Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "К" (часть 12, "КОТ"-"КРЕ")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "К" (часть 12, "КОТ"-"КРЕ")

КОТЛЯРЕВСКИЙ Н. А.

КОТЛЯРЕВСКИЙ Нестор Александрович (1863-1925) - литературовед, академик. Ученик И. П. Житецкого по Киевской коллегии Павла Галагана и Н. И. Стороженко по Московскому университету, К. завершил филологическое образование в Сорбонне у Г. Париса и Поля Мейера. После переезда в Петербург (1890) близкие отношения к А. Н. Пыпину (см.) оказали влияние на историко-литературные и общественные взгляды К. Примыкая по своим методологическим воззрениям к культурно-историческому методу (см. Метод культурно-исторический), К. не принадлежал однако к числу его последовательных адептов: в научных работах его много эклектики. Литературу К. принимал как «правдивую летопись» целого ряда сменявших друг друга поколений. Хотя К. и заявлял, что «история литературы есть прежде всего история художественного творчества», что историку литературы надлежит «восстановить историю творчества художника и историю развития словесного искусства вообще», однако на деле работы его посвящены развитию «общественных идеалов», «политических мыслей и поэтических грез». Оценивая с такой «культурно-исторической» точки зрения факты русской и западной литератур, К. подобно большинству сторонников этого метода видел в истории литературы один из способов пропаганды «освободительных начал». Этот кадетского толка либерализм в соединении с художественностью изложения и создал главным образом ему популярность. Котляревский был одним из основателей и первым директором Пушкинского дома.

Библиография:

I. Главные труды К.: Очерки новейшей русской литературы. I. Поэзия гнева и печали, М., 1890; М. Ю. Лермонтов, СПБ., 1891 (изд. 5-е, 1915); Мировая скорбь в конце прошлого и начале нашего века, СПБ., 1898 (изд. 3-е, 1924); Н. В. Гоголь, СПБ., 1903 (изд. 4-е, 1915); Декабристы, СПБ., 1907; Старинные портреты, СПБ., 1907; Литературные направления Александровской эпохи, СПБ., 1907 (изд. 3-е, 1917); Рылеев, СПБ., 1908; Канун освобождения, П., 1916; Пушкин как историческая личность, 1925. Полный список работ в книге «Памяти Н. А. Котляревского», Л., 1926.

II-III. Словарь членов Об-ва любителей российской словесности, М., 1911; Материал для биографического словаря действ. членов имп. Академии наук, ч. 1, П., 1915; Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, М.-Л., 1924; Королицкий М. С., Н. А. Котляревский, Л., 1925; Памяти Н. А. Котляревского. Сотрудники Пушкинского дома Акад. наук, Л., 1926.

КОУПЕР

КОУПЕР Вильям (William Cowper, 1731-1800) - английский поэт. Р. в обедневшей аристократической семье, сохранившей однако свои традиции. С детства одержимый депрессивным психозом, часто переходившим в манию преследования, К. провел всю жизнь частью в доме умалишенных, частью в глухой провинции под надзором родственников и друзей. Этими индивидуальными особенностями психики К. критики пытаются объяснить все его творчество. Однако значение этих черт не следует преувеличивать. Основные мотивы произведений К. характерны для переходного периода от классицизма к романтизму. Время, в к-рое жил К., характеризовалось переходом английского хозяйства к новому капиталистическому способу производства, сопровождавшемуся обостренной классовой борьбой. Буржуазия победоносно наступала. Ее рост и укрепление вызвали к жизни новую буржуазную литературу, представлявшую по форме и содержанию антитезу литературе аристократии. Изменения способа производства и соотношения классовых сил отразились в мировоззрении аристократии. Ее потянуло к природе, к простым людям («Времена года» Томсона, «Ночные думы» Юнга, «Элегии» Грея, «Оды» Коллинса и др.); в аристократической литературе зазвучали мотивы тоски, разочарования, меланхолии - первые элементы дворянской романтики, нашедшие свое наиболее яркое выражение в творчестве Вордсворта, В. Скотта, Уолполя и Байрона.

Творчество К. весьма типично для аристократической литературы переходного периода. Первый томик его «Поэм» (1782), еще классический по форме, уже содержит несколько произведений, знаменующих попытку освобождения от классического канона. Его следующее произведение «The Task» (1785), написанное белыми стихами, берет объектом изображения обыкновенного человека, провинциального обывателя, страсти и переживания к-рого, вопреки традициям классицизма, изображает поэт. Впрочем в этой поэме не исчезли еще окончательно некоторые чисто формальные черты классицизма, хотя напр. картины сельской природы уже мало отличаются от «Времен года» Томсона. К книге приложена «Баллада о Джоне Джильпине», уже чисто романтическая как по форме, так и по содержанию. Начав с усвоения манеры классиков - Драйдена и По`па, Коупер пришел к романтикам, главным образом к Вордсворту и В. Скотту, с которыми у него много общих черт. Коупер известен еще переводами на английский язык итальянских и латинских стихов Мильтона, ряда французских и древнегреческих поэтов, в том числе Гомера, а также своей обширной перепиской, высокая художественность которой не раз отмечалась исследователями.

Библиография:

I. Наиболее полное собр. сочин. К. издано Соути в 15 тт., 1834-1837; переиздано в Bohn’s Library, 1853-1854. Другое, менее полное, но лучше обработанное: Grimshawe, 8 vv., 1835. Кроме того изданы: Aldine, 1865; Globe, 1870; «T. Wright edited Correspondence» in 4 vv., 1904; Bailey, 1905; Millford, 1907.

II. Hayley W., Life of Cowper, 12 vv., 1809 (4-th ed., 4 vv., 1812); Smith Goldwin, English men of letters series, 1880; Wright T., Life of Cowper, 1892 (2 ed., 1921); см. также три очерка о К. Сент-Бёва, Causeries du Lundi, t. II.; Payne J., Newton-Cowper Centenary, 1907; Hurdis J., Letters to William Cowper, 1791-1794, 1927.

КОХАНОВСКАЯ

КОХАНОВСКАЯ - псевдоним известной писательницы 50-х годах Н. С. Соханской (см.).

КОХАНОВСКИЙ

КОХАНОВСКИЙ Ян (Jan Kochanowski, 1530-1584) - один из самых крупных польских поэтов до Мицкевича; шляхетского происхождения, учился в Краковском университете, затем за границей в Венеции, в Падуе и Париже, где познакомился с Ронсаром, Петраркой, Ариосто, под влиянием к-рых К. вопреки господствующей латыни в польской литературе начал писать на родном яз. Правда, совсем освободиться от влияния латыни, считавшейся языком дворянства, ему не удалось, но главные его произведения написаны на польском яз., в к-ром однако чисто национальные элементы сочетаются с элементами классицизма.

Многие из произведений К. посвящены общественно-политическим событиям («Согласие», «Сатир» и др.). Они выражают взгляды консервативного, приверженного к католицизму дворянства. Одна из его лучших поэм «Знамя» (1569) посвящена описанию акта покорности, принесенной королю Зигмунту I князем прусским Альбрехтом, владельцем земель бывшего тевтонского ордена. Весьма интересна в этом отношении и написанная им значительно позже драма «Отказ греческим послам» (1578), изображающая посольство Менелая в Трою с требованием вернуть похищенную Парисом Елену, к-рое отклоняется из-за национального тщеславия. Герой драмы - резонер Антенор - пропагандирует патриотизм, стоящий выше частных интересов. Это в литературном отношении весьма совершенное произведение относится уже ко второму, самому блестящему периоду творчества К. К нему же относятся перевод К. псалмов Давида (1577), несравнимый в художественном отношении ни с одним из предшествовавших ему или последовавших за ним переводов, и «Трены» (1578), написанные по поводу смерти его дочери, произведение, вызвавшее множество подражаний. Наконец уже в год смерти поэта вышло собрание шутливых стихотворений, часть к-рых весьма вольного содержания. Кохановский уже при жизни считался своими современниками «королем польских поэтов» и вызвал много подражаний. В период упадка польской культуры (XVII и XVIII веков) произведения его были почти совершенно забыты и снова стали популярными в станиславовскую эпоху культурного и общественного возрождения Польши (см. «Польская литература»).

Библиография:

На русск. яз.: Не теряй надежды, перев. В. Бенедиктова; Из безделок, перев. Н. Берга, см. Гербель Н. В., Поэзия славян, СПБ., 1871. Главные произведения К.: Zgoda, 1562; Satyr, 1563; Szachy, 1566; Proporzec, 1569; Psałterz Davidòw, 1577; Odprawa, posłòw greckich, 1578; Treny, 1580; Jazda do Moàskwy, 1583; Fraszki, 1584; «Odprawa», изд. в Варшаве, все остальное - в Кракове. Полное собр. сочин. К. вышло в 1844 в Варшаве.

КОЦ

КОЦ Аркадий Яковлевич (1872-) (псевдонимы: А. Данин, А. Бронин, А. Шатов) - пролетарский поэт. По окончании горного училища служил в шахтах Подмосковного и Донецкого угольных бассейнов. В 1897-1902 жил в Париже, где окончил горный институт и сблизился с революционной эмиграцией. В 1903 вступил в РСДРП, вел пропагандистскую и агитационную работу в Мариуполе и Одессе. В 1907-1914 - вне партий, в 1914-1920 - меньшевик, с 1920 - на советской платформе. В 1902 опубликовал в заграничном соц.-дем. журнале два стихотворения, вошедших в историю пролетарской поэзии и рабочего движения: первый перевод на русск. яз. «Интернационала» - в настоящее время общепринятый («Вставай, проклятьем заклейменный»), и «Песнь пролетариев» («Мы марсельезы гимн старинный»), в свое время широко популярную. В 1907 изд-во «Наш голос» выпустило сб. стихотворений К. «Песни пролетариев», за подписью «Д-н». Книга эта - один из первых в России сборников стихов пролетарского поэта - была немедленно конфискована.

Продолжая формальные традиции революционно-демократической поэзии разночинцев и не выходя во многих стихотворениях за пределы общедемократической идеологии, К. в «Майской песне», «Клятве» и особенно «Песни пролетариев» дал ранние образцы классовой пролетарской поэзии. К. перевел также пьесу О. Мирбо «Дурные пастыри» и издал несколько политич. брошюр.

Библиография:

I. Песни пролетариев, 1907.

II. Соколов А., Рабочий читатель, 1925, V; Поссе В., На жизненном пути; Лелевич Г., Один из зачинателей, «Новый мир», 1930, X; Бонч-Бруевич В. Д., Автор «Интернационала», «На лит. посту», 1931, II.

КОЦЕБУ

КОЦЕБУ Август Фридрих Фердинанд (August Friedrich Ferdinand Kotzebue, 1761-1819) - немецкий писатель. По образованию юрист. В 1781 приезжает в Петербург, поступает на русскую службу, получает дворянство. До конца жизни К. поддерживал связь с царской Россией: в 1811-1814 в качестве публициста отстаивал интересы царизма против Наполеона, некоторое время исполнял обязанности русского консула в Кенигсберге, на деньги царского правительства издавал в Веймаре, позднее в Маннгейме, «Литературный еженедельник», в к-ром вел борьбу с буржуазным либерализмом, наконец, в качестве платного агента доставлял русскому правительству сведения о внутреннем положении Германии. В 1819 гибнет от руки студента Зандта, закалывающего Коцебу как врага свободы и приспешника самодержавия.

Литературное наследство К. огромно (свыше 200 произведений). К. писал стихи (в 1818 вышли 2 тт. его стихов), романы, новеллы. Но главный успех выпал на долю его многочисленных драм и комедий, сделавших имя К. хорошо известным в Европе. Основание славы К. положила его сентиментальная драма «Menschenhass und Reue» («Ненависть к людям и раскаяние», 1787), за к-рой последовали: «Бедность и великодушие» (1795), «Испанец в Перу» (1796), «Клеветник» (1798) и др. К. становится властителем немецкой сцены. Широкие круги мещанства с восторгом принимают его драмы, особенно фарсы («Немецкое захолустье», «Проделки пажа», «Два Клингеберга», «Козел» и мн. др.), не лишенные занимательности, написанные живым, бойким яз., изобличающие в авторе незаурядный комедийный талант; в своих драмах К., прокламируя добродетель, рисует порок в достаточно привлекательном виде. Отвлекая своим творчеством бюргерство от борьбы за новый буржуазный строй, при случае высмеивая «патриотов» и либералов, Коцебу тем самым оказывал услуги европейской реакции.

Библиография:

I. Свыше ста тридцати произведений К. значатся переведенными на русск. яз. по «Росписи российским книгам для чтения из библиотеки Александра Смирдина» (сост. В. Г. Анастасевич), СПБ., 1828. Были и позднейшие переводы. Полн. собр. сочин., Лейпциг, 1840-1841 (изд. 2-е, 1868); Избр. сочин., 1873.

II. Rabany G., Kotzebue, sa vie et son temps, ses Ouvres dramatiques, P., 1893 (изд. 2-е, 1903); Jaekh G., Studien zu Kotzebues Lustspieldrama, 1899.

КОЦОЕВ

КОЦОЕВ Арсен - осетинский писатель, один из основоположников осетинской прозы. Рассказы его «Пятнадцать лет», «Бывает и так» и др. переведены и на русский яз. К. - попутчик, он принадлежит к тем одиночкам из старых осетинских писателей, к-рые восприняли Октябрьскую революцию «постольку, поскольку». Низвержение царизма они встретили с восторгом, но к классовой борьбе отнеслись отрицательно, не признавая за пролетариатом руководящей роли. Для них характерна тяга «к «единой Осетии». В творчестве К. особенно ярко сказалось это попутническое колебание: то он приближается к современности, нанося удары окружающему невежеству, религиозным и бытовым предрассудкам («Черное облако», «Бывает и так» и некоторые другие), то выступает против нового быта, клевеща на комсомольскую молодежь. Коцоев - один из лучших стилистов в осетинской литературе. Его рассказы вышли отдельными сборниками.

Библиография:

На осетинском яз.: Рассказы, Цхинвали, 1924; Сборник рассказов, Центриздат, 1927; Ряд рассказов напечатан в журн. «Фидиог».

КОЦЮБА

КОЦЮБА Гордий Максимович (1892-) - современный украинский беллетрист. Родился в крестьянской семье, получил высшее образование на юридическом факультете Ленинградского (тогда С.-Петербургского) университета.

Печататься начал в 1919 в украинских советских изданиях. К. - один из литературных соратников В. Блакитного (Еллана) - непосредственно примыкает к группе зачинателей украинского пролетарского литературного движения («Перших хоробрих»). Начав свою литературную деятельность в период господства так наз. «червонного символизма» и космической лирики, К. постепенно отходит от космизма и символизма и приближается к психологическому реализму (сборник «Свято на буднях» посвящен советскому быту, рассказ «Бiля гудкiв» - заводскому). Сравнительно мало печатавшийся прозаик, Коцюба особенно активно выявил свой творческий рост в последнем сборнике рассказов «Заговор масок». Рассказы этого сборника пользуются большой популярностью. К. - один из основоположников группы «Гарт», вместе с ядром этой организации вступил в «Ваплите», где и пробыл вплоть до ее самоликвидации.

Библиография:

I. На межi, Харкiв, 1924; Бiля гудкiв, Харкiв, 1925; Свято на буднях, 1926; Змова масок, 1929.

II. Майфет Гр., Природа новели, т. II, 1929.

III. Лейтес А. i Яшек М., Десять рокiв украiнськоi лiтератури, т. I, Харкiв, 1928.

КОЦЮБИНСКИЙ

Статья большая, находится на отдельной странице.

К. Р.

К. Р. (1858-1915) - инициалы, к-рыми подписывал свои произведения великий князь Константин Константинович Романов. Основным занятием К. Р. была военная служба (во флоте, в Измайловском полку и т. д.), занятия же литературой носили характер дилетантский. Тем не менее высокое общественное положение автора вызвало в свое время преувеличенное внимание к лит-ой продукции К. Р. как читающей публики, так особенно критики, давшей ряд льстивых отзывов об «августейшем» поэте. Узкая тематически и чрезвычайно шаблонная, конфектно-красивая формально поэзия К. Р. должна быть причислена к наиболее эпигонским явлениям выродившегося к концу XIX века «светского стиля».

Поэзия К. Р. проникнута характерным для него возвеличением идеалов смирения и покорности и осуждением всякого протеста и борьбы. Особенно отчетливо вскрывается литературное «охранительство» К. Р. в критических статьях - очень поверхностных отзывах на сборники стихов, представленные в Академию наук для соискания Пушкинской премии. К. Р. пробовал свои силы и как драматург («Царь Иудейский») и как переводчик классических образцов драмы («Гамлет» Шекспира и другие).

Библиография:

I. Стихотворения, 3 тт., 1913-1915; Критические отзывы, П., 1915; Царь Иудейский, изд. 5-е, П., 1916.

II. С. А., Поэзия К. Р. (К 25-летию литературной деятельности), «Русская Старина», 1908, кн. I; Венгеров С. А., Этапы неороматнического движения в кн. «Русская литература XX в.», т. I, М., 1914; Олейников Т., Основные мотивы царственной лиры августейшего поэта К. Р., «Филологические записки», 1916, I; Нечаева В. С., Эпигоны «светского» стиля в русской поэзии XIX в., «Литература и марксизм», 1929, кн. I.

III. Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, Л. - М., 1924.

КРАББ

КРАББ Джордж (Georges Crabbe, 1754-1832) - английский поэт, весьма близкий к «Озерной школе», в частности к Вордсворту. Р. в провинциальной глуши, в семье мелкого чиновника. Получил скудное образование; готовился к врачебной деятельности, но интерес к литературе увлек его в Лондон «искать счастья». После продолжительной нужды и голода ему удалось найти богатого мецената, и при его помощи К. начал печатать свои произведения. Первая поэма К. «Библиотека» - каталог в стихах - не имела успеха. Через два года он издал вторую поэму «Деревня» (1783). Третья - «Газета» (1785) - также прошла почти незамеченной. К. перестал писать и отдался целиком деятельности провинциального пастора. Вторично выступил только лет через 20 поэмой «Приходские списки» (1807), к-рая сразу доставила ему известность. Затем последовали: «Местечко» (1810), «Повести в стихах» (1812) и «Рассказы в помещичьем доме» (1819). Как и Вордсворт, он безыскусственно описывает простых людей со всеми их «простыми» горестями. Но К. далек от идеализации сельской и поместной жизни; мелкое поместье и деревню он изображал мрачными красками с целью обратить внимание и вызвать сострадание к английскому крестьянину, разоряемому капитализмом. Изображением бедноты и примиренческим отношением к действительности К. напоминает Ч. Диккенса (см.), являясь его предшественником.

Библиография:

I. Приходские списки, «Русский вестник», 1856, VI, 1857, VIII; Отрывки из Крабба, перев. Д. Мина, «Русский вестник», 1857, VIII, 1862, XII; Питер Граймс, Рассказ, перев. Д. Мина, там же, 1862, XI; Гербель Н. В., Английские поэты в биографиях и образцах, СПБ., 1875 (отрывки из поэм «Приходские списки», «Местечко», «Питер Граймс» и др., перев. Д. Мина и Н. В. Гербеля); Свадьба, перев. Н. В. Гербеля, «Песни Англии и Америки», М., 1895; Selections from poems, Methuen, 1903; Poems, ed. A. W. Ward, 3 vv., Cambridge University Press, 1905, 1907; Poetical works, Oxford ed., 1908.

II. Дружинин А. В., Георг Крабб и его произведения, СПБ., 1864 (перепечатано в его Собрании сочинений, т. IV); Тэрнер Ч. Э., Английские писатели XIX ст., «Образование», 1897, IX; Kebell T. E., Crabbe, серия «Great writers», Scott, 1888; Doughty O., English Lyric in the Age of Reason, O’Connor, 1922.

КРАГ

КРАГ Томас Петер (Thomas Krag, 1868-1913) - норвежский писатель, один из главных представителей норвежских символистов-декадентов. Все творчество К. проникнуто упадочными настроениями, характерными для потерявшего экономическую самостоятельность мелкого буржуа, обреченного на гибель развитием современного капиталистического хозяйства. Его герои - отщепенцы, люди богемы, сбившиеся с пути, неудачники, отверженные современным обществом, герои трущоб. Им посвящены произведения: «Тубал-изгнанник» (Tubal den Fredlose) и «Ночные тени» (Nats Kygger fra en Verdensby; русский перевод Я. Сегал, Москва, 1910).

В изображении этих одиноких, «лишних» людей (Ensomme Mennesker, 1892) К. проявляет большую тонкость психологического анализа, дает художественную переработку личных переживаний и наблюдений.

Как в Норвегии, так и за пределами ее, романы и новеллы К. пользуются большой популярностью, особенно роман «Kobberslangen», (Медный змий, М., 1915), переведенный на все европейские языки.

Библиография:

I. Graeff J., En saga Kristiania og Kobenhavn, 1891; Ada Wilde, 1896; Ulf Ran, 1897; Fru Beates Hus, 1898. Det Allerhelligste, 1907; Kong A., Drama, 1894; Tragedie Ny udgave, 1908.

II. Naerup C., Illustreret Norsk Literaturhistorie, Kristiania, 1905.

КРАЕВСКИЙ

КРАЕВСКИЙ Андрей Александрович (1810-1889) - редактор-издатель журнала «Отечественные записки» (1839-1867) (см.), газеты «Голос» (1863-1883) и руководитель ряда др. изданий: «Литературная газета», «Русский инвалид», «СПБ. ведомости». К. - один из виднейших деятелей русской журналистики XIX в., энергичный «предприниматель» чисто капиталистического типа. Учитывая общественно-литературные настроения 40-х гг. против «коммерческой литературы» Греча, Булгарина и Сенковского, К. приглашает в свой журнал Белинского (1839), которого и подвергает в продолжение ряда лет жестокой эксплоатации. Возобновляя «Отечественные записки», К., по свидетельству Панаева, еще сам не представлял себе характера журнала. Редакторская работа самого К. в отношении напр. «ходких» статей Белинского сводилась гл. обр. к стилистическим поправкам и внесению всевозможных «дипломатических оговорок». Вскоре после ухода Белинского и его кружка в «Современник» (1848) Краевский написал патриотическую статью «Россия и Западная Европа» (1848), к-рой «Отечественные записки» способствовали развитию идей славянофильского «Москвитянина». С этого времени успех и влияние «Отечественных записок» начинают неуклонно падать. В 1867 К. передает редактирование журнала Некрасову, сосредоточив свою работу в основанном им «Голосе». Эта влиятельная и широко распространенная газета в руках К. превратилась в «барометр общественного мнения» умеренно-либеральной буржуазии.

Библиография:

I. Панаев И. И., Литературные воспоминания, СПБ., 1888 (нов. изд., Л., 1928); «Бумаги А. А. Краевского Под редакцией И. А. Бычкова, СПБ., 1893; Ершов А., К истории русской журналистики, «Образование», 1905, №№ 1 и 2; Зотов В., Нестор русской журналистики, «Исторический вестник», 1889, № 11; Евгеньев-Максимов В., Очерки по истории социалистической журналистики XIX в., Гиз, Л., 1927.

II. Языков Д. Д., Обзор жизни и трудов покойных русских писателей, вып. IX, М., 1905; Венгеров С., Источники словаря русских писателей, т. III, П., 1914; Пиксанов Н., Некрасов и Краевский (тема в кн. «Два века русской литературы», изд. 2-е, Гиз., М., 1923).

КРАЙСКИЙ

КРАЙСКИЙ Алексей Петрович (настоящая фамилия Кузьмин) (1892-) - пролетарский поэт. Печатается с 1916. Выпустил книжки стихов «Улыбки солнца» (Л., 1919) и «У города разбойника» (П., 1922). Творчество К. проходит в эти годы под знаком стиля «космистов», характерного для пролетпоэзии эпохи военного коммунизма. В большинстве случаев стихи К. представляют собой абстрактные манифесты, славящие революцию как «взлет безумный, дерзкий, смелый, вперед, всегда вперед, без отдыха вперед!» Наряду с этим в творчестве К. встречается городской пейзаж, данный в символических тонах. Город для К., с одной стороны - «разбойник», в к-ром одиноко бродит поэт, не находя «ключей» от «замкнувшегося свода», с другой - предмет восторженного поэтизирования. Сильная зависимость К. от Бальмонта и др. символистов несомненна; от влияния последних К. освободился гораздо позднее в стихотворной «Повести о солдатских костях, похороненных в Турции» (Л., 1927). Последняя книга К. («На панельных квадратах», Л., 1930) знаменует большой рост поэта, правда, еще не освободившегося от ряда идейных колебаний и срывов (противопоставление отдельного человека историческому процессу, несколько одностороннее понимание нэпа и др.). Заслуживает быть отмеченной как положительный факт отчетливая политическая окраска поэзии Крайского.

В 1927 К. выпустил работу «Что надо знать начинающему писателю» (изд. 2-е, Л., 1928), пользующуюся популярностью в рабочих литературных кругах, - одно из наиболее популярных пособий для лит-ой учобы, правда, не свободное от формалистского налета.

С 1926 К. примыкает к движению творческого меньшинства РАПП.

Библиография:

Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия (1917-1927), т. I, Гиз, М. - Л., 1928.

КРАМСУ

КРАМСУ Карло Роберт (Kramsu, 1855-1895) - поэт и журналист, один из наиболее даровитых финских лириков. Выходец из крестьянской среды, К. - типичный представитель националистически настроенной финской буржуазной интеллигенции; все его творчество проникнуто этого рода тенденциями. Болезненно переживая гнет русского царизма и насаждение шведской культуры, поддерживаемой частью финской буржуазии, Крамсу борется за возрождение финской национальной культуры, главным носителем к-рой считает крестьянство. Основное зло, мешающее национальному объединению всего финского народа, К. видит в классовой розни. Классовая борьба представляется ему фатальным препятствием к общенациональному культурному возрождению. Расцвет его творчества относится к 80-м гг. Лирика К. пессимистична; исключением являются его баллады, описывающие эпоху финской крестьянской войны 1596-1597; они отличаются большой художественностью, красочностью образов и бодрым настроением. Кроме баллад К. выпустил два сборника стихотворений (1878-1887). В самом расцвете творчество его оборвалось психическим заболеванием.

Библиография:

Vasenius V., S. Pakarinen, Suomal Kijallisuus, Bde VI-IX, Helsinki, 1912-1921; Meyer J. T., Vom Zande der Tausend Seen, Lpz., 1910, «Suomi» I-III, 1923-1928.

КРАНИХФЕЛЬД

КРАНИХФЕЛЬД Владимир Борисович (1855-1918) - один из наиболее плодовитых марксистских критиков «первого призыва». Вошел в революционное движение и подвергся аресту, еще будучи учеником реального училища. В 1888 был арестован вторично и просидел полтора года в предварительном заключении, затем два года отбывал наказание в одиночной Петербургской тюрьме. В 90-х гг. был земским деятелем. Печатался в «Современном мире», где вел отдел «Литературные отклики», в «Мире божьем», «Образовании», «Киевской мысли» и др. изданиях. Из его главных работ следует указать на статьи о Некрасове, Успенском, Льве Толстом («От великого барина к великому мужику», «Посмертные произведения Л. Н. Толстого») и в особенности цикл его статей о Салтыкове-Щедрине (в «Мире божьем», 1904, IV, VI и VII, в «Современном мире», 1906, X и XI, 1907, XI и XII, в «Минувших годах», 1908, кн. I, и др.). Критика К. не отличалась той четкой партийностью, к-рая характеризовала работы критиков-большевиков - Ольминского, Воровского, Каменева и др. Его «марксизм» часто носит либеральный оттенок, классовый анализ нередко страдает расплывчатостью. В соответствии с устремлениями большинства марксистских критиков той эпохи К. преимущественно занимался первым актом марксистской критики - установлением социологического эквивалента творчества, оставляя в стороне изучение художественных особенностей. В статьях К. подчас излишне много полемики по второстепенным моментам общественной жизни, методологическое заострение их не всегда достаточно, но они сохраняют значение как относительно ранние документы марксистской лит-ой критики.

Библиография:

I. Основные статьи К. собраны в сборниках «В мире идей и образов», 3 тт., СПБ., 1912-1917.

II. Некролог: «Рабочий мир», 1918, IV-V; Кантор Р., Памяти В. Б. Кранихфельда, «Каторга и ссылка», 1922, IV.

III. Мандельшам Р. С., Художественная литература в оценке русской марксистской критики, изд. 4-е, Гиз, М., 1928.

КРАНЦЕВИЧ

КРАНЦЕВИЧ - см. Хорватская литература.

КРАПИВА

КРАПИВА (псевдоним Атрахович) Кондрат Кондратович (1896-) - белорусский писатель. Родился в деревне Низок Узденского района, Минского округа, в семье крестьянина-середняка. Грамоте обучался в низовой «школе грамоты», окончил городское училище и получил звание народного учителя. Работал в хозяйстве своего отца, в школе, служил в царской армии, был на фронте, потом в Красной армии. С 1925 - инструктор ЦБ Краеведческого о-ва, в настоящее время работает в журнале «Узвышша». Высшее образование получил в последние годы - в Белорусском государственном университете.

Впервые печататься начал в 1922; по настоящее время вышли сборники «Крапiва», «Асьце», «Людьзi суседзi», «Апавяданнi», «Байкi», «Бiблiя», «Ухабы на дорозе». Басни его переведены на украинский яз. С. Пилипенко - «Крапивiнi байки». К. прекрасно знает деревню и ее быт, она занимает в его тематике превалирующее место. Темным сторонам старого деревенского быта посвящены стихи: «Самагоночка», «Ратуйце», «Грышча», «Дзьве кумы», «Людьзi суседзi», «Пальчык», «Плеткары» и др.; новой деревне - «Комсомольские частушкi», «Ты ня лайся дзядзя пры савецкай уладзе» и др. В своих сатирах К. не проходит мимо темных сторон нашего быта. К. автор сатир, бьющих по волоките, бюрократизму, подхалимству, классовым врагам («Валакiта», «Мазальнiк Р†ваноу», «Хвост», «Вайна», «Фiга на талерцы» и др.). Большое место уделяет антирелигиозной тематике - едкой сатире на попов и религиозные предрассудки («Бiблiя», «Споведь» и др.). Зато К. почти совершенно не касается в своих произведениях жизни города и пролетариата, его борьбы и строительства, нет у него также и произведений, посвященных коллективизации и социалистическому преобразованию деревни.

Творчество Крапивы отражает психоидеологию белорусского крестьянина-середняка на том этапе классовой борьбы, когда середняк еще не повернул решительно в сторону коллективизации и ликвидации кулачества как класса. К. - поэт старой деревни, у него напр. почти нет произведений, рисующих действительное лицо бедноты и батрачества, являющихся опорой пролетариата в деревне и борющихся за социалистическое ее преобразование. В описаниях деревни не показана борьба, а подчеркивается безысходность и беспросветность деревенской жизни. Также и кулак в изображении К. чаще всего просто смешон и не возбуждает к себе классовой ненависти (рассказ «Карвiн мужик»).

Местами писатель переходит грань здоровой критики наших недостатков и принимается за прямые поклепы (ст. «Самагоначка»); в сатире «Недарэчная штука» К. противопоставляет город деревне и ехидно высмеивает лозунг партии «лицом к деревне».

Являясь членом литературного объединения «Узвышша» (см.), К. все же по классовому содержанию своего творчества несколько отличается от необуржуазных течений в белорусской литературе, представляемых членами этого объединения (Пушча, Дубовка, Лужаниным). Для К. обычны колебания от довольно значительной близости к мировоззрению пролетариата (поэма «Шкiрута», где в образной яркой форме рисуется борьба с бандитизмом, «Лягчэй на паваротах», резко бичующая анархические настроения и невыполнение партийных директив, песни о деревенском комсомоле, последние стихи о нашем строительстве и др.) к явной близости буржуазным тенденциям в белорусской литературе («Недарэчная штука», «Самагоначка»); эти колебания К. в известной степени характерны для крестьянина-середняка на определенном этапе классовой борьбы в эпоху коренной ломки экономики и быта современной деревни.

Жанры произведений К. разнообразны: сатиры, басни, повести, новеллы, сказки, поэмы. Написанные простым, образным яз., они доступны широким читательским массам Белоруссии.

Библиография:

Василевский, Паэт вясковага адраджэння, «Маладняк», 1926, № 6; Клейнборт Л. М., Молодая Белоруссия, Минск, 1928; З. О к-с, «Чырвоны сьцяг», 1925, № 7; Антонов А., «Звезда», 1926, №№ 1 и 2; Рецензии о Крапиве: М. Шульмана, «Савецкая Беларусь», 1926, № 31, и М. З., там же, 1926, № 99.

КРАСИЛЬНИКОВ

КРАСИЛЬНИКОВ Виктор Александрович (1900-) - критик. Печатается с 1925. Член «Кузницы» (см.). Работы К., посвященные главным образом разбору конкретных литературных явлений пролетпрозы, поэзии и крестьянской литературы, написаны не столько в исследовательском, сколько в журнально-фельетонном плане.

Библиография:

За и против, сб. статей, изд. «Федерация», М., 1930. Кроме того ряд статей в журн. «Печать и революция», «На литературном посту», «Октябрь», «Пролетарский авангард», «Земля советская» и др.

КРАСИНСКИЙ

КРАСИНСКИЙ Зигмунд (Zygmunt Krasiński, 1812-1859) - польский поэт. Считается обыкновенно одним из трех знаменитых представителей польского романтизма (Мицкевич, Словацкий, Красинский). Но это - условная формула, установленная средой, за которую идейно боролся всю жизнь писатель. На самом деле ни по характеру, ни по силе поэтического дарования, ни по социальному содержанию его творчества К. нельзя поставить наряду с Мицкевичем и Словацким. Никогда К. не был вдохновителем широких кругов польской интеллигенции, ведущих борьбу за национальное освобождение, никогда он не был властителем дум молодого поколения, и никогда его поэзия не имела того могучего плодотворного влияния на литературу, как поэзия Мицкевича и Словацкого. Чрезвычайно характерна в политическом отношении биография К., находившегося под исключительным влиянием отца, знатного вельможи, близкого к Николаю I. Еще студентом К. по приказанию отца оказался штрейкбрехером, - не участвовал в политической демонстрации студенчества, что определило отношение к нему молодого поколения. И дальше, в течение всей своей личной и политической жизни, он решал все важнейшие политические и личные вопросы с точки зрения отца; в сущности, он действовал во имя интересов своего вельможного рода, для к-рого Польша, патриотизм, «отчизна» знаменовали власть крупной шляхты и католического духовенства.

Всю жизнь К. страдал глубоким внутренним разладом, вытекающим из осознанного противоречия между личной и общественной жизнью, между идеями, к-рые он защищал, и общественными устремлениями нового поколения. Этот вечный разлад сугубо отразился на его творчестве. Угрюмый, нервный, неуравновешенный, не верящий в себя, несмотря на свой показной мистический христианский оптимизм, К. в своих политических воззрениях всецело руководствуется сословно-классовым инстинктом.

Классовым чутьем руководствуется он и в анализе политических событий в Польше и за границей; призрак ненавистной К. социальной революции всю жизнь не давал ему покоя. Он не знает природы, не знает живых людей, он всегда в мире абстрактных социальных категорий. Его люди, за очень редкими исключениями, - носители отвлеченных принципов. Отсюда анемичность, сухость его стихотворений, безжизненность их формы, а также схематичность его персонажей. К. - односторонен, все его творчество проникнуто одним девизом: бросьте классовую борьбу, бросьте борьбу против знатной шляхты, она - соль земли польской. Всякая попытка освободить Польшу, оттолкнувшись от крупной шляхты, вопреки ей, даст победу черни, подорвет все устои, уничтожит религию. За исключением юношеских произведений, - подражаний Вальтер Скотту - позднейшее творчество Красинского («Небожественная комедия», «Иридион», «Псалмы будущего») представляет собой анализ социальных проблем Польши того времени и попытку возведения их на высоту общечеловеческих проблем.

Этот преисполненный христианского смирения католик, для которого, когда дело касалось царской России, Польша являлась чем-то вроде Христа, искупительницей всего человечества, призванной покорно принять мученичество, терял полностью облик агнца, когда дело касалось молодых революционных сил. Тогда он умеет ненавидеть. Бешеной злобой против революции проникнуты его произведения и переписка. Нет ничего более характерного для облика К. и вскрывающего глубокую пропасть между ним и Мицкевичем, чем отношение обоих к России - к «москалям». К. лично не пострадал от политики царской России (не за что было). По «приказанию» отца, пользовавшегося заслуженным доверием Николая I, К. сидит спокойно за границей, в то время когда вся Польша пылает в огне национально-освободительной войны против царизма. По приказанию отца же он в 1833 является в Петербург, чтобы быть представленным Николаю, когда вся Польша и его любимая католическая церковь стонут под гнетом палача польского и русского народа. Исполнив свой «долг» по отношению к отцу, К. позже, в стихотворении «К москалям», изливает свою ненависть к ним. После неслыханного малодушия и унижения перед палачом Николаем К. говорит в этом стихотворении о гордости и независимости той среды, из к-рой происходит, о том, что он никогда служить москалям не будет. Интересно сравнить его отношение к России с отношением Мицкевича в стихотворении «К друзьям-москалям», уже одно заглавие которого говорит о том, что Мицкевич находил друзей и среди русских. Бедный учитель Мицкевич сближается с молодой Россией и, в то время как его знатный соотечественник К. кланяется в ноги Николаю I, Мицкевич жмет руки декабристов - Рылеева, Бестужева. К., упрекающий молодых, в том числе Мицкевича и Словацкого, за то, что своим призывом к борьбе они попирают учение Христа о любви, сам готов был удушить всех москалей.

Правильно расценивая сущность социальных проблем своего времени, устанавливая тесную связь между национально-освободительным движением и классовой борьбой, Красинский явился и является даже и теперь вдохновителем тех кругов Польши, которые подобно ему хотели бы уничтожить всех «москалей» во имя Христа, во имя той исторической задачи, которую призвана исполнить католическая западническая Польша как защитница «общечеловеческой католической цивилизации» против азиатского варварства москалей. Но сам Красинский не мог не видеть реакционности своей проповеди, ее классовой ограниченности, ее кастовой основы - отсюда его попытки построить мост между реальной жизнью, современным историческим процессом, к-рый он хорошо понимал, и теми реакционными, отжившими идеями, к-рые им провозглашались. Мост он создает посредством мистицизма, при помощи неубедительной проповеди христианских идеалов, долженствующих оправдать господство его класса во имя вечной любви во Христе. Характерно то бессилие собственной веры К., к-рой проникнуты самые крупные его произведения - «Иридион» и «Небожественная комедия». «Иридион» - самое цельное в художественном отношении произведение К. - написан всецело под влиянием «Конрада Валленрода» Мицкевича. Иридион - грек, мстит римлянам, прикидываясь их другом. Пессимизм К., неверие в успех заставляют его искать решения вопроса в мистике. Иридион, погибая, побеждает мистически. Также в основном произведении К., над к-рым писатель работал всю жизнь, - в «Небожественной комедии», - глубокий разлад в самом К., его крайний пессимизм и неверие в те силы прошлого, которые он мобилизует вокруг своего героя Генрика, представителя шляхты и религии, проявляются с полной силой. К. дает картину борьбы двух миров: старого мира - шляхты и католичества - с новым миром - «сапожников и портных, черни, руководимой выкрестами и демагогами». Ненавистная, презренная чернь, руководимая Панкратием, безжалостным и умным демагогом, побеждает. В знаменательном идейном поединке Панкратия с Генриком силой своей аргументации фактически побеждает, вопреки воле К., Панкратий. «Стон отчаяния и боли тысячей тысяч - голод ремесленников, нищета крестьян, опозоренные жены и их дочери, унижение человечества под игом предрассудков и звериных обычаев - вот моя вера, - говорит Панкратий, - а бог мой на сегодня - это мысль моя, это мощь моя, к-рая хлеб и честь распределит среди них по все времена». Вера же Генрика - и сила его - «в моем боге, к-рый отцам моим дал власть». Убожество этой аргументации ясно для самого К. Генрих погибает. Вновь единственное спасение К. видит в мистическом уповании на католическую церковь, религию, к-рая совершит чудо и даст где-то в загробном мире победу.

К. был в первую очередь вдохновителем «угодовцев» - политической партии, жаждавшей мира с царизмом для угнетения крестьян, плебеев и мещан. Несмотря на блестящее дарование, он вошел и остался в польской литературе гл. обр. как политический деятель, как идеолог шляхты, попытавшийся разрешить в мировом масштабе социальные проблемы тогдашней Польши.

Библиография:

I. На русск. яз. перев.: Гербель Н. В., Поэзия славян, СПБ., 1871 (Перед рассветом, перев. Н. Берга; От слез и крови мутны и черны, перев. М. Михайлова; здесь же и биографические сведения); Небожественная комедия, перев. П. Лебедева, «Русский вестник», 1874, VI; То же, перев. А. Курсинского, изд. 2-е, М., 1906; Иридион, перев. Уманского, изд. «Знание», СПБ., 1904; Agai-Han, 1833; Nieboska komedja, 1834; Iridjon, 1837; Trzy myśli; Syn cieniow, Syn cezary, Legenda. 1840; Przedświt, 1843; Psalmy przyszłości, 1845; Psalm żalu, 1846; Psalm dobrej woli, 1846; Niedokończony poemat, 1860.

II. Яцимирский Я., Новейшая польская литература от восстания 1853 до наших дней, СПБ., 1908; Chojecki E., La Pologne captive et ses 3 poètes, 1864; Tarnowski S., Zygmunt Kraziński, Kraków; Kallenbach J., Zygmunt Kraziński, życie i twórzośc lat młodych, 2 тт., 1904; Kleiner J., Zygmunt Kraziński, Krakôw.

КРАСИЦКИЙ

КРАСИЦКИЙ - см. Польская литература.

КРАСНАЯ НОВЬ

«КРАСНАЯ НОВЬ» - первый «толстый» литературно-художественный и научно-публицистический журнал пооктябрьского периода. Начал выходить в июне 1921 под редакцией А. К. Воронского (см.). В первый период существования «К. н.» центральное место в ней занимал научно-публицистический отдел, со статьями гл. обр. политического и экономического характера. Участниками этого отдела были Ленин, Степанов-Скворцов, Бухарин, Ларин, Фрунзе, Варга, Радек, Милютин и многие другие. В дальнейшем центр тяжести переместился в сторону художественной литературы и лит-ой критики. В отношении художественной литературы журнал ориентировался преимущественно на писателей-«попутчиков» (см.). Эта ориентация нашла свои теоретические предпосылки в тех взглядах на искусство вообще и на русскую литературу революционного периода в частности, которых придерживался А. К. Воронский и к-рые он неоднократно высказывал в ряде своих статей. Несомненны заслуги «К. н.» в деле первоначального собирания попутнических сил, но эта заслуга при неверной литературно-политической позиции редактора (отрицание возможности пролетлитературы) в дальнейшем превратилась в свою противоположность - «К. н.» стала содействовать обособлению попутчиков от развертывавшегося пролетлитературного движения (см. Воронский).

Формирование «пролетарского сектора» литературы проходило вне «К. н.» и почти вне сферы ее воздействия (в «Красную новь» вошло только небольшое число писателей, отколовшихся от МАППа).

В критическом отделе «К. н.» помещался ряд статей о современной русской литературе. Большая часть их посвящена творчеству попутчиков. Вначале эти статьи носили боевой публицистический характер и были направлены против ослабления веры в революцию, упадочничества, мистицизма. Впоследствии статьи о художественной литературе утратили этот боевой характер, приняв в значительной мере характер эстетической критики. Весь полемический пыл журнала направился против группы «На посту», боровшейся за литературную гегемонию пролетарских писателей и поведшей кампанию против игнорирования «К. н.» пролетарского крыла литературы, против попустительской политики по отношению к «попутчикам». В результате этой кампании в состав редакции «К. н.» в 1924-1925 дополнительно были введены новые лица (тт. Сорин и Ярославский). В 1927 Воронский был выведен из состава редакции. Но большого и продолжительного эффекта это не дало. Состав сотрудников художественного отдела остался почти тем же. Пролетарская литература продолжала группироваться около «Октября» и «Молодой гвардии». Не улучшилось положение вещей и в последнее время при обновленном составе редакции. Левое крыло литературы продолжает расти вне «К. н.». Большинство же старых участников художественного отдела, в связи с общим поправением буржуазных слоев, помещает в «К. н.». произведения временами реакционные и враждебные революции. Уровень беллетристики снизился и идеологически и художественно. Чрезвычайно оскудел отдел критики. Прежде в нем при всех ошибках и недостатках все же давались продуманные и ценные статьи, позднее он почти сплошь был занят работами поверхностными, импрессионистическими и совершенно непродуманными в отношении метода (обзоры Д. Тальникова). Общее обеднение сказалось и на общественно-политическом отделе. Содержание «К. н.» продолжает вызывать в печати ожесточенные нападки.

Библиография:

Родов С., Под обстрелом, «На посту», 1923, II-III; Зонин А., Надо перепахать, там же, 1923, II-III; Лелевич Г., Наши литературные разногласия, «Звезда», 1924, IV; Вардин И., Воронщину надо ликвидировать, там же, 1926, I; Лузгин М., О характере некоторых ошибок, там же, 1927, IX; Полонский Вячеслав, Литературное движение Октябрьского периода, «Печать и революция», 1927, VII; Полонский Вяч., Очерки литературного движения революционной эпохи, изд. 2-е, Гиз, М., 1929.

КРАСНОВ

КРАСНОВ Василий Иванович - современный чувашский писатель-беллетрист, самоучка; один из руководителей ЧАППа. Р. в бедняцкой семье, рабочий-шахтер.

Первая повесть К. «Борьба с белыми» вышла в свет в 1929. Автор, участник гражданской войны, показал в ней чувашских рабочих и крестьян-бедняков в борьбе с чехословаками. Яз. повести отличается простотой и доступностью. К. - активный общественный и партийный работник, член ВКП (б) с 1917; окончил Коммуниверситет им. Свердлова.

Библиография:

I. Борьба с белыми (на чувашск. яз.), Повесть, Центриздат, 1929.

II. Критические статьи и повести: журнал «Сундал» (орг. ЧАППа), 1929, № 5, стр. 24, 1929, № 8, стр. 22-25; 1929, № 12, стр. 21-22; газ. «Чувашский крестьянин», 1929, № 28.

КРАШЕВСКИЙ

КРАШЕВСКИЙ Иосиф Игнатий (Kraszewski, 1812-1887) - польский писатель-романист и публицист, один из самых плодовитых писателей мира, написавший более 500 томов. Талантливый, но без отчетливого индивидуального облика, Крашевский всегда выражал те политические и идейные течения, которые соответствовали менявшимся настроениям умеренного большинства. Демократ, но противник радикализма, Крашевский был сторонником освобождения крестьян с сохранением над ними «просвещенной» опеки помещиков. В год подготовки революции (1863) К. ратовал за «бескровное» освобождение Польши и всячески затушевывал наличие классовой борьбы. На произведениях сказалась также половинчатость его политических взглядов; Крашевский отражал поочередно влияние разных течений, господствовавших в разные годы, начиная с Вальтер Скотта и Жан Поля, кончая Г. Фрейтагом. Реалистический бытописатель в первые годы своего творчества, пламенный патриот в годы патриотического движения 60-х гг., «красный» в первые годы после восстания, К. переходит опять в лагерь умеренных, хотя все же продолжает бороться против политики краковских консерваторов. В этот период он создает цикл исторических романов, а также и романы из современной действительности, проповедующие позитивизм.

Библиография:

I. Многочисленные перев. Крашевского на русск. яз. начали появляться с начала 50-х гг. как в журн. («Биб-ка для чтения», «Отечественные записки»), так и в отдельных изд.; Собр. сочин. Крашевского, прилож. к журн. «Север», 18 тт., СПБ., 1899-1902; прилож. к журн. «Природа и люди» за 1915, 15 тт., изд. Сойкина. Poeta i swiat, 1844; Jaryna, Chata za wsia, 1852; My i oni, 1865; Morituri, 1873; Ostab Bondarczuk, 1874; Resurrecturi, 1875; Stara Bas, 1876; Hrabina Cosel, 1878; Bruhl, 1878; Szalona, 1882; и мн. др. Одно из самых лучших и полных собр. его сочин. - юбилейное, 1879.

II. Яцимирский Я., Новейшая польская литература от восстания 1863 до наших дней, СПБ., 1908; Bohdanowicz S., Kraszewski in seinem Wirken und seinen Werken, 1879; Noire-Isle C., Poètes de la Pologne, 1881; Chmielowski, J. I. Kraszewski, Zarys historyczno-literacki, Краков, 1888; Lam Stanisław, J. I. Kraszewski, Львов, 1912.

КРАШЕНИННИКОВ

КРАШЕНИННИКОВ Николай Александрович (1878-) - современный писатель. Р. в дворянской семье. Окончил юридический факультет Московского университета. Начал печататься в 1899 в «Русских ведомостях». Сотрудничал в журналах «Русская мысль», «Русское богатство» и др. Основные произведения К. - очерки «Угасшая Башкирия», романы «Барышни» (1918), «Целомудрие» (1925) и др. Обильные пейзажные зарисовки, интимизм, тяготение к лирическому рассказу делают К. одним из запоздалых и бесцветных продолжателей тургеневской линии в русской литературе и находятся в полном соответствии с поместным генезисом его творчества (М. О. Гершензон правомерно назвал его очерки «Башкирскими записками охотника»). Примечательно тяготение К. к постановке вопросов половой психологии и морали (роман «Целомудрие»), характерной в особом своем разрезе для эпигонов дворянской литературы (см. напр. «Русь» Пантелеймона Романова и ряд психологических новелл последнего на тему о «бывших людях»). Вообще идейное содержание творчества К. убого и архаично, художественные средства скудны.

Библиография:

I. Угасающая Башкирия, Очерки и рассказы, М., 1907; Восемь лет, Воспоминания о гимназии, М., 1907; Барышни, Роман, Берлин, 1918; Плач Рахили, Пьеса, М., 1923; Целомудрие, М., 1925; Столп огненный, Роман-хроника, Л., 1928; Собр. сочин., т. I-VIII, М., 1911-1916; т. IX, М., 1926.

II. Львов-Рогачевский В., Н. Крашенинников, М., 1926 (то же - вступит. очерк к т. IX собр. сочин.); Веселовский Ю., Атавизм и воспитание в новом романе Крашенинникова, «Вестник воспитания», 1915, VII. Рецензии: Лелевич Г., «Печать и революция», 1925, IV; Богословский Н., «Новый мир», 1928, VIII; Радченко А., «Красная новь», и др.

III. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М. - Л., 1928.

КРЕБИЙОН-МЛАДШИЙ

КРЕБИЙОН-МЛАДШИЙ (или Кребильон) (Claude Prosper Jolyot de Crebillon, 1707-1777) - сын Кребийона-Старшего, французский новеллист и романист, один из ярких представителей стиля Рококо (см.). Р. в Париже; воспитывался у иезуитов, но уклонился от предложения вступить в их орден. С ранней молодости вращаясь в кругу парижской золотой молодежи, К. превосходно усвоил ее тон, манеры, отношение к жизни. В литературе он явился выразителем психоидеологии именно этой социально дезориентированной, эпикурейски настроенной и прожигающей жизнь социальной прослойки. Он был любимым писателем придворной аристократии, великолепно знавшим ее вкусы и эстетические потребности. Занимательные и остроумные романы, новеллы и сказки К., переполненные намеками на видных людей и события придворной жизни (К. дважды поплатился за эти намеки - тюрьмой и изгнанием), слегка щекотали чувственность читателей пикантными ситуациями, преподносимыми во внешне пристойной форме. К. никогда не опускался до грубости, до откровенной порнографии; эротическую подкладку рассказа он маскировал моралью, которая никем не принималась всерьез. Большинство произведений К. разыгрывается в излюбленной Рококо экзотической обстановке («Tanzai et Neadarne», 1733; «Atalzaide», 1736; «Le Sopha» (Диван, 1742); «Les amours de Zeokinizul, roi des Cofirans» (Любовные приключения Зекинизуля, короля Кофиранов, 1740); «Lettres atheniennes» (Афинские письма, 1771)). Однако все эти «chinoiseries» - восточные костюмы и нравы - служат только целям остраненной подачи светского быта и гривуазных похождений. В других романах К. не прибегает к такому переодеванию. Таков его шедевр «Les egarements du cOur et de l’esprit» (Заблуждения сердца и ума, 1736), написанный под влиянием Мариво (см.), хотя без его психологической тонкости. Влияние Мариво чувствуется также в стиле К. - натянутом, жеманном и надуманном жаргоне. К. не пережил гибели класса, потребности которого он обслуживал. В XIX веке он был совершенно забыт.

Библиография:

I. Ouvres completes, 7 vv., Londres - P., 1772; Избранные рассказы Кребийона: Contes dialogues, переизданы Oct. Uzanne в серии «Les petits conteurs», 1879.

II. Hamanton C., Revelations sur les deux Crebillon, 1835; Bonnefoy P., L’exil de Grebillonfils, «Revue de Paris», 1898.

КРЕБИЙОН-СТАРШИЙ

КРЕБИЙОН-СТАРШИЙ (или Кребильон) (Prosper Jolyot de Crebillon, 1674-1762) - французский трагический поэт. Родился в Дижоне в семье королевского нотариуса. Образование получил в иезуитской коллегии. Служил клерком у парижского прокурора. Материальная выгодность профессии драматурга побудила К. работать в этом жанре. Первый опыт его («La mort des enfants de Brutus») был отвергнут актерами. Дальнейшие попытки («Idomenee», 1705; «Atree et Thyeste», 1707; «electre», 1708) были удачнее и привели к шедевру К. - трагедии «Rhadamiste et Zenobie» (1711, русский перевод в стихах С. Висковатого, М., 1811), имевшей поразительный успех, несмотря на протесты Буало (см.). За шумным успехом последовали столь же шумные провалы («Xerxes», 1714; «Semiramis», 1717), побудившие К. покинуть театр. В течение многих лет он жил в полном одиночестве, слыл чудаком, но не забывал поправлять свои дела удачными спекуляциями. В 1726 Кребийон поставил трагедию «Pyrrhus»; в 1731 был избран членом Французской академии, в 1735 назначен цензором художественной литературы, а 10 лет спустя получил королевскую пенсию, которую исхлопотала ему фаворитка Людовика XV маркиза Помпадур, задумавшая натравить К. на своего врага - Вольтера. По ее совету К. поставил «Catilina» (1748, русский перев., М., 1778) и «Le Triumvirat» (1754), но пьесы эти имели очень скромный успех и не могли поколебать славу Вольтера. Место К. в истории французской трагедии определяется его попыткой раздвинуть рамки жанра. К. выдвигает на первый план интригу за счет разработки характеров, делает упор на увлекательность фабулы, уснащает действие мелодраматическими эффектами, запутывает интригу при помощи переодеваний, инкогнито, узнаваний. Классическая простота и величавость слога уступают у него место напыщенности и манерности. Все это - симптомы разложения классической трагедии, соответствующего вырождению породившего ее класса. Снижение общего тона трагедии, ее вульгаризация, явственная в языке и построении, отображают захлестывание аристократии буржуазной стихией; но это снижение сдерживается соблюдением классических «правил» и ориентацией на светские условности. Отсюда - противоречивость фактуры трагедии К., лавирующего между грубостью и утонченностью, излагающего самые «непристойные» ситуации приторно-изящным стилем. Эта противоречивость выявляет противоречия в психоидеологии дворянства XVIII в., жившего в окружении крепнувшей буржуазии. Трагедия К. заключает в себе немало буржуазных элементов; она подготовляет почву для появления мелодрамы (см.) и вместе с тем для того перерождения классической трагедии, к-рое было осуществлено Вольтером.

Библиография:

I. Ouvres de Crebillon, Imprim. royale, 3 vv., 1785; Didot aine, 2 vv., 1812; Libigre, 3 vv., 1832.

II. Левро Л., Драма и трагедия во Франции, П. - М., 1919; Brunetiere F., Les epoques du theatre francais, 1898; Dutrait M., La vie et le theatre de Crebillon, 1896.

КРЕВЕЛЬ

КРЕВЕЛЬ Ренэ (Rene Crevel, 1900-) - французский писатель. Р. в Париже, в мелкобуржуазной семье. Начал свою литературную деятельность под влиянием Достоевского, преломленного во французской литературе гл. обр. через Андре Жида. Это влияние отразилось в его первом романе «Detours». Примкнул затем к сюрреалистическому течению, проникшись всеми его мистическими тенденциями. В первых своих произведениях, отмечающих поворот К. к сюрреализму («Mon corps et moi», «La mort difficile»), он еще пользуется традиционной формой сюжетного романа, в последнем же («etes vous fous?», 1929) - от нее совершенно отказывается. К. создает бессюжетный роман, в к-ром техника письма подчинена бесконтрольному, почти бредовому автоматизму мышления. То или иное действие романа, - поскольку таковое намечено, возникает не в причинном соответствии с событиями, а рождается из словесного каламбура. Само заглавие этого произведения, рассчитанное на крикливый эффект, достаточно симптоматично («etes vous fous?» - «Не сошли ли вы с ума?») - оно как будто одинаково обращено и к героям романа и к читателю.

Библиография:

Detours, «Nouvelle Revue Francaise», 1924; Mon corps et moi, ed. Kra, 1926; La mort difficile, ed. Kra, 1927; Babylone, ed. Kra, 1928; L’Esprit contre la raison, 1928.

КРЕВЕ-МИЦКЕВИЧ

КРЕВЕ-МИЦКЕВИЧ Винцас (Vincas Krėvė, 1884-) - один из крупнейших современных литовских писателей. Вышел из кулацкой среды, учился в духовной семинарии, на филологическом факультете Киевского университета, затем в университетах Львова и Вены, получил звание доктора философии. До 1920 года был преподавателем в Баку, по возвращении в Литву - редактором ряда журналов и профессором Ковенского университета.

К.-М. выступил в литературе после революции 1905 романтическими сказаниями о литовском средневековьи, составившими книгу «Dainavos šalies senų žmonių padavimai». Мастерски отделанные стилизованные сказания, связанные национализмом с предшествующей литературой, положили основу новому направлению - романтическому символизму, во главе к-рого и стал К.-М. Уход от реальной действительности, идеализация старины, характерные для этого литературного направления, отображают настроения интеллигенции, связанной с экономически мощным в настоящее время, но не имеющим перспектив к дальнейшему капиталистическому развитию кулачеством. За этими сказаниями последовала двухтомная драматическая эпопея «Šarunas», построенная также на преданиях средневековья, с теми же стилистическими достоинствами. Кроме опоэтизирования национальной старины «Šarunas» содержит ряд психологических образов, характерных для кулацкой интеллигенции послереволюционного времени. За «Šarunas» последовали два тома новелл под общим названием «Šiaudinej pastogej» (Под соломенной крышей), где К.-М. выступает как реалист: новеллы эти посвящены жизни деревни. Однако отношение К.-М. к изображаемой деревенской среде односторонне, его интересуют только отдельные психологические типы, в особенности носители старины, старых обычаев, преданий («Skerdžius», «Bedievis» и др.). В реалистическом направлении написана и большая его драма из деревенской жизни «Žentas», герои к-рой - крестьяне - типичные носители психоидеологии новой кулацкой интеллигенции. В психологическом же плане разрабатывает К.-М. другую свою драму «Skirgaila» (есть русск. перев. - «Скиргайло»). Этим и исчерпываются реалистические моменты в творчестве К.-М., обусловленные периодом войны и революции, когда литовская интеллигенция с образованием независимой Литвы жила иллюзиями о создании богатой культурной жизни. Иллюзии эти рухнули в первые же годы господства национальной буржуазии, и К.-М. отметил это циклом стихотворений в прозе, под названием «Nusiminimo aidai» (Отзвуки разочарования), в к-рых он в символических образах воспевает глубокое разочарование культурного крестьянина и интеллигента, вызванное господством спекулянтской литовской буржуазии. Все последующее творчество К., за исключением доработки и переработки ранних произведений, носит исключительно романтико-символистический характер. Таковы его кавказская легенда «Azerstano šalis» и большая мистерия «Likimo keliais» (опубликован пока лишь первый том), воспевающая новое «национальное возрождение» родины, т. к. современная лтиовская буржуазная действительность доставляет лишь разочарование. Еще более символистический характер носит его мистерия «Pratjeke buddha» (с религиозно-буддийским сюжетом) и крупное драматическое произведение, над к-рым сейчас работает К., - «Dangus ir žemės sūnus» (с библейским сюжетом). Кроме этих крупных произведений К. - автор многочисленных стихотворений песенного характера, собиратель литовского фольклора и автор ряда научно-исследовательских работ по общей истории языков, литовскому фольклору и литературе.

Библиография:

I. Скиргайло, 1922; Dainavos šalies senuų žmonių padavimai, 1909; Šarunas, I, II, 1911; Skirgaila, 1921; Pratjeke buddha, 1923; Собр. сочин., тт. I, II, III, IV, V, VI, VII, 1920-1925.

II. Voldemaras A., Krėvė romantikas bei klasikas, «Skaitymai», XXI, журн. «Prądai ir Žygiai», посв. 20-летию творчества Креве, № 7 (ст. Тумаса, Миколайтиса, Гира и др.).

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV