Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "Д" (часть 6, "ДОМ"-"ДРО")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "Д" (часть 6, "ДОМ"-"ДРО")

ДОМАШНЯЯ БЕСЕДА

«ДОМАШНЯЯ БЕСЕДА» - см. статью Журналы русские.

ДОМИНАНТА

ДОМИНАНТА - в формалистической терминологии - главенствующий прием, необходимый в создании художественного целого. «Совокупность Д. и является определяющим моментом в образовании жанра» (Б. Томашевский, Теория лит-ры). Марксистская поэтика, в частности марксистская теория лит-ых жанров, в этом формалистическом термине не нуждается. «Определяющим моментом» поэтического произведения жанра является отнюдь не Д. и не «совокупность Д.», а классовая психоидеология, закрепленная в поэтических образах (подробнее см. Жанр и Стиль).

ДОН-ЖУАН

Статья большая, находится на отдельной странице.

ДОН-КИХОТ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ДОНЦОВ

ДОНЦОВ Дмитро - украинский публицист, был социал-демократом, в настоящее время эмигрант, фашист. Сотрудник мнимо-марксистского украинского журнала «Дзвiн» (см.). В довоенное время эмигрировал за границу, где перекочевал в националистический лагерь. Во время войны, работая в «Союзе визволення Украiни», а затем в Пресс-бюро гетмана Скоропадского, защищал интересы австро-германского империализма. В настоящее время - редактор «Лiтературно-наукового вiстника», выходящего в Львове.

Идеолог украинского фашизма, Д. нередко подвизался и на лит-ом поприще. В своей книге «Нацiоналiзм» (Львов, 1926), которую марксистская критика квалифицировала как манифест украинского фашизма, Д. ревизует между прочим и мелкобуржуазную концепцию украинской лит-ры в аспекте борьбы против провинциализма, квиетизма и украинского «провансальства» за «литературный империализм», волюнтаризм и «присущий западной культуре активизм». Донцов зорко следит за идеологической эволюцией литератур СССР и в своих статьях в «Лiтературно-науковом вiстнике» раздувает до огромных размеров всякое незначительное отклонение в сторону национализма и буржуазное влияние на отдельных представителей как украинской, так и русской советских лит-р. Используя это подчас умело, он пытается доказать, «что единое спасение для Украины - это порвать культурную связь с Россией и пойти на выучку в Европу» (написано по поводу выступления Хвыльового в «Лiтературно-науковом вiстнике», 1926, кн. X).

Библиография:

I. Поэзия индивидуализма, «Укр. жизнь», 1913, IX-X; Криза украiнськоi лiтератури, «Лiт.-наук. вiстник», 1923, кн. 4, и др. статi; Поетка укр. рiсорджiмента. Леся Украiнка, Львiв, 1922.

II. Юринец, Новий iдеологiчний манiфест украiнського фашизму, «Бiльшовик Украiни», 1926, № 2-3; «Шляхи розвитку украiнськоi пролетарськоi лiтератури», Под редакцией Коряка, Харкiв, 1928; Мотузка, Вожди нации, «Лiт. наук. вiстник», Критика, 1928, № 1.

ДОРАВАТОВСКИЙ И ЧАРУШНИКОВ

ДОРАВАТОВСКИЙ и ЧАРУШНИКОВ - см. Книгоиздательства.

ДОРЖЕЛЕС

ДОРЖЕЛЕС Ролан (Roland Dorgeles, 1886-) - французский писатель. Заслуженным успехом пользуются его «Деревянные кресты». Это одна из ярких книг об империалистической войне, написанная в манере Барбюса. Она дает бесхитростные записи окопной жизни, простые рассказы о безыменных жертвах войны, подкупающие своей искренностью и простотой. Д. оказался писателем одной только книги. Он остро воспринял события войны и, поскольку они его лично потрясли, импрессионистически их отобразил. Но поглощенный своими личными переживаниями, Доржелес не сумел ни сделать из них соответствующего вывода, ни углубить своего мироощущения. Его последующие литературные опыты оказались мало удачными.

Библиография:

Les Croix de Bois, 1919 (русск. перев. Л. Савельева, «Деревянные кресты», изд. «Книга», Л., 1925); Le Cabaret de la Belle femme, 1921; Saint Magloire, l’Africain, 1923; Le reveil des morts, 1923 (русск. перев. Э. Л. Вейнбаум, Под редакцией А. Н. Горлина, «Пробуждение мертвых», Гиз, Л., 1924 и под этим же заглавием перев. В. Г. Малахиевой-Мирович, изд. «Мосполиграф», М., 1924, то же, изд., «Книга», Л., 1924); Partir, 1925 (русск. перев. З. Львовского и Е. Коц, «Ехать», изд. «Сеятель», Л., 1927 и перев. А. Поляк, «К далеким берегам», изд. «Прибой», Л., 1927); Sur la Route Mandarine, 1926 (русск. перев. Е. С. Левина, «По дороге мандаринов», «ЗИФ», М., 1926); Le promeneur nocturne, 1927. Кроме того, еще переведен рассказ «У племени Мейи», перев. К. Варшавской, изд. «Сеятель», Л., 1926 и ром. «Машина для прекращения войны», перев. Л. Савельева, изд. «Сеятель», Л., 1926 (написан совместно с Р. Жинью).

ДОРОГОЙЧЕНКО

ДОРОГОЙЧЕНКО Алексей Яковлевич (1894-) - современный прозаик. Член ВКП(б) с 1919. Родился в бедной крестьянской семье Самарской губ. Слушатель учительской семинарии, студент Петербургского и Московского университетов, народный учитель. После Октября - член и председатель Самарского губисполкома, редактор красноармейских журналов и газет, литературно-художественного журнала «Земля советская».

Д. дебютировал в лит-ре стихами. Но, оперировавшие своеобразной социальной тематикой (ненависть к старой деревне, жажда социалистического переустройства ее), эти стихи не имели оригинальной и яркой формы, они технически элементарны. Художественное значение Д. определили не стихи, а проза. Роман «Большая Каменка» (революция в деревне, ее коллективизация и индустриализация) - первое крупное произведение о советской деревне, первый социальный крестьянский роман. «Большая Каменка», появившаяся в первом издании в 1927 одновременно с романом С. Клычкова «Чертухинский балакирь» как по своей психоидеологии, так и по стилю противоположна последнему, намечая четкую и резкую грань между лит-рой буржуазной деревни, выражением которой является «Чертухинский балакирь», и современной крестьянской, представляемой «Большой Каменкой».

Если «Чертухинский балакирь» - апология феодально-патриархальных основ старой Руси, протест против индустриализации деревни, то «Большая Каменка» является радостным приятием и утверждением индустриально-коллективистических и реконструктивных начинаний.

Второе крупное произведение Д. - роман «Живая жизнь», развертывающийся в форме записок героини романа - студентки, коммунистки Нины, приезжающей на практику в деревню.

Творчество Д. определяется динамикой социального бытия деревенской бедноты второго и третьего десятилетия XX века. Стержневой образ творчества Дорогойченко - образ социального преобразователя, осознающего себя строителем и руководителем жизни, обладающего бодрым, эмоционально-повышенным, радостно-трудовым восприятием действительности (Митрич, Санек - «Большая Каменка», Нина - «Живая жизнь»).

Для поэтической речи Д. характерны приподнятая сказочность, песенность, восклицательная интонировка и общий динамический и лирический тонус. Персонажам Д. присущи приподнято лирические высказывания, отступление в область воспоминаний, любование природой. Лексика произведений Д. носит явные следы крестьянского происхождения (гребтить, несусветный, костерят, спростали).

Библиография:

I. Иная деревня, Стихи, Губиздат, Самара, 1923; Бурьян, Повести и рассказы, «Молодая гвардия», 1928; Большая Каменка, Роман, изд. 3-е, «Молодая гвардия», 1929; Живая жизнь, Роман, «ЗИФ», 1930.

II. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М., 1928; Ревякин А., Антология послеоктябрьской крестьянской литературы (печатается).

ДОРОЖНЫЙ

ДОРОЖНЫЙ Сергей (Середа) (1906-) - белорусский поэт, член литературной группы «Узвышша». Р. в семье крестьянина.

В 1926 вышел в издательстве «Молодняк» сборник стихов Д. и Плавника «Вершы». В 1929 издан отдельной книжкой сборник его стихов «Васiльковы россып», в котором Д. показал себя поэтом, стоящим на распутьи. Узкий круг индивидуальных переживаний, мотивы любовной лирики в его поэзии находят себе место наряду с произведениями, проникнутыми социальными мотивами. Целый ряд стихотворений, помещенных в журнале «Узвышша» в 1929, показывают, что Д. все более и более приближается к современности, знаменуют перелом в его творчестве к социальной направленности.

ДОРОНИН

ДОРОНИН Иван Иванович (1900-) - современный пролетарский поэт. Р. в Тульской губ., в дер. Слободе, в пролетаризировавшейся крестьянской семье. До 10 лет был пастухом, с 10 до 15 служил учеником по садоводству, с 15 лет - на тульских оружейных заводах, в 1920 - в Красной армии. Пишет с 18 лет, первые стихи печатал в тульских газетах. В 1921 работает в лит-ой студии Московского пролеткульта; с того же года сотрудничает в московских изданиях. В 1922 вступил в группу пролетарских писателей «Рабочая весна», а затем в группу «Октябрь». Первая книга стихов вышла в конце 1922.

От других комсомольских поэтов Д. отличается тем, что он прежде всего - поэт деревни. Цикл заводских стихов «Рабочая весна» (1921-1922) бледен и не характерен для него. Поэтическое лицо Д. определяется деревней («потолки меня гнетут, - на просторе рос я, у меня в груди цветут буйных ржей колосья»). Но Д. перестроил по-новому традиционную поэзию деревни, сказал о ней свое слово. В предшествующую эпоху представительство деревни в поэзии монополизировала группа «мужиковствующих» («новокрестьянских») поэтов. С. Есенин, Н. Клюев, С. Клычков, П. Орешин - выразители патриархально-собственнической деревни, склонные к идеализации патриархального уклада, религиозности и мистике, апологии собственничества, отрицанию городской культуры и индустрии. Д. полярно противоположен им. Он проклинает «горькую дурь» патриархальной деревни («над трупом твоим не пролью я слез»), он мечтает об уничтожении собственничества («знаю, скоро сгладим межи, будет простор велик»), отметает религию и мистику («только эти святости, как водится, молодежь стащила в лопухи»). Стихотворение Д. - «Стране советской» - программное противопоставление известному стихотворению Есенина «Русь советская».

Вместе с тем Д. переоценил естественный в пролетарской поэзии предшествующей эпохи разрыв с деревней. Доронин любит «леса хмельнокудрые», «луга заливные», но любит «и город, и железо, и сталь, и гранит». В лесах и лугах он хочет видеть «травы живые заводов». Критики единодушно называют Д. поэтом смычки пролетариата с крестьянством. Характерно заглавие первой книги Д.: «Гранитный луг». Доронин восклицает: «Я рабочий, певец полей, я певец полевой машины», называет себя «урбанистом деревни». Д. - энтузиаст социалистической реконструкции деревни.

Первые лит-ые опыты Д. были подражаниями Кольцову. В период учобы в Пролеткульте Д. вошел в общее русло пролетарской поэзии и подпал под влияние Э. Верхарна, учителя большинства поэтов «Кузницы». В этот период Доронин нащупал свою центральную тему и идею смычки, но стал разрабатывать ее в соответствии со стилем пролетарской поэзии 1918-1921 абстрактно-символически. Поэма «В деревне» (1921), вполне отчетливо выявившая основную тему Д., отличается гиперболизмом, риторичностью, ее свободный (под Верхарна) стих обладает ораторским строем. С конца 1922 Д., вместе со всей группой «Октябрь», переходит к конкретно-реалистической разработке темы смычки пролетариата с крестьянством при ведущей роли пролетариата. Через свежую, но несколько однообразную реалистическую лирику («Лесное комсомолье») Д. стремится к широкому эпическому полотну. Поэма «Тракторный пахарь», несмотря на ряд блестящих бытовых зарисовок, является не поэмой, а лишь сборником лирических отрывков. Реалистические стихи Доронина формально ориентируются на частушку, оживлены умелым употреблением деревенского говора и обогащены техническими достижениями городской поэзии.

В последних книгах Доронина чувствуются частые самоповторения, неумение сколько-нибудь разнообразить разработку своей центральной темы.

Библиография:

I. Автобиография Д. помещена в антологии Родова С., «Пролетарские писатели», М., 1926 и у Львова-Рогачевского В., «Книга для чтения по истории новой русской литературы», Л., 1924. Книги Д.: Гранитный луг, М., 1922 (изд. 2-е, М., 1924); Песни советских полей, Гиз, М., 1924; Лесное комсомолье, М., 1925; Избранные стихи, М., 1226; Тракторный пахарь, М., 1926; Ответ, М., 1927; Первый сбор, Гиз, М., 1927.

II. Критика о Д.: Лелевич Г., На литературном посту, Тверь. 1924; Воронский А. К., Литературные типы, М., 1926 (О группе писателей «Молодая гвардия» и «Октябрь»); Коган П. С., Пролетарская литература, Ив.-Вознесенск, 1926; Луначарский А. В., Предисловие к книге Доронина «Тракторный пахарь», М., 1926; Осенев А., Иван Доронин, «На лит-ом посту», 1926, № 7-8; Вешнев В., Бессознательный самозванец, «На лит-ом посту», 1927, № 15-16; Красильников В., Неоплаченный счет, там же (по поводу ст. Вешнева); Львов-Рогачевский В., Очерки пролетарской литературы, М. - Л, 1927; Горбачев Г. Е., Современная русская литература, изд. 2-е, Л., 1929.

III. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М., 1928; Писатели современной эпохи, т. I, ред. Б. П. Козьмина, изд. ГАХН, М., 1928.

ДОРОХОВ

ДОРОХОВ Павел Николаевич (1886-) - современный крестьянский беллетрист. Р. в с. Тарасовке, Пугачевского уезда, Самарской губ. Окончил городское шестиклассное училище в Самаре, служил статистиком в губернской управе; в годы революции Д. работал в разных городах Сибири преимущественно в области статистики и в сельскохозяйственной кооперации. В революционном движении - с 1905. В период революции 1905 состоял в подпольной организации Самарской группы партии соц.-рев. В годы Октябрьской революции был первым председателем Челябинского Совета Р. и С. депутатов, членом Исполкома Всероссийского съезда крестьянских депутатов. В 1920 Д. вступил в ряды РКП (б), но в том же году из партии вышел.

Из произведений Д. наибольшую популярность приобрел роман-хроника «Колчаковщина», вышедший в 1924 и выдержавший пять изданий. Наиболее интересные моменты «Колчаковщины» относятся к зарисовкам подпольной революционной работы и в особенности к характеристике тыла армии Колчака. Два крупных произведения Дорохова - романы типа хроники «Колчаковщина» - «Задетые крылом» и «Земная радость» - посвящены изображению гражданской войны в Сибири.

Из небольших произведений Д. больше всего удаются повести и рассказы, тематически связанные с мелкобуржуазной интеллигенцией. Таковы напр. повести «Фронт учительницы Перепелкиной» (или «Черная кошка»), «История города Тарабарска», рассказ «Ночная кукушка» и др. Идеологически и художественно Д. близок к крестьянскому крылу современной литературы и организационно входит в ВОКП (Всероссийское общество крестьянских писателей).

Библиография:

I. Земля, Рассказы, Самара, 1918; Житье-бытье, Повесть, М., 1923 (изд. 2-е, «Уралкнига», Екатеринбург, 1924; изд. 3-е, М., 1924); Колчаковщина, Роман-хроника, «ЗИФ», 1924 (изд. 2-е, «Уралкнига», 1924; изд. 3-е, «Новая Москва», 1928; изд. 4-е, «Моск. т-во писат.», М., 1927; изд. 7-е, «Федерация», М., 1928); Задетые крылом, Роман, изд. «Пролетарий», Харьков, 1926; Счастье, Рассказы, изд. «Пролетарий», Харьков, 1926; Собственный дом, Рассказы, изд. «Моск. т-во писат.», М., 1926; Из-за степных увалов, Повесть, Гиз, М., 1927; Фронт учительницы Перепелкиной, Повесть, изд. «Моск. т-во писат.», М., 1927; История города Тарабарска, Повести и рассказы, изд. «Моск. т-во писат.», М., 1928; Земная радость, Роман, изд. «Федерация», М., 1928.

II. Горбов Д., «Красная новь», 1927, I; Фурманов Д. М., «Новый мир», 1926, II; Ревякин А., «Октябрь», 1926, VII-VIII; Николаева Т., «Октябрь», 1927, II и др., см. у Владиславлева И. В., Литература великого десятилетия, II, Гиз, М., 1928.

ДОРОШЕВИЧ

ДОРОШЕВИЧ Влас Михайлович (1864-1920) - один из виднейших фельетонистов дореволюционной печати. Работу в газетах начал, еще будучи учеником московской гимназии. Был репортером «Московского листка», «Петербургской газеты», писал юмористические статейки в «Будильнике». Известность его началась со времени работы в 90-х годах в одесских газетах. Д. обратил на себя внимание остроумными, хлесткими фельетонами на местные темы. Внешней особенностью его статей была «короткая строчка». Он ввел в дореволюционную печать стиль короткой, не знающей дополнительных предложений, афористической фразы. Нападая на провинциальные власти, Д. никогда не поднимался выше умеренного либерализма, в политике всегда был обывателем. Хлесткая фраза составила ему репутацию смелого обличителя провинциальных нравов, власти смотрели на него как на опасного публициста. В 1897 Д. предпринял путешествие на Восток. Очерки Сахалина впервые открыли перед читателем картину каторжных тюрем на этом острове. Но наблюдения Д. были поверхностны, и книга, нашумевшая во время своего появления (изд. 1-е, М., 1903; изд. 3-е, М., 1905), была скоро забыта. В 1899 Дорошевич вместе с Амфитеатровым и Сазоновым предпринял в Петербурге издание большой политической газеты - «Россия». При внешней шумливости газета соединяла беспринципный либерализм с национализмом и шовинизмом. Резкие фельетоны Дорошевича против отдельных министров были не столько радикальны по существу, сколько вызывающе дерзки. Но уже в это время сказалась слабая сторона Д. как фельетониста: его многословие. Отдельные сильные и меткие строки терялись среди массы пустых фраз. Иногда его фельетоны по силе обличения подымались до памфлета. Большей частью это была остроумная болтовня. Д. имел много поклонников среди буржуазной читательской публики и много последователей среди провинциальных фельетонистов. При отсутствии остроумия и лит-ого блеска «короткая строка» превращалась в невыносимую трескотню и открывала дорогу в газету бездарным и неграмотным людям, прикрывающим короткострочием свое неумение владеть словом. В этот период Д. много нашумел кампанией по делу бр. Скитских, неправильно осужденных полтавским судом. Разоблачая судебные порядки того времени, Д. добился пересмотра дела и оправдания Скитских. В 1902 «Россия» была закрыта за фельетон Амфитеатрова (см.) «Господа Обмановы». Д. перешел на работу в московскую газету Сытина «Русское слово», редактором которой оставался до закрытия этой газеты в 1918. При Д. «Русское слово» получило огромное распространение, а Д. стал любимым фельетонистом московского купечества и мещанства. Из путешествий по Востоку Дорошевич вывез обильный запас преданий, легенд и сказок и заполнял ими подвал «Русского слова». Радикальная фраза постепенно выветрилась. Меткие, сильные фразы реже встречаются среди безбрежного моря афористической пошловатой болтовни. Его выручал большой житейский опыт, знание купеческой среды, сохранившаяся наблюдательность. Иногда фельетоны Д. вспыхивали былой остротой, заставляли о себе говорить. По общему правилу, они уже были вне большой газетной политической лит-ры. Как и «Русское слово», Д. имел правокадетский облик, но в борьбу партий не вмешивался. Поэтому его роль в печати после 1905 незначительна. - Его фельетоны выходили отдельными изданиями: «Папильотки» (М., 1893); «Одесса, одесситы и одесситки» (изд. 2-е, Одесса, 1895); «Легенды и сказки Востока» (М., 1902); «Восток и война» (М., 1905) и др.

Библиография:

I. Сказки и легенды, изд. «Петроград», М. - П., 1923.

II. Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, М. - Л., 1924; Его же, Литература великого десятилетия, т. I, М., 1928; Шафир Я., От остроты к памфлету, Гиз, М. - Л., 1925.

ДОРОШКЕВИЧ

ДОРОШКЕВИЧ Александр Владимирович - современный украинский критик, литературовед и журналист. Один из руководителей Киевского отделения Научно-исследовательского института им. Шевченко. В послереволюционный период выдвинулся своими учебниками и пособиями по истории украинской литературы. Автор монографии о жизни и личности Марко Вовчок и ряда критических очерков о современных украинских писателях. Постоянный сотрудник (и одно время редактор) журнала «Життя й революция», где систематически помещает свои критические заметки и отзывы, выдержанные в духе социологического метода.

Библиография:

Отд. изд.: Украiнська лiтература в школi, ДВУ, Киiв, 1921; Украiнська лiтература, ДВУ.

ДОСВИТНИЙ

ДОСВИТНИЙ О. (О. Досвiтнiй, 1891-) - современный украинский писатель. Р. в г. Волчанске, Харьковской губернии. 15 лет поступает на службу в канцелярию, затем отправляется на заработки на сахарный завод. Некоторое время Д. живет в Петербурге; здесь он слушает лекции в Народном университете и принимает участие в рабочем движении. Незадолго до войны 1914-1918 Д. призывают в армию, где он ведет революционную пропаганду среди солдат. За пропаганду Д. арестовывают и предают военно-полевому суду. Только побег из тюрьмы спасает будущего писателя от жестокого приговора. В Харькове Досвитний при помощи революционного студенчества добывает деньги и документы, переходит границу, и эмигрирует в Китай, а потом в Америку, где примыкает к коммунистам. При возвращении на родину он на территории Японии был задержан по подозрению в большевистской агитации. В 1918 Д. - член РКП(б) - принимает активное участие в борьбе с контрреволюционными силами на Украине.

В 1920 появляются в печати на украинском языке первые его новеллы; в 1924 выходит его большой роман «Американцi», «Тюн-гуй» - новеллы из жизни китайского народа. Пребывание писателя на Востоке и участие в работе революционного подполья отразились уже на этих его произведениях, в которых он дает яркую зарисовку быта китайцев и той борьбы, которую китайское крестьянство и пролетариат ведут за свое социальное раскрепощение. Писатель принимал активное участие в организации украинской пооктябрьской лит-ры, был одним из идеологов «Ваплiте» (см.). В 1925 Д. несколько месяцев путешествует по Европе. В 1927 «Ваплiте» исключает его вместе с Хвыльовым и Яловым из числа членов этой лит-ой организации за ярко выраженный идеологический уклон, известный под именем «хвилевизма» («безоговорочная ориентация на Европу , как единственный способ повысить художественный уровень украинской пролетарской литературы», доброжелательное отношение к «неоклассикам», недооценка значения русской пролетарской лит-ры для создания пролетарской лит-ры украинской и т. п.). В настоящее время Д. вне литературных организаций.

Экзотика Д. нравилась и нравится украинскому читателю, привыкшему к произведениям на родном яз., посвященным специфически «украинским» темам и сюжетам. До Д. украинская литература не имела ни одного произведения из жизни китайцев.

Жизни революционных эмигрантских групп во время империалистической войны Д. посвятил социальный роман «Хто?». Из больших произведений этого писателя надо отметить еще «Алой» и «Гюлле».

Сюжеты произведений Д. просты. Язык его - яз. репортера.

Библиография:

I. «Американцi» и «Тюн-гуй», русск. перев. «Революционный Китай», Гиз, Л., 1928.

II. Доленго М., Повсталий схiд, «Червоний шлях», 1925, № 4.

ДОС ПАССОС

ДОС ПАССОС Джон Родериго (John Roderigo Dos Passos, 1896-) - американский писатель и драматург. Д. П. происходит из португальской семьи, его дед эмигрировал с острова Мадейра и работал сапожником в Филадельфии; отец был юристом. Д. П. участвовал в войне 1914-1918 во французской, итальянской и американской армиях, где выявил себя как пацифист. После демобилизации был одно время корреспондентом лондонского «Дейли Геральд», в 1921-1922 путешествовал по Востоку (Константинополь, Тифлис и т. д.), плодом чего явилась книга впечатлений: «Восточный экспресс» (Orient Express, 1927). Очерки об Испании, где Д. П. был в 1919-1920, объединены в книге «Россинант опять на дороге» (Rossinanta to the Road again, 1921). В 1928 Д. П. несколько месяцев пробыл в СССР и был здесь избран членом Международного бюро революционной лит-ры. Он является одним из организаторов революционно-радикального «Театра новых драматургов» в Нью-Йорке, где в сезон 1928/29 шла его пьеса «Акционерное общество Воздухопуть» ; предыдущая его пьеса «Мусорщик» (The Garbage Man) была издана в 1926, постановка ее успеха не имела.

Первая книга Д. П. «Посвящение одного человека - 1917» (One man’s Initiation - 1917, 1919), в к-рой писатель дал ряд живых зарисовок фронтовой жизни, падение чувства патриотизма в американской армии во Франции, является как бы вступлением к его нашумевшему роману «Три солдата» (Three Soldiers, 1921). В «Трех солдатах» автор выступает как крупный художник-реалист. Он дает глубокий анализ психологии американцев в военную эпоху, с особой убедительностью обрисовывая то состояние социального кризиса, которое стало типичным для передовых элементов армии к концу войны. После этого романа опубликовал в 1922 книгу стихотворений «Рикша в мундштуках» (A Pushcart at the Curb). В «Улицах ночи» (Streets of Night, 1923) Д. П. обращается к быту интеллигенции Бостона; он отражает сдвиги в ее традиционных социальных представлениях.

Наиболее яркий роман Д. П. - в то же время наиболее оригинальное произведение в американской лит-ре XX в. - «Манхеттенский поток» (Manhattan Transfer, 1925). Писатель, стремясь передать ритм жизни Нью-Йорка, порывает с сюжетной стройностью своих предыдущих произведений; раздробленная композиция позволяет ему с наибольшей полнотой охватить многообразие городской жизни; вместо немногих отдельных героев он создает образ города. «Манхеттенский поток» близок по стилю к произведениям унанимистов (см. Унанимизм).

С первой книги выявив себя как художник радикальных слоев мелкой буржуазии, Д. П., после сближения с американской коммунистической интеллигенцией (Майкл Гольд и др.) и посещения СССР, начинает приближаться к идеологии революционной. Его пьеса «Воздухопуть» отражает это новое мировоззрение (Д. П. пытается в ней изобразить рабочее движение, главный герой - коммунист). Но новая революционная идеология писателя получила в этой пьесе гл. обр. публицистическое, а не художественное выражение. Новый роман, к которому Д. П. приступил летом 1928, будет очевидно дальнейшим и более решительным развитием революционной темы, намеченной в «Воздухопути». Д. П. намеревается в форме художественных биографий дать ряд наиболее характерных для американского революционного движения типов, преимущественно из группы работников синдикалистской организации «Индустриальный союз рабочих мира» (I. W. W.).

Библиография:

I. На русск. яз. переведено: Три солдата, перев. В. А. Азова, Гиз, Л., 1924; Манхеттен, перев. Под редакцией В. И. Сметанича, изд. «Мысль», Л., 1927.

II. Журнал «Dial» № 71, стр. 606, 1921; Синклер Э., Деньги пишут, Гиз, 1928.

ДОСТАТОЧНАЯ РИФМА

ДОСТАТОЧНАЯ РИФМА - см. Рифма.

ДОСТОЕВСКИЙ М. М.

ДОСТОЕВСКИЙ Михаил Михайлович (1820-1864) - русский писатель, брат Ф. М. Достоевского. В 40-х гг. напечатал в «Отечественных записках» несколько повестей: «Дочка», «Господин Светелкин», «Воробей» (1848), «Два старичка» (1849), «Пятьдесят лет» (1850), комедию «Старшая и меньшая» (1851).

В этих произведениях Д. культивировал ту традицию мещанской беллетристики, которая незадолго до того была канонизирована его братом. По своему стилю повести Д. близки к «Бедным людям» и «Белым ночам» и отмечены сильнейшим влиянием сентиментализма. Художественное значение их невелико. В 1861-1863 Д. был издателем и редактором журнала «Время» (см.), главного органа «почвенников», закрытого во время польского восстания. Д. оставил немало переводов европейских классиков: «Рейнеке Лиса» - Гёте («Отечеств. записки», 1848), «Дон-Карлоса» - Шиллера («Библ. для чтения», 1848) и т. п.

Библиография:

I. Собр. сочин. М. М. Достоевского, в 2 тт., изд. «Пантеон литературы», СПБ., 1915, со статьей Ф. М. Достоевского; Переписка с Ф. М. Достоевским в сочин. последнего, см. «Письма», т. I, Л., 1928.

II. Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, т. II, СПБ., 1910.

ДОСТОЕВСКИЙ Ф. М.

Статья большая, находится на отдельной странице.

ДОУЛЕТ-МЕМЕТ-АЗАД

ДОУЛЕТ-МАМЕТ-АЗАД - см. Туркменская литература.

ДОХМИЙ

ДОХМИЙ - пятисложная восьмимерная стопа греческой метрики; схема U - - U -. В латинской поэзии не употреблялся.

ДОЧЬ СТЕПЕЙ - МАНЗАНОВА-ГРИЩЕНКО

ДОЧЬ СТЕПЕЙ - МАНЗАНОВА-ГРИЩЕНКО Зинаида Даниловна (1894-) - бурято-монгольская писательница. Р. в улусе Аларь, Аларского аймака БМАССР, в семье народного учителя. Окончила Иркутскую женскую гимназию. В настоящее время - учительница в улусной школе. Начала писать рассказы из бурято-монгольской жизни еще на школьной скамье. В своих произведениях ярко отображает быт забитой бурято-монгольской женщины, семейный гнет, крепкие патриархальные традиции, невежество и темноту Бурято-Монголии.

Библиография:

«Жизнь Бурятии» за 1926 год.

ДРАГОМАНОВ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ДРАЙДЕН

ДРАЙДЕН Джон (John Dryden, 1631-1700) - английский писатель, выразитель мировоззрения английской аристократии в эпоху ее борьбы с буржуазией за классовое господство. Д. писал стихи, драмы, прозу. Все его творчество, по форме близкое к французскому классицизму, - апология власти аристократии, ее мировоззрения, манер, языка. Резко выражена у Д. нетерпимость в отношении политических и религиозных взглядов противников этого класса. В противоположность буржуазным писателям он изображал аристократов, даже распутных, в привлекательном виде (комедии «Дикий волокита», «Дамы соперницы»). Буржуа стоял за «святость брака и семьи», Д. восхвалял свободную любовь. Сильнее он в своих комедиях, драмы его значительно слабее; Д. пытался писать их в духе французского классицизма, «но, - как замечает Г. В. Плеханов, - английская аристократия никогда не могла сравняться со своими французскими образцами. Это потому, что все усилия английских аристократов не могли перенести в Англию тех общественных отношений, при которых расцвела французская псевдоклассическая литература».

Гораздо большой популярностью пользовались сатиры Д. на тему дня, направленные против политических противников аристократии. Д. работал над созданием английской оперы (он, между прочим, переделал в оперу «Потерянный рай» Мильтона, под названием «Невинное состояние»). Стихи его - большей частью казенно-напыщенные оды как в честь Кромвеля, так и «его святейшего величества Карла II». В молодости Д. был республиканцем-пуританином, а потом - с утверждением Стюартов - быстро перешел в противоположный лагерь.

Крупнейшее прозаическое произведение Д. - «О драматической поэзии» (1667) - вещь глубоко продуманная и серьезная. Относясь с большим уважением к Шекспиру, Бэн-Джонсону и другим своим крупным предшественникам, Д. говорит здесь и о «дефектах» в их произведениях с точки зрения аристотелевского учения о трех единствах. Яз. его прозы весьма близок к яз. лучших реалистов XVIII в. В области развития поэтического мастерства и лит-ого яз. у Д. большие заслуги.

Борющиеся классы Англии XVII в. имели двух крупных представителей в области художественной лит-ры: буржуазия - Мильтона, аристократия - Драйдена.

Библиография:

I. Переводы Драйдена на русск. яз. и биографические сведения см. у Гербеля Н. В., Английские поэты в биографиях и образцах, СПБ., 1875 (здесь перев. В. Жуковского «Пиршество Александра или сила гармонии»; ср. в полн. собр. сочин. Жуковского); Works. Notes and life by W. Scott, rev. and corr. by G. Saintsbury, 18 vv., 1882-1893.

II. Verrall A. W., Lectures on Dryden, Cambridge, 1914; Van Doren M., The poetry of John Dryden, 1920; Pendlebury В. J., Dryden’s heroic plays, L., 1923; Nicoll A., Dryden and his poetry, L., 1923; Elliot Т. S., Homage to John Dryden, 1924.

III. Dobell P. J., Bibliog. memoranda, 1922.

ДРАЙЗЕР

Статья большая, находится на отдельной странице.

ДРАЙ-ХМАРА

ДРАЙ-ХМАРА - см. Украинская литература.

ДРАМА

Статья большая, находится на отдельной странице.

ДРАМА ВЕРТЕПНАЯ

ДРАМА ВЕРТЕПНАЯ получила свое название от вертепа - кукольного театра, имеющего форму двухэтажного деревянного ящика, по архитектуре напоминающего сценическую площадку для представления средневековых мистерий. Началом Д. в. надо считать рождественскую драму марионеток, перешедшую в XVII в. из Западной Европы в Польшу; в это же время Д. в. появляется и на Украине. Обычное содержание ее таково: царь Ирод узнал от волхвов, что родился Христос, претендент на его престол; желая избавиться от опасного соперника, он призывает воина и приказывает ему избить в Вифлееме всех младенцев «от двух лет и ниже»; воин выполняет приказ, но «одна старая баба Рахиль не дает своего дитенка бити». Рассвирепевший Ирод повелевает убить младенца Рахили. За злодеяния Ирод платится жизнью: смерть отрубает ему голову, а черти тащат его труп в ад. После гибели Ирода - с пением, пляской, поздравительными виршами появляются, один за другим, на сцене цыган, еврей, еврейка, москаль, венгерец, дед, баба, ксендз (в польском вертепе), пономарь (в украинском), - словом все персонажи театральной интермедии XVII и начала XVIII вв. Отсюда ясно, что текст Д. в. распадается на две части: 1. собственно рождественская драма и 2. механически привязанная к ней сатирически-бытовая интермедия. Первая более или менее устойчива в своей композиции и, в зависимости от местности, видоизменяется только редакция текста; устойчивы, в первой части и персонажи: волхвы, три царя, Рахиль, воин, Ирод; вторая же часть, преследуя цели бытовой сатиры, изменяется в зависимости как от местности, где разыгрывается спектакль, так и от находчивости и одаренности вертепщика. Число действующих лиц-кукол в Д. в. доходит до 40. В смысле драматургическом Д. в. крайне примитивна: в ней нет развития действия, а есть ряд отдельных сцен, иногда спаянных, а иногда не спаянных друг с другом. Движение обусловливается появлением, исчезновением кукол, пляской и дракой; представление всегда сопровождается пением и музыкой. Средой, в которой родилась, выросла и получила распространение Д. в., приходится считать украинское студенчество, гл. обр. киевские «спудеи», которые способствовали занесению ее и на север, напр. в Сибирь. Время существования Д. в. в Польше и России исчисляется приблизительно 200-летним периодом. В первой половине XIX в. Д. в. как бытовое явление исчезает, появляясь временами в глухих местах Белоруссии и Украины и более прочно задерживаясь в быту украинского крестьянства Восточной Галиции. Опубликованный в книге Е. Марковского текст Хорольского вертепа, записанный в 1928, свидетельствует, что Д. в. на Украине дожила до наших дней.

Украинский вертеп. Из собр. Г. И. Галагана

Персонаж вертепного театра «Племянник сатаны»

Персонаж вертепного театра «Племянник сатаны»

       Драма2

Библиография:

Марковський, Украiнський вертеп. Розвiдки й тексти, в. I, вид. Всеукраiнськ. акад. наук, Киiв, 1929; Белецкий А., Старинный театр в России. Зачатки театра в народном быту и школьном обиходе Южной Руси Украины, М., 1923; Петров, Южно-русский театр и в частности вертеп, «Киев. стар.», 1882, XII; Кисiль О., Украiнський театр, вид. «Книгоспилка», Киiв, 1905; Галаган, Украiнський вертеп, «Киев. стар.», X, 1882; Франко, До исторii укр. вертепу XVIII в., I в., «Зап. Наук. т-ва iм. Шевченка», Львов, 1906, т. 71-73; Его же, Новi матерiали до iсторii украiнського вертепу, там же, т. 82, 1908; Щукин Н., Вертеп, «Вестн. Географич. о-ва», т. II, СПБ., 1860; Перетц Вл., Кукольный театр на Руси (исторический очерк), «Ежегод. имп. театров», СПБ., сезон 1894-1895 (приложение, кн. 1) и т. д., СПБ., 1895; Виноградов Н. Н., Великорусский вертеп, «Изв. Отд. русск. яз. и словесн. Акад. наук», т. X, кн. 3 и 4, СПБ., 1905 (с подробн. библиографией); т. XI, кн. 4, СПБ., 1906 (дополнения к библиографии) Его же, Белорусский вертеп, там же, т. XIII, кн. 2, СПБ., 1908; Кисiль О., Украинский вертеп, СПБ., 1916 (на русск. яз.); Киев, 1918 (на укр. яз., здесь же и библиография).

ДРАМА НАРОДНАЯ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ДРАМА ШКОЛЬНАЯ

ДРАМА ШКОЛЬНАЯ. - Специфические особенности Д. школьной как самостоятельного жанра в драматической продукции XVI - первой половины XVIII вв. определяются как ее педагогическим заданием в деле внедрения классического образования, так и ее активной миссионерской установкой. В обязанности воспитателя юношества - а таковыми в католических странах являлись преимущественно иезуиты - входило умение сочинить, или по крайней мере скомпилировать из отрывков признанных образцовыми латинских авторов пьесу, к-рая могла бы послужить propaganda fidei. Школьная Д. остановилась на римских комедиях Теренция и Плавта, считая их образцами как латинского языка, так и драматургического построения. К XV в. спектакли становятся уже обязательным педагогическим атрибутом школьного воспитания. Постепенно в латинский текст школьных пьес начинают вставляться интермедии или интерлюдии («Lustige Zwischenspiele» у немцев, «междувброшенные забавные игралища» у нас), написанные уже на национальном яз.; впоследствии школьная Д. целиком пишется на национальном яз. Сюжеты школьных пьес обычно заимствовались из Библии, но в них было много аллегорических картин-символов и элементов оперы и балета. Постановки иезуитских школ отличались большой роскошью, особенно в дни, когда ставились так называемые ludi caesarei - панегирические пьесы в честь коронованных особ. «Пиитика» школьной драмы, разработанная главным образом в известном пособии иезуита Якова Понтана и руководстве Скалигера, учит, что Д. должна состоять из трех частей: пролог (prologus, inductio), который обыкновенно произносил сам автор пьесы. В прологе объяснялась кратко основная идея пьесы (oratio ad spectatores, rem proponens) и вытекающее из нее нравоучение. Насчитывалось пять форм пролога: 1. монолог - обращение к зрителям, 2. диалог, 3. предсказание астролога, 4. символическая картина - изображение идеи пьесы, 5. пение (муз или Аполлона). За прологом шло краткое изложение содержания пьесы (periacha или argumentum), произносившееся одним из исполнителей (argumentator). Самая пьеса делилась на акты, число к-рых должно было быть не меньше трех и не больше пяти. Акты делились на сцены, к-рых в одном акте полагалось не более девяти, причем число лиц, участвующих в сцене, не могло превышать 14. Иногда каждому акту предшествовал свой небольшой пролог. Заканчивался акт хором (влияние греческой драматургии), развивавшим нравоучительную мысль, вытекавшую из представленного акта. Вся пьеса заканчивалась эпилогом (epilogus, Beschlussrede), где выражалась благодарность зрителю за внимание и испрашивалось его снисхождение к спектаклю. Эпилог произносился или автором или одним из действующих лиц (conclusor). Школьная Д. писалась почти всегда стихами. Различались - 1. простая, соблюдавшая единство действия и не допускавшая перехода от трагического к комическому; 2. сложная (implexa или turbata), где действие меняет свой характер и сопровождается вставками и эпизодами вне основной фабулы; 3. нравоучительная (morata), посвященная изображению нравов и моральным поучениям, и 4. смешная (ridicula), - рассчитанная на смех, обильно пользующаяся остротами и шутками. По строению сюжета и трагедия и комедия школьная делились на четыре последовательных части: protasis - в котором зрителю уже уяснялась сущность сюжета, но развязка оставалась еще скрытой (в трагедии protasis заменял обычно пролог), epistasis - развитие сюжета и начало замешательства, catastasis - главная часть пьесы, где действие, интрига достигает наивысшего напряжения, и catastropha - развязка, в трагедии печальная, в комедии благополучная. Пьеса смешанного, печального и веселого, содержания называлась трагикомедией или комикотрагедией, в зависимости от характера развязки. Сюжет мог быть или вымышлен или взят из Библии, из церковной истории, из «благочестивых легенд», из «жития святых» или из древней греческой или римской истории. Так. обр. мы имеем в школьной Д. по существу то же содержание, что и в средневековой мистерии или миракле, но приспособленное к новой классической форме.

Первые зачатки школьной Д. в России относятся к Киевской духовной академии и предшествуют пояснению светского театра. Эти Д. разыгрывались еще, подобно мистериям, под открытым небом, а не в помещении школы. Феофан Прокопович рассказывает, что «обычный устав» академии «от лет многих» предусматривал устройство представлений на масленице и в течение летних каникул, причем обязанность сочинять «комедии» (общее обозначение пьесы) возлагалась на преподавателя пиитики. Первый дошедший до нас памятник киевской школьной Д. - «Действо об Алексее божьем человеке», поставленное в 1673 и напечатанное в 1674. В постановке этого действа мы имеем еще типичную мистериальную сцену с адом внизу и раем наверху. Как в средневековой мистерии, здесь каждое действующее лицо при появлении рекомендует себя. Пьеса делится на два «деяния»: первое деяние заключает в себе пять явлений, названных «видоками» или «видениями» (в печатном экземпляре - «нахождениями»), второе - шесть; в пьесе две интермедии - одна написана и изображает собой «играние свадьбы» Алексея, где мужики, подданные римского сенатора, пьют водку, названную аковите (aqua vitae), причем один из них, оставшись «будто иных меньше пьян», просит прощения у публики.

«Хмель - не вода, як кажуть, панове, побачьте,

А на их пьяных за то дивовать не рачьте».

Вторая интермедия просто обозначена «ту игралище» и вероятно предоставлялась инициативе школы. Начинается пьеса прологом, обещающим показать «ото на сем пляцы» божьего человека. Кончается пролог славословием царю Алексею Михайловичу:

«Будет то и на славу пресветному и благочестивому царю Алексею,

Который, в бозе и в святых маючи надею,

З неприятелем креста Христова дело зачинаеть,

Але, яко Костянтин, нигде не проиграеть».

Эпилог в печатном экземпляре назван «скончевателем».

Из других школьных Д. Киевской духовной академии дошли до нас: «Действие, на страсти Христовы списанное», «Мудрость предвечная», в полном титуле гласящая «Мудрость предвечная, во едемском душу разумную вертограде наздавшая, самоизвольне же в плен ада восхищенную от погибели вечной в первому рая блаженству любви божия довлетворением возведшая, через благородных России младенцев в училищном Коллегиуме Киево-могилеанском стихотворном сложении 1703 явствовася». Эта же тема о «мудрости предвечной» повторяется и в ряде других школьных Д. - в ростовской школе в обработке Дмитрия Ростовского, Сильвестра Ляскоронского, Митрофана Довгалевского и др. По сюжету - это аллегорический рассказ о том, как Мудрость повелевает призванной ею к бытию разумной Душе не вкушать плода от древа познания добра и зла и жить в согласии с Разумом и Волей, но по внушению Гордости, Безумия и прочих страстей Душа «вкушает», и за это «Мудрость предвечная» отводит ее в ад (типичное средневековое «моралитэ»). В Москве школьная Д. насаждалась в Славяно-греко-латинской академии и в школе при госпитале на Яузе. Кроме названных авторов школьной драмы наиболее известны Симеон Полоцкий, Дмитрий Ростовский и Феофан Прокопович.

Библиография:

Тихонравов Н., Русские драматические произведения 1672-1725 гг., 2 т., 1879; Петров Н., Киевская искусственная литература XVII-XVIII вв., «Труды Киевск. духов. академии», 1909; Резанов В. И., Из истории русской драмы. Школьные действа XVII-XVIII вв. и театр иезуитов, 1910; Его же, К истории русской драмы. Экскурс в область театра иезуитов, 1910; Его же, К истории русской драмы. Поэтика Сарбевского, «Сб. Истор.-фил. о-ва Нежинск. института», 1911, VIII; «Старинный театр в России», сб. ст. Под редакцией В. Н. Перетца, изд. «Academia», Л., 1923; Резанов В. И., Школьная драма и театр иезуитов. Старинный театр в России XVII-XVIII вв., 1923; Адрианова-Перетц В., Библиография русской школьной драмы и театра XVII-XVIII вв., сб. «Старинный спектакль в России», изд. «Academia», Л., 1928; Ее же, Сцена и постановки в русском школьном театре XVII-XVIII вв., сб. «Старинный спектакль в России», изд. «Academia», Л., 1928; Weller E., Die Leistungen der Jesuiten auf dem Gebiete der dramatischen Kunst, 1864-1865; Nessler N., Dramaturgie der Jesuiten Pontanus, Donatus u. Masenius, 1905; Bahlmann P., Das Drama der Jesuiten, «Euphorion», II, 1928; см. также библиографию к ст. «Драма».

ДРАХМАН

ДРАХМАН Гольгер (Holger Drachmann, 1846-1908) - выдающийся датский поэт. Первоначально занимался живописью; его импрессионистские картины - морские пейзажи; страстную любовь к морской стихии он сохранил на всю жизнь. В 1870 посылал из Лондона очерки о датской живописи. Вращаясь в английских рабочих кругах и в среде французских коммунаров, Д. увлекся революционными идеями, о чем свидетельствуют стихотворения: «Английские социалисты», «Король Моб», «На равнине Сатари», вошедшие в первый сборник его стихов (1872). Демократические симпатии Д. ярко сказались и в его рассказах из жизни датских моряков («Paa Somands Tro og Love» и др.). В написанных в 70-х гг. романах и повестях и даже лирических стихотворениях Д. - верный последователь Брандеса, один из столпов политического и лит-ого радикализма. Д. ненавидит современный общественный строй, но, потеряв надежду на то, что «последний час европейской буржуазии пробил», как типичный представитель мелкой буржуазии отворачивается от реальной действительности. Д. восстает против гегемонии реализма; в виде протеста против него пишет две пьесы, в которых романтически трактуются сказочные мотивы.

В 1883, в книге «Skyggebilder» (Силуэты), Драхман открыто порывает с модернизмом в искусстве, умственным течением в Дании, возглавляемым Брандесом, и пытается создать особое движение, основанное на идее патриархального национализма; его творчество того времени проникнуто национальным пафосом. Однако в 90-х годах намечается новый отход Драхмана от современного общества, выразившийся в игнорировании существующих моральных норм: образ женщины-соблазнительницы (куртизанка Шейтан в «Турецком Рококо», Сулейма в «Книге песней» и шантанная певица Эдит в романе «Forskrevet») становится у Д. центральным; поэт отдается культу сладострастия и истерических экстазов; «опьянение и война» прославляются как благодетельные силы жизни. Главные лица произведений этого периода - люди, стоящие по ту сторону «общества»: средневековые ваганты, лондонские проститутки, странствующие школяры и т. д. Современности выносится строгий приговор: культура XIX в. обманула людей, привела старшее поколение к «фривольному романтизму», а лучших представителей молодого поколения - к «разъедающей иронии». Так метался Д. от социализма к патриархальному национализму и от последнего - к моральному анархизму. В последние годы жизни он написал несколько лирических мелодрам и стихотворений, проникнутых резиньяцией. Д. - один из самых крупных лирических поэтов Дании. Как прозаик и драматический писатель он много слабее; его романы и драмы ценны лишь постольку, поскольку насыщены лиризмом. Их мир - романтически воспринятое средневековье.

Библиография:

I. Puel og Virginte under nard, «Bredde», 1879. На русск. яз. переведено: Тысяча одна ночь, Драма-сказка, перев. А. Гакзен, изд. Скирмупта.

II. Скриба (Е. А. Соловьев), Возрождение романтизма, газ. «Новости», 1897, № 320; Тиандер К., Датско-русские исследования, в. II, 1913; Vedel V., Holger Drachmann, 1909.

ДРЕВНЕГРЕЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

ДРЕВНЕГРЕЧЕСКАЯ ЛИТЕРАТУРА - см. Греческая литература.

ДРЕВНЕЕВРЕЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Статья большая, находится на отдельной странице.

ДРЕВНЕЕВРЕЙСКИЙ ЯЗЫК

ДРЕВНЕЕВРЕЙСКИЙ ЯЗЫК, или древнеизраильский, на к-ром говорили древние евреи Палестины XV-XIV вв. до христианской эры, принадлежит к системе семитических языков и является наиболее известным нам наречием древнееврейско-финикийского или ханаанейского языка. Наиболее важные и наиболее многочисленные памятники Д. е. яз. сохранились в Библии. С появлением на Ближнем Востоке в качестве крупной экономической и политической силы арамейцев, владевших главными торговыми путями, Д. е. яз. начинает постепенно вытесняться арамейским, в особенности начиная с персидской эпохи, когда арамейский язык стал официальным языком западной части персидского государства. Значительно быстрее процесс вытеснения Д. е. яз. пошел со времени Александра Македонского, когда евреи, эмигрировавшие из Палестины, стали говорить в Египте и Малой Азии на греческом языке, а в Месопотамии - на арамейском. В Палестине же процесс вытеснения шел несколько медленнее. В эту эпоху Д. е. яз. уже несколько изменился; в нем появляются новые морфологические и синтаксические факты, много слов, заимствованных из арамейского, греческого и латинского яз. Однако в I веке до христианской эры и здесь еврейское население городов говорило уже по-арамейски, за исключением небольшой прослойки, имевшей отношение к культу и религиозным школам. Земледельческое же население, жившее натуральным хозяйством и оторванное от городов, продолжало говорить на Д. е. яз. значительно дольше; об этом свидетельствует богатая сельскохозяйственная терминология, встречающаяся в Мишне и других сборниках II и III вв. Начиная с IV в. Д. е. яз. окончательно перестает быть разговорным. В качестве же яз. литературного и письменных сношений он продолжает употребляться и в последующие века и отчасти до последнего времени (см. Древнееврейская литература).

По характеру своих корней Д. е. язык довольно близок к арамейскому, однако содержит много элементов, сближающих его с вавилонским яз. По типу развития, особенно по количеству гласных в слове, он занимает среднее место между классическим арабским и арамейским; в то же время в нем сохранилось много черт значительно большей древности, чем в этих последних языках. Следует однако заметить, что традиция нам сохранила Д. е. яз. в том виде, в каком он был незадолго до IV в.; в более древние времена он был гораздо богаче грамматическими формами, что видно из составных собственных имен и из некоторых сохранившихся более древних выражений.

ГРАФИКА Д. е. яз. состоит из 22 согласных букв так называемого квадратного шрифта, выработавшегося постепенно из древнеарамейского алфавита, который в свою очередь произошел из старофиникийского. Гласные обозначаются системой знаков, ставящихся под и над буквами, так называемой пунктацией, изобретенной не раньше VI века после христ. эры. Древнейшие надписи начертаны старофиникийским алфавитом.

ДРЕВНЕЕВРЕЙСКИЙ АЛФАВИТ

Древнееврейский

Библиография:

Гезениус В., Еврейская грамматика, перев. К. Коссовича, СПБ., 1874; Крымский А., Семитские языки и народы, ч. 1, М., 1903; Stade В., Lehrbuch d. Hebraischen Grammatik, Lpz., 1879; Noldecke Th., Die Semitischen Sprachen, Lpz., 1899; Gesenius W., Hebrasche Grammatik, umgearbeitet von E. Kautsch, 28 Aufl., Lpz., 1909; Beer G., Hebraische Grammatik, Sammlung Goschen, Berlin, 1915; Bauer H. und Leander P., Historische Grammatik d. Hebraischen Sprache, Halle, 1916.

ДРЕВНЕИНДИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

ДРЕВНЕИНДИЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА - см. Индийская литература.

ДРИЭ ЛЯ РОШЕЛЬ

ДРИЭ ЛЯ РОШЕЛЬ Пьер (Pierre Drieu La Rochelle, 1893-) - французский писатель послевоенного периода. На творчестве его наиболее полно отражается послевоенный кризис буржуазной интеллигенции. Эклектизм, растерянность и гамлетизм являются отличительными чертами всех его литературных опытов. Воспитание Д. получил в католическом колледже, а затем в Высшей школе социальных наук, где готовился к дипломатической карьере. Его товарищами по школе были Вайян-Кутюрье и Реймон Лефевр, впоследствии примкнувшие к коммунизму. Последний оказал на Д. сильное влияние, приобщив его к новым течениям французской лит-ры и политическим вопросам. Но помимо этого Д. увлекался публицистикой Мориса Бареса, Леона Додэ и зачитывался произведениями реакционных идеологов и беллетристов от Жозефа де Местра до П. Бурже. Война застигла Д. в период самого острого интеллектуального брожения, когда ему было 20 лет. Вначале ему казалось, что она в какой-то степени оздоровит французские нравы и разрешит заодно некоторые из волновавших его социальных вопросов. Но война кончилась, и он понял, что она никаких вопросов разрешить не могла, а явилась лишь одним из моментов социального кризиса всей капиталистической Европы, глубоко заострившего вопрос о судьбах всего буржуазного общества и западно-европейской культуры. Опыт Октябрьской революции показался Д. наиболее логическим следствием этого кризиса. Но как типичный представитель буржуазной интеллигенции он испугался логики событий и не сумел понять закономерности диалектики исторического процесса. У него начались обычные зигзаги от злой критики буржуазного общества к самому ярому национализму, от революционного радикализма к идеям мракобесного консерватизма. Впоследствии Д. стал одним из идеологов французского фашизма, и вся буржуазная печать приветствовала в нем нового Бареса - Бареса послевоенного периода. Как поэт и романист Д. развился под влиянием Рембо и Клоделя и отчасти эстетических идей сюрреализма, к к-рому одно время примыкал.

Главные публицистические опыты Д. собраны в сборниках: «Mesure de la France», «Suite dans les idees», «Geneve ou Moscou». Из беллетристических произведений Д. для него особенно характерен «Пустой чемодан» из сборника «Жалоба против неизвестного».

Библиография:

Interrogation, 1917; Fond de Cantine, 1920; etat-Civil, «N. R. F.», 1921; Mesure de la France, Grasset, 1923; Plainte contre inconnu, 1924; L’Homme couvert de femmes, «N. R. F.», 1925; Suite dans les idees, 1926; Sans pareil, Bleche, Grasset, 1928; Geneve ou Moscou, 1928, «N. R. F.».

ДРОЖЖИН

ДРОЖЖИН Спиридон Дмитриевич (1848-) - поэт. Р. в дер. Низовке, Тверской губ., в семье крепостных помещика Безобразова. Бедность отцовского хозяйства заставляет поэта с 12 лет итти в город мыкаться по «местам», и с этого времени его жизнь на долгие годы раздваивается между городом и деревней. Возвращается Д. на родину для постоянного жительства только после того как достигает широкой литературной известности. Д. - один из первых самоучек-зачинателей поэзии деревенской бедноты и последний представитель ее своеобразного «народнического» этапа.

Социальное бытие деревенской бедноты в 70-е гг. и последующие десятилетия, время писательской деятельности Дрожжина, было таковым, что она не могла осознать классовой структуры общества, классового пути пролетариата, а тем более его роли в отношении деревни. Отсюда в поэзии Дрожжина, с одной стороны, самые общие мотивы недовольства, жалобы на тяжкую долю «труженика-народа», на «мрак» и «стон за стенами тюрьмы», с другой стороны - такие же общие мотивы смутных чаяний «света», веры в лучшее этого «труженика-народа». Конкретные черты этого идеала «свободной» жизни - сытость и довольство мелкого собственника, труженика-одиночки.

В своей тематике Д. не ограничивается сельской природой, бытом, трудом и долей бедняка, он поет и о жизни рабочего. Понятно, что и в этих песнях - такая же, как и к доле деревенского бедняка, жалость, только усугубленная черными красками огромного каменного завода, «где адский горн во тьме пылает и шип змеиный издает».

Среди шума больших городов,

Иль в далекой глухой деревушке,

Поищи ты других бедняков

Среди фабрик, палат и дворцов,

По подвалам иль в душной лачужке.

Там услышишь ты вздохи и стон,

Утомленной, надорванной груди,

Где в неволе работают люди

И покорность вменяют в закон.

(Монолог)

Поэт не видит путей развития рабочего класса: «ничтожны люди пред страшной силою машин» («Из песни рабочего»). Социальное бытие деревенской бедноты определяло не только мотивы жалоб, надежд, но и мотивы бунтарства, злобы и ненависти, как напр. у С. Подъячева. Но этих настроений мы не найдем в творчестве Дрожжина, они приглушены у него мотивом толстовского всепрощения, навязанным ему буржуазной идеологией: «И зло любовью победим» («Ночные думы»).

Стихи Д. с формальной стороны по большей части подражательны. Он подражает Пушкину («В столице», «На память пережитых дней», «Трава, как бархат, зеленеет»), Кольцову («Запевка», «В страду», «Рожь»), Некрасову («К песне»), Никитину и народной песне. Для ряда этих подражаний написана музыка. Изобразительные средства Д. скудны. Рифма безыскусственная, бедная: прочь - ночь, свет - бед, народ - вперед, ждет - гнет, лет - привет, отдана - страна, переменился - возродился и т. д. Поэтические сравнения так же бледны, невыразительны: казалось грешники в аду кипят в смоле; как в склепах питерских могил; как тараканы по углам; словно коршун грудь терзает; трава, как бархат, зеленеет.

Но все же, обладая талантом непосредственного, правдивого выражения переживаний его социальной группы, Д. возвышается над многими поэтами «из народа» конца XIX и начала XX вв. Как зачинатель крестьянской поэзии он имеет несомненные заслуги и свое место в истории русской лит-ры.

Библиография:

I. Стихотворения, 1866-1888, с записками автора о своей жизни и поэзии, изд. Вольфа, СПБ., 1889 (изд. 3-е, значительно исправленное и дополненное, с портретом, М., 1907); Поэзия труда и горя, новое собр. стихотв. (1889-1898), с библиогр. указателем И. Горбунова-Посадова, изд. Сытина, М., 1901; Новые стихотворения (1898-1903), с приложением песен из старой тетради, М., 1904; Заветные песни, Стихотворения (1904-1906), с портр., изд. «Посредник», М., 1907; Новые русские песни, М., 1909; Баян, Стихотворения, М., 1909 (изд. 2-е, исправленное и дополненное, со вступит. статьей Н. Власова, Тверь, 1920); Автобиография с приложением избранных стихотворений, предисловие Н. Шебуева, М., 1923; Песни, Гиз, 1928 (с портр.); Исповедь матери, Поэма, Гиз, 1928 (с иллюстр.).

II. Словарь членов О-ва любителей росс. словесн., М., 1911; Венгеров С., Источники словаря русских писателей, т. II, СПБ., 1910; Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, 1924; Его же, Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, 1928.

ДРОЗДОВ

ДРОЗДОВ Александр Михайлович (1896-) - беллетрист. Несмотря на то, что произведения Д., написанные за рубежом и в СССР, полярно противоположны по тематической и идеологической установке, их все же роднит нечто общее - это стремление написать рыночно-рентабельную вещь. Эмигрантские писания Д. - посредственные вариации на темы о роковых женщинах, влюбленных гимназистках и студентах в косоворотках, рассчитанные на потребление мещанства. Поверхностный эстетизм Д. достаточно выражают слова одного из его героев: «искусство выше жизни - оно прекрасно. Вот почему я ушел в него, в его прекрасные обманы» («Антонов огонь»).

Библиография:

I. Книги Д.: изданные за рубежом - см. Владиславлев И., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М., 1928; в СССР: Единая страсть, Рассказы, изд. «Современные проблемы», М., 1924; Пуховский сыровар, изд. ЦУП ВСНХ, М., 1925; Сын палача, Повесть, «ЗИФ», М., 1926; Человек шагает, Рассказы, «ЗИФ», М., 1926; Лохмотья, Роман, изд. «Пролетарий», Харьков, 1928; Маруся-золотые очи, Роман, изд. «Недра», М., 1928; На мосту, «ЗИФ», М., 1929; для детей: Внук коммунара, Повесть, Гиз, М., 1926 (то же, изд. 2-е, Гиз, М., 1929); Неуловимый, Повесть, Гиз, Л., 1927; Чикуэлло, Гиз, М. - Л., 1928; Цыганская новь, Повесть, Гиз, М. - Л. 1928.

II. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М., 1928.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV