Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "К" (часть 15, "КУН"-"КЮХ")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "К" (часть 15, "КУН"-"КЮХ")

КУНДЗИЧ

КУНДЗИЧ Алексей (1904-) - современный украинский писатель, один из организаторов комсомольского литературного объединения «Молодняк». С 1929 - член литературного объединения «Пролитфронт».

Дебютировал К. в 1926 небольшим сборником рассказов «Красной дорогой» (Червоною дорогою), посвященных деревне в первые годы после гражданской войны. Герои - с одной стороны - комсомол, бедняцкая и батрацкая молодежь, с другой - кулаки с реакционными слоями деревни. В 1928 К. переходит от сельской тематики к городской. Объектом его произведений становится студенчество, городской комсомол, остатки бывшей аристократии и интеллигенции «из категории бывших» (сборник новелл «В ущельях республики»). Последнее произведение К. - «Де факто» - социально-психологический роман из жизни комсомола.

Творчество К., характеризуется установкой на сложный сюжет и социальную проблематику нашей эпохи, что и вызывает особый интерес к нему.

Библиография:

I. На русск. яз.: Гипс, Новеллы, Гиз, М., 1930. Отдельные издания на укр. яз.: Червоною дорогою, ДВУ, Юнсектор, Харкiв, 1926; Село Вовче, ДВУ, 1927; В ущелинах республики, вид. «Пролетарий», Харкiв, 1928; Новелi, ДВУ, 1929.

II. Коряк В., Барвiнковий цвiт, Збiрка комсомольской поезii i прози, ДВУ, 1927; Момот Р†в., Лiтературний комсомол, «Молодняк», орган ЦК ЛКСМУ, 1927, № 1; Коваленко Б., Червоною дорогою (Дешо про творчiсть О. Кундзiча), «Молодняк», 1927, № 1; Его же, Пролетарский реалiзм в украiнськiй художнiй прозi, журн. «Гарт», 1927, № 6-7.

III. Лейтес А. i Яшек М., Десять рокiв украiнськоi лiтератури, т. I, Харкiв, 1928.

КУПАЛА

Статья большая, находится на отдельной странице.

КУПЕР

Статья большая, находится на отдельной странице.

КУПЕРУС

КУПЕРУС Луи (Couperus, 1863-1923) - выдающийся представитель натуралистического романа в голландской литературе. Начав свою литературную деятельность стихами в классическом стиле (сб. «Eenlent van vaerzen», 1884, «Orchideeen», 1889), К. выпустил в 1889 нашумевший роман «Eline Vere» - из жизни высших аристократических кругов в Гааге (русский перев. в «Новом журнале иностранной литературы», 1905); за этим произведением последовали: «Судьба» (Noodlot, 1890), «Extase» (1892) и др. Между 1890 и 1903 его произведения печатались в журнале «De Gids» (Вождь), а с 1903 он сам издавал и редактировал «Groot Nederland» (Великие Нидерланды). Мастерски пользуясь натуралистической манерой письма, К. одинаково детально и сильно изображает как среду и характеры, так и тонкие психологические переживания героев. Все творчество его проникнуто безысходным пессимизмом. Куперус - строгий детерминист. Его герои - слабовольные декаденты из высших слоев общества, отказывающиеся от всякой борьбы, чувствующие себя игрушкой судьбы. Куперус обнажает все пороки, всю никчемность жизни этого погибающего класса, не видя для него выхода из тупика.

От описания хорошо ему известного гаагского общества К. перешел затем к фантастическим, сказочным сюжетам («Majesteit», 1893, «Wereldvrede», 1895 (русск. перев. в «Новом журнале иностранной литературы», 1906-1907), «Psyche», 1895 (русск. перев. в «Новом журнале иностранной литературы», 1902), «Fidessa», 1899).

Натуралистический стиль здесь постепенно переходит в символистический. Вскоре однако К. возвращается к рассказам из жизни Гааги («Langs lijnen van geleidelijkheid», 1900, «De Boeken der kleene Kielen», 1901-1903), чтобы затем опять перейти к исторически-фантастическому роману («De Berg van Licht» (Гора света, 1905)) и новелле («Wan en over myself en anderen» (О самом себе и других, 1910), «Korte arabesken» (Краткие арабески, 1911) и др.) - из жизни римских императоров и богов, художников, гетер и т. д. Высшего расцвета творчество К. достигает в коротеньких описаниях быта людей из низших слоев населения. К. культивировал изящную форму салонного разговорного стиля с многочисленными французскими вставками. Большинство его произведений переведено на немецкий, французский и др. яз.

Библиография:

Coenen F., L. Couperus, De Ploeg, 1913; Netscher F., L. Couperus, «Holland. Revue», 18 Jhrg.; Groeneveldt Ernst, De roman voor dezen Tijd, Amsterdam, 1921.

КУПИДОН

КУПИДОН - латинское название античного бога любовной страсти (cupido - страсть) - см. Эрот.

КУПЛЕТ

КУПЛЕТ (франц. couplet - от «couple» - «пара») - первоначально в терминологии средневековой французской поэтики - строфа, построенная на парно рифмующихся двустишиях, позднее строфа, построенная как на парных, так и на пересекающихся рифмах (в последнем значении напр. у Пушкина), в частности - строфа, исполняемая в пении и связанная с определенным мотивом. Как элемент сценически-музыкального исполнения и как специальный жанр песенной сатиры К. получает широкое распространение не только во Франции, но и за пределами своей родины.

Французский водевильный К. возник совершенно самостоятельно из песенок, к-рым обязан водевиль (см.) самым своим названием. В XVI в. антрепренеры ярмарочных театров начали вставлять песенки в разыгрываемые пьесы; затем перешли к сочинению специальных пьес «с водевилями», т. е. с К., сначала находившимися в непосредственной связи с действием пьесы, а потом принявшими характер вставных номеров на злободневные общественные и политические темы. Если водевильные К. сочинялись в юмористическим стиле, то песенные начали принимать все более и более сатирический характер. Исполнение К. стали возлагать не на певцов, а на обыкновенных драматических актеров, уже не певших, а произносивших К. речитативом («говорком») под аккомпанемент оркестра. К. состояли обыкновенно из нескольких строф и «рефрена» (припева), повторяемого после каждой строфы. В таком виде его культивирует и Беранже, виднейший, непревзойденный мастер французского интимного и политического куплета. В качестве лучших образцов этого сатирического жанра должны быть указаны: «Le senateur» (1813) - в русском переводе Курочкина - «Знатный приятель», «Le Marquis de Carabas» (Маркиз де Карабас), «Le souvenir du peuple» (Народные воспоминания), «Le vieux caporal» (Старый капрал) и мн. др. К. Беранже трогательно воспевали трудовую жизнь французского мещанства, интимные радости его быта и зло бичевали как буржуазный порядок, так и в особенности чванливость и классовую ограниченность аристократической Реставрации:

«Из чужбины дальней

В замок феодальный

Едет - трюх-трюх-трюх -

На кобылке сивой

Наш маркиз спесивый,

Наш отец и друг.

Машет саблей длинной,

Но в крови невинной!...

Вот какой храбрец!

Ой, бедовый, право!

Честь тебе и слава -

Ах, ты наш отец!

Слушать, поселяне,

К вам, невеждам, дряни,

Сам держу я речь.

Я - опора трона;

Царству оборона

Мой дворянский меч.

Гнев мой возгорится -

И король смирится...

Вот какой храбрец!

Ой, бедовый, право!

Честь тебе и слава -

Ах, ты наш отец!»

(«Le Marquis de Carabas» перев. Курочкина).

Русский К. сохраняет в разные периоды своей истории отпечаток господствующих в то время общественных отношений. В 30-х годах он является непременной принадлежностью русских (и переводных) водевилей. Как и можно было ожидать, в эту эпоху николаевской реакции он почти не выходил из пределов обывательщины; водевилисты заставляли актеров распевать дифирамбы попечительному начальству: «Но вдруг Трепов генерал / Сбавить цену приказал. / И попались все в тиски / Господа дровяники». «Хуже водевильных куплетов на сцене, - писал Дружинин, - может быть только водевильный куплет вне сцены, - в книге, журнале и в памяти».

60-е гг. - эпоха выступления на социальную арену радикальной разночинной интеллигенции - приносит с собой необычайный расцвет сатирического К. Переводится и приспособляется к русским нравам Беранже; особенно велика в этом отношении заслуга В. Курочкина (см.). Минаев, Курочкин, М. Л. Михайлов, Жулев и многие другие поэты пишут оригинальные куплеты на общественно-политические и литературные темы. Примыкает к этой фаланге и Некрасов: его «Нравственный человек» (1846), «Муж и жена», «Над чем мы смеемся», «Еще тройка», «Пропала книга», «Осторожность» - представляют собой характерные образцы русского сатирического куплета, особенно популяризировавшегося «Искрой».

С наступлением реакции в начале 70-х гг., с разгромом революционно-демократического движения водевильный К. вновь выдвигается у нас в качестве вставного номера оперетты. При полупорнографическом характере, к-рый свойственен был вначале оперетте, инкорпорированный в нее куплет теряет свою сатирическую окраску и концентрируется вокруг обывательских и эротических тем. Щедрин рассказывает в «Господах Головлевых» (1871), «с какой неподражаемой наивностью Любинька своим маленьким голоском заявляла о желании быть подполковником».

Эпоха военного коммунизма принесла с собой новый, к сожалению кратковременный, расцвет сатирического куплета (например у Демьяна Бедного - «Манифест Юденича», «Танька-Ванька», «Генерал Шкура» и многие другие, а также боевые и сатирические куплеты В. Князева, как например «Екатеринбург», «Сын коммунара», «Песня коммуны» и т. д.).

КУПРИН

Статья большая, находится на отдельной странице.

КУРАТОВ

КУРАТОВ Иван Алексеевич (1839-1877) - первый и самый крупный коми поэт дореволюционного периода. Р. в семье дьякона. Высшее образование получил в Казани, где изучал восточные яз. В последние годы жизни работал в Средней Азии, в канцелярии губернатора (Семипалатинск). О творчестве К. мы можем судить только по случайно сохранившейся рукописи, содержащей около сотни стихотворений и несколько отрывков поэм. Общая забитость и беспросветная темнота туземных масс 60-х гг., поддерживаемая русификаторской политикой царизма, всецело отражена в поэзии К. Будучи по убеждениям народником, К. в своей поэзии идеализирует коми крестьянина, скорбит о его тяжелой доле, стремится привить любовь к бесправному родному яз. и т. д. Он видел и «слышал, как горе гнуло шею» коми крестьянина, видел, как его эксплоатируют баре, называемые им «дьявольским отродьем», но не находил путей освобождения от этого гнета, хотя не переставал верить в светлое будущее коми. Стихотворения К. написаны простым народным яз., сюжеты взяты из крестьянской жизни; они долгое время распевались коми народом (в 1866, напр., 5 стихотворений К. попали в «Волынские губернские ведомости» под видом народных песен). Куратов первый сумел применить русское стихосложение к коми языку.

Библиография:

Лыткин В. И., Коми чижысьяс; Сидоров А. С., ст. в журн. «Парма йоль», № 2).

КУРГИНЯН

КУРГИНЯН Шушаник (1876-1927) - армянская поэтесса. Выступила на литературное поприще в период русской революции 1905; сборник ее стихов «Трезвон свободы» (1907) нашел должную положительную оценку со стороны лит-ой критики и поставил К. в ряды певцов закавказского пролетариата. К. с захватывающим читателя энтузиазмом, с большим революционным пафосом воспевает победоносную борьбу рабочего класса, его чаяния, его решительную схватку с капиталом («Трезвон свободы», «Смело вперед», «Рабочие», «Туда идите», «Песня рабочего» и др.).

К. стоит особняком от тех современных ей армянских поэтов, творчество которых пропитано национализмом и индивидуализмом. Значение ее как поэтессы усугубляется еще и тем, что в период кошмарной реакции, когда либеральная мелкобуржуазная интеллигенция, трусливо отвернувшись от идеалов революции, предалась безысходному пессимизму, - лира Кургинян звучала бодро, жизнерадостно, бросая боевой клич в массу «неразлучных друзей горя и слез» - рабочих, в конечную победу которых она страстно верила.

В творчестве К. значительны также и антирелигиозные мотивы; она решительно выступает против религии вообще как опоры господствующего класса в условиях капиталистического строя («Отстрани свой крест»). Следует однако заметить, что порою поэтессе не были чужды настроения любви и тоски «по родине»; именно результатом этого раздвоения и нужно считать такие стихи Кургинян, как «Из осенних песен», «Нет Алагяза».

В послеоктябрьский период К. писала сравнительно мало; ее поэзия этих лет значительно отличается от творчества дооктябрьского периода. Она лишена былого бодрого боевого духа. Иначе и не могло быть. Не приняв Октябрьского переворота, К. тем самым оторвалась, изолировала себя от великого движения рабоче-крестьянских масс, борющихся под руководством компартии за победу социализма. В решающие исторические дни К. не преодолела своей раздвоенности; последняя и привела ее творчество к угасанию. Как певец революции 1905 Кургинян все же по праву является одной из предшественниц армянской пролетарской литературы.

Библиография:

I. Панихида, Стих., Сб. «Поэзия Армении», Под редакцией В. Брюсова, М., 1916; Предисловие к сб. «Трезвон свободы», там же; Аршалуйси хоханчнер (Трезвон свободы), Сб. стихотворений, Нахичевань н/Д., 1907.

II. Норек А., Шушаник Кургинян, журн. «Гракан диркерум», 1907.

КУРДСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

КУРДСКАЯ ЛИТЕРАТУРА (точнее письменность) - пока еще мало развита. Курды до последнего времени пользовались развитыми яз. мусульманского Востока - арабским (для сочинений по богословию и праву), персидским (для исторических трудов) и турецким. Знаменитым турецким поэтом курдского происхождения считается Фузули (XVI в.), курдская национальность к-рого в недавнее время (1924) стала (едва ли основательно) оспариваться турками (Кепрюлю-Заде). Литературным яз. южного (персидского) Курдистана служит наречие «гурани», не являющееся курдским. На нем имеется довольно развитая письменность, изложены знаменитые легенды Востока - «Лейла и Меджнун», «Хосров и Ширин», «Хоршиди-Хавер» и др. Впрочем курды давно стали пользоваться и своим яз., и до нас дошли сведения о 8 поэтах, писавших с начала XI в. (?) и по конец XVIII. Из их произведений издан в 1904 M. Hartmann’ом сборник стихов («диван») шейха Ахмеда Малаи Джизри (писал между 1145-1160) и в 1903 A. von Le Coq’ом - одно из произведений Малаи Бате (1417-1494). Наиболее известен из старых поэтов Ахмед Хани (1591-1652), обработавший в стихах популярный эпос «Mem-u-Zin», напечатанный в Константинополе в 1920. Немало поэтов XIX (из них самый популярный в восточном Курдистане - Нали) и XX вв. упоминается в новейших курдских газетах, где приводятся образцы их поэзии. Под влиянием персидской поэзии курдские поэты применяют традиционные формы «газелей» и «касыд». В последнее время некоторое развитие получила курдская печать. Первая газета «Kurdistān» появилась еще в конце XIX в. и издавалась сперва в Каире, а потом в Англии. После турецкой революции в Константинополе в 1912 появилась газета «Rōzā Kurd» (Курдский день), а после мировой войны, в связи с оживлением курдского национального движения, стал издаваться в Каире двухнедельный журнал «Kurdistān» (1917); затем появился ряд газет и в самом Курдистане (в Сулеймание): «Pēškawtin» (Прогресс), «Bāngi Kurdistān» (Голос Курдистана) и «Rōži Kurdistān» (День Курдистана) - в 1922, «Bāngi Hagg» (Голос права, официальный еженедельник) - в 1923, «Ziyānāwe» (Восстание из мертвых) - в 1924; в Ревандузе выходит ежемесячник «Zāri Kurmanǰi» (Вопль курманджийский, 1926) и в Багдаде - еженедельник на 3 языках: курдском, арабском и турецком - «Diyārī-yi Kurdistān» (Подарок Курдистана, 1925). Еще в 1914 протестантские миссионеры в Урмии стали издавать (на мукри) газету «Kurdistān». Стараниями христианских миссионеров на разные курдские наречия было переведено Евангелие, издавались катехизисы и т. д

У курдов имеется богатая устная народная словесность, интересная как по яз., так и по содержанию и форме. Курдские повести большею частью передают реальные происшествия курдской жизни, описывают борьбу феодалов между собой и с турками, грабежи, убийства, кровавую месть. В сказках часто фигурируют животные, разные демонические и т. п. сверхъестественные существа. В анекдотах немало элемента сатирического (скупость мулл). Записано довольно много любовных песен (mawwāl, maqām, pästa), - излюбленной формой их является диалог между юношей и девушкой, - песен обрядовых (свадебных), бытовых (плач курдинки об убитом муже, песнь мести, песнь матери над больным сыном), сатирических, танцовальных, исполняемых при ведении хороводов. Пословицы и поговорки хорошо отражают курдский характер и быт. Но наибольший интерес представляет сохранившийся у курдов эпос, как героический, так и романтический. К первому относится повествование об осаде персидским шахом Аббасом (XVII в.) крепости Дымдым, а ко второму - эпопея «Мем-у-Зин», излагающая переживания двух влюбленных (Зин - сестра правителя Бохтана), к-рые в конце концов трагически гибнут: их похороны обставлены, как свадьба, и из их могил вырастают розовые кусты, переплетающиеся ветвями в знак того, что любовь сильнее смерти (ср. «Тристан и Изольда»). Эта повесть рассказывается то простой, то ритмической прозой. Имеются отголоски общеиранского эпоса (былины о Рустеме) и разных мусульманских преданий и легенд (например о похищении кобылицы Мухаммеда). Эпические произведения исполняются особыми профессиональными рассказчиками-певцами (qārī, rāwī, mugannī, dängbēš), прозаическая часть рассказывается в повествовательном тоне, а стихи поются с бесконечными модуляциями мелодии. Пение сопровождается игрой на музыкальных инструментах (канун’е (род цимбалов), рабаб’е (род гуслей) или ручном барабане). В восточном Курдистане, повидимому, до сих пор существуют специальные школы пения, в которых учитель (wasta) передает своим ученикам приемы исполнения эпических произведений.

Библиография:

I. Лерх П., Исследования об иранских курдах, СПБ., 1856-1858; Егиазаров С. А., Краткий этнографический очерк курдов Эриванской губ., Тифлис, 1884; Минорский В., Курды, «Известия министерства иностранных дел», 1915, III, стр. 203-209. Jaba A., Recueil de notices et récits kourdes, СПБ., 1860; Prym E. und Socin A., Kurdische Sammlungen, I Abt., СПБ., 1887; Socin A., Kurdische Sammlungen, II Abt., СПБ., 1890; Mann O., Die Mundart der Mukri Kurden, «Kurdisch-Persische Forschungen», т. II, 1909; Makas Hugo, Kurdische Texte im Kurmājǐidialecte, Л., 1903; Nikitine, Kurdish stories, «Bulletin of the School of orient studies», IV/I, 1926, p. 121-138.

II. Minorsky V., Kurden, «Enzyclopadie des Islam» (исчерпывающая библиография).

КУРДСКИЙ ЯЗЫК

КУРДСКИЙ ЯЗЫК (курманджи) - относится к иранской системе, или (по до сих пор еще удерживающейся терминологии индо-европеистов) «семье» яз., именно - к западной ее ветви. Последняя подразделяется на северо-западную и юго-западную группы яз., и курдский яз. входит в северо-западную группу, тогда как персидский относится к юго-западной. Впрочем иранские яз. и наречия еще недостаточно изучены, чтобы можно было дать их окончательную классификацию, и в пределах западной их группы наблюдается известная смешанность и взаимное проникновение южных и северных элементов. Кроме того иранисты в своих работах по иранским яз. и наречиям недостаточно учитывают возможность сохранения в них переживаний доиранского этнического слоя. В частности, некоторые явления артикуляционного, а также морфологического и синтаксического порядка являются у курдского яз. общими не только с рядом других иранских наречий и яз., но и с яз. Кавказа. В лексике имеются свои слова, не встречающиеся в других иранских наречиях (отрицание - čū, tū, предлог ’c’ - digel, teži - полный, hātin - приходить, ānin - приносить, nārd - посылать и т. д.); есть множество персидских заимствований, к коим не применяются курдские фонетические законы. В диалектах, территориально граничащих с расселением турок, немало турецких слов (в частности причастий на mis). В курдский яз. вошло еще немало слов арабского литературного словаря (через турецкий и персидский яз.); встречаются также арабские народные формы и слова армянские и арамейские; возможно, что некоторые армянские и курдские слова восходят к яз. местного доиранского населения. Курдские наречия еще недостаточно обследованы и изучены, и окончательное подразделение их еще не может быть произведено. Значительная часть материалов исследователя наречий восточной и персидской групп - О. Mann’а - еще не издана. Ряд курдских диалектов носит общее название «курманджи» и может быть разделен на две группы: восточную (точнее - юго-восточную) и западную. Граница между обеими еще не выяснена. Затем следует выделить группу персидских курдских наречий (область Сеннэ - Керманшах), обозначаемых или общим названием «курди», или по имени местности (напр. зангана, кальхури, сенна, керманшахи), а также разбросанные кое-где в Персии мелкие группки. Попытку классификации курдских наречий сделал E. S. Soane в своей «Grammar of the Kurmanji» (L., 1913).

Библиография:

I. Justi, Kurdische Grammatik, СПБ., 1880; Socin A., Die Sprache der Kurden, «Grundriss der iranischen Philologie», B. I, 2 Abt., S. 249-286 (обе по материалам преимущественно западного курманджи); Mann O., Die Mundart der Mukri Kurden, Grammatische Skizze, «Kurdisch-Persische Forschungen», т. I, 1906; Soane E. S., Notes on the Phonology of Southern Kurmanji, J. R. A. S., 1922, pp. 199-226. Единственный пока словарь: Jaba A. - Justi F., Dictionnaire Kurde-francais, СПБ., 1879.

II. Minorsky W., Kurden, «Enzyclopadie des Islam» (исчерпывающая библиография).

КУРОЧКИН В. С.

КУРОЧКИН Василий Степанович (1831-1875) - русский поэт и переводчик (псевдонимы Пр. Знаменский, Темный поэт и др.). Окончив дворянский полк (военно-учебное заведение), несколько лет прослужил в армии. С 1855 - профессионал-писатель. В 1858 выпустил перевод песен Беранже, доставивший ему большую популярность. Принял участие в «Свистке», издававшемся при «Современнике». В 1859 совместно с карикатуристом Н. Степановым создал сатирический журнал «Искра» (см.). К. - организатор, вдохновитель, руководитель и талантливейший сотрудник этого блестящего органа радикальных разночинцев. В сентябре 1864 министром внутренних дел отстранен от редактирования «Искры». Горячий последователь Чернышевского, Курочкин участвовал в революционном подполье 60-х годов. В 1866 просидел 4 месяца в Петропавловской крепости. Годы после закрытия «Искры» были для К., лишенного своего органа печати, годами подлинной агонии.

К. - один из крупнейших революционно-разночинческих поэтов 60-х гг. Поэзия К. прежде всего насквозь демократическая позия. Самоуважение труженика-бедняка - один из излюбленных мотивов К. Творчество К. противоположно и враждебно поэзии барства, как реакционного, так и либерального. Традиционнейшие темы дворянской поэзии приобретали под пером К. совершенно иной - новый характер (тема весны в стихотворении «Только»; тема времени в стихотворении «Тик-так, Тик-так»).

Публицистическая поэзия К. беспощадно высмеивала крепостническую реакцию, но - и это характернейшая черта революционного разночинца - еще более сокрушительные удары направляла она в лагерь буржуазно-помещичьего либерализма (напр. «Сон на новый год», высмеивающий либеральные надежды на смягчение классовой борьбы; «Рапсодия о нигилизме», бичующая либеральное искажение образа разночинца в «Отцах и детях» Тургенева). Если в лагере реакции, по К., подвизаются Загорецкие и др. персонажи «Горя от ума», то в либеральном стане К. видит Чичикова и др. персонажей «Мертвых душ».

К. - в высокой степени злободневный поэт; чутко и метко откликался он на каждое событие, волновавшее радикальную общественность. Наиболее передовое для эпохи мировоззрение К. позволяло ему подымать мелкие факты текущего дня на высоту значительных обобщений.

Наряду с Некрасовым, Добролюбовым, Ломаном, Минаевым и др. К. проделал огромную работу по снижению и разрушению канонов дворянской поэтики. Специфически литературная полемика занимает не последнее место в сатирическом наследстве К. (напр. ряд откликов на юбилей П. Вяземского: «Стансы на будущий юбилей Бавия», «Эпитафия Бавию», «Граф - князю», «В гостях и дома» и т. д.). К. мастерски владел пародией, используя ее и для высмеивания разных общественных явлений и специально для сокрушения поэтики барства (см. напр. «Роковое недоразумение»).

Опираясь на опыт Беранже и на технику водевильных песенок, К. разработал жанр сатирического «куплета». К. искал острых стихотворных сатирических формул, к-рые врезались бы в память читателя, вошли в обиходную речь, плотно прилепились бы к объекту нападения. Это требование блестяще осуществлялось отточенным рефреном, хлестким каламбуром, неожиданной рифмой и т. д. Изобретательность К. в этом отношении была неисчерпаема.

Переводы К. (из Беранже, Гюго, Барбье и т. д.) сливаются с оригинальным творчеством в одно целое. Благодаря К. Беранже стал одним из любимых писателей разночинной интеллигенции. Несмотря на нередкие смягчения (из-за цензуры) и явное «обрусение» оригинала, переводы Курочкина из Беранже и сейчас сохранили значение.

В настоящее время К. представляет особый интерес как создатель злободневной газетной политической поэзии и первый блестящий мастер этого жанра в России.

Библиография:

I. Песни Беранже, перев. В. Курочкина, СПБ., 1858, изд. 6-е, 1874; Собр. стих. Василия Курочкина, СПБ., 1867; То же, новое дополненное изд., СПБ., 1869.

II. Миклашевский А., Дворянский полк в 40-х гг., «Русская старина», 1891, I; Трубачев С., Карикатурист Н. С. Степанов, «Исторический вестник», 1891, IV; Михайловский Н., Литературные воспоминания и современная смута, т. I, СПБ., 1900; Его же, Собр. сочин., т. III, Записки профана (Похороны В. С. Курочкина), изд. 3-е; Лемке М., Очерки по истории русской цензуры и журналистики XIX в., СПБ., 1904; Скабичевский А., История новой русской литературы, изд. 7-е, СПБ., 1909; Забытый смех («Поморная муза»), сатирический сб. «Беранжеровцы», № 1, сост. А. Амфитеатров, М., 1914 (Большая статья о Курочкине и избранные статьи); Ясинский И., Роман моей жизни, Л., 1926; «Н. Г. Чернышевский в донесениях агентов III Отделения», «Кр. архив», 1926, т. XIV; Скабичевский А., Литературные воспоминания, М., 1928; Лелевич Г., В. С. Курочкин, «Кр. новь», 1931, I. Рец. на «Песни Беранже»: Добролюбов Н., «Современник», 1858, XII, или Собр. сочин., т. III, Под редакцией Е. Аничкова; Водовозов В., «Биб-ка для чтения», 1858, т. 148; Талычева Т., Беранже и его переводчик, «Отечеств. записки», т. CXVII, 1862, IX.

III. Мезьер А., Русская словесность с XI по XIX ст. включительно, ч. 2, СПБ., 1902; Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, т. III, П., 1914; Владиславлев И., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, Л., 1924.

КУРОЧКИН Н. С.

КУРОЧКИН Николай Степанович (1830-1884) - поэт, журналист, переводчик, брат В. С. Курочкина. Писал под псевдонимами: Преображенский, Ефим Скорпионов, Пр. Вознесенский, Густав Ненадо, поэт Околодочный и др. В 1854 окончил Медико-хирургическую академию, с конца 50-х гг. окончательно оставил медицину. В 1861 был намечен к привлечению в о-во «Земля и воля», с 1862 состоял под секретным надзором в связи с делом о «лицах, обвиняемых в сношениях с лондонскими пропагандистами»; после покушения на Александра II просидел четыре месяца в Петропавловской крепости за связи с «государственными преступниками» и эмигрантами.

Еще гимназистом помещал переводы в «Пантеоне». Был деятельным сотрудником и членом редакции «Искры»; в 1861-1862 редактировал «Иллюстрацию», в 1865-1866 - «Книжный вестник» - список новых книг, который пытался превратить в боевой орган; в 1867 под его редакцией вышел «Невский сборник». К. вел также библиографический отдел в некрасовских «Отечественных записках», в разное время сотрудничал в «Русском мире», «Русском инвалиде», «Наблюдателе» и др. журналах.

К. переводил Джусти, Альфиери, Бодлера, Гюго, Г. Надо, Шевченко, Прудона («Искусство, его основание и общественное значение») и др.

К. примыкал к группе «искровцев», идеологически связанных с революционно-настроенной мелкой буржуазией и культивировавших сатирический фельетон; в этой группе он занимал второстепенное место. Его фельетон иногда своеобразно сплетается с «высокой» одой (напр. «Ода на современное состояние Франции»). Курочкин - автор ряда интересных пародий; его лирика бледна и неоригинальна.

Библиография:

I. Отдельных книг у Н. Курочкина нет; полная библиография его произведений также отсутствует. См. сб. I «Забытый смех» («Поморная муза»), Беранжеровцы, сост. А. Амфитеатров, М., 1914.

II. Мартьянов П., Дела и люди века, т. I, СПБ., 1893; Михайловский Н., Литературные воспоминания и современная смута, СПБ., 1900; Лейкин Н. А., в его воспоминаниях и переписке, СПБ., 1907; Лемке М., Очерки освободительного движения 60-х гг., СПБ., 1908; Масанов И. Ф., Русские сатиро-юмористические журналы, вып. I, Владимир, 1911; Скабичевский А., Литературные воспоминания, М. - Л., 1928; Шилов А. А. и Карнаухова М. Г., Деятели революционного движения в России, т. I, ч. 2, М., 1928.

III. Языков Д., Обзор жизни и трудов покойных русских писателей, вып. IV, СПБ., 1888, и вып. V, СПБ., 1889; Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, II, III, П., 1914.

КУРТЕЛИН

КУРТЕЛИН Жорж (Georges Courteline, 1858-1928) - французский писатель. Был одно время чиновником. Оставив службу, всецело отдался литературе и специализировался на юмористическом романе из быта французской казармы и жизни чиновничества («Les gaites de l’escadron», «Le train de 8 h. 47»). Юмор его весьма неглубок. К. не подмечал сложных социальных явлений, а скользя по поверхности, останавливался лишь на случайных гримасах и незначительных инцидентах современности. Он написал комедии: «La peur des coups», «La paix chez soi», «Le client serieux» и т. д. Несколько лет тому назад издал под довольно претенциозным заглавием сборник своих изречений («Философия Жоржа Куртелина»). В них наиболее полно отразилась его психология самодовольного мещанина: небольшая доза скептицизма, немного иронии, высокомерия и упоение растительной жизнью, ублаженной сытым обедом и бездумным досугом за чашкой кофе или игрой в карты. Таков смысл этой «философии». Всем угодить, всех позабавить - такова была цель лит-ой деятельности этого юмориста, к-рого усердствующая буржуазная критика сравнивала с Мольером. К. был членом Гонкуровской академии.

Библиография:

Поезд 8.47, изд. «ЗИФ», М., 1926; OEuvres completes, 8 vv., P., 1930.

КУРТУАЗНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Статья большая, находится на отдельной странице.

КУРЦ

КУРЦ Изольда (Isolde Kurz, 1853-) - немецкая писательница, дочь писателя Германа Курц. Р. в Штутгарте. Творчество ее принадлежит одному из течений неоромантизма и выражает психоидеологию мелкобуржуазной интеллигенции конца XIX в., выбитой из жизни растущим капитализмом и уходящей от реальной действительности в экзотику. Произведения К. насыщены мотивами Ренессанса с его культом освобожденной плоти, красоты и радости. Описание флорентинского Возрождения дает «Город жизни» (Die Stadt des Lebens, 1902), во «Флорентийских новеллах» (Florentiner Novellen, 1890) встают образы Лоренцо, воодушевленного искусством и красотой, и Савонаролы, демагога, религиозного фанатика и аскета. В «Итальянских рассказах» (Italienische Erzahlungen, 1895), Курц показывает современных ей итальянцев, к-рых она однако переодевает в костюмы эпохи Возрождения. Итальянская народная жизнь изображена в новеллах «Сапожник и портной» (Schuster und Schneider), «Пенза» (Pensa), «Счастливые номера» (Die Gluksnummern). Лирика Курц выражает интимные переживания (цикл стихотворений «Asphodill»). Для стиля писательницы характерны специфические черты неоромантизма, в особенности сатирические сентенции, переходящие в афоризм.

Библиография:

I. Gedichte, 1889; Phantasien und Marchen, 1890; Von dazumal, 1900; Fruttil di Mar, 1902; Unsere Carlotta, 1901; Gedenkblatt zu Bocklins Totenfeier, 1901; Neue Gedichte, 1905; Im Zeichen des Steinbocks (Aphorismen), 1905; Lebensfluten, 1907; Die Kinder der Lilith, 1908; Florentinische Erinnerungen, 1910; Der Despot, 1925; Die Stunde des Unsichtbaren, 1927.

II. Walzel O., Die deutsche Dichtung seit Goethes Tod, 1920; Soergel A., Dichtung und Dichter der Zeit.

КУРЬЕ

КУРЬЕ Поль Луи (Paul-Louis Courier, 1772-1825) - французский писатель, по преимуществу публицист. Блестящий стилист, К. лит-ой репутацией в значительной мере обязан своей переписке, к-рую он сам подготовил к печати; пользовался известностью также в качестве филолога-эллиниста (им были переведены на французский яз. «Дафнис и Хлоя», «Луциада, или осел» и некоторые фрагменты Геродота).

Публицистическая деятельность К., поставившая его в ряды наиболее выдающихся представителей французского памфлета, начинается лишь после Реставрации. Идеолог крупной промышленно-финансовой буржуазии, к-рая пришла к власти в результате революции 1830, К. выступает с 1816 как непримиримый борец против феодальной реакции во Франции. Среди политических памфлетов Курье на первом месте - «Петиция в обе палаты» (Petition aux deux chambres, 1816), «Простая речь Поля-Луи, шавоньерского виноградаря» (Simple discours de Paul-Louis, vigneron de la Chavonniere, 1821) и «Памфлет памфлетов» (Pamphlet dos pamphlets, 1824), в к-ром он даст теоретическое обоснование всей своей публицистической деятельности, останавливаясь на специфических свойствах памфлета как орудия классовой борьбы.

Библиография:

I Oeuvres completes, 4 vv., ed. A. Sautelet et Co, P., 1830 (нов. изд., 1837 и 1865).

II. Sainte-Beuve, Causeries du Lundi, v. VI, 1853; Albert P., La litterature francaise au dixneuvieme siecle, 1902; Andre L., L’assasinat de Courier, 1913; Goschet R., La vie et la mort tragique de P. L. Courier, 1914; Lelarge A., P. L. Courier, «Parisien», 1925; Sourian M., Histoire du romantisme en France, v. I, 1927.

КУСИКОВ

КУСИКОВ Александр (1896-) - поэт. Литературную деятельность начал в 1917; примыкал к группе имажинистов (см.). Творчество К. связано гл. обр. с периодом 1917-1922. За это время им выпущено свыше 10 книжек стихов и поэм, некоторые выдержали несколько изданий. К. - типичный поэт городской обывательщины, выбитый Октябрьской революцией из колеи и деклассировавшийся. Революция, воспринимаемая им как «положительное» (в смысле «буйства» и «хмеля») явление, в корне разрушает всякую устойчивость мировоззрения поэта: действительность предстает пред К. как хаос.

Мотивы крайнего пессимистического индивидуализма, одиночества, беспредметной грусти характерны для творчества К. Жизнь ощущается как «хрупкий мир уходящих мельканий». Большое место у него занимают религиозные устремления, служащие ему «выходом» из давящей сознание поэта действительности. «Молитва» всегда трактуется как средство самозабвения. Крикливые фразерские декларации полумистического характера, долженствующие по К. знаменовать в его творчестве «революционные» мотивы, то и дело сменяются мотивами крайнего внутреннего опустошения: «Я опять безразличный, безвольный. Грежу в сумерках на диване скомканном».

Другим видом ухода от действительности является неоднократно варьируемый К. мотив тоски по «родному Кавказу». Любовь, часто находящая себе место в тематике К., всегда дана как любовь больная. Эта болезненность, анормальность местами доходит у К. до садистского эротизма и даже порнографии, знаменующих полное психическое разложение. К концу творческого пути К. (1922-1923) все чаще и чаще слышатся мотивы усталости, старости («Лысею я, и взор мой холодеет»). Он признается в своей полной оторванности от живой действительности: «Я поэт журавлиный, от земли я далек». Революция, по К., в эти годы «растерянно стихает», в то время как поэт ожидал от нее и в дальнейшем «взбудоражения» его чувств. Характерен для К. и резко подчеркнутый антиурбанизм. Город, фабрика всегда для него непонятны и враждебны.

Библиография:

I. Сумерки, изд. «Чихи-Пихи», М., 1919; В Никуда, М., 1920; Имажинисты, М., 1920; Аль-Баррак, М., 1920 (и поздн. изд.), и др. Кроме этого - небольшие стихотворные брошюрки и коллективные сборники с участием Есенина, Шершеневича, Бальмонта.

II. Львов-Рогачевский В., Имажинизм и его образоносцы, изд. «Орднас», М., 1921; Ивнев Р., Четыре выстрела, М., 1921.

III. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия (1917-1927), т. I, Гиз, М. - Л., 1928.

КУТУЙ ГАДЕЛЬША

КУТУЙ ГАДЕЛЬША (1903-) - современный татарский поэт и драматург. Р. и воспитывался в буржуазной семье (сын фабриканта). Вступил в литературу в годы революции. В 1922 примкнул к литературному объединению «Сулф» (татарский «Леф»). В последующие годы занимался главным образом драматургией. К. является типичным представителем тех, кто сочетает «левые» фразы с явно правыми творческими методами и устремлениями. Он - автор таких националистических и мещанско-упадочнических пьес, как «Нянькя Джан», «Калфаклылар» и др. В поэзии К. также стремился сочетать явное подражание форме Маяковского с есенинскими упадочнически-пессимистическими мотивами. До последних лет Кутуй Гадельша считался попутчиком. Окончательно раскрылось классовое лицо К. лишь осенью 1930, после ликвидации подпольной литературной организации «Джидган», в образовании и работе к-рой он принимал активное участие. Эта организация ставила своей целью борьбу против политики партии в художественной литературе вообще и в развивающейся татарской пролетарской литературе - в частности.

КУЧИШВИЛИ

КУЧИШВИЛИ Георгий (1886-) - современный грузинский популярный пролетарский писатель и поэт. Происходит из бедной крестьянской семьи. Еще в детстве работал по найму. Литературную работу начал в годы реакции (1908). Первая его аудитория - жители рабочих районов и казарм. Вместе с бродячим музыкантом Курхули он ходит по дворам и селам. Курхули пел, а К. своими стихами будил в трудящихся массах революционный дух, чем справедливо заслужил имя народного певца. С самого начала Кучишвили определился как писатель революционно-демократического направления. Правда, его революционность часто носит народнический характер. Эти его народнически-общедемократические тенденции смыкались с явным оппортунизмом; в силу этого оказалось возможным достаточно длительное сотрудничество К. с меньшевиками в период трехлетнего господства их в Грузии. Но победа пролетарской революции в Грузии привела К. в лагерь пролетарской литературы без свойственных попутчикам из националистического лагеря колебаний. В настоящее время Кучишвили член ГрузАППа.

Стихи К., за исключением отдельных пессимистических нот, вызванных господством реакции после 1905, насыщены бодрым призывом к борьбе против царизма, призывом к осознанию необходимости этой борьбы. Песни его распевались революционерами, читались на нелегальных сходках. Своеобразие революционного движения в угнетаемых царизмом «окраинах» делало К. и певцом национального раскрепощения. Шовинизм меньшевиков, особенно резко проявившийся в эпоху их господства в Грузии, повлиял и на К., хотя в гораздо меньшей степени, чем на официальных меньшевистских поэтов. После победы пролетарской революции К. сумел освободиться от этого влияния.

Одной из больших заслуг К. является искание новых форм художественного стиля, близких массе; в области преодоления традиционной метрики ему принадлежит первое место среди рабочих писателей.

В своем творчестве Кучишвили пользуется фольклорными мотивами и символикой. Сильна в нем и романтическая струя. Революционный пафос часто переходит у Кучишвили в риторику. В последнее время поэт несколько отстал от творческого роста пролетарской литературы. В тематике его песен заметен поворот от повседневных задач социалистического строительства к отвлеченной лирике. Кучишвили работает и в области детской литературы.

Творчество Кучишвили - крупнейшего предшественника пролетарской литературы - несомненно займет большое место в истории литературы Грузии.

Библиография:

I. Собр. сочин., издано до революции; Стихи, Гиз, 1927; Стихи, изд. «Шрома», 1928.

II. Кикодзе Пл., Кучишвили - пролетарский писатель, журнал «Пролетарули мцерлоба», № 1; Буачидзе Б., Литература и современность; Томартели Ив., Статьи в журнале «Театри да Цховреба».

КУШНЕР

КУШНЕР Борис Анисимович (1888-) - современный писатель, член ВКП(б) с 1917. Перед войной Кушнер дебютировал в литературе книгой стихов «Семафоры». С 1918 - активный участник футуристического движения, ближайший сотрудник журналов «Искусство коммуны» и «Леф». С 1923 выступает как очеркист и принадлежит к числу наиболее выдающихся мастеров этого жанра. К. выпустил три книги очерков о Западной Европе и о Северном Кавказе (гл. обр. о колхозах Северного Кавказа). Основной пафос большинства этих очерков - пафос техники и машины. Точное знание машины, интимное ощущение всех ее особенностей и потребностей, глубокая любовь к ней, теплота и красочность в ее описаниях - ценные свойства очерков К., делающие его своеобразным поэтом машинной техники. К. далек от созерцательства и пассивного описательства. И техника Запада, и сдвиги в советской деревне воспроизводятся им под углом зрения задач технической реконструкции народного хозяйства СССР. Наблюдательность, всестороннее знание предмета, практическая направленность, яркая изобразительность придают очеркам Кушнера и познавательную и эмоционально-действенную ценность. Кушнер не забывает о классовых противоречиях и классовой борьбе, рассказывает о них. Однако тут он не достигает такой теплоты и красочности, такого высокого пафоса, как при описании машины. Рассказ К. о классовой борьбе суше, беднее, чем рассказ о технике. В результате техницизм, как часто бывает у лефовцев, заслоняет классовые противоречия, и техническая реконструкция отрывается от социальной. Статья К. «Причины отставания» («Красная новь», 1930, XI) сигнализирует опасности, связанные с отставанием пролетарской литературы от задач и темпов реконструкции, но в объяснении причин отставания и в намечении путей преодоления страдает обычными недостатками лефовского вульгаризаторства, литфронтовски окрашенного.

Библиография:

Сто три дня на Западе, 1924-1926, Гиз, М. - Л., 1928 (изд. 2-е, «ЗИФ», М., 1930); Южное сияние (Суховей), изд. «ЗИФ», М. - Л., 1929 (изд. 2-е, дополн и исправл., М. - Л., 1930); Джон-Дир и украинка, Повесть о станице Старощербиновская, «ЗИФ», М. - Л., 1930.

КУШНИРОВ

КУШНИРОВ А. (1892-) - еврейский поэт. Р. в местечке Киевской губ. Участвовал в империалистической войне, добровольцем вступил в Красную армию во время захвата Киева белополяками. Дебютировал в 1920 в еврейском комсомольском издании «Борьба против польской шляхты» стихотворением: «Опять пришел день опасностей». В 1921 был демобилизован; в этом же году выпустил книжечку стихотворений - «Стены» (Киев, 1921, изд-во «Лирика»), - проникнутых глубокой верой в революцию. Однако под влиянием деникинских и петлюровских погромов на Украине К. создает поэму национального отчаяния и скорби: «Поминальная» (Ascora, журн. «strom», 1923, № 2). В этой поэме он взывает: «Умри, умри, мой вопль, в небесах ты не будешь услышан». В 1925 К. выступает как один из инициаторов взрыва попутнического эстетского журнала «strom», объединявшего тогда почти всю еврейскую советскую литературу, и как организатор еврейской секции МАПП.

Вступление в МАПП знаменует для К. решительный разрыв с левопопутническим этапом. Он пишет рассказ «Дети единого народа» (опубликован в 1925 г. в сб. «Октябрь», М., изд. еврейской секции МАППа), в к-ром показал себя мастером насыщенной образами ритмической прозы и преодолел свою националистическую скорбь: дети-сироты разных национальностей во время гражданской войны чувствуют себя детьми единого борющегося за мировое освобождение пролетариата. Смена национальной скорби социальной верой знаменует отход К. от фатализма и отчаяния поэмы «Поминальная» к революционному активизму. Он пишет цикл стихов «Поезд», к-рый заканчивает призывом - «перевел дух - будет, пора в путь» - к завоеванию незавоеванных пяти шестых мира. В 1928 К. выпустил сборник «Brois», где «Поминальная», оставаясь изумительным поэтическим памятником пройденного К. пути, одиноко стоит среди циклов «Зов», «Стены», «Верность», «Поезд», проникнутых бодростью и активизмом Октября. В 1928 К. написал драму «Гирш Леккерт» (русск. перевод Э. Д. Багрицкого, Гиз, 1930), посвященную еврейскому рабочему, к-рый стрелял в 1902 в виленского губернатора фон-Валя, подвергшего порке участников первомайской демонстрации. Верное понимание К. социально-классовых сил, определивших борьбу и героическую личность Леккерта, придает драме особую художественную убедительность. Драма ставится в Минском и Харьковском госетах. Кроме того К. перевел на еврейский яз. «Выстрел» Безыменского. Этапы развития К. от националистической поэмы «Поминальная» (от к-рой он письмом в еврейскую газету «Октябрь» зимой 1929 отказался) через глубоко революционные стихи «Brois» - к пролетарской драме «Гирш Леккерт» доказывают с особой убедительностью, что от творческих усилий поэта, вошедшего в литературу попутчиком, в значительной степени зависит возможность соединения пути художника с путями революции.

Библиография:

Литваков М., In Umruh, т. II, М., 1926; Нусинов И., Вступительная статья к русскому переводу драмы «Гирш Леккерт», Москва, 1930

КУЩЕВСКИЙ

КУЩЕВСКИЙ Иван Афанасьевич (1847-1876) - русский писатель 70-х гг. Псевдонимы - Хайдаков («Отечественные записки»), Новый критик («Новости»), «Не поминайте лихом» («Новости»). Р. в Ачинске, Енисейской губ. Первоначальное образование получил в барнаульском Горнозаводском училище; затем перешел в томскую гимназию. В 1864 или 1866 (сведения разноречивы) прибыл с караваном золота в Петербург. Сильно нуждался, добывал средства к жизни физическим трудом. Работал на патронной фабрике, отливальщиком на чугунолитейном заводе, матросом, грузчиком.

Литературную деятельность (небольшие очерки) начал в «Искре» (рассказ «Постоялый двор»), в газетах «Петербургский листок», «Народный голос», «Деятельность». Крайняя материальная необеспеченность затрудняла развитие художественных способностей К. Помогло несчастье: таская поздней осенью кули на Калашниковской пристани, К. упал в воду и сильно простудился. Больничная обстановка и героические усилия самого писателя дали ему возможность окончить начатый роман. «Здесь (т. е. в больнице), - писал К. в Литературный фонд, - я продаю больничные порции, чтобы покупать свечи; часто сижу голодный и работаю. Но дело подвигается вперед слишком медленно, вечера темные, денег не хватает на свечи».

В ноябре 1870 роман «Николай Негорев, или благополучный россиянин» был окончен и напечатан в первых четырех номерах «Отечественных записок» за 1871. Роман создал К. известность (выдержал два изд.), т. к. в нем с большой художественной силой был поставлен один из жгучих вопросов современности: о буржуазном ренегатстве в конце 60-х годов части демократической интеллигенции. Циничному антиобщественному дельцу и индивидуалисту Негореву в романе противопоставлен образ идеалиста, почти юродивого - искателя правды Оверина. Социальные судьбы их так же различны, как и характеры: Негорев достигает спокойного буржуазного житья, Оверин идет на каторгу. Биографии других героев даны как разнообразные вариации биографий Оверина и Негорева. Подобное разделение героев романа не случайно. В рядах разночинной интеллигенции в эту пору происходила чрезвычайно быстрая классовая дифференциация. Не имея социально-экономической опоры, находясь под двойным прессом помещичьего государства, эта интеллигенция должна была итти или на службу к крепостникам и буржуазии, или в народ, где ее ждало необеспеченное существование, а часто и гибель. Многие выбирали первое и становились предателями демократического движения. В лице Негорева К. обличил благополучное житие такого ренегата. Однако принадлежа к экономически-низшему слою этой мелкобуржуазной интеллигенции, влача сугубо необеспеченную жизнь литературного пролетария, К. не противопоставил идеалу Негорева сильный демократический идеал. Ущербный образ полуидеалиста, полуюродивого Оверина в этом смысле вполне закономерен.

Свою литературную известность К. не упрочил: материальная нужда загнала его в фельетонисты. К. работал в «Сыне отечества», «Деле», «Дешевой библиотеке», «Пчеле», «Будильнике», «Петербургской газете» и мн. др. Кроме очерков, рассказов и фельетонов он вел в «Новостях» критические обзоры. Постоянная спешка плохо оплачиваемой газетной работы не позволила развернуться его несомненному таланту. Ряд рассказов К. свидетельствует не только о талантливости, но и о социально остром зрении.

В маленьких фельетонах, описывая маленьких людей, К. умел ярко показать лицемерие и никчемность так наз. великих реформ: «Бедная Лиза» (о женском труде), «Неизлечимый» (судопроизводство), «Самоубийца» (вопрос о податном сословии) и т. д; ядовито осмеивал уродливый купеческий и чиновничий быт («Начинающий паразит», «Драбанты», «Наши гласные», «Мы гуляем»), никчемную работу городских и земских организаций («Сеятель в пустыне», «Земский деятель») и т. д. Названные рассказы и сейчас еще читаются с большим интересом.

Библиография:

I. Полного собр. сочин. К. не имеется. Отдельно изданы: Николай Негорев, СПБ., 1872; То же, Гиз, М., 1923 (с предисловием А. Горнфельда); Маленькие рассказы, М., 1875; Неизданные рассказы, СПБ., 1882.

II. Ткачев П. (П. Никитин), Недоделанные люди, «Дело», 1872, II; Его же, Беллетристы-эмпирики, там же, 1875, III; Важные биографические данные в газ. «Сибирь», 1876, № 40; Горнфельд А., Забытый писатель, «Русское богатство», 1895, XI; То же, в сб. статей Горнфельда «О русских писателях», т. I, СПБ., 1912.

III. Мезьер А. В., Русская словесность с XI по XIX ст. включ., ч. 2, СПБ., 1902; Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, т. III, П., 1914; Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, Л., 1924.

КЭБЕЛЛ

КЭБЕЛЛ Джемс Бренч (James Cabell, 1879-) - американский писатель. После тщательного изучения генеалогии английских, французских, ирландских родов создал сюиту рыцарских романов. В «Beyond Life» (1919) К. дает свое поэтическое credo, уводящее поэта «от жизни в фантастический мир, возвышающийся над повседневностью». К. уходит в мир средневекового рыцарства, вымышленную страну Poictesme, к романтическим приключениям вымышленных героев с причудливыми именами и смешанной архаически-современной речью. Наиболее известная книга - сюиты «Jurgen» (1919) (на запрещении ее как аморальной настаивала американская цензура); в ней интерпретированы популярные мотивы средневековой поэзии, поиски волшебного меча и пр.

Другая серия новелл К., объединенных общими героями (генеалогист, поэт и др.) и вымышленным местом действия (американским городом, живущим по существу традициями рыцарства и «галантного» XVIII в.) - это «Eagle’s Shadow» (Тень орла, 1904), «The Cords of Vanity» (Струны тщеславия, 1909). «The Rivet in Grandfather’s Neck» (1915), «The Cream of the Jest» (1917), «Way of Ecben» (Путь в Экбен, 1929). Планы относительной реальности и подчеркнутой фантастики всегда смещаются в творчестве К.; оно насыщено аллегорией, построенной на специальных знаниях средневековья, не всегда раскрывающейся, не всегда и могущей быть раскрытой. Зыбкость, туманность, причудливость, искусственность - его отличительные черты.

Творчество К. - искусство пассивности, ухода от жизни, смакования слова, утонченной стилизации. Это искусство пассивных, рантьерских групп буржуазии. «Рыцарское» наполнение его романтики, изучение генеалогий - это, повидимому, дань отмирающим традициям южного плантаторского «аристократизма».

Библиография:

Walpole H., The art of Cabell, Mc. Bride, N. 1924; Baldivin Ch. C., The men who make our novel, Dodd, Mead and Co, N., 1925; Beach J. W., The outlook for American Prose, Chicago University Press; Doren K., van, J. B. Cabell, R. Mc. Bride, N.-Y., 1925; Moncken H. L., J. B. Cabell, Mc. Bride, N.-Y., 1927.

КЭЙН

КЭЙН Томас Генри Холл (Thomas Henry Hall Caine, 1853-1925) - английский новеллист и драматург; по специальности архитектор; вначале сотрудничал в американских журналах либерального направления, позднее, переехав в Лондон, выступал там как литературный критик, затем как новеллист. От новеллы сентиментальной - к новелле реалистической и обличительной - таков путь К.; начав с бытовых зарисовок, он через несколько лет перешел к синтетическим художественным новеллам, носящим название социальной хроники («Христианин», 1897, «Вечный город», 1901, и «Белый пророк», 1908). В первых двух новеллах К. выступает против догматизма религии (они подверглись запрещению цензуры), в последней - резко критикует нравы английской армии. Некоторые из новелл («Христианин», «Судья» и др.) были переработаны К. в драмы. К. написал также свою автобиографию «Моя повесть» (My story, 1908), к-рая дает богатый материал для изучения английской лит-ой среды конца прошлого столетия. К. выражает настроения мелкобуржуазной интеллигенции начала XX в. Рост капитализма и мировая война отразились в его творчестве колебаниями между критикой буржуазного общества и солидаризацией с ним, между пацифистским идеализмом и патриотическими выступлениями во время войны.

Библиография:

I. Кроме перечисленных: The Prodigal Son, 1904; The drama of 365 days, scenes of the Great War, 1915; The woman Thou gavest me, 1913; Britain’s daughters, 1916; The Iron Hand, 1921; The Master of man, 1921; Собрание сочинений, 1921.

II. Kenyon, Hall Caine, the man and the novelist.

КЭЛЛЭМ

КЭЛЛЭМ Ридгуэлл (Ridgwell Cullum, 1876-) - современный английский писатель, автор ряда авантюрных романов, действие к-рых развертывается неизменно в Канаде. Они посвящены ковбоям, разбойникам, контрабандистам и т. п. Уход от действительности в экзотическую романтику канадских прерий, весьма характерный для творчества К., и является в сущности своеобразной формой пассивного протеста против капиталистического строя, столь обычной для писателей оппозиционно настроенных слоев мелкой буржуазии.

Библиография:

Чортово болото, изд. «Мысль», 1925; Ночные всадники, изд. «Мысль», 1926; Нарушители закона, изд. 1925; «Мысль», Л., 1926; The Way of the Strong, 1914; Law of the Gun, 1919; The Man in the Twilight, 1922; Riddle of Three Way Creek, 1925.

КЭМПБЕЛЛ

КЭМПБЕЛЛ Томас (Thomas Campbell, 1777-1844) - английский поэт; происходил из знатного, но обедневшего аристократического рода. Дебютировал поэмой «Радости надежды» (Pleasures of Hope, 1799), в к-рой резко восстал против ужасов войны и раздела Польши, чем сразу приобрел широкую известность. Много путешествовал по континенту, где познакомился с немецкой романтической философией и литературой. Примыкал к романтикам, но романтизм у него слабее выражен, чем у других поэтов этой группы. Вначале либерал и сторонник Великой французской революции, он перешел к воспеванию военной мощи Британии и стал в ряды патриотов и консерваторов, к-рых так глубоко презирал Байрон. Все творчество К. проникнуто мировоззрением мелкого буржуа, пытавшегося вначале проявить свою классовую самостоятельность, но потом ставшего на путь приспособления к взглядам и интересам крупной буржуазии. Баллада «Уллин и его дочь» переведена Жуковским.

Библиография:

I. Complete poetical works, ed. with notes by S. L. Robertson, Oxford, 1907.

II. Life and Letters of Thomas Campbell by W. Beattie, 1840; Literary reminiscences by Cyrus Redding, 1859; Cuthberg Hadden, Famous Scotts, 1900.

КЭННАН

КЭННАН Джильберт (Gilbert Cannan, 1884-) - английский новеллист и критик. Получил юридическое образование. В его первых новеллах сказалось сильное влияние С. Бутлера, Ромэн Роллана (он перевел на английский яз. «Жана Кристофа»). Новеллы К. разоблачают ханжество и самодовольство английской буржуазии и выражают протест против механизации жизни, сводимой к мюзик-холлу. К. - мастер изображать бытовые детали; особенно подробно останавливаясь на детстве своих героев, предпочитает индивидуальным портретам портреты целой семьи - «Прекрасные люди» (Pretty Men), «По закоулкам» (Round the corner, 1913). Наиболее удачны его новеллы «Мендель» (Mendel, 1916), «Окольными путями» (Debious Ways, 1910).

К. - выразитель психоидеологии мелкобуржуазной радикальной интеллигенции, но, как и большинство писателей этой группы, не умеет делать выводов и остается в рамках мелких зарисовок.

Библиография:

I. Little brother, 1912; Old mole, 1914; Pink roses, 1919; Dugs and peacocks, 1920; The release of the soul, 1920; Sembal, 1922; Seven plays, 1923.

II. Manly, Contemporary british literature, 1922; Brimley J., Some contemporary novelist men.

КЭННИНГАМ

КЭННИНГАМ Аллэн (Allan Cunningham, 1784-1842) - шотландский поэт. Сын садовника, К. вырос в трудовой деревенской среде, с ранних лет работал каменщиком. С 1810 жил в Лондоне и занимался лит-ой работой. Кэннингам принадлежал к крестьянской школе поэтов («The Peasant School»), продолжавшей традиции Бэрнса (см.). Выходцы из трудового шотландского крестьянства, эти писатели противопоставляли уходящей аристократической культуре простоту, непосредственность чувств и реализм. В своем творчестве К. часто исходит от образцов шотландского фольклора, подражает также «Оссиану». Его баллада «A wet Sheet and a Flowing Sea» очень популярна среди английских моряков. Кэннингам написал сельскую поэму «The Maid of Elwaz» (1833), несколько романов; есть у него и чисто интимная лирика.

Библиография:

I. Traditionary Tales of the Peasantry, 1822; Sir Marmaduke Maxwell, 1822; The Songs of Scotland, 1825; The Maid of Elwaz, 1833; Lives of the most Eminent British Painters, Sculptors and Architects, 1828-1833; Poems and Songs, 1847.

II. Hogg, Life of Allan Cunningham, 1875.

КЭНФИЛЬД

КЭНФИЛЬД Дороти - см. Фишер-Кэнфильд Дороти.

КЭРВУД

КЭРВУД Джемс Оливер (James Oliver Curwood, 1878-1927) - популярный американский романист. Р. в штате Мичиган в США; детство провел на ферме. Прослушав лекции в университете, занялся репортажем, но после семилетней работы в газете порвал с журналистикой. С 1908 издал около 25 романов, создавших ему широкую известность не только в США, но и во Франции и в нашем Союзе. Место действия большинства произведений Кэрвуда - дальний Север. Заимствовав у Джека Лондона его преклонение перед героической работой пионеров Севера, К. подменил романтику борьбы с природой, - крайне характерную для Лондона, - авантюрной тематикой, для которой условия жизни на Севере являются только фоном. Такой весьма упрощенный подход писателя к «романтизму Севера» обеспечил его романам популярность у мещан Нового света. Городской мелкий буржуа, к-рому время от времени скучно бывает за конторкой, является самым усердным читателем К. В далеких от городской цивилизации краях, прельщающих мещанина своей романтизированной первобытностью, разыгрываются мелодрамы, устраиваются автором погони, по законам американского кино, и развертываются душевные трагедии - по стандартам ходких психологических романов. Художественные средства К. крайне бедны: в романах всегда участвуют негодяй и положительный герой, девушка с прекрасной душой; добродетель, как полагается, торжествует, а порок наказуется. Ни характеров, ни типов он не дает, ограничиваясь демонстрацией масок, хорошо известных американским еженедельникам. Язык Кэрвуда - на уровне остальных изобразительных его средств.

Библиография:

I. The Courage of Captain Plum, 1908; The Wolf Hunters, 1908; The Great Lakes, 1909; The Gold Hunters, 1909; The Danger Trail, 1910; The Honor of the Big Snows, 1911; The Valley or Silent Men, 1911; Flower of the North, 1912; Isabel, 1913; Kazan, 1914; God’s Country and the Woman, 1915; The Hunted Woman, 1916; The Grizzly King, 1917; Barbee, Son of Kazan, 1917; The Courage of Marge O’Doone, 1918; Nomads of the North, 1919; River’s End, 1919; The Country Beyond, 1920; The Flaming Forest, 1921; The Alascan, 1923; A Gentleman of Courage, 1924; Plains of Abraham, 1928. Collected works, 12 vols., 1927. Почти все романы К. перев. на русск. яз., изд. «Мысль».

II. Мужчинкина М., Романы О. Кэрвуда, «Красный библиотекарь», 1929, № 3 (5). См. еще рецензии на отдельные переводы романов К.: Динамов С., «Книгоноша», 1926, № 8; Эйшискина М., «Печать и революция», 1926, № 3; Книгочет, «На литературном посту», 1926, № 2, и др.

КЭСЕР

КЭСЕР Уилла (Willa Sibert Cather, 1876-) - американская писательница. Начала свою литературную деятельность стихами («Апрельские сумерки», 1903) и рассказами, но затем перешла к роману, своему основному жанру. К. выражает настроения и идеологию мелкого американского фермерства. Отсюда - неприятие К. современной капиталистической Америки. Она против капитализма с его притупляющей эксплоатацией, но активного протеста у К. нет, она остается лишь объективным наблюдателем. Промышленный город - вне поля зрения К. Она - консервативна: капитализму и современной действительности она противопоставляет отживающий патриархальный уклад деревни, «бизнесмэнам» - людей творческой мысли: основные темы для своего творчества К. берет из жизни пионеров-земледельцев на Западе, первых переселенцев из Европы и Восточных штатов, и из жизни артистов, художников, музыкантов. Сила Кэсер в изображении характеров; сюжетные схемы ее романов очень просты. Герои К. стремятся к полному раскрытию заложенных в них возможностей. Теа Кронборг («Песня жаворонка», 1915), преодолевая косность деревенской среды, пробивает себе дорогу и становится знаменитой певицей. Антония Шимерда («Моя Антония», 1918) - наиболее выразительный у Кэсер образ женщины-иммигрантки; инстинкт материнства - основной движущий импульс ее жизни. Реализм К. сочетается нередко с романтикой.

В послевоенном творчестве Кэсер намечаются новые тенденции. Писательница обращается к текущим событиям. В «One of Ours» (Один из наших, 1922) К. пытается изобразить ужас мировой войны. В последующем произведении «Дом профессора» (1925) К. изображает одинокого талантливого ученого на фоне серой, неприемлющей его буржуазной среды. Для позднейшего периода творчества Кэсер вообще характерны мотивы одиночества и смерти.

Библиография:

I. April Twilights, 1903; The Troll Garden, 1905; Alexander’s Bridge, 1912; The Bohemian Girl, 1912; Pioneers, 1913; The Song of the Lark, 1916; My Antonia, 1918; A lost Lady, 1923; My mortal enemy, 1927; Denth Comes for the Archbishof, 1927.

II. Van Doren, Contemporary American Novelists.

КЮРЕЛЬ

КЮРЕЛЬ Франсуа де (Francois de Curel, 1854-1927) - французский драматург; обратил на себя внимание пьесой «Repas du Lion», в к-рой между прочим наиболее полно отразилось его классовое самосознание представителя крупной промышленной буржуазии. Эта пьеса является весьма типичной для эпохи зрелого капитализма; в ней довольно четко, несмотря на христианскую фразеологию, выдвинута воинственная идеология буржуазии, класса-хищника, отстаивающего свои права на эксплоатацию чужого труда. С точки зрения художественного оформления указанная пьеса, если не считать «La nouvelle idole», наиболее удачная из всех написанных К. пьес. Другие - менее сценичны и в большинстве случаев производят впечатление скучных трактатов и диалогов на психологические темы.

Библиография:

Луначарский А. В., Наконец-то, «Киевская мысль», 1914, № 12; Плеханов Г. В., Искусство и общественная жизнь, в сб. его статей «Искусство», изд. «Новая Москва», М., 1922, или в Собр. сочин., т. XIV.

КЮХЕЛЬБЕКЕР

КЮХЕЛЬБЕКЕР Вильгельм Карлович (1797-1846) - русский поэт из обрусевших немцев, мелкопоместных дворян. Учился в Царскосельском лицее вместе с Пушкиным. Позднее тесно сошелся с Грибоедовым. Уехав секретарем обер-камергера Нарышкина за границу, читал в Париже в 1821 лекции по русской литературе, прекращенные вследствие их «вольнолюбия» по требованию русского посольства. Стихи начал писать и печатать еще на лицейской скамье (с 1815). В 1824-1825 издавал вместе с В. Ф. Одоевским альманах «Мнемозину». За две недели до 14 декабря 1825 был введен Рылеевым в Северное о-во. Был на Сенатской площади с восставшими, покушался на брата царя. Предпринял побег за границу, но был опознан и арестован в Варшаве. Провел десять лет в заключении в крепостях, затем был сослан на поселение в Сибирь, где ослеп и умер от чахотки.

Высокая гражданская настроенность и националистические тенденции, свойственные некоторым декабристским кругам, понуждают К. - сперва ученика Жуковского и представителя «германического направления» в поэзии - выступить в начале 20-х гг. с требованием «сбросить поносные цепи немецкие». К. выдвигает лозунг «высокого искусства»; от «карамзинистов» - Пушкина и его друзей - уходит к классикам - «в дружину славян», определяя свою позицию в качестве «романтика в классицизме». Культ Германии и Жуковского сменяется в К. культом Державина. В противовес основному лирическому жанру эпохи - «изнеженной, бесцветной» элегии - К. призывает возродить «высокую» оду (статья «О направлении нашей поэзии, особенно лирической, в последнее десятилетие», «Мнемозина», ч. 2), «искусственно-тощему», европеизированному «жаргону» карамзинистов противопоставляет «варварский», но «богатый и мощный» «славяно-русский» язык классиков; героям байронических поэм, «слабым, отжившим для всего брюзгам» - носителей «силы» и «славы», героев трагедии. В своих «Аргивянах» К. дал образец высокой, «гражданской» трагедии, политически направленной на борьбу с «тираном». Литературная деятельность К. имела главным образом теоретическое значение. Художественная его практика неизменно, начиная с лицея, служила мишенью для насмешек, не всегда справедливых: кое-что из «попыток» К. вошло в литературу (так, он первый употребил в трагедии белый пятистопный ямб, к-рым написан пушкинский «Борис Годунов», и т. д.). Несомненный интерес представляет дневник К., в к-ром, по справедливому выражению новейшего исследователя, «законсервирована литературная атмосфера 20-х гг.». Незадачливая судьба К., созданного по меткому наблюдению Баратынского «для любви к славе и для несчастия», послужила для Ю. Н. Тынянова предметом художественной обработки («„Кюхля , повесть о декабристе», Л., 1925).

Библиография:

I. Шекспировы духи, Драматическая шутка, СПБ., 1825; Нашла коса на камень, Комедия, 1839; Собр. стих, декабристов, изд. Фомина, т. II, М., 1907; Полное собр. стих., М., 1908 (изд. далеко неполное и малоудовлетворительное текстологически); Ижорский, Мистерия, М., 1908 (изд. 1-е, СПБ., 1835); Обозрение российской словесности, сб. «Литературные портфели», Л., 1923; Поэты-декабристы, сб. Под редакцией Ю. Н. Верховского, Гиз, М. - Л., 1926; Дневник, Предисловие Ю. Н. Тынянова, ред., введ. и прим. В. Н. Орлова и С. И. Хмельницкого, «Прибой», Л., 1929.

II. Котляревский Н., Литературная деятельность декабристов, I, В. К. Кюхельбекер, «Русское богатство», 1901, №№ 3 и 4; Розанов И. Н., Кюхельбекер - Ленский, «Красная нива», 1926, № 6; Тынянов Ю. Н., Архаисты и новаторы, «Прибой», Л., 1929 (ст. «Архаисты и Пушкин» и «„Аргивяне , неизданная трагедия Кюхельбекера»).

III. Ченцов Н. М., Восстание декабристов, Библиография, редакция В. К. Пиксанова, Гиз, М. - Л., 1929.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV