Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "К" (часть 5, "КАТ"-"КИА")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "К" (часть 5, "КАТ"-"КИА")

КАТРЕН

КАТРЕН (франц. quatrain) - законченная по смыслу отдельная строфа из четырех строк. Метр и расположение рифм не канонизированы, но наиболее частая форма - «abba». К. появляется во французской поэзии очень рано: уже в «Jeu d’Adam» XII в. наиболее важные места текста выделены К. из десятисложников, встречаются К. и из александрийских стихов. Образец К. из восьмисложников дает напр. знаменитая «эпитафия» Вийона. Сжатая форма К. применяется для различного рода надписей, эпитафий, дидактических изречений; легко поддается она и эпиграмматическому заострению. Многочисленные образцы русского К. дают эпиграммы Пушкина, Соболевского и др. поэтов первой половины XIX в. Образцом неэпиграмматического К. может служить тютчевское: «Умом России не понять»...

К. или картетом (quartette) называются также четырехстрочные строфы сонета (см.) в отличие от трехстрочных терцетов (terzette).

КАТУЛЛ

КАТУЛЛ Валерий (87 - около 54 до христ. эры) - древнеримский поэт-лирик эпохи развития римского торгового капитала, приведшего к падению республики и победе цезаризма. Сохранилось 116 его стихотворений. Принадлежа (повидимрму) к средним землевладельцам Северной Италии, К. в поисках карьеры переселился в Рим и окунулся в легкомысленную жизнь молодежи родственных ему промежуточных социальных групп, экономически и политически теснимых крупной торговой буржуазией, делавшей «революционнную» политику. Среди них образовалась группа молодых поэтов «неотериков», культивировавших заимствованный из греческой «александрийской» поэзии жанр мелких лирических стихотворений. Этот жанр возник на почве развитого индивидуализма греческой буржуазии, в условиях шумной жизни большого торгово-капиталистического города и по форме был удобен для передачи мимолетных впечатлений и разнообразных переживаний поэта. К. - самый талантливый из этих «неотериков», иногда просто версификаторов. Часть его стихотворений (эпиграммы, памфлеты и др.) воспроизводит быт окружавшей его интеллигентской богемы с ее эротикой, пирушками, ссорами и дружбой. Та же эротика заполняет и основную массу стихотворений К., изображающих его роман с женщиной, воспетой им под именем Лесбии. Это была Клодия, сестра демагога Клодия Пульхра. Ее образ очерчен чрезвычайно реально. Часть произведений К. - резкие памфлеты против возвышающегося Цезаря и его сторонников. Социальные группы, теснимые растущим капитализмом и не сумевшие войти в русло капиталистического развития, не могли не быть в оппозиции к надвигавшемуся цезаризму. Разочарованный ходом событий в Риме, поэт, как видно по некоторым стихотворениям, отправляется на службу в Малую Азию, но и там не может угнаться за дельцами новой формации и возвращается к патриархальной жизни в свое поместье.

В самом типичном из его восточных стихотворений («Аттис») оскопивший себя молодой жрец Кибелы несется из культурного центра Малой Азии к «ледяным логовищам зверей» и «в бесплодные земли». В этом стремлении к бегству от культуры на лоно дикой природы ярко отразились романтическая разочарованность и внутренний разлад социальных групп, к к-рым принадлежал К. Он - яркий представитель нового сниженного реалистического стиля. Об этом свидетельствует тематика его произведений, размер стихотворений (чаще всего греческий одиннадцатисложник, близкий к разговорной речи), лексика, воспроизводящая живой городской жаргон. Многие поэты высоко ценили К.: Байрон, Гейне и др., у нас - Пушкин (ср. передачу 27 ст. К. «К мальчику»), Блок, Брюсов.

Библиография:

I. Русские стихотворные перев.: полный - А. Фета, М., 1886; перевод 87 стихотворений с введением А. Пиотровского, изд. 2-е, «Academia», Л., 1929; новое французское изд., перев. Lafaye, P. (Les belles-lettres); немецкое изд., Friedrich, Lpz., 1908.

II. Общий анализ: Ribbeck, Geschichte d. romischen Dichtung, B. I; Ф. Е. Корш, Римская элегия и романтизм, М., 1899.

КАУДЗИТЕС

КАУДЗИТЕС, братья (Матис, 1848-; Рейнис, 1839-1920) - крестьянского происхождения (Старо-Пебальгская вол., Лифляндской губ.). Работали там же в качестве сельских учителей. Авторы очень популярного в Латвии романа в трех частях «Эпоха землемеров» (Mehrneeku laiki, 1879), персонажи которого стали нарицательными. В нем нашли яркое отражение столкновение патриархальных этических и правовых норм и религиозных взглядов с нормами укрепляющихся в с. х. денежно-меновых отношений. Капиталистические отношения в деревне, чрезвычайно усилившие дифференциацию крестьянства, отображаются авторами с бичующим сарказмом и едким юмором во всей неприкрашенной наготе. С другой стороны, авторы любовно идеализируют образы, воплощающие патриархальные «добродетели». Положительные герои, еще сохранившие слабый отблеск революционных устремлений вырождающегося национально-революционного движения, - пассивно-одинокие и бессильные; они уже не заражают и не увлекают читателя.

Художественная и общественная ценность романа - в его сатире. С исключительно едкой сатиричностью выведены герои, усвоившие или усваивающие все «пороки» капиталистического общества. Комичные в своем внешне-напускном и смешном блеске городской культуры, лицемерящие даже перед богом, они отвратительны своим угодничеством, тупостью, рвачеством, мелочным эгоизмом и ничем не прикрытым «законным» хищничеством. Реалистическая струя, связанная с этими образами, разбавляется сентиментализмом, идеализацией отходящих в прошлое патриархальных отношений. Композиция романа построена на случайностях, характерных для немецких уголовных романов, из которых Каудзитес немало позаимствовали.

К., не видящим реальной силы, могущей повернуть колесо истории, остается надеяться только на случайность. Роман является выражением отчаяния и негодования средних слоев крестьянства, понявших, что недавние всенародные вожди «национального пробуждения» удовлетворились добытыми для верхушечных слоев привилегиями, лозунги национального революционного движения превратились в пустозвонную декламацию, а общественные дела и органы самоуправления - в места наживы и самодовольного хвастовства. В этом большая общественная ценность и историческое значение романа, авторы к-рого в дальнейшем ушли с литературной арены. Тем не менее после Нейкена братья Каудзитес по праву считаются основоположниками реалистического стиля в художественной латышской литературе.

Библиография:

Klaustinsch R., «Mehrneeku laiki», Riga, 1909; Upits A., Latweeschu jaunukas rakstneezibas wehsture, Riga, 1921; Seiferts T., Latweeschu rakstneeztbas wehsture, Riga, 1923; Klussais, Peesihmes par latweeschu ideologyas wehsturi, Mask., 1925.

КАФКА

КАФКА Франц (Franz Kafka, 1883-1926) - видный представитель пражской группы немецких писателей (Макс Брод, Густав Мейринк и т. п.).

К. написал 3 тт. романов и новелл; значительнейшие из них - частью незаконченные - были изданы только после его смерти (под редакцией Макса Брода). К ранним произведениям К. относится его новелла «Превращение», где главным героем является беспредельно одинокий человек. Позднее проблема одиночества ставится Кафка более конкретно. Так, в «Процессе» одиночество героя обусловливается его положением обвиняемого, в «Замке» - тем, что он чужак, и наконец в романе «Америка» неопытный юноша предоставлен самому себе в тяжелых условиях жизни современной Америки. Этим героям противополагается определенная социальная среда: мещанство, мелкая буржуазия в «Превращении», разные социальн. прослойки крупной и мелкой буржуазии и люмпенпролетариата в «Америке».

Противопоставление одинокого окружающему его миру дается К. так, что одинокий уступает напору среды; лишь в романе «Америка» представляется возможным противоположный результат. Пессимистическое отрицание действительности проявляется у К. главным образом в том, что более одаренная личность погибает и торжествует тупое и ограниченное мещанское окружение. К. можно считать выразителем психоидеологии нисходящего класса, точнее говоря, той его прослойки, к-рая находится в оппозиции к собственному классу. Это - представитель мелкобуржуазной интеллигенции эпохи империалистической войны. Кафка принимал участие в органах немецкого экспрессионизма - «Weisse Blatter» и «Aktion».

КАЦ

КАЦ Моисей Абрамович (1885-) - еврейский журналист-фельетонист, член ВКП(б).

С 1901 - член евр. нац. соц. партии (С. С). Журналистикой занимается с 1905. С 1906 по 1912 писал гл. обр. по вопросам профдвижения, в 1907 редактировал журнал «Profesionele Bawegung» в Вильне; напечатал несколько рассказов и переводил на еврейский яз. Рихарда Демеля, Гейне. При царском режиме был 9 раз арестован. В 1913 эмигрировал в Америку, где занимался лит-рой.

В 1917 вернулся в Россию, редактировал газету «Nay zait» в Киеве. В 1919 был редактором еврейского отдела Всеукриздата (Киев); с конца 1919 до середины 1926 - в рядах американской компартии, один из редакторов еврейской коммунистической газеты «Freiheit» в Нью-Иорке. В 1930 написал первую биографию Ленина на еврейском яз.; опубликовал ряд статей по еврейской лит-ре. С 1926 по 1928 писал фельетоны в «Эмес» и был редактором изд-ва «Школа и книга» в Москве; с 1928 - редактор евсекции Центриздата.

КАШАК

КАШАК - см. Кассак.

КВИТКА

КВИТКА Григорий Федорович (лит-ый псевдоним Грыцько Основьяненко) (1778-1843) - украинский писатель. Дворянин по происхождению, К. не был связан с поместьем и почти не имел собственных крепостных крестьян, жил на проценты с капитала и жалование. В классовом отношении К. явился типичным представителем обуржуазившегося дворянства, связанного культурой и традициями с дворянством, а экономическими интересами - с буржуазией. Отсюда сочетание реакционности его политических взглядов с передовыми (по сравнению с массой коренного имперского поместного дворянства) его взглядами на украинский яз. и лит-ру.

В истории украинской лит-ры К. занимает почетное место «отца украинской прозы»: своими «Малороссийскими повестями (1834-1837), рассказываемыми Грыцькой Основьяненко», оказал сильное влияние на всю последующую украинск. лит-ру. Старая украинская националистическая народническая критика (Ефремов) объявила Квитку «певцом закрепощенного, подневольного крестьянства», писателем, к-рый впервые ввел в мировую литературу крепостного как определенный лит-ый тип. На самом же деле К. в своих украинских повестях почти ни единым словом не упоминает о крепостном праве и мало касается экономического положения крестьянства. Его крестьянские типы по преимуществу принадлежат к так наз. вольному казачеству, государственным крестьянам, которые пользовались значительными привилегиями (вплоть до права иметь собственных батраков) и с дальнейшим развитием города постепенно переходили в мещанское сословие. В жанровом отношении К. дал образцы сентиментальной повести («Маруся», «Искренняя любовь»), пародийно-сатирической повести («Конотопская ведьма»), юмористического рассказа («Солдатский портрет») и т. д. Выдержанные преимущественно в сказовой манере, они имитируют стиль народного рассказа.

К. писал также и на русск. яз. В 1816 появился ряд его стихотворений и юмористических фельетонов в харьковских журналах «Украинский вестник», «Харьковский демократ». Позднее (в 1829-1830) появились две части его комедии «Дворянские выборы», к-рую некоторые современники (С. Аксаков, Н. Полевой, К. Ушаков) считали образцом русской самобытной комедии; комедия была запрещена к постановке. Несколько комедий, написанных одновременно с «Дворянскими выборами», успеха не имели. Одна из них - «Приезжий из столицы», - напечатанная лишь в 1840, по своему сходству с «Ревизором» Гоголя давала повод к неоднократным сравнениям обоих произведений и попыткам установить между ними генетическую связь. В течение 30-х гг. К. пишет задуманный весьма широко сатирический роман «Похождения Пустолобова», однако под влиянием цензуры К. постепенно выхолащивает сатирическую суть романа, пока наконец не убивает ее совершенно. Появившись в 1841, роман был встречен с недоумением и успеха не имел. Расцвет литературной деятельности К. приходится на 1838-1843, когда успех украинских повестей писателя дал повод к авторизованным русским переводам. Громадным успехом пользовался роман «Пан Халявский», давший в сгущенно юмористических тонах описание украинской старосветской жизни; роман этот до последнего времени выдержал 22 изд., и собственно лишь благодаря ему имя К. сохранилось в памяти русского читателя. Из других русских произведений К. можно отметить ряд историко-бытовых очерков и статей («Головатый», «Панна Сотниковна», «Украинские дипломаты», «1812 год в провинции» и т. д.).

В последние годы жизни писатель неоднократно пытался писать в духе натурализма («Знахарь», «Ярмарка» и т. д.). Современная критика относила К. к числу непосредственных предшественников Достоевского («Бедные люди»).

Особо следует упомянуть о деятельности К. как украинского драматурга. Большой популярностью пользовались его пьесы «Шельменко, волостной писарь», «Шельменко-денщик», «Сватання», до последнего времени ставящиеся на украинской сцене в провинции. Имя героя первой из них - пройдохи Шельменко - стало нарицательным. Следует также отметить драму К. «Искренняя любовь» (Щира любiсть) - была переведена Островским и ставилась на петербургской сцене.

Влияние К. наиболее сильно сказалось на творчестве ближайшего к нему поколения писателей 50-60-х гг., представителей так наз. «этнографической школы». Творчество А. Стороженка, М. Номиса, отчасти П. Кулиша и др. непосредственно связано с творчеством К. Позднее эта связь становится менее заметной, хотя и не исчезает совершенно.

Библиография:

I. Повiстi Григорiя Квiтка (Основьяненка), 2 тт., СПБ., 1858; Драматические сочинения Григория Квитки (Основьяненка), 2 тт., СПБ., 1862 (оба изданы Под редакцией П. Кулиша); Собр. сочин. Квитки, изданное харьковским губернским земством Под редакцией А. А. Потебни, 6 тт., Харьков, 1887-1894 (драматические произведения сюда не вошли); Твори, Под редакцией В. Бойко, тт. I, III, Киiв, 1918; Вiбранi твори (Избранные произведения), Под редакцией А. Шамрай, 2 тт., Киiв, 1928. В настоящее время Гиз Украины издает Под редакцией И. Айзенштока первое полное собрание произведений К., со вступительными статьями и примечаниями.

II. Данилевский Г. И., Украинская старина, Харьков, 1866 (первая полная биография писателя, не утратившая и в настоящее время характера первоисточника); С. Р. (Ускова), Григорий Квитка, Биографический очерк при IV т. его сочин., Под редакцией А. А. Потебни, Харьков, 1894; Плевако М., Г. Квiтка-Основьяненко, Харьков, 1916; Бойко В., Життя та лiтературна творчiсть Г. Квiткi-Основьяненка, «Твори», т. I, Киiв, 1918; Срезневский В. И., Г. Ф. Квитка и И. И. Срезневский, «Sertum bibliologicum в честь проф. А. И. Малеина», П., 1922; Айзеншток И., Г. Ф. Квiтка; Поговiп М. П., «За сто лiт», кн. II, ДВУ, 1928; Плетньов П. О., «За сто лiт», кн. V, ДВУ, 1930. Главнейшие историко-литературные работы о Квитке: Сумцов Н. Ф., Г. Ф. Квитка как этнограф, «Киевская старина», 1893, № 8; Богалей Д. И., Исторические повести и статьи Г. Ф. Квитки, там же; Горленко В., Живописец малороссийской старины, «Русский архив», 1895, № 4; Волков Н. В., К истории русской комедии. I. Зависимость «Ревизора» Гоголя от комедии Квитки «Приезжий из столицы», СПБ., 1899; Лященко А. И., «Ревизор» Гоголя и комедия Квитки «Приезжий из столицы», сб. «Памяти Л. Н. Майкова», СПБ., 1902; Батенов Н., Г. Ф. Квитка как вдохновитель Н. Гоголя. К вопросу о литературном заимствовании, Харьков, 1916; Плевако Н., О стиле и языке повести Г. Ф. Квитки «Маруся», Харьков, 1916; Айзеншток И., К вопросу о литературных влияниях (Г. Ф. Квитка и Н. В. Гоголь), «Изв. Отд. русск. яз. и словесности Акад. наук», т. XXIV, кн. I, П., 1919; Шамрай А., Шляхи квiтчиноi творчости, «Вiбранi твори», т. I, Киiв, 1928, Айзеншток I. Проти традицiи (Новiй Квiтка), «Критика», 1928, № 10; Фiнкель Ал., Майстернiсть «Конотопскоi вiдьмi», «Плуг», 1928, № 11; Зеров Микола, Квитка и пiзнiша украiньска проза, «Життя й революция», 1928, № 12, Айзеншток Р†., До соцiлогii повiстей квiтчиних, «Червоний шлях», 1928, № 12; см. также предисловие И. Айзенштока к изд. «Пана Халявского», Харьков, 1928. Итоги изучения Квитки подводит сб. Института Тараса Шевченко «Квiтка-Основьяненко», Харьков, 1929.

III. Баженов Н. М., Г. Ф. Квитка-Основьяненко (Библиографический указатель), «Изв. Отд. русск. яз. и словесности Акад. наук», т. XV, кн. I, СПБ., 1910; Тарновский Вадим, Г. Ф. Квитка-Основьяненко (1778-1928), Киев, 1928.

КВИТКО

КВИТКО Лейб (Leib Kwitko, 1895-) - современный еврейский поэт. С детства трудовая жизнь, полная нужды и скитаний. Ранние стихотворения К., вошедшие в его первую книгу «Trit» (1919), проникнуты романтическими настроениями, но и тут уже ярко проявляются пробуждающиеся в поэте, но еще не осознанные революционные устремления. Поэт сам называет себя «сыном плебса»; по словам еврейского критика поэт воплощает в себе «силу недифференцированного плебса, еще не знающего на ком и ради чего испытать ее» (Литваков). В поэме «In roytn sturm» (1919) поэт впервые формулирует свое активное отношение к революции, порывая с наследием веков и становясь нога в ногу с «гоем» (т. е. не-евреем) в общей борьбе за новое будущее. Волна петлюровщины, захлестнувшая кровью Украину, отразилась в творчестве К. книгой стихов «1919», рисующих жуткие переживания погромов. Эта книга, написанная им в эмиграции, проникнута националистическими настроениями. В дальнейшем К. все более приближается к осознанию революции и советской действительности, становясь в ряды левых «попутчиков».

Яркой отличительной чертой, характеризующей все творчество К., является своеобразная установка на народность, сказывающаяся как в речевой стихии поэта, так и во всем построении его образов. От фольклорного гротеска «ночного рынка» с его «черным бытом» (в раннем сборнике «Trit») К. приходит к ясности и бодрости детских стихотворений, собранных в книге «Ring in Ring» (1929). «Детские» мотивы занимают вообще большое место в творчестве К.; здесь К. дал непревзойденные в еврейской лит-ре образцы.

Последнее время К. пробует свои силы также в области прозы. После беглых фрагментарных очерков («Ba Riogrander Fel», 1928), рисующих революционную борьбу германского пролетариата в большом портовом городе, К. выступил с широко задуманным романом «Ljam un Petrik» (1930), в к-ром художественно суммирует «опыт» своего тяжелого детства.

Библиография:

I. Книги стихотворений: «Trit», Киев, 1919; «Grin Gros», Берлин, 1922; «1919», Берлин, 1923; «Ring in Ring», Харьков, 1929; «Gerangl», Харьков, 1929. Проза: «Ba Riogrander Fel», Харьков, 1928; «Ljam un Petrik», Харьков, 1930. К. принадлежит также ряд переводов с украинского, белорусского и других языков.

II. Dobruschin J., Gedankengang, Киев, 1922; Ojslender N., Weg-ajn, weg-ojs, Киев, 1924; Litwakow M., In Umru, т. II, М., 1926; Winer M., Wegn L. Kwitkos Kinderlider, «Di rojte Welt», 1929, № 2-3.

III. Reizen L., Leksikon fun der jid. Literatur, B. III, 2 Ausgabe, Вильно, 1929.

КЕВЕДО И ВИЛЬЕГАС

КЕВЕДО и ВИЛЬЕГАС Франсиско (Francisco de Quevedo y Villegas, 1580-1645) - испанский писатель. Р. в Мадриде в близкой ко двору аристократической семье.

К. - яркий выразитель идеологии деградирующего феодального дворянства, цепляющегося за остатки «доброго старого времени». Психоидеологией этой классовой группы обусловливается, с одной стороны, его тяготение к изысканному яз. и стилю, сделавшее его одним из крупных представителей прециозной поэзии (см.), с другой - сатирическое жало, направленное против измельчавшего и потерявшего сознание собственного достоинства дворянства.

Однако центром его творчества является плутовская новелла «История жизни жулика по имени Паблос, образца бродяг и зеркала пройдох» (Historia de la vida del Buscon llamado don Pablos, ejemplo de vagabundos y espejo de tacanos, 1626); новелла в сатирической, часто грубой и резкой форме, безжалостно клеймит разнообразные стороны испанской жизни. Столь же резкими сатирическими чертами отмечены и его «Видения» (Suenos, 1627). Большое значение в истории испанской поэзии имела и поэзия Кеведо, в которой любовная лирика и романс переплетаются с философскими сонетами и сатирическими пьесами. В поэзии, как отчасти и в прозе, К. является последователем консептизма (см. Испанская литература), против к-рого он теоретически борется; осуждая обилие латинских слов и мифологических имен у Гонгоры, он уснащает свои произведения изысканными эпитетами, утонченными метафорами, неожиданными сравнениями, сложными антитезами и каламбурами.

Библиография:

I. Obras completas, ed. M. Menendez y Pelayo, Madrid, 1897-1907 (изд. не закончено, вышло 3 тт.); Obras excojidas, p. E. Ochoa, P. 1842.

II. Морозов П. О., Испанский Вольтер, «Вестник Европы», 1883, XII: Merimee E., Essai sur la vie et les Ouvres de F. Quevedo, P., 1886; Soler C., Quen fue F. de Quevedo, Barcelone, 1889.

КЕГЕЛЬ

КЕГЕЛЬ Макс (Max Kegel, 1850-1902) - немецкий поэт, наборщик, активный работник соц.-дем. рабочей печати; основал первый соц.-дем. сатирический листок «Der Nussknacker».

К. - один из первых соц.-дем. рабочих поэтов; написал популярный в Германии «Марш социалистов». Стихотворения К. печатались в соц.-дем. рабочей прессе 80-х - 90-х гг., они собраны в сб. «Gedichte», серии «Deutsche Arbeiterdichtung», издаваемой Диетцом. Произведения К., как и других ранних рабочих писателей, еще мало самостоятельны. Замечается сильное подражание напр. Фрейлиграту. Революционность этих стихотворений еще очень неопределенна. Мещанские тенденции части рабочего класса и части германской социал.-демократии еще тогда сказывались в стихотворениях некоторых рабочих поэтов, в том числе и Кегеля. Мы часто встречаем у него наряду с революционными и мещанские религиозные мотивы, умаляющие революционную значимость поэзии Кегля.

КЕГЕН

КЕГЕН - см. Японская литература.

КЕЙРОШ

КЕЙРОШ Хозе Мариа, португальский писатель - см. Эса де-Кейрош.

КЕЛЛЕР

КЕЛЛЕР Готфрид (Gottfried Keller, 1819-1890) - немецко-швейцарский писатель, один из самых ярких представителей буржуазно-реалистического стиля периода утверждения капитализма в Германии. Сын токаря-республиканца, К. еще в 1839 выступал против поповско-реакционного переворота в Цюрихе. В 1840-1842 учился живописи в Мюнхенской академии художеств. В 1842 вернулся в Цюрих, где жил до 1848. Там он сблизился с немецкими политическими поэтами и писателями-эмигрантами (Л. Фоллен, Гервег, Фрейлиграт, Руге и др.). Принимая активное участие в политической борьбе между республиканско-либеральной буржуазией и иезуитской реакцией, К. выступает в качестве политического поэта. Его боевой лозунг: «Утверждение лит-ых байбаков, что злободневно-политические события не имеют настоящей поэтической ценности - ложь». В 1846 вышел первый сборник его политических стихов: кроме страстного пафоса в этих стихах уже намечается то жизнеутверждающее отношение к действительности, к-рое впоследствии стало основой творчества К. После победы его партии К. ушел от политически-злободневной тематики. Победившее буржуазно-либеральное правительство предоставило поэту стипендию, дав ему так. обр. возможность учиться с 1848-1850 в Гейдельбергском университете, где он слушал Л. Фейербаха и Гетнера. Эти, а также ближайшие проведенные в Берлине годы (1850-1855) являются решающими в эволюции К. от идеалиста и романтика, каким он был в период своего пребывания в Мюнхене, до материалиста и реалиста. Эта эволюция, типичная для части немецкой мелкобуржуазной интеллигенции, приспособившейся после 1848-1849 к победоносно развивавшейся на основе компромисса с реакцией буржуазии, находит свое отражение в значительнейшем романе К. «Der Grune Heinrich» (Зеленый Генрих - первая ред. 1854-1855, вторая, в корне изменяющая весь роман - 1879-1880). Герой романа - поэт и художник, принадлежит к «проблематическим натурам», столь характерным для предмартовской мелкобуржуазной интеллигенции, не способной к практической жизни. Но наряду с этим Генрих - представитель новой бюргерской идеологии, философского материализма, он решительно отвергает потусторонний мир и проповедует материализм Фейербаха. Во второй редакции, расширив роман (70 глав вместо 38), К. удалил романтически-субъективистические мотивы и превратил пессимистический конец первой редакции в оптимистический.

В 1851 К. издал второй сборник своих стихов, но скоро перешел от лирики и драмы (отрывок «Тереза») к новелле, к основному жанру стиля утверждавшей себя буржуазии (в сущности роман «Зеленый Генрих» также состоит из серии новелл, объединенных личностью главного героя). В 1855 он вернулся на родину в Цюрих, где служил 15 лет в должности городского писаря. В 1856 вышел первый том новелл «Люди из Сельдвилы» (Die Leute von Seldwyla); лучшие из них: «Romeo und Julia auf dem Dorfe», «Die drei gerechten Kammacher» и др.; новеллы эти, как и «Зеленый Генрих», отличаются богатством красок (современник Келлера, драматург О. Людвиг, сравнивает его новеллы с полотнами Тициана и Джорджоне), необыкновенной силой вымысла и реалистического изображения. В позднейших сборниках - «Семь легенд» (Sieben Legenden, 1872), «Цюрихские новеллы» (Zuricher Novellen, 1878) - объективно-реалистическое изображение окончательно торжествует над романтическим воображением. К. считается одним из лучших новеллистов в немецкой лит-ре (П. Гейзе называет его «Шекспиром новеллы»). Своего наивысшего мастерства К. достигает в сборнике «Семь легенд», где превращает католически-аскетические мотивы потустороннего мира в земные, материальные, жизнеутверждающие, исходя из той основной для его мировоззрения идеи, что атеизм лучше всего способствует поэзии и искусству и что, в противовес идеализму, отказ от мыслей о потустороннем мире послужит поэзии лишь на пользу. К. до конца своей жизни оставался верным идеалам либеральной просветительской буржуазии и материалистическому мировоззрению. «Наука, - писал К., - должна помогать народу переходить в действие. Когда философы не популяризируют своих открытий, тогда попы и мракобесы берут на себя эту работу и делают ее таким образом, что это служит лишь им самим на пользу».

Последний сборник стихов К. «Эпиграмма» (Das Sinngedicht, 1882) и большой исторический роман «Martin Salander» (1886), трактующий о борьбе двух поколений (отцов и детей), значительно слабее предыдущих его вещей.

Библиография:

I. На русск. яз.: Ромео и Джульетта в деревне, Повесть, СПБ., 1858; Знамя семи, Повесть из швейцарской жизни, «Русское богатство», 1881, II-III; Gesammelte Werke, 10 Bde, 1 Aufl., 1889-1890, подготовлено самим К.; Nachgelassene Schriften und Dichtungen, 1893; историко-критич. изд., Maync, 6 Bde, 1921-1922, Nussberger, 8 Bde, 1921, J. Frainkel, 10 Bde, 1927; G. Kellers Leben. Seine Briefe und Tagebucher, 3 Bde, hrsg. von J. Bachtold, 1892-1896 (нов. изд. 1915); Briefwechsel mit Theodor Storm, hrsg. von A. Koster, 1904; Briefwechsel mit Paul Heyse, hrsg. von Kahlbeck, 1919; Briefwechsel mit J. Widmann, hrsg. voa Max Widmann, 1922.

II. Аксельрод Ида, Готфрид Келлер, в кн. «Литературно-критические очерки», Минск, 1923; Brahm O., G. Keller, 1863; Koster A., G. Keller, 1899-1917; Baldensperger, G. Keller, sa vie et ses Ouvres, 1899; Huch R., G. Keller, 1904; Brunner P., Studien und Beitrage zu G. Kellers Lyrik, 1906; Waldhausen E., Die Technik der Rahmenerzahlung bei G. Keller, 1911; Witkop, G. Keller als Lyriker, 1911; Beyel F., Zum Stil des «Grunen Heinrich», 1914: Jaeggi Fr., G. Keller und Jean Paul, 1914; Beckenhaupt K., Die Entstehung des «Grunen Heinrich», 1915; Weinmann-Bischoff A., G. Keller und die Romantik, 1917; Leitzmann A., Die Quellen zu G. Kellers Legenden, 1919; Schaffner P., «Der Grune Heinrich» als Kunstlerroman, 1919; Spitteler K., G. Keller, 1920; Ermatinger E., G. Kellers Leben, Bde I-III, 1922; Enders C., G. Keller, 1921; Settelo P., Symbolische Kunst bei G. Keller, 1921; Gleichen-Russ A., Von G. Kellers Weltanschauung, 1921; Maync, G. Keller, 1923; Koster A., G. Keller, 4 Aufl., 1923; Neis E., Romantik und Realismus in G. Kellers Prosawerken, 1930.

III. Bachtold J., G. Kellers Bibliographie, 1897.

КЕЛЛЕРМАН

КЕЛЛЕРМАН Бернгард (Bernhard Kellermann, 1879-) - немецкий писатель. Р. в Фюрте, сын чиновника. Занимался живописью. Много путешествовал: Италия, Франция, Англия, Америка, Япония, Персия и СССР. В империалистическую войну был военным корреспондентом «Берлинер Тагеблатт».

К. - неоромантик. Мы находим у него все отличительные черты неоромантизма: культ личности, ее чувств и настроений и противопоставление ее обществу, отход от подлинной жизни в мир грез, психологических изломов.

В первом романе К. «Иестер и Ли» (1904) особенно выпукло изображена расслабленность копающихся в себе интеллигентов. Вместо психологического анализа дается только «настроение». Во втором романе - «Ингеборг», отмеченном сильным влиянием Гамсуна, много места уделено мотиву одухотворенной природы, к-рая служит зеркалом болезненных переживаний героя, преклоняющегося перед ее стихийными силами. Герой (князь) взят вне социально-классовой среды, но вся книга ясно говорит о его классовой природе. Против «опустошающих душу», «обескрыливающих» ее материализма и атеизма К. написал, подражая Достоевскому, роман «Der Tor» (1909, в русском переводе - «Идиот»), При явном сочувствии автора викарий Грау рассуждает здесь так: «Человечеству угрожает банкротство, если оно не вспомнит о самом ценном - душе. Несмотря на гигантский прогресс цивилизации, современному человечеству недостает самого главного - чувства. Оно потеряло пламенную веру средневековья, его углубленный мистицизм. Нет больше мощных движений, энтузиазма, возвышенных идеалов и нет мистерии, чувства». Мелкий буржуа, К., с его презрением к городу, не заметил «мощного движения» пролетариата, как он никогда не замечал борьбы классов. «Борьба» самодовлеющих личностей с самими собой, узко личные коллизии - вот исключительная сфера его внимания. Правда, в романе «Море» (1910), вдохновленном Стриндбергом, выражен некоторый протест против прогнившей буржуазной цивилизации, против чрезмерной эксплоатации масс. Среди бретонских рыбаков, тружеников моря, ведущих тяжелую и примитивную жизнь, поселился горожанин, бежавший от большого города, от всех условностей его культуры. В описании жизни рыбаков, моря и настроений, возникающих в этой обстановке у разочаровавшегося во всем горожанина, - суть всего романа. Пятый роман К. «Туннель» (1913) как будто выходит из узкого круга сугубо личных переживаний; в нем писатель впервые подходит к социальным проблемам. «Песней песней личности и культурной работы» называют это произведение. Но поэмы творческих достижений цивилизации все-таки не получилось. К. дал яркую картину развития индустриальной техники и достижений человеческого гения; последними писатель оправдывает жестокость поступательного движения капитализма. Фигура инженера Аллана все заслоняет. Стихийное волнение рабочей массы, к-рая дана лишь схематично, кончается ее смирением и покорностью. Даже в тех немногих своих произведениях, где К., отдавая дань требованиям времени, спускается с высот романтической мистики, христианского идеализма и неврастенической эротики, он нигде не дает образа живого рабочего. Не только рабочая среда, но и революционное (или хотя бы общественное) движение незнакомы ему, главное, психологически чужды. Масса, поскольку о ней упоминается в «Туннеле», обманываемая, эксплоатируемая, отчаявшаяся и погибающая, - всегда «чернь», а капиталисты - «богатство, власть, гений и смелость». К. преклоняется перед этими «всемогущими людьми, шествующими по земному шару, как призраки золота, созидающие и разрушающие», и дает идеализированный образ капиталиста, а рабочего превращает в автомат. Гимном капиталу как «самой великой державе мира» кончается книга Келлермана.

На империалистическую войну 1914-1918, в к-рой Германия потерпела крушение, К. отозвался романом «9 ноября» (Der 9 November, 1921). Построен он на сопоставлениях: праздная, веселая и себялюбивая жизнь так наз. высших кругов, - ужасы фронта, разорение и нищета в городах. Но это «здесь» характеризуется с большой художественной законченностью и выпуклостью, а «там» почти не изображается, за исключением нескольких небольших картин; о нем лишь напоминается в риторических вставках. Революционная среда представлена только эпизодической, нежизненной фигурой прорицающего юродивого из интеллигентов, мистика и пацифиста. «Картина революции в общем мало удалась К., представляя сюжет, непривычный для его таланта, ограниченного буржуазными тенденциями... Смысла Октябрьской революции он совершенно не понял» (В. Фриче). Конечно К. сочувствует идеалистическому представлению об освобождении человечества, но он нигде не высказывается против буржуазно-капиталистического строя и его основы - частной собственности. В годы инфляции и величайших потрясений К. выпускает роман, в котором даже эпоха не определена - роман на тему личной любви и отречения от нее («Случай из жизни Шведенклея», 1923). Если в «Ингеборг» эта сугубо личная тема местами звучала с силой неподдельной искренности, то через семнадцать лет она потеряла свою действенность. В революционную эпоху писатель увидел только уединившихся в свой сытый личный мирок богатых холостяков, вздыхающих о молодости. Поэт душевных изломов, болезненного (и ограниченного узко личными этическими переживаниями) альтруизма, К. наряду с образами слабовольных неврастеников всегда стремился дать также образ «сильной личности». Таковы, напр., его Мак-Аллан (роман «Туннель») и Хехт Бабенберг («Братья Шелленберг»). Но зыбкое психологическое построение последнего романа рушится: Венцель Шелленберг - олицетворение «здорового» эгоизма и деляческих инициативы и энергии - под влиянием раскрывшейся измены жены сдает свои позиции, «перерождается» и становится жалким продолжателем раньше так высмеиваемых им «реформаторских» планов своего брата. В рассказе «Die Heiligen» (Блаженные, 1922) К. возвращается к приемам своего первого периода, но написан он в ином идеологическом плане. «Блаженные» - мученики идеи-мечты, «чудаки», маниаки вселенской любви, несущие на себе крестную ношу альтруизма. Показательно «место действия»: поэт как бы хочет сказать, что истинная, бескорыстная и жертвенная любовь сохранилась только у безумных. Они - великомученики идеи альтруизма. Природа понимает их, ее сердце бьется созвучно с их чуткими сердцами. Совесть человечества укрылась в душах сумасшедших, превратив их в «святых». Только атмосфера глухого отчаяния и разочарования во всей буржуазной культуре могла породить подобное произведение. Однако решительно порвать с буржуазной цивилизацией, к-рая своим «бездушным машинизмом» убила «совесть человечества», писатель не может. И в этом произведении, как и в предыдущих, К. является типичным выразителем идеологии мелкой буржуазии, «одной стороной своей души» презирающей капиталистический мир, а «другой» - преклоняющейся перед ним. Эта «двойственность» писателя сказалась и на стиле его произведений.

По манере письма К. - импрессионист. Фактура стиля К. - музыкального характера. Он пишет короткими фразами, прекрасно владея ритмом слова. Созвучные гимны одухотворенной природы и одинокой, замкнувшейся в себе личности, живущей, поющей и страдающей в своем мире мечты и тоски, сливаются в элегическую симфонию мягких красок и нежных звуков, пронизываемых («Ингеборг») диссонансами страдания и боли. В «Иестер и Ли» и особенно в «Ингеборг» нет почти никаких событий, и центр тяжести не в совершающемся, а в том, как оно отражается в душе главного персонажа. Действие совершается в психике героя и только отсюда проецируется на внешний мир.

Но наряду с картинами реалистического импрессионизма К. прибегает и к символам. Непосредственное восприятие природы переходит у него в мистицизм, во «вселенское» чувство, богоискательство (Грау, «вдыхающий» бога, к-рый повсюду, и т. п.). В «9 января» он отдал дань экспрессионизму, перегрузив роман духами убитых, поднимающихся из могил, кошмарами и лихорадочными фантазиями. Главные и почти единственные персонажи в романах К., его «герои»: художник («Иестер и Ли»), князь («Ингеборг»), священник («Идиот»), инженер и капиталист («Туннель»), богатый архитектор («Шведенклей»), крупный предприниматель («Братья Шелленберг»), сумасшедший («Блаженные»).

Кроме романов К. написал две книги о Японии («Ein Spaziergang in Japan» и «Sassa Ioassa»), книгу о Персии, военные дневники - «Der Krieg im Westen» (1915) и «Der Krieg im Argonnenwalde» (1916) и пьесу «Die Wiedertaufer von Munster» (Мюнстерские перекрещенцы, 1925). Последняя трактует о религиозном коммунистическом движении в средние века. Характерно, что К. для изображения типов правдоискателей должен был обратиться к далеким временам.

Не являясь писателем революционным, К. лойяльно относится к СССР (он - член О-ва друзей новой России).

Библиография:

I. Все романы К. переведены на русск. яз. и имеются в различных изданиях.

II. Фриче В., Новейшая европейская литература, вып. I, М., 1919; Его же, От войны до революции, «Красная новь», 1921, № 2; Левман С., Рабочий в западной литературе, «На посту», 1923, № 4; Ма`ца И., Литература и пролетариат на Западе, М., 1927; Лукьяновский Б. К., Сб. «Иностранные писатели в школе», М., 1927; Wien A., Die Seele der Zeit, 1921; Stammler W., Deutsche Literatur vom Naturalismus bis zur Gegenwart, Bresl., 1924.

III. Тарсис В., Старцев И., Урбан С., Современные иностранные писатели, Гиз, М. - Л., 1930.

КЕЛТУЯЛА

КЕЛТУЯЛА Василий Афанасьевич (1867-) - современный литературовед. Родился в Кишеневе, Бессарабской губ., в семье кустаря. Учился в приходской школе, затем в гимназии, к-рую окончил в 1887. Окончил Историко-филологический ин-т в СПБ. С 1891 преподавал латинский яз., русский яз., русскую лит-ру в средних учебных заведениях в Петропавловске, а с 1895 в СПБ. В 1912 читал лекции по методике русской лит-ры на курсах по подготовке преподавателей средних школ. С 1919 до 1922-1923, т. е. до слияния с Ин-том им. Герцена, состоял профессором в Педвузе им. Некрасова в Петрограде. С 1923 и до настоящего времени состоит штатным профессором ЛГУ, возглавляя кафедру фольклора и русской лит-ры до XIX в. Основной и наиболее фундаментальной работой К. является его «Курс истории русской лит-ры до XVIII в.» в двух книгах (СПБ., 1906, и СПБ., 1911; первая в 1913 вышла вторым изд.). Сокращенный учебник для средней школы, написанный на основании этого курса, был отвергнут Ученым комитетом министерства народного просвещения. Автору вменялось в вину то обстоятельство, что он подходит к материалу с точки зрения «спорной» социально-экономической теории и в своих пересказах памятников иллюстрирует теорию исторического материализма. Работа К. по истории русской лит-ры вызвала сочувственный отзыв Г. В. Плеханова и ряд рецензий, в к-рых отмечалась близость К. к марксизму. Для того времени книги К. несомненно представляют выдающееся явление в истории русской науки о лит-ре. Подходя исторически к взглядам на историю русск. лит-ры, К. отверг «народническую» точку зрения, явившуюся, по мнению К., результатом не научного исторического исследования, а сложившуюся в процессе развития русской демократии в XVIII-XIX вв. Отвергая народническую точку зрения на русский литературный процесс, К. выдвинул, хотя и недостаточно четко, принцип классового деления русского общества. Отзывы на работу К. вызвали его злопыхательский по отношению к марксизму ответ, в к-ром он подчеркнул свое расхождение с экономическими материалистами в следующих пунктах:

1. Экономику он ставит не на первое, а на третье место,

2. публицистический момент выбрасывается им совершенно,

3. своим методом он провозглашает чистый объективизм.

Возражая своим рецензентам против зачисления его сторонником экономического материализма, К. конечно был прав, т. к., несмотря на все положительные стороны, его работа никак не может быть названа марксистской. Современное марксистское литературоведение сравнительно легко обнаруживает методологические недочеты трудов К.: отсутствие понимания лит-ры как идеологического отражения борьбы классов, неверное решение проблемы отбора материала, его классификации, чрезмерную описательность, эмпиризм и т. д.

Приближаясь к марксистскому литературоведению в период его начального становления, К. разошелся с ним впоследствии, от конкретных историко-литературных работ перейдя к изложению системы своих теоретических воззрений на литературоведение. Его «Метод истории лит-ры» - книга сугубо схоластическая. Проблема метода низведена К. до степени частичного и вспомогательного приема - он различает «методы» социально-генетический, формально-эволюционный, филолого-генетический и много других, эклектически сочетая их друг с другом. Идя в разрез с марксистским воззрением на поэтическое произведение как на специфическую образную форму классовой психоидеологии, К. трактует его как объект «воздействия» разнообразных внешних факторов. Теория факторов, с к-рой так ожесточенно боролись и будут бороться марксисты, воскрешена К. в наиболее плюралистической и механистической ее вариации.

Библиография:

I. Курс истории русской литературы, ч. I, кн. I, СПБ., 1906 (изд. 2-е, перераб. и дополн., 1913), кн. II, СПБ., 1911; Краткий курс истории русской литературы, СПБ., 1908 (то же, изд. 2-е, 1912), кн. II, П., 1915; Предмет, задачи и метод истории литературы, «Родной язык в школе», 1919, кн. I; Основы историко-материалистичсского подхода к изучению литературных произведений, там же, 1924, кн. VI; Историко-материалистическое изучение литературного произведения, Л., 1928; Метод истории литературы (Схема историко-литературного познания), Л., 1928; Слово о полку Игореве. Тексты, перевод, примеч. и объяснительные статьи, Гиз, М. - Л., 1928; Былины, тексты, примеч. и объяснительные статьи, Гиз, М. - Л., 1928 (изд. 3-е, 1930).

II. Гросман-Рощин И. С., Организованная путаница, «На литературном посту», 1926, № 7-8; Полянский В., Историко-материалистический метод проф. Келтуяла, «Печать и революция», 1926, № 8; То же, в кн. «Вопросы современной критики», М., 1927. Рецензии: Виноградова Н. в «Изв. отд. русского языка и словесности Академии наук», т. XI, СПБ., 1906; Сакулина П. Н. в «Вестнике воспитания», 1906, XIII; Яцимирского в «Русской школе», 1906, XI; Коробки Н. в «Русской школе», 1912, II, Нусинова И. в «Вестнике Комакадемии», 1927, кн. XX; Рогожина И. в «На литературном посту», 1928, № 6; Ларского Л. в «Читателе и писателе», 1928, № 10, и другие.

КЕЛЬТСКИЕ ЛИТЕРАТУРЫ

КЕЛЬТСКИЕ ЛИТЕРАТУРЫ - лит-ры кельтских народов (см. «Кельтские языки»). От лит-ры континентальных кельтов до нас ничего не сохранилось ввиду запрета записывать свои произведения, лежавшего на друидах и поэтах. Мы располагаем лишь свидетельством древних о том, что у галлов были какие-то космогонические и героические поэмы. Что касается лит-ры островных кельтов, то в XIX в. были сделаны две попытки их синтетической характеристики. Первая из них принадлежит Э. Ренану («La poesie des races celtiques», в «Essais de morale et de critique», 1859), к-рый считает главными свойствами кельтской поэзии абстрактность, кротость, пассивность, мечтательность. С другой стороны, Matthew Arnold («The Study of Celtic Literature», 1867) считает таковыми страстность чувств, фантастичность и меланхолию. Обе эти характеристики, содержащие некоторую долю истины (особенно - вторая), весьма односторонни и страдают отсутствием учета социальных условий, а также недостаточным знакомством с материалом. Островные К. л. распадаются на два периода - до реформации (период национальной независимости) и после (период порабощения Англией). В первый период, насквозь феодальный, литература носит ярко аристократический характер, так как профессиональные поэты и рассказчики (см. Барды), состоя на службе у королей и князей, выражают преимущественно их династические и националистические интересы. Господствующими жанрами в Ирландии являются эпос и история, в Уэльсе - лирическая поэзия. Основные особенности К. л. по сравнению с континентально-европейскими литературами той эпохи - национальная замкнутость (особенно в Ирландии), областной характер, прозаическая форма эпоса полное отсутствие драмы, обилие сатиры схоластическая виртуозность метрики, идущая нередко в ущерб содержанию, крайняя консервативность форм и стиля. Во второй период К. л. все более подвергаются влиянию европейских лит-р (больше всего английской), особенно в XIX в., когда в Ирландии и Уэльсе впервые начинают писать романы, а затем и драмы. Однако все эти произведения носят характер слабых, мало оригинальных подражаний, отмеченных тем же условным традиционализмом. Демократические тенденции можно изредка встретить лишь в устной народной лит-ре (сказки, песни), крайне развитой у кельтов. Бретонская художественная литература обоих периодов крайне скудна, а шотландская является сколком с ирландской (см. подробнее «Бретонская», «Валлийская», «Ирландская» лит-ры). Дважды элементы фантастики и чувстительности в К. л. повлияли на европейские лит-ры: в XII в., дав сюжеты для романов Круглого стола, и в XVIII в. - через посредство «Оссиана» Макферсона (ок. 1762).

Библиография:

Arbois de Jubainville, Litteratures celtiques, vv. 1-10, 1883-1901; Le Braz A., Theatre celtique, 1905; Tourneur V., Histoire des etudes celtiques, 1905; Zimmer H., Die keltischen Literaturen, в томе «Die romanischen Literaturen und Sprachen mit Einschluss des Keltischen», в серии «Die Kultur der Gegenwart» P. Hinneberg’а, Teil I, Abt. XI, I, 1909; Dottin G., Les litteratures celtiques, 1924.

КЕЛЬТСКИЕ ЯЗЫКИ

КЕЛЬТСКИЕ ЯЗЫКИ - одна из групп так наз. индо-европейских яз. (см.). Ближе всего К. яз. стоят к италийской группе, разделяя с нею ряд новообразований в морфологии. Что касается большой общности словарного запаса К. яз. с германскими, то она объясняется очевидно долгим культурным обменом, зависящим от древнего соседства этих народов. Распространение К. яз. шло параллельно с расселением кельтов, к-рые из своей первоначальной родины (между Рейном и Дунаем) проникли сначала в Северную Германию, затем около 800 до христ. эры - на Британские острова, около 600-х гг. - в Галлию, около 500-х гг. - на Пиренейский полуостров, около 400-х гг. - в область между Дунаем и Альпами, в Богемию и в Сев. Италию, а в III веке в Грецию и Малую Азию (галаты). Но всюду К. яз. смешивались с говорами туземного населения (среди к-рого завоеватели-кельты оказывались в решительном меньшинстве) и окрашивались их чертами. Это обстоятельство, в связи со скудостью дошедших до нас остатков континентально-кельтского яз. (на территории древней Галлии), мешает нам составить ясное представление о древних К. яз., относящихся к раннему периоду расселения кельтов и являвшихся несомненно уже в ту пору конгломератом диалектов, лишенным строгого единства. Но многочисленные следы К. яз. мы находим в европейской топономастике, напр. в названиях Рейна (Rēnos), Дуная (Danuuios), Вены (Vindo-bōna) и т. п. По-настоящему нам известны лишь островные К. яз., частично выжившие до наших дней (см. «Бретонский яз.», «Валлийский яз.» и «Ирландский яз.») и распадающиеся на две ветви:

1. гаэльскую (или гойдельскую) и

2. бритскую (или британскую, иногда, менее точно, называемую также кимрийской или кимрской).

К гаэльской ветви относится ирландский (или ирский) яз., а также шотландский (или эрский) и мэнкский, к-рые оба являются собственно диалектами ирландского; к британской ветви, охватывавшей до англо-саксонского завоевания (V в. христ. эры) всю Англию, принадлежат валлийский (или кимрийский) яз. и корнийский (вымерший в XVIII в. яз. английского Корнуолла) вместе с бретонским, к-рый является продуктом смешения и диалектального развития двух предыдущих на почве Арморики (французской Бретани).

Библиография:

О яфетидизмах в К. яз. см.: Марр Н. Я., акад., Из поездки к европейским яфетидам (Яфетический сборник, III); Holder A., Altkeltischer Sprachschatz, 1891 (этимологический словарь К. яз.); Stokes Wh. und Bezzenberger A., Urkeltischer Sprachschatz, 1894 (работа, сильно устаревшая; готовится новое, переработанное издание); Tourneur V., Esquisse d’une histoire des etudes celtiques, 1905; Pedersen H., Vergleichende Grammatik der keltischen Sprachen, 2 Bde, 1908-1913; статьи Zimmer H., в томе «Die romanischen Literaturen und Sprachen», 1909 (в серии «Die Kultur der Gegenwart» P. Hinneberg’а); Thurneysen R., Die Kelten in ihrer Sprache und Literatur, 1914; О нынешнем состоянии К. яз. см. ст. Zimmer’а H. в «Preussische Jahrbucher», тт. XCII (1898), XCIII (1898) и XCIX (1900).

КЕМАЛЬ-НАМЫК

КЕМАЛЬ-НАМЫК (1840-1888) - турецкий поэт, беллетрист и революционер. Р. в семье главного астронома дворца турецкого султана. Первые его стихи написаны в духе застывших канонов турецкой поэзии. Резкий поворот в творчестве К.-Н. совершается с его вступлением в политическое о-во «Ени-Османлылар» (Новые османцы), организованное военно-чиновничьей верхушкой османской империи. Это общество боролось за конституционный режим, за просвещенную монархию против восточно-мусульманского самодержавия, и К.-Н. как один из передовых представителей буржуазной мысли второй половины XIX в. вел активную борьбу с османским деспотизмом в рядах этого общества. Османское правительство всячески старалось изолировать К.-Н., высылая его в самые отдаленные губернии в качестве губернатора.

Наибольшего расцвета творчество К.-Н. достигло в годы его борьбы с самодержавием. В эти годы он редактирует революционную газету «Хуррийэт» (Свобода), издаваемую в Лондоне; активно участвует в газетах «Тасвир Эфкяр», «Мухбир», «Ибрет», «Хадика», «Дюжен» и т. д.

Образы родины, «национальной» героики и идея патриотизма являются основными в произведениях К.-Н. Почти все стихотворения последнего периода - роман «Джезми», пьеса «Ватан» и др. - насыщены этими идеями. Родина в опасности, враги (внутренний деспотизм и внешние интервенты) душат родину и нацию, - вот та картина страны, к-рая дается Кемаль-Намык. Как один из идеологов молодой турецкой буржуазии он бросает все свои силы на фронт борьбы за «свободу и родину». Отсюда его национализм, патриотизм, революционный энтузиазм; обращаясь к султану, Кемаль-Намык говорит: «Невозможно уничтожить свободу жестокостью и деспотией; старайся, если можешь, уничтожить разум у человечества». Но турецкая буржуазия встречается с яростным сопротивлением турецкого феодализма. Преследуется всякое новое начинание, запрещены слова «свобода», «революция»; вожди революционного движения беспощадно истребляются. Вдобавок революционное движение захватывает только верхи общества, совершенно оторванно от массы, от народа. Отсюда пессимизм, упадочничество у Кемаль-Намыка. Отсюда его обращение к богу, к духу.

Вообще для К.-Н. характерна двойственность, разрыв формы и содержания. Борясь в своей критической работе («Тахриби Харабат») со старой средневековой лит-рой и идеологией, К.-Н. в своих поэтических произведениях широко пользуется формами, образами, жанрами средневековой лит-ры. Это - результат разрыва между возможностью и действительностью у турецкой буржуазии второй половины XIX в. Отсюда и половинчатость, незаконченность революционности К.-Н. и его уход в историческую национальную героику. В этом отношении характерны его произведения «Джезми», «Девр-и Истила», «Барикай-и Зафер» и т. д., где К.-Н. изображает «героическое» прошлое турок.

К.-Н. в истории новой турецкой лит-ры известен как первый драматург и романист, поэтому совершенно справедливо наряду с Шинаси (см.) К.-Н. считают основоположником танзиматской лит-ры (см. «Турецкая литература) - первой фазы развития буржуазной лит-ры Турции.

Наряду с художественным творчеством К.-Н. занимался исследовательской работой в области экономики и истории. В этом отношении характерна его недописанная «Османская история», где Кемаль-Намык пытается дать научный анализ исторического процесса Турции.

Библиография:

I. Произведения К. (на турецком яз.): Ватан, Заваллы Чочук, Акиф-бей, Гюльнюхаль, Кара-Бела, Джелаледдин-Харезм-шах, Джезми, Интибах, Тахриб-и Харабат, Рея, Девр-и Истила, Барикай-и Зафер, Эврак-и Перишан, Книже Мухасарасы, Османли-Тарихи и много др. статей и стихов в газ-тах. «Тасвир-и Эфкяр», «Хуррийэт», «Мухбир», «Ибрет» и т. д.

II. Хикмет И., История турецкой литературы, т. I, ч. 1, Баку, 1925; Хабиб И., История новейшей турецкой литературы, Константинополь, 1926; Гордлевский, Очерки османской литературы, М., 1916.

КЕМП

КЕМП Гарри (Harry Hibbard Kemp, 1883-) - современный северо-американский писатель. Идеологически примыкает к радикально настроенной мелкобуржуазной интеллигенции. Автор двух автобиографических романов «Tramping on Life» (Жизнь в бродяжничестве, 1922) и «More Miles» (Многие мили, 1927), К. однако по преимуществу лирический поэт. Его лирика посвящена быту американских «трампов» (бродяг), она проникнута романтикой приключений; для нее показательна неопределенность положительных устремлений, характерная для деклассирующейся мелкой буржуазии; радикализм К. не выходит за пределы отрицания общепринятой буржуазной морали; все его искания ограничиваются этической сферой. Творчество К. - особенно в начале его деятельности - не было чуждо религиозного мистицизма: см. его драму «Judas» (Иуда, 1910) и стихи «The Passing God» (Проходящий бог, 1919).

Библиография:

I. Исповедь американца (Tramping on Life), Гиз, Л., 1926; The Cry of Jouth, 1914; Chants and Ballads, 1920; The Sea and the Dunes, 1926.

II. Тарсис В., Старцев И., Урбан С., Современные иностранные писатели, Гиз, М., 1930.

КЕННИ

КЕННИ Роуленд (Rowland Kenney) - английский рабочий писатель, автор книги рассказов «Котомка разносчика» (A peddlar’s pack, London, 1923). К. описывает только то, что проходит непосредственно перед ним, он подымается лишь до наивно-реалистического воспроизведения действительности. Но эмпиризм рабочего писателя резко отличается от эмпиризма в буржуазном стиле и не носит узко субъективного и случайного характера последнего. К. воспроизводит окружающее непосредственно, без обобщения, но поскольку он обращается к тем сторонам жизни рабочего класса, к-рые находятся в прямой связи с производственными отношениями и с положением пролетариата в буржуазном обществе - его очерки приобретают характер типического и социального изображения. Кенни почти не выявляет своего отношения к окружающей действительности, у него нет сознательного протеста против капиталистического строя, он ограничивается описанием обычной жизни рабочих-середняков, далеких от политики и в то же время вынужденных иногда выступать против буржуазии (рассказ «Стачечный девиз Кези»). В связи с неуспехом первого сборника рассказов К. перестал писать.

Библиография:

Пригвоздили, перев. П. Охрименко, изд. «Огонек», М., 1926. Один рассказ К. включен в сб. «Писатели Молодой Англии», перев. П. Охрименко, изд. «Огонек», М., 1930.

КЕПРЮЛЮ-ЗАДЭ

КЕПРЮЛЮ-ЗАДЭ Мехмед Фуад (1890-) - турецкий поэт, литературовед и историк. Впервые на лит-ое поприще выступил в качестве поэта. Его поэтическое развитие прошло все фазы от богемно-декадентской школы - «Фэджр-и Ати» (Заря грядущего) до национализма (пантуркизма) школы Зия Гёг-Алп (см.). Первые поэтические произведения К.-З. написаны в период революционного брожения, накануне крушения абдул-гамидовского режима, и отражают богемно-декадентские умонастроения либерально-буржуазной интеллигенции, неспособной выйти из противоречий своего социального бытия и классовой психологии. Следующий этап его поэтического творчества - резкий переход на сторону радикально-буржуазного национализма, действенной борьбы, просветительства и народничества. Национальная героика, шовинизм («Песня Мериджа», «Ямачларда Кавал» и др.), национальная мифология, с одной стороны, и народно-дидактическая, просветительская (стихотворный сборник о Ходжа Насреддине) - с другой, являются характерными чертами творчества Кепрюлю-Задэ данного периода, отмеченного совместной работой с Зия Гёг-Алп.

Наряду с поэтическим творчеством К.-З. занимался критикой и исследовательской работой в области истории тюрко-татарских лит-р и научного литературоведения. Именно своей научно-литературоведческой работой известен К.-З. не только в Турции, но и в Западной Европе и в Советском Союзе.

Первые научно-критические работы К.-З. относятся к изучению турецкого фольклора и древних форм искусства, лит-ры, быта и религии у турок. Наряду с этим он активно участвовал в борьбе современных ему творческих течений, защищая творчески-философскую платформу группы «Фэджр-и Ати», отстаивавшей теорию чистого искусства, свободного творчества и т. д. Основные идеи К.-З. последующего периода находятся в органической связи с социологической системой Зия Гёг-Алп. К.-З. ведет борьбу за «национальную» литературу. Эта литература с точки зрения К.-З. должна быть насыщена национальными идеалами, должна быть «национально-индивидуализированной»; К.-З. проповедует полнейшую «европеизацию формы», т. е. «техники» литературного произведения; но вместе с тем он настаивает на самобытности, национальном «духе» произведения; ибо форма в искусстве - это общая вненациональная категория, она - общечеловечна; содержание же, дух лит-ры и искусства, как полагает К.-З., по существу национально. Отмечая полнейшее непонимание этого вопроса современными турецкими писателями, К.-З. пишет: «Если бы наши романисты и поэты последнего времени не усвоили вместе с европейской техникой французский дух и нравственность, то современный турецкий роман не превратился бы в неуклюжий французский роман с переименованными на турецкий лад персонажами». В тесной связи с этим своим утверждением К.-З. выдвигает лозунг «национального» турецкого образа в литературе.

Идеология К.-З. получила свое яркое выражение и в его концепции истории тюрко-татарских лит-р. Общие литературоведческие предпосылки его целиком совпадают с социологией Зия Гёг-Алп. Культура - выражение «национального разума», а литература - часть этой культуры, «отражение национального духа и жизни» - основной тезис К.-З. Поэтому он целиком строит свои труды на основе историко-культурного метода. Этим и объясняется, что специфика лит-ры не существует для К.-З.; литература для него тождественна с наукой, моралью, политикой не только по содержанию, но и по форме. Кроме того для К.-З., так же как и для Зия Гёг-Алп, единственной исторической реальностью, обусловливающей возникновение и развитие лит-ры, является народ-нация, его дух и разум. «Лит-ра каждой нации может считаться самым верным зеркалом для показа национального духа и жизни». Поэтому задачу историка лит-ры К.-З. видит в «показе проявления национального разума в лит-ре». «Историк лит-ры должен стремиться к анализу и объяснению национального гения» во всех умственных проявлениях его.

Эти идеалистические предпосылки методологии К.-З. получают свое полное осуществление в его трудах. Лит-ру всех тюрко-татарских народов, начиная с якутов и кончая азербайджанцами и анатолийскими турками, К.-З. объявляет единой, органически цельной лит-рой единой нации - турок. К.-З. настаивает на таком изучении тюрко-татарских лит-р, к-рое исходило бы из тезиса «цельного единства» их и выявило бы закономерность развития и проявления в них турецкого национального духа. «Турецкая литература не может быть, до конца освещена до тех пор, пока она не будет изучена как одно, органическое целое, с учетом связей и соотношений всех турецких наречий от древних источников и до наших дней». Отдельные же национальные лит-ры узбеков, татар, башкир и т. д. объявляются К.-З. только «провинциальными ветвями всеобщей турецкой лит-ры».

Во втором издании своей «Истории турецкой лит-ры» К.-З. отмечает также существование лит-р отдельных групп и классов. Но и эти классовые различия по мнению К.-З. не переходят в противоположности идеологии борющихся классов, а сами, в свою очередь, представляют различные формы проявления единой национальной сущности.

Теория К.-З. явилась научным выражением турецкого национализма, пантуркизма в Турции после прихода к власти младотурок. Она по своей классово-политической направленности стремится к объединению эксплоататорских классов тюрко-татарских народов во главе с Турцией в единый халифат. Как и учение Зия Гёг-Алп, эта концепция стала знаменем всех реакционных слоев интеллигенции тюркских республик нашего Союза в их борьбе против марксизма. Необходимо отметить, что националистически-буржуазная интеллигенция в Азербайджане и других республиках (Мусаханлы, Эмин Абид и др.) пыталась соединить теорию К.-З. с марксизмом, несмотря на то, что сам К.-З. во многих своих работах, в особенности в статье о методе истории лит-ры, резко полемизирует с историческим материализмом. В настоящее время К.-З. живет в Константинополе, является профессором истории турецкой лит-ры Константинопольского университета, председателем Туркологического института, профессором философии Гейдельбергского университета, членом-корреспондентом Академии наук СССР. Из современных турецких ученых К.-З. выделяется симпатией к Советскому Союзу, к-рый он посетил несколько раз. Симпатия эта является выражением его пантуркистских тенденций в отношении тюркских народов нашего Союза.

Библиография:

I. Метод в истории турецкой литературы, журн. «Бильги», Константинополь, 1912, № 1. Тюрк Эдебийатында Ильк Мутасаввыфлар, 1919; История турецкой литературы, изд. 1-е и 2-е, Константинополь, 1920, 1926; История Турции, т. I, 1923; Тюркийят Меджмуасы, тт. I и II, журн. «Тюрк Юрду», «Ени-Меджмуа»; Литература сегодняшнего дня, Константинополь, 1924; Ходжа Насреддин Латифелер и много статей в журн. «Ени-Меджмуа», «Хаят», «Тюрк-Юрду» и т. д.

II. Хикмет И., История турецкой литературы, кн. IV, Баку, 1926; Хабиб И., История новейшей турецкой литературы, Константинополь; Гордлевский, Статья в «Известиях Общества изучения и обследования Азербайджана», 1926; Али-Назим, Против пантуркизма и кемализма в тюркском литературоведении, журн. «На рубеже Востока», Тифлис, 1930, №№ 5, 6 7; Hachtmann O., Die turkische Literatur d. XX Jahrh., Lpz., 1916; Hartmann M., Aus d. neueren osmanischen Dichtung, Mitteilung d. Seminars fur orientalische Sprachen, Abt. II, Berlin, 1916; Его же, Aus d. osmanischen Reiche, «Oesterreichische Rundschau», B. XLVI, 1916; Его же, статья в журн. «Der Islam», B. VIII, 1918; Его же, Dichter d. neuen Turkei, Berlin, 1919.

КЕРЖЕНЦЕВ

КЕРЖЕНЦЕВ Платон Михайлович (псевдоним Лебедева) (1881-). - Окончил историко-филологический факультет. С 1904 - член ВКП(б). Керженцев подвергался арестам и ссылке (Нижний Новгород, Вологда). Из ссылки бежал, около 6 лет работал нелегально, гл. обр. в Петербурге и Киеве. Сотрудничал во всех большевистских периодических изданиях той поры. В 1912 К. эмигрировал. Участвовал в заграничных организациях большевиков, корреспондировал в «Правду», «День», «Киевскую мысль» и «Летопись». После революции работал в «Новой жизни». С 1918 К. - ближайший сотрудник, а затем зам. редактора «Известий ВЦИК». В 1919-1920 - ответственный руководитель «Роста». Активный участник пролеткультовского движения. В 1920 - член мирной делегации, заключившей мир с Финляндией. В 1921-1923 - полпред в Стокгольме. В 1923-1924 работал в области Нога. В 1925-1926 - посол в Италии. С 1928 работает в ЦК ВКП (б) зам. зав. АППО. С 1929 - председатель бюро Секции, в 1930 - директор Института лит-ры, искусства и яз. Комакадемии, редактор журн. «Книга и революция», «Литература и искусство», зам. председателя Комакадемии. В настоящее время - управляющий делами Совнаркома СССР.

Кроме работ по вопросам ленинизма, газетоведения и Нота К. много писал по вопросам театра, лит-ры, лит-ой политики и культуры вообще. Его главная работа - «Творческий театр», написанная в 1917, вышедшая в 1923 пятым изд. и переведенная на несколько европейских яз.

К. играл крупную роль в выработке партийной позиции в вопросах лит-ой политики, правильно ставил вопрос о попутничестве. При подготовке резолюции партии о лит-ре (1925) К. выступал против Воронского и Троцкого. В отношении антимарксистской концепции литературоведения Переверзева К. не занял достаточно четкой линии и проявил в своей редакторской и руководящей работе в Комакадемии тенденцию примиренчества к этой концепции. После указаний партийной и литературной общественности К. решительно самокритически осудил свою позицию.

Библиография:

Революция и театр, 1918; Культура и советская власть, 1919; Среди пламени, Пьеса, 1921; К новой культуре, 1921; Творческий театр, 1923.

КЕРНЕР Т.

КЕРНЕР Теодор (Theodor Korner, 1791-1813) - немецкий писатель, романтик, один из представителей так наз. «патриотической» поэзии эпохи освободительных (наполеоновских) войн. В своих наиболее известных стихотворениях, посвященных войне (автор был ее непосредственным участником в войсках прусского короля) и объединенных в сб. «Leyer und Schwert» (Лира и меч, 1814), К., несмотря на насыщенность их идеей всеобщего «освобождения», выступает как выразитель дворянских тенденций немецкого романтизма. В популярную у романтиков «демократизированную», гл. обр. песенную форму К. заключает мировоззрение «христианина» и монархиста. Освобождение от наполеоновского ига представляется поэту как некая высшая форма свободы «вообще».

К. написал также ряд «аполитичных» лирических стихотворений (сб. «Knospen», 1810) и несколько драм и комедий. Из драм наиболее значительна «Zriny» (1812), к-рая может быть отнесена к его «патриотическому» творчеству, хотя автор использовал материал из венгерской истории.

К., как и вся группа «патриотических» поэтов, политически заостряет классовый характер «романтического» миросозерцания своей эпохи.

Библиография:

I. Тони, Драма в 3 д., перев. А. А. Шишкова, в кн. «Избранный немецкий театр», т. IV, М., 1831; Црини, Трагедия в 5 д., перев. Ник. Михайловского, Тифлис, 1832; То же, перев. В. Мордвинова, СПБ., 1847; То же, перев. Г. Аппельрота, «Пантеон и репертуар русской сцены», т. III, 1851, и др. изд.: СПБ., 1871 (изд. 2-е, Гербек, М., 1904); Розамунда, Трагедия в 5 д., перев. Ник. Михайловского, М., 1833; Гербель Н. В., Немецкие поэты в биографиях и образцах, СПБ., 1877 (здесь переводы стихотворений К., сделанные А. Фетом, Ф. Миллером, В. Жуковским, И. Чехом, и отрывки из «Црини», перев. В. Мордвинова, из драмы «Роковая встреча», перев. В. Крузе).

II. Белинский В. Г., Сочин., т. IV, СПБ., 1896 (отзыв о перев. «Црини» В. Мордвинова); Reinhard G. E., Schillers Einfluss auf Th. Korner, 1899; Burmeister L., Th. Korner, 1909; Strucker Z., Beitrage zur kritischen Wurdigung der dramatischen Dichtungen Korners, 1910; Berger K., Th. Korner, 1912; Jaden H., Th. Korner, 1913.

КЕРНЕР Ю.

КЕРНЕР Юстиниус (Justinius Korner 1786-1862) - немецкий писатель. Один из поздних второстепенных поэтов-романтиков так наз. «швабской школы» (Уланд, Шваб, Мерике и др.).

В своих лирических стихотворениях, балладах, романсах (в последних использованы обычные для романтиков мотивы средневековых преданий) К. в совершенстве овладел формами немецкой народной поэзии, осуществляя одну из важных тенденций немецкого романтизма, так наз. «народность» - «Volksthumlichkeit». Эти «демократические» тенденции, являющиеся по существу ориентацией немецкого дворянства на крестьянство, «народ» как опору феодального, дворянского государства, раскрываются в 1848: К. резко отрицательно относится к революции и «честолюбивым мечтам о народном суверенитете». Характерный для позднего романтизма интерес к «тайнам природы», к «потустороннему», сомнамбулизму, животному магнетизму и т. п. мы находим и у К. На эту тему им написаны: «Die Geschichte zweier Somnambulen» (1824), «Die Seherin von Prevorst».

Библиография:

I. На русск. яз.: Разлука, Стих., Родина, Стих.; Бес в Саламанке, Стих., см. у Гербеля Н. В., Немецкие поэты в биографиях и образцах, СПБ., 1877. Gedichte, 1826; Dichtungen in Vers und Prosa, 1834; Das Bilderbuch aus meiner Knabenzeit, 1849; Der letzte Blutenstrauss, 1852; Winterbluten, 1859.

II. На русск. яз. см. Брандес Г., Романтическая школа в Германии, в кн. «Главные течения литературы XIX в.», М., 1881 (и др. изд.). Heinzmann F., Justlnius Korner als Romantiker, 1918; Walzel O., Deutsch. Romant., B. I u. II; Huch R., Die Romantik, B. II.

КЕРР

КЕРР Альфред (Alfred Kerr, 1867-) (подлинная фамилия - Kempner) - популярный немецкий буржуазный критик последних 4-х десятилетий. Керр рассматривает лит-ую критику как равноценное лирике, эпосу и драме художественное явление и всю жизнь борется за признание критики четвертым поэтическим родом. Со своими едкими критическими заметками о театре и лит-ре К. выступил уже в 90-х гг., в эпоху господства натуралистической драмы; в противовес натуралистической критике, в частности Отто Браму, рассматривающему роль критика как «честного маклера» между писателем и публикой, К. выдвигает теорию «миссии» критика как равного писателю художника. По идеологии и стилю Керр критик-импрессионист; тонкими, изящными афоризмами, мгновенными впечатлениями, концентрацией мысли в удачных формулировках и лозунгах, самоуверенным обоготворением своего «я» К. откликнулся на все сколько-нибудь значительные события в области театра последних десятилетий (он сам называет себя «драматургическим анатомом»), относясь отрицательно к послеимпрессионистической драматургии.

К. сотрудничал в газетах: «Tag», «Berliner Tageblatt», в журнале «Neue Rundschau» и мн. др. Большинство его критических работ - 5 тт. собрания его сочинений («Die Welt im Drama») - посвящено театру, а последние два тома («Die Welt im Licht») - путевым впечатлениям и дневникам.

Библиография:

I. Gesammelte Schriften, 7 Bde, 1917-1920.

II. Mertens K., Die deutsche Literatur unserer Zeit, 1922.

КЕТЧЕР

КЕТЧЕР - см. Певодная литература.

КЕЧЕРЛИ

КЕЧЕРЛИ Феридун-бей (1863-1920) - первый азербайджанский критик-просветитель. Р. в г. Шуше, в семье карабахского помещика. Всю свою жизнь посвятил педагогической работе. К. принадлежит к просветительской интеллигенции, к-рая, происходя из либерально-помещичьей среды, объективно стала выразителем умонастроений тюркской буржуазии. Эта интеллигенция единственную надежду спасения для нации от царизма и глубоко вкоренившихся форм феодального средневековья видела в просвещении, в школе, в тенденциозной моральной лит-ре. Гани Задэ (см.), Молла Насреддин см.) и другие - в художественной лит-ре, Кечерли - в критике являются представителями этой интеллигенции.

Как первый критик и историк азербайджанской лит-ры К. был идеологом этого просветительского лит-ого движения конца XIX и начала XX в. Лит-ра для него - орудие просвещения и национального прогресса. Он призывал всех писателей и поэтов к осуществлению общенациональной цели. Писатель, по мнению Кечерли, должен быть учителем жизни, просветителем нации. С этой точки зрения Кечерли оценивал все историческое прошлое, объясняя возникновение драматургии или слабость прозы в тюркской литературе.

Критико-литературная концепция К. в целом, являясь просветительски-культурнической, крайне непоследовательна и противоречива. Выступая против средневеково-эротической лит-ры и выдвигая национально-просветительские требования и задачи, К. впадал в противоречие с самим собой, проповедывал религиозность, идею самобытности тюркской лит-ры. К. требовал, чтоб литература была чувством и разумом нации, верной защитницей самобытных обычаев, нравов и религии. Объясняя разницу между устной и письменной лит-рой, К. объявлял первую более совершенной, национальной, чем вторую, т. к. устная литература «сотворена... самой нацией, а письменная - отдельными личностями». Так. обр. К., представляя в конце XIX в. исторически прогрессивную идеологию, носил в себе зародыши реакционного регрессивного мировоззрения, к-рое политически выразилось в его активной вражде к советской власти и компартии в 1920.

В своей литературно-критической работе К. не поднялся до уровня понимания специфики художественного творчества, остался в рамках узкого биографизма, религиозно-националистической и мистической публицистики. Идеалистическая в корне методология К. не учитывала классового характера лит-ры и лит-ого движения. За К. большие заслуги в области собирания материалов по истории азербайджанской литературы и по собиранию народных песен и сказок. Критические произведения К. в настоящее время являются реакционными. Его пропаганда общенациональной, самобытной, религиозно-просветительской литературы не случайно поддерживается антимарксистскими силами в Азербайджане.

Библиография:

Литература азербайджанских татар. Тифлис, 1903; Материалы по истории тюркской литературы, 2 тт., Баку, 1925-1926; Балалара Хадзийэ.

КИАНТО

КИАНТО Ильмари (I. Kiento, 1874) - финский поэт и беллетрист. Сын пастора. Хорошо зная среду духовенства, К. во всех произведениях выступает против официальной церкви, против лицемерного христианства. Типичный представитель деклассированной мелкой буржуазии, потерявшей свою хозяйственную самостоятельность, К. ненавидит буржуазию и городскую культуру и ротивопоставляет ей идеал деревенской жизни, в к-рой видит спасение для мелкого собственника. Его первое произведение - повесть «По ложному пути» (1906), за к-рой последовало несколько сборников весьма сентиментальных стихов: «Песни гребца», «Маргарита» (1897-1900) и др.; в них К. созерцает весь окружающий мир с точки зрения своего ущемленного «я». В том же духе написаны его последующие прозаические произведения - «Нирвана», «Души весенней ночи», «Святая ненависть», «Святая любовь» и др. Резко отличается от них реалистическая повесть «Красная черта» (1909), где отображена жизнь бедняцких слоев неплодородного северного края в связи с их отношением к политической борьбе рабочего класса. Типичным мелкобуржуазным интеллигентом К. остался во время революции: протесты против власти, отрицательное отношение к буржуазии не помешали ему в 1918 встать в ее ряды и призывать к истреблению революционного пролетариата.

Библиография:

Kallio O. A., Suomalainen kirjallisuus, т. II, с. 189-192.

КИАЧЕЛИ

КИАЧЕЛИ Лео (1884-) - современный грузинский беллетрист. Вырос в дворянской семье. На лит-ое поприще вступил после 1905, принимая одновременно активное участие в социалистическом движении в Грузии. После целого ряда незначительных мелких рассказов К. выпустил большой роман («Тариэл Голуа»), рисующий эпизоды революционной борьбы грузинских крестьян в 1905 и представляющий удачную характеристику типичных представителей революционного движения того времени. Являясь в грузинской беллетристике первой попыткой художественного повествования о событиях 1905, роман Киачели сыграл крупную роль в смысле популяризации революционных идей в массах. В 1928 Киачели выпустил первую часть другого революционного романа «Кровь». Он охватывает период развития подпольной работы до империалистической войны. Здесь К. больше останавливается на отдельных революционных актах, чем на общей характеристике деятельности соц.-дем. организации в Грузии за указанный период времени. Большевистскую тактику борьбы автор выявляет нечетко и подчас неправильно. При этом К. обнаруживает свое «объективное» отношение к политике меньшевиков, предпочитая совершенно обходить важные моменты в их деятельности, чтобы не характеризовать эту деятельность как реакционную.

Библиография:

Сочин. Киачели на русск. яз.: Тариэл Голуа, Тифлис, 1927; Сокровища дочери старшины, Тифлис, 1927; Кровь, Гиз, М., 1930.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV