Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "К" (часть 7, "КИР"-"КЛО")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "К" (часть 7, "КИР"-"КЛО")

КИРША ДАНИЛОВ

КИРША ДАНИЛОВ - предполагаемый (без достаточных впрочем оснований) составитель дошедшего до нас в списке восьмидесятых годов XVIII в. сборника былин и других песен. Как наиболее древний из дошедших до нас сб. былинных текстов сб. К. Д. имеет важное значение в русской фольклористике, в общем бедной записями былин XVII и даже XVIII вв. Кроме того по своим качествам записи текстов в сборнике К. Д. далеко оставляют за собою другие известные нам записи XVII и XVIII вв. Если в последних, по словам Л. Н. Майкова, тексты являются в разрушенном виде, то К. Д. «имел в виду песенный склад былин и вместе со словами отмечал напев: оттого и удалось ему сохранить размер былевого стиха и вообще удержать весь типический облик народной былины».

В научной лит-ре довольно прочно укрепилось мнение о сибирском происхождении песенного репертуара сб. К. Д. или, по крайней мере, о миграции этого репертуара через сибирскую среду. Однако вопрос о географическом приурочении вошедших в сб. песен далеко нельзя считать решенным. Данные языка, к-рые представляют наиболее надежный материал для решения этого вопроса, в отношении отдельных песен указывают на самые различные диалектические группы и территориальные районы. Дальнейшие исследования сборника К. Д. могут привести к выводу о разномастном характере его репертуара, объединенного в одно собрание каким-нибудь любителем.

Библиография:

I. Древние русские стихотворения М., 1804 (изд. плохое и далеко не полное; вышло только 26 стих. из 70); Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым и вторично изданные с прибавлением 35 песен и сказок, доселе неизвестных, и нот для напева, М., 1818; Древние российские стихотворения, собранные Киршею Даниловым, М., 1878 (перепечатка изд. 1818); То же, в «Дешевой библиотеке» А. С. Суворина, СПБ., 1892; Сборник Кирши Данилова, изд. Императорской публичной библиотеки, ред. П. Н. Шеффера, СПБ., 1901 (лучшее изд., но с пропусками неуместных в печати мест).

II. Шеффер П. Н., Предисловие к изд. сб., СПБ., 1901; Пыпин А. Н., История русской этнографии, т. I, СПБ., 1890; Майков Л. Н., Материалы и исследования по старинной русской литературе, «Сб. Отд. русск. яз. и словесности Акад. наук», т. LIII, СПБ., 1891; Лобода А. М., Русский богатырский эпос, Киев, 1896; Корш Ф. Е., О русском народном стихосложении, «Известия II Отд. Акад. наук», 1896, т. I, кн. I (отд. изд., СПБ., 1897; Миллер В. Ф., Очерки русской народной словесности, М., 1897; Тихонравов Н. С., Пять былин по рукописям XVIII в., Сочин., т. III, М., 1898; Будде Е. Ф., Сборник Кирши Данилова, «ЖМНП», 1902, кн. IV; Вейнберг П., Русские народные песни об Иване Васильевиче Грозном, изд. 2-е, СПБ., 1908; Азадовский М. К., Эпическая традиция в Сибири, Чита, 1921: Финдейзен Н. Ф., Сборники российских песен XVIII в., «Известия Отд. русск. яз. и словесности Академии наук СССл, 1926, т. XXXI.

КИРШОН

КИРШОН Владимир Михайлович (1902-) - современный драматург, один из руководителей Российской ассоциации пролетарских писателей. Р. в семье интеллигентов-меньшевиков, в 1905-1907 отошедших от политической работы. Окончил 6 классов гимназии, весной 1918 вступил в комсомол и ушел на кавказский фронт. В 1920 вступил в члены ВКП(б). В начале 1921 был послан в Свердловский университет. В 1923 был направлен в Ростов н/Д., где заведывал сначала учебной частью совпартшколы, а потом был зам. заведующего агитпропом. Организовал Ростовскую, а затем и Северокавказскую ассоциацию пролетписателей. В 1925 переехал в Москву для работы в качестве секретаря ВАППа. Написал книжку о Есенине и ряд статей в журналах «На лит-ом посту», «Октябрь» и «Молодая грардия». В настоящее время - секретарь РАППа и председатель ее киносекции.

Уже в первой серьезной драматургической работе К. - пьесе «Константин Терехин» (1926) - проявились основные особенности К. как драматурга: резкая публицистическая направленность, актуальность и значительность тематики, сильная сатирическая тенденция, реалистическая манера, стремление к социально-психологическому раскрытию персонажей. Несмотря на ряд существенных недостатков (далеко недостаточное уменье овладеть материалом, приводящее к натурализму, «авантюрное», случайное разрешение драматического конфликта, ряд лишних, не имеющих прямого отношения к теме моментов, недостаточная яркость и характерность языкового материала и пр.), пьеса была значительным явлением в молодой пролетарской драматургии.

Вторая пьеса К. «Рельсы гудят» (1927) также отличалась чрезвычайной тематической актуальностью. В ней изображался рабочий-выдвиженец, назначенный директором крупного завода в обстановке огромных трудностей. К. удалось показать, что задача реорганизации производства, вставшая перед рабочим-директором, неразрывно связана с задачей реорганизации человеческого материала, работников завода, и с реорганизацией самого себя. Герой пьесы - рабочий Василий Новиков - показан К. не как романтический герой, пролетарский «рыцарь без страха и упрека», чудом преодолевающий все препятствия, а как реальная личность; это одно уже являлось серьезным достижением молодой пролетарской драматургии, усиленно боровшейся тогда со схемой и штампом. «Рельсы гудят» были несомненно свидетельством художественного роста К., - и это проявилось, в частности, очень заметно в яз. пьесы: передовые и отсталые рабочие заговорили у К. своим яз., без фальши и «переигрывания». Едва ли не впервые на советской сцене был показан завод, цех во время работы. «Рельсы гудят» не были однако художественно зрелым произведением. В пьесе были выражены две различные, противоречивые жанрово-стилевые тенденции: сатирически-гротескная и реалистическая тенденция. Другим недостатком пьесы явился не вполне преодоленный Киршоном натурализм.

В следующей пьесе «Город ветров» (1928) Киршон преодолевает ряд недостатков, свойственных первому этапу его творчества. Хотя и в этой пьесе сказалась некоторая неслаженность: так, несомненно, противоречит всему реалистическому характеру пьесы фигура ашуга (народного певца), данная в романтическо-экзотическом плане. Тенденции к большому и широкому художественному обобщению, едва намеченные в предыдущих композициях Киршона, получают в этой пьесе более яркое выражение.

Используя как основу действительные исторические события (героическая история 26 бакинских комиссаров), К. ставит в «Городе ветров» проблему авангарда и класса, их взаимоотношений, показывая временный отход массы класса от авангарда, неизбежность скорого возвращения к авангарду, слияния с ним и конечную победу авангарда. Элементы этой победы заключены уже в самой трагической гибели комиссаров: тот факт, что англичане торопятся с их расстрелом, объясняется боязнью англичан перед комиссарами, боязнью, вызванной начинающимся подъемом рабочего движения после реакции. В физической гибели комиссаров заключена так. обр. победа тех идей, за к-рые они гибнут. Здесь, как и в самых отношениях между авангардом и временно отошедшей от него массой, содержатся элементы подлинной и высокой трагедийности.

Если в «Константине Терехине» и «Рельсы гудят» проявились элементы бытовой комедии, сатирического гротеска, реалистическ. драмы и др., то в «Городе ветров» заметное выражение получила лирическая тенденция.

Наиболее зрелым произведением К. является его последняя пьеса «Хлеб». Так же как и в «Городе ветров», К. стремится в частном показать проявление общего. На актуальнейшем материале современности - хлебозаготовительной кампании - К. показывает острую классовую борьбу с кулачеством пролетариата и идущей за ним бедноты в союзе с середняком, ставит проблемы политической стратегии, политического руководства, показывает борьбу двух политических линий, двух типов политических руководителей, являющуюся борьбой социальных характеров. Творческий рост Киршона привел к тому, что пьеса достаточно выдержана в едином стилевом плане, органически включающем в себя различные тенденции, свойственные творчеству Киршона.

(«Константин Терехин» был поставлен в Риге (1929), в Лондоне - в Малом театре (1929), в Париже (1929-1930) - в театре «Авеню», выдержав свыше 100 спектаклей, в Лейпциге (1929) - в Лейпцигском драматическом театре, в Нью-Иорке (1929-1930) - в Мартин-Бек театре, в Берлине и в разных городах Германии и Франции. Пьеса переведена на немецкий, французский, английский, украинский, армянский, финский, испанский и др. яз., издана во Франции и в Америке. «Рельсы гудят» переведены на немецкий, украинский, тюркский, армянский, татарский, белорусский, узбекский и другие языки).

Библиография:

Как они кончат, изд. Свердловского университета, М., 1922; Единый фронт, изд. «Молодой гвардии», 1922; Ночь под Рождество, изд. Главполитпросвета, М., 1923; Наша Карманьола, изд. 2-е, «Молодая гвардия», М. - Л.; 1924; Факт, которого не было, изд. Свердловского университета, М., 1925; Сергей Есенин, изд. «Прибой», Л., 1926; Константин Терехин (напис. совм. с А. Успенским), Гиз, М., 1927; На кино-посту, изд. «Московский рабочий», М., 1928; Рельсы гудят, Гиз, М., 1928; Рельсы гудят, Картина к XII годовщине Октября, М., 1929; Город ветров, изд. «Московский рабочий», Москва, 1930 (отрывки в «Октябре»); Хлеб, 1930.

КИРЫЛЕНКО

КИРЫЛЕНКО Иван Ульянович (1902-). Р. в с. Вязовке, Днепропетровского округа; отец его служил чернорабочим на железной дороге. Кирыленко активно участвовал в гражданской войне. В настоящее время работает в Институте марксизма и ленинизма.

Писать начал в 1923 и тогда же вступил в союз революционных писателей «Плуг» (в 1927 перешел в ВУСПП). Первые произведения К. - стихи и мелкие рассказы - проникнуты революционной романтикой и написаны под заметным влиянием импрессионизма. Посвященные преимущественно гражданской войне, они построены довольно схематически в плане героизации типов. С 1927 К. переходит к повестям на темы мирного времени. Повесть «Курси», композиционно и тематически напоминающая «Комиссаров» Ю. Либединского, трактует строительство новой школы (педтехникума) в переходном периоде. Повесть «Кучерявi днi» разрабатывает проблему троцкистской оппозиции в комсомоле. Основные герои К. - молодежь, - в этом отношении он близок к группе комсомольских писателей, хотя формально к ней и не принадлежит.

Особенноеть манеры К. - показ переплетения социальных и индивидуальных интересов своих персонажей, изменение человеческой психики, широкое использование бытового материала. Но односторонняя романтизация персонажей делает всех его героев носителями определенной схемы. Несмотря на большие художественные недостатки, К. благодаря злободневности своей тематики является одним из наиболее популярных пролетарских писателей.

Библиография:

I. Таких багато, вид. «Мол. роб.», Полтава - Харкiв, 1923; Вiдступ, ДВУ, Харкiв, 1926; Стихия, ДВУ, Харкiв, 1926; Такти, «Плужанин», 1927; Курси, ДВУ, 1927.

II. Коваленко Б., Про побут у сучаснi украiнськоi лiтератури, газ. «Пролетарская правда», 1926, № 64; Коряк В., Молодняк, газ. «Коммунист», 1926, № 24.

III. Лейтес А. i Яшек М., Десять рокiв украiнськоi лiтератури, т. I, ДВУ, Харкiв, 1928.

КИСТЕМАКЕРС

КИСТЕМАКЕРС Анри (Henri Kistemaeckers, 1872-) - бельгийский романист, драматург; принадлежит к младшему поколению той плеяды бельгийских писателей, к-рая, начиная с восьмидесятых годов прошлого столетия, - с эпохи «Молодой Бельгии», - закладывает основы национальной бельгийской литературы.

Автор многочисленных юмористических повестей и рассказов, ряда романов, К. занял однако свое место в истории бельгийской литературы преимущественно как драматург - один из первых создателей бельгийской реалистической драмы; К. строит ее на основе традиций французской буржуазной драмы второй половины XIX в. (Дюма-сын, Ожье). Писатель средней промышленной буржуазии, он ставит в своих произведениях проблему ее конфликта с крупной финансовой буржуазией; однако борьба между этими группами не успела еще достичь к началу деятельности К. той остроты, которая исключила бы их поверхностный оптимизм и обывательскую ограниченность. Конфликты, лежащие в основе произведений Кистемакерса, не выходят за пределы семейно-бытовых отношений буржуазного общества. Значимость драматических произведений К. умаляется его погоней за дешевыми театральными эффектами, за нарочитым остроумием диалогов. Лучшие его пьесы: «Марта» (Marthe, 1899), «Рана» (La blessure, 1900), «Продавец счастья» (Le marchand de bonheur, 1902), «Инстинкт» (L’instinct, 1905), «Соперница» (La Rivale, 1907), комедия «La Roi des palais» (1919).

Библиография:

I. На русск. яз.: Соперница, СПБ., 1907, и М., 1907; Сеятель счастья (Le marchand de bonheur), 1910; Аэрополис, Роман, СПБ., 1910; Незнакомка, Роман, СПБ., 1911.

II. Liebrecht H. et Rency G., Histoire de la litterature belge, Bruxelles, 1926; Ganchez, Histoire de lettres francaises de Belgique, 1922.

КИТАБ-АЛЬ-АГАНИ

КИТАБ-АЛЬ-АГАНИ («Книга песен») - важнейшая и обширнейшая антология арабских поэтов, составленная в X в. христ. эры ученым филологом Абу-аль-Фараджем Исфаганским (897-969), посвятившим ее хамданидскому эмиру Сейфаддаулату. Хозяйственно-политические неурядицы соседних областей позволили хамданидам (возглавлявшим еще близких к родовому быту арабов северной Сирии) выдвинуться и на короткое время стать во главе арабской политической и культурной жизни. Эпоха Сейфаддаулата является в этом смысле самой яркой - его резиденция Халеб (Алепо) была важнейшим центром арабской культуры, в частности поэзии (Мутанабби, Абуфирас и др.). Возникновение К.-А.-А. в этой обстановке вполне естественно - общий подбор стихотворений и объяснительный текст соответствует политическому моменту и актуальной задаче - возбудить и поддержать национальное самосознание арабов (военно-феодальных слоев) в их борьбе с византийцами и тюрками. Кроме стихотворений древнейшей доисламской, омейядской и аббасидской эпох, К.-А.-А. содержит подробные биографии поэтов, исторические анекдоты и пр. (при стихотворениях, к-рые пелись, называются соответственно мелодии, а также имена их исполнителей).

Библиография:

I. Печатные издания К.-А.-А. Козегартена, Грейсв., 1840 и сл.; Булак, 1285 хиджры, 1863, 20 тт., XXI дополнительный том издан Brunnow, Leiden, 1888 (указатель изд. Guidi. Leiden, 1895).

II. Крымский А. Е., Арабская поэзия, М., 1906; Его же, Арабская литература, М., 1911.

КИТАЙСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Статья большая, находится на отдельной странице.

КИТАЙСКИЙ ЯЗЫК

Статья большая, находится на отдельной странице.

КИТС

КИТС Джон (John Keats, 1795-1821) - английский поэт. Р. в семье содержателя постоялого двора. Выдержал экзамен на звание хирурга, но медицинской практикой не занимался. В 1817 выпустил сб. стихов «Poems», а в следующем году издал поэму «Эндимион». В 1820 вышла третья и последняя книга его стихов, в к-рую вошел отрывок начатой поэмы «Гиперион».

К. благодаря полученному образованию ушел из среды мелких торговцев и содержателей постоялых дворов, но не примкнул к другому классу и очутился в положении деклассированного интеллигента. В политике он лишь отчасти примыкал к группе либеральной буржуазии, возглавляемой Ли-Гентом. К. всю свою недолгую жизнь был глубоко индифферентен к вопросам политики, науки, религии. Реакционерам казалось, что К. принадлежит к либералам и со временем станет «силой», поэтому творчество его подверглось резким нападкам и сокрушающей критике со стороны реакционной печати. Раннюю смерть поэта друзья его рассматривали как результат травли со стороны реакционеров.

К. создал свою теорию искусства, к-рая является наиболее последовательной теорией искусства для искусства. Обосновывая и защищая ее, он занял враждебную позицию не только по отношению к политике или религии, но и к науке, что вызвало недовольство даже в среде его друзей. К. напр. жалуется, что наука снизила до обыденщины таинственную радугу, обрезала крылья у ангелов, лишила воздуха таинственных обитателей подземелий, гномов и т. д. По его теории искусство должно быть воплощением красоты, а не орудием политики, науки или религии. Поэт не учитель, не вождь, он не должен участвовать в общественной борьбе: поэт прежде всего творец. Свое понимание искусства он выразил краткой формулой: «Красота есть истина, истина есть красота; вот все, что мы знаем и что мы должны знать». Он горячо убеждал современных ему поэтов отказаться от социальной направленности в творчестве. Сам К. строго придерживался своей теории, стремясь создать «памятники вечной красоты», свободные от «мелочей злобы дня», от какого-либо отражения общественной жизни его времени. Поэтическое наследие К. невелико, талант его не успел развернуться, но все, написанное им, крайне оригинально. К. - романтик, но глубоко отличный от современных ему романтиков. Он не уходил в средние века в поисках кошмаров и ужасов, не уходил в экзотику в поисках необычайного. Он везде искал только красоту и находил ее большей частью в древней Греции, вольной и своеобразной трактовкой классических сюжетов вызывая гнев и возмущение сторонников классицизма.

Поэзия К. проникнута античным пантеистическим натурализмом. К. ставил своей целью максимальный объективизм в творчестве, и он действительно объективен даже в лирике. По формальным приемам обработки классических и средневековых сюжетов он стоит ближе всего к писателям эпохи Шекспира.

Основная черта творчества К. - культ самодовлеющего искусства. Через все его произведения проведен принцип «искусство выше жизни». Преобладание чувства над разумом, сочетание радости и скорби, непротивленческое примирение с действительностью, покорность року и искание успокоения в «тихой грусти», наслаждения - в страдании делает К. наиболее ранним предшественником прерафаэлитов и особенно буржуазного упадочного эстетизма типа Бодлера, Оскара Уайльда и др. Он близок к нашим символистам конца XIX и начала XX вв.

В эпоху напряженной классовой борьбы между английской аристократией и крупной буржуазией в последние годы XVIII и первой четверти XIX вв., завершившейся победой крупной буржуазии, в эпоху выступления на арену борьбы пролетариата, твердо заявившего о своем существовании как класса, на мелкую буржуазию обрушивались удары всех борющихся партий, сама же участвовать в борьбе она не могла, т. к. ее интересы не совпадали с интересами ни одного из борющихся классов. Отсюда беспочвенность ее идеологов (утопический анархизм Шелли, мистический пантеизм и символизм Блока и т. п.). Эта беспочвенность характерна и для К., и он уходит от непонятной, сумбурной для него действительности в мир абсолютной красоты; его поиски успокоения в скорби, в страдании и т. п., желание «тихо умереть» - результат полной беспомощности класса, невозможности для него не только победить, но и бороться. К. в свое время был непризнанным поэтом, творчество его ценили немногие, но зато он пользуется большим почетом у утонченных буржуазных эстетов и мистиков со второй половины XIX в. Пролетариату же творчество К. чуждо, непонятно, даже враждебно.

Библиография:

I. The poetical works and other writings of J. Keats, 4 vv., ed. by Forman, 1883; Poetical works, ed. by Arnold, 1929; The letters, ed. by Golvin, 1891.

II. Гербель Н. В., Английские поэты в биографиях и образцах, СПБ., 1875; Венгерова З., Дж. Китс и его поэзия, «История западной литературы», т. II, изд. «Мир» (мистико-идеалистическая апология творчества Китса, ср. ее же ст. в «Вестнике Европы», 1889, X-XI); Розанов М. Н., Очерк истории английской литературы XIX в., ч. 1, Гиз, М., 1922; Lord Houghton, Life of J. Keats, 1848; Coloin, Life of J. Keats, «The Men of Letters Series», 1887; etienne L., Le paganisme poetique en Angleterre, «Revue de deux Mondes», 1867; Bridges R., A critical introduction to Keats, 1929; Saito T., Keats’ view of Poetry, 1929; Lowell A., John Keats, 1929.

III. Rossetti, John Keats, «Great Writers» (полная библиография).

КИЦБЕРГ

КИЦБЕРГ Август (August Kitzberg, 1855-1927) - эстонский писатель. Его первые произведения относятся к 70-м и 80-м гг. - эпохе национального пробуждения - и носят печать явственного романтизма. В начале 90-х гг. в эстонской лит-ре происходит перелом в сторону реализма, и К. пишет ряд небольших рассказов из деревенской жизни, а также несколько пьес для деревенских любительских трупп, сюжеты к-рых часто заимствуются К. из немецкой лит-ры. Все они - картинки из крестьянского быта, не чуждые идеализации.

Третий период развития творчества писателя проходит под влиянием революционного движения 1905. Острая классовая борьба захватывает также К. В 1906 он пишет свою первую драму «Tuulte poorises» (В вихре ветров), в первый раз в эстонской драматической литературе отражающую классовый антагонизм между батраками и зажиточным крестьянством. Драма эта, резко осуждающая идею революции и защищающая мелкобуржуазные идеалы, несмотря на свою художественную малоценность, встречает чрезвычайно восторженный прием со стороны буржуазной прессы Эстонии, Латвии и Финляндии. Однако, подвергнувшись заслуженной критике слева, К. в дальнейшем уже отказывается затрагивать политические темы. Темой его последующих драм («Kaika jumal», «Laurits») становится бичевание выскочек, выходящих из рамок мелкобуржуазных приличий. Наиболее удачной в художественном отношении является его драма «Libahunt» (Оборотень). Все его прозаические и драматические произведения отличаются нечеткой композицией и недостаточной психологической обоснованностью, хотя и дают ряд художественных типов. Лучше всего ему удаются типы зажиточных и разбогатевших крестьян - «серых баронов».

К. является также одним из виднейших фельетонистов в эстонской буржуазной прессе. Начав в молодые годы с мелкобуржуазного радикализма, он в начале XX в. борется уже на стороне клерикально умеренной группы националистов против радикальных буржуа и кончает как идеолог мелкобуржуазного консерватизма.

КИШ Г.

КИШ Григорий - очеркист и фельетонист. Активный работник комсомольской печати. В своих фельетонах К. затрагивает ряд актуальных вопросов «молодежного» быта: участие комсомола в строительстве, мещанство в среде молодежи, взаимоотношения между технической интеллигенцией и пролетариатом и другие.

Обстановка, в к-рой приходится действовать героям К., полна всевозможных противоречий. Молодой инженер, охваченный жаждой изобретения, пафосом строительства, встречается с косностью и рутиной учреждений («Исповедь молодого инженера»). Ударник, добивающийся рационализации производства, наталкивается на сопротивление отсталых, консервативно настроенных рабочих.

На фоне борьбы, к-рую герои К. ведут за осуществление своих идей, вырисовываются различные явления - как положительные, так и отрицательные. Наряду с ростками новой коллективистской психологии, мы видим проявления мещанства, индивидуализма, косности и бюрократизма («Тупик», «Герой передышки» и др.). Несомненно, главный упор делается на показе новых общественных отношений, в к-рых рождается новый человек - энтузиаст социалистической стройки.

Лит-ые приемы К. однообразны и несложны. Чаще всего он пользуется формой письма, выдержанного в интимных товарищеских интонациях, обращенного к широкой пролетарской общественности. Эта форма в значительной мере продиктована запросами комсомольской аудитории, воспитанной в духе товарищества, привыкшей ставить вопросы на коллективное обсуждение.

Обращенность к злободневным проблемам, насыщенность социалистическим пафосом, публицистическая заостренность, - все это делает очерки и фельетоны К. общественно полезными, несмотря на ряд крупных недостатков (перегруженность метафорами, подражание Бабелю, иногда поверхностность).

Библиография:

I. Исповедь молодого инженера, Очерки, изд. 2-е, изд-во «Молодая гвардия», М., 1930; Люди шестого сорта, Очерки, изд-во «Огонек», М., 1930; Герой передышки, Бытовой очерк, изд. ячейки ВЛКСМ завода «Красный пролетарий», М., 1930; Письмо Троцкому, изд-во «Молодая гвардия», М., 1930.

II. Отзывы об «Исповеди молодого инженера»: Алексеев Г., Книга и революция, 1930, X; Корелин Л., Беллетристика, публицистика (очерк), «На литературном посту», 1930, III; Блюм Е., «Молодая гвардия», 1930, X, и др.

КИШ Л.

КИШ Лайош (Lajos Kiss (Ludwig), 1890-) - венгерский пролетарский писатель. Член коммунистической партии с 1918. По профессии - печатник; начал писать в эмиграции в СССР (после падения советской власти в Венгрии К. был приговорен в 15-летней каторге и освобожден в результате обмена, произведенного по почину правительства СССР). Рассказы и 2 романа К. («Черные дни», М., 1928; «Героический район», М., 1930) отображают борьбу венгерских рабочих до утверждения советской власти в Венгрии и во время нее. Большой отрывок из его романа «Красное гетто» появился в 1929 в журнале «Вестник иностранной литературы». Киш состоит сотрудником ряда венгерских литературных и политических газет и журналов.

КИШ Э. Э.

КИШ Эгон Эрвин (Egon Erwin Kisch, 1885-) - немецкий журналист и писатель, коммунист. Начал работать как газетный репортер в Праге, во время империалистической войны служил в австро-венгерской армии, в 1918-1919 принимал активное участие в революционных выступлениях венских рабочих. В настоящее время живет в Германии, где сотрудничает в партийной прессе. Главная заслуга К. - в области современного репортажа, к-рый он из второстепенной отрасли журналистики возвел в особый лит-ый жанр. Репортаж он определяет как отчет о фактах, к-рый, в противоположность поэтическому творчеству, выхватывающему общее и типичное, публицистически выделяет в текущих событиях именно неповторимое, со всеми его своеобразными особенностями, и критически воспроизводит современность в ее актуальных проявлениях. Репортер-очеркист, по мнению К., - не просто наблюдатель, он в то же время соратник, борец (как Джон Рид, как Ларисса Рейснер и др.). В этом смысле он больше чем хроникер, он выполняет квалифицированную подготовительную работу для будущего историка. Реализм репортера-коммуниста должен быть проникнут историко-материалистическим пониманием действительности, его объективность - революционна. Она «должна вытекать из неумолимой правды воспроизведения жизни и чуждой компромисса социальной воли». Так «точный отчет становится орудием рабочего движения». Репортаж не противопоставляется художественному оформлению. Но художественность для него (с некоторым ограничением формулы Золя) - «правда, преломленная сквозь революционный темперамент» (из предисловия Киша к новому немецкому изданию книги Джона Рида «Десять дней», 1928).

В указанном смысле К. - мастер малой формы. Том избранных очерков «Der rasende Reporter» (Неистовый репортер, 1924, сокращенный перевод, не дающий достаточного представления о подлиннике), в котором своеобразное дарование Киша проявляется с лучшей стороны, имел огромный успех и выдержал уже несколько изданий. Внимание такого революционного реалиста, как К., не могла не привлечь и современная действительность Советского Союза. Так возник в результате его путешествия по России сборник статей «Zaren, Popen, Bolschewiken» (Цари, попы, большевики, 1927); сборник этот представляет собой одну из лучших книг о советской России, разносторонне освещающую ее жизнь. Ей можно противопоставить очерки «Paradies America» (Американский рай, 1929, печатались в «Новом мире»), в к-рой изображаются США накануне кризиса. Как искусный полемист К. проявил себя в борьбе за освобождение Макса Гельца. В его более крупных вещах - романы «Madchenhirt» (Пастырь дев, 1913) и «Soldat im Prager Korps» (Солдат Пражского корпуса) - общая концепция слабее разработки деталей. Во многих работах К. поражает его особый интерес к социологии преступления.

Библиография:

Помимо приведенных выше работ вышли: Die Abenteuer in Prag, 1921; Die gestohlene Stadt, Комедия, 1922; Hetzjagd durch die Zeit, 1925; Wagnisse in aller Welt, 1926; Sieben Jahre Justizskandal, Max Holz (Семилетний скандал правосудия - Макс Гельц), 1928; Schreib das auf Kisch, Военный дневник, 1930. К. опубликовал «Zuchthausbriefe» (Письма из тюрьмы) Макса Гельца, 1927, и антологию «Klassischer Journalismus», 1923.

КЛАБУНД

КЛАБУНД (Klabund, 1891-1928) - псевдоним Альфреда Геншке (Alfred Henschke) - немецкий писатель. В своем творчестве, особенно в романах «Моро», «Магомет, роман одного пророка», «Петр Великий», К. изображает великих реформаторов в их борьбе с инертностью массы. Для него характерно противопоставление этому основному образу иного образа - представителя богемы (напр. Франсуа Вийона в романе «Небесный вагант»). Значительное формальное мастерство и стилизация соединяются у К. с подчеркнутой простотой народной речи. В последний период своего творчества К. писал на экзотические темы («Монтезума», переводы персидского писателя Али Хафис и старокитайской драмы «Меловой круг», к-рая имела очень большой успех в Берлине, а также была поставлена в Москве в театре Корша в 1928). Эта смена тем и жанров, обусловленная уходом от современности и обращением к прошлому, достаточно ярко выявляет мелкобуржуазную психоидеологию К. с характерным для нее тяготением к индивидуальному.

КЛАДБИЩЕНСКАЯ ПОЭЗИЯ

КЛАДБИЩЕНСКАЯ ПОЭЗИЯ - условное обозначение поэтического направления, возникшего в Англии с середины XVIII в. (эпоха перед промышленным переворотом), распространившегося во второй половине века и в Германии, а к концу его - в России и типичного как элемент стиля дворянского романтизма, или, точнее, предромантизма. К. п. является наиболее резким тематическим выражением общего настроения меланхолии и отречения, характеризующего в эту эпоху английскую поэзию природы. Развитие темы экзотизма сельской жизни и ландшафта (Бэтлер - Гей - Томсон - Шенстон) в силу распада социальной базы дворянства как класса приводит к меланхолическим пейзажам, к поэтическим мотивам ночи или вечера, тумана, зловещего пейзажа и т. п. Нейтральный ландшафт сменяется таинственным и страшным: лес - пожарищем, руинами, наконец кладбищем. В то же время заимствованный у буржуазии рационалистический протестантизм становится мистическим. Возникает английский предромантизм: мистическое возрождение готики, меланхолическое, примиренное любование природой, оссианизм, сентиментализм и, как высшая его точка, К. п. Характеризуют К. п. мысли о тщете мира, грусть, зловещий поэтический пейзаж, кладбище (или символ его - руины) как непременное место наблюдения, примиренно-безнадежный тон авторского монолога. Типичными предшественниками К. п. можно считать Р. Блэйра (1699-1746) и Э. Юнга («Жалоба, или ночные думы о жизни, смерти и бессмертии»). Ярчайшее выражение К. п. - «Элегия на сельском кладбище» Грея (см.), дважды переведенная Жуковским.

Библиография:

Веселовский А. Н., Жуковский, СПБ., 1904 (переизд., П., 1918); De Haas C. E., Nature and Country in English Poetry of the First Half of the Eighteenth Century, Amsterdam, 1928.

КЛАДЕЛЬ

КЛАДЕЛЬ Леон (1834-1892) - французский прозаик, выражающий умонастроение аристократической интеллигенции. Враждебное отношение этой социальной группировки к буржуазной культуре сказалось у К. в тяге к природе, к «простым людям», в патриархальной идеализации крестьян и рабочих. Этим определяется содержание его главных произведений: «Bousiers» (Навозные жуки), «Le va-nu-pied» (Босой, 1884), «Les paysans du Quircy» (Крестьяне из Квирси) и «Le tombeau des lutteurs» (Могила борцов). Характеристика трудовых масс обнаруживает как веру автора в их жизненные силы, так и осознание социальной никчемности своего класса. К. любовно описывает примитивные условия труда; он смотрит не вперед, а назад. Критикуя буржуазную современность, К. мечтает о прошлом и не способен выйти за пределы феодально-религиозного мировоззрения. В этом смысле К. выражает реакционные тенденции, типичные для упадочной аристократии.

Библиография:

I. Очерки и рассказы из жизни простого народа, перев. А. Успенской, с предисл. И. Тургенева, изд. 2-е, СПБ., 1895.

II. Cladel J., La vie de L. Cladel, suivie de L. Cladel en Belgique, par E. Picard, 1905.

КЛАРИЗМ

КЛАРИЗМ - одно из течений в русской поэзии XX в., представленное небольшой группой поэтов во главе с М. Кузьминым. Значение К. в том, что, будучи отчетливым показателем разложения символизма, в недрах к-рого К. создавался, он является в то же время связующим звеном между символизмом и акмеизмом.

Временный расцвет буржуазии после 1905 устранял необходимость в отвлеченной и отталкивающейся от действительности поэзии символистов и требовал установки на конкретную, реальную, уже удовлетворявшую буржуазию действительность. Символизм переживал кризис; первым откликом на эти требования и явился К., провозглашенный в 1910 М. Кузьминым, выдвинувшим принцип отказа от символичности и обращения к земной действительности, к «прекрасной ясности» (claris - лат. ясный, отсюда К.). В своей поэзии Кузьмин осуществлял это с большой демонстративностью, предпочитая формам средневековой мистической поэзии, привлекавшей символистов, формы французского Рококо. Воспевание таких конкретных жизненных подробностей, как напр.:

«Где слог найду, чтоб описать прогулку,

Шабли во льду, поджаренную булку

И спелых вишен сладостный агат»,

было в корне враждебно символизму и отмечало новый момент в движении буржуазного стиля в его отражении писателями перерождавшегося в буржуазию дворянства. Положения К. были подхвачены Городецким, заявившим, что роза должна быть «хороша сама по себе... а не своими мыслимыми подобиями с мистической любовью или чем-нибудь еще», и развернуты акмеизмом.

Библиография:

Кузьмин М., О прекрасной ясности, журн. «Апполон», 1910, № 4. Его же, Сб. стихов «Сети», М., 1908, и поздн. изд.; Городецкий С., Некоторые течения в современной русской поэзии, «Апполон», 1913, № 1; Белый А., Воспоминания об этом периоде в «Воспоминаниях об А. Блоке», журн. «Эпопея», 1923.

КЛАССИКИ

КЛАССИКИ. - Термин этот употреблялся до настоящего времени по крайней мере в трех значениях:

1. В «Золотой век» римской лит-ры и в особенности в эпоху Ренессанса под ним разумели образцовых писателей древности, на произведениях к-рых следует воспитывать свой вкус.

2. В эпоху классицизма (см.) термином К. обозначались все те писатели, к-рые творили в духе эстетических кодексов этого лит-ого направления, и особенно писатели древности, считавшиеся вдохновителями, родоначальниками классицизма. Это словоупотребление держится в обиходе науки о лит-ре в течение XVII-XVIII вв., приобретая к началу XIX в. порицательный характер (критические битвы вокруг «Эрнани» Гюго (1830), представлявшего собой намеренное ниспровержение «классических» канонов).

3. Со второй трети XIX в. с окончательной ликвидацией классицизма как лит-ого направления К. начинает вновь обозначать образцового художника, но не только древности, а широкого исторического прошлого.

Марксистское литературоведение вкладывает в термин К. иное, гораздо более насыщенное содержание. В соответствии с диалектическим пониманием лит-ого процесса, оно ставит перед пролетариатом проблему К. как проблему овладения художественным опытом, художественными достижениями предшествующих эпох. Проблема отношения к классикам, «учобы у классиков», является составной частью общей проблемы использования лит-ого наследства, особенно актуальной для творчества подымающихся классов, в частности для современной пролетарской лит-ры.

О различных социально-исторических формах использования достижений лит-ого прошлого и об отношении пролетариата к ценностям дворянско-буржуазной лит-ры - см. Наследство литературное.

КЛАССИЦИЗМ

Статья большая, находится на отдельной странице.

КЛАУЗУЛА

1. В прозе - конец фразы, приобретающий определенный ритмический ход. Напр. для Лессинга типичен исход спондеем и кретиком, для Гёте - трохеем. Проблеме К. уделяли внимание многие теоретики и мастера прозы - так, Лонгин порицает скопление в конце фразы пиррихиев, дактилей и диахореев, Жан Поль рекомендует К. анапестом, ямбом, диямбом, хориямбом или рядом трохеев; во французской литературе проблеме К. уделяли внимание Гонкуры.

2. Окончание стихотворной строки, состоящее из слогов, стоящих после конечного ударного слога. Так. обр. К. может состоять из одного слога (море), двух (ласточка) и т. д. и наконец может не иметь ни одного слога (земля), являясь, так сказать, отрицательной величиной. В ритме стиха К. имеет второстепенное, но все же существенное значение, т. к. в зависимости от числа слогов, заканчивающих строку, она приобретает особый характер. Ср. напр. разные К. ямба:

1. «Мой дядя самых честных правил,

Когда не в шутку занемог» (Пушкин).

2. «В лесу, когда мы пьяны шорохом

Листвы и запахом полян» (Брюсов).

3. «К моей груди цветок прикалывая,

Ты улыбалась словно в сказке» (Шенгели).

Помимо этого чрезвычайно существенным для ритма стиха является система чередования К. Те или иные их соотношения могут проводиться через все стихотворение, закономерно повторяясь и создавая так. обр. ритмическую монотонию (как напр. в приведенных стихах); наоборот, свободное движение К. дает стиху особый характер, когда одинаковые К., идя подряд, создают определенное нарастание, разрешающееся иной К., напр.:

«Я не увижу знаменитой Федры

В старинном многоярусном театре,

С прокопченной высокой галереи

При свете оплывающих свечей» (Мандельштам),

примеры чему дают белый, вольный и свободный стих. В том случае, если К. совпадает с звуковым повтором, возникает рифма (см.).

3. В античной метрике К. называли краткий стих, вставленный между длинными стихами одинакового с ним метра.

Библиография:

Wolff J., De clausulis Ciceronianis; Zielinski Th., Das Klauselgesetz bei Cicero, Lpz., 1904; Tries, Studien zu H. v. Kleist’s Klausel, «Studien zur vergleichenden Literaturgeschichte», IV); Gorm L., uber Goethe’s Periodenbau, «Euphorion», 14.

КЛДИАШВИЛИ

КЛДИАШВИЛИ Давид (1862-) - грузинский писатель. Представитель дворянской лит-ры. Получив военное образование, Клдиашвили долгое время служил офицером в русской армии, не порывая связи с деревней. Начало лит-ой деятельности К. относится к 80-м гг. XIX в., к периоду усиленного развития капиталистических отношений в Грузии и быстрого разложения поместного хозяйства. Выходец из дворянской среды и талантливый наблюдатель быта своего разоренного сословия, К. широко отразил этот быт и дал яркий образ дворянства, находящегося в тисках капитализма, но всячески старающегося приспособиться к новым условиям. Основным элементом литературного стиля К. является юмор, но в изображении неприглядной обыденщины и общественной никчемности грузинского дворянства, в анализе его тяжелого внутреннего разлада, юмор К. переходит в «горький смех» над жалкой судьбой представителей деградировавшего сословия. В повестях «Соломон Морбаладзе» и «Мачеха Саманишвили» К. в убедительных образах показал конкретные социальные стимулы, руководившие мелкопоместным дворянством Западной Грузии в борьбе за свое существование. Материальная нужда, малоземелье, долги и неспособность к созидательному труду приводят дворян к моральному разложению и вопреки былым «великосветским» традициям заставляют их прибегнуть к разным «унижающим» и «позорящим» их «достоинство» промыслам. В рассказе «Горе Дариспана» К. кроме того дал рельефную картину дворянского лицемерия, лживости и полного духовного банкротства, вызванного тем же экономическим крахом помещичьего мира. Вместе с тем К. видел, как в результате обеднения дворян постепенно растет их материальная зависимость от нарождающегося кулачества; на этом фоне экономической зависимости дворян от своих бывших крепостных К. развернул широкую психологическую драму поместной среды.

Дальнейшее развитие творчества К. соответствовало эволюции помещика в сторону перерождения его в горожанина; в поздних своих произведениях К. стремился изобразить новый городской быт. Но это не удалось ему. Грузинский дворянин в городе, в окружении русского чиновничества, долго не мог найти своего места. К. этот новый круг социальных отношений был знаком мало; неудивительно, что его творческая фантазия оказалась бессильной изобразить с характерными для его стиля бытовыми подробностями жизнь дворянства в городе. Однако и сам автор скоро вернулся к деревне, но уже не к дворянству, к-рое в последнее время для писателя не представляло особого интереса, а к крестьянству. Но этот запоздалый переход к совершенно новой теме сопровождался таким же кризисом творчества К., как и его попытка перейти к быту города. К. задался целью понять новые условия жизни послереволюционного крестьянства и вскрыть его отношение к социализму («Кимоте Мешваладзе»); но современного крестьянина К. рисует как человека, ничего не понявшего в происходящих вокруг него событиях, инертного и пассивного. Впрочем таково отношение самого автора к современности; он так же воспринял революцию. Заслуги К. в истории грузинской лит-ры - в том, что он в своих ранних произведениях дал яркий, образный показ разложения мелкопоместной дворянской среды и утвердил натурализм в грузинской прозе.

Библиография:

Избранные сочин. Клдиашвили переизданы Гизом Грузии в двух томах, Тифлис, 1926; Свиньи Бакулы, Тифлис, 1926; Необычайный переход дворян Лахундарельцев, Тифлис, 1927.

КЛЕБЕР

КЛЕБЕР Курт (Kurt Klaber, 1897-) - немецкий пролетписатель. Р. в Иене, рабочий, активный участник пролетарской революции в Германии. Одно время К., преследуемый правительством, принужден был эмигрировать; скитался по Швейцарии, Франции, Америке; хорошо изучил быт рабочего класса этих стран. К. - член международного бюро пролетлитературы, бюро союза революционных пролетарских писателей Германии, редакции журнала этого союза «Die Linkskurve». К. является также активным участником рабкоровского движения в Германии. Им основан и долгое время руководился рабкоровский журнал «Proletarische Feuilleton-Korrespondenz». Первый сборник стихотворений К. «Новый сев» (Die Neue Saat), вышедший в 1922, еще несамостоятелен. Здесь тяжесть рабочей жизни осознается как индивидуальный гнет, заметно стремление воспеть сильную личность, к-рая должна освободить порабощенных. Революционный пафос, отмечающий книгу, еще неопределенен, расплывчат. В 1925 выходит сборник рассказов К. «Barrikaden an der Ruhr» (Рурские баррикады, русск. перев. Т. Глебовой, Гиз, М., 1926, изд. 2-е, 1927), где изображены рабочие Рура в моменты напряженной борьбы, к-рая противопоставляется серой и безропотной повседневной жизни. К. рисует здесь борьбу коллективов, где нет героев, нет индивидуальных вождей и спасителей. Вождь, выдвигаемый массой, является лишь выразителем ее требований, - выполнив свои поручения, он возвращается обратно в массу, если не погибает в борьбе. К. в этих рассказах показывает быт рабочих Рура во всей его неприглядности. Не забывает он и о разных неполадках и раздорах среди пролетариата. Но как только возникает забастовка, восстание, как только перед рабочими встает вопрос о борьбе, общее дело становится выше личных разногласий и целиком захватывает весь рабочий коллектив, не только самих рабочих, но и их жен, детей, стариков. Эта воинственная классовая устремленность отличает К. от соц.-дем. писателей, пассивно описывающих рабочий быт, и от тех мелкобуржуазных революционных авторов, которые не способны разрешить проблемы взаимоотношения героя с массой.

Роман К. «Passagiere der III Klasse» (Пассажиры III класса, 1927, русский перевод, М., 1928) выявляет те же тенденции единодушия и ненависти рабочего класса к буржуазии. В романе показаны рабочие, побывавшие в разных странах, жившие в различных условиях и на обратном пути из Америки в Европу случайно встретившиеся на пароходе. Несмотря на индивидуальное разнообразие этих пассажиров, все они критикуют капиталистический строй, преисполнены ненависти к существующему политическому гнету и готовы к революционной борьбе. Роман написан в виде следующих один за другим рассказов возвращающихся рабочих. Описание их поездки в третьем классе парохода, где они поставлены в унизительные условия по сравнению с пассажирами высших классов, еще больше подчеркивает то классовое единство, ту классовую ненависть, к-рые даны в отдельных рассказах рабочих.

К. пока еще не показана длительная и организованная борьба рабочего класса, уже достигшего классового самосознания. Он изображает отсталые, еще неорганизованные хотя и полные революционного огня слои рабочего класса, оппозиционность которых носит пока инстинктивно бунтарский характер. Большой, органически развернутый роман ему еще недоступен. Для воспроизведения отдельных эпизодов классовой борьбы К. пользуется формой небольших рассказов и очерков. К ним примыкают те многочисленные очерки из рабочей жизни, которые печатаются К. в периодической коммунистической печати, позволяющие назвать К. также пролетарским фельетонистом.

Библиография:

I. Кроме упомянутого на русск. яз. отд. изд. вышли: Безногий Каспер, Рассказы, перев. М. Живова, изд. «Огонек», М., 1927; Каторжная тюрьма Лейна, изд. «Рабочая Москва», М., 1928.

II. Запровская А., Курт Клебер, «На ли-том посту», 1928, XV-XVI; Ее же, Революционная рабочая литература Германии, «Печать и революция», 1929, № 5; Анисимов И., Курт Клебер, «Красная новь», 1929, № 8.

КЛЕВЕНСКИЙ

КЛЕВЕНСКИЙ Митрофан Михайлович (1877-) - современный литературовед и историк общественной мысли. В 1904 окончил Московский университет по историко-филологическому факультету, после чего до 1922 занимался преподавательской работой. Печатался в «Современном мире», «Голосе минувшего», «Печати и революции», «Красном архиве», «Каторге и ссылке» и др. К. принадлежит ряд статей о творчестве Тургенева, написанных преимущественно в плане общественной биографии. В последние годы занимается преимущественно историей общественного движения - писал о декабристах, народовольце Михайлове, Ишутинском кружке, каракозовцах и т. п.

Литературно-исследовательские работы К. лишены методологической заостренности, по большей части заключая в себе ценный материал архивного документационного характера.

Библиография:

Екатерининская литература о крепостном праве, сб. «Крепостное право в России и реформа 19 февраля», М., 1911; И. С. Тургенев и семидесятники, «Голос минувшего», 1914, I; П. Н. Ткачев как литературный критик, «Современный мир», 1916, № 7-8; Тургенев в карикатурах и пародиях, «Голос минувшего», 1918, I-III; Неизданные письма И. С. Тургенева, «Голос минувшего», 1919, I-IV; Общественно-политические взгляды И. С. Тургенева, сб. «Творчество И. С. Тургенева», М., 1920; Литературные советники И. С. Тургенева, сб. «Творческий путь И. С. Тургенева», П., 1923; Гаршин, М., 1925; К. Ф. Рылеев, М., 1925, и др.

КЛЕЙНБОРТ

КЛЕЙНБОРТ Лев Наумович (1875-) - современный критик. В прошлом - активный сотрудник легально-марксистской и меньшевистской печати. Политически и методологически неудовлетворительные работы К. по истории рабочей журналистики и начальных этапов вовлечения рабочих в художественное творчество ценны большим количеством сырого фактического материала. За последнее время К. выступал как историк белорусской лит-ры, занимая оппортунистические и националистические позиции.

Библиография:

I. Важнейшие книги Клейнборта: Очерки рабочей журналистики, П., 1924; Очерки народной литературы, Л., 1924; Русский читатель-рабочий, Л., 1925; Молодая Белоруссия, Минск, 1929.

II. Сутырин В., «Минский марксизм» ленинградского изделия, «На лит-ом посту», 1929, VII.

III. Мандельштам Р. С., Художественная литература в оценке русской марксистской критики, М. - Л., 1928

КЛЕЙСТ, ФОН

Статья большая, находится на отдельной странице.

КЛЕМАН

КЛЕМАН Жан Батист (Jean Baptiste Clement, 1836-1903) - французский социалист, поэт и публицист, коммунар. Подростком покинул дом отца, зажиточного мельника под Парижем, в молодости был рабочим, затем стал профессиональным шансонье. Начав с сентиментально-лирической песни, он в середине 60-х гг. под влиянием усилившегося во Франции политического движения переходит к социальной шансоне, к «пееням-повстанкам», не покидая однако сентиментально-идиллического жанра, к которому у него навсегда осталось особое влечение. Они были направлены против режима Второй империи, и это послужило поводом для преследования поэта полицией. В 1867 он вынужден был уехать на год в Бельгию. По возвращении в Париж Клеман продолжает свои выступления в печати против господствующего режима (сатирический листок «Carmagnole», серия бесед «Lanterne du peuple», сатирический еженедельник «Casse-tete»), сотрудничает в прудонистских периодических изданиях. За «оскорбление величества» К. заключают в тюрьму, из которой его освобождает Сентябрьская революция 1870. При Коммуне К. - мэр Монмартра и член Коммуны, сражавшийся за нее на последних баррикадах. После падения Коммуны скрывается в Париже, затем бежит в Англию. Здесь К. близко знакомится с бытом рабочих верфей и шахт и посвящает им ряд популярных песен. Вернувшись по амнистии 1880, принимает участие в социалистических изданиях. При расколе среди французских социалистов в 1882 стал одним из вождей поссибилистов. В 1885 выпустил первый сборник песен «Chansons». В 1886-1887 К. выпустил свои воспоминания о Коммуне «La revanche des communeux», представляющие значительный мемуарный интерес, и серию бесед «Questions sociales a la portee de tous par un homme du peuple». Несколько лет организационной пропагандистской работы в Арденнах, переживавших индустриализацию до того полуфеодальной области, побудили К. сыграть активную роль в расколе среди поссибилистов и выступить на стороне их левого крыла. В 1899 вышел второй его сборник «Cent chansons nouvelles». В 1901 К. основал изд-во социально-пропагандистской лит-ры. Умер в Париже в крайней бедности. - Наиболее ярко дарование К. проявилось не в социальных его песнях, а в интимно-лирических. Ряд песен соединяют интимную лирику с социальными мотивами, но как в тех, так и в других, поэт часто впадает в сентиментальность. Песни на общественные темы численно преобладают в сборниках К. Среди них особо надо отметить «La machine», «Liberte, Egalite, Fraternite», «Les train-misare», «La Greve» и большую песню-поэму, посвященную Коммуне, - «La Semaine sanglante». Она была написана под свежим впечатлением кровавой недели, одновременно с «Интернационалом» Потье. Обличительным песням К. недостает суровости Потье; он скорее иронизирует и жалуется, чем бичует. Автору «Интернационала» он близок по темам, Дюпону - по мироощущению и темпераменту. Творчество К., характерного представителя рабочей интеллигенции, и его политическая деятельность выражали преимущественно настроения мелкоремесленного и мелкопромышленного парижского пролетариата.

Библиография:

I. Chansons, P., 1885; Cent chansons nouvelles, P., 1899; La chanson populaire, P., 1900; «1871» - La revanche des communeux, P., 1886-1887: Lanterne du peuple P., 1868; Carmagnole, P., 1868; Questions sociales a la portee de tous par un homme du peuple, P., 1887; «Casse-tete», P., 1869 (журнал Клемана).

II. Стеклов Ю., Поэзия революционного социализма во Франции, изд. 3-е, П., 1923; Parassols L., J. B. Clement, sa vie, son Ouvre, P., 1904; Bellot E., Les chansonniers socialistes: 1° La chanson sociale, 2° etude sur J. B. Clement, P., 1901; Sainte-Croix C., de, J. B. Clement (предисл. к «Cent chansons nouvelles»); Mehring, Pottier und Clement, Franzosische Revolutionslieder aus der Zeit der Pariser Commune ubertragen und eingeleitet, Berlin, 1924.

КЛЕФТСКИЕ ПЕСНИ

КЛЕФТСКИЕ ПЕСНИ - сложились в Греции в конце XVIII в. (период борьбы новогреков с Турцией за свою независимость) и относятся к новогреческой народной поэзии. Авторство К. п. приписывается горным жителям островов, укрывавшимся от турецких властей и получившим от иностранцев название «Разбойников-грабителей». Европейская революционная молодежь начала XIX века создала клефтам ореол героической романтики.

Собственно К. п. воспевают подвиги клефтов и их жизнь, полную приключений и преследований со стороны турецких властей. Обычно заодно с вольными клефтами выступали против турок и арматолы (им турки поручали полицейскую охрану). Поэтому «арматолы» употребляется как синоним «клефты».

Из клефтских песен наиболее популярны «Букуваллас» (по имени старейшего клефта, который был родом из Аркадии; он одержал со своими отрядами блестящую победу над Вели, дедом знаменитого янинского Али-паши), «Сули» (воспевается коллектив деревень во главе с самой большой из них - «Сули», которая вела в течение тридцати лет - с 1790 - успешную борьбу с пятнадцатитысячным войском янинского Али-паши), «Деспо», «Братья Катсуагас», а также песни, посвященные Диакосу, легендарному клефту; последний обладал исключительными качествами, физическими и моральными; ему приписывается первенство в подготовке и осуществлении восстания против турецкого господства. Диакосу как национальному герою в новогреческой истории ряд поэтов посвятил свои поэмы.

Библиография:

«Melodies populaires grecques de l’ile de Chios»; Gervinius, Insurrection et regeneration de la Grece, trad. francaise, P., 1863; Bouigault-Ducoudray, Trente melodies populaires de Grece et d’Orient, ed. Lemoine, P., 1876; Aravantinos, Recueil de chants populaires epirotes, Athenes, 1880; Concours Zographos, Syllogue grec de Constantinople, 1891; Pachtikas, Chansons populaires, Beck et Barth, Athenes, 1905 (то же, в изд. Leroux, P., 1903); Pernot, Anthologie populaire de la Grece moderne, ed. «Mercure de France», 1910.

КЛИМАКС

КЛИМАКС - вид градации, ряда выражений, относящихся к одному и тому же явлению; причем выражения эти располагаются в порядке повышающейся значимости, т. е. так, что каждое из них усиливает значение предыдущего («нарастание»), напр.:

«Вы должны были бы... испустить ручьи... что я говорю! - реки, озера, моря, океаны слез» (Достоевский).

«Они подумают, что я зол, что я жесток, что я тебя бросил, что я тебя бью, что я тебя калечу» (Дюмарсе).

«В сенат подам, к министрам, к государю!» (Грибоедов). См. Фигуры.

КЛИНГЕР

КЛИНГЕР Фридрих Максимилиан (Friedrich Klinger, 1752-1831) - немецкий писатель. Р. во Франкфурте на Майне в семье канонира. Мать К., рано овдовев, зарабатывала средства к жизни стиркой и мелочной торговлей. До 1730 он ведет бурную, полную лишений жизнь. Сближается с группой писателей-штюрмеров (см. «Sturm und Drang»), становится одним из крупнейших деятелей эпохи «бури и натиска». В 1755 пишет под сильным впечатлением «Гёца фон Берлих нгена» Гёте трагедию «Otto», из рыцарской жизни - и «Das leidende Weib» (Страдающая женщина), несколько приближающуюся к социальным драмам Ленца (см.). В 1776 К. создает свои наиболее знаменитые произведения - трагедию «Zwillinge» (Близнецы), разрабатывающую характерный для периода «бурных стремлений» мотив братоубийства, драму «Sturm und Drang» (Буря и натиск), давшую название современному К. периоду немецкой лит-ры, пьесы: «Die neue Arria», «Simson Grisaldo» и «Stilpo und seine Sohne» (Стильпо и его сыновья). В названных произведениях, за к-рые К. был прозван врагами «взбесившимся Шекспиром», он в качестве представителя передовых групп революционизирующегося мелкого бюргерства выступает как сокрушитель лит-ых традиций, как враг «старого порядка» в общественной и политической жизни. «Стильпо» - памфлет против самодержавия и апофеоз борьбы за свободу, в «Otto» сильна антиклерикальная тенденция, перерастающая в романе «Der goldene Hahn» (Золотой петух, 1785) в сатиру на христианство. Однако К. сознает бессилие своего протеста. Германия еще не созрела для буржуазной революции. Трагедия К. в том, что его протест против «старого порядка», разбиваясь об инертность широких слоев немецкого бюргерства, перерождается в слепой бунт против «порядка» вообще, хотя бы выраженного в законах природы. Так, весь мир со всеми своими установлениями и обычаями начинает ему рисоваться великой тюрьмой, из к-рой есть только один выход - смерть. Даже самый сильный человек лишь «червь с душой великана» («Отто»); восставший на установленный судьбой порядок неминуемо обречен на падение и гибель (там же), но человек не властен даже над самим собой, чувство долга, веления рассудка разлетаются в прах, когда всевластная природа зажигает в его душе пожар неугасимой страсти. Любовь ведет человека к гибели, низвергает его в пучину древнего хаоса («Страдающая женщина», «Новая Аррия» и др.). Жизнь - это карточный домик, падающий от легкого дуновения («Буря и натиск»). Однако в драме «Simson Grisaldo» пока еще в полуиронической форме намечаются основы новой житейской мудрости. Мелкобуржуазный интеллигент, К., продолжая ненавидеть современный ему соц.-полит. строй, проповедует капитуляцию перед ним. Эта точка зрения развита в ряде романов («Fausts Leben» (Жизнь Фауста, 1791), «Die Geschichte Giafars» (История Джафара, 1792), «Die Geschichte Raphaels de Aquilas» (История Рафаэля де Аквила, 1793) и др.), написанных в России, куда он приезжает в 1780 и где остается жить до смерти, достигая высоких чинов и почестей (при содействии Павла I он становится шефом пажеского корпуса, куратором Дерптского университета, возводится в чин генерал-лейтенанта). Фауст - герой одноименного романа - стремится внести в мир справедливость, однако все его благородные поступки лишь порождают еще большее зло. Ничтожный «червь» не может брать на себя обязанности судьи и мстителя за зло, «нарушая ход огромного и точно функционирующего механизма», он не способен принести пользу страдающим и угнетенным. Впрочем подобная «мудрость» не свидетельствует об окончательном примирении К. с действительностью. Его последние романы, исполненные горечью, переходящей нередко в мизантропию, с чрезвычайной яркостью продолжают рисовать мрачные стороны современного К. строя (напр. в «Фаусте» сцена самоубийства крестьянина, гибнущего от эксплоатации господ).

Библиография:

«Жизнь, деяния и гибель Фауста», перев. А. Лютера, М., 1913; Werke, 12 Bde, 1809-1815; Ausgewahlte Werke, 12 Bde, 1841; Dramatische Jugendwerke, Hrsg. von Berent und Wolff, 3 Bde, 1912-1913.

II. Erdmann O., uber F. M. Klingers dramatische Dichtung n, 1877; Schmidt E., Lenz und Klinger, 1878; Rieger M., Kling in der Sturm und Drangperiode, 2 Bde, 1880-1896; Prosch F., Klingers Romane, 1882; Pfeiffer G. J., Kling rs Faust, 1890; Jacobowski L., Klinger und Shakespeare, 1891; Philipp E., Beitrage zur Kenntnis von Klingers Sprache und Stil, 1909; Hedike F., Die Technik der dramatischen Handlung in Klingers Jugenddramen, 1911; Kurz W., Klingers «Sturm und Drang», 1913; Sturm E., F. M. Klingers philosophisch Dramen, 1916; Moller J., Fr. M. Klingers kulturphilosophische und politische Anschauungen, 1921; Bollag J., F. M. Klingers Kulturprogramm in seiner Abhangigkeit von Rousseau, 1922; Palitzsch O. A., Erlebnisg halt und Formproblem in Klingers Jugenddramen, 1925.

КЛОДЕЛЬ

КЛОДЕЛЬ Поль (Paul-Louis-Charles-Marie Claudel, 1868-) - французский поэт-драматург, эссеист. Сын мелкого провинциального чиновника. С 1893 - на дипломатической службе. В настоящее время - французский посол в США. Сложившись в эпоху символизма, Клодель в современной французской лит-ре выделяется не столько как последний символист, сколько своим тяготением к отдаленному прошлому - к средневековью, к религиозной тематике. По словам К., его настольная книга - Библия, и все написанное им образует как бы новейшую многотомную Библию. К. - крупнейший из современных католических писателей Запада и в то же время наиболее ортодоксальный, убежденный, целостный из них. Единственный источник его творчества и единственная героиня почти всех его произведений - католическая религия в своем наиболее действенном, агрессивном выражении.

Интересующийся не тем, «каковы люди», а тем, «какими они должны быть», К. выступает в роли проповедника, и даже строй его стиха, свободный и мужественный (сложившийся не без влияния Уитмена и античной лит-ры), вылеплен интонациями церковного проповедника (см. монологи в его драмах, напр. в драме «Юная Виолена»). «Бог» - наиболее употребительное слово в произведеиях К., и звучит оно у него, как заклинание. «Буди благословен, боже, за то, что ты освободил меня от идолов и сделал так, что я обожаю тебя одного, а не Изиду и Озириса или Справедливость, или Прогресс, или Истину, или Божественность чего бы ни было, или Человечество, или законы, или природу, или искусство, или красоту...» («Пять больших од для приветствия нового века», «Magnificat», 1910). Но «освобожденный» от почитания «прогресса», от обожания «человечества» и «идолов», он считает своим долгом славить папу - «Короля и Первосвященника». Его «Corona benegnitatis Anni Domini» - сб. религиозных стихов (1916) - несомненно самая архаическая книга из изданных в нашем веке: это - типичная «божественная книга», - молитвы, стихи об ангелах, святых...

Общество, к-рое не зиждется на божественном законе, неизбежно оказывается, по К., в жалком состоянии. Наука без бога - «черный свет» («Город»). Католицизм оплодотворяет и умиротворяет («Благовещение»). Последняя его вещь «Книга о Христофоре Колумбе» (1929), на текст к-рой Дариус Милш написал оперу, поставленную впервые весной 1930 в Берлине, должна показать, что католицизм рождает великие деяния: Колумбом руководит исключительно религиозное чувство. Нет ничего удивительного в том, что немедленно после возникновения войны 1914 К. - недавний посол Франции в Германии и «божественный посланник» во французской лит-ре - заговорил на яз. священнослужителей всех церквей, на яз. библейской ненависти, выраженной в формах церковного благолепия. «Слушай, народ, Каин среди остальных народов! - восклицал он, обращаясь к Германии, из к-рой только что приехал, - слушай, народ-саранча, народ-людоед...»

Писатель с предельно обнаженной клерикальной идеологией, агитатор папы, Клодель в настоящее время является орудием крепнущей католической реакции. Кроме сюрреалистов (см.), кажется, никто из современных французских литераторов не пробовал отнестись к К. критически, и благоговение, к-рым он теперь окружен. - лишний показатель лицемерия, беспринципности современных французских «свободомыслящих» буржуазных писателей и критиков, почтительно восхищающихся «католическим гением» К.

Библиография:

I. Драма Клоделя «Благовещение» (l’Annonce faite a Marie) была поставлена в 1921 в московском Камерном театре. Несколько пьес Клоделя переведено на русск. яз. И. А. Аксеновым. Переводы из Клоделя (стихи) см. в журнале «Современный Запад».

II. Луначарский А. В., Молодая французская поэзия, «Современник», 1913, VIII (перепечатано в книге «Этюды критические», М., 1925); Его же, Мистическая трагикомедия, «Киевская мысль», 1914, № 42 (о драме Клоделя «Обман»); Его же, Драма Клоделя «Залог», там же, 1914, № 168; Фриче В. М., Современный французский Ренессанс, «Современник», 1915, IV; Эйхенбаум Б., О мистериях П. Клоделя, «Современный Запад», 1913, IX; Панн Е., Драма вечности в творчестве П. Клоделя, «Ежегодник имп. театров», 1914, II; Duhamel G., Paul Claudel (suivi de propos critiques), 1919; Gourmont Remy, de, Livres de Masques, v. II; Jaloux E., L’esprit des livres, I serie, 1923; Curtius F. P., Die litterarischen Wegbereiter des neuen Frankreich, 1923; Goldbeck Ed., Paul Claudel, «The Bookman», VII, 1928.

III. Полный список произведений Клоделя см. P. Claudel, Morceaux choisis, «Nouvelle Revue Francaise», 1926.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV