Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "Л" (часть 8, "ЛИТ"-"ЛОП")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "Л" (часть 8, "ЛИТ"-"ЛОП")

ЛИТОВСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Статья большая, находится на отдельной странице.

ЛИТОВСКИЙ ЯЗЫК

ЛИТОВСКИЙ ЯЗЫК - вместе с латышским составляет так наз. балтийскую ветвь индо-европейской группы (по терминологии акад. Марра Г. Я. «прометеидской системы») яз. Третий язык этой ветви - древне-прусский - вымер в XVII веке. Территория распространения Л. языка ныне обнимает образовавшуюся после империалистической войны Литовскую республику (16/II 1918 была провозглашена независимость Литвы). До этого момента носители Л. яз. частью входили в состав Германии (Восточная Пруссия), частью в состав б. Российской империи (Ковенская, большая часть Сувалкской, часть Виленской, часть Гродненской и Курляндской губ.). На Л. языке говорит в Литве около 2 млн. человек, по своему социальному положению преимущественно крестьян, и около миллиона - в эмиграции (Америка, СССР и др.). Превращение Литвы в самостоятельную буржуазную республику создало Л. яз. положение государственного яз., который охватывает постепенно и городское население. Удовлетворять новым запросам господствующего класса оказалось Л. языку тем легче, что на нем и прежде существовала письменность и литература. Когда возникла письменность на Л. яз., мы точно не знаем, но древнейшие письменные памятники его, тексты религиозного содержания, к-рые дошли до нас, относятся к XVI в. Литературный Л. яз. образовался только к концу XIX века, хотя начало литературного творчества восходит еще к XVIII в. (см. Литовская литература).

Живой Л. яз. делится на диалекты и говоры. Август Шлейхер усматривал две группы говоров, которые он объединил в два диалекта: верхнелитовский и нижнелитовский, или жмудский. По новейшим уточнениям верхнелитовский говор разделяется на восточную, западную и южную ветви (последняя легла в основу литературного яз.); жмудский - на северную и южную ветви.

Изучение Л. яз. началось со времени развития сравнительного языковедения. Л. яз. рассматривается уже в «Сравнительной грамматике» Франца Боппа (издание 1-е, 1833), но еще Расм Раск (Rasm Rask, Undersogelse om det gamle nordiske eller islandske sprogs oprindelse, Kjobenhavn, 1818) впервые признал латышский и Л. яз. самостоятельной группой, близко стоящей к славянской. Особое внимание Л. яз. уделял упомянутый выше знаменитый лингвист Авг. Шлейхер, составивший образцовую грамматику этого языка («Handbuch der litauischen Sprache», 2 B-de, Prag, 1856-1857).

В дальнейшей разработке Л. язык кроме литовских исследователей (А. Барановского, П. Куршатиса, или Куршата, И. Юшкевича, К. Яуниса, И. О. Яблонского, К. Буга, Г. Герулиса и др.) приняло участие большинство индо-европеистов Запада (Авг. Потт, А. Лескин, К. Бругманн, А. Бецценбергер, Ф. де-Соссюр и др.) и России (А. А. Потебня, Ф. Ф. Фортунатов, А. А. Шахматов, И. Эндзелин, В. К. Поржезинский и др.).

Этот повышенный интерес к Л. яз. объясняется особыми свойствами его, которые делали его чрезвычайно ценным для сравнительно-исторических построений индо-европеистики.

Л. яз. обладает богатством форм склонения (даже формами двойственного числа), в значительной степени и спряжения (двойственное число, сложные времена начинания и окончания действия, наклонение для выражения сомнения и передачи чужой речи - так называемый «причастный язык» и др.). Очень интересна в литовском языке архаическая форма ударений (музыкальное ударение), а также различение долгот и краткостей гласных звуков.

Л. яз. обладает богатством форм склонения (даже формами двойственного числа), в значительной степени и спряжения (двойственное число, сложные времена начинания и окончания действия, наклонение для выражения сомнения и передачи чужой речи - так называемый «причастный язык» и др.). Очень интересна в литовском языке архаическая форма ударений (музыкальное ударение), а также различение долгот и краткостей гласных звуков.

       Первые памятники литовской письменности - религиозная литература, связанная с реформацией; печаталась она готическим шрифтом. Но уже к середине XIX в. прочно устанавливается латинский шрифт, воспринятый от поляков. Царское правительство после восстания 1863 в целях большей изоляции литовцев от поляков и в целях руссификации их вообще запретило печатание латинским шрифтом и делало попытки привить так наз. «русский гражданский алфавит». Совпадение годов запрещения латинского шрифта с годами подъема национального освободительного движения сделало проблему латинского алфавита одним из основных лозунгов этого движения. Долгие годы вся литовская печать выходила нелегально (печаталась преимущественно в Восточной Пруссии в г. Тильзите). Нарастание революционной волны вынудило царское правительство отменить запрещение (1904). К этому времени польский алфавит несколько видоизменяется в литовской письменности (вводятся чешские s, c, z и др.).

Литературный Л. яз. начал складываться в первой половине XIX в. Сначала он опирался на нижнелитовский (жмудский) говор и как таковой даже противопоставлялся «Л.» яз., т. е. верхнелитовскому говору. Но в последующую четверть XIX в., в период подъема национального движения, главными представителями к-рого была буржуазно-кулацкая интеллигенция из. б. Сувалкской губ., в основу литературного яз. прочно легла южная ветвь верхнелитовского говора. Жмудский язык остался лишь как наречие в разговорном языке.

Влияние польского языка (гл. обр. через католическую церковь и помещичье-мещанскую культуру), а также русского (через правительственный аппарат, школу, армию и т. д.) привнесло в литовский как литературный, так и разговорный яз. много славянизмов, против к-рых еще и в настоящее время ведется усиленная борьба. Выступая с лозунгом «чистоты Л. яз.», современные буржуазные лингвисты в действительности рафинируют литературный яз., делают его мало понятным для народных масс, т. е. прямо приспосабливают его для классовых целей буржуазии. Большую сложность представляет также современная орфография Л. языка (установленная преимущественно Яблонским), которая настоятельно требует реформы. Коммунистическая печать Литвы, не дожидаясь общегосударственной реформы, делает попытки проводить ее самостоятельно, одновременно ведя борьбу против кабинетных изысканий буржуазных лингвистов.

Библиография:

I. Из обширной литературы указывается самое важное: Nesselmann G. H. F., Worterbuch der litauischen Sprache, 1851; Kurschat F., Grammatik der litauischen Sprache, Halle, 1876; Bezzenberger, Beitrage zur Geschichte der litauischen Sprache auf Grund litauischer Texte der XVI und XVIII Jahrh., Gottingen, 1877; Kurschat F., Litauisch-Deutsches Worterbuch, Halle, 1883; Wiedemann O., Handbuch der litauischen Sprache, 1897; Leskien A., Litauisches Lesebuch mit Grammatik und Worterbuch, Heidelberg, 1919; Kriausaitis (Jablonski), Lietuviz Kalbos gramatika, Kaunas, 1919, 2-е изд., 1925; Litauische Mundarten, gesammelt von A. Baranowski, I Texte, hrsg. v. Specht F., II, Grammatik, Einleitung mit lex. Anhang, Lpz., 1920-1922; Specht Fr., Baltische Sprachen, Stand und Aufgaben der Sprachwissenschaft (Festschrift f. Welh. Streitberg), Heidelberg, 1924; Hermann E., Die litauische Gemeinsprache als Problem der allgemeinen Sprachwissenschaft, «Nachrichten d. Gesellschaft d. Wissenschaft zu Gottingen, Philologisch-Historische Klasse», Gottingen, 1929; Юшкевич А., Литовский словарь, выпуск I-III (А - К), изд. Академии наук, 1904-22.

ЛИТОТА

ЛИТОТА (иначе литотес)

1. Обратная гиперболе (см.) стилистическая фигура явного и намеренного преуменьшения, умаления и уничтожения, имеющая целью усиление выразительности, напр.: «Лошадь величиной с кошку», «Жизнь человека - один миг» и т. п. По существу Л. чрезвычайно близка гиперболе по своему выразительному значению, почему ее и можно рассматривать как вид гиперболы (что и делали старые риторики, делившие гиперболу на «auxesis» - увеличение - и «tapinosis», или «meiosis», - уменьшение).

2. Стилистическая фигура нарочитого смягчения выражения путем замены слова противоположным, но отрицательным по значению: «неплохо» вместо «хорошо», «не возражаю» вместо «соглашаюсь». В этом смысле Л. есть одна из форм евфемизма (см.).

ЛИТФРОНТ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ЛИХАЧЕВ

ЛИХАЧЕВ Михаил Павлович (1901-) - коми писатель, был членом КомиАПП. Происходит из крестьян, образование получил в учительской семинарии, был учителем. Ряд лет работал в редакции коми газеты «Пахарь» (Гoрись). Л. - один из первых коми писателей, отображающих социальные сдвиги в деревне в реконструктивный период. Наиболее известные его произведения: повесть «По новому пути» (Виль туйот), где автор пишет о колхозном строительстве в связи с классовой борьбой; повесть «Бескрестная» (Крестoм), рисующая борьбу комсомольцев на антирелигиозном фронте; рассказ «Красное знамя» (Гoорд dopanac), посвященный гражданской войне. Л. известен и как поэт; ряд стихотворений его помещен в сб. «Первые всходы» (Медоддзя петассез).

Библиография:

Лыткин В. И., Коми писатели, Москва, 1926.

ЛИХТЕНБЕРЖЕ

ЛИХТЕНБЕРЖЕ Андрэ (Andre Lichtenberger, 1870-) - французский романист. Р. в Страсбурге. Сотрудничал в «Nouveau Larousse illustre», где печатал статьи по социологии. По убеждениям - консерватор. Из всех его произведений наиболее известна в России повесть «Маленький Тротт» (Mon petit Trott, 1898), посвященная переживаниям мальчика из буржуазной католической семьи. В этой сентиментальной повести вопрос о взаимоотношении классов сводится к буржуазной филантропии, которой проникнута насквозь и его националистическая «Новая кровь» (Le sang nouveau).

Другие произведения Л., привлекавшие внимание буржуазных эстетов, особого значения не имеют.

Библиография:

Социализм и французская революция, перев. Ю. Стеклова, СПБ, 1907; Центавры, перев. Е. Тихоновой, М., 1907; Маркиз-философ, «Вестник Европы», 1908; Маленький король, перев. А. Бердяева, М., 1911; Пират Горра, перев. О. Чюминой, М., 1911; Новая кровь, перев. Л. Кустаревской, М., 1918; Мой маленький Тротт, перев. Н. Цванцигер, предисл. В. Сержа, Гиз, М. - Л., 1926; Notre Minnie, 1907; Petite Madame, 1912.

ЛИШНИЕ ЛЮДИ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ЛОВЕЛАС, ИЛИ ЛОВЛАС

ЛОВЕЛАС, или ЛОВЛАС - см. Дон-Жуан и Ричардсон.

ЛОГАТТО

ЛОГАТТО Этторэ (Ettore Logatto, 1890-) - современный итальянск. литературный критик. Виднейший знаток славянской литературы, в частности русской. Профессор русского языка и литературы в Неаполитанском университете, доцент по тем же дисциплинам - в Римском. Как и большинство современных итальянских литературоведов, Логатто находился под влиянием Бенедетто Кроче (см. Кроче).

Большого значения в развитии теоретической мысли в Италии произведения Л. не имеют. Его работа «Крепостное право и освободительное движение в России» характеризуется эклектическим социологизированием исторического материала.

Как историк и исследователь литературы Л. занят гл. обр. ознакомлением широких кругов итальянской интеллигенции с русской литературой, до него известной лишь по случайным, часто неточным переводам и редким критическим статьям.

При ближайшем участии Л. было организовано в Италии издательство «Славия», выпускающее в определенном порядке строго выверенные переводы русских классиков и некоторых советских писателей, по преимуществу попутчиков. Он также редактирует журнал «Обзор славянских литератур» (Revista delle letteratura Slave) - орган славянской секции «Института по изучению Восточной Европы». Журнал этот регулярно информирует итальянских читателей о советской лит-ой жизни. Л. приезжал в СССР в 1928 на торжества, связанные с толстовским юбилеем. Типично-буржуазный эклектик, Логатто все же играет известную роль в деле литературного обмена между СССР и Италией.

Библиография:

I. I problemi della letteratura russa, 1921; Saggi sulla cultura della rivoluzione, 1923; M., Gorky, 1924; La servita della gleba e il movimento di liberazione in Russia, 1925; Studi di letteratura Slave, 1925; S. Zeromski, 1926; Storia della letteratura russa, 3 vv., 1927-1929.

ЛОГАЭДЫ

ЛОГАЭДЫ - смешанные размеры в античной метрике, в к-рых ритмическая единица состоит из различных стоп - хореев, ямбов и дактилей, - а не из одинаковых, по обыкновению. К Л. относятся стихи: адонисов, ферекратеев, просодический, гликонов, алкеев 10-сложный и др., а также строфы асклепиадовские, сапфические и др.

В русской метрике к Л. относят такие виды тонического стиха, в к-рых число безударных между ударными слогами колеблется от двух до одного, создавая то ямбические, то дактилические группы:

«Из-за све`жих во`лн океа`на

Красный бы`к припо`днял рога`,

И бежали лани тумана

Под скалистые берега`» (Гумилев).

По существу однако здесь явление совершенно иного порядка, т. к. в античной метрике смена стоп различной длительности вызывала и смену тактов, что и определяло ритмическое своеобразие Л.; в русском же стихе это явление отсутствует, почему и самый термин основан только на внешней аналогии. См. Стихосложение.

ЛОГИНОВ

ЛОГИНОВ Иван (1891-) - пролетарский поэт. Сын крестьянина. С 14 лет работал на заводе в Петербурге. Печататься начал с 1913 в газ. «Правда». Творчество Л. любопытно в плане становления пролетарской агитационной поэзии; жанры злободневного политического стихотворения, песни, памфлета, сатиры занимают в нем преобладающее место. Содержанием творчества Л. являются мотивы ненависти к буржуазии, активные призывы к свержению монархии и капиталистического строя, а после Октябрьского переворота - призывы к классовой бдительности пролетариата, к борьбе с Юденичем, Колчаком и т. д. и наконец мотивы социалистического строительства. Большой интерес представляет цикл сатирических стихотворных фельетонов Л., направленных против политических и литературных врагов пролетариата. Шовинистические стихи Ф. Сологуба, К. Бальмонта, контрреволюционные вирши З. Гиппиус, меньшевистские выступления И. Кубикова разоблачаются Логиновым с большим сатирическим темпераментом пролетарского поэта. Ряд срывов Л. в грубые прозаизмы («С детства я любил природу всеми фибрами души»), сильно сказывающееся иногда влияние Бальмонта, дань религиозной терминологии, довольно низкая культура стиха в целом - свидетельствуют о трудностях роста Л., не прошедшего серьезной лит-ой выучки. Значение Логинова как одного из зачинателей пролетарской поэзии однако неоспоримо.

Библиография:

I. У станка, Стихи, изд. «Прибой», П., 1917; См. его стихи в сборн. «Под знамя Правды», изд. «Прибой», П., 1917; «Сборник пролетарских писателей», Под редакцией М. Горького, А. Сереброва и А. Чапыгина, изд. «Прибой», П., 1917; Накануне, Стихотворения, Гиз, П., 1919; На страже (Стихи-сатира), изд. Петроградского Совдепа, П., 1918; Стихи в сборнике «Трибуна Пролеткульта», издание «Пролеткульта», П., 1921.

II. Торов М., Поэты из народа, «Вестник жизни», 1918, I; Львов-Рогачевский В., Поэзия новой России, М., 1919; Его же, Новейшая русская литература, М., 1922 (и поздн. изд.); Родов С., Пролетарские писатели, Гиз, М., 1925 (автобиографические сведения).

ЛОГИНОВ-ЛЕСНЯК

ЛОГИНОВ-ЛЕСНЯК Павел Семенович (1891-) - современный прозаик. Р. в крестьянской семье, до 20 лет жил в деревне. Печатается с 1912. Излюбленный образ произведений Л.-Л. - сильный и мятущийся человек; таков монах Агафон в «Степных табунах» (1927). Противопоставленные этим индивидуалистам образы коммунистов явно не удаются писателю. Так, Зотов в указанном романе, страдающий от «необъяснимой пустоты», изображен мечтателем, а не человеком действия. В романе «Дикое поле» (1928) увлеченный строительством коммунист Симонов в конце-концов в нем разочаровывается. Л.-Л. убедительнее показывает героев в сомнениях, в хаосе противоречий, нежели в их организованной работе, в слиянии с коллективом. Новые люди деревни в его произведениях заняты не столько разрешением непосредственных задач социалистического строительства, сколько вопросами нравственного усовершенствования. В романе «Боги на кострах» борьба за коммуну является общим фоном произведения, между тем как на первый план выдвинут моральный поединок между помещиком и вождем бедноты Смуровым. Классовая борьба заменена соперничеством на почве самоуглубления и «спасения в самом себе».

В романе «Сотворение земли» (1930) инженер Бакшеев, руководящий работой по осушению болота для колхоза, чужд социалистическим задачам строительства. Его слияние с массой в заключении романа дано неубедительно. Положение инженера Бакшеева между капиталистом-концессионером Дженсоном, с одной стороны, и колхозной массой - с другой, рисуется автором как позиция «надклассовости»; убедительного показа иллюзорности этой позиции Логинов-Лесняк не дал.

Ни сочувствие бедноте, ни враждебное отношение к кулачеству не могут «снять» типично мелкобуржуазной природы творчества Логинова-Лесняка. Индивидуализм, идеалистический подход к классовой борьбе - все это лишает его возможности раскрыть перспективы строительства, дать верное изображение борющихся социальных сил деревни.

Библиография:

I. Последние произведения: Дикое поле, «Московский рабочий», Москва, 1929 (ранее издание «ЗИФ», Москва, 1928); Боги на кострах, «Молодая гвардия», М., 1929; Сотворение земли, «Недра», Москва, 1930.

II. Рецензии: «На литературном посту», 1928, № 22; «Земля советская», 1929, № 8; Бабушкина, Мелкобуржуазные тенденции в крестьянской литературе, «Земля советская», 1930, № 10-11.

III. Антология крестьянской литературы послеоктябрьской эпохи, ГИХЛ, М., 1931.

ЛОГОГРИФ

ЛОГОГРИФ - вид стихотворной шарады (см.) с иносказательным описанием какого-либо слова, которое и составляет содержание Л., подлежащее отгадыванию; например:

«Всегда из четырех частей я составляюсь

И кровию людей, как хищный зверь, питаюсь,

Когда ж ты голову отнимешь у меня,

Питаю я тебя, янтарностью маня.

А если ты меня разделишь пополам,

Вторую часть свою я в смех тебе отдам.

Когда же только хвост один ты мой возьмешь,

То в азбуках и даже здесь найдешь».

(Решение: Муха, уха, ха, а).

Здесь загаданное слово («тело» Л.) разбито на части («члены» Л.), к-рые иносказательно и описаны. Членами Л. могут быть отдельные буквы, отдельные слова, на к-рые распадается данное слово (сорока=сор и Ока), и произвольные комбинации из букв (не звуков), входящих в данное слово (топор=рот, пот, порт, ропот и т. д.). Стихотворная форма Л. произвольна.

ЛОДЖ

ЛОДЖ Томас (Thomas Lodge, 1558-1625) - английский драматург, поэт, романист, критик и переводчик. По образованию врач. В 1584 совершил путешествие на Канарские о-ва, в 1591 - в Бразилию. Л. - представитель аристократической, в значительной степени еще феодально настроенной «университетской» группы в литературе предшекспировской эпохи, один из младших последователей школы Лили (см.). Выступил впервые в печати в 1580 «Защитой пьес», полемической брошюрой против пуританина Госсона, осуждавшего театр. Из многочисленных пьес Лоджа интерес представляют «Бедствия гражданской войны», а также обозрение «Зеркало Лондона и Англии», написанное совместно с Р. Грином (см.) в 1594. Проф. Фли (Fleay) считает Л. соавтором очень большого количества современных ему пьес, в частности «Генриха VI» Шекспира. Значение Л. как поэта невелико. Заслуживают внимания его романы: «Розалинда, золотое наследие Эвфуеса» (1582) - источник фабулы шекспировской комедии «Как вам это понравится» (1590), «Очаровательная история Форбония и Присцирии» (1584), «История Роберта, второго герцога норманского, прозванного Роберт-Дьявол» (1591) - исторический роман, едва ли не первая прозаическая обработка данной легенды, «Тень Эвфуеса, битва чувств» (1592), «Маргаритка Америки» (1596) - одно из первых больших произведений о заморских странах, роман со вставными стихами, и др.

Творчество Л. характеризуется распадом феодальных форм. Романы его разлагают ставшую уже традиционной форму сентиментальных «Эвфуесов», вводя в ткань книги авантюризм и своеобразный «колониальный» материал (Америка).

Библиография:

I. Сочинения Лоджа изданы (кроме перев.) в Глазго, 1878-1882.

II. Стороженко Н. И., Лили и Марло, СПБ, 1872; Его же, Роберт Грин, М., 1878; О жизни и творчестве Томаса Лоджа, Лейпциг, 1887; Булгаков А. С., Театр и театральная общественность Лондона эпохи расцвета торгового капитала, «Academia», Л., 1929; Harman E. G., The Counten of Pembrokes Arcadia, with chap. on T. Lodge, 1924.

ЛОЖНОКЛАССИЦИЗМ

ЛОЖНОКЛАССИЦИЗМ (или «ложный классицизм», «лжеклассицизм», «псевдоклассицизм») - ходовой термин русского литературоведения, появившийся в 40-х гг. XIX в. и служивший для обозначения французского и русского классицизма (см.). Оценочно-полемический характер термина «Л.» ясен каждому. Заметим все же, что эпитет «ложный» присоединен здесь к слову «классицизм» в его основном, широком значении. Этимологически слово это восходит к латинскому юридическому термину classis (класс), означавшему наиболее мощную из пяти цензовых групп, на которые Сервий Туллий разбил граждан древнего Рима, иначе говоря - отборную верхушку римской аристократии, ее «элиту». Социально-культурная практика этой группы признавалась совершенной; отсюда - метафорическое значение слова «классицизм», встречающееся уже в древности и усвоенное гуманистами (см.), которые применили его к античной культуре в целом как «всечеловеческой» и образцовой, т. е. предельно реализовавшей классовые идеалы восходившей буржуазии. Слово «классический» становится синонимом слова «античный», сочетается с ним в термине «классическая древность», но вместе с тем распространяется и на произведения новой литературы, стремившиеся к воспроизведению античных художественных идеалов. Такова была установка итальянских, а за ними и французских классиков, идеологов блока капитализирующегося дворянства и крупной буржуазии эпохи абсолютизма. Хотя в стилевом комплексе французского классицизма установка на подражание античности отступала на второй план перед рационализмом творчества, вовсе не типичным для античной литературы эпохи ее расцвета, однако именно «классицистические» (т. е. антикизирующие) претензии французских классиков были главной мишенью для нападок противников классицизма в XVIII и начале XIX вв. Крепнущее классовое сознание средней буржуазии, перестающей мириться с абсолютизмом как тормозом для развития буржуазного хозяйства, порождает гонения на догматизм классической поэтики, ее внеисторичность, одностороннее понимание античности, «светские» условности в поэзии. Эта борьба с классицизмом, выражающаяся во Франции в длительном «Споре о преимуществе древних или новых писателей» (Querelle des anciens et modernes, см. «Французская литература»), имеет однако во Франции довольно академический характер, ибо классицизм обнаруживал здесь большую гибкость, легко применяясь к актуальным потребностям буржуазии. Иначе - за границей, где придворно-аристократические тенденции были сильнее. Так, в отсталых Германии и России классицизм стал стилем феодально-дворянских слоев, чем и объясняется ожесточенная борьба с ним идеологов поднимающейся буржуазии, и в первую очередь Лессинга (см.), который дал в своей «Гамбургской драматургии» (1767-1769) уничтожающую критику французской классической драмы и неверного истолкования классиками «Поэтики» Аристотеля (см.), на которого они любили ссылаться. Критика Лессинга, характеризовавшего классицизм как ложный, искусственный стиль (но без употребления термина «Л.») и противопоставившего Корнелю и Расину Шекспира как лозунг поэтической свободы и правдивости, послужила отправной точкой для выступлений немецких штюрмеров и романтиков, а за ними и русских романтиков. В России такую позицию вслед за Н. Полевым (см.) и Надеждиным (см.), наносившими классицизму смертельные удары, занял Белинский (см.). Именно Белинский и является создателем термина «Л.», к-рый вырвался у него в пылу полемики в статье о «Горе от ума» (1840) и сразу стал крылатым словом. Развивая мысль, что «классическое искусство есть полное и гармоническое уравновешение идеи с формой, а романтическое - перевес идеи над формой», и усматривая идеальный образец первого у греков, Белинский замечает: «Классицизм, как его понимали французы и как он перешел от них к нам, был псевдоклассицизм, столько же походивший на греческий, сколько маркизы XVIII в. походили на богов, царей и героев древней Греции». Называя Корнеля и Расина «поэтическими уродами», а поэзию их - «обезьяньим передразниванием греков», Белинский подобно Лессингу и немецким романтикам всегда противопоставляет им Шекспира, в драмах которого он ощущал биение «пульса вселенной». Закрепив свое отношение к классикам презрительной кличкой Л., он однако вскоре забыл, что является ее автором, и в статье о сб. «Сто русских литераторов» (1841) приписал термин Надеждину, тогда как последний, нападая на классиков, говорил всего лишь о «неоклассицизме». Выдвигая против классицизма те или другие доводы, часто заимствованные из арсенала идеалистической эстетики, Белинский по существу боролся против дворянско-крепостнической идеологии, которую классицизм выражал в особенности в России.

Революционные демократы 60-х гг., оценивая эту поэзию как «напыщенную» и «ходульную», также осознавали ее классовый характер, столь им враждебный. Однако уже Белинский в конце своей деятельности начал подходить к классикам и с исторической точки зрения. И если этот термин и водворяется надолго в научных и учебных книгах, то уже в 70-х гг. рано умерший А. Шахов (см.) дает в своих лекциях о «Литературном движении в первую половину XIX в.» блестящую характеристику классицизма и романтизма как конкретно-исторических стилей. Вслед за Шаховым и независимо от него подняли голос в защиту классицизма П. Д. Боборыкин (1895), Ф. Д. Батюшков (1895), Алексей Веселовский, Ф. Г. де Ла Барт и др. Г. В. Плеханов (см.) наметил в своих статьях концепцию классицизма как классового стиля, решительно исключающую субъективно-оценочный подход к нему критиков-идеалистов. Несмотря однако на полную переоценку классицизма литературоведами-социологами (Сакулин) и марксистами (Фриче, Луначарский), старая концепция изжита еще не до конца, всплывая подчас даже и в некоторых современных работах (П. С. Коган и др.).

Библиография:

Аверкиев Д. В., Рассуждение о драме, СПБ, 1893, изд. 2-е, 1907, и разбор его Введенским А. И. в Отчете о 9-м присуждении Пушкинской премии Акад. наук, СПБ, 1893; Батюшков Ф. Д., Корнелев «Сид», «ЖМНП», 1895, август, и отд. изд.; Боборыкин П. Д., Судьбы русского романа, в сб. Об-ва любителей российской словесности, «Почин», М., 1895; Шахов А., Очерки литературного движения в первую половину XIX в., СПБ, 1898; Белинский В. Г., Сочин., Под редакцией С. А. Венгерова, тт. I и V, СПБ, 1901 (см. ценные примечания С. А. Венгерова); Ла Барт Ф. Г., Французский классицизм в литературе и искусстве, Киев, 1903; Сакулин П. Н., История новой русской литературы: эпоха классицизма, М., 1918; Кржевский Б. А., Театр Корнеля и Расина, в «Очерках по истории европейского театра», Под редакцией А. Гвоздева и А. Смирнова, П., 1923; Плеханов Г. В., Сочин., тт. X и XIV, М., 1924 и 1925; Веселовский Ю., Белинский и французская трагедия, в «Этюдах о русской и иностранной литературе», т. I; Москва, б. г. См. также библиографию к ст. Классицизм.

ЛОЗУНГ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ЛОЙ

ЛОЙ Якоб, ван (Jacobus van Looy, 1855-) - голландский писатель, один из активных участников мелкобуржуазного радикального движения «De Nieuwe Gids»; воспитывался в сиротском доме, затем был наборщиком и маляром, в 1877 получил возможность учиться в Амстердамской академии изобразительных искусств. Свою литературную деятельность Лой начал импрессионистскими рассказами, посвященными впечатлениям от путешествий по Италии, Испании и Марокко. Сильно написанные рассказы в «De Nieuwe Gids» выдвинули его скоро в ряды самых выдающихся прозаиков-импрессионистов 90-х гг. (сборники «Proza», 1892, «Gekken», 1894). Фантастикой и авантюрными похождениями полны рассказы и очерки «Zebedeus» (1910), экзотикой пронизаны «Reizen», импрессионистическим анализом детской психики отмечены «Jaapje» (1918), «Jaar» (1923) и др. Менее удачны его переводы на голландский язык, например Шекспира.

Библиография:

Querido Is., Over Jacobus van Looy, «De Ploeg», jrg., IV.

ЛОКАФ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ЛОКК

ЛОКК Вилльям Джон (William John Locke, 1863-1930) - английский писатель. Учился в Кембриджском университете. В течение 10 лет был секретарем Королевского института британских архитекторов. Много путешествовал. Написал около 30 романов из жизни «светского» и среднебуржуазного общества. Основная тема произведений Л. - борьба за личное счастье, причем персонажи неизменно располагаются по «морализующей» схеме - злых и добрых людей. В этой борьбе Локк отражает полную зависимость среднего рантье, владельца акций, от финансовых спекуляций биржевых магнатов, которым Л. проповедует умеренность и аккуратность.

Взаимоотношения рантье с крупными дельцами Локк полностью переносит на рабочий класс. Он затушевывает социальные противоречия участием капиталистов и аристократов в рабочем движении («The Usurper», 1901, «Lady Thyre», 1896). «Идеалы» положительных героев ограничены поисками уютной, «красивой» жизни. Пределом философских дерзаний Локка является роман «Милый бродяга» (Beloved vagabond, 1901). Герой - Параго - опустившийся на дно аристократ, изрекающий истины о низости и продажности буржуазного общества; речи его туманны и напыщенны. Недовольство Параго разрешается счастливым браком с девушкой из народа.

Наиболее консервативны у Локка положительные женские образы, утверждающие идею буржуазной семьи. В начале книги героиня выступает «современной» женщиной, стремящейся к самостоятельной жизни, для того чтоб в конце раскаяться в заблуждениях и признать своим назначением служение семье («Победа женщины», «Друг человека», «Великий Пандольфо» и др.).

Творчество Локка выражает устремления рантье, положение к-рого, особенно в период послевоенного кризиса, инфляции и банкротств, стало чрезвычайно неустойчивым. Но, «критикуя» буржуазное общество, Локк не затрагивает важнейших проблем современности и не поднимается даже до той критики, к-рая доступна апологетам капиталистического строя.

Провозгласив в свое время справедливость Англо-бурской войны, Л. в великодержавном тоне пишет о войне 1914-1918. Романы «Семейство Балтазаров», «Тернистый путь», «Скоморох» пропитаны шовинизмом. Локк настойчиво подчеркивает благотворное влияние войны на «народ».

Произведения Л. рассчитаны на консервативного, ограниченного читателя, требующего от книги прежде всего благополучного конца. Л. мобилизует все средства для создания «уютного» развлекательного романа, в котором так благополучно разрешаются все «сложные» проблемы мещанского быта; из них проблема обеспеченности является центральной.

Из наших библиотек произведения Локка почти полностью изъяты.

Библиография:

I. Собр. сочин., 7 тт., изд. «Современные проблемы», М., 1916-1918 (новое изд., неоконченное, 4 тт., М., 1924-1927) и многочисл. отд. изд. романов в дореволюц. время и за последние годы.

II. Ракитин Н., Уютный романист Уилльям Локк. К характеристике английского буржуазного романа, «Новый мир», 1928, I-II.

III. Тарасис В., Старцев И., Урбан С., Современные иностранные писатели, Гиз, М. - Л., 1930 (перечислено свыше 40 отдельных изданий романов Л.; здесь же указаны и рецензии на русские переводы из Локка).

ЛОМАН

ЛОМАН Николай Логинович (?-1893) - известный под псевдонимом Гнут - пародист 60-х годов. Окончил Петербургский университет, преподавал словесность и русский язык в ряде военно-учебных заведений, с 1868 - председатель петербургского тюремного комитета; отличался заботами об улучшении положения «малолетних преступников».

В феврале 1860 в сатирическом журнале «Искра» (см.) появился первый памфлет Л. за подписью «Гнут» - «Литературные вариации»; за ним последовало еще пять (последний - в декабре 1861). Памфлеты Гнута, содержавшие ряд пародий, являлись одним из ярчайших проявлений той борьбы, которую передовые органы «разночинцев» (т. е. революционной мелкобуржуазной демократии того времени), «Искра» и «Свисток», вели против поэтов «чистого искусства» - К. Случевского, Фета, Тютчева, К. Павловой, а также П. Кускова, Л. Мея, В. Крестовского и мн. др. Ломан боролся не только с политической реакционностью большинства этих поэтов, но и с принципами дворянской поэтики. Таковы его пародии: на «Мемфисского жреца» Случевского («Коварство и любовь»), где жанр дворянской романтической баллады снижен введением прозаической тематики и лексики (вместо жреца - городовой, вместо храма - участок, вместо девы - проститутка и т. д.); на Мея, где Л. высмеивает поэтов дворянского стиля как последыщей поэзии 30-х гг. - «Мне недавно приснилося, Будто минувшее наше опять возвратилося, Лиры 30-х гг. вновь звучат тихострунные, Будто восстали из тлена Ершовы, Трилунные» - и вышучивает весь арсенал традиционных образов и тем поместного стиля («Ручьи, соловьи перекатные, Пеночки, просеки, гроты, поля ароматные»).

Пародии Н. С. Курочкина, Конрада Лилиеншвагера (Н. А. Добролюбов) и др. в «Свистке» и «Искре» сыграли огромную роль в формировании разночинческого стиля русской поэзии и в разрушении канонов дворянской поэтики. Среди этих пародистов видное место принадлежит Ломану - «пугалу поэтов».

Библиография:

I. Забытый смех, сборник II, составил А. Амфитеатров, Москва, 1917.

II. Лелевич Г., Поэзия революционных разночинцев, М. - Л., 1931.

III. Венгеров С., Источники словаря русских писателей, т. III, П., 1914, стр. 502.

ЛОМОНОСОВ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ЛОМОУРИ

ЛОМОУРИ Нико (1852-1915) - грузинский беллетрист. Родился и воспитывался в состоятельной семье сельского священника. Высшее образование получил в Киеве, после чего всю свою жизнь посвятил педагогической работе в Грузии. Литературную деятельность начал с 18 лет.

По основным мотивам творчества Л. принадлежит к представителям позднего народничества. Главная цель писателя - показать быт крестьянина, в известной степени идеализируя его. Л. выступает против порабощения крестьян и тех общественных явлений (общая некультурность, бесправие, суеверие и т. п.), к-рые ухудшают жизнь народа. Но борясь за просвещение крестьян, Л. все же подчеркивает превосходство патриархальных традиций и вместе с тем яростно выступает против «развращающего» влияния города на деревню. Изучая и описывая жизнь крестьян, Л. не мог не видеть проявления классовой борьбы в деревне; но он не решается выступить против помещичьего господства и ищет пути к освобождению крестьянства в примирении классов.

Заслуга Ломоури как народника в грузинской литературе заключается в правдивых описаниях тяжелой жизни крестьян в условиях их экономической и культурной отсталости. Ломоури также писал для детей («Али», «Каджана» и др.).

Библиография:

I. Рассказы, Тифлис, Гиз, 1926 (на грузинском языке).

II. Хаханов А., Очерки по истории грузинской словесности, том IV, Москва, 1907 (на русском языке).

ЛОМТАТИДЗЕ

ЛОМТАТИДЗЕ Чола (1878-1915) - грузинский беллетрист. Р. в бедной крестьянской семье. Первоначальное образование получил в Басилетской 2-летней школе, где царил тяжелый бюрократический режим. По инициативе Л. учащиеся этой школы организуют забастовку. Администрация жестоко расправляется с непокорными и исключает Л. как главного организатора. С этого момента Ломтатидзе переходит на активную политическую работу. В 1903 он вместе с соц.-дем. И. Церетели издает журнал «Квали», в к-ром резко нападает на самодержавие. С 1904 ведет пропаганду среди рабочих города Поти (один из портовых городов Грузии), организует революционные кружки в Новороссийске. В революции 1905 Ломтатидзе принимает активное участие. В 1906 под фамилией Воробьева является делегатом партсъезда в Стокгольме.

В 1907 Л. был избран депутатом 2-й Государственной думы, где и работал в соц.-дем. фракции. После роспуска 2-й Государственной думы Ломтатидзе был присужден к 5 годам каторжных работ, но приговор этот по причине тяжелой болезни Л. заменен был 7-летним тюремным заключением. В тюрьме Л. и скончался в 1915.

К периоду тюремного заключения Л. и относится его литературная деятельность; тюрьма - основная тема его произведений. Описывая подлинные сцены тюремной жизни и заключенных, Л. заражает читателя своей ненавистью к монархическому строю. В грузинской художественной литературе первого десятилетия XX века Л. представляет собой наиболее цельную натуру революционного писателя, с исключительной искренностью и экспрессией изобразившего страдания и чаяния трудящихся масс.

Творчеству Ломтатидзе начали уделять особое внимание только после советизации Грузии. За последнее время произведения Ломтатидзе вызывают исключительный интерес среди читающей публики и исследователей. Произведения его изданы Грузиздатом в двух томах.

Библиография:

I. Ломтатидзе печатался в след. журн. и газ.: «Квали», «Моамбэ», «Цкобис», «Пурцели», «Цискари», «Цисарткела», «Мавали», «Хомалди», «Ахали», «Азри», «Мнатоби» и др.

II. Товадзе С., Чола Ломтатидзе, Тифлис, 1923; Девдариани, Поэт измученного сердца, Тифлис, 1925.

ЛОНГ

ЛОНГ (между II и V в. христианской эры) - древнегреческий писатель; известен своим дошедшим до нас пастушеским романом «Дафнис и Хлоя». Действие романа происходит на острове Лесбосе (в Греции). Автор описывает жизнь двух подкинутых детей - мальчика и девочки, воспитанных пастухами; их находят родители и возвращают в лесбосский город Митилены, но жизнь у пастухов на лоне природы кажется детям гораздо более счастливой, чем жизнь в городе; они убегают обратно к пастухам, где и устраивают свою свадьбу. В романе фигурируют нимфы, эроты и т. п. Стиль романа порожден психологией некоторых верхушечных слоев рабовладельческого класса, в своей пресыщенности городской цивилизацией мечтавших об идиллической любви и жизни на лоне природы; последняя осознавалась лишь как красивая декорация, лишенная грубости и вульгарности. В романе Лонга буколический жанр почти совсем вытесняет обычный авантюрный элемент греческого романа. В истории пасторали (см.) роман Лонга занимает видное место. Особенной популярностью он пользовался в XV-XVI вв. в среде придворной аристократии, увлекавшейся пасторалью.

Библиография:

Дафнис и Хлоя, перев. Д. С. Мережковского, СПБ, 1896 (и поздн. изд.).

ЛОНГИНОВ

ЛОНГИНОВ Михаил Николаевич (1823-1875) - библиограф и историк русской литературы. Сын крупного бюрократа, Л. и сам играл заметную роль в бюрократической среде в эпоху Александра II. Либеральничая в период «великих» реформ, совпавший с секретарством Л. в Обществе любителей российской словесности (см.), заявляя себя ярым защитником свободы печати и непримиримым противником цензуры, Л. во вторую половину царствования Александра II, когда реакция особенно усилилась, сумел обнаружить такую «благонамеренность», что в последние годы своей жизни возглавлял Главное управление по делам печати (1871-1875). Деятельность Лонгинова на этом посту отличалась фанатической нетерпимостью: так например, он собирался наложить запрет на русский перевод Дарвина (см. по этому вопросу язвительное «Послание к М. Н. Лонгинову о дарвинизме» А. К. Толстого).

Как библиограф и историк литературы Л. специализировался на розысканиях в области русской литературы XVIII и начала XIX вв., посвящая свои труды преимущественно малозначительным писателям изучаемой эпохи. Особое место занимают исследования Л. о масонстве, которое он трактовал в свете своего консервативно-бюрократического мировоззрения. Лишенные какого бы то ни было методологического значения, работы Лонгинова сохраняют ценность как собрание обильного фактического материала. Лонгинов явился предшественником Л. Н. Майкова (см.), В. И. Саитова (см.), Б. Л. Модзалевского (см.) и других литературных «микрологистов», понимавших историю литературы как сумму развернутых био-библиографических этюдов.

Не чужд был Л. и «художественному» творчеству, одно время (в 50-х гг.) сотрудничая в «Современнике» (см.) под псевдонимом «Скорбный поэт» и кроме того культивируя порнографическую поэзию («Стихотворения», Карлсруэ, 1863). Архив и библиотека Л. хранятся в Институте новой русской литературы (б. Пушкинском доме) в Ленинграде.

Библиография:

I. Новиков и московские мартинисты, Москва, 1867; Сочинения, том I (1850-1859), Москва, 1915. Переписка: Некрасов. По неизданным материалам Пушкинского дома, Петроград, 1922, стр. 227-241; «Сборник Пушкинского дома на 1923», Петроград, 1922, стр. 137-232.

II. Арсеньев К. К., Законодательство о печати, глава IV, Петербург, 1903.

III. А. и Д. Б., Библиография трудов М. Н. Лонгинова, «Антиквар», 1902, №№ 5-7; дополнения к этой ст.: Библиотека Д. В. Ульянинского, М., 1913-1915, тт. I и II по указателю; Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, том IV, П., 1917; Мезьер А. В., Словарный указатель по книговедению, Л., 1924, стр. 45-46.

ЛОНГФЕЛЛО

Статья большая, находится на отдельной странице.

ЛОНДОН

Статья большая, находится на отдельной странице.

ЛОПАТЕ

ЛОПАТЕ Шлойме (sloime Lopate, 1902-) - еврейский поэт. Р. в Белиловке (Бердичевского района) в бедной семье. 16 лет стал рабочим-кожевником. Позднее вступил добровольцем в Красную армию. В 1924 Л. с группой переселенцев переходит на земледельческую работу в Криворожском районе. С 1929 учится на рабфаке. В 1927 напечатал первое свое стихотворение в журнале «Еврейский крестьянин». С 1928 сотрудничает во всех еврейских центральных изданиях («Prolit», «Roite Welt», «Stern», «Odesser Arbeiter»), опубликовывает между прочим поэму «Турксиб» («Stern», 1930).

Основная тематика творчества Лопате - колхозное строительство, новый деревенский быт.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV