Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "К" (часть 6, "КИВ"-"КИР")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "К" (часть 6, "КИВ"-"КИР")

КИВИ

КИВИ Алексис (Alexis Kivi, 1834-1872) - финский писатель. Сын портного. К. слушал лекции в университете в Гельсингфорсе в течение нескольких семестров, позднее занялся лит-ой работой. В сравнительно молодом возрасте сошел с ума и умер нищим. К. известен как драматург, романист и поэт. Его пьесы - рагедия «Куллерво» (1864), комедии «Нуммисуутарит» (Деревенские сапожники), за к-рую автор получил государственную премию, «Венчание» (1866), трагедия «Беглецы» (1867), деревенская пьеса «Ночь и день» (1867), драма «Лэа» и др. положили основу финскому национальному театру. В 1870 вышел большой роман К. «Семь братьев», ставший классическим в финской лит-ре (переведен на шведский и немецкий языки).

К. - бытописатель жизни хуторян, батраков, деревенских ремесленников и бродяг. Произведения его свидетельствуют о большой наблюдательности автора, часто пронизаны юмором, но, несмотря на это, К. далек от критики капиталистического общества. Он - идеолог мелкого собственника-крестьянина. К. сделал подлинно-народный, реалистический, часто грубый крестьянский яз. языком лит-ры. На его произведениях все еще учатся финские писатели. Его рассказы читаются во всех финских школах, и его пьесы продолжают быть наиболее популярными в репертуаре финских театров.

Библиография:

Tarkiainen V., Alexis Kivi, elama ja teokset (Жизнь и творчество А. Киви), 1923; Aspelin Eliel, Alexis Kiven elamakerta. Биография: Manninen Otto, Alexis Kivi, «Ateneum», 1901; Morne Arvid, Alexis Kivi och hansr oman «Seitseman Veljesta» (А. Киви и его роман «Семь братьев»).

КИВИКАС

КИВИКАС Альберт (Albert Kivikas, 1898-) - современный эстонский писатель. Выступил в 1919 со сборником реалистических рассказов («Iookaelad»). По окончании гражданской войны, в которой Кивикас дрался добровольцем против красных, появились его рассказы «Verimust» (Кроваво-красный, 1920) и роман «Ristimine tulega» (Крещение огнем, 1923), изображающие гражданскую войну. Показывая жестокость войны, К. все же верит в фатальность судьбы героев; произведения эти проникнуты пацифистскими тенденциями. В последующие после войны годы существования «самостоятельной» белой Эстонии К. написал три романа из крестьянской жизни - «Furipaev», «Faanipaev», «Mihklipaev» (из к-рых первый впоследствии переработан и назван «Murrang»). В них изображена жизнь безземельных крестьян (бобылей) и «серых баронов», их классовый антагонизм, наделение бобылей землей после аграрной реформы, хозяйственный подъем этих новых поселенцев и сближение в конце концов обоих слоев крестьянства. Симпатии К. всецело на стороне крестьянина-бедняка, к-рый в капиталистических условиях достигает зажиточности.

В 1928 К. выпустил сборник рассказов «Punane ja valge» (Красный и белый), в к-рых рисует картины жестокой эксплоатации и классовой борьбы в деревенских условиях. Помимо указанных произведений у К. имеется ряд мелких фантастических и сенсационных рассказов, из к-рых многие вошли в сборник «Миниатюры». Рассказ «Ema» - (Мать) переведен на русский яз. и издан в сборнике «Эстонские рассказы».

Несмотря на ряд произведений, изображающих кровавую расправу кулаков и военных властей буржуазной Эстонии, К. все же нисколько не протестует против существующего капиталистического строя. Он выражает только пацифистские идеи мелкого буржуа.

КИД

КИД Томас (Thomas Kyd, около 1558 - около 1594) - английский писатель. Воспитывался в Тейлоровой коммерческой школе. Отец его был делопроизводителем суда. В 1590 начал служить у одного лорда. В 1593 был арестован по подозрению в единомыслии с Христофором Марло и атеизме, но скоро выпущен. Этим перечнем исчерпываются все биографические сведения о К. Его лит-ая деятельность очень значительна. К. как переводчик (Тассо - «Отец семейства» и Гарнье - «Корнелия») и как оригинальный драматург оказал большое влияние на развитие елизаветинской драмы (см. «Драма», раздел «Елизаветинская драма»). Он строил текст пьесы, еще в значительной мере связанный заданиями повествовательного характера, на игре страстей и столкновении личных интересов. Правда, делал он это довольно грубо, зачастую механически подражая образцам, данным Сенекой, но для своего времени творчество К. было сценическим переворотом. Из пьес К. сохранились: «Испанская трагедия» (первая часть - в отрывках), «Солиман и Персида» (авторство оспаривалось), «Убийство Джона Бревена», «Трагедия мистера Ардена оф Февершем» (до середины XIX в. приписывалась Шекспиру; авторство ее удалось установить лишь в самое последнее время). К. же была написана трагедия «Гамлет» или «Месть Гамлета», легшая в основу одноименной трагедии Шекспира. Текст этого произведения - так наз. «Пра-Гамлета» - не сохранился, если не считать вместе с рядом современных критиков, что немецкий текст трагедии «Наказанный братоубийца» (рукопись 1626) является записью-переводом пьесы К., завезенной английскими актерами в Германию во время гастролей. Слава К. покоилась на «Испанской трагедии», в просторечии - «Старый Иеронимо». Она выдержала двенадцать изданий, шла беспрерывно до самого закрытия театров и рассеяния актеров, положив основание разновидности трагедии мести. Ряд сцен ее нашел отражение в «Гамлете» Шекспира, и редкая драма или комедия елизаветинского театра обходится без ссылок на «Испанскую трагедию» или цитаты из нее. К. много потрудился над переработкой старых драматических текстов, прошедших в дальнейшем иные редакции. Его рука видна в «Тимоне Афинском» и в «Ромео и Джульете». Стиль К. и его идеология связаны с деградировавшим в то время феодализмом. Буржуазные влияния сказываются в стремлении К. трактовать реалистические сюжеты и исходить из подлинных уголовных процессов («Убийство Джона Бревена» и «Арден»), В этом смысле он - первый реалист елизаветинской драматургии.

Библиография:

I. Works, Ed. with introd., notes by F. S. Boas, Oxford University Press, 1901.

II. Аксенов И. А., Гамлет, изд. «Федерация» (статья: «Испанская трагедия» Томаса Кида как драматический образец «Трагедии о Гамлете, принце Датском»); Manly J. M., Specimens of Pre-Shakespearian drama, with introd., notes and glossary, v. II, Boston, 1900-1903 (Kyd T., The spanish tragedy); Bang W., Materialien zur Kunde des alteren englischen Dramas, B. I-XXXVII, 1902-1912; Crawford C., Concordance to works of T. Kyd, 1906-1910 (Bang W., Materialien, B. XV).

КИЕВСКАЯ СТАРИНА

«КИЕВСКАЯ СТАРИНА» - см. Украинская литература.

КИЕЛЛАНД

КИЕЛЛАНД Александр (Alexander Kielland, 1849-1906) - норвежский романист конца XIX века. Писал в эпоху интенсивного развития капитализма в Норвегии и прекрасно знал как быт провинциальной буржуазии, так и рабочую среду. В отличие от весьма многих собратьев по перу понял и оценил значение классовой борьбы. Тематикой большинства его произведений послужили экономические и общественные сдвиги в эпоху нарастающего капитализма. Все его произведения носят ярко публицистическую окраску. Элементы иронии, сарказма и полемики становятся с каждой книгой все агрессивней. Если в первых сборниках новелл («Novelletter», 1879, 1880, 1882) К. только осмеивает неустройства буржуазного быта и нелепость людей, то в романе «Garman a Werse» (1880) писатель, развертывая широкую картину жизни современной буржуазии, с темпераментом полемиста-реформатора вскрывает язвы буржуазного общества. Второй роман «Arbeidsfolk» (Рабочие, 1881), связанный с первым общими персонажами, отображает и рабочую среду. Целиком проблеме антагонизма классов К. посвящает третий роман «Else» (1881). Конечно рабочий вопрос тут рассматривается с точки зрения буржуазного интеллигента-реформиста; следующий его роман «Skipper Werse» (1882) отражает умонастроения современной писателю буржуазной норвежской интеллигенции, ее религиозно-нравственные искания. Последний роман К. «Jacob» (1891) - рассказ о жизни ловкого деревенского парня, к-рый в городской обстановке скоро научается лгать и обманывать, идет в гору, наживает капитал и становится всеми уважаемым деятелем. Произведения К. носят печать влияния многих писателей (Золя, Мопассан, Тургенев, Достоевский); ближе всего К. стоит к импрессионистам. Как драматург К. значительно слабее. Его сатирические комедии «Tre Par» (Три пары, 1886), «Professoren» (Профессора, 1888), «Bettys formyndes» (Опекун Бетти, 1887) посвящены тем же проблемам, но мало сценичны.

Библиография:

I. На русск. яз.: Торговый дом «Гарман и Верзе», Роман, М., 1893; Яд. Фортуна, Два романа, перев. Э. А. Русаковой, М., 1895 (и поздн. изд., СПБ., 1903; То же, перев. Крылова); Труженики моря, Роман, перев. К. И. Саблиной, СПБ., 1905; Новеллы, СПБ., 1905; То же, со ст. Б. Бьёрнсона, перев. Л. Плумянской-Басковой, СПБ., 1908.

II. Брандес Г., А. Киелланд, Собр. сочин., изд. «Просвещение», т. I; Schweiger Ph., Geschichte der skandinavischen Literatur, 1890; Jager Henrik, Illustreret norsk Literaturhistorse, 1896; Hjalmaz Kotas W., Die skandinavische Literatur der Gegenwart, 1925.

КИЗЕР

КИЗЕР Ганс (Hans Kyser, 1882-) - немецкий писатель. Начал с романа «Der Blumenhiob» (1909) и книги стихов «Einkehr» (1909); известен преимущественно как драматург. Его перу принадлежат: «Медуза» (1910), «Тит и еврейка» (1910), «Воспитание любви» (1913), «Шарлотта Штиглиц» (1915) и «Кристофор Колумб». Психологизм образов, гипертрофия личных переживаний (в его нашумевшей драме «Шарлотта Штиглиц» героиня убивает себя, чтобы путем такого необычайного переживания вызвать творческий подъем в своем муже) и бегство в прошлое, к историческому сюжету, являются характерными чертами его творчества. Крайний субъективизм доходит у К. до полного отказа от современности. Он принадлежит к «неоромантической школе», отражающей психоидеологию деградирующей мелкой буржуазии эпохи финансового капитала.

КИКОДЗЕ

КИКОДЗЕ Платон (1905-) - современный грузинский лит-ый критик. Член ВКП (б). Печататься начал с 1922. В 1925 редактировал журнал «Пролемаф» напостовского направления, затем был секретарем АППГ. Его работы, посвященные критике литературных течений в Грузии, - «За пролетарскую лит-ру» с предисловием И. Вардина (1925) и «Творчество или самоубийство» (1926) - освещают вопросы пролетарской лит-ры и марксистского литературоведения. В 1927 К. выпустил также сборник критических статей «Лит-ая Грузия», в которых рассматривает вопросы культурного наследия, проблему лит-ого попутничества и пр. В 1926-1928 К. примыкал к «вапповской левой» (напостовскому меньшинству). В творческой дискуссии в РАПП (1930) Кикодзе, вместе с Л. Тоом и А. Беком, занял эклектическую промежуточную позицию.

КИКУТИ-КАН

КИКУТИ-КАН - см. Японская литература.

КИН

КИН Виктор, псевдоним Виктора Павловича Суровикина (1903-) - проле-ский писатель. Р. в семье рабочего-железнодорожника. С 1918 - член ВЛКСМ; в 1920 отправился на польский фронт и там вступил в ряды ВКП(б). После демобилизации был на партийной и комсомольской работе в ДВР и на Урале. Окончил Институт красной профессуры. Член правления Всероссийского союза советских писателей.

Лит-ую деятельность К. начал как фельетонист в 1925 в «Комсомольской правде» и «Правде». Вышедшее позднее, единственное пока крупное произведение К. - роман «По ту сторону» (изд. 1-е, 1928), выдержало ряд многотиражных изданий и пользуется большой популярностью особенно в среде комсомола. Тема этого романа К. - показ героической личности в условиях гражданской войны. Два героя - Безайс и Матвеев, внешне противопоставленные друг другу (первый - восторженный мечтатель-энтузиаст, второй - «трезвый» и «сухой» аналитик), на самом деле выражают две стороны одной и той же идеи. Человек, беззаветно преданный революции, коммунист, мечтающий о хорошей классовой «потасовке» и умеющий на деле стать ее активным участником - вот существо идеи К., выраженной в образах Безайса и Матвеева. «Кроме пути с партией - нет других путей», - вот лапидарная идеологическая формула романа К. К. дает правдивый показ нового человека, идеология и психология к-рого еще находятся в процессе становления.

Напряженная сюжетность, динамичность романа К. сообщает всему повествованию волевой характер, действенность.

Роман К. переделан С. Карташевым в пьесу, к-рая под названием «Наша молодость» поставлена на малой сцене МХТ.

К. выступал в печати и как литературовед. Разделявшаяся им методологическая концепция В. Ф. Переверзева наложила сильный отпечаток механистического материализма на его работу «Гамлетизм и нигилизм в творчестве Тургенева» («Литература и марксизм», 1929, № 6). В настоящее время К. отошел от своих прежних методологических позиций. К. примыкал к группе «Литфронт».

Библиография:

I. По ту сторону, Роман, изд. «Молодая гвардия», М., 1928; То же, с портретом автора и биографией в издании дешевой биб-ки «Молодая гвардия», М., 1929; То же, в издании «Роман-газета», «Московский рабочий», М., 1929; Пытка электричеством, Рассказы, изд. «Молодая гвардия», М., 1930 (библиотечка «Смены»).

II. Рецензии на роман «По ту сторону»: Эльсберг Ж., «Октябрь», 1928, № 2; Селивановский А., «Молодая гвардия», 1928, № 3; Ермилов В., «На литературном посту», 1928, № 5; Трощенко Е., Молодежь в литературе, «На литературном посту», 1929, № 4-5; Тарасенков А., Новые кадры, «На литературном посту», 1929, № 8; Беспалов И., предисловие к роману в издании «Роман-газеты».

КИНГСЛИ

КИНГСЛИ Чарльз (Charles Kingsley, 1819-1875) - английский писатель и публицист, учился в Кембриджском университете, был пастором, профессором, видным представителем «христианского социализма». В этой области К. являлся самостоятельным мыслителем, он смело вскрывал язвы капиталистического строя и разоблачал господствующую церковь. Его политические памфлеты, подписанные псевдонимом «Парсон Лот», сыграли большую революционизирующую роль во время чартистского движения. В своих романах он рисует яркими красками тяжелое положение сельскохозяйственных и городских рабочих («Ilast», 1848; «Alton Locke», 1850). Однако «бунта» он не оправдывает, хотя и рабочих за восстания не порицает; всю вину возлагает на господствующие классы, к-рые довели массы до такого состояния, что им ничего другого не остается, как умирать или восставать. Роман «Hypatia» (1853) посвящен борьбе первых христиан с господствующими классами, причем путем проведения параллелей с современностью К. затрагивает в нем ряд актуальных проблем. Роман «Westward Ho!» (1855) рисует борьбу за колонии и жизнь англичан в Западной Индии в конце XVI в. В нем тоже ставятся социальные проблемы. В последних своих произведениях «Two Years Ago» и «Herward the Wake», получивших название «романов мускулов» («The muscular novels»), Кингсли занялся апологией физической борьбы. Герой первого - доктор, участник крымской войны, пробивает себе дорогу редкой выносливостью, тренируемою непрестанными физическими упражнениями. Аналогично ведет себя и герой романа из жизни древних саксов. Оба часто не знают, куда девать свою мускульную силу, и иногда совершают поступки антисоциального характера. Эти удары Кингсли направлял по капиталистическому строю, указывая, что слабые в нем гибнут, а сильные не могут приложить своей силы с пользой для общества, но ни «слабых», ни «сильных» К. не умеет заставить бороться за переустройство общества на других началах. В свое время К. не пользовался особенно широкой популярностью, но в последние годы «христианские» и прочие «социалисты» издают и рекламируют его особенно широко.

Библиография:

I. Два года назад, «Отечественные записки», 1858, I-VII; Ипатия, или новые враги под старой личиной, перев. Н. Белозерской, 2 тт., СПБ., 1893; Жизнь и приключения Элиаса Лея, изд. «Молодая гвардия», М., 1930; Life and Letters, 2 vv., 1876; Собр. сочин. печаталось с 1879 по 1881; вышло 28 тт., но еще не все издано. edition de luxe с обстоятельной биографией было выпущено в 1901-1903 в 19 тт. В 1916 дочь К. опубликовала впервые его роман «The Tutors Story».

II. Kaufmann M., Charles Kingsley, Christian socialist, 1892; Stubbs C. W., Charles Kingsley and the Christian social movement, 1899; Cazamian L., Le roman social en Angleterre, 1904.

КИНК

КИНК Ганс Эрнст (Hans E. Kinck, 1865-1926) - норвежский писатель, новатор литературного языка и лит-ой формы, трудно и мало переводимый на др. яз. К. - яркий представитель вышедшей из крестьянской среды интеллигенции. В его творчестве отображены крестьяне, деревенская и городская норвежская буржуазия. Тщательно зарисовывая окружающую действительность (особенно в первый период), К. не мог остаться равнодушным к классовым и социально-экономическим противоречиям современного общества, но объясняет последние расовыми и биологическими особенностями человека. В первых своих произведениях К. находится под сильным влиянием модного тогда натурализма; на следующем этапе своего творчества, сохраняя натуралистические краски и сгущая их до гротеска при выявлении контрастов и диссонансов, К. отводит натурализму лишь скромную служебную роль. На первый план выдвигается интуиция. В стихотворной драме «Скотовод» (Driftekaren, 1908) К. стремится показать разнородные импульсы «целостной» норвежской крестьянской натуры, обусловленные противоречивостью германской расы. Борьбе различных расовых начал и соотношению биологических особенностей человека посвящены также «Stalienere» (1904) и ряд драматических поэм: «Венеция» «Старинный город», «Аретино», «Слуга Перо», «Макиавелли» и др.

Библиография:

I. Ungt Folk, 1893; Emigranten, 1904; Prasten, 1905; Agilulf den Vise, Dramatisk Digt, 1906; Den sidste gjest. Drama fra barokkens foersteoaar, 1910; En penne Knegt, 1911; Mot Karneval, 1915; Sneskavlen brast, I-III, 1918; Naar Kaerlighed dor, 1922.

II. Norivay, Kinck, by G. Gothorne-Hardy, London, 1925; Christensen H., Vort Littairer, Liv., 1902; Bing J., Geschichte der norwegischen Literatur, 1912; Beyer H., Norwegische Literatur, 1927.

КИНКЕЛЬ

КИНКЕЛЬ Готфрид (Gottfried Kinkel, 1815-1882) - немецкий политический поэт и публицист, профессор в Бонне (сперва богословия, а затем истории искусств). В 40-х гг. вокруг него и его жены, поэтессы Иоганны Мокель (1810-1858), образовался литературный кружок «Майский жук», ставивший вначале чисто литературные цели, но вскоре захваченный политическими идеями немецкой мелкобуржуазной интеллигенции 40-х гг., когда в поэзию рейнских замков, лунных пейзажей и средневековых саг стала проникать современность, политика, индустриальная тематика. К кружку принадлежал ряд известных рейнских романтических и политических поэтов (К. Зимрок, Мацерат, В. Мюллер фон Кенигсвинтер, Г. Веерт и другие). В 1843 Кинкель издал сборник своих стихов («Gedichte»). Самое значительное и известное его произведение - «Отто-стрелок» (Otto der Schutz), являющееся обработкой рейнской саги.

К. играл довольно видную роль в революции 1848-1849; он издавал в Бонне газету («Bonner Zeitung»), защищая в ней и в других своих публицистических выступлениях идеи мелкобуржуазного ремесленного социализма («Handwerk, errette Dich!», 1848). В 1849 он участвовал в Баденском восстании, был взят в плен и приговорен к пожизненному заключению, но бежал в Лондон, где играл видную роль в жизни немецкой демократической эмиграции, ведя постоянную борьбу с Марксом и его сторонниками. Маркс и Энгельс разоблачали его мещанско-плаксивый пафос еще в 1850, и, когда К. предпринял в 1852 агитационную поездку в Америку, Фрейлиграт написал против него два известных стихотворения. Впоследствии К. сыграл роковую роль в отношениях между Марксом и Фрейлигратом. - В начале 60-х гг. К. перешел в лагерь Бисмарка, в 1866 - приглашен профессором в Цюрихский политехникум. Здесь он издал второй сб. стихов (1868), рассказы («Der Grobschmied von Antwerpen», 1872) и ряд культурно-исторических и биографическо-журналистских работ. Как политический поэт К. весьма посредственен; лишь «Отто-стрелок» пользовался огромной популярностью, особенно в годы реакции (50-е гг.), когда, в связи с компромиссом бюргерства с юнкерством, в поэзии проповедывались аполитичность и уход от современности, и в моду вошли слащаво-подкрашенные обработки средневековых саг.

Библиография:

Меринг Ф., Фрейлиграт и Маркс в их переписке, Гиз, М., 1929; Strodtmann Ad., G. Kinkel, 1850-1851; Schweichel Rob., G. Kinkel, 1883; Kraus O., G. Kinkel, 1883; Henne O., Am Rhein, G. Kinkel, 1883; Ackermann E., G. Kinkel; Bollert M., F. Freiligrath und G. Kinkel; Его же, G. Kinkels Kampfe um Beruf und Weltanschauung bis zur Revolution, 1913.

КИНОЛИТЕРАТУРА

КИНОЛИТЕРАТУРА - см. Сценарий и Роман (глава «Кинороман»).

КИНО-ЦУРАЮКИ

КИНО-ЦУРАЮКИ - см. Танка и Японская литература.

КИНТАНА

КИНТАНА - см. Испанская литература.

КИПЕН

КИПЕН Александр Абрамович (1870-) - беллетрист. Р. в Мелитополе. Окончил высшую сельскохозяйственную школу в Монпелье (Франция). Печатается с 1903; произведения свои помещал в сб. «Знание», «Земля» и в журналах марксистского и народнического направления («Образование», «Современный мир», «Русское богатство» и др.).

Две темы волнуют К.: революция и еврейский вопрос. Революционным дням 1905 в Одессе посвящена его повесть «В октябре», волнующая летопись очевидца о погромных и боевых днях. Революционное брожение в провинции К. изображает в рассказах и повестях - «Бирючий остров», «Мга», «Господская жизнь». Классовая борьба рыбацкой артели с предпринимателем, браконьерство, «красный петух» и иные стихийные проявления народного недовольства нашли свое отражение в творчестве К. Решение еврейского вопроса он, в противоположность многим другим писателям-евреям, видит только в свержении самодержавия, считая еврейское бесправие частью общерусского бесправия («Гангрена»).

По своей психоидеологии Кипен - выразитель революционно-демократической части мелкобуржуазной интеллигенции, объединившейся в неореалистических сборниках «Знание» (см.).

Библиография:

I. Собр. сочин., со вступительной статьей М. Поляковой, 3 тт., изд. «ЗИФ», М., 1928-1930 (т. I. Бирючий остров и др. рассказы, т. II. В октябре, т. III. Господская жизнь).

II. Луначарский А., Журнальные заметки, «Образование», 1904, IV.

III. Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, Л., 1924.

КИПЛИНГ

КИПЛИНГ Джозеф Редиард (Joseph Rudyard Kipling, 1865-) - английский беллетрист и поэт. Р. в Бомбее. С 17 лет - сотрудник индийской «Военной и гражданской газеты» (1882-1889); печатавшиеся в ней очерки, рассказы и стихи составили первые книги К. Впоследствии военный корреспондент (деятельности ирландской гвардии в империалистическую войну посвящена одна из его последних книг). Автобиографические черты - в романе «Свет погас». Получил в 1907 нобелевскую премию.

Особое положение К. в английской лит-ре отмечается не только высокими отличиями - он доктор honoris causa девяти университетов, - не только гонорарами, раз в 25 превосходящими обычные (по шиллингу за слово в 1900, т. е. около 3 тыс. руб. за печ. лист), но и наличием четырех прижизненных собраний сочинений, фактом необычайным для Англии, почти не знающей прижизненных собраний сочинений.

Идеология, выраженная творчеством К., - идеология сподвижников британского империализма, фактически и создавших «Большую Британию» (кругосветную империю). Экспансия заселяет отдаленнейшие географические пункты юношами, едущими в колонии делать себе карьеру. Они мечтают о судьбе клерка Клайва, покорившего Индию, оседают, женятся, плодят детей. По всем «Семи морям» (книга стихов К.) вырастает проблема «туземнорожденного» (native born). Эти люди образуют как бы «иррегулярный легион», братство, дружеская поддержка конкистадоров связуют их. Они несут «бремя белого человека» (брошенный Киплингом лозунг).

Колония (в особенности Индия, место рождения самого К.) для «туземнорожденного» - не экзотика традиционного империалистического романа, но деловая реальность повседневной работы. Представитель колониального натурализма, К. первый в английской литературе воспринимает Индию как факт быта.

Психологии зауряд-завоевателя свойственны деловитость, самоуверенность, сентиментальная ностальгичность (тоска по родине), чужеедство (джингоизм). К. является выразителем дум и чувств преуспевающего молодого чиновника (любимого героя любого среднего английского романа), агента колонизаторства, «на совесть» его осуществляющего. В этой среде персонажи К. нарицательны, а многие строки его стихов стали пословицами.

Идейный багаж К. - империалистический, твердолобый консерватизм, расовая гордость, англо-саксонская избранность. Политическая позиция К. - превыше всего участь Империи, всякий покушающийся на ее сохранность - преступен. Отсюда - ненависть к возможным посягателям на Индию - к царской России (роман «Ким», «Мировая с Медведем», рассказ «Человек, к-рый был» и мн. др.); отсюда - оголтелое немцеедство во время и после мировой войны. Существующая система конкуренции, выживание сильного, правильна («Имперский приказ»), и хотя отдельные дефекты в ней налицо, напр. бюрократизм (ряд ранних индийских рассказов), не подлежит резким изменениям ни вправо («Старый исход»), ни влево. Допустимы реформы, но основа - добытая еще предками «свобода» для каждого, которая распространяется, естественно, лишь на белых. Вернее - существуют различные законы для белых и для цветных. «Запад есть Запад, Восток есть Восток, и вместе им не сойтись» («Баллада о Западе и Востоке») - стих, вошедший в пословицу. В том и состоит бремя белого человека, чтобы убеждением или силой подчинить Восток великой английской цивилизации. Величие задачи в том, что выполнители ее безымянны, а путь их труден. Но только эти люди, действующие в местах, где «ни божий, ни человеческий закон не властен к северу от 53° широты» («Сказ о трех котиколовах», стих, вошедший в пословицу), - только эти люди и ценны, ибо они строители и делатели жизни («Мэри Глостер», «Томлинсон» и др.).

Таковы предпосылки лит-ой деятельности К. Она является выражением колониально-захватнической хищнической работы английского империализма, подчас переходит в непосредственный свод деловых указаний, инструкций - как нужно делать то или иное (напр. наставление в «солдатской песне» «Грабеж»). Здесь характерны три ряда фактов:

1. Абсолютная протокольная точность времени и места действия: данные, точно устанавливающие маршрут конокрада в «Балладе о Западе и Востоке», плацдарм боевых действий в «Балладе о Бо-Да-Тоне»; еще резче это, естественно, в прозе. Автор присутствует в новелле в качестве наблюдателя событий или лица, выслушивающего отчет о них. Рассказ поэтому напоминает запись дневника.

2. Романы заканчиваются моралью; новелла же - выводом, вскрывающим ту (разговорную) ассоциацию, в силу к-рой она рассказана (так построена целая книга «На корме у пароходной трубы»). Так. обр. новелла стирает свои грани и приближается к очерку. Характерно, что такой замечательный рассказ, как «Город ужасной ночи», впервые напечатан в книге путевых очерков. Не менее показательно наличие цикла книг рассказов из английской истории, творчески завершаемого «Школьной историей Англии» (совместно с Флетчером, 1911), детским учебником истории.

3. Чтобы окончательно подтвердить достоверность изложенного материала, К. циклизирует новеллы не только вокруг одних героев, но и по-бальзаковски, случайной перекличкой: эпизодическое лицо одной новеллы - герой другой. Особенную остроту получает этот прием, когда персонаж действует и в прозе и в стихах (рассказчик «Баллады о королевской шутке» барышник Махбуб-Али является одним из учителей Кима, и ряд др. примеров).

Английская критика усматривает лит-ую традицию К. в Брет-Гарте (см.) Но Гарт фиксирует и изъясняет мир, исследует гл. обр. душевное содержание героя, притом сугубо натуралистичен и тем самым объективистичен, в то время как творчество К. является непосредственно политически-утилитарным; заботясь о протокольном приурочении, Киплинг пренебрегает объективным натурализмом, но стремится к натурализму прикладному и агитационному. Чисто же психологические произведения (роман «Свет погас», ряд рассказов) наименее удаются К. В названной параллели существенно лишь то, что оба автора прошли школу газетного очерка (см.). Отсюда и зоркость К. к чисто профессиональным деталям и необычайная разносторонность его тематики, удивляющая многих исследователей.

Прикладной натурализм прозы К. нашел очень своеобразное выражение во всемирно известных его «звериных» циклах, особенно в двух «Книгах джунглей» (1894, 1895), восторженно принятых всей критикой. Цикл о Маугли можно считать родоначальником нового жанра рассказов о животных: Ч. Дж. Д. Робертс и Э. Т. Сетон, оба старшие современники К., выступают со своими беллетристическими книгами о животных только после К. Второй «звериный» цикл, «Вот так сказки» (1902), является уже сказовым развитием установившихся жанров, сложным скрещением традиций детской сказки с ее натуральным магизмом, познавательного материала рассказов о животных и романтических форм ритмической прозы.

Влияние К.:

1. связанный с его именем натурализм в описании колоний, особенно Индии (Пьер Милль напр.);

2. вытекающее отсюда беллетристическое построение путевого очерка и обратно - заполнение ходового рассказа географо-этнографическим материалом;

3. уже отмеченный жанр рассказов о животных;

4. расширение границ поэтических тематики и словаря - своеобразное «снижение» поэзии.

За сорок лет деятельности К. написаны 37 книг беллетристики, в том числе 4 романа, 5 книг стихов, 2 книги путевых очерков, 1 пьеса. 1 критическая работа, 24 сборника рассказов и ряд брошюр на политические и социальные темы, особенно после войны.

Библиография:

I. На русск. яз. помимо многочисленных отд. изд., в том числе и послереволюционных: Избр. расск., перев. Под редакцией И. Бунина, 4 тт., изд. «Московское книгоизд. писателей», М., 1908-1915; Собр. сочин. в приложениях к журн. «Вокруг света», СПБ., 1909, и «Природа и люди»; Том рассказов в серии «Пантеон мировой литературы», СПБ., 1909; Избр. стихотв., перев. А. Оношкевич-Яцыны, П., 1922 (случайный подбор плохих переводов из II, III и IV кн.).

II. Тан-Богораз В. Г., Вступительная статья к избран. расск., «Пантеон»; Герцль Т., Фельетоны, СПБ., 1912; Т. Л., В защиту империализма (Фиш как переводчик Киплинга), ст. в «Вестнике иностранной литературы», 1930, № 5; Loeve F., Beitrage zur Metrik R. Kipling, Diss., Marburg, 1906; Tharaud Jerome et Jean, Dingley, l’illustre ecrivain, 1906 (роман-памфлет); Palmer J., R. Kipling, L., 1919; Chesterton G. K., Heretics, L., 1919; Chevrillon A., La poesie de R. Kipling (Trois etudes sur la litterature anglaise). P., 1921; Thurston R. H., Rudyard Kipling, 3 ed., L., 1921; Doyle A. K., Memoirs and Adventures, L., 1924; Thurston R. H., Kiplings World, L., 1925; Gried N., R. Kipling and the British Empire, «Edda, Nordisk Tidskrift for Literaturforskung», 1927; Brie F., Imperialistische Stromungen in der engl. Literatur, Halle, 1928.

III. Тарсис В., Старцев И., Урбан С., Современные иностранные писатели, Гиз, М. - Л., 1930; Young A. W., A Dictionary of Charakters and Scenes in the Works of R. Kipling, L., 1911 (полная библиография К., критика, иконография до 1911); Martindell E. W., Bibliography of the Works of R. Kipling, L., 1923.

КИПНИС

КИПНИС Ицик (Izik Kipnis, 1896-) - современный еврейский советский писатель. Происходит из семьи кустарей-кожевников. Был рабочим-кожевником (восемь лет). В 1920 послан профсоюзом в Киев учиться. Дебютировал в 1922 в «strom’е» лирической прозой («Genod»). Позднее издал книжку стихов («Oksn»). Наиболее значительным из всех его произведений является нашумевшая книга «Месяцы и дни». Она посвящена событиям 1918-1919 в еврейском местечке. Книга эта, написанная в форме хроники, изображает погромы, учиненные петлюровцами и другими бандами в местечке «Словешна» и прилегающих к нему городках. «Словешна» застыла в своей патриархальной косности. Правда, в годы 1914-1918 до нее доходят отголоски - «приветы» с войны. В это время в городке несколько обостряется социальная дифференциация: с одной стороны, распространяет свое непрочное господство военно-спекулятивная «торговля», с другой, - группа кустарей-ремесленников напрягает все силы для сохранения своего «векового» цеха, его кустарнических традиций. Позднее до «Словешны» докатываются отголоски революции и гражданской войны, но и их городок не осмысливает. Волна погромов окончательно всколыхнула патриархальный быт городка. Старому социальному укладу жизни был нанесен гражданской войной сокрушительный удар. С приходом Красной армии резко обозначилось нарождение нового советского сознания. В центре «хроники» стоит Айзик - тип юного крепкого подмастерья. Революция отвлекла этого героя от крайне примитивной личной жизни: добровольно вступив в Красную армию, освободившую город от погромщиков, он вместе с ней отправляется в поход против белых. Для героя «Хроники», устами к-рого говорит сам автор, характерно наивное осознание революции, ее национально-попутническое приятие: Красная армия защищает от погромщиков. Солидаризируясь с отсталой мещански-ремесленной группой, К. в своей книге дал националистически-ограниченное толкование гражданской войны. Вот почему «Словешна» в целом, по выражению И. М. Нусинова, «не может стать типизирующим понятием, но она должна остаться фактом хроники». Этот факт хроники К. претворил в комплекс художественных образов, сохранив при этом автобиографическую природу фактов, что и обусловливает своеобразный стиль автора. В стиле К. скрещиваются влияния: простого сказа Шолом-Алейхема, тяготеющего к хронике натурализма Рейзина и пластичности Бергельсона. Однако все эти влияния К. преодолел. Для его стиля характерны исключительно легкие переходы от происходивших событий к происходящим и наоборот - их экспрессивное смещение.

За последние годы продукция К. выразилась в издании целого ряда произведений для детей. Следует отметить, что К. как детский писатель обнаруживает повышенное внимание к современной действительности: он пишет о беспризорных, о пионерах («Всегда готов», Поэма для детей, Центриздат народов СССР, М., 1930) и вообще о преломлении советской действительности в душе ребенка, стремясь создать особый фольклорный детский лубок. В творчестве для детей наиболее полно сказывается органически наивное мироощущение Кипниса, обусловленное отсталостью его социальной группы.

Библиография:

I. Месяцы и дни, со вступ. ст. И. М. Нусинова, изд. Kultur-Lige, Киев, 1926 (русск. перев., Гиз, 1930); Сказки и рассказы, ДВУ, 1929; и целый ряд книжек для детей (помимо вышеуказанных).

II. Бергельсон Д., «Freiheit», 1927, 27/III; Бронштейн Я., «stern», Минск, 1926, XII; Нусинов И. М., «Roite Welt», Харьков, 1926, I-II; Гордон Ш., «strom,», V-VI, и в «Proletarise Fon», Киев, 1928, № 4; Добин Ш., «Pedagog-Biuleten», Киев, 1927.

КИРГИЗСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Статья большая, находится на отдельной странице.

КИРГИЗСКИЙ ЯЗЫК

КИРГИЗСКИЙ ЯЗЫК, - до революции называвшийся «кара-киргизским», тогда как «киргизским» в то время называли яз. «казакский» (см.), - принадлежит к числу наименее изученных турецких, или тюркских (см.) яз., хотя киргизы (точнее «кыргызы») - одно из древнейших турецких (тюркских) племен и детальная разработка их яз. необходима для развития туркологической лингвистики. По своим фонетическим признакам К. яз. относится к северо-западной группе турецких (см.) яз., обнаруживая особую близость с алтайским и телеутским яз. Сравнительно с другими турецкими (тюркскими) яз. К. яз. отличается последовательно проводимым сингармонизмом, т. е. прогрессивной ассимиляцией со стороны звуков корня на звуки аффиксов; в частности и звуки o и o, к-рые в других родственных яз. могут быть только в первом слоге слова, здесь встречаются в любой позиции. Ряд фонетических особенностей, в частности наличие s в соответствии с s других турецких яз., а также комбинаторные изменения звуков m, l, f и d сближают фонетику К. яз. с казакским (см.). К особенностям К. яз. следует отнести долготы, отмеченные в отдельных корнях. Т. к. до революции грамотность среди киргизов была развита крайне слабо, то арабский алфавит, применявшийся муллами, был, естественно, достоянием немногих и к тому же плохо соответствовал фонетическим возможностям К. яз. Поэтому при создании Киргизской АССР, когда встал вопрос и о создании государственного яз. с развитой общественно-политической терминологией, арабский алфавит был приспособлен к звукам К. яз. и этим самым стал доступнее для широких масс. Последним этапом является латинизация киргизской письменности: выходящие теперь в г. Фрунзе (б. Пишпек) книги, журналы и газеты (напр. «Кызыл Кыргызыстан» - «Красная Киргизия» - и др.) порывают с традицией арабского алфавита. Словарь К. яз. обнаруживает арабские

КИРГИЗСКИЙ АЛФАВИТ

Киргизский

элементы в относительно слабой степени и в более сильной - монгольские. Исследования по К. яз. принадлежат В. В. Радлову, Фалеву, Юдахину, Пятницкому и др.

Библиография:

Радлов В. В., Образцы народной литературы тюркских племен, т. V, 1872-1907; Заболонков, Латинизированные киргизские тексты, Ташкент, 1927.

КИРЕЕВСКИЕ

КИРЕЕВСКИЕ, братья.

1. Иван Васильевич (1806-1856) - публицист, один из основателей русского славянофильства. В молодости примыкал вместе с В. Одоевским, Веневитиновым к кружку «любомудров», либерально настроенному и увлекавшемуся немецкой идеалистической философией. Первые критические статьи К. «Нечто о характере поэзии Пушкина» (в «Московском вестнике» Погодина за 1828) и «Обозрение русской словесности за 1829» (в альманахе Максимовича «Денница») - во многих отношениях замечательные ранние образцы русской философской критики, пролагающие дорогу Белинскому, к тому же блестящие и меткие. Для либеральных устремлений молодого К. характерно, что, впервые в русской историографии отмечая заслуги Новикова, К. разражается настоящим гимном во славу общественного мнения.

В 1832 К. предпринял издание журнала «Европеец» и опубликовал в нем ряд критических статей («Обозрение русской словесности за 1831 год» и др.). Цензура усмотрела в этих статьях замаскированный призыв к конституции, журнал на втором номере был закрыт, а К. надолго попал в опалу и вплоть до 1845 почти не появлялся в печати. За это время в К. завершился перелом: он перешел бесповоротно на позиции реакционного мистицизма. Ратуя за философию веры и чувства против буржуазной философии разума, К. находил этот свой идеал в православии, обеспечивающем России по мнению К. великое будущее и мировую гегемонию. Таким образом, несмотря на свое опальное положение, К. был искренним апологетом устоев феодально-царистской России. В 1845 К. был соредактором погодинского «Москвитянина». Появившиеся там статьи К. о лит-ре уже окрашены в мистические и славянофильские тона.

К. пробовал свои силы в драматургии, беллетристике и поэзии, но ничего значительного здесь не создал.

2. Петр Васильевич (1808-1856) - собиратель русских народных песен. Р. в родовом имении в Тульской губ. в патриархально-дворянской семье. Получил прекрасное домашнее образование, дополнив его слушанием частных лекций у университетских профессоров в Москве, а затем лекций Шеллинга.

К. написал чрезвычайно мало. Его миросозерцание воссоздается из многочисленных свидетельств современников, из переписки с родными и друзьями, из двух-трех печатных работ (в «Москвитянине» за 1845, кн. 3, «О древней русской истории» и предисловия к «Песням» в «Чтениях» за 1848). В этих его произведениях нашла себе яркое отображение психоидеология помещиков, встревоженных наступлением промышленного капитализма и потому крепче ухватившихся за старину и воспитавший их усадебный патриархальный уклад в безграничной идеализации, возвышаемый до категории исконных национальных устоев и идеалов. Но сдвиги в самом хозяйстве этого слоя помещиков и бесспорно высокий культурный уровень неминуемо заставляют их делать уступки, правда, робкие, половинчатые, в сторону отрицания крепостного строя. Еще в 1830 22-летним юношей К. приступил к собиранию песенного народного творчества, видя в нем наиболее яркое проявление «национального духа». Повидимому одним из толчков было воздействие на К. немецких ученых (в частности Герреса и Шеллинга), лекции к-рых он слушал в Мюнхене. Вскоре для К. собирание песен стало главным делом его жизни. Его колоссальное собрание по сведениям современников превышало 10 тыс. номеров. Частью К. собирал сам (преимущественно в Орловской губ., где с 1839 до смерти жил в своей деревне - Киреевской слободке, а затем в Тульской, Тверской, Новгородской и Симбирской губ.), но основная масса текстов ему в течение 25 лет доставлялась лит-ыми и учеными друзьями (между прочим Пушкиным, Гоголем, Языковым, Кольцовым, Далем, Вельтманом, Якушкиным, Погодиным, Шевыревым, Снегиревым, Востоковым, Соболевским и др.).

Сборником живо интересовались как в России, так и за границей (напр. огромное значение придавал собранию русских песен Киреевского знаменитый славист Шафарик). Друзья торопили К. с изданием, но медлительный К. успел при жизни из своего многотысячного собрания опубликовать всего 31 текст; в 1848 в «Чтениях Общества истории и древностей российских», кн. IX, было напечатано 15 духовных стихов, как ч. 1 «Русских народных песен, собранных Петром К.», 4 песни - в «Московском сборнике», 1852, и 12 номеров - в «Русской беседе» за 1856, кн. I. Причиной этого была не только присущая лично К. медлительность; огромную роль играли также внешние обстоятельства (строгости цензуры): так напр. хлопоты по изданию духовных стихов тянулись 4 года: с 1846 по 1848. Систематическое издание основного собрания песен К. осуществилось лишь после его смерти и опять-таки чрезвычайно медленно: началось в 1860 и окончилось... в 1930. Песни, собранные К., имеют огромное значение как для характеристики состояния крестьянского фольклора в середине XIX в., так и для характеристики идеологических настроений в русском дворянстве той эпохи (типичен и подбор песен и расценка самим К. собиравшегося им материала, идеализация крестьянского традиционного творчества и пренебрежительное отношение к фольклору других социальных слоев, напр. фольклору фабрично-заводскому, городскому, мещанскому и т. д.).

Библиография:

I. Полн. собр. сочин. Ив. Киреевского, Под редакцией М. О. Гершензона, 2 тт., М., 1910.

II. Виноградов П. Г., И. В. Киреевский и начало московского славянофильства, «Вопросы философии и психологии», 1891, XI; Пыпин А. Н., История русской этнографии, т. II, СПБ., 1891; Писарев Д. И., Русский Дон-Кихот, Собр. сочин., т. II, СПБ., 1894; Лясковский В., Братья Киреевские. Жизнь и труды их, СПБ., 1899; Письма П. В. Киреевского, «Русский архив», 1873, № 8, 1894, № 10, 1905, № 5; Гершензон М. О., П. В. Киреевский, Биография, «Песни, собранные П. В. Киреевским», Новая серия, вып. I, М., 1911 (или «Образы прошлого», М., 1912); Сперанский М. Н., П. В. Киреевский и его собрание песен, там же; Соколов Ю., Из тридцатых годов (Письма Киреевских к Шевыреву), «Голос минувшего», 1914, № 7; Соколов Б. М., Собиратели народных песен, М., 1923.

III. Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, т. III, П., 1914; Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, Л., 1924; Бродский Н. Л., Гусев Н. А., Сидоров Н. П., Русская устная словесность, Л., 1924.

КИРИЛЛИЦА

КИРИЛЛИЦА - одна из славянских азбук (см. Глаголица) К К. восходят современные русский, украинский, белорусский, сербский и болгарский алфавиты. Есть основания предполагать, что в древнейшую эпоху славянской письменности К. была распространена и среди западных славян. К. - византийский унциальный (уставный) алфавит IX в., дополненный несколькими буквами применительно к звукам славянской речи. Большая часть дополнений является вариантами или видоизменениями букв того же византийского устава (Б, ъ, ь и др.). Некоторые буквы взяты из еврейского квадратного алфавита, несомненно - Ш, может быть, Ц и Ч. Две буквы представляются сложными - ЪР† (из Ъ и Р†), Щ (из Ш и подписанного под ним Т), кроме того

Скорописная азбука (1643)

Скорописная азбука (1643)

       иотированные а, у, е, (я, ю, е) составлялись из Р† и а, оу, е. Эволюция К. совершалась в тесной зависимости от экономических и культурно-общественных условий жизни народа, определяющихся отчасти экономическими и социально-политическими отношениями восточных славян к другим народам. К. занесена была на Русь и прочно утвердилась там вместе с греческой религией вследствие торговых и культурных связей древней Руси с Византией (Путь из Варяг в Греки). В эпоху феодального строя (XI-XIV вв.) К. была распространена на Руси лишь в форме устава, к-рый не был приспособлен для быстрого письма, хотя уже в эту эпоху начали выделяться наряду с роскошными и упрощенные почерки. От этого древнейшего периода дошло до нашего времени около 700 книг.

С XV в., начала эпохи торгового капитала, К. у восточных славян претерпевает разнообразные изменения: из устава образуются полуустав, вязь, скоропись, а из полуустава - печатные шрифты (см. Графика и Вязь).

Завоевание турками Сербии, Болгарии, а позднее и Константинополя - имело следствием передвижение болгарской письменности и некоторых болгарских книжников, и русская письменность усвоила болгарский полуустав и вязь уже с конца XIV в. Этот полуустав видоизменялся на почве письменности народов русского, украинского и белорусского, так что по характеру письма можно заключить о происхождении писавших.

Скоропись также появилась с XV в. и явилась мощным орудием деловых отношений. Распространение скорописи, особенно во второй половине XVII в., громадно (см. рис.). Ко второй половине XVI в. относится появление в Москве печатного станка. Древнейшей датированной книгой московской печати является Апостол, напечатанный дьяком Иваном Федоровым в 1564. В XVII в. печатные издания широко распространяются в пределах России, не вытеснив однако рукописных книг. Кроме церковных книг печатаются и важные правительственные издания, напр. «Уложение» (1648-1649), «Книга ратного строения» и др.

В эпоху усиления влияния Западной Европы происходит латинизация К. (см. Графика). Новый гражданский алфавит быстро, уже в XVIII в., вытесняет К., которая сохраняется лишь в книгах религиозного культа.

КИРИЛЛОВ

КИРИЛЛОВ Владимир Тимофеевич (1889-) - современный поэт. Р. в крестьянской семье, в течение года учился в начальной школе, с 10 лет - ученик сапожной мастерской, с 1903 - матросский ученик на пароходе торгового флота, плавал в Турцию, Грецию, Египет. В революцию 1905-1906 участвовал в революционном движении черноморских моряков, за что был сослан на 3 года в Усть-Сысольск. В 1911 уехал в Америку, через год вернулся. В войну 1914 мобилизован в армию. Активный участник Февральской и Октябрьской революций. В 1918-1920 работал в ленинградском, московском и тамбовском пролеткультах. В 1920-1923 - один из руководителей группы «Кузница» (см.).

К. начал писать стихи и рассказы в ссылке в 1910; первое стихотворение напечатано в 1913 в «Народном журнале». В дореволюционных стихах К. о придавленных нуждой жильцах городских подвалов, бедняках-одиночках, «не видно классовой борьбы» (Вал. Полянский). К. то приходит в отчаяние от нужды и одиночества, то стремится уснуть и забыться от больных тревог на лоне природы, то - уйти в «голубые мечты». Стихи периода империалистической войны проникнуты мечтательным, расплывчатым пацифизмом.

Революция 1917 совершенно перестраивает поэзию К. Наряду с М. Герасимовым (см.) он - один из самых характерных и выдающихся пролетарских поэтов эпохи военного коммунизма. Его лучшие стихи - «Железный мессия», «Мы», «Матросам», «25 Октября», «Я подслушал эти песни», «К нам, кто сердцем молод» - представляют собой яркие поэтические памятники эпохи гражданской войны. В лучших стихотворениях этого времени Кириллов поднялся до высокой и волнующей гражданской патетики. К. сумел запечатлеть специфическую атмосферу первых дней Октябрьского восстания: бурный Смольный с жужжаньем улья, пламя слов и костер патруля, открытые лица и широкие плечи матросов, наконец самое настроение тех дней, когда каждый был на голову выше и было новое даже в походке. Однако эта патетика не смогла заглушить вскормленной подвальным прошлым грустной мечтательности. В одном из самых удачных стихотворений К. «Юность» не случайно сплетаются темы революции и мечты.

Стиль поэзии К. времен гражданской войны отражает все особенности поэзии того времени. Революционные и урбанистические мотивы разработаны абстрактно-романтически. Господствует гиперболизм, часто проявляющийся в космических образах («нашей планете найдем мы иной, ослепительный путь», «звезды в ряды построим, в вожжи впряжем луну»). Чувствуется сильнейшее влияние символистской поэтики, особенно Бальмонта: напевные ритмы, эпитеты «бесконечный» и «сказочный», нередкие - даже в лучших стихах - мистические образы.

К. не выдержал перехода от гражданской войны к нэпу и не сумел справиться с новыми задачами, вставшими перед пролетарской поэзией. Порвав в 1923 с организованным пролетарским лит-ым движением, К. и в творчестве все дальше отходит от позиций пролетарской поэзии. Его творчество времен нэпа - сплошное отречение от основных мотивов предшествующего периода. Свои лучшие стихи он называет «пустыми сочиненьями, где все мечты, мечты и ложь». Когда-то любимый город стал «злым вассалом». К. ратует за розы, против стали, доходя до реакционнейших нападок на индустриальную культуру, якобы заменившую сердце бездушным механизмом («Современность»), перекликаясь так. обр. с С. Клычковым (см.). За последнее время выступает со стихами очень редко.

Библиография:

I. Автобиографию К. см. в антологии С. Родова, Пролетарские писатели, М., 1925. Книги К.: Стихотворения, П., 1918; Зори грядущего, П., 1919; Паруса, М., 1921; Железный мессия, М., 1921; Отплытие, М., 1923; Стихотворения, кн. I, М., 1924; Рабочие шаги, М., 1924; Море, М., 1925; Кровь и снег, М., 1925; Праздник жизни, Рассказы (совместно с М. Герасимовым), М., 1925; Избранные стихи, М., 1926; О детстве, море и красном знамени, М., 1926; Голубая страна, Вторая книга стихов, Л., 1927; Вечерние ритмы, М., 1928; Весенний свет, Стих., кн. I, 1913-1922, изд. 2-е, М., 1928.

II. Бессалько П., Пролетарские поэты, в кн. Бессалько и Ф. Калинина, Проблемы пролетарской культуры, П., 1919; Фриче В. М., Пролетарская поэзия, М., 1919; Ингулов С., На ущербе, «На посту», 1923, № 1; Его же, О живом человеке, там же, 1923, № 4; Лелевич Г., Под знаком декаданса, в кн. «На лит-ом посту», Тверь, 1924; Воронский А. К., О группе писателей «Кузница», в кн. «Искусство и жизнь», М., 1924; Коган П. С., Пролетарская литература, Иваново-Вознесенск, 1926; Лелевич Г., О формальных влияниях в пролетарской поэзии, «Печать и революция», 1927, № 5; Полянский Вал., Этапы творчества В. Кириллова, в кн. «Вопросы современной критики», М. - Л., 1927.

III. Мандельштам Р. С., Художественная литература в оценке русской марксистской критики, изд. 4-е, Гиз, М., 1928; Писатели современной эпохи, Под редакцией Б. П. Козьмина, т. I, изд. ГАХН, М., 1928; Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М., 1928.

КИРИЛЛ ТУРОВСКИЙ

КИРИЛЛ ТУРОВСКИЙ - см. Проповеди и Русская средневековая литература.

КИРКЕГАРД

КИРКЕГАРД Серен (S. Kierkegaard, 1813-1855) - датский философ и религиозный мыслитель, оказавший сильное влияние на скандинавскую литературу XIX столетия. Религиозно-моральные требования Киркегарда чрезвычайно радикальны; он отрицает существующее христианство, его выпады против официальной церкви чрезвычайно резки: священники, одетые в шелка и бархат, проповедуют обман и лицемерие. Христианство умерло, ибо никто не живет по примеру Христа, никого не терзают и не убивают за веру. Его идеал христианства - полный отказ от всех земных благ, и в служении этому идеалу К. не допускает никаких компромиссов. Известный при жизни только в избранных лит-ых кружках, издававший все свои сочинения на собственный счет, К. впоследствии становится чрезвычайно популярным не только в Дании, но и в Швеции и в Норвегии. Его философия, требующая в первую очередь личного самоусовершенствования, противопоставляется Гегелю.

Киркегард был типичным выразителем умонастроений господствующего в Скандинавии в середине XIX столетия класса мелкой буржуазии, теснимой надвигающимся капитализмом и пытающейся противопоставить ему свои незыблемые моральные нормы. Требование пуританской преданности идее, выставленное К., быстро стало чрезвычайно популярным в обществе и отразилось в произведениях многих скандинавских писателей. Особенно сильное влияние его учение оказало на одного из крупнейших скандинавских писателей - Ибсена (см.). «Можно подумать, - пишет Г. Брандес, - что Ибсен стремился стать поэтом Киркегарда». Его пастор Бранд - воплощение идеала служителя христианства К., а взгляды К. на брак лежат в основе «Комедии любви». Следы учения К. можно найти также и во многих других произведениях Ибсена. Заметное влияние К. оказал на Бьёрнсона («Свыше сил»), а также на многих других скандинавских писателей.

Библиография:

I. Samlede Vaerker, 14 B., udgivne af A. B. Drachmann, J. L. Jleibery og H. O. Lange, 1901-1906 (русск. перев., «Северные сборники», кн. IV, СПБ., 1908).

II. Brandes G., Kierkegaard, 1879; Barthold A., Zur theologischen Bedeutung Kirkegaards, 1880; Hoffding H., Kierkegaard als Philosoph, 1896; Hoffmann R., Kierkegaard und die religiose Gewissheit, 1910; Geismar Ed., S. Kierkegaard, 1925; Gemmer A. und Messer A., S. Kierkegaard und K. Barth, 1925.

КИРПИЧНИКОВ

КИРПИЧНИКОВ Александр Иванович (1845-1903) - историк всеобщей и русской лит-р, член-корреспондент Академии наук. К. принадлежит целый ряд исследований по средним векам: «Очерки из истории средневековой лит-ры» (1869); «Кудруна, национальная поэма немцев» (1874) и мн. др. Статьи К. о русских писателях - Писемском, Достоевском, Льве Толстом и др. - собраны им в «Очерках по истории новой русской лит-ры» (2 тт., 1896-1903). Считая историю лит-ры отдельного народа только учебной, а не ученой дисциплиной, К. признавал наукой лишь сравнительную или всеобщую историю лит-ры; объектом ее является по К. то, в чем «отражаются развитие, взгляды, идеалы человечества», преимущественно изящная литература, т. к. в ней «убеждения современников, степень их развития, а в особенности идеалы выражаются яснее». Метод истории лит-ры - индуктивный и сравнительный (см. Метод сравнительно-исторический), ведуший от «массы однородных фактов к выводу, общему не только для них, но и для всех им подобных». Задача истории лит-ры - в установлении «общих незыблемых законов, по к-рым совершается движение человеческой мысли, внутренний прогресс человечества». Входя в антропологию, «она доставляет наиболее ценный материал для исследования законов мысли и творческой фантазии, взаимодействия общества и личности, традиции и стремления к прогрессу, связи факта и идеала».

Социологический анализ у К. не шел однако далее противопоставлений личности общественной среде, столь обычных в кругу сравнительно-исторической школы; самое общество изучалось им без внутренней дифференциации его на классовые группы, к-рая одна способна была приблизить исследователя к «общим законам лит-ого развития».

Либеральные убеждения, общественная отзывчивость и огромная эрудиция К. делали его одним из популярных профессоров эпохи. Особое значение имела «История всеобщей лит-ры», начатая А. Ф. Коршем и продолженная К.

Библиография:

I. Сборник памяти А. И. Кирпичникова, Сб. Харьковского историко-филологического о-ва, т. XIV, Харьков, 1903; Словарь О-ва любителей российской словесности при Московск. университете, 1911; Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, т. III, П., 1914.

II. Языков Дм., А. И. Кирпичников, «Исторический вестник», 1903, VI (библиографический очерк).

КИРПОТИН

КИРПОТИН Валерий Яковлевич (1900-) - современный историк общественной мысли. Член ВКП(б) с 1918. Зам. директора Ленинградского отделения Комакадемии, член редакции «Проблемы марксизма». Непосредственное отношение к литературоведению имеют работы К. о русских революционных разночинцах 60-х гг. XIX в., в особенности о Писареве, к-рого К. рассматривает как идеолога городской мелкой буржуазии, ищущей смычки с революционной крестьянской демократией, в отличие от непосредственного авангарда этой последней - группы «Современника» (Чернышевский, Добролюбов). Этой классовой базой Писарева К. объясняет его колебания по вопросу о неизбежности революции, его программу гармонизации капитализма и т. д. Эстетические взгляды Писарева К. рассматривает в неразрывной связи с политическими его воззрениями. Попутно К. убедительно разоблачает искажение исторического значения Писарева в работах В. Ф. Переверзева и Б. П. Козьмина.

Библиография:

I. Радикальный разночинец Д. И. Писарев, Л., 1929; Д. И. Писарев, изд. «Красная газета», Л., 1929; Н. Г. Чернышевский и марксизм, изд. то же, Л., 1930; статьи в журн. «Звезда», «Под знаменем марксизма», «Проблемы марксизма» и т. д.

II. Козьмин Б. П., Писарев и социализм, «Литература и марксизм», 1929, IV, V, VI; Кирпотин В., Ответ Б. П. Козьмину: Об изучении идеологии, «Литература и марксизм», 1930, II.

КИРСАНОВ

КИРСАНОВ Семен Осипович (1906-) - современный поэт, младший выученик лефовской школы. Р. в Одессе в семье портного. Печататься начал в 1924 в одесском журнале «Юголеф» и «Одесских известиях». Уже первая («предварительная») книжка стихов К. «Опыты» отличается высоким уровнем поэтической техники и вместе с тем крайне поверхностна по своему содержанию. С этим связано своебразное стихотворное трюкачество, от рецидивов к-рого К. не избавился до самого последнего времени (см. книгу «Слово предоставляется Кирсанову»). Несомненное тяготение К. к революционным мотивам неизменно вступало однако в противоречие с эстетско-формалистекой окраской его творчества. Дальнейший поэтический путь К. изобилует серьезными идейными промахами и ошибками, но все же направлен к актуальной тематике и к преодолению формализма. Поэма «Разговор с Дмитрием Фурмановым» (1928) намечает поворот в творчестве К. в сторону осознания необходимости сделать свою поэзию идейно насыщенной, боевой. Поэмы «Последний современник» и «Письма», объединенные в сборнике «Последний современник», знаменуют собой идеологический срыв К.: фантастическая картина будущего общества в «Последнем современнике» нарисована К. с мелкобуржуазной точки зрения. Стихотворный роман «Письма» представляет собой уход К. в нездоровое психологизирование «мятущегося» интеллигента.

Наряду с этими вещами К. упорно работал над произведениями газетно-публицистического характера, являясь в них учеником Маяковского.

Последняя из работ Кирсанова - поэма «Пятилетка». В поэме, являющейся по замыслу К. продолжением «Во весь голос» Маяковского, дана грандиозная картина строящегося социализма. Высокое художественное качество сочетается в ней с заостренной политичностью и публицистичностью метода. Однако и в «Пятилетке» К. еще не вплотную подошел к диалектическому осмыслению социалистического строительства. Классовая борьба не занимает в поэме должного места, техническая реконструкция хозяйства дана в некотором отрыве от социальных сдвигов, происходящих в стране. Это указывает на неизжитое до конца лефовское (см. Леф) мировоззрение Кирсанова.

Библиография:

I. Прицел, Гиз., М., 1926; Зимние картинки, «Молодая гвардия», М., 1926 (для детей); Опыты (книга стихов предварительная), Гиз, М. - Л., 1927; Разговор с Дмитрием Фурмановым, «Заккнига», Тифлис, 1928; Моя именинная, поэма, «ЗИФ», М. - Л., 1928; Революционная поэзия Польши (перев. ред.), Гиз, М. - Л., 1929; Последний современник, «Федерация», М., 1930; Слово предоставляется Кирсанову, Гиз, М., 1930; Строки стройки, «ЗИФ», М. - Л., 1930; Перед поэмой, «Молодая гвардия», М., 1930; Встретим третий, «Молодая гвардия», М., 1930 (для детей); Пятилетка, ГИХЛ, М. - Л., 1931.

II. Розанов Н., Русские лирики, «Никитинские субботники», М., 1929; Тарасенков Ан., Опасности на путях поэта, «Книга и революция», 1930, № 19; Танин Н., Ударник поэтического цеха, «Комсомольская правда», 22/VIII 1930; Брик О., Ученик Маяковского, «На литпосту», № 1, 1931; Виноградов И., Невыполненная пятилетка, «На литпосту, 1931, № 1.

КИРША

КИРША (Faustas Kirša, 1891-) - современный литовский поэт, один из виднейших символистов, прозванный буржуазной критикой «королем поэтов». В сб. стихов «Verpetai» (Пучины), «Aidų Aidužiai» (Эхо отзвуков), «Suverstos vagos» (Опрокинутые борозды) и в многочисленных отдельных стихотворениях и поэмах К. является представителем «чистого искусства» - крайнего эстетизма. Для поэзии К. характерны - как и для всей поэзии верхушек буржуазной интеллигенции - чувство безысходности, пессимизм и бегство от действительности, коренящиеся в неудовлетворенности этой группы господством буржуазии, мещанскую ограниченность которой поэт зло бичует в своих поэмах «Pelenai» (Зола), «Idiotas». К. - автор многих критических статей (в журн. «Baras», «Prądai ir Žygiai») и редактор ряда литературно-художественных журналов.

Библиография:

I. Verpetai, 1919; Aidų Aidužiai, 1921; Suverstos vagos, 1925; Pelenai, «Skaitymai», кн. XVI-XXI; Karaliai, там же, кн. XV; Klajunas, там же, кн. XXII.

II. Kemsis M., Faustas Kirša, «Skaitymai», кн. XII.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV