Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "К" (часть 13, "КРЕ"-"КРЫ")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "К" (часть 13, "КРЕ"-"КРЫ")

КРЕГЕР

КРЕГЕР Тимм (Timm Kroger, 1844-1918) - немецкий писатель, сын крестьянина, по профессии юрист, представитель так называемого «Heimatkunst». В этом течении отражается психоидеология мелкобуржуазной прослойки, вышедшей из крестьянства и стоящей близко к нему. Если натурализм и неоромантизм урбанистичны, то «Heimatkunst» противопоставляет большому городу деревню и провинцию и изображение характеров, тесно связанных с природой данного края. Характер как продукт среды со всеми ее этнографическими особенностями стоит в центре творчества Крегера. Главные мотивы новелл К.: тихая деревенская жизнь, печали и радости любви, родительские заботы, доля крестьянки, судебные процессы, напр. по поводу несправедливо взимаемой дорожной пошлины («Umden Wegzoll», 1905) и т. п. К. - мастер краткой новеллы, так наз. «Kurzgeschichte». В яз. его много диалектизмов, специфичных для всего направления «Heimatkunst».

Библиография:

I. Eine stille Welt, 1891; Der Schulmeister v. Handewitt, 1893; Hein Wieck, 1899; Der Einzige und seine Liebe, 1905; Heimkehr, 1906; Mit dem Hammer, 1906; Neuen Novellen, 1906; Das Buch der guten Leute, 1908; Aus alter Truhe, 1908; Des Reiches Kommen, 1909; Полное собрание его сочин. появилось в 1914 и переиздано в 1918.

II. Falke G., Timm Kroger, 1906; Boedenwaldt, Timm Kroger, ein deutscher Dichter eigner Art, 1916; Schriewer F., Timm Kroger als Dichter fur die Heimat, 1924; Gerhard, Timm Kroger, «Die Literarische Gesellschaft»; Tromme T. Kroger, «Deutsche Rundschau», XLV.

III. Brandt O. H., Timm Kroger, mit Bibliographie von W. Frels, 1927.

КРЕЙЦВАЛЬД

КРЕЙЦВАЛЬД Фридрих Рейнгольд (Friedrich Reingold Kreuzwaid, 1803-1882) - эстонский писатель и фольклорист. Работал долгие годы в качестве земского врача. Им написана целая серия популярных медицинских (борьба против пьянства и т. п.) и общеобразовательных книжек. Литературную работу начал как собиратель материалов по эстонскому фольклору.

В результате многих лет упорного труда (1857-1862) К. выпустил «Kalevipoeg» (Калевич), эстонскую народную былину. В последующие годы Крейцвальд выпускает еще ряд сборников стихотворений, частью оригинальных, частью переведенных или заимствованных. Как поэт К. долго не пользовался известностью в силу философской тематики и слишком изысканного для своего времени стиля. Исключительную популярность К. приобрел у последующих поколений гл. обр. благодаря поэме «Калевич», сыгравшей громадную роль в эпоху национального возрождения (от 60-х до 80-х гг.). Поэма эта, сложившаяся из народных преданий, обработанная и частично дописанная Крейцвальдом, стала символом национального единства.

КРЕПТЮКОВ

КРЕПТЮКОВ Даниил (1888-) - современный писатель. Происходит из крестьян-батраков. Обучался у самоучки-учителя, потом в городском двухклассном и землемерном училищах. Участвовал в работе подпольной народнической организации на Украине, за что был сослан в Архангельскую губ. В 1916-1917 был рядовым на турецком фронте, участвовал в июльском выступлении большевиков в 1917. Работал губернским комиссаром по просвещению, членом Мурманского губкома. В 1921 исключен из ВКП(б). С 1928 - профессионал-литератор, член общества крестьянских писателей.

Темы рассказов, повестей и романов К. связаны с Октябрьской революцией и гражданской войной («Мамзер», 1928), восстановительным («Пух-перо») и реконструктивным («Степные всходы», 1930) периодами. Для К. характерно внимание к бытовым проблемам, при этом у него показ процесса разрушения старого мира ярче показа стройки нового. Образ мещанина, готового на преступления для удовлетворения своих низменных инстинктов, раскрыт в романе «Пух-перо» во всем его отталкивающем безобразии. Однако роман этот лишен идеологической цельности и выдержанности. Новые же люди - комсомолец Дмитрий Сверчков в «Мамзере», ответработник Квасников в романе «Пух-перо» - плакатны; автор всячески рекламирует их достоинства, используя примитивный прием прямого описания (о Квасникове - «это был простой, сердечный и милый человек»). Механистичность раскрытия образов большевиков позволяет говорить о попутнической природе творчества К. В своей книге очерков «Степные всходы» К. стремится преодолеть попутнический застой и приблизиться к пролетарскому мировоззрению.

Романы и повести К. страдают большими недостатками в отношении формы. Они всегда растянуты, композиция их слаба (особенно в романе «Пух-перо»). Язык безвкусен и претенциозен, пестрит неологизмами.

Библиография:

Кроме указанных: Попы и подпопки, Гиз, М., 1925; Микишка, Рассказ, изд. «Огонек», М., 1925; Поджигатели, Повести и рассказы, 1926.

КРЕСТОВСКИЙ В.

КРЕСТОВСКИЙ В. - псевдоним русской писательницы 60-80-х гг. Н. Д. Хвощинской (см.).

КРЕСТОВСКИЙ В. В.

КРЕСТОВСКИЙ Всеволод Владимирович (1840-1895) - писатель. Р. в дворянском поместье Киевской губ. Учился на филологическом факультете Петербургского университета, к-рого не окончил, отдавшись лит-ой деятельности. Дебютировал в литературе сборником стихотворений на антологические темы, с сильной примесью эротики. В эпоху реакции середины 60-х гг. сменил относительно прогрессивные убеждения на систему взглядов национально-шовинистического характера. С начала 90-х гг. редактировал «Варшавский вестник», - официальную газету с резко русификаторским уклоном.

Среди многочисленных произведений К. (военных очерков, корреспонденции с театра балканской войны 1877-1878, очерков путешествий и т. п.) выделяются его «Петербургские трущобы» (1864-1867) и дилогия «Кровавый пуфф» (1869-1874). «Петербургские трущобы» представляют собой типичный авантюрный роман в духе «Парижских тайн» Сю (но без антиклерикальных и политических тенденций последнего). Описания великосветской роскоши и разврата, нищеты и преступлений социального дна изобилуют мелодраматическими эффектами. Массовый читатель - в большинстве своем мещанский - обеспечил «Петербургским трущобам» широкую популярность (в короткое время вышли 5-ю изд.). Дилогия «Кровавый пуфф» составилась из двух романов К. - «Панургово стадо» (1869) и «Две силы» (1872), трактовавших проблему связи русского нигилизма 60-х гг. и польских революционеров-националистов. Революционеры изображаются или мошенниками, преследующими свои личные выгоды (Полояров), или дураками, идущими на поводу у «польщизны», или наконец истинно-русскими людьми, прозревающими в результате долгой борьбы с хитросплетениями и коварством польских панов и становящимися в ряды карательных экспедиций (Хвалынцев). Заговоры, скандалы, подпольные заседания, антиправительственные прокламации, аресты, крестьянские бунты, убийства и казни - основные сюжетные эпизоды дилогии К., выражавшей идеологию наиболее реакционной части зажиточного мещанства 60-х гг.

Библиография:

I. Собр. сочин., 8 тт., СПБ., 1899.

II. Скабичевский А., История новейшей русской литературы, гл. XIX (неск. изд.); Головин К., Русский роман и русское общество, СПБ., 1897; Замотин И., Тенденциозная беллетристика 60-70-х гг., в «Истории русской литературы XIX в.», ред. Д. Н. Овсянико-Куликовского, т. IV, и в кн. Замотина «Сороковые и шестидесятые годы», Варшава, 1911; Цейтлин А. Г., Сюжетика антинигилистического романа, «Литература и марксизм», 1928, II.

III. Мезьер А. В., Русская словесность с XI по XIX столетие включительно, ч. 2, СПБ., 1902.

КРЕСТЬЯНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Статья большая, находится на отдельной странице.

КРЕТИК

КРЕТИК - стопа античной метрики, состоящая из долгого, краткого и долгого слога с главным ударением на первом и второстепенным - на втором долгом слоге (_′U_′). К. рассматривается как разновидность пэона (см.). Первоначально он употреблялся критскими поэтами (отсюда название), а затем в разных формах (напр. с заменой долгого двумя краткими слогами и т. д.) - другими греческими и римскими поэтами. Быстрый ритм К. не соответствовал величавому аристократическому стилю греческой трагедии V в. до христ. эры, поэтому размер этот в ней встречается чрезвычайно редко. Гораздо более он подходил к стилю комедии: он употребляется Аристофаном, у которого К. сопровождался непристойным танцем (кордакс), в римской комедии - Плавтом.

Библиография:

Griechische Verskunst, Berlin, 1921; Kral, Beitrage zur griechischen Metrik, Prag, 1925; Iuret A. C., Principes de metrique grecque et latine, 1930.

КРЕТЬЕН ДЕ ТРУА

КРЕТЬЕН де ТРУА (правильнее Крестьен из Тройе, соответственно старофранцузскому произношению имени Crestiens de Troye середины XII в.) - величайший мастер куртуазного романа северо-французского средневековья. О жизни К. де Т. ничего неизвестно: сюжетика и стиль его романов свидетельствуют о полученном автором хорошем образовании - обычно удел клериков, - а намеки и посвящения указывают на тесную связь Кретьена де Труа с дворами графини Марии Шампанской (с 1164), по указаниям к-рой составлен роман о Ланселоте, и графа Филиппа Фландрского (1169-1188), для к-рого написан роман о Персевале, незаконченный из-за смерти автора.

Из произведений К. де Т. до нас дошли куртуазные романы: «Эрек» (Егес), разрабатывающий тему забвения рыцарской доблести ради любви; «Клиджес» (Cliges) - своеобразная переработка сюжета Тристана и Изольды в духе куртуазной тематики; «Рыцарь в тележке» (Le Chevalier de la charrette), утверждающий в литературе сюжет любви Ланселота (см.) к королеве Джиневре; «Ивайн, или рыцарь со львом» (Ivain), снова разрабатывающий конфликт любви и рыцарской доблести; «Сказание о Граале, или Персеваль» (Perseval), соединяющее историю простеца Персеваля (см. «Парсифаль») с мистическими мотивами христианских апокрифов. Спорной остается принадлежность К. де Т. рифмованного «Жития Гвилельма Английского» и др.

Министериал незнатного происхождения, зачинатель куртуазного стиля в северо-французской литературе, К. де Т. в своей сюжетике и в особенности в своей концепции и изображении любви стоит еще на стыке двух эпох.

Его сюжетика обнаруживает явное отталкивание от религиозной поэзии и героического национального эпоса, - К. де Т. первый вводит в куртуазную литературу matiere de Bretagne (романы «Erec», «Ivain», «Lancelot», «Perceval» разыгрываются на фоне двора короля Артура), усваивая в то же время античную (недошедшие до нас пересказы Овидия) и византийскую (Cliges) романтическую тематику: но вместе с тем он открыто полемизирует с «греховным и постыдным» сюжетом Тристана и Изольды, с его прославлением неограниченной мощи владыки-любви (Cliges). И уже бесспорно выступление (хотя и в куртуазной оболочке) чуждых рациональной ясности куртуазного мировоззрения христиански-мистических мотивов в «Perceval’е», соединенных со столь же некуртуазным восхвалением «простеца», к-рому открывается тайное для мудрых мира сего.

Так же - если не более четко - двойственность К. де Т. выступает в его отношении к женщине. Ранние романы дают образы, близкие к героиням Chansons de geste: Энид, жена Эрека, подвергается суровым испытаниям за нарушение приличествующего супруге смирения («Erec»). Напротив, в своих песнях К. де Т. развивает одно из основных положений новой концепции любви - учение о куртуазном служении замужней даме как наиболее совершенной и достойной форме страсти.

Если в своей сюжетике и, в частности, в своей концепции любви К. де Т. колеблется между старым феодально-церковным и новым светски-куртуазным мировоззрением, то в других отношениях в его творчестве ясно выступают те черты, к-рые позволяют сближать куртуазное мировоззрение с мировоззрением Ренессанса - рационализм и углубленное внимание к переживаниям личности. Творчество К. де Т. стремится удовлетворить тому идеалу ясности и разумной гармонии, к-рый выдвигается поэтикой куртуазного стиля: К. де Т. равно ясен и в композиции своих романов (драматизм их преимущественно пятичленной структуры), и в гибком двустишии из восьмисложников, и в мастерском строении периода, и в столь типических для рассудочного стиля украшениях - аллегориях и игре слов. Вместе с тем длинные рассуждения о переживаниях действующих лиц, их монологи и размышления, перебивающие авантюрную фабулу лирико-дидактическим материалом, свидетельствуют о перенесении внимания на психологические проблемы; и Г. Парис справедливо называет романы К. де Т. «проблемными романами» (romans a these).

Библиография:

I. Christian von Troye’s samtliche erhaltene Werke, hrsg. v. W. Foerster, «Romanische Bibliothek», 1884-1899, № 1, 5, 12, 20, 21; Ivain, hrsg. v. W. Foerster, 2 Aufl., mit einem Nachtrag v. A. Hilka, 1927.

II. Holland W. L., Chr. v. Troye, 1881; Emecke H., Chr. v. Troye als Personlichkeit und als Dichter, Wurzburg, 1892; Mertens P., Die kulturhistorischen Momente in den Romanen des Kr. de Troye, Berlin, 1900; Schulz O., Die Darstellung psychologischer Vorgange in den Romanen Kr. v. Troye, Halle, 1903; Hilka A., Die direkte Rede als stilistisches Kunstmittel in den Romanen des Kr. v. Troye, Halle, 1903; Borrman O., Putz R., Christians «Ivain» und Hartmanns «Iwain» nach ihrem Gedankengehalt, 1927.

III. Potvin Ch., Bibliographie de Chrestien de Troyes, 1863. См. «Ланселот», «Парсифаль», «Куртуазная литература», «Роман».

КРЕЦЕР

КРЕЦЕР Макс (Max Kretzer, 1864-) - немецкий писатель-натуралист, представитель мелкого мещанства эпохи промышленного подъема 80-х и 90-х гг., вышел из семьи ремесленника, долгое время был маляром в Берлине.

К. - один из мастеров натуралистического и социального романа в Германии. Лучший и самый характерный для К. роман, не утративший своей ценности и в наши дни - «Мастер Тимпе» (Meister Timpe, 1888). В нем рисуется распад семьи ремесленника на основе распада ремесленного производства. Честный мастер Тимпе храбро борется с наступающим конкурентом. Но так как он не может столь же дешево производить, как фабрикант, то должен погибнуть. И он гибнет, ни в ком не находя опоры. Даже его сын изменяет ему, подло продавая врагам отца секреты его мастерства. Социальное недовольство выражено в романе обличением наступающего рвача-капиталиста. Достойной уважения, идиллической рисуется старая ремесленная жизнь. В романе «Обездоленные» (Die Verkommenen, 1883) К. изображает упадок семьи бедных, честных тружеников при новых капиталистических порядках. Мелкий мещанин, принужденный стать рабочим, обречен на гибель вместе с семьей. Голод толкает этого рабочего на воровство, дочь его - на проституцию. Здесь опять выражена скорбь по утраченной мирной мещанской жизни. В ром. «Обманутые» (Die Betrogenen, 1882, русск. перев., СПБ., 1883) К. дает мрачные картины разложения нового буржуазного общества. Здесь показана жизнь буржуазных сынков и спекулянтов. Но в конце романа социальный конфликт стушевывается и намечается некоторое примирение с деловым капиталистическим обществом: отвергнутый отцом-фабрикантом художник примиряется с отцом, когда последний убеждается, что живопись созвучна его деятельности - отец строит фабрики, а сын эти фабрики изображает. Этот же художник женится на обманутой раньше разгульным сынком фабриканта работнице, и этим социальный конфликт оказывается разрешенным. Позже, в романе «Крестьянин-миллионер» (Der Millionenbauer, 1890), примиряются посредством брака такие враждебные силы, как семья разбогатевшего и превратившегося в капиталиста крестьянина и разорившаяся аристократическая семья. В дальнейших романах примирение Крецера с капитализмом становится почти полным. По мере того как К. все больше отходит от критики буржуазного общества, творчество его теряет свою социально-художественную значимость, ибо силу и оригинальность К. составляло как раз уменье раскрывать теневую сторону наступающего промышленного капитализма.

В истории литературы делались попытки изобразить К. и других писателей-натуралистов, писавших в 90-х гг. на социальные темы, как например Гауптмана или Гольца, писателями соц.-дем. и пролетариата. На ошибочность этого в свое время указал Ф. Меринг. Для нас теперь очевидно, что социальная критика у названных писателей и характер этой критики вытекали из того соц.-экономического положения, в каком в то время оказались разные слои мелкой буржуазии и мещанства, не понимавших революционной роли пролетариата (ср. «Обездоленные» К., где пьянствующий и дебоширствующий соц.-дем. рабочий ни в коем случае не является положительным персонажем).

Будучи последовательным борцом за новый натуралистический стиль в немецкой литературе, К. представляет ту разновидность последнего, для к-рой характерно оформление психоидеологии групп мелкого, наиболее подавленного городского мещанства, не теряющего однако надежды приспособиться к новым условиям и подняться вверх по социальной лестнице. Мещанским характером творчества К. объясняются и некоторые специфические особенности стиля, отличающие его от других натуралистов, напр. Гауптмана. Так, в романах К. довольно часто встречаются заимствования из современной ему лубочной литературы, служившей духовной пищей широких слоев мелкого мещанства. Многие из романов К. целиком построены по схеме лубочной литературы. Такое перенесение фантастики лубка в натуралистический стиль, применение трафаретной фантастики к реальным событиям создает особый оттенок натурализма К., к-рый целиком объясняется литературными «традициями» той социальной группы, к-рую выражал К., именно - мелкого городского мещанства.

Библиография:

I. На русск. яз., кроме упомянутого: Золотой мешок, СПБ., 1891; Drei Weiber, 1886; Im Riesennest, 1886; Im Sundenbabel, 1886; Die Bergpredigt, 1889; Gefarbtes Haar, 1891; Das Gesicht Christi, 1897; Der Holzhandler, 1900; Der Mann ohne Gewissen, 1905; Sohne ihrer Vater, 1908; Ausgewahlte Novellen, 1912.

II. Kloss J. E., M. Kretzer, 1906; Koil G., M. Kretzer, a study in German naturalism, 1929.

КРИЛЛЕ

КРИЛЛЕ Отто (Otto Krille 1878-) - немецкий соц.-дем. рабочий поэт и писатель. Р. в Саксонии в семье печника. Посещал военную школу, но потом стал рабочим на фабрике. С 1905 - редактор соц.-дем. газет.

Первый сборник его стихов «Aus engen Gassen» (1904) издан с предисловием Клары Цеткин, возлагавшей большие надежды на дальнейшее развитие К. как подлинно пролетарского писателя. Рабочая жизнь действительно изображена в этом сборнике искренне и прочувствованно. Но К. не оправдал возложенных на него надежд. Сб. стихотворений «Neue Fahrt» (1908) вызвал у Франца Меринга (в рецензии в журнале «Die neue Zeit») сомнения относительно дальнейшего развития Крилле. Последний начинает воспевать мирную мещанскую жизнь, его стихотворения становятся все более неопределенными и расплывчатыми, революционность растворяется в религиозности, неудовлетворенность становится индивидуалистической. В автобиографическом романе «Unter dem Joch» (1914) благотворительность богатых дана как один из путей к разрешению социальной проблемы. В драме «Anna Barentlim» (1911) героем является Ганс Рихтер, к-рый на посту активиста соц.-дем. партии мечтает «выйти в люди».

В своем творчестве К. сильно подражает немецкому натурализму 90-х гг., наиболее соответствовавшему его мещанским устремлениям. Это обстоятельство делает К. наиболее типичным рабочим писателем Германии, связанным с с.-д. партией: он выражает в своих произведениях стремление части рабочих подняться из рабочего класса в более обеспеченные мещанские слои общества. Поэтому социально яркие тона, блеснувшие в начале творчества К., позднее поблекли, уступив место примирению с мещанским бытом и оппортунистич. реформизму.

Библиография:

Кроме упомянутых в тексте: Sonnensehnsucht, 1903; Aus der guten alten Zeit; Lustspiel, 1904; Aus Welt und Einsamkeit, 1905; Das stille Buch, 1913.

КРИМГИЛЬДА

КРИМГИЛЬДА - см. Нибелунги.

КРИНИЦКИЙ

КРИНИЦКИЙ Марк (1874-) - беллетрист (псевдоним Михаила Владимировича Самыгина). Служил преподавателем словесности в Рязанской гимназии. Один из типичных беллетристов «легкого жанра», близкий Арцыбашеву и др. Почти все произведения К. посвящены описанию быта и психики дореволюционного мещанства, изображаемых им с неизменным подчеркиванием интимно-эротических сторон (романы «Маскарад чувств», «Случайная женщина», «Синяя борода», «Душа женщины», «Рассказы о любви», «Дорога к телу» и многие др.). Психологический анализ у К. крайне примитивен. Многочисленными описаниями адюльтеров романы К. отвечали запросам обывателя-мещанина эпохи между двумя революциями, обеспечившего К. популярность.

Приняв после революции 1917 деятельное участие в советской литературе, Криницкий пробовал перестроить свое творчество применительно к задачам послеоктябрьской литературы (комедии «Продналог», 1924, «Светозар Октябрь», Л., 1925, и пр.), но безуспешно: новые советские люди и их быт у К. банальны, изображение их сусально и выдержано в духе примитивных агиток.

Библиография:

Владиславлев И., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, М. - Л., 1924; Его же, Литература великого десятилетия (1917-1927), т. I, Гиз, М. - Л., 1928.

КРИСТАН

КРИСТАН Этбин (1867-) - словенский писатель и политический деятель. Выходец из мелкобуржуазной семьи; рано примкнул к соц.-дем. партии и стал одним из ее вождей. Участник Брюннского съезда австрийской соц.-дем. в 1899, К. защищал программу культурно-национальной автономии. Во время мировой войны эмигрировал в Америку, стал социал-патриотом, соглашателем.

В словенской литературе известностью пользуются сборн. стихотворений К. «Žarki in snežinke» (1900) и многочисленные рассказы с социальной тематикой, печатавшиеся в словенских соц.-дем. газетах и выпускавшиеся отдельными изданиями. Лучшее произведение К. - драма «Samosvoi» (1909) - отображает конфликт между индивидуальным и общественным трудом; в нем ярко выявлена социалистическая тенденция. К. проделал в своем творчестве три этапа. В первом он - мелкобуржуазный романтик, представитель словенской лит-ой богемы, примыкавший к группе литераторов, находившихся под влиянием немецких импрессионистов. Второй этап обусловлен ростом национального самосознания К. под политическим гнетом империализма австро-венгерской монархии. В произведениях этого периода слышится протест против социальной несправедливости, привлекший к писателю симпатии трудящихся масс. Третий этап творчества К. знаменует отход в лагерь буржуазии. Его последние произведения не отличаются художественными достоинствами.

Библиография:

Volja, 1902; Morje, 1904; Ljubislava, 1907; Francka in drugo, 1909; Savicev pesimizem, 1910; Pertincarjevo pomlajenje, 1914; Vitez Janez, 1915.

«КРИТИКА»

«КРИТИКА» - украинский ежемесячный журнал, посвященный вопросам марксистского литературоведения, критики и библиографии; является проводником линии партии в литературно-художественной политике. Издается Гизом Украины в Харькове с февраля 1928, размером в 10 печ. листов. Появление журнала явилось ответом на потребность в боевом руководящем внегрупповом органе марксистской критики на Украине в обстановке обострения классовой борьбы в литературе и дифференциации литературных сил. Журнал ведет борьбу против реакционных течений в литературоведении (формализма и эклектики) и углубленную работу над марксистской методологией литературоведения. Активно борясь за ленинские пути культурного строительства на Украине, К. дает классовую пролетарскую оценку новых явлений художественной литературы с точки зрения задач социалистического строительства. «К.» ведет, наконец, непрерывную борьбу против классово-враждебных вылазок и тенденций в искусстве.

Журнал состоит из следующих отделов:

1. Вопросы культурной и лит-ой политики и методологии литературо- и искусствоведения.

2. Литература украинская, народов СССР и иностранная.

3. Отдел дискуссионный (обсуждение всех спорных вопросов культурной политики и методологии).

4. Трибуна искусств (театр, музыка, кино, изо).

5. Ежемесячные обзоры журналов - украинских, русских и главнейших иностранных (Германия, Франция, Англия, США).

6. Рецензии на литературу научную и художественную.

7. Иностранная книжная хроника - ежемесячные краткие сведения о текущей книжной продукции Германии, Франции, Англии, Италии.

За 1928-1929 вышло 22 номера журнала, в к-рых помещено 200 статей и 218 рецензий. Журнал рассчитан на научные, литературные и журналистские кадры, на передового библиотекаря, студенчество, сов., парт.-, профактив. Опирается главным образом на марксистов-литературоведов и критиков Украины, привлекая одновременно отдельных работников, приближающихся к марксистским позициям. Журнал связан также с рядом сотрудников из РСФСР, БССР и т. д., а также с отдельными революционными литераторами и журналистами Запада.

Редактирует журнал редколлегия в следующем составе: В. Г. Десняк, В. Д. Коряк, И. Е. Кулык, Г. Ф. Овчаров, Н. А. Скрыпник, В. И. Сухино-Хоменко, Ф. Таран и А. А. Хвыля.

КРИТИКА

Статья большая, находится на отдельной странице.

КРЛЕЖА

КРЛЕЖА Мирослав (Krleza, 1884-) - современный хорватский писатель. С самого начала своей литературной деятельности К. занял по отношению к существовавшим и существующим в Хорватии идейным течениям, как художественно-литературным, так и социально-политическим, непримиримую революционную позицию и ведет неустанную борьбу с реакцией, охватившей, особенно в последние годы, Хорватию. К. - член Международного бюро революционной литературы; недавно был арестован по обвинению в большевистской пропаганде.

В развитии своих философских и политических взглядов К. прошел сложный путь от анархо-индивидуализма (Ницше, Штирнер) к идеям Октябрьской революции; в творчестве своем - от космополитизма к отображению реальной действительности. Характернейшими произведениями Крлежа первого периода являются поэмы: «Пан» (1914), «Три симфонии» и «Хорватская рапсодия» (1917), и драмы: «Кристовал Колон» и «Микель-Анджело Буонаротти» (1918-1919), в к-рых он славословит бунтарей. Среди прозаических произведений этого периода выделяются военные повести («Трое рядовых», «Барак 5 Б» и др.), рисующие борьбу солдатской массы с начальством. Интересна повесть К. «Veliki mestar sviju huija» (Великий мастер подлецов), в к-рой он изображает психику «великого мастера» - капиталиста, хорошо знающего слабые стороны своих «клиентов» и умеющего их эксплоатировать.

За последние годы К. написал несколько драм; «Галиция», «Адам и Ева» (1922), «Голгофа» (1923), «В агонии» (1928), «Clambays» (1929), ряд стихотворений и новелл, весьма разнообразных по своей тематике. В этих произведениях Крлежа выступает уже как художник-аналитик, обнажающий неизлечимые язвы капиталистического общества.

Начиная с 1917 К. выступает как смелый публицист и полемист (статьи о хорватской литературе, о Ленине, о культуре и пр.). К. также редактировал журналы «Plamen» (1921) - вместе с революционным писателем А. Цезарцем (см.) - «Knjizevna republika» (до 1925), к-рые оказали огромное влияние на современную сербо-хорватскую литературу, одним из выдающихся представителей к-рой является К. Его произведения переведены на несколько европейских яз.

КРОГ

КРОГ Кристиан (Krohg, 1852-1925) - норвежский писатель и художник-натуралист, портретист, зарисовщик типов и сцен из жизни больших городов (цикл «Борьба за существование»). К. был ярким выразителем настроений норвежской интеллигенции, лит-ой и артистической богемы 80-х гг. Большой шум в буржуазных кругах вызвал его роман «Альбертина» (Albertine, 1887), изображающий в сугубо реалистических чертах историю одной проститутки; бойкоту подверглась также полная правдивого художественного реализма большая картина К. «Альбертина в полицейской приемной». Принимая деятельное участие в художественной жизни Норвегии, возглавляя Академию художеств и О-во норвежских художников, К. пользовался известностью и за границей. В своем романе «Дуэль» (Duelle, 1888) он изобразил жизнь берлинской богемы. К. писал также статьи в социалистических («Ravnen») и художественных журналах (Verdens Gang Tidens Tegn), иллюстрируя их своими рисунками. Из этих статей составился ряд сборников (1895-1905). В 1920-1921 вышли со снимками его картин 4 тома художественных произведений под общим заглавием «Борьба за существование» (Kampen for Tilvaerelsen - по названию серии картин Крога в национальной норвежской галерее).

Библиография:

I. Imaa dogsreiser til og fra, P., Kristiania, 1897; Egte Bergensere, Kristiania, 1905; Dissonantser, Kristiania, 1906.

II. Lexow E., Norges Kunst, Oslo, 1926; Der Cicerone, XVII, 1925.

КРОММЕЛИНК

КРОММЕЛИНК Фернан (Fernand Crommelynk, 1888-) - бельгийский писатель. На литературное поприще вступил уже во время господства символистов - в начале XX в. Первая его крупная работа - драматическая поэма «Ваятель масок» - написана под сильным влиянием драматургии Эмиля Верхарна, к-рый и являлся ближайшим руководителем молодого поэта. Верхарн же обратил внимание своих русских друзей на рукопись К., не находившего себе издателя, и «Ваятель масок» был переведен Бальмонтом для московского журнала «Весы», где впервые и появилась эта поэма, уже впоследствии изданная на французском яз. Успеха она не имела, и К. на долгое время занялся классической филологией и историей германских литератур. Под влиянием Жоржа Эккоута, пропагандировавшего в то время в Бельгии драматургию Бен-Джонсона, К. обратил внимание на творчество этого елисаветинца. Результатом изучения последнего явились две прозаические пьесы. Одна из них называется «Мнимые любовники», другая - «Великодушный рогоносец». Как легко видеть, заглавия этих комедий образованы из заголовков Мольера перестановкой эпитетов. Влиянием Мольера и Джонсона характеризуется метод послевоенного Кроммелинка.

Комедия «Великодушный рогоносец» принесла автору мировую известность. Продолжая традиции символистов, автор построил это произведение на развитии отвлеченного положения, олицетворенного драматическими характерами, к-рые можно воспринимать и как живых людей и как образные обозначения понятий (в данном случае ревности). Ревнуя свою жену, поэт сначала запирает ее, заставляет носить уродливую маску и т. п. Но средства эти недостаточны, т. к. контролируют только реальность, а фантазия (мысли и сны) - вне воздействия таких мероприятий. Поэтому герой предпочитает перенести возможность измены в область реальную и требует от жены измены с лицами, к-рых он ей укажет. Развязка комедии - бегство жены, убедившейся в безысходности положения.

Следующей работой К. была комедия «Златопуз» (титул опять пародический - от «Златоглава» Клоделя). Задачей было показать развитие чувства стяжательности, подобно тому как ревность была изображена в «Великодушном рогоносце».

Творчество К. представляет собой талантливую попытку выйти за пределы идеалистических построений символизма, сохраняя обобщенную манеру сценической композиции. Попытка эта обречена однако на неудачу, поскольку К. исходит не из материалистического понимания изображаемых им явлений, а из предположения о существовании неизменных и вечных начал - «ревности вообще», «стяжательности вообще» и т. д.; это неизбежно возвращает К. в область идеалистических построений того самого символизма, к-рый он хотел бы преодолеть и с к-рым борется бытовым материалом своих прозаических комедий. Творчество К. в довоенный период отражает растерянную беспомощность мелкого буржуа, ощущающего надвигающийся кризис и неспособного повернуть в сторону восхваления господства физической силы, капиталистической конкуренции, войны как «лучшей гигиены...»

Послевоенное творчество К. отражает попытки того же образованного мелкого буржуа реставрировать свое мировоззрение, доказать, что изменчивая и изменившаяся действительность может быть сведена к вечной игре неизменных начал и таким образом стабилизована.

Библиография:

На русск. яз.: Ваятель масок, перев. К. Д. Бальмонта, изд. К. Ф. Некрасова, М., 1912 (первоначально в журн. «Весы», 1909, V); Великодушный рогоносец, перев. И. А. Аксенова, Гиз, М. - Л., 1926 («Универсальная библиотека»). Le sculpteur de masques, Bruxelles, 1909; Les amants puerils, P.; Le cocu magnifique, P., 1920; Tripe d’Ore, Paris, 1929.

КРОПИВНИЦКИЙ

КРОПИВНИЦКИЙ Марко Лукич (1840-1910) - украинский драматург, артист, режиссер и один из основателей постоянного профессионального украинского театра. Кропивницкий происходил из обедневшего дворянского рода: он окончил двухклассное училище, был вольнослушателем Киевского университета, служил долгое время в канцелярии ратуши в Бобринце. Еще в училище К. начал выступать в любительских спектаклях, с 1871 К. - артист-профессионал; вначале работал в русских труппах на Украине, ставивших иногда также и украинские пьесы. Первая половина жизни его мало исследована; не приходится поэтому говорить о сколько-нибудь определившемся миросозерцании К. в начале его литературной деятельности. Будучи уже известным актером, К. писал: «Меня обстоятельства и пережитое горе научили... питать к панам вечное чувство негодования»; с большой искренностью говорит К. также о любви ко «всему человечеству, угнетенному и приниженному». Все же сделать определенные выводы из своей любви и ненависти, выработать определенное отношение к явлениям общественной жизни К. не мог даже и в зрелые годы.

Темы первых пьес К., написанных в 60-70-х гг., большей частью взяты из современной ему сельской жизни, в чем сказалось влияние на него лучших традиций украинской драмы. Уже в этот период К. не проходит мимо общественных противоречий.

Однако темы свои К. втискивает в малоподходящие для них мелодраматические и водевильные формы, подражая образцам, ходким в начале его сценической карьеры и оказавшим сильное влияние на формирование его театральных вкусов. Не только его первая пьеса «Дай серцевi волю, заведе у неволю» (1863) демонстрирует несоответствие между ее реально-бытовой основой и резко подчеркнутой мелодраматической сценичностью - последняя характерна и в дальнейшем, в более значительных пьесах Кропивницкого.

Став во главе молодого бытового театра, К. испытал значительное влияние со стороны передовых кругов украинской интеллигенции, восторженно встречавшей его спектакли. Начиная с 80-х гг. творчество Кропивницкого проникнуто стремлением к «правде», и на большинстве его пьес вполне отчетливо отражается влияние народнической идеологии.

К. в продолжение почти 25 лет был организатором и драматургом этнографического бытового театра. Потребности театра, задыхавшегося без репертуара, стимулировали творчество К. как драматурга. Ранние народнические иллюзии о социальной однородности села рассеялись очень быстро. Его пьесы («Глитай Кулак» и «Доки сонце зiйде, роса очi виiсть») разрабатывают преимущественно любовную интригу, подавая ее в мелодраматической манере и с неизменными этнографическими прикрасами, однако зритель и критика расценивали эти пьесы, особенно «Глитай», как произведения насыщенно-социальные. К. сумел вместо обычного для мелодрамы нагромождения случайностей и психологической упрощенности построить конфликты, закономерно вытекающие из имущественного и сословного неравенства героев. В дальнейшем социальный элемент усиливается за счет романтического, однако его попытки дать широкое отображение социально-политических сдвигов (гл. обр. в последних произведениях периода 1905) в большинстве своем неудачны как с лит-ой, так и со сценической стороны. К. сильнее в отображении ломки быта, разложения деревенской семьи под влиянием эволюции экономических форм последней четверти XIX в. Усложнение хозяйственных отношений и классовое расслоение разрушают семейные устои, покоившиеся на замкнутости сельской ячейки с ее полунатуральным хозяйством. К., не уяснивший причин кризиса и ломки быта, во многом, если не во всем, склонен обвинять город. Сельским богатеям, подверженным гибельному влиянию города, он неизменно противопоставляет людей, в поте лица добывающих свой хлеб, хранителей крепкой старозаветной морали, обычаев и чистой народной речи.

Рисуя (в 4 пьесах) картины разрушения семейного и бытового уклада деревни под влиянием городской культуры, К. показывает (пьеса «Зайдиголова», приблизительно 1890) идеального селянина Захара Лободу, крестьянина среднего достатка, богобоязненного и справедливого. Лобода в результате упорной борьбы преодолевает дурные влияния, угрожающие его жене и сорви-голове-сыну со стороны семьи кулака-кабатчика, - народническая сентиментальная добродетель торжествует. Критика с похвалой отозвалась о пьесе, отметив влияние Л. Толстого на ее автора. В последующей драме «Двi сем’i» (1891) тема загнивания семьи и быта взята значительно глубже; пьеса дает мрачную картину распада семьи (кулацко-мещанской), рисует невыносимо тяжелое положение женщины. Вместе с тем здесь уже терпит крах попытка К. художественно обосновать теорийку мелкобуржуазной пассивности: что счастье там, где живут, хотя бы и в бедности, «по-божьему». В нескольких пьесах делится К. и своими «наблюдениями над помещичьим оскудением и замещением прежних землевладельцев» представителями новой буржуазии, но чего-либо значительного К. здесь не дал, - лучше других в этом отношении «Олеся».

Долго прослужив в канцеляриях, Кропивницкий хорошо и всесторонне знал административный мир; его одноактная комедия-водевиль «По ревизii» - изображение нравов и деятельности волостного начальства - глубокой, тонкой наблюдательностью, острым юмором и сценичностью достигает очень большой художественности. Практик театра, К. больше всего заботится не о содержательности, а о зрелищно-театральной притягательности, имея в виду вкусы и требования зрителя. Поэтому мелодрама, водевиль, оперетта - излюбленные жанры у К., ими он владел достаточно хорошо. Характерно, что пьесы, критикой и самим К. расценивавшиеся ниже других его произведений, оказались в ряду наиболее живучих; две из них - «Пошились у дурнi» и фантастический «Вiй» - в переделках идут на Украине и теперь. Удачно иногда также пользуется К. этнографическим материалом, сообщая ему действенную, активную роль. От К. дошло 37 пьес; из них в наше время на сцене, гл. обр. деревенской и клубной, изредка появляется 8-9 пьес. Но даже и в свое время большинство его пьес по разным причинам успеха не имело: в них слишком много несущественных бытовых деталей, они часто страдают длиннотами, среди положительных героев встречаются у него надуманные, холодно резонерствующие фигуры. Когда К. пытается изображать социальные сдвиги (пьесы 1900-х гг.), ему не удается творчески обобщить свои наблюдения, и он дает разрозненные эпизоды, лишенные действенного стержня. Между создавшим основную массу пьес из украинск. быта романтиком-эстетом Старицким и реалистом Карпенко-Карым (см.) К. занимает промежуточную ступень.

Библиография:

I. Твори, тт. I-V, ред., вступна ст. та примiтки П. Рулiна, ДВУ, 1929-1930.

II. Огоновський, Исторiя лiтератури руськоi, ч. 2, Львiв, 1889; Корифеи украинской сцены, Киев, 1901; Суворин А., Хохлы и хохлушки, СПБ., 1907; «Исторический вестник», 1910, VI; Уманов-Каплуновский И., Памяти М. Кропивницкого, 1915, XI; Дувин И., М. Л. Кропивницкий (воспоминания земляка); «Вестник Европы», 1916, II и III, М. Л. Кропивницкий - автобиография; Антонович Д., Триста рокiв украiнського театру, Прага, 1925; Слабченко Т., З листування М. Л. Кропивницкого, ДВУ, Одеса, 1927; Шевченко И., Украiнськi драматурги, «Украiнський робiтник», Харкiв, 1929.

КРОСБИ

КРОСБИ Гарри (Crosby Harry, 1900-1929) - современный американский писатель (поэт и прозаик) из группы «Transition»; редактор изд-ва «Black Sun Press» в Париже. Его творчество, выражающее психоидеологию послевоенной мелкой буржуазии Америки, синтезировало все достижения французских дадаистов и английского утонченного психологизма школы Лоуренса. Произведения Кросби создавали «реальный мир иллюзий». Они противопоставляли объективной действительности идеальную вселенную, над к-рой всецело властна человеческая воля. Молодые американские поэты называют К. новым Рембо.

Библиография:

I. Стихи: Sonnets for Caresse; Red Skeletons; Chariot of tne Sun; Transit of Venus, 1929; Mad Queen, P., 1929 (стихи и проза). Проза: Shadows of the Sun.

II. Lawrence D. H., Предисловие к «Chariot of the Sun»; Специальный номер журнала «Морада»; журн. «Transition», № 19.

КРОХМАЛЬ

КРОХМАЛЬ - см. Древнееврейская литература.

КРОЧЕ

КРОЧЕ Бенедетто (Benedetto Croce, 1866-) - итальянский философ и литературовед. Р. в Абруццах в богатой буржуазной семье. Круг научных интересов К. отличается редкой разнообразием: он писал по вопросам философии, эстетики, экономики, истории, истории литературы итальянской и иностранной, истории театра и др. В последнем кабинете Джоллити (1920-1921) был министром народного просвещения. В пору фашистской диктатуры он, единственный из крупных писателей Италии, объявил себя открытым противником Муссолини и сгруппировал небольшую кучку независимых литераторов.

Мировоззрение К. слагалось под рядом разнообразных воздействий: литературоведа Имбриани, социолога Лабриолы, философа Спавента и др. Под влиянием Лабриолы К. увлекается марксизмом, примыкает к социалистам, переписывается с Либкнехтом. Но это увлечение не было продолжительным. Представитель мелкобуржуазной интеллигенции, К. отошел от философии социальной революции как только ему стало ясно, что она не академическая теория, а «руководство к действию» (ср. его книгу «Исторический материализм и марксистская экономия», 1900 - есть русск. перев.); эволюция итальянского мыслителя «от марксизма к идеализму» аналогична эволюции русских «легальных марксистов», напр. Струве, Булгакова и др., к идеалистическим учениям. Эта интеллигенция слишком связана с буржуазным строем и буржуазной культурой, чтобы в испуге не отшатнуться от идеологии пролетариата, ставшего сознающей себя реальной силой, направленной против самых основ буржуазного общества. Классовый инстинкт увлек К. от Маркса к Гегелю, воспринятому в чисто идеалистическом аспекте. Спекулятивный идеализм Гегеля в сочетании с учением буквально «открытого» К. великого итальянского мыслителя XVIII в. Вико - база мировоззрения К. Построенная им система «Философии духа» (4 чч., 1902-1916), охватывающая единым идеалистическим методом все области познания и активности, - естественный результат экономического и культурного роста итальянской буржуазии после объединения Италии. Вступив в фазу своего культурного самоопределения, шедшего рука об-руку с ее капиталистической экспансией, она не удовлетворяется ни либеральным национализмом Рисорджименто, ни литературным академизмом Кардуччи и ищет более солидных оснований для построения своей новой культуры. Задача критического пересмотра всех старых позиций и философского обоснования новых культурных идеалов буржуазии и выпала на долю К., к-рый и стал в XX в. властителем дум итальянской интеллигенции, литературным диктатором, сменившим Кардуччи. К. выступает защитником эстетической критики де-Санктиса от натиска позитивизма филологической школы д’Анкона. Ведя борьбу с ползучим эмпиризмом профессорской науки, К., будучи сам хорошим филологом, не отрицает важности филологических штудий, но признает за ними подсобное значение. Основной же задачей литературоведа он считает, вслед за де-Санктисом, постижение эстетической ценности произведения, философское раскрытие породившей его интуиции художника. Под совокупным влиянием де-Санктиса, Гегеля и Вико сложилась эстетическая теория Кроче (см. Эстетика), из которой он и исходит в своих критических и историко-литературных работах. Кроче противопоставляет интуитивное познание, создаваемое фантазией и формирующее образы, логическому, - создаваемому интеллектом и образующему понятия. Искусство - высшая форма интуитивного познания. Всякая подлинная интуиция тождественна со своим выражением; она - «язык» в широком смысле слова. Поэтому эстетический факт для К. - форма и только форма. В законченном поэтическом произведении все логические, экономические и моральные проблемы, владевшие сознанием поэта, перерабатываются в эстетическую проблему и получают чисто художественное разрешение. Гармоническое подчинение всех духовных деятельностей художественной интуиции - критерий полноценности поэзии. Чтобы установить степень поглощения внеэстетических моментов эстетическими, критик должен изучить психическую организацию поэта, особенности его характера и темперамента. Но знание эмпирической личности поэта должно быть углублено до постижения трансцендентальной сущности его поэзии. Эта последняя - творческое видение действительности, носящее в себе самом и мерило и законы. Тождество произведения с самим собой - вот положительный критерий эстетической критики, дающий познание неповторимого «лирического» своеобразия произведения искусства. «Лиризм» для К. - специфический признак всякого искусства, даже архитектуры. К. изгоняет из области искусства всякое рассудочное построение, выявляя внеэстетические элементы и в великих художественных произведениях, напр. в поэме Данте («La poesia di Dante», 1920).

Эстетическая критика К. крайне догматична; разграничение «поэзии» от «не-поэзии» отдает доктринерством и педантизмом, в котором его часто упрекали противники. Объяснение тому - в стремлении К. дисциплинировать критику, внедрить в ее сознание свою идеалистическую концепцию искусства. Отвергая подход к произведению искусства как к вещи, фабрикату, сделанному по определенным предписаниям, К. отвергает все концепции жанров, литературные правила и законы, к-рые скорее затрудняют, чем помогают пониманию эстетической ценности поэзии. Конкретная иллюстрация к эстетике К. - его критические очерки о новых итальянских писателях, помещенные в издаваемом им журнале «La Critica» (3 серии: 1903-1914, 1915-1926, 1927 - и позже) и переизданные в книге «Letteratura della Nuova Italia» (4 тт., 1914-1915). Сам К. придает этим блестящим essais чисто методическое значение, хотя на практике он подчас и отходит от собственных предписаний. Как критик К. особенно силен в отрицательной части своих анализов, мастерски улавливая гетерогенные, внеэстетические моменты у крупных писателей (ст. о Фогаццаро, Пасколи, Аннунцио), развенчивая признанные авторитеты (Праги, Гверацци и др.). Позиция его по отношению к итальянской литературе несколько горделивая: «Он смотрит на нее как бы сверху вниз и говорит с ней слишком отеческим тоном» (Фосслер). Но и по отношению к таким поэтам, как Данте, Шекспир, Гёте, Корнель, он сохраняет независимость и смелость суждения.

Влияние К. велико. Все новаторские течения в итальянской литературе в большей или меньшей степени опирались на эстетику К. Его борьба с рассудочностью поэзии, пропаганда интуиции и лиризма были подхвачены и развиты футуристами и «фрагментистами» (см. Итальянская литература), от которых однако сам К. отмежевывался. Метод Кроче воспитал целое поколение итальянских критиков. Кроче - один из крупных стилистов в итальянской литературе. Его проза отличается большой легкостью и гибкостью, оживляясь скрытым юмором и язвительным афоризмом.

За пределами Италии К. оказал особенно сильное влияние на немецкую идеалистическую мысль (Фосслер и др.).

Библиография:

I. Эстетика как наука о выражении и как общая лингвистика, ч. 1, Теория, перев. В. Яковенко, М., 1920; на русском языке имеются и некоторые др. философские работы Кроче. I Teatri di Napoli, 1891 (То же, изд. 3-е, 1927); La letteratura della Nuova Italia, 4 тт., 1914-1915 (ч. 1, изд. 3-е, 1929); Contributo alla storia di se stesso (автобиография К.), изд. 2-е, 1918; Conversazioni critiche, 1918; Goethe, 1919; Ariosto, Shakespeare e Corneille, 1920; La poesia di Dante, 1920; Giosue Carducci, 1920; Poesia e non poesia, 1923; Saggi sulla letteratura italiana del Seicento, изд. 2-е, 1924; Poeti e scrittori d’Italia, 2 тт., 1927.

II. Анонимная заметка «Бенедетто Кроче» в журн. «Начала», 1921, № 1, стр. 264-266; Плеханов Г. В., О книге Кроче, Сочин., т. XI, изд. 3-е, Гиз, М., 1928; Зивельчинская Л. Я., Опыт марксистского анализа истории эстетики, М., 1928; Prezzolini G., B. Croce, Napoli, 1909; Richard G., B. Croce estheticien, critique litteraire et historien de la litterature italienne, «Bulletin italien», Bordeaux, 1917; Castellano G., B. Croce, Napoli, 1924; Vossler K., Italienische Literatur der Gegenwart, Heidelberg, 1924; Carr H. W., The philosophy of B. Croce, the problem of Art and History, 2 ed., L., 1927; Gremieux B., Panorama de la litterature italienne contemporaine, 1928; Bulferetti D., Storia della letteratura italiana e della estetica, v. III, 1928.

III. Castellano G., Introduzione allo studio della opera di B. Croce, note bibliografiche e critiche, 1919.

КРУГ

«КРУГ» - артель писателей, организовавшаяся в Москве в 1922. В артели принимали участие почти исключительно попутчики (Всеволод Иванов, Л. Сейфуллина, Б. Пастернак, А. Аросев и др.) и явно буржуазные писатели (Е. Замятин, Б. Пильняк, И. Эренбург). Ею было организовано издательство с одноименным названием, занявшееся выпуском литературно-художественной русской и переводной литературы (проза, стихи). Кроме того выпущено шесть номеров альманаха «Круг», небольшая критическая библиотека (сб. статей А. Воронского и примыкавших к его концепции Д. Горбова, А. Лежнева, В. Полонского), «Библиотека пролетарских писателей» (Р. Акульшин, Е. Бражнев, А. Зуев, Д. Семеновский, А. Ширяевец и др.). В правление артели входили А. Воронский, Б. Пильняк, И. Никитин, В. Казин, К. Федин, Богомильский, Вс. Иванов. «К.» в своей работе проявил литературные тенденции, свойственные журналу «Красная новь» (см.). «К.» издал ряд книг, выдвинувших некоторых крупных современных писателей-попутчиков (впервые в «К.» вышла напр. «Улялаевщина» Сельвинского); из переводной литературы можно отметить книги Ж. Жироду, П. Морана, С. Могама, А. Жида, Ж. Дюамеля.

В начале 1929 «К.» влился в изд-во «Федерация». Некоторое количество книг было издано под их общей маркой.

КРУГЛЫЙ СТОЛ

«КРУГЛЫЙ СТОЛ» - см. Роман рыцарский.

КРУЖКИ ЛИТЕРАТУРНЫЕ

КРУЖКИ ЛИТЕРАТУРНЫЕ - см. Объединения литературные.

КРУЧЕНЫХ

КРУЧЕНЫХ Алексей Елисеевич (1886-) - поэт и теоретик русского кубо-футуризма (см. Футуризм). Р. в крестьянской семье, окончил Одесское художественное училище.

Вместе с Хлебниковым К. - создатель заумного яз. (см. Заумь), практике и теории к-рого им посвящен ряд работ. Основным положением К. является утверждение, что «мысль и речь не успевают за переживанием вдохновенного; поэтому художник волен выражаться не только общим языком (понятие), но и личным (творец индивидуален) яз., не имеющим определенного значения (не застывшим), заумным». В этом стремлении к «наибольшей выразительности, к-рой отличается яз. строительной современности», К. на первый план выдвигал близость к звуковому строю русского яз., в связи с чем отрицал предшествовавшую поэзию, в к-рой повторялись созвучия «пе-пе-пе-пи-пи-пи, се-се-се» и т. д., доказывал, что в «Евгении Онегине» только и слышно гнусавое «ени-ани» да пронизывающее уши «с-с-с», и утверждал, что счет из прачечной («2 крахмальные рубахи, 3 наволочки» и т. д.) по своему стилю выше пушкинского, т. к. «на восьми строчках счета мы видим такие резкие и звучные буквы русичей: ы, щ, крн, ф, ю, ж...» Отыскивая доказательства для оправдания «зауми», К. создает особую «науку» - «сдвигологию», находит на стыках слов новые словообразования (напр. «Узрю ли русской Терпсихоры»: «узрюли» - глазница и т. п.), вносящие новые смыслы и доказывающие необходимость внимания к звучанию речи, исследует у ряда авторов употребление ими тех или иных звукообразований, иноязычных слов и т. п., к-рые К. считает проявлением «зауми» и доказательством ее «победы». В своей творческой деятельности К. не идет дальше работы в этой же заумной области, создавая или «словоновеллы» (неологизмы) по линии хлебниковского «корнесловия» (напр. «зудеса», «зудок», «зудило», «зудесник», «зудийца», «зудрец» и т. д.), или такие стихотворения, как напр. «Разрез завода»:

«Земля ... зл ... зк ... чи ... бронзы

Завьюзг - завиток ... зарр -

Стружки - ж - ж - з - з - з!

- Завод в ходу» ...

представляющие те или иные звуковые построения.

Творчество и научная работа К. характерны как доведение до абсурда положений футуризма и являются выражением внутренней опустошенности той богемной части деградировавшей мелкобуржуазной городской интеллигенции, к-рая в значительной степени питала дореволюционный футуризм (см.). Глубокая упадочность психики, потеря социальных связей, выпадение из производственного процесса и вытекавшая отсюда социальная изолированность создавали почву для такого творчества и для таких взглядов на него, когда не только выхолащивалось все содержание, вся образная сущность литературы и оставлялась лишь звуковая, лишенная всякого смысла сторона ее, но даже и яз. терял свое коммуникативное значение и превращался в оторванное от общества индивидуалистическое построение. Тем самым и деятельность К. имеет не субъективное, а объективное значение как показатель степени лит-ой деградации этой группы; и даже некоторое здоровое ядро в его работах, в смысле наблюдений над теми или иными звуковыми особенностями литературного яз., основанных на остром звуковом чутье, бесследно пропадает для читателя благодаря пренебрежению Крученых к научной лингвистике и загромождению всякими «заумными» домыслами.

Библиография:

I. Апокалипсис в русской литературе, «МАФ», М., 1923; Фактура слова, «МАФ», М., 1923; Сдвигология русского стиха, «МАФ», М., 1923; Новое в писательской технике (переизд. «Заумный язык»), ВСП, М., 1927; 15 лет русского футуризма, изд. ВСП, М., 1928. Стихи: Голодняк, М., 1922; Зудесник, М., 1922; Четыре фонетические романа, М., 1927.

II. Шапирштейн-Лерс Я., Общественный смысл русского литературного футуризма, М., 1922; Чуковский К., Футуристы, П., 1922; Горлов Н., Футуризм и революция, М., 1924; Малахов С., Заумники, «На литературном посту», 1926, VII-VIII; Его же, Русский футуризм после революции, «Молодая гвардия», 1926, X.

III. Подробную библиографию многочисленных работ Крученых см. в его работе «Новое в писательской технике», и Владиславлева И. В., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М., 1928.

КРУШЕЛЬНИЦКИЙ

КРУШЕЛЬНИЦКИЙ Антон - современный украинский (галицийский) писатель; принадлежит к старшему поколению украинской интеллигенции (конца XIX в.); галицийский общественный деятель, публицист и педагог. Миросозерцание К. складывалось под влиянием М. Драгоманова, Ив. Франка, Терлецкого, Павлика и др. представителей радикальной и революционной западноукраинской интеллигенции, литературное творчество - под влиянием О. Кобылянской и В. Стефаныка. Начало лит-ой деятельности К. - 1898. Основная тема произведений (рассказы, романы, повести и пьесы) - жизнь самых разнообразных социальных слоев Галиции, начиная от буржуазии и интеллигенции и кончая угнетенными рабочими и крестьянскими массами. В повести «Рубають лiс» (1914) изображается борьба крестьянства с хищническим капиталом. В повести «Буденний хлiб» показана борьба двух поколений галицкой украинской интеллигенции: старшего, обюрократившегося и порвавшего связи с народной массой, и младшего, близкого революционным идеям. В большом романе «Гомiн Галицькоi землi» дана картина революционного восстания рабоче-крестьянских масс Галиции в 1918 и его крушения вследствие недостаточной организованности и измены вождей-соглашателей. Художественный метод К. представляет своеобразное соединение бытового реализма и импрессионистской манеры. Его повесть и роман тяготеют к хронике и претендуют на простое литературное воспроизведение действительных событий вплоть до сохранения подлинных имен. При всем своем сочувствии к угнетенным рабоче-крестьянским массам К. не возвысился однако до подлинно революционного марксистского миросозерцания. Крушельницкий - типичный представитель радикально настроенной мелкобуржуазной интеллигенции.

Библиография:

I. Пролетарi, 1898; Свiтло i тiнi, 1902; Артист, Орлi, Тривога, Пьесы, 1910; Буденний хлiб, Повiсть, вид. «Рух», 1929; Гомiн Галицькоi землi, Роман, ДВУ, 1930; Рубають лiс, Повiсть.

II. Статьи А. Березинского в приложении к советскому изд. произведений «Буденний хлiб» и «Гомiн Галицькоi землi».

КРЫЛОВ В. А.

КРЫЛОВ Виктор Александрович (псевдоним Виктор Александров) (1838-1906) - драматург. Начал свою литературную деятельность в «СПБ. ведомостях» в 60-х - 70-х годах прошлого столетия как театральный фельетонист и рецензент. Вначале отдает некоторую дань тенденциозной «просветительной» драме и дебютирует в 1865 пьесой из крепостного быта «Против течения». Но вскоре сам начинает плыть «по течению» и выпускает с неимоверной быстротой одну пьесу за другой. Не ставя перед собой никаких задач художественного порядка, Крылов просто переделывает, заимствует, соединяет несколько пьес в одну, заботясь только о том, чтобы была роль для выдающегося актера или актрисы и чтобы пьеса таким образом имела театральный «успех». Это было ему тем легче, что с 1893 по 1898 К. был начальником репертуарной части петербургских императорских театров. Неразборчивый в средствах, К. согласился на соавторство в антисемитской пьесе Эфрона «Контрабандисты», вызвавшей шумные протесты публики при постановке ее на сцене в Петербурге. Драматические сочинения его изданы в 8 тт. и содержат около 125 произведений. К. вместе с Сутугиным принадлежит между прочим инсценировка «Идиота» Достоевского.

Библиография:

I. Драмат. сочин., 8 тт., СПБ., 1877-1894; Стих., СПБ., 1898; Проза, 2 тт., СПБ., 1908; из журнальных статей о театре главные: Драма страстей господних в Обер-Аммергау, «Вестник Европы», 1881, III-IV; Очерки театрального дела в Европе, «Русская мысль», 1893.

II. Два очерка о Крылове и его биографию см. при указанных выше изд. его сочин.; Крылов, Воспоминания, «Исторический Вестник», 1906, V (автобиография); Эфрон С. К., Воспоминания, там же, 1906, IV.

III. Мезьер А. В., Русская словесность с XI по XIX ст. включительно, ч. 2, СПБ., 1902; Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, т. III, П., 1914.

КРЫЛОВ И. А.

Статья большая, находится на отдельной странице.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV