Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "З" (часть 3, "ЗЕЛ"-"ЗЫР")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "З" (часть 3, "ЗЕЛ"-"ЗЫР")

ЗЕЛИНСКИЙ Ф. Ф.

ЗЕЛИНСКИЙ Фаддей Францевич (1859-) - фиололог-классик, бывш. профессор С.-Петербургского университета, в настоящее время - профессор в Варшаве и член Краковской академии наук, по национальности поляк. Филологическое образование получил в Лейпцигском университете. Разносторонний исследователь античной литературы и религии, З. сделал ряд ценных открытий в области науки о древности, нередко пролагая при этом новые пути, особенно в разработке проблем античной литературной техники. Так, Зелинский установил структуру древнеаттической комедии («О синтагмах в древнегреческой комедии», СПБ., 1893; «О дорийском и ионийском стилях в древней аттической комедии», СПБ., 1885; «Die Gliederung d. altattischen Komodie», Leipzig, 1885, и др.), сделал оригинальные наблюдения над повествовательной техникой гомеровского эпоса («Закон хронологической несовместимости и композиция Илиады», Сб. в честь Ф. Е. Корша, М., 1896; «Старые и новые пути в гомеровском вопросе», «ЖМНП», 1900, кн. 5), дал метод восстановления утерянных греческих трагедий путем вскрытия рудиментарных мотивов в трагедиях более поздних авторов («Рудиментарные мотивы в античной трагедии», Сборник в честь Э. Р. Ф. Штерна, Одесса, 1912; «Tragodumenon libri tres», Краков, 1925, ср. также введения к переводам трагедий Софокла и Еврипида), кропотливые исследования в области ритмики латинской художественной прозы («Das Clauselgesetz in Ciceros Reden», «Philol. Suppl», IX, 1904; «Der constructive Rhythmus in Ciceros Reden», «Philol. Suppl.», XIII, 1913, и мн. др.); ему же принадлежит выдающийся труд о значении Цицерона в истории европейской культуры («Cicero im Wandel d. Jahrhunderte, Lpz., 1912, cp. «Цицерон в истории европейской культуры», «Вестник Европы», 1896, кн. 2) и множество мелких статей. Работы З. отличаются свежестью наблюдений и искусством меткой характеристики, но страдают иногда чрезмерным схематизмом в построениях. Отдавая дань моде на психологизм, З. стремится осложнить традиционный в изучении древних лит-р филологический метод широким привлечением психологического элемента, однако не столько в плане индивидуальной психологии (сведения об античных писателях слишком скудны), сколько в плане психологии культуры на основе сравнительного изучения идеологий различных эпох и исследования влияния античности на европейскую культуру; в этом смысле метод З. можно определить как культурно-психологический. Весьма значительны заслуги З. по пробуждению в русской интеллигенции интереса к античной культуре, дискредитированной «классическими гимназиями» Толстого и Делянова. З. был долгое время единственным филологом-классиком в России, к-рый не замыкался в узкие рамки специальных занятий и стремился ввести классическую филологию в общую систему гуманитарных наук, а предмет филологии - античность - в общую историю европейской культуры. Ученый, отзывчивый к культурным проблемам современности, З. с девяностых годов выступает с рядом популярных статей и лекций по различным вопросам античной культуры, горячо защищает идею классического образования и неуклонно проводит мысль о неразрывной связи современности с древним миром (объединены впоследствии в сборниках «Из жизни идей», I-IV; книга «Древний мир и мы» («Из жизни идей», т. II) переведена на многие иностранные языки). Старому «классицизму», видевшему в античности недосягаемый идеал и образец для подражания, З. противопоставляет положение: античность - «семя, а не норма»; усвоение ценностей античной культуры народами Новой Европы в сочетании с национальными задатками этих народов составляет задачу «Возрождений» - романского XIV-XVI вв., германского XVIII-XIX вв. и грядущего славянского. Резко отмежевываясь от исторического материализма, Зелинский объявляет себя сторонником «идеологизма», который кладет в основу всех гуманитарных наук психологию и выводит историю культуры из «стремления человеческой души к совершенствованию вложенных в нее природою задатков» к идеалам истины, добра и красоты в их светском и религиозном аспектах. Лит-ра рассматривается З. в первую очередь как «проявление художественного гения» народа, и задачей историка лит-ры является претворение результатов филологической работы в «историко-художественном сознании». В популярных работах З. рассыпано много оригинальных мыслей и тонких наблюдений, относящихся к отдельным явлениям античной культуры, но «идеологизм» З немедленно обнаруживает свою несостоятельность в проблемах динамики исторического процесса, и З. обычно вынужден ограничиваться констатированием идеологических изменений, не поддающихся истолкованию в желательном для него «психологическом» направлении. Теория «национальных задатков» закрывает возможность понять греческую культуру генетически, и у З. остается единственный выход - преклонение перед «самобытностью» «избранного народа» - греков. Эти общие недостатки историко-философской концепции, в связи с изолированным рассмотрением античности, без учета связи с Востоком и данных этнологии, приводят З. в его попытках синтеза античной культуры («Древнегреческая религия», П., 1918; «Религия эллинизма», П., 1921; «Греческая литература эпохи независимости», П., 1919-1920; ср. учебник «История античной культуры», М., 1915) к ряду произвольных построений, непригодных даже как материал для социологического истолкования античности, и к замене исторического анализа субъективным «чувствованием», в значительной мере обусловленным симпатиями З. к католицизму. Большое значение имели переводы З. (речи Цицерона, героиды) - «баллады-послания» Овидия, трагедии Софокла, редакция перевода трагедий Еврипида, исполненного Инн. Ф. Анненским, снабженного обширными введениями и комментариями. Перу З. принадлежат также статьи по зап.-европейской литературе, гл. обр. о претворении античных мотивов в творчестве Шекспира, Шиллера, Байрона, Иммермана, Ницше, и пересказы античных мифов для детей («Иресиона», 1-4, П., 1921-1922; «Античный мир», 1-3, П., 1922-1923).

Библиография:

Библиография трудов З. до 1908: Список трудов проф. Ф. Ф. Зелинского, изданный ко дню двадцатипятилетия его преподавательской деятельности его учениками, 1884-1909, СПБ., 1909; С 1908 по 1913 в - журнале «Гермес», 1914, стр. 84-87; Краткие автобиографические сведения в «Биографич. словаре профессоров и преподавателей имп. СПБ. ун-та», СПБ., 1896, стр. 265-267.

ЗЕМЛЯ

«ЗЕМЛЯ» - лит-ые сборники, выходили в Московском книгоиздательстве писателей с 1908 по 1917 в количестве от одной до трех книжек в год. Всего вышло 20 книг. Появившись как подражание очень популярным в свое время сборникам «Знание» (см.), «З.» пользовалась большим успехом и конкурировала не только со «Знанием», но и с модным в эпоху послереволюционного упадка альманахом «Шиповник». «Земля» помещала преимущественно монументальные произведения; стихи и мелкие рассказы были вскоре вовсе изгнаны. Основными сотрудниками «З.» были: Арцыбашев, Чириков, Винниченко, Крашенинников, Сологуб, Куприн. Отдельные произведения поместили, с одной стороны, Зайцев и Бунин, с другой - Серафимович. Сборники «Земля» сосредоточили свое внимание не на гражданских мотивах, как «Знание», а на «проблеме пола» и т. п. «проблемах», вокруг которых объединились писатели разных стилей и направлений. Эротика Арцыбашева («Женщина, стоящая посреди», «Ревность», «Враги» и т. д.), романы эпигона поместной лит-ры Крашенинникова о бесплотной любви мечтательных обитательниц дворянских усадеб («Осень», «Девственность»), «Записки курносого Мефистофеля» Винниченко, «Яма» Куприна и другие составляли противоречивое содержание «З.». В сборниках помещен был ряд крупных произведений, знаменательных для периода упадка революционных настроений в среде интеллигенции. Их характеризует то уход в эстетизм, культ чистой красоты и интимных переживаний, облечение революции 1905 в фантастическую оболочку («Дым и пепел» Сологуба), то мрачный пессимизм, неверие в социалистическое будущее, проповедь самоубийства («У последней черты» Арцыбашева), то разочарование в народнических идеалах («Дом Кочергиных» Чирикова). Отчасти в том же плане написаны вещи Винниченко, показавшего в трех крупных повестях настроения мелкобуржуазной интеллигенции эпохи реакции, с характерными для нее самоубийствами, религиозными исканиями, сосредоточением на вопросах пола и так далее. См. статьи, посвященные перечисленным выше писателям.

ЗЕМЛЯ И ФАБРИКА

«ЗЕМЛЯ и ФАБРИКА» - сокращенно «ЗИФ» - государственное акционерное издательское общество. Возникло по инициативе ЦК Профсоюза бумажников в 1922, в период все возраставшего спроса на книгу. Целью издательства было обслуживание широких масс читателей доступной по содержанию и цене книгой. Несмотря на то, что основной капитал «ЗИФа» составлял всего лишь 165 руб., ему удалось выпустить за первый год своего существования 5 названий. Первой книгой был сборник Тараса Шевченко «Запретный кобзарь», ставший теперь библиографической редкостью. Вплоть до 1925 «ЗИФ» не ограничивает своей деятельности определенным литературно-издательским планом и носит характер универсального издательства. Наряду со сборниками рассказов и стихов, иностранной литературой и произведениями пролетарских писателей оно выпускает целый ряд названий научно-популярной библиотеки», в к-рую входят книги по естествознанию, медицине, социологии и другим отраслям знания, детскую серию и др. В 1926 берется твердая установка на обслуживание в первую очередь рабочих и школьных библиотек, на выдвижение молодых писательских сил и ознакомление читателей с лучшими произведениями советских и иностранных авторов. Это коренное изменение всего издательского плана повело за собой реорганизацию «ЗИФа» в 1926 в акционерное общество, поставившее своей задачей издание исключительно художественной лит-ры.

Протекая в этих рамках, деятельность издательства с каждым годом значительно расширяется. В 1922 выпущено пять названий, в 1923 - 51, в 1924 - 141, в 1925 - 230, в 1926 - 324, в 1927 - 238, в 1928 - 245. Листаж вырос в 1928 в сравнении с 1922 в 910 раз. За период 1922-1929 (июнь) выпущено всего 1 353 названия, к-рые по своему характеру в основном распределяются по следующим сериям:

Русская художественная литература. Желая как можно шире охватить современных советских авторов, «ЗИФ» с 1927 предпринимает издание художественного альманаха «Земля и фабрика», выходящего под руководством «Кузницы». В нем сотрудничают как пролетарские и крестьянские писатели, так и попутчики. Изданы отдельные произведения (и собрания сочинений) Бабеля, Бахметьева, Березовского, Демьяна Бедного, Артема Веселого, Вольнова, Гладкова, Демидова, Зощенко, Караваевой, Либединского, Ляшко, Неверова, Низового, Подъячева, Соболя, Свирского, Тренева, Шишкова, Эренбурга, Яковлева и др.

Иностранная художественная литература. Сюда входят наиболее значительные произведения и собрания сочинений представителей классической и современной иностранной литературы (Амп, Голсуорси, Граф, Золя, Мопассан, Лондон, Нексе, Драйзер, Франс, Штернгейм и др.).

Библиотека краеведения и приключений помимо своей прямой тематической задачи освещает также историческое прошлое и современный быт СССР и др. стран (книги Алтаева, Беляева, Жюль Верна, Кораблева, Купера, Майн-Рида, Стивенсона, Вальтер Скотта и др.).

Библиотека критики и искусствоведения, лит-ые памятники и мемуары. Издаются книги по истории русской лит-ры и произведения мемуарного характера (Луначарский, Этюды критические, Проблемы поэтики, сборник статей Под редакцией В. Я. Брюсова; П. Н. Ткачев, Избранные литературно-критические статьи; В. Шулятиков, Избранные литературно-критические статьи; А. М. Скабичевский, Лит-ые воспоминания, П. Д. Боборыкин, За полвека; В. А. Поссе, Мой жизненный путь, и мн. др.).

Стремясь внедрить книгу в массы, «ЗИФ» уже в 1925 выпускает дешевую серию «Рабоче-крестьянская библиотека», в которую входят произведения классиков (Чехова, Короленко, Салтыкова-Щедрина, Толстого и др.) и современных писателей (Бабеля, Вольнова, Тренева, Шишкова и др.). Выпуск массовых серий значительно расширяется с конца 1928, когда издательство печатает одновременно такую серию русских и иностранных романов и повестей, снабженных предисловием и словарем трудных слов, дешевую серию рассказов и библиотеку батрака, редактируемую ЦК профсоюза Всеработземлеса.

Одновременно с непериодическими изданиями «ЗИФ» с 1925 выпускает журналы. В конце 1925 основывается литературно-художественный иллюстрированный ежемесячник «30 дней» (тираж № 1 за 1926 - 10 000 экз.; тираж № 1 за 1929 - 45 000 экз.) и «Всемирный следопыт» (№ 1 - 15 000 экз.; № 1 за 1929 - 100 000 экз.), к-рые с 1926 выходят с приложениями произведений русских и иностранных авторов, а «Всемирный следопыт» кроме того - с приложением 12 номеров «Вокруг света» и «Туриста». В октябре 1928 выходит первая книга журнала крестьянских писателей - «Земля Советская» (см.). Рост этого сектора издательства характеризуется цифрами: 1926 - 2 журнала - 3 043 000 оттисков; 1927 - 3 журнала и 17 приложений - 11 730 000 оттисков; 1928 - 6 журналов и 42 приложения - 56 053 000 оттисков; 1929 (первое полугодие) - 7 журналов и 10 приложений - 41 080 525 оттисков.

Особым видом связи издательства с коллективным и индивидуальным читателем является переписка с ним. Отзывы читателей на книги рассматриваются издательством как ценное дополнение к критике печати, и часто этот материал разрешает вопрос об обработке книги, ее переиздании и т. п. Находящийся при «ЗИФе» библиотечный коллектор художественной лит-ры проводит разбор выходящих, а иногда готовящихся к печати книг с активом читателей, библиотекарями и авторами.

В целях воспитания начинающих писателей издательство в феврале 1929 организовало консультационное бюро.

ЗЕНД-АВЕСТА

«ЗЕНД-АВЕСТА» - см. Авеста.

ЗЕНКЕВИЧ

ЗЕНКЕВИЧ Михаил Александрович (1888-) - современный поэт. Продолжая традиции акмеистов (см.), З. является вместе с тем одним из немногих представителей русской «научной поэзии». В творчестве его легко различаются два периода. В первый из них природа, взятая космически (геологические и палеонтологические картины), противопоставлена человеку, ничтожному и бессильному. Нарочитое выпячивание «плоти», тяжелой и прожорливой, придает его поэзии пессимистический оттенок, приводит З. к характерному для буржуазной интеллигенции сознанию бренности и непрочности всего живого: «...Застывшая земля замкнет круг ежедневного вращенья», «...твари - мы плодимся и ползем, как в падали бациллы разложенья». Картина этого разложения дана в тонах крайнего натурализма: «Помои красные меж челюстей разжатых спустивши, вывалят из живота мешок, и бабы бережно в корытах и ушатах стирают, как белье, пахучий ком кишек».

Война и революция резко изменили отношение З. к действительности. Рисуя картину гибели людей в конвульсиях кровавой схватки войны, З. надеется на то, что эта катастрофа - только пашня «для лучезарной жатвы будущего». После разрушительного вихря он призывает творить, выковывать новое, потому что «мы должны быть не рабы времен и пространств, а повелители». З. принял революцию как стихийную силу, к-рая сделала «прививку бессмертия в солнечном теле». «Нет, все готов снести я молча и только об одном молил, чтоб вечно к жизни голод волчий во мне неутоленный выл».

Акмеизм делал упор на фактуру вещей, пытаясь через них преломить мир. «Вещником» являлся и З. в своей научной поэзии. Так же воспринята им и Октябрьская революция, на службу к-рой он искренно хочет поставить свою поэзию, отягощенную и по сей день творческим методом акмеизма.

Библиография:

I. Дикая порфира, Стихи, изд. «Цех поэтов», СПБ., 1912; Четырнадцать стихотворений, изд. «Гиперборей», П., 1918; Лирика, 1921; Пашня танков, Поэма, Саратов, 1921; В. Гюго, «Май 1871 года», Стихи (перевод), изд. «Красная новь», М., 1923; Ф. Фрейлиграт, «Вопреки всему», Избр. стихотв. (перевод), изд., вступит. статья и примеч., Гиз, М., 1924; Под пароходным носом, Стихи, изд. «Узел», М., 1926; Поздний пролет, «ЗИФ», М., 1928. Стихи З. печатались в журналах: «Образование», «Современный мир», «Аполлон», «Новый журнал для всех», «Гиперборей», «Молодая гвардия», «Новый мир» и др.

II. Иванов Вяч., Marginalia, Труды и дни, ч. 4-5, М., 1912; Гумилев Н., Письма о русской поэзии, П., 1923; Усов Д., М. Зенкевич, «Саррабис», Саратов, 1921.

III. Дынник В., Трансокеанская тоска (в ст. «Право на песню»), «Красная новь», 1926, XII; Березин Л., Стихи М. Зенкевича, «Новый мир», 1929, V; Писатели современной эпохи, т. I, Под редакцией Б. П. Козьмина, изд. ГАХН, М., 1928.

ЗЕРОВ

ЗЕРОВ Микола Костевич (1890-) - современный украинский критик, историк литературы, переводчик и поэт. Р. в семье учителя, окончил Киевский университет, с 1923 - профессор украинской литературы в Киевском ИНО. Писать начал в 1912 (рецензии в педагогическом журнале «Свiтло»); в 1919-1920 был редактором библиографического журнала «Книгар», в 1921 - членом редакции «Голосу друку», принимал участие в «Лiт.-наук. вiстнику» (1918-1919), «Червоному шляху», «Життя й революции».

З. принадлежит к группе украинских «неоклассиков». Во время лит-ой дискуссии поддерживал взгляды Хвыльового (см.), с к-рым З. связывало тербование высокой художественности от литературного произведения и усвоения западно-европейской культуры. Руссофобство Хвыльового однако мало свойственно З., воспитанному на русских лит-ых образцах. Совместно с неоклассиками он боролся против организаций пролетарских писателей, хотя и пытался быть объективным (см. например его статью о Сосюре в «До джерел»). Недооценка роли массового писателя и превалирование интересов чисто лит-ых над интересами социально-политическими - основные черты З. как лит-ого критика; как историк лит-ры З. стремится восстановить доподлинный культурный быт и лит-ую среду, создавшую писателя, и разрушить взгляды и каноны, установленные народниками и механически перешедшие ко многим современным критикам. Много сделал также по восстановлению забытых и недооцененных писателей и один из первых поставил в украинском литературоведении проблему «социального заказа». Зеров не чужд подчас социологического, а иногда даже материалистического истолкования лит-ых фактов, не переходящего однако у него в систему; формальный анализ З. направлен гл. обр. на явления стиховой культуры. В целом позиция Зерова может быть охарактеризована отчасти как историко-культурная (с элементами социологическими), отчасти как субъективно-эстетическая, оценочная, но не формалистическая; самим Зеровым эта позиция полнее всего определена в предисловии к первой части «Нового украiнського письменства».

Превосходные переводы З. являются одними из лучших на Украине; немногочисленные его собственные стихотворения, выдержанные и холодные, касаются преимущественно классических тем, отражают влияние французского Парнаса и, в небольшой степени, - некоторых русских писателей (напр. Вяч. Иванова).

Библиография:

I. Отдельно вышли: Антологiя римськоi поезii, «Друкар», Киiв, 1920; Камена, «Слово», Киiв, 1924. Стихотворения оригинальные и переводные: Нова украiнська поезiя, Антологiя, ГИУ, Киiв, 1920; Слово, Декламатор, «Слово», Киев, 1923; Сяйво, Декламатор, «Сяйво», Киiв, 1929; Нове украiнське письменство, вып. 1, «Слово», Киiв, 1924; Леся Украiнка, «Книгоспiлка», Киiв, 1924; До джерел, Сб. статей, «Слово», Киiв, 1926; Вiд Кулiша до Винниченка, Сб. статей, «Культура», Киiв, 1929. Из переводов: Перец Р†. Л., Народни оповидання, переклад з евреiського М. Зерова i О. Гера, ГИУ, Киiв, 1920; Словацький, Мазепа, Трагедiя на п’ять актiв, переклад i вступна стаття М. Зерова, «Слово», Киiв, 1926, Кроме того вышел ряд переводов Под редакцией Зерова. По журн. и изданиям: У справi вiршованного перекладу, «Життя й революция», IX, 1928; 14 перев. в кн. «Валерий Брюсов», 1873-1924, ГИУ, Киiв), 1925; Нашi лiтературознавцi i полемiсти, «Червоний шлях», 4, 1926; Квiтка й украiнська проза, «Життя й революция», XII, 1928; Лiтературна позицiя Старицького, Життя й революция», VI, 1929; Коцюбинський i Чехов, в III т. сочин. Коцюбинского, «Книгоспiлка»; ряд стихотворных переводов в журн., в том числе латиниз. стихотв. Г. Сковороды («Червоний шлях», 1924, 3), римских поэтов, Бодлера, Эредиа и др.

II. Бiлецький (Белецкий А. И.), Рец. на «Камена», «Червоний шлях», 1924, 6; Его же, Рец. на «Нове украiньське письменство», «Червоний шлях», 1924, 1-2; Якубовський Б., Украiнська поезiя в 1923 роцi, «Родяника освiти», 1924, 1-2; Доленго М., 1924; Нашi лiтературнi здобитки, «Нова Громада», 1925, № 1; Его же, Критичнi етюди, ДВУ, Харкiв, 1925; Его же, Пiсляжовтнева украiнська лiтература, «Червоний шлях», 1927, № 11; Коряк В., Сьогочасна украiнська лiтература, «Маладняк», 1927, № 2 и № З.

III. Лейтес Д. i Яшек М., Десять рокiв украiнськоi лiтератури, т. I, ДВУ, Харкiв, 1928 (с портретом).

ЗЕРЦАЛО

ЗЕРЦАЛО (латинское speculum, немецкое Spiegel) - употребительное в зап.-европейских и славянских литературах средневековья и Барокко название дидактических трактатов самого разнообразного содержания: богословского («Диоптра альбо зерцало и выражение живота людского на том свете», XVII в., З. Филиппа Пустынника, проводящее материалистические воззрения на взаимоотношения души и тела и сохраненное в списках славянского перевода с XIV века), юридического (средневековые германские судебники - напр. «Саксонское З.»), политического (брауншвейгский «Der deutsche Furstenspiegel» XVI века). Правила поведения («Юности честно`е З.»), поучительные рассказы («Великое З.» - см.) тоже образуют содержание отдельных З. Иногда З. называются энциклопедии («Speculum mundi» Викентия из Бовэ XIV в.). Так. обр. название это, как часто в средневековой лит-ре, не покрывает какого-либо определенного жанра.

ЗЕФИР

ЗЕФИР - в мифологии древних греков - бог западного ветра; образ З. из античной поэзии переходит в подражательную поэзию Ренессанса и зап.-европейского и русского классицизма. Так например Зефиром пользовались одописцы, уподобляя ему чистое и кроткое дыхание, женщины: «Екатерина в недрах мира, покоя сладкого в тени, в дыханьи нежного зефира, дает вкушать златые дни» (Петров), «Но ты кротка, зефиром дышешь» (Костров), «В устах зефир, в очах Аврора» (Николаев) и т. д. Образ З., как и целый ряд мифологических образов, исчезает вместе с упадком придворной поэзии.

ЗИГФРИД

ЗИГФРИД (в скандинавских версиях - Сигурд) - герой цикла эпических сказаний о Нибелунгах (см.). Элементы сюжета, связанные с З. («героическое сказание о З.»), так же, как и элементы, связанные с его отцом Зигмундом («сказание о Вельсунгах») и с гибелью Нибелунгов («предание о нашествии Аттилы и гибели бургундов»), сравнительно легко поддаются выделению и в свою очередь разлагаются на ряд эпизодов и мотивов, широко распространенных в литературах и мифах других народов: воспитание героя, одаренного сверхчеловеческой силой и красотой демоническим существом в уединенном месте; бой с драконом - хранителем клада; пробуждение зачарованной девы, спящей волшебным сном; покорение девы-воительницы и подмена жениха в первую брачную ночь; гибель героя, пораженного предателем в единственно уязвимое место. Ко всем этим мотивам существуют многочисленные параллели в древнескандинавских (мифы о Фригге, Бальдуре), древнеиндийских (миф о битве Индры с Вритрой), древнегреческих мифах и в фольклоре почти всех народов. Отсюда - многочисленные попытки ученых, во-первых, отождествить сюжет З. с одним из символизирующих явления природы божественных или демонических мифов - солнечным, метеорологическим, вегетативным (теории Лахмана, Мюллера и др.) и, во-вторых, установить внутреннее развитие сюжета, постепенную контаминацию с этим мифом ряда других мифических и эпических черт (ср., например, Jericzek O., Die deutsche Heldensage, Lpz., 1906), - попытки, все еще не приведенные к окончательному единомыслию.

Тип смелого и доверчивого юного богатыря древнегерманского эпоса, осложненный чертами рыцарского вежества и вассальной верности в средневековой обработке «Нибелунгов», - образ З. деградирует в лубочной книге о «роговом Зейфриде» в сказочного простака-счастливчика, а в народной сказке - благодаря перетолкованию его имени - в Saufritz-свинопаса. С возрождением германского средневековья в новой немецкой лит-ре образ З. часто приобретает черты «национального героя» (Фуке, Уланд), иногда становясь воплощением Германии или германского народа (Гейне, Zeitgedichte). См. Нибелунги.

ЗИЛОВ

ЗИЛОВ Лев Николаевич (1883-) - современный беллетрист и поэт. Кончил юридический факультет Московского университета. С 1904 по 1914 печатался в изданиях: «Новое обозрение» (Баку), «Образование», «Русская мысль», «Журнал для всех», «Ежемесячный журнал», «Вестник Европы». С 1911 работал в области детской лит-ры, помещая свои произведения во многих журналах для детей. Выпустил три книги стихов, два сборника рассказов, ряд книжек массового характера и около пятидесяти детских книжек. Наибольшим успехом пользовались его очерки рабочего быта «Рассказы на ходу» и книги для детей - «Май и Октябрина», «С севера на юг» и др. Многие из книжек З. рекомендованы ГУСом и Главполитпросветом в качестве пособий для школ и детских учреждений.

ЗИНГЕР

ЗИНГЕР Исроэль (Isroel Singer, 1893-) - еврейский беллетрист. Р. в Люблинском округе (Польша). Начал печататься систематически в 1919 в Киеве, в газете «Naie zeit», г, сборнике «Baginen»,«Oifgang». В 1920 приехал в Москву, где написал мистикосимволистскую драму «Erd-wei» - подражание драме Переца «Ночь на старом рынке». С 1921 живет в Варшаве. Выдвинулся и занял значительное место в еврейской лит-ре Польши своими двумя книгами новелл - «Ожерелья» (1922) и «На новой земле» (1925) - и романом «Сталь и железо» - картиной немецкой оккупации Польши. При своих безусловно значительных художественных способностях он является жертвой националистической ограниченности и идейного убожества, которые характеризуют современную еврейскую лит-ру в Польше. Это особенно сказалось в романе З. «Сталь и железо». Изображаемые в нем ужасы 1915-1916 являются лишь фоном для жалкого националистического трафарета, от к-рого автора не спасает и то, что он заканчивает свой роман бегством главного героя в Петроград, где этот герой принимает участие в Октябрьской революции. В 1925 З., по поручению желтой американской газеты «Forwerts», корреспондентом к-рой он состоит, посетил СССР и впоследствии выпустил книгу - пасквиль против СССР и в особенности против еврейской секции компартии.

ЗИНОВЬЕВА-АННИБАЛ

ЗИНОВЬЕВА-АННИБАЛ Лидия Дмитриевна (?-1907) - русская писательница эпохи символизма.

Расцвет ее творчества относится к 900-м гг. Вместе с мужем своим, Вячеславом Ивановым, она принимала живейшее участие в жизни лит-ых салонов того времени.

З. - типичная представительница разлагающегося дворянства, нисходящего класса, беспомощно цепляющегося за свое паразитическое существование. С наслаждением копаясь в психопатологии («Чудище», «Журинька»), З. своими героями избирает истерических детей-подростков. Любимые образы ее характеризуются глубоким отвращением к труду: «Я не понимаю, отчего человек должен работать? Я не люблю работы. К чему себя обманывать? Но, если нужно работать, покорюсь конечно так же, как покорюсь боли и смерти» («Тридцать три урода»). Этот индивидуализм паразита-дворянина перерастает у З. в уродливый эгоцентризм. Рисуя будущую жизнь, писательница мечтает о том, что все усилия людей будут к тому только и направлены, чтобы «рамочки выстроить, такие рамочки, как напр. восковые соты, чтобы никто в своей сотинке другому в его сотинке не вредил, и тогда будет общественное благополучие и каждому в своей сотинке свобода» («Нет»).

В жестокие годы торжества реакции после поражения революции 1905 писательница занимается мистическим самоуглублением, уходит от пугающей ее действительности в мир эротических грез и иллюзий, доходящих до садизма (повесть «Тридцать три урода», «Кольца»), в мир оккультных бредней и мистических экстазов.

Библиография:

I. Кольца, Драма в 3 д., М., 1904; Трагический зверинец, Рассказы, М., 1907; Тридцать три урода, Повесть, СПБ., 1907; Нет!, Рассказы, посмертное изд. Под редакцией Вяч. Иванова, изд. «Алконост», П., 1918; Тени сна.

II. Львов-Рогачевский В. Л., Сатиры и нимфы, «Образование», 1908, кн. I и IV (подпись В. Львов).

ЗИУ

«ЗИУ» («Ziu») - название альманаха, выходящего в Москве, издаваемого Центриздатом на осетинском яз. В нем участвуют молодые осетинские писатели, преимущественно студенты. Альманах содержит ряд рассказов и стихотворений, оригинальных и переводных.

Со второго номера издание альманаха переведено во Владикавказ.

ЗИФ

«ЗИФ» - см. Земля и фабрика.

ЗИЯ АБДУЛ ГАМИД

ЗИЯ Абдул Гамид, паша (1827-1879) - турецкий поэт эпохи зарождения торговой буржуазии, начавшей борьбу против феодально-помещичьих классов страны. Р. в Константинополе, в семье чиновника. Был дворцовым чиновником, секретарем султана Меджида, послом, губернатором и т. д.

Творчество З. выражает идеологию государственной бюрократии дореформенной Турции, к-рая в силу социальных противоречий страны была в оппозиции ко двору и к государственному режиму. До 60-х гг. творчество З. ничем не отличалось от творчества его предшественников. Он оставался поэтом традиционной восточной богемы, отличительными и характерными чертами к-рой были эротико-гедонические переживания под маской эпитетов суфизма, ложноклассические формальные особенности, схоластические стилевые изыскания, бессодержательность и вольнодумство. Слова З.: «для поэта конечная цель - это бутылка вина и божественно-красивое лицо», - могут служить как бы эпиграфом к творчеству этого периода. Но с середины 60-х гг. З. начинает проповедывать гуманитарные идеи Великой французской революции и энциклопедистов (он перевел «Эмиля» Руссо). Содержание его произведений резко меняется: социально-гражданские мотивы становятся стержневыми. Этот второй период творчества, как и первый, характеризуется половинчатостью и непоследовательностью. Наряду с гражданскими мотивами в таких произведениях, как «и’я» (Сон), «Зафер-намэ» (Книга победы), у З. встречаются средневековые мадхийэ (хвалебные гимны), напр. гимн в честь султана Абдул Газиза или касиды, газели в духе XVIII в.

Половинчатость сказывается и в отрыве формы от содержания, в противоречивости стиля З. Вводя новые элементы в творчество («и’я»), он продолжает оставаться в рамках ложноклассического стиля турецкой поэзии. Если не считать немногочисленных песен, то большинство его произведений написано в традиционной поэтической форме («Тарджи бэнд»,«Таркиб бэнд», «Диван», «Эш’ар-Зия» и другие). Новые социальные мотивы облекаются в чуждую им традиционную стилистическую форму. Отсюда и некоторая сухость, схематизм поэзии З.

Перечисленные признаки выступают нагляднее в философских произведениях З. Его творчество вообще отличается идейно-философской насыщенностью. Это и давало некоторым критикам повод упрекнуть З. в чрезмерном рационализме. Рационализм и идейность З., правда, сопровождаются жалобой на беспокойный разум, «из-за к-рого нет покоя мыслящим». Религиозно-суфийские мотивы у З. сочетались с злой насмешкой над духовенством, жизнеутверждающая, оптимистическая философская мысль сплеталась с пессимизмом и т. д.

Двойственный характер творчества З. является результатом двойственной роли среднего чиновничества, к-рое было призвано стать застрельщиком социальных реформ. Опора государственности - оно испытывало сильные давления снизу, где происходило быстрое перемещение социальных сил. Оставаясь на почве средневековой культуры, оно в то же время находилось под сильным влиянием передовой мысли Европы, к-рая неизбежно проникала в Турцию вместе с товарными и меновыми отношениями. З., Кемаль-Намык, Шинаси, Мидхат-паша и другие представители прогрессивных революционных идей среднего чиновничества выступали открыто проповедниками принципов конституционализма, свободы и т. д. Они также выступили с беспощадной критикой калифатской Турции. В «Зафер-намэ» З. злостно высмеивает великого визиря Али-пашу, врага революционного движения. В ряде своих произведений З. также вскрывает уродливые стороны тогдашних общественных отношений.

Эту прогрессивную, революционную направленность творчества З. продолжают в своих произведениях Хамид, Фикрет и др. Творчество З. является перевалом в истории турецкой лит-ры. От него идут две социально-стилевые линии: первая - прогрессивная - к Хамиду, Кемаль-Намыку и Фикрету; вторая - к Наджи и Акифу (см.), к-рые являются продолжателями средневековых традиций дореформенной турецкой лит-ры (см. «Турецкая литература»).

З. до сих пор остается одним из самых популярных и любимых поэтов Турции; многочисленные изречения его вошли в обиходную турецкую речь.

Библиография:

I. Тарджи-бэнд, Ре’я, Зафер-намэ, Диван, Эш’ар-Зия, переводы из Мольера, Ж.-Ж. Руссо, переводы «Истории инквизиции», сб. «Харабат», и т. д.

II. Смирнов, Очерки истории турецкой лит-ры, СПБ., 1891; Гордлевский, Очерки по новой османской лит-ре, М., 1912; Исмаил Хабиб, История новейшей турецкой лит-ры, Стамбул, 1925; Исмаил Хикмет, История турецкой лит-ры, т. I, ч. 1, Баку, 1925; Gibb E. W., A History of Ottoman Poetry, т. V, Лондон, 1907, стр. 41-111.

ЗИЯ ГЁГ-АЛП

ЗИЯ Гёг-Алп (1876-1924) - турецкий мыслитель и поэт. Р. в г. Диярбекир, в семье чиновника. Учился в ветеринарной школе, откуда был исключен за участие в революционном движении студенчества и выслан абдул-гамидовским правительством. З. был редактором младотурецкого журнала «Ени Мэджмуа» и профессором социологии в Константинопольском университете. З. выступил на лит-ое поприще как идеолог младотурецкого национализма - пантуранизма.

«Отечество турок, - читаем мы в одном его стихотворении, - не Турция, не Туркестан, отечество - это великая и вечная страна: Туран». Эту страну З. представляет себе идеальной в смысле национальных особенностей: «В мечетях молятся по-турецки; каждый крестьянин понимает смысл намаза и Корана». Эта основная черта мировоззрения З. является центральной идеей его поэтических и социологических произведений. Поэмы «Кызыл Эльма», «Ярадылыш», сборник поэтических произведений «Ени Хаят», проникнуты этой идеей; герои З. - страстные борцы и проповедники абстрактного, утопического пантуранизма. Под влиянием роста национально-освободительного движения, во главе к-рого стояла анатолийская буржуазия, поддерживаемая широкими кругами крестьянства, З. эволюционирует от пантуранизма к пантуркизму, от пантуркизма к паногузизму (идея политического объединения туркмен, азербайджанцев и Турции под руководством последней) и наконец к турцизму (тюркиячылык), т. е. к кемализму. И почти в это же время в его философских взглядах наметился перелом: от позитивизма Огюста Конта он пришел к Эмилю Дюркгейму. Социологическую систему последнего З. своеобразно сочетал с буржуазно-национальным движением в Турции. В своих произведениях «Туркизм, исламизм и модернизм», «Основы туркизма» и «История турецкой культуры» и в ряде других исследований З. развивает, уточняет эту своеобразно «евразийскую» социологическую концепцию.

В своих исследованиях по вопросам религии и общественной эволюции З. приходит к заключению, что развитие общественных форм, к которому сводится развитие человечества, определяется прогрессом коллективного национального разума. Применяя свою социологическую концепцию к практическому преобразованию Турции, З. говорил, что эволюция ее в будущем будет протекать под знаком турецкой культуры, мусульманской религии и европейской цивилизации. З. создал универсальное учение буржуазного становления турецкой действительности. Он также создал целую методологическую школу в области исследования истории турецкой культуры, в частности литературоведения, талантливым представителем к-рой выступил Кепрюлю Задэ (см.). Он выдвинул лозунг единства культур тюрко-татарских народностей.

Для З. история человечества - это история борьбы и взаимоотношений наций, т. к. единственная социальная реальность - это нация. Исходя из этого, З. всю практику человечества разделяет на две части: культура и цивилизация. Первая - национальна, т. к. она создается нацией в целом, выражает и воплощает коллективный разум нации. Вторая - индивидуальна и следовательно международна, т. к. она - продукт индивидуального мышления и практики. Первая - стихийна; вторая - искусственна. К культуре З. причисляет: религию, быт, язык, искусство, адаты, предания и т. д., к цивилизации же - технику, точные науки и вообще науку. З. против «культурного» сближения с Западом, т. к. это сближение означает измену национальным принципам; а «цивилизацию», т. е. науку и технику, можно заимствовать у Запада: она более вещественна, чем духовна.

Во всех областях турецкой культуры З. проповедует принцип национальной самобытности, и в этом отношении он близок к русским славянофилам.

Признавая существование рабочего класса, З. однако не считал его роль исторической. «Социализм в Турции немыслим, - говорил З., - потому что Турция страна не индустриальная, и развитие ее идет самобытным национальным, а не классовым путем».

Несмотря на свою непоследовательность и на противоречивый характер социологической системы, З. был и остается самым выдающимся мыслителем и ученым Турции XX в. Наука, в европейском смысле этого слова, до З. не существовала в Турции. Средневековье, изгнанное из внешней жизни, еще господствовало в сознании. З. положил начало научному мышлению в Турции. Поэзию З. объявил средством пропаганды, орудием национального самоутверждения. Популярность, простота были стилистическими особенностями произведений З.

В научно-публицистических работах он пытался доказать необходимость единения всех классов и сословий Турции для осуществления национального могущества. В поэтических произведениях он призывал всех турок к выполнению этого социального долга.

Идеалистическая и буржуазно-националистическая по существу, социология З. была теоретическим выражением развития турецкого капитализма XX в. и его политических тенденций. Поэтому она не ограничилась рамками одной Турции, а стала знаменем национально-буржуазных партий и группировок большинства тюрко-татарских народностей. Его лозунги и формулы получили свое дальнейшее развитие например у контрреволюционных муссаватистов (Азербайджан), у татарских, крымских, узбекских и др. националистов. Еще до сих пор националистическая интеллигенция этих народов или пользуется учением З. против марксизма в различных формах или стремится примирить их друг с другом.

Учение Зия, несмотря на его исторические заслуги и революционную окраску в период национального движения в Турции, превратилось в реакционное, контрреволюционное учение благодаря тому, что оно стало орудием борьбы с рабочим классом и его идеологией в Турции, орудием пантуркистских группировок против коммунистической партии в нашем Союзе. Нужно еще отметить, что в свое время учение З. подвергалось критике со стороны бывших «теоретиков» турецкой коммунистической партии; но эта критика страдала политической беспомощностью и примиренчеством, и противники З. в дальнейшем сами перешли в лагерь буржуазных профессоров «социологии».

Библиография:

I. Тюрклешмек, Исламлашмак, Муасырлашмак, 1918; Ени Хаят, Константинополь, 1918; Тюркчюлюгюн Эсаслары, Ангора, 1923; Тюрк Тересы, Кызыл-Эльма (поэма); Тюрк меденииэти тарихи, Стамбул, 1925.

II. Сафеет-Урфи, Зия Гёг-Алп вэ мефкуре, Стамбул, 1923; Мехмед-Иззет, Мильлийэт назарийэлери, Стамбул; Исмаил Хабиб, История новейшей турецкой литературы, Стамбул, 1925; Исмаил Хикмет, История турецкой литературы XX в., Баку, 1926.

ЗИЯНИЕ

ЗИЯНИЕ - см. Гиатус.

ЗЛАТОВРАТСКИЙ

ЗЛАТОВРАТСКИЙ Николай Николаевич (1845-1911) - русский писатель-народник. Р. во Владимире, в семье мелкого чиновника. Окончив в 1864 гимназию во Владимире, З. в течение года состоял вольнослушателем Московского университета, после чего поступил в 1866 в Петербургский технологический институт. Но З. не мог окончить курса: тяжелая нужда и борьба за существование не давали ему возможности учиться. К этому времени относятся его первые лит-ые опыты - беллетристический набросок «Чупринский мир», напечатанный в «Отечественных записках» за подписью Н. Череванин, и мелкие очерки в «Искре» и «Будильнике». Тяжелая жизнь сильно подорвала его здоровье; ему пришлось оставить Петербург и уехать к родным во Владимир. Там он в 1874 написал свое первое крупное произведение «Крестьяне-присяжные», которое доставило ему лит-ую известность. Затем последовал в 1876 «Маленький Щедрин», в 1877 - «Золотые сердца», в 1878-1882 печатались «Устои», в 1879 - очерки «Деревенские будни». В 1910 вышли его весьма ценные художественные воспоминания из эпохи 60-х гг. «Как это было».

Все произведения З. проникнуты необычайным оптимизмом: он является ярким выразителем тяги мелкобуржуазной интеллигенции к народу. В ряде рассказов З. рисует прекрасные свойства простых трудовых людей, говорит о цельности и гармоничности крестьянского общинного миросозерцания. В мужике З. видит только лучшие стороны, призывает учиться у народа его мудрости. «Крестьяне-присяжные» З. болеют совестью за неправду людскую и, так же как передовые интеллигенты, мечтают о совершенном социальном устройстве; Филаретушка говорит о «лепутатах», устанавливающих, «как крестьянскому устроению, согласно желанию мирскому и справедливости, подлежит быть». В главном своем произведении - романе «Устои» - З., рисуя жизнь ряда деревень, противопоставляет два мира: группу крестьян - хранителей «устоев», и - новых людей деревни, кулаков, нарушающих сложившиеся веками обычаи. Столкновение принципа общины и принципа личных имущественных прав проходит через весь роман. Превознося общину, З. все же показывает, как слабы при изменившемся экономическом положении «устои». Предъявленное на самовольном сходе требование земельной «поровенки» так и остается в воздухе, а стремление крестьянского поселка организовать общину не осуществляется из-за кулаков-собственников.

В своих произведениях З. дает идеализированную картину крестьянской жизни во всех ее проявлениях - мира, схода, мирного земледельческого труда на фоне общинного уклада. Психологическое раскрытие переживаний крестьян З. не удается (рассказы «Авраам», «Деревенский король Лир» и др.). Повествование у него, как и у большинства писателей-народников, растянуто и изобилует обилием этнографического материала, иногда вводимого в рассказ в сыром, первичном виде; присущи З. и публицистичность, голое морализирование. Умиляясь перед «золотыми сердцами народа», З. часто впадает в тон то торжественно приподнятый, то сентиментальный. В таком торжественном тоне выдержана почти вся третья часть «Устоев», описывающих трудовую жизнь хозяйственного мужика. Не «критический», подобно Гл. Успенскому, а «последовательный» народник, З. недостаточно осветил расслоение деревни, обостряющиеся в недрах ее классовые противоречия. Гуманный идеализм в известной мере сближает его с Короленкой. Можно предполагать, что творчество З. выражало настроенность более устойчивых слоев мелкой буржуазии. В этом - социальные корни его оптимизма.

Библиография:

I. Большинство произведений, преимущественно беллетристического характера, вошло в 3-е изд. «Собр. сочин.» (в 3 двойных томах), М., 1897 (изд. 1-е, 3 тт., М., 1884-1889; 2-е, 2 тт., М., 1891). В 1912 изд-во «Просвещение» (СПБ.) выпустило «Собр. сочин.» Златовратского в 8 тт.

II. Протопопов М., Последовательный народник, в кн. «Лит.-критич. характеристики», СПБ., 1898; «Русск. ведомости» 1911, №№ 285 и 286 (ст. П. Н. Сакулина и некролог И. Игнатова); Кранихфельд В., Н. Златовратский, «Совр. мир», 1912, I; Сакулин П. Н., Народничество Н. Н. Златовратского, «Голос минувшего», 1913, I; Чешихин-Ветринский В. С., Н. Н. Златовратский в «Истории русск. лит-ры XIX в.», ред. Д. Н. Овсянико-Куликовского, т. IV, М., 1910; Неведомский М., Зачинатели и продолжатели, М., 1919.

III. Мезьер А. В., Русская словесность с XI по XIX вв. включит., ч. 2, СПБ., 1902; Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, т. II, СПБ., 1910; Словарь членов о-ва любителей росс. словесности при Моск. ун-те, М., 1911 (автобиографич. и библиографич. сведения); Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, Л., 1924.

ЗНАНИЕ

«ЗНАНИЕ» - точнее «Товарищество Знание » - книгоиздательство, основанное в 1898 в Петербурге группой литераторов по инициативе К. П. Пятницкого. В начале своей деятельности «З.» выпускало преимущественно книги общеобразовательного характера, - по истории, этике, искусству, естествознанию, народному образованию и др. С начала 1900 в т-во вступает М. Горький. С его приходом «З.» становится крупнейшим центром лит-ого реализма, том за томом выпуская собрания сочинений М. Горького, Л. Андреева, Скитальца, Ив. Бунина, А. Серафимовича, Е. Чирикова, Н. Телешова, А. Куприна, С. Юшкевича, С. Гусева-Оренбургского, Н. Гарина, С. Найденова, Д. Айзмана, Шолома Аша, С. Кондурушкина, Ив. Шмелева, Е. Милициной, Сургучова и других. Издаются также собрания сочинений или отдельные выдающиеся произведения и иностранных авторов: Байрон, Лонгфелло в переводе Ив. Бунина, Шелли - К. Бальмонта, Эсхил, Софокл и Еврипид - Д. С. Мережковского, Ибсен, Гёте, Леопарди, Красинский, Гауптман, Бьёрнсон, Э. Золя и др. Особую популярность приобрели литературно-художественные сборники т-ва «З.» (с 1904 по 1913 вышло 40 книг). Многие из них расходились в десятках тысяч экземпляров: по тому времени это был колоссальный тираж. Кроме поименованных выше авторов в сборниках участвовали: А. Чехов, В. Вересаев, А. Кипен, Е. Тарасов, Ив. Касаткин, А. Золотарев, В. Винниченко, А. Блок, Вера Фигнер и мн. др. Здесь впервые опубликован ряд крупных произведений - «Человек», «Мать», «Исповедь», «Жизнь ненужного человека», «Лето», «Городок Окуров», «Матвей Кожемякин» М. Горького; «Вишневый сад» А. Чехова; «Жизнь Василия Фивейского», «Красный смех», «К звездам», «Савва», «Иуда Искариот» и др. Леонида Андреева; «На войне» Вересаева; «Человек из ресторана» Ивана Шмелева; «Поединок» Куприна; «Страна отцов» Гусева-Оренбургского и мн. др. Из иностранных авторов печатались: Г. Флобер («Искушение св. Антония»), Кн. Гамсун («Бенони», «Роза» и др.), Э. Верхарн («Зори», «Восстание» и др.), Уот Уитмен, О. Мирбо, Г. Гауптман, А. Теннисон, Рихард Демель и др. Произведения сборников были проникнуты протестом против самодержавного гнета, духом борьбы за освобождение страны. Писатели «З.» отразили в реалистических тонах предреволюционный подъем настроения мелкой буржуазии и интеллигенции, обусловленный массовым пролетарским движением начала 900-х гг. С наступлением реакции голос «З.» продолжал звучать, но уже не находил прежнего отклика в среде мелкой буржуазии, отошедшей от общественности, увлеченной мистикой и декадентством. Отвечая этим новым настроениям, на смену «З.» появляются новые сборники (альманахи «Шиповник» и др.). Немалой заслугой «З.» следует признать также издание дешевых библиотек (художественная литература; по вопросам экономики и марксизма - ряд ценных книг Маркса, Энгельса, Бебеля, Каутского, Ф. Меринга, Ж. Геда, Лафарга, Ольминского, Степанова). В 1919 остатки изданий и все склады т-ва были добровольно переданы Советскому государству.

ЗОЗУЛЯ

ЗОЗУЛЯ Ефим Давыдович (1891-) - современный прозаик. Сын мелкого служащего. В 1911 З. работает в одесских газетах, с 1914 занимается лит-ым и редакционным трудом в Петербурге. В 1919 З. переселяется в Москву: основное место его работы как редактора - в изд-ве «Огонек» и в ред. «Прожектора», как писателя-общественника - в Федерации советских писателей.

Интеллигент, логикой вещей вплотную подведенный к революции, сказывается во всех произведениях З. В них можно выделить два основных цикла тем, особенно остро волнующих писателя. В большинстве рассказов и новелл З. вскрывает многоликие проявления буржуазной пошлости и издевательского попирания человеческого достоинства, причем эта тема дается иногда в обобщенном виде, без выделения мотивов классовой эксплоатации, чаще - на осязательных примерах из механизированной жизни капиталистического города. Отсюда и основной «типаж» «Недоношенных рассказов», «Фрески», «Эпохи» и др. Второй цикл тем З. разработан в его символических и социально-философских произведениях, в которых автор ставит основные социальные и этические вопросы, выдвинутые Октябрем. З. наиболее интересуют взаимоотношения ведущего революционного начала и инертной массы. Рассказы из советского быта надо отнести также ко второму циклу. Основной творческий метод З. и в выборе героев и в анализе человеческих взаимоотношений - это психологический реализм, соединяющийся с юмором. Являясь писателем фабульным, З. обычно тщательно избегает всякого местного фона действия, локальных признаков героев; отсюда присущая большинству рассказов З. некоторая, повидимому сознательно вводимая, схематичность рисунка.

Библиография:

I. Собр. сочин. Зозули в 4 тт., изд. «ЗИФ», М., 1928-1929 (т. I. Об Аке и человечестве; т. II. Гибель главного города; т. III. Эпоха); отд. изд.: Гибель главного города, изд. «Новый Сатирикон», П., 1918; Рассказы, т. I, «Круг», М., 1923; Лимонада, изд. биб-ки «Прожектора», М., 1925; Из Москвы на Корсику и обратно, изд. «Прибой», Л., 1928; книжки в биб-ке «Огонек»: Рассказы, 1925; Рассказ об Аке и человечестве, 1925; Весенние рассказы, 1926; Встречи, с пред. А. Луначарского, 1927; «По Европе» и «Интересная девушка», 1928. Автобиография - в сб. «Писатели», М., 1926, ред. В. Лидина.

II. «Ефим Зозуля», сб. статей и материалов. Статьи Мих. Кольцова, Л. Гроссмана, А. Луначарского, А. Палея, Ю. Соболева, изд. «Academia»; Л., 1928 (здесь же и библиография о З.). Самая подробная ст. о З. - Мих. Кольцова в этом сб. и в I т. изд. «ЗИФ» сокр. - Главное о Е. Зозуле, «На лит-ом посту», 1926, № 7-8.

III. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М., 1928; Писатели современной эпохи, т. I, ред. Б. П. Козьмина, М., 1928.

ЗОЛОТОЕ РУНО

«ЗОЛОТОЕ РУНО» - ежемесячный художественно-литературный журнал, выходивший в Москве с 1906 по 1909 (ред.-изд. Н. П. Рябушинский). Журнал заключал в себе множество репродукций картин современных художников, печатался на роскошной бумаге (формат - in 4, с 1908 - in 8), был богато украшен виньетками, заставками работы крупных мастеров; первое полугодие журнал печатался параллельно на русском и французском языках. «З. Р.» существовало почти всецело на субсидию крупного капиталиста, мецената Рябушинского (по отчету за 1906 приход журнала - 12 000 р., расход - 84 000 р.). «З. Р.» было посвящено преимущественно живописи и литературе, но также и театру, музыке, художественной индустрии и декоративному искусству. Название журнала навеяно символистским кружком «аргонавтов». В области лит-ры «З. Р.» сначала выступило единым фронтом поэтов и критиков-символистов (Мережковский, А. Белый, Блок, Вяч. Иванов, Ф. Сологуб, Бальмонт, Брюсов, З. Гиппиус, Ремизов и др.). Но в дальнейшем «З. Р.» становится по преимуществу органом одной из фракций петербургских символистов, и главную роль в нем начинают играть Вяч. Иванов, Чулков, а также Блок (к-рый вел с 1907 критические обзоры, заменившие критико-библиографический отдел), Городецкий и др. Со страниц «З. Р.» исходила проповедь художественного творчества как религиозного действия, синтеза искусств на религиозной основе, искусства-мистерии, «соборного мифотворчества», преодоления индивидуализма в «соборности», «мистического анархизма» и пр. Полемика «З. Р.» была направлена против декадентства, а также против формализма и эстетизма более «умеренной» группы из журнала «Весы» (см.), рассматривавшей символизм прежде всего как один из методов чисто художественного творчества и пытавшейся с этой точки зрения строить поэтику символизма. Полемика «З. Р.» и «Весов» предвосхитила известный спор 1910 о судьбах и кризисе русского символизма. «З. Р.» изданы книги: Блок - «Земля в снегу»; Бальмонт - «Злые чары»; Ф. Сологуб - «Пламенный круг»; Чулков - «Покрывало Изиды»; статьи Рериха и других.

К журналу имеются указатели: «З. Р.» за 1906 (приложение к № 12, М., 1907); то же за 1907 (М., 1908).

ЗОЛУШКА, ИЛИ ЗАМАРАШКА

ЗОЛУШКА, или ЗАМАРАШКА (немецкое - Aschenputtel и Aschenbrodel, голландское - Asgat, датское и шведское - Askefis, шотландское - Ashpit, чешское и польское - Попелюшка, болгарское - Пепелешка, сербо-кроатское - Попелюха, украинское - Попелюх, литовское - Pelenus, финское - Tuhkimo, французское - Cendrillon, итальянское - Cenerentola, испанское - Ventafochs, английское - Cinderella) - героиня широко распространенной среди европейских народов сказки, мотивы которой сравнительно рано проникают и в письменную лит-ру, прежде всего в лит-ру для детей. Мифологические истолкования образа З. как олицетворения дня и ночи в настоящее время отвергаются наукой. Такой исследователь, как Сент-Ив (ср. его «Les contes de Ch. Perrault et les recits paralleles. Leurs origines. Coutumes primitives et liturgies saisonnieres»), вскрывает в сказке о З. пережитки примитивных обычаев и календарных культов, ставя напр. мотив маскарада в связь с весенней (масляничной) обрядностью.

Своей популярностью сказка о З. бесспорно обязана своему главному образу - образу беззащитной, безвинно гонимой кроткой девушки, безропотно переносящей все оскорбления, незаметно выполняющей всю черную работу в хозяйстве, робко почтительной к старшим, как бы жестоки, как бы несправедливы они ни были; образу, входящему в длинную вереницу безропотных матерей, беззаветных жен, покорных дочерей, противопоставляющих жестокой воле отцов и мужей лишь беспредельное повиновение и всепрощение; образу, порожденному средневековым строем с его церковным мировоззрением и патриархальным укладом семьи.

Действительно: образ З. одинаково удовлетворяет и церковному учению о смирении (humilitas) и наставлениям средневековых домостроев о почтении домочадцев к домовладыке. Чудесная награда, венчающая З. в конце сказки, когда, осыпанная золотом и серебром, она становится невестой королевского сына, - лишь результат ее долготерпенья; напоминает эта награда Небесный Иерусалим и Жениха, к-рые сулила церковь многострадальной Мудрой Деве - душе барского холопа, серва и раба. С другой стороны, в жестокой участи, постигающей в позднейших версиях сказки злых сестер, чувствуется - как это бывает в художественной продукции третьего сословия и, позднее, крестьянства - стремление установить этическое равновесие, сыграть роль поэтической Немезиды. Характерно, что деятели Реформации и Ренессанса не раз прибегают к образу З. «Каин - безбожный злодей - великий владыка на земле, а кроткий и богобоязненный Авель должен быть З. и во власти его» («Застольные речи Мартина Лютера»).

Бесчисленные варианты устной сказки о З. соединяют сюжетное ядро о гонимой падчерице и ее заслуженном возвышении с мотивами или феи-покровительницы, или помощных животных, или мертвой матери-заступницы; окончательное оформление фабулы с ее центральным моментом - придворным балом - должно было осуществиться уже позднее, в условиях послефеодальной Европы.

В литературу сюжет З. проникает в эпоху расцвета классицизма - во Франции XVII века. Проникает он через сказку для детей, полуиронически, полудидактически трактующую сюжеты устной литературы. З. французского сборника сказок Перро (1628-1703), близкого ко двору, - настоящая аристократка. Дочь дворянина, не привыкшая ни к какой работе, она томится на кухне. Обладающая утонченным вкусом (сестры всегда советуются с ней о нарядах) и знанием правил хорошего тона (уходя поспешно с бала, она не забывает попрощаться с родителями принца), она рождена блистать при дворе, где могла бы полностью развить еще одно из присущих ей качеств - изысканное лукавство (З. доставляет большое удовольствие водить за нос на балу злых сестер, оказывая им всяческое любезное внимание). Если в устной сказке предполагается волшебная помощь, когда на ногу крепкой работящей девушки приходится впору крохотная туфелька, то для французской З. это вполне естественно. Недаром волшебница говорит З.: «Но ты знаешь, что главный признак хорошего воспитания и благородного происхождения - это хорошая обувь». И весьма характерно для полуиронической трактовки сюжета звучит у Перро заключительная мораль (достойная басни Ла Фонтэна) о том, что таланты, кротость и беспримерный разум пропадают бесцельно, если «нет ни тетушки, ни крестной».

Против «галльского легкомыслия» трактовки сюжета направлена сказка немецкого романтизма, стремящаяся уловить и запечатлеть подлинный дух «народного творчества» и «тевтонского простосердечия». Немецкая З. (появившаяся в «Детских и домашних сказках» бр. Гримм, 1812, как известно теперь, основательно перерабатывавших свои записи) олицетворяет те же добродетели, что Лотта и Доротея Гёте. Дочь «богатого человека», она свято чтит заповедь мещанской морали - «будь всегда доброю и бога не забывай». Место на кухне, у домашнего очага - не позорное место для трудолюбивой, работящей девушки - «кто хочет хлеб есть, тот поди-ка его заработай». Награда, к-рую З. получает в конце концов при помощи волшебницы, достается ей за прилежание и любовь к труду. Порок в лице праздных сестер несет достойное и жестокое наказание: голуби, помощники Золушки в работе, выклевывают им глаза «за их злобу и лукавство».

Из лит-ры для детей, где он повторяется в бесконечных вариантах, сюжет З. переходит и в «большую лит-ру», лишаясь только (в соответствии с поэтикой утверждающегося здесь буржуазного реализма) своих фантастических компонентов. Место помощницы - феи или мертвой матери-заступницы - занимает обычно «благожелательный богач» - этот deus ex machina типичного для середины века филантропического разрешения социальных конфликтов. Так В. Гюго использует мотив З. в «Несчастных», изображая страдания крошки Козетты в трактире Тенардье и ее избавление Жаном Вальжаном: здесь сохранены даже такие детали старой сказки, как сидение З.-Козетты в грязном уголке. Перенеся сюжет в реалистическую обстановку Франции 20-х гг., Гюго устраняет сказочное явление принца; но сказочные реминисценции проходят лейтмотивом через весь эпизод. Козетта, любуясь прекрасной куклой, думает о том, что «надо быть королевой или принцессой, чтобы иметь такую вещь». Когда она берет куклу дочерей трактирщицы, лицо последней принимает выражение «лица царицы, которая увидала бы мужика в голубой орденской ленте своего сына». И когда Жан Вальжан дарит Козетте дорогую куклу, она «испытывает то же, как если бы ей внезапно сказали: Девочка, ты - королева Фракции ».

Охотно пользуется мотивом З. и другой корифей буржуазного романа - Диккенс, воспринявший его из «семейного романа» (м-с Аустин и др.). Маленькая калека-швея, Дженни Рэн («Наш общий друг»), играет в З. и крестную со своим покровителем - добрым старым евреем Риа. Мечтами о З. утешается маленькая Эмли («Давид Копперфильд»), но эти мечты приводят ее лишь к гибели. Печально оборачивается судьба и для З. - крошки Доррит («Крошка Доррит»): карета, увозящая ее к богатству, увозит ее лишь к новому горю. Диккенс - слишком большой реалист, чтобы не ощутить фальши благополучной развязки сюжета. Он заостряет его обратным разрешением (новая бедность приносит крошке Доррит желанное счастье).

К концу столетия, по мере обострения социальной борьбы, «филантропическая» трактовка образа Золушки становится все менее возможной, все более опошляется. Отсюда - ироническое освещение сюжета З. Историю «современной З.» передает, напр., О. Генри в рассказе «Замечательный профиль». З. - машинистка в отеле - возбуждает горячие симпатии старухи-миллионерши, к-рая берет ее к себе. Причина этой внезапной нежности та, что профиль девушки ужасно напоминает профиль женской головки, изображенной на серебряном долларе. После недолгого роскошествования машинистка, не выдержав скаредности старухи, уходит на старое место. В конце концов З. находит своего «принца» - газетного сотрудника Летропа, с к-рым она встретилась на одном из роскошных обедов у миллионерши. В такой пародической трактовке заканчивает свое многовековое существование сюжет З.

Библиография:

Bolte J. u. Polivka J., Anmerkungen zu den Kinder- und Hausmarchen der Bruder Grimm, I B., 1893; Сох M. R., 345 Variants of Cinderella, Intr. by A. Lang, 1893.

ЗОЛЯ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ЗОМЛЕТЕЛИ

ЗОМЛЕТЕЛИ Ной (1880-) - современный грузинский пролетарский писатель. Сын крестьянина, детство и молодость провел в деревне; переселившись в город, вращался среди революционно-настроенных рабочих. Печататься начал в 1899. С первых произведений главным мотивом творчества З. является борьба за политическую свободу рабочих и деревенской бедноты. Жандармские репрессии и расправы с революционерами усиливают боевую настроенность поэта. В годы реакции после революции 1905 З. призывает «орлиным взглядом смотреть на будущее». После Октябрьской революции З. от общих революционных тем переходит к отображению рабочего быта.

Библиография:

На грузинск. яз. Зомлетели издавался несколько раз. На русск. яз. не переведен.

ЗОНИН

ЗОНИН Александр Ильич (1901-) - современный литературовед. В 1918 вступил в РКП (б) и отправился на фронт как политработник, участвовал в боях за Кронштадт, имеет орден Красного знамени. С 1921 - на лит-ой и партийной работе, в 1930 - окончил лит-ое отделение ИКП.

В 1923 вступил в группу «На посту» и ВАПП (см.), вел в ней, а затем в «На лит-ом посту» активную работу. С начала 1928 до конца 1929 был вне РАППа, расходясь с нынешним руководством по творческим вопросам. З. вместе с группой коммунистов сделал политическую ошибку, защищая концепцию В. Ф. Переверзева. Вместе с другими свою ошибку признал в начале 1930. Работает над проблемами литературоведения и творчеством отдельных писателей.

Библиография:

У истоков пролетарской литературы, «Прибой», 1927; За пролетарский реализм, «Прибой», 1928; К вопросу о социальных мотивах творчества Л. Н. Толстого, «Под знаменем марксизма», 1928, IX-X; Натуральный человек в творчестве Толстого, «Лит-ра и марксизм», 1929, кн. I; Образы и действительность, «Московский рабочий», 1930.

ЗОНТАГ

ЗОНТАГ Анна Петровна, урожд. Юшкова (1786-1864) - популярная в свое время писательница для детей. Племянница, ровесница и друг поэта В. А. Жуковского. По совету последнего и пользуясь его теоретическими указаниями, З. и начала свою лит-ую деятельность. Больше всего З. написала в 30-40-х гг., хотя многие ее книги переиздавались в течение всего XIX в. - «Священная история для детей» (1837) выдержала 9 изд. З. сотрудничала также в детских журналах, издавала сборники для детей. Перевела «Историю Англии для детей» Диккенса, пересказывала и переводила сказки Перро, Гауфа, многие рассказы и комедии Шмидта, Гувальда, Гизо, мисс Эджеворт и др. иностранных детских писателей. Произведения ее сентиментальны, проникнуты моралью и классовыми предрассудками, отражают идеологию культурного дворянства того времени. Теперь книги З. сделались библиографической редкостью и имеют только историческое значение.

Библиография:

Бекетова Н. А., Зонтаг Анна Петровна, «Материалы по истории русской детской литературы», 1750-1855, т. I, вып. I, изд. ИМВР, М., 1927 (монография, источники, список произведений).

ЗОРИЧ

ЗОРИЧ А. (1900-) - псевдоним современного советского журналиста. Начал печататься с 1919 в украинских провинциальных газетах, последнее время сотрудничает в ряде центральных изданий. Преобладающая тема фельетонов и очерков З. - провинциальная косность и деревенская темнота, унаследованные революцией от царской России. Преодоление их дается низовым работникам с огромным трудом: на основе темноты и бескультурья пышно расцветают головотяпство и вредительство присосавшихся к власти людей, показанных З. с большой убедительностью и хорошим знанием «типажа». Последняя группа фельетонов З., отличающаяся резко выраженным публицистическим заданием, посвящена связанным с деревней незаметным героям и энтузиастам Октября. Хорошо зная деревенский быт, З. схематическую фельетонную форму насыщает всевозможными бытовыми аксессуарами, местным лексическим материалом. З. выступает одним из убежденных сторонников необходимости так называемых «красок» в фельетоне - литературных отступлений и художественного вымысла (см. его теоретическую статью в «Журналисте», 1926, кн. XI). Изобилующие художественными деталями, облеченные в оправу новеллы, сказа и т. д. фельетоны З. обычно легко отделяются от газетного листа и близки к жанрам художественной лит-ры.

Библиография:

I. О цветной капусте, Биб-ка «Огонек», М., 1925; Глушь, Очерки, изд. «Молодая гвардия», М., 1925; О зонтиках, о рапирах и прочем, Рассказы, «ЗИФ», 1925; Буква закона, Фельетоны, изд. Биб-ки «Прожектор», М., 1926; Министр из Геджаса, Рассказы, «Прибой», Л., 1927; Ровно в четыре, Гиз, М. - Л., 1928; Нехорошее слово, Рассказы, изд. журн. «Смехач», М., 1928; Рассказ с идеологией, Сб. рассказов, изд. то же, М., 1928; В стране гор, «ЗИФ», 1929.

II. Соболев Ю., Газетчики великой эпохи, «Заря Востока» 14 авг. 1927; Лучанский М., Советский фельетон, «Комсом. правда» 30 янв. 1927; Советский фельетон, «Журналист», 1926, № 1. Чисто формальный анализ фельетонов Зорича см.: Шкловский В., Зорич, «Журналист», 1925, № 6-7, и др. материалы в «Журналисте», 1925-1927; Фельетон, Сб. статей, Л., 1927; Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М., 1928.

ЗОРОАСТР

ЗОРОАСТР - см. Заратустра.

ЗОРЯН

ЗОРЯН Степан (1890-) - армянский беллетрист. Сын крестьянина. Первоначальное образование получил в городском училище, по окончании к-рого занялся самообразованием. Начал писать с 17 лет. Первый этап творчества З. охватывает дооктябрьский период. В рассказах, относящихся к этому времени, он отображает быт и нравы затерянной в глуши армянской деревни и монотонную жизнь провинциального городка. Перед читателем развертывается целая галерея мастерски нарисованных портретов маленьких людей, тонущих в болоте мещанства, запросы к-рых замыкаются узким кругом личных интересов и обыденных забот. Объекты его вдохновения - в деревне: крестьянин-хлебопашец, придавленный тяжестью неимоверной нужды, крестьянка, подрастающее в обстановке безысходной нищеты молодое поколение, помощники земледельца - рабочий скот, - волы, быки, приходящее изо-дня в день в упадок хозяйство. Жизнь промышленных центров и классовая борьба остались вне кругозора писателя. Октябрьская революция вызвала перелом в творчестве Зоряна. Об этом свидетельствует сборник рассказов «Война». Здесь в ряде рассказов он вскрывает психологию тех, кто шаг за шагом подготовлял восстание, опрокинувшее старый строй; в оценке развертывающихся событий и людей он исходит из борьбы рабочего класса, его чаяний, побед и достижений. В рассказах «Предревкома» и «Дочь библиотеки» явления общественной жизни и людей З. рассматривает под углом зрения советской действительности, отрицая все, что идет вразрез с этой действительностью. З. - один из даровитых попутчиков в лит-ре советской Армении. Сюжеты последних произведений З. взяты из периода гражданской войны и жизни современной советской армянской деревни.

Библиография:

I. На армянск. яз.: Грустные люди, Сб. рассказов, Эривань, 1918; Плетень, Сб. рассказов, Эривань, 1923; Война, Сб. рассказов, Эривань, 1925; Азаран Бибул, Эривань, 1925; Цован, Сб. рассказов, Эривань, 1925; Девушка из библиотеки, Эривань, 1926; Предревкома, Эривань, 1927; Огонь, Сб. рассказов, Эривань, 1927; Беспризорник Аршо, Эривань, 1928. Переведены на русск. яз.: Девушка из библиотеки, изд. Гиз РСФСР, М., 1929; Предревкома, изд. Гиз РСФСР, М., 1929.

II. Сурхатян, Армянская литература, т. I, Эривань, 1926, стр. 467-468; Атаян Р., Журн. «Гракан диркерум», Эривань, 1927, № 5, стр. 70-80.

ЗОЩЕНКО

ЗОЩЕНКО Михаил Михайлович (1895-) - современный русский юморист. Р. в Полтаве, в семье художника. Учился на юридическом факультете Петербургского университета, но курса не кончил и в 1915 ушел добровольцем на фронт. После революции З. «скитался по многим местам России. Был плотником, ездил на звериный промысел в Новую Землю, был сапожным подмастерьем, служил телефонистом, милиционером, был агентом розыска, карточным игроком, конторщиком, актером, служил снова на фронте добровольцем - в Красной армии» (автобиография З. в ст. «Серапионовы братья о себе» - в журнале «Лит-ые записки», 1922, кн. 3). Первый рассказ З. появился в «Петербургском сборнике» в 1922.

Основной жанр З. - комическая новелла. Даже фельетоны его всегда выливались в форму новеллы, и яз. их - типичный для Зощенко новеллистический сказ (см. сборник его фельетонов - «Мелочи жизни», Л., 1927). Неизменный герой юмориста - городской мещанин послереволюционного времени, чаще всего - мелкий служащий. Основной фон новелл З. - густой мещанский быт со всеми оттенками его послереволюционного колорита; характерные события и мотивы - любовные неудачи, жилищные неудобства, всевозможные материальные затруднения, столкновения и скандалы на улице, в трамвае, в пивной, в обывательской квартирке. Так. обр. общая тема рассказов З. - комические проявления мелких и ограниченных житейских интересов обывателя-горожанина, обостренных условиями послереволюционного времени и забавно оттененных его претензиями на культурные запросы, на философские рассуждения, порой на политическую идеологию. С этим повторяющимся без конца образом тесно связан основной комический прием З. - пестрый и ломаный яз., которым говорят и герои его новелл и сам автор - рассказчик. Язык этот характеризуется большой лексической пестротой. Грубоватая, специфически разговорная речь, глубоко впитавшая в себя некоторые канцелярские обороты, сочетается с поверхностно усвоенными элементами абстрактной терминологии, книжной или политической. Здесь встречается и неуместное употребление книжных словечек («собачонка системы пудель», «только одно заглавие, что квартира»), и неумение справляться с формами сложного синтаксиса («так что мне наступили на ногу, вследствие к-рой образовался нарыв»), и разнообразные формы яз. и мышления, к-рые в контексте новелл З. звучат как пародия.

В творчестве З. легко различить две струи. Новеллы, вошедшие в сборник «Уважаемые граждане», большей частью представляют собой коротенькие, веселые курьезы. Их герои - мелкие мещане, приспособившиеся к послереволюционным условиям и почувствовавшие даже некоторый подъем самосознания после прежней приниженности. Здесь часто фигурирует комический мотив ложно понятого чувства собственного достоинства, блестящим выражением которого служит фраза «за что боролись»; здесь мы встречаем нередко смешное злоупотребление политическими лозунгами или аргументами идеологического порядка при самых обыкновенных обывательских коллизиях, напр. при уличных или трактирных скандалах (см. новеллы «Рабочий костюм», «Письма в редакцию», «Честный гражданин» и др.). Все эти новеллы представляют образцы чистого комизма, зачастую чрезвычайно поверхностного. Иной характер носят более ранние «Рассказы Назара Ильича господина Синебрюхова», «Рыбья самка», «Лялька Пятьдесят» и все «сентиментальные повести» З. В них показаны мещане, утратившие после революции устойчивость своего материального и социального положения и терпящие всевозможные неудачи в делах, в семейной жизни и т. д. Все новеллы этого типа у З. довольно длинны. Они содержат пространные философские рассуждения о смысле человеческой жизни; рассуждения звучат особенно смешно, так как преподносятся в сугубо мещанских выражениях. Однако, как ни комично-ничтожны интересы и понятия этих героев, в их судьбе заключен подлинный трагизм, и комизм этого ряда новелл переходит в юмор, зачастую напоминающий Гоголя (так в сюжете и в языке повести «Коза» можно найти сходство с «Шинелью»).

Высмеивая своих героев, З. как автор никогда не противопоставляет им себя и не подымается выше их кругозора. Один и тот же шутовской сказ окрашивает не только все без исключения новеллы З., но и его авторские предисловия и его автобиографию. Анекдотическая легковесность комизма, отсутствие социальной перспективы отмечают творчество З. мелкобуржуазной и обывательской печатью.

В некоторых рассказах З. пытается также рисовать бывших людей, аристократов («Последний барин», «Люди»). Это изображение преломляется им через схематическое и наивное представление мещанства о чуждом ему классе.

Библиография:

I. Издания Зощенко многочисленны. Многие его рассказы перепечатывались по нескольку раз в сборниках под разными заглавиями. Важнейшие сборники: Уважаемые граждане, «ЗИФ», М., 1926 (изд. 3-е, М., 1927); Рассказы, изд. («Карточный домик», П., 1923; Разнотык, Рассказы, П., 1923; О чем пел соловей, Сентиментальные повести, Гиз, Л., 1927 (изд. 3-е, «Прибой», Л., 1929); Нервные люди, изд. «Пролетарий», Харьков, 1927; Собр. сочин., изд. «Прибой», Л., 1929 (пока вышли тт. I и II); Сборник фельетонов З. «Мелочи жизни», Л., 1927; Письма к писателю, Изд-во писателей в Ленинграде, 1929; Автобиография Зощенко - в журн. «Лит-ые записки», П., 1922, кн. III («Серапионовы братья о себе»), более краткая - в сб. «Писатели», Под редакцией В. Лидина, изд. 2-е, М., 1928.

II. Воронский А., На стыке, М. - П., 1923 (гл. Лит-ая хроника); Горбачев Г., Современная русская литература, Гиз, Л., 1928; Браун Я., Десять странников в «осязаемое ничто», «Сибирские огни», 1924, кн. I; Вешнев В., Разговор по душам, «На лит-ом посту», 1927, кн. XI-XII; Михаил Зощенко, Статьи и материалы, изд. «Academia», Л., 1928 (здесь: Зощенко М., О себе, о критиках и о своей работе; Шкловский В., О Зощенке и большой литературе; Бармин А. Г., Пути Зощенки; Виноградов В. В., Язык Зощенки (Библиографическая справка)).

III. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М., 1928.

ЗУБОВ

ЗУБОВ Андрей Никифорович (Pitu-Ono, 1900-) - коми поэт и автор ряда учебников для коми-пермяцких школ; участвовал в борьбе против белогвардейцев, затем работал в Коми издательстве (г. Устьсысольск) - «Штаб коми культуры», где и начал писать. В 1927 кончил педагогический факультет Пермского университета.

Произведения З. первого периода его творчества носят агитационный характер. Он воспевает Октябрьскую революцию как освободительницу национальностей. В последнее время З. начал писать сатирические стихотворения, направленные против темных сторон быта коми-пермяков. З. хорошо знает фольклор и умеет мастерски пользоваться им в своих произведениях. Его стихи весьма популярны во всех деревнях коми-пермяцкого края.

Библиография:

I. Лит-ра на коми языке - Гора дзюль (Звонкая дудка), Коми изд-во, Устьсысольск, 1923.

II. Лыткин В. И., Коми ижысьяс (Коми писатели), Центриздат, 1926; Журнал «Ордым» (Тропинка), Устьсысольск.

ЗУДЕРМАН

ЗУДЕРМАН Герман (Herman Sudermann, 1857-) - немецкий писатель. В 1887 дебютирует романом «Frau Sorge» (Госпожа Забота). Но славу З. принесла первая его драма «Честь», поставленная в 1889 на сцене берлинского Lessing-Theater. В дальнейшем имя З. часто переплетается с именем Г. Гауптмана, который в этом же году и на сцене того же театра пьесой «Перед восходом солнца» начал свою драматургическую деятельность. Георг Брандес считает, что в писательском поколении 80-90-х гг. Гауптман и З. были самыми талантливыми драматургами. При этом у З. датский критик находит даже «больше красок на палитре». С такой характеристикой согласиться однако трудно. Гауптман несомненно - зачинатель сценического натурализма на немецкой сцене, З. - только легко приспособляющийся эпигон. На всем его творчестве - неизменная печать чужих влияний. Драматургический прием Дюма-младшего, его «piece de mOurs», З. с большим умением и знанием сцены превращает в немецкий «Sittenstuck», отражая жизнь немецкого бюргера и ставя перед ним ряд моральных проблем в духе того же заимствованного у Дюма нравоучительного резонирования. Такие «резонеры» - граф Траст в его «Чести», «благородный» пастор в пьесе «Родина» и др. Прием накопления внешне-театрального, иногда весьма трескучего эффекта З. тоже бесспорно заимствует у французов, в частности у Сарду. Это влияние французской мещанской драмы переплетено у З. с традициями немецкого патриархально-семейного романа. Подражая Ибсену, тогдашнему властителю дум и переоценщику моральных ценностей, З. в то же время не чужд слезливому сентиментализму, заимствованному чуть ли не у Коцебу. Он твердо помнит, что немецкая публика приняла ибсеновскую «Нору» с измененным концом - Нора не бросает мужа и детей, а остается. Такой «дерзости», такого крушения «устоев», как уход из семьи, немецкий буржуа не мог бы допустить. Помесь Ибсена с «Gartenlaube» - популярным немецким журналом для семейного чтения - и составляла самое характерное в творчестве З. Она определяла его стиль. На таком компромиссе нового с патриархально-старым основан был и быстрый успех З. у публики.

Он умел говорить ей подчас даже довольно горькие истины, но никогда не пугал «крушением устоев». Идея противопоставления кулака-кровососа «гуманному» фабриканту («Каменотесы»), декламационно-либеральное рассуждение на тему «честь и деньги» («Честь»), взятый напрокат у Ибсена добрый пастор («Родина») - все это, сдобренное слезой социального «жаления», охотно слушал мелкий буржуа. Ибо это не колебало его классовых твердынь, не угрожало его «счастью в уголке», его психологии собственника. Такое чисто этическое разрешение социальных «грехов» даже льстило его мещанскому либерализму. Но объективно З. все же во многом смывал грим мещанского фарисейства и благополучия, и часть его пьес поэтому в свое время даже слегка задерживалась немецкой цензурой («Гибель Содома», «Иоанн Креститель» и др.) Из пьес З. наиболее известны: «Честь» (1889), «Гибель Содома» (1890), «Родина» (1893), «Бой бабочек» (1894), «Счастье в уголке» (1895), трилогия «Morituri» (1896), «Иоанн Креститель», «Три соколиных пера» (1898), «Огни Ивановой ночи» (1900), «Да здравствует жизнь» (1902), «Сократ» (1903), «Каменотесы» (1905), «Среди цветов» (1906). В 1902, отвечая на нападки части театральной критики, З. напечатал злой памфлет «Verrohung in der Theater-Kritik» (Огрубение театральной критики), вызвавший, в свою очередь, отповедь Гардена в его журнале «Zukunft» (Будущность), известного театрального критика Альфреда Кера и др.

Из романов и повестей З., кроме «Госпожи Заботы», надо отметить: «Кошачью тропу», «Свадьбу Иоланты», «Былое», «Историю тихой мельницы», «Желание». Если в своих драмах З. является резко выраженным натуралистом, то в романах и новеллах он скорее продолжает романтическую традицию. Сюжеты эти далеки от повседневной жизни, отличаются мрачностью и трагизмом (заканчивающаяся смертью любовь двух братьев к одной женщине и двух сестер к одному мужчине - «История тихой мельницы»), герои - люди великих страстей или исключительных нравственных качеств. Изложение в этих произведениях З. растянуто, язык не соответствует характеру персонажей, чужд местного и классового колорита, которым отличается яз. его драматических произведений. Это - яз. немецкой интеллигенции, и на нем говорят все действующие лица романов З., от крестьян до аристократов. В своих лучших романах З. ставит этические проблемы (самопожертвования, преступления и раскаяния, ответственности не только за поступки, но и за желания) и разрешает их в духе Ницше, под влиянием к-рого находится, высказываясь против христианской морали и славя сильную, цельную, гармоничную личность, борющуюся и наслаждающуюся. Большое внимание уделено в беллетристических произведениях З. семейным отношениям, проблемам пола и наследственности, непреодолимой и для личности, способной противопоставить среде свою волю и наложить на нее свой отпечаток.

В 1927 Германия торжественно праздновала 70-летие З.

Русский зритель впервые познакомился с З. в 1891 во время гастролей известного немецкого актера Поссарта. Он привез «Честь». В том же году «Честь» была поставлена на русском яз. в Москве в театре Корша. С тех пор З. вплоть до революции занимал весьма видное место на русской театральной афише. Особой популярностью пользовались его «Родина», «Честь» и «Бой бабочек». В роли девочки Рози в «Бое бабочек» в свое время имела шумный успех В. Комиссаржевская. И до сих пор, изредка, пьесы З. появляются на русской сцене.

Библиография:

I. На русск. яз.: Собр. драмат. сочин., перев. Под редакцией К. Бальмонта, 2 тт., изд. Скирмунта, М., 1902-1903 (лучшее изд.); То же, изд. 2-е, М., 1908; Собр. сочин., 2 тт., изд. бр. Пантелеевых, СПБ., 1902; Собр. сочин., изд. журн. «Родина», СПБ., 1905 (плохой перевод). Отд. изд.: Свадьба Иоланты и др. рассказы, перев. А. Веселовской со вступ. ст. Г. Брандеса о Зудермане, М., 1885; Песнь песней, Роман, перев. Н. Самойловой и А. Полоцкой, СПБ., 1909; Розы, Лучи солнца, Прощальный визит, Принцесса, изд. «Современ. проблемы», СПБ., 1910. Многое выпущено изд. «Польза», «Звезда» и др. За последние годы: Хвалебные гимны Клавдиана, Драма в 5 акт., перев. Е. Троповского, изд. «Мысль», П., 1923; Моя юность, Мемуары, перев. Г. И. Гордона, изд. «Петроград», П., 1924; Шальной профессор, Роман, перев. Г. И. Гордона, изд. «Прибой», Л., 1927; Жена Стефена Тромхольта, Роман, перев. Б. Евгеньева и Е. Э. Блок, предисловие Р. Куллэ, изд. «Время», Л., 1928.

II. Зиновьева Э., Кастовые тенденции в современной художеств. литературе, «Образование», 1903, I, II, IV; Фриче В. М., Очерки современной литературы, «Правда», 1905. XI; Троцкий Л. Д., Сочин., т. XX, Гиз, М. - Л., 1926; Штейгер Э., Новая драма; Аксельрод, Литературно-критические очерки; Брандес Георг, Menschen und Werke (русск. перев. в Собр. сочин. Г. Брандеса, т. XI, изд. Фукса); Kamerau, Hermann Sudermann; Littmann, Das deutsche Drama; Gnad, Literarische Essays; Robert Arnold, Das moderne Drama; Kerr Alfred, Das neue Drama; Harden, Статьи в журн. «Zukunft» с ноября 1902 по январь 1903; Schoen, Hermann Sudermann, poete dramatique et romancier; Fasslaender F., Ibsen - Sudermann - Hauptmann.

III. Мандельштам Р. С., Художеств. литература в оценке русской марксистской критики, изд. 4-е, Гиз, M., 1926.

ЗУТТНЕР

ЗУТТНЕР Берта, фон (Bertha von Suttner, 1843-1914) - австрийско-немецкая писательница, дочь австрийского фельдмаршала. Рано примкнула к группе мюнхенских социально настроенных натуралистов и опубликовала свой первый роман «Inventarium einer Seele» в журнале той же группы - «Gesellschaft» (Общество (выходил с 1883 к Мюнхене)). Ряд ее повестей и новелл был напечатан в периодической печати под псевдонимом B. Oulot. В 1888 З. выпустила «Роман писателя» (Schriftstellerroman) из жизни художников и писателей, а в 1899 характерный для идеалов этой группы интеллигенции роман «Эпоха машин» (Das Maschinenzeitalter). Другие произведения З. этого времени: «Ein Manuskript» (1884), «High Life» (1886), «Erzahlte Lustspiele» (1889) и т. п., пользовались меньшим успехом. Но мировую известность получила ее книга «Die Waffen nieder» (Долой оружие, 1889; имеется несколько русск. перев.: СПБ., 1892; СПБ., 1893 (изд. Павленкова, с предисл. Р. Сементковского); СПБ., 1902, и др.; продолжением ее является роман «Marthas Kinder» (Дети Марты, 1902)), написанная со знанием военного дела и человеческой психики; это - протест против войны во имя всеобщего разоружения и мира, протест в первую очередь с точки зрения матери и жены во имя прав любви и человека. С этого времени З. посвящает себя гл. обр. пропаганде идей буржуазного пацифизма; она руководила Венским союзом друзей мира и с 1892 издавала орган международного бюро мира в Берне - журнал «Die Waffen nieder» (выходил в Дрездене). В 1905 ей была присуждена нобелевская премия.

З. - писательница с большим историко-культурным кругозором, но довольно ярко повествуя об ужасах капиталистической войны, З. не видит ее доподлинных причин и в борьбе против войны поэтому ограничивается пацифистски-гуманистическими рецептами.

Библиография:

I. Кроме упомянутого романа «Долой оружие» на русск. яз. перев. Э. Пименовой ром. «В цепях», изд. Поповой, СПБ., 1904; Memoiren, 1908; Gesammelte Schriften, 12 Bde, 1906-1907; Der Kampf um die Vermeidung des Weltkrieges, 1917.

II. Katscher L., Bertha von Suttner, die «Schwarmerin» fur Gute, Dresden, 1903; Fried A. H., Bertha von Suttner, 1908; Key Ellen, Fl. Nightingale und Bertha von Suttner, Zwei Frauen im Kriege wider den Krieg.

ЗЫРЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА И ЯЗЫК

ЗЫРЯНСКАЯ ЛИТ-PA и ЯЗЫК - см. Коми литература и язык.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV