваплiте - группировки, отличавшейся своим упадочничеством, - он печатает свой упадочнический рассказ «За ради неi». В этом рассказе жизнь заставляет революционера-коммуниста сделать выбор между партией и женщиной; побеждает последняя. Впоследствии Д. выступил с довольно бодрым революционным рассказом «Долина угрiв», но все же его творчество не чуждо упадочничества. Ни поэзия Д., ни его беллетристика никогда не возвышались над средним уровнем современного творчества пролетарских писателей: это были не плохие, но все же ординарные вещи. И только в последнее время Д. выдвинулся как один из лучших драматургов современной Украины. Несмотря на то, что «Октябрь в театре» на Украине начался с первых дней революции и в лице Л. Курбаса приобрел талантливейшего вождя реформатора, объявившего беспощадную борьбу рутине и малороссийщине на театральных подмостках, украинская драматургия продолжала питаться соками старого этнографически-бытового театра. Д. удалось с первых же шагов своей драматургической деятельности избежать пагубного влияния «малороссийских трупп». От этого спасло драматурга заострение интереса на проблемах революционного интернационализма, на революционном экстазе. В первой своей пьесе «Любов i дим» Д. задолго до появления пьес Киршона и переделок «Цемента» Гладкова выводит на сцену борющийся пролетариат и показывает возрождение металлургического завода в условиях вредительства и бандитизма. Своей творческой интуицией Днипровский предвосхитил тему, ставшую особенно популярной после шахтинского процесса. В формальном отношении пьеса «Любов i дим» была настоящим событием в украинской драматургии. По своей конструкции она резко отличалась от тех пьес, к-рые до нее были в репертуаре украинского театра. Состоящая из 22 эпизодов, построенных на действенном диалоге, насыщенная движением и действием, пьеса «Любов i дим» заложила основы репертуара для революционного украинского театра. Еще более интересна по своей конструкции вторая пьеса Днипровского «Яблуневий полон», главный герой которой - красноармейская масса. Здесь красочно показана бурная эпоха гражданской войны на Украине, в частности петлюровщина. В этом произведении драматург несколько отошел в сторону от экспрессионизма, дав место лирике и национальным мотивам. В «Яблуневому полонi» Днипровский не только драматург, но и поэт, написавший своеобразную драматургическую поэму о великой революционной борьбе. Пьеса была поставлена театром Л. Курбаса «Березiль» и всеми государственными украинскими театрами и до сих пор не сходит со сцены. Третья пьеса Д. печатается в альманахах «Лiтературний ярмарок». Материалом для нее послужил шахтинский процесс.

Библиография:

I. Отд. изд.: Донбасс, ВДВ, 1922; Плуг, изд. «Шлях освiти», Харкiв, 1924; Добридень Ленiн, ДВУ, Харкiв, 1924; Любов i дим, ДВУ, Харкiв, 1926; За ради неi, изд. «Ваплiте», Харкiв, 1927.

II. Смолич Ю., Драматичне письменство наших днiв, журн. «Червоний шлях», 1927, № 4; Лейтес А. i Яшек М., Десять рокiв украiнськоi лiтературi, Харкiв, ДВУ, 1928.

ДОБРОЛЮБОВ А.

ДОБРОЛЮБОВ Александр (1876-) - поэт-мистик и сектант, один из наиболее ранних представителей русского декадентства. Д. - типичный представитель мелкобуржуазной интеллигенции 90-х гг., очутившейся между наковальней нисходящего народничества и молотом восходящего марксизма. В 1895 вышла его книжка «Natura naturans - Natura naturata», обратившая на себя внимание лит-ых кругов своими странностями и причудами: в книжке - обилие музыкальных обозначений, «белые страницы», пространные посвящения «великим людям» и робкие неряшливо оформленные «заумности». Это была первая «желтая кофта» русского декадентства. Д. выступил глашатаем воинствующего индивидуализма и эстетизма; в своем увлечении последним он проповедывал молодежи «красоту самоубийства». Книжка Д. была отвергнута критикой.

Это обстоятельство, как и случаи самоубийства, вызванные проповедью «красивой смерти», окончательно отрезвили Д.: он отрекся от индивидуализма и стал отшельником. Утонченный эстет превратился в странника-аскета, затем стал главою распространенной в 90-х гг. на Поволжье религиозной секты «добролюбовцев», стремившейся соединить непротивленский морализм толстовства (Д. отбывал наказание за отказ от военной службы) с буддийской мистикой. Проделанный им путь от крайнего декадентства к религиозному анархизму и народничеству Д. запечатлел в своих двух книгах - «Собрание стихов» (1900), под редакцией Валерия Брюсова и Коневского, и «Из книги невидимой» (1905). Эти книги - первое проявление тенденций русского декадентства и символизма, с их противоречивыми стремлениями к формальному словотворчеству, к культу слова, с одной стороны, и к полному преодолению словесной формы - к «растворению» слова в мистическом переживании - с другой. У Д. эти тенденции декадентства и символизма доведены до своего крайнего предела. Естественным следствием этого и явился отход Д. от искусства и литературы.

ДОБРОЛЮБОВ Н. А.

Статья большая, находится на отдельной странице.

ДОБРУШИН

ДОБРУШИН Иезекииль Моисеевич (Jecheskl Dobruschin, 1883-) - еврейский критик, поэт, драматург и переводчик. Лит-ую работу Д. начал как стихотворными, так и прозаическими опытами; в своей последующей разнообразной лит-ой деятельности он время от времени вновь возвращается к стихотворной форме. Как драматург Д. принимает ближайшее участие в работе Московского еврейского государственного театра (сценическая обработка ряда произведений еврейских классиков (Менделе, Шолом-Алейхем, Гольдфаден) и оригинальная пьеса («Суд идет»)). Ему же принадлежит и несколько небольших пьес и сцен агитационного характера (о переходе евреев к земледельческому труду и др.). Из переводных работ Д. отметим перевод «Таис» А. Франса. Но наибольшее значение имеют его литературно-критические работы. Отдавая дань былому «эстетизму», Д. уже в своих ранних критических статьях становится на путь признания социальной значимости лит-ого факта. Среди еврейских писателей Д. один из первых откликнулся на призыв советской власти к созидательной работе, приняв непосредственное участие в проведении ее начинаний в области еврейской культуры. Являясь одним из руководителей журнала «Штром» (Москва, 1922-1924), Д. много способствовал собиранию сил еврейской советской лит-ры. За последнее время опубликовал ряд историко-литературных работ (о творчестве Шолом-Алейхема, Гольдфадена и др.), в к-рых обнаруживает тонкое лит-ое чутье и делает попытки социологической интерпретации литературного текста. Преподает историю еврейской литературы на еврейском отделении II Московского университета.

Библиография:

I. Помимо ранних произведений, ряд пьес и детских произведений Д. издан отдельными книжками и брошюрами. Стихотворения собраны в кн. «Farnachtn», Киев, изд. 2-е, 1921; Литературно-критические работы и статьи - в кн. «Gedankengang», Киев, 1922; Историко-литературные работы печатались в разных еврейских изданиях («Teater-Buch», «Zeitschrift», «Wissenschaftleche Jorbicher»).

II. Ojslender N., Erste trit, «Strom», M., 1923, № 4; Reisen Z., Lexicon fun der jidischer literatur, B. I, 2 Aufl., Wilno, 1926, SS. 655-658.

ДОВГАЛЕСКИЙ

ДОВГАЛЕВСКИЙ Митрофан - украинский драматург и писатель начала XVIII в. Писать начал в 1724. Будучи студентом высших классов Киево-могилянской академии, Д. постригается в монахи и получает имя Митрофан. В 1733, имея звание иеромонаха, Д. выступает уже в роли преподавателя грамматики. В 1736 Д. в качестве ординарного профессора Могилянской академии читает курс поэтики. В то время профессор был обязан не только читать теорию, но и знакомить студентов со своей практикой. Д. пишет «канты» и драмы. Из всех его многочисленных писаний пользуются известностью: рождественская драма «Комическое действие в честь младенствовавшему под лети Христу» и пасхальная драма «Властотворний образ человеколюбия божия». Написание этих драм совпало с тем этапом в развитии театра, когда зритель школьных представлений выявил определенное тяготение не к основе представления - школьной драме, а к ее придатку - интермедии. Интермедии Д. пользовались особенной популярностью. Они отодвигают самую драму на задний план и являются центром представления. Хотя Д. и не решился окончательно порвать с традицией школьной драмы, он все же насытил ее абстрактное содержание живым, взятым из жизни, материалом. Интермедии Д. - это бытовые картинки. В них он обнаружил демократическое мировоззрение, любовь к простому народу и его излюбленному герою - запорожскому казаку. Яз. интермедий Д. - колоритный яз. украинского простонародья того времени - резко отличается от мертвой церковной славянщины и подготовляет почву для Котляревского, утвердившего господство живого народного языка в украинской литературе.

Библиография:

Ефремов Сергiй, iсторiя украiнського письменства, видавництво «Вiк», Киiв, 1917; Розанов В., проф., Драма украiнська, вып. III, УАН, Киiв, 1925; вып. IV, Киiв, 1927.

ДОДЖ

ДОДЖ Мария (Mrs. Mary (Mares) Dodge, 1838-1905) - американская издательница и писательница для детей. С 1873 издавала популярный детский журнал «Св. Николай» (St. Nicolas). Написала несколько томов стихов и прозы, типичных для детской буржуазной литературы. Оказала большое влияние на американскую детскую литературу. Наиболее популярное произведение Додж «Серебряные коньки» (Hans Brinker, or the Silver Skater, 1865) переведено на многие яз., в том числе на русский. Сюжет повести развертывается на фоне географического и бытового описания Голландии.

Библиография:

I. Послереволюционные изд.: Серебряные коньки, Повесть, перев. С. Г. Займовского, изд. «Московский рабочий», М., 1927 (в том же перев., изд. «Польза», М., 1912). Во фран. переработке Сталь П. - Серебряные коньки, Повесть, изд. «Светоч», Одесса, 1927.

II. Соболев М. В., Справочная книжка по чтению для детей всех возрастов, изд. 2-е, СПБ., 1907 (отзыв № 3001); О детских книгах, изд. «Труд» (отзыв № 512); A Handbook of Children’s Literature, 1927.

ДОДОХЯН

ДОДОХЯН Георг - см. Армянская литература.

ДОДЭ А.

ДОДЭ Альфонс (Alphonse Daudet, 1840-1897) - французский романист. Сын фабриканта, разоренного в революцию 1848 (рабочие подожгли его фабрику), Д. принадлежал к среде провинциальной торговой буржуазии. В его семье монархические воззрения, легитимизм, сочетались с ненавистью к революции. Дед его, роялист, был убит в дни террора. После смерти отца Д. два года учительствовал в Алэ. В автобиографическом романе «Малыш» (Le petit Chose, histoire d’un enfant, 1868) он рассказывает об этой полосе своей жизни. 18-летним юношей Д. прибыл в Париж искать счастья в литературе. Дебютировал стихотворениями («Les Amoureuses»). Обратил на себя внимание сказками в духе провансальских преданий («Письма с мельницы» - «Lettres de mon moulin»). В этих новеллах сказочный элемент постепенно уступает место бытовым очеркам. Осада Парижа пробудила патриотические чувства Д., и он вступил солдатом в пехотный полк. В «Lettres a un absent» (1871) он описал свои впечатления. Шумный успех имели его «Необычайные приключения Тартарена из Тараскона» (Les aventures prodigieuses de Tartarin, 1872) - остроумное, полное искреннего юмора изображение фанфаронства. Сам провансалец, Д. часто выбирает своих героев среди земляков и переносит действие на родной юг. Похождения Тартарена разрослись в трилогию: 2 часть - «Tartarin sur les Alpes» (1888) и 3 часть - «Port Tarascon, dernieres aventures de l’illustre Tartarin» (1890). «Фромон Младший и Рислер Старший» (1874) - первый настоящий роман Д. В романе «Robert Helmont» (1874) картины осады Парижа и зарождающейся Коммуны даны без всякого понимания изображаемого.

Далее следуют романы: «Жак» (1876), «Набаб» (1877), «Короли в изгнании» (Les rois en exil, 1879), «Нума Руместан» (1881), «L’Evangeliste» (1883), «Сафо» (1884), «Бессмертный» (L’Immortel, 1888), «Маленький приход» (La petite paroisse, 1895) и посмертный - «Опора семьи» (Soutien de famille, 1898). Все они рисуют жизнь французского буржуазного общества эпохи Второй империи и Третьей республики. «Д. поставил в центре своей картины буржуазный Париж, мир фабрикантов и миллионеров, депутатов и писателей, жуиров и выскочек, мир капитала, его приспешников и паразитов» (В. Фриче). Примыкая к Гонкурам и Золя, Д. развертывает личную драму на некотором общественном фоне эпохи империи («Набаб») или консервативной республики Мак-Магона («Руместан»). В последних вещах Д. (в «Бессмертном», в «Опоре семьи») звучат более сильные нотки, и нежный юмор переходит в сарказм. Не разоблачая социальной несправедливости, Д. при описании человеческих несчастий «униженных и оскорбленных» порою проникается гневной иронией (напр. в «Жаке», к-рый сам Д. назвал книгой «сострадания, иронии и гнева»). В романах Д. самое лучшее - описания: картины Парижа, предместий и улиц, провансальских празднеств, обстановка фабрики, вокзал с последними отправляющимися поездами, с его затихающим шумом и засыпающей деятельностью и т. д. Д. написал ряд пьес, из к-рых наиболее известная - «Арлезианка» (музыка Бизе). Воспоминания Д. («Trente ans de Paris» и «Souvenirs d’un homme de lettres») содержат интересные свидетельства и записи современника и представляют ценный материал для характеристики его эпохи и его творческих приемов.

В эпоху империи Додэ - секретарь герцога де Морни, любимца Наполеона III - лойяльный монархист, в эпоху республики - умеренный и равнодушный к политике республиканец, вернее - интеллигентный обыватель, не чуждый сентиментальных симпатий к романтизированному роялизму. Даже в своих нравоописательных романах Д. не выходит за круг буржуазных взглядов и представлений. Ему чужд воинствующий социальный пафос Золя. Изображая те или иные стороны современной ему жизни, Д. не вскрывает общественных отношений, он всецело остается на почве этих отношений, в его глазах законных и нормальных. Творчество Д. - выражение психоидеологии консервативной, в лучшем случае умеренно-либеральной городской средней и мелкой буржуазии. Он удовлетворял их спрос на литературно-доброкачественное занимательное чтение, немного сентиментальное, немного обличающее, но скорее слегка покалывающее, нежели серьезно ранящее. Д. действенно не организует. Всего лишь в нескольких произведениях («Фромон и Рислер», два-три рассказа, и особенно «Жак») он выводит рабочих, но не объясняет их страданий капиталистической эксплоатацией, не пытается даже подойти к теме о взаимоотношениях капитала и труда. В его произведениях - душевные коллизии, «драмы сердца», история жизни отдельных личностей, описание нравов, без особенного захвата вглубь, мастерское воспроизведение внешнего быта, но борьбы классов в них нет. Изображая министров («Набаб», «Руместан»), он рисует ту или иную черту их характера, часто с заметным сочувствием, но «не показывает их в работе, в подавлении страны и в раздаче денег и почестей» (Золя), как агентов классовой власти. В романе «Короли в изгнании» как будто дается сатира на легитимизм, но тем не менее представители павшей королевской власти пользуются сочувствием автора. Бернар Жансуле («Набаб») - это бедняга, несчастный от своего чрезмерного богатства. Автор любит и жалеет его. «Нума Руместан» - это нетипический портрет политического деятеля Третьей республики, это - беззлобно написанная история приключений южанина, благодаря своему пустозвонному красноречию попавшего в министры; при этом как министр он не показан. И только с оговорками можно назвать Д. изобразителем общественной жизни. Внутренняя социальная динамика, движущие силы общественного процесса - вне поля его зрения. Политический и общественный фон у него только намечен. Он наблюдал жизнь трудовых элементов мелкой буржуазии, видел нищету, но как-то не замечал всего этого, как явления социального. Он подмечал гл. обр. «общечеловеческое»: любовь и разочарование, узко семейные или узко личные радости и горести. По примеру Диккенса, с которым у него столько общего (с автором «Оливера Твиста» его особенно роднит мастерство в изображении страдающих детей), Д. желает только исправить буржуазное общество, но не изменить его в корне. Испорченности отдельных представителей «верхов» он противопоставляет добродетель «незаметных людей». Чистоту, бескорыстие, честность и трудолюбие он находит в мещанстве. Но такие положительные персонажи выходили у него бледными, неубедительными и слишком отдавали условной добродетелью.

Литературная деятельность Д. относится к периоду торжества натурализма. Но он принадлежал к его правому крылу. Некоторые критики не считают Д. натуралистом. Он оптимистически поэтизировал действительность, прикрашивал ее, идеализировал своих персонажей. Он считал, что роман не должен разочаровывать, лишать иллюзий. Д. затушевывал классовые противоречия и не обнажал полностью отрицательных явлений. Несмотря на классовую ограниченность, односторонность изображения и поверхностность Д., некоторые его страницы - шедевры художественной прозы, написанные прекрасным сочным яз. и полные лиризма и юмора.

Библиография:

I. Все романы Д. не раз переводились на русский яз. и печатались не только отдельными изданиями (ранее, с 70-х гг., в «толстых» журналах), но и были собраны в 12 тт. «Собр. сочин.», изд. бр. Пантелеевых, «Вестн. иностр. лит-ры», СПБ., 1894-1895 и в 5 тт. «Полн. собр. сочин.», изд. И. Маевского, М., 1913; Тартарен, «ЗИФ», 1926. С 1927 Гиз выпускает «Собр. сочин.» Под редакцией Н. Логрина (пока вышли: т. I - «Сафо», т. II - «Маленький человек», т. IV - «Короли в изгнании»). Ouvres completes, 8 vv., 1899-1900.

II. Лансон Г., История французской литературы, т. II, М., 1898 (и др. изд., т. III, СПБ., 1897); Золя Э., Моя ненависть, СПБ., 1903; Его же, Романисты-натуралисты, 1904; Веселовский А., Этюды и характеристики, т. II, изд. 4-е, М., 1912; Брандес Г., Литературные характеристики, 1908; Pellissier G., Le mouvement litteraire au XIX-е siecle, P., 1890 (есть русск. перев., M., 1891); Его же, Precis de l’histoire de la litterature francaise; Daudet L., A. Daudet, sein Leben und seine Werke, Berlin, 1900; Burns M., La langue d’Alphonse Daudet, P., 1916; Martino P., Le naturalisme francais, P., 1923; Lalou R., Histoire de la litterature francaise contemporaine, P., 1924.

ДОДЭ Л.

ДОДЭ Леон (Leon Daudet, 1867-) - современный французский романист и реакционный политический деятель, сын Альфонса Додэ. Романы Д., отмеченные влиянием писателя-роялиста Морреаса, за немногими исключениями («Le Voyage de Shakespeare» - «Путешествие Шекспира», 1924, перев. на многие яз.) грубо тенденциозны; они являются апологией монархизма и аристократии и «обличают» радикальных политических деятелей, еврейских банкиров и т. д. Успех романов Д. - «успех скандала». По форме Д. - эпигон натурализма.

Библиография:

I. На русск. яз. переведено: Перед войной, исслед. и документы о немецко-еврейском шпионстве во Франции со времен дела Дрейфуса, перев. Н. Лагова, изд. В. Березовского, СПБ., 1913; Les morticoles; Suzanne, 1896; Les idees en marche, 1900; La romance du temps present; Lutte, 1907; Heredo, L’entremetteuse; Le reve eveille.

II. Луначарский А. В., Очерки французской литературы, ст. в «Запросах жизни», 1912, № 35; Doumic R., Les jeunes, 1896; Mirbeau O., Les ecrivains, 1926 (последн. изд.); Bainville J., Au seuil du siecle, 1927; Martin du Gard M., Verites du moment, P., 1928.

ДОЖИНОЧНЫЕ ПЕСНИ

ДОЖИНОЧНЫЕ ПЕСНИ - см. Песни.

ДОЙЛЬ

ДОЙЛЬ Артур Конэн (Arthur Conan Doyle, 1859-) - английский писатель. По образованию медик. Служил врачом в полевом госпитале в Южной Африке. Отражением его врачебной деятельности является сборник рассказов «Вокруг красной лампы» (русский перев.). В 1902 получил дворянство.

Известность Д. основана на его детективных новеллах и исторических повестях.

Впервые появляется его излюбленный герой Шерлок Холмс в повести «A Study in Scarlet» (Этюд в алых тонах, 1887), а с 1891 в журнале «Strand Magazine» Д. начинает свою серию рассказов «Приключения Шерлока Холмса» (The Adventures of Sherlock Holmes), к-рые выходят в том же году отдельной книгой и выдвигают Д. в первый ряд мастеров детективного жанра. В 1893 Д. выпускает «Воспоминания Шерлока Холмса», в 1902 - «Баскервильскую собаку» и в 1904 - «Возвращение Шерлока Холмса». Д. умело использовал метод Э. По («Золотой жук», «Убийство в улице Морг») в анализе тех тайн, на к-рых построена фабула детективной новеллы, а в развертывании сюжета подражал Габорио, автору «Лекока». Рассказы о Шерлоке Холмсе построены по такой схеме: зачин, рисующий мудрость сыщика; рассказ пострадавшего, наводящий на ложную отгадку; неожиданность правильного разрешения и т. д. Своим успехом в указанном жанре Д. многим обязан, с одной стороны, знакомству с точными науками (некоторые из этих наук - химию, физиологию и др. - он привлек на помощь Шерлоку Холмсу), а с другой - школе, пройденной им у профессора Белля (Bell). Последний учил студентов восстанавливать некоторые факты из биографии пациентов, руководствуясь неприметными на первый взгляд мелочами. Как известно, Д. неоднократно заставляет своего героя демонстрировать свою наблюдательность по методу профессора Белля.

В своих исторических повестях Д. занимателен, но не больше. Он - хороший рассказчик и иногда ему удается почувствовать колорит эпохи - напр. в повести из эпохи наполеоновских войн - «Бригадир Жерар» (1896). Другие его книги - «Михей Кларк» (Micah Clarke, 1889), «Белый отряд» - повесть из времен Дюгесклена (1891), «Родней Стон» (1896) - повесть о принце-регенте - слабее: исторические лица, выведенные в них - манекены, а обстановка напоминает театральные декорации.

Выбор тем для исторических романов, их разработка, а также тематика следующих его книг и гл. обр. серии о Шерлоке Холмсе обнаруживают в Д. писателя, ориентировавшегося на среднюю городскую буржуазию. Шерлок Холмс - верный страж современного английского строя, отсюда и идеализация Д. своего героя.

В начале XX в. Д. становится на защиту английского империализма как поэт и как автор книги о бурской войне, а во время войны 1914-1918 гг. много пишет об операциях британской армии во Франции и Фландрии. В последнее время он усиленно занимается пропагандой спиритизма («Духовное благовествование», 1918; «Странствования спиритуалиста», 1921).

В России Дойлем особенно увлекались в период общественной реакции, после поражения революции 1905 (примерно 1907-1909). Критика и юмористика этого периода пытались бороться с этим типичным для общественной депрессии явлением («пинкертоновщина») путем развенчания и пародирования Шерлока Холмса и более низкопробных детективов (Чуковский, Нат Пинкертон и современная литература).

Библиография:

Большинство произведений Д. переведены на русск. яз. После революции вышли: Грек-переводчик, Из приключений Шерлока Холмса, «Альфа», М., 1921; Изгнанники, «Известия ЦИК СССР и ВЦИК», М., 1923; Мир в столбняке, «А. Ф. Маркс», Л., 1924; В страну чудес, перев. и предисл. О. Н. Цельхерт, «Прибой», Л., 1926; Баскервильская собака, «Прибой», Л., 1927; Торговый дом «Гердльстон и К°», «Прибой», Л., 1927; Шерлок Холмс, Гиз, Л., 1927; Современный алхимик, «ЗИФ», М., 1927; Красное по белому, Знак четырех, «Красная газета», Л., 1928; Мормоны в Лондоне, «Прибой», Л., 1928; Новые приключения Шерлока Холмса, Гиз, Л., 1928.

ДОЛЕНГО

ДОЛЕНГО М. (1886) - современный украинский поэт и литературный критик. Первыми своими стихами Д. примыкает к украинскому символизму. Начав с индивидуалистической лирики, Д. постепенно подошел к городской лирике и пролетарской поэзии. В настоящее время Доленго входит в организацию украинских пролетарских писателей ВУСПП (см.). Эта эволюция целиком отразилась и в его литературно-критических работах. Теперь Д. выступает как критик-марксист.

Библиография:

Отд. изд.: Объективна лiрика, ДВУ, Харкiв, 1922; Блакитна жалоба, Харкiв, 1923; Litterae, Мое письмо, Харкiв, изд. «Цех каменярiв».

ДОЛИНИН

ДОЛИНИН - псевдоним Аркадия Семеновича Искоза, современного литературоведа. Из работ Д. наибольший интерес представляют статьи о творчестве Достоевского, помещенные в вышедших под его редакцией сборниках (Достоевский, Статьи и материалы, П., 1922, и М. - Л., 1925), в журнале «Литературная мысль» (П., 1922) и т. п.: «Герценизм Достоевского», «Исповедь Ставрогина в связи с композицией Бесов » и т. д. В методе Д. преобладают элементы психологизма и биографизма, что превращает его статьи в расплывчатые «лирические» обобщения. Д. участвовал ранее в издании сочинений Пушкина под редакцией С. А. Венгерова, поместив в нем статью о маленьких трагедиях Пушкина.

ДОЛЬНИК

ДОЛЬНИК - иначе паузник - вид тонического стиха, в единицах к-рого совпадает только число ударных слогов, безударные же слоги являются величиной переменной и могут даже совсем отсутствовать, напр.:

«Дней бык пег,

Медленна лет арба,

Наш бог бег,

Сердце наш барабан». (Маяковский).

Общая формула XU`XU`XU` и т. д. (U` - ударные слоги, X - безударные; величина X - переменна; X = 0, 1, 2, 3...). В зависимости от числа ударений в строке различают двухударный Д., трехударный, четырехударный и т. д. Такой вид стиха характерен для яз. с тоническим стихосложением и очень часто встречается в английской, русской, немецкой поэзии. Можно различать целый ряд модификаций Д., в зависимости от числа ударений в строке (некоторые модификации Д. не сохраняют равного числа ударений, напр. многие стихи Маяковского), от степени варьирования числа безударных слогов между ударными и т. д.

В русской поэзии дольник является очень старой стиховой формой (напр. уже у Сумарокова показан отчетливый пример дольника - «Хоры ко превратному свету»). По своей структуре он несомненно восходит к народному стиху, который - за вычетом музыкальной его стороны - подходит под приведенную формулу Д. (именно от народного стиха аргументировал и теоретически («Опыт о русском стихосложении», 1812) и практически («Реки», перев. из Конфуция и др.) Востоков, отстаивавший введение в русскую поэзию дольника). В известном смысле близки к Д. и трехсложные размеры (см.) силлабо-тонического стихосложения, в к-рых схемное число безударных между ударными в ряде случаев не соблюдалось, благодаря чему они представляли собой образование, близкое к Д. (напр. русский гекзаметр). В русской поэзии Д. культивировали символисты, затем футуристы. Особенным распространением он пользуется в современной поэзии (см. не совсем удачные главы о Д. во «Введении в метрику» В. М. Жирмунского, стр. XXX, 184 и следующие).

ДОМАНИЦКИЙ

ДОМАНИЦКИЙ Васыль (? - 1910) - исследователь украинской лит-ры, текстолог. Главной заслугой Д. является его многолетняя огромная критическая работа над текстами «Кобзаря» Т. Г. Шевченко. В 1906, на основе изысканий Д., вышло первое критическое издание «Кобзаря» под его редакцией. Старые печатные тексты поэзии Шевченко были сличены Д. с рукописями поэта и тщательно проверены. Главным печатным трудом Д. является «Критичний розслiд над текстом Кобзаря ». По следам Д. в настоящее время совершается капитальная критически-исследовательская работа над текстами Шевченко.

Библиография:

I. Отд. изд.: Критичний розслiд над текстом «Кобзаря», Киiв, 1907.

II. Ефремов С., iсторiя украiнського письменства, «Вiк», Киiв, 1917.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV