Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "М" (часть 13, "МОЛ"-"МОН")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "М" (часть 13, "МОЛ"-"МОН")

МОЛОДАЯ ГЕРМАНИЯ

МОЛОДАЯ ГЕРМАНИЯ - см. Немецкая литература, раздел «Литература промышленного капитализма».

МОЛОДАЯ ПОЛЬША

МОЛОДАЯ ПОЛЬША - см. Польская литература, раздел «Литература промышленного капитализма».

МОЛОДНЯК

«МОЛОДНЯК» - всеукраинская организация комсомольских пролетарских писателей; возникла в 1926. Основной задачей ее была консолидация пролетарских писателей-комсомольцев и беспартийной молодежи для борьбы против буржуазно-националистической литературы, для обеспечения творческого роста писателей-комсомольцев и их теснейшей связи с комсомолом, для борьбы за гегемонию пролетарской литературы.

Вслед за созданием «М.» в начале 1927 был создан Всеукраинский союз пролетарских писателей (ВУСПП), в к-рый также вступил и основной актив «молодняковцев». В актив входили: поэты - П. Усенко, Первомайский, С. Голованевский, Донченко, М. Шеремет, И. Гончаренко, Я. Гримайло, Д. Чепурный, Ст. Крижановский, В. Гудим, Г. Савченко, И. Семиволос; прозаики - В. Кузьмич, О. Кундзич, А. Шиян, П. Радченко, О. Обидный, Ю. Зоря; драматурги - О. Корнийчук, Г. Мизюн; критики - Б. Коваленко, А. Клоччя, Г. Пронь, Ю. Костик, П. Колесник и др.

«М.» совместно с ВУСПП проводил активную борьбу за линию партии и ленинское национально-культурное строительство, боролся против национал-фашистской литературы (М. Ивченко), против буржуазно-националистической группы «неоклассиков», против блокировавшейся с ними «ВАПЛР†ТЕ», стоявшей на буржуазных националистических позициях Хвыльового - Шумского, против групп «Лiтературний ярмарок» и «Пролiтфронт», продолжавших традиции «ВАПЛР†ТЕ» после ликвидации последней, против лефовской «Новой генерации» и классово враждебных вылазок «Авангарда», возглавлявшегося В. Полищуком.

Борьба велась не только по линии разоблачения литературно-политических и теоретических установок националистической литературы, но также и по творческим вопросам против видоизменявшейся в различных вариантах тенденции мелкобуржуазного националистического романтизма, культивировавшегося «ВАПЛР†ТЕ», «Лiтер. ярмарком», «Пролiтфронтом», отражавшего в ряде художественных произведений влияния национализма, троцкизма, буржуазного гуманизма, воронщины («Пролiтфронт» особенно охотно обосновывал свой «новейший вариант» теории «активного романтизма» аргументами, взятыми из арсенала переверзевско-литфронтовского блока).

«М.» развивал свою работу на основе активного включения в практику классовой борьбы, борьбы по линии национально-культурного строительства, оказывая на этом участке значительную помощь комсомолу. «М.» развернул массовую работу на производстве, в особенности на Донбассе, выдвинул и воспитал ряд рабочих-ударников (сб. «Уголь на гора`»), организовал работу среди нацменьшинств (еврейская, польская, татарская секции). Из работ нацсекций следует отметить коллективный сборник «М.» (на польском языке) и одноименный сборник на татарском, а также ряд книг отдельных писателей.

Для творческих установок «М.» характерен курс на реалистический показ основных классовых процессов советской действительности. Для прозы и поэзии «М.» характерна тематика социалистической индустриализации, классовой борьбы в деревне, показ комсомола и типов революционной молодежи. От полуочерковых схематичных рассказов прозаики «Молодняка» переходили к развернутым полотнам романов и повестей, повышая в своем развитии творческий идейно-художественный уровень.

Молодняковские поэты воспевали героику гражданской войны, «романтику будней» (П. Усенко), впоследствии создали ряд поэм на материале важнейших объектов соцстроительства («Тракторстрой» М. Шеремета, «Днепроток» Я. Гримайла), работали также над созданием агитационной публицистической поэзии, над проблемами лирики, лит-ой сатиры и пародии. Нужно отметить роль «М.» в разработке творческих вопросов пролетарской литературы. «М.» выдвинул теорию «пролетарского реализма», отличавшуюся при всех своих недостатках (схематизм, недостаточный теоретический уровень) конкретно-историческим подходом к анализу процессов пролетарской и советской литературы, непримиримым отношением к буржуазно-националистическим и упадочническим «тенденциям», к попыткам протаскивания теории «единого потока» в украинскую литературу. Отдельные теоретики «М.» поддерживали ошибочные установки, характерные для РАПП, как напр. лозунг «одемьянивания» поэзии.

К недостаткам творчества «молодняковцев» нужно отнести черты схематизма и натуралистического бытописательства в прозе, черты поверхностной идеализации действительности (особенно в ранний период) - в поэзии. На творчестве отдельных поэтов иногда сказывалось влияние эстетства и конструктивистско-лефовских установок. В отдельных произведениях «молодняковцев» имели место и значительные идеологические ошибки. Часть «молодняковцев», подпавшая под влияние национализма, троцкизма и мелкобуржуазного упадочничества, перешла из «М.» в «Пролiтфронт» (О. Кундзич, Т. Масенко, Ковтун, И. Момот и др.), часть отошла к лефовской группе «Нова генерация» (О. Близько). Основное же ядро «М.» проводило активную борьбу против указанных тенденций, а также против влияния буржуазной идеологии на творчество отдельных членов «М.».

Разделяя основные установки РАПП и ВОАПП, «М.» допускал в своей работе и характерные для этих организаций ошибки: проявления групповщины, левацкие перегибы в оценке творчества некоторых советских писателей, непонимание специфики нового этапа - этапа творческой перестройки и консолидации сил советской литературы.

После постановления ЦК ВКП(б) от 23/IV 1932 «Молодняк» был ликвидирован и его актив вошел в Союз советских писателей Украины.

МОЛОДОВСКАЯ

МОЛОДОВСКАЯ Кадя (1893-) - современная еврейская поэтесса. В настоящее время живет в Варшаве. Уже в ранних своих стихах (сб. «Eigns», Киев, 1918) М. обнаруживает сильную тягу к символизму; дальнейшее ее творчество развивается в этом направлении. Оно проникнуто глубоким трагизмом оторванности от реальной жизни, от социальной борьбы. Для творчества М. характерны сугубо-индивидуалистические переживания, получающие определенно националистическую окраску и символизацию. Стихи ее насыщены библейскими образами и элементами народного сказа. В творчестве М. большую роль играет отождествление судьбы оторванной от социальной среды личности с судьбою нации, склоняющейся к ущербу. Поэзия Молодовской насквозь пронизана консервативным фатализмом. Лишь моментами поэтесса пытается преодолеть свой пессимизм и отчаяние, но ей это не удается: расплывчатый интеллигентский пацифизм, эстетизм, непонимание социальных задач эпохи, революц. классовой борьбы объективно толкают Молодовскую назад к прошлому или к какому-то «мистическому небытию», к «искусству для искусства», в сущности - к махровому декадентству. Творчество М. - типичной представительницы деклассирующейся мелкобуржуазной интеллигенции - не что иное, как социально обусловленный капиталистической депрессией современной Польши рецидив символизма.

Библиография:

Книги стихов: Cheswendige necht, Вильно - Варшава, 1927. Большой цикл стихов в сб. «Em mol in a joiwel», Варшава, 1931.

МОЛОСС

МОЛОСС (или тримакр) - в античной метрике стопа, содержащая три долгих слога (- - -). Самостоятельно М. почти не встречаются и употребляются гл. обр. в пеонийских размерах как варианты кретика (- U -) или бакхия (U - -) с «заменой» их краткого слога на долгий и с соответствующим распределением сильного и слабого времени стопы (т. е. -` - -' и - -` -'). М. встречаются в ритмических концовках (клаузулах) ораторского языка: по вычислениям Ф. Зелинского 7,2% клаузул в речах Цицерона имеют форму - - - - U - (М. + кретик).

МОЛЧАНОВ

МОЛЧАНОВ Иван Никанорович (1903-) - современный поэт, в прошлом батрак. Печатается с 1920. Значительное место в творчестве М. занимает тема гражданской войны, к-рую М. противопоставлял годам соцстроительства. Наиболее развернутое противопоставление гражданской войны и строительства дано в печально знаменитом стихотворении «Свидание», напечатанном в «Комсомольской правде» (от 2/X 1927) и вызвавшем решительное осуждение литературной и комсомольской общественности. Тезис «Свидания» - «тот, кто боролся, имеет право у тихой речки отдохнуть» - является основным и в сб. «Военная молодость» (1930), выражающем мелкобуржуазное понимание Октябрьской революции. В сб. «Тракторстрой» (результат работы на Сталинградском заводе, 1931) М. перешел к темам реконструктивного периода, пишет о героях-ударниках, по-новому определяет задачи творчества. Преодолевая недостатки первого периода своего творчества, Молчанов в сборнике «Тракторстрой» акцентировал остроту классовой борьбы на фронте строительства. С этих позиций он и изобличает старый тип писателя, поверхностного наблюдателя. Развертыванием картин строительства М. призывает писателей к включению в практику пролетариата. Глубине изображения современной действительности мешает стремление М. к внешней красивости.

Библиография:

I. Борьба и сердце, «Новая Москва», М., 1925; Жизнь улыбается, «Красные всходы», Тифлис, 1926 (совместно с Юриным); Паровозная родня, изд. «Гудок», М., 1926; Огонь, изд. «Молодая гвардия», М., 1927; Избранные стихи, изд. «Огонек», М., 1929; Военная молодость, «ЗиФ», М., 1930; Каспийское солнце, изд. «Молодая гвардия», М., 1930; Комсомольские стихи, изд. «Молодая гвардия», М., 1930; Тракторстрой, Огиз, М. - Л., 1931

II. Горький М., О возвеличенных и «начинающих», «На литературном посту», 1928, № 10; Авербах Л., Новые песни и старая пошлость. Пошлость защищать не надо и т. д. (о стихотв. «Свидание»), в сб. «С кем и почему мы боремся», «ЗиФ», М., 1930; Широкова О., Мещанство под маской революционной фразеологии (о книге «Военная молодость»), «На литературном посту», 1931, № 6; Левин М., Поэзия заводского шума (о книге «Тракторстрой») «Молодая гвардия», 1932, № 2.

III. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия (1917-1927), том I, Гиз, М. - Л., 1928.

МОЛЬЕР

Статья большая, находится на отдельной странице.

МОЛЬНАР

МОЛЬНАР Франц (Franz Molnar, 1878-) - известный венгерский драматург. Окончив юридический факультет, стал журналистом. В либеральных газетах и журналах печатал повести, психологические очерки, изображая в них мелкобуржуазные типы Будапешта. В романах первого периода творчества М. («Голодный город») затрагивает проблему социальных противоречий, трактуя ее весьма сентиментально в духе «салонного социализма». Лишь в повести «Угольные воры» писатель пытается вскрыть корни тяжелой судьбы пролетария с точки зрения мелкого буржуа. Наибольший успех выпал на долю его романа для юношества «Ребята с Павловской улицы», изображающего в сентиментально-мещанском духе радости и огорчения молодежи столичных окраин. Тогда же (в 1907) М. обратился к сцене, открыв своей комедией «Чорт» ряд пользовавшихся мировой известностью пьес, в к-рых М. становился присяжным писателем крупной буржуазии.

Его пьесы привлекают буржуазного зрителя своей безыдейностью, совершенной техникой, остроумием и клоунской виртуозностью диалога. Его герои в большинстве случаев - представители «хорошего общества», нервные джентльмены, идеалом к-рых являются деньги и женщины с нездоровой чувственностью. Это и делает его усыпителем «мировой совести» и глашатаем этики биржевиков.

Кроме «Чорта» Мольнаром написаны комедии: «Камерюнкер», «Волк», «Антония», «Стеклянный башмак», «Красная мельница», «Игра во дворце». В пьесе «Лилия» в мистико-романтическом свете изображен мир люмпенпролетариев. Во время войны М. в своей пьесе «Белое облако» и в своих письмах с театра военных действий стоял на почве непримиримого урапатриотизма.

Библиография:

Матейка Ян, Юбилей легкомысленного драматурга, «Вестник иностранной литературы», 1928, № 11.

МОМБЕРТ

МОМБЕРТ Альфред (Alfred Mombert, 1879-) - немецкий лирик, представитель крайнего субъективно-идеалистического течения в поэзии. Творчество М. развивалось под влиянием неоромантической реакции 90-х гг. против реализма и натурализма с его социально-критической направленностью. Представитель буржуазного крыла неоромантизма, которое в отличие от аристократического стремилось внести в поэзию элементы активности, динамизма, Момберт выступает глашатаем абсолютного, мирообъемлющего «Я», независимого, безудержного, грозного, даже кровавого властителя мира, поэтически идеализированного империалистического «сверхчеловека». Ницшеанец по мировоззрению, М. возвеличивает героя одинокого самоутверждения, свободу и красоту грубой силы, отбрасывает всякие сомнения социального, религиозного, нравственного порядка, и эта черта существенно отличает его от представителей мелкобуржуазного экспрессионизма, непосредственным предшественником которого его часто выставляют. М. хочет преодолеть материю, заслоняя от себя действительность своими фантасмагориями, рассматривая культуру, искусство, технику, науку, организацию как свободные творения человеческой фантазии, признавая мировую историю деятельностью некоего метафизического, космического «Я», чей «голос раздается в мировом созвучии народов». Асоциальное, аморальное «Я», героизированно-языческое миросозерцание, презрение ко всем «изобретателям греха и спасателям душ» - все это составляет лейтмотив его большой сценической оратории в трех частях - «Эон». В ирреальных мистико-идеалистических тонах выдержаны и немногие стихотворения М., намекающие на исторические события эпохи - мировую войну, поражение Германии, оккупацию Рейнской области и т. д.

Библиография:

I. Tag und Nacht, Gedichte, Hdlbrg, 1894; Der Gluhende, Ebd., 1902; Die Schopfung, 1897; Der Denker, Ebd., 1901; Der Sonne-Geist, Berlin, 1905; Der himmlische Zecher, 1909; Aeon, Dramatische Trilogie, Berlin, 1911; Der Held der Erde, 1919; Atair, Leipzig, 1925; Aiglas Herabkunft, Lpz., 1929.

II. Reinhart H., A. Mombert der Denker, Lpz., 1903; Strobl K. H., A. Mombert, 1906; Benndorf Fr. K., Alfred Mombert, Der Dichter u. Mystiker, Ebd., 1910; Его же, Der Aeon-Mythus von Mombert, Dresden, 1917 (Mit Beilage: Mombert, Geschichte meines Lebens).

МОМОТ

МОМОТ Иван Демьянович (1905-1931) - украинский критик. Литературную деятельность начал комсомольцем-селькором в 1922 в провинциальной газ. «Селянин», затем сотрудничал в ряде изданий: «Селянська правда», «Червоний юнак», «Плужанин». Состоял членом литературных организаций «Плуг», «Молодняк». Впоследствии вступил в «Пролiтфронт», где защищал теорию «активного романтизма» - эту эклектическую смесь теорий Воронского, Переверзева, Беспалова и др.

Библиография:

«Лiтературний комсомол», Сб. статей, изд. «Пролетарий», 1927; Готовится к печати посмертное издание статей в одной книге.

МОНГОЛЬСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Статья большая, находится на отдельной странице.

МОНГОЛЬСКИЙ ЯЗЫК

МОНГОЛЬСКИЙ ЯЗЫК. - Под термином «М. яз.» понимают как древний, письменный М. яз., так и современный живой М. яз. Точно фиксировать время появления у монголов письменности не представляется возможным. Известно лишь, что система письменности, введенная Чингизханом, о которой мы можем судить по некоторым памятникам, по происхождению своему уйгурская. Старый письменный М. яз., ныне сильно отличающийся от живого разговорного, повидимому и в XIII в. отличался от тогдашних наречий и уже тогда представлял собою архаичную форму языка. Письменный М. яз. восходит так. обр. к одному из древнемонгольских наречий дочингизхановского периода. Можно лишь смутно догадываться о том, что он сложился на основе наречия керентов, одного из наиболее мощных и культурных племен, покоренных Чингизханом.

Монгольский алфавит был заимствован от тюркского народа уйгуров, к-рыми он в свою очередь был получен от иранского народа согдийцев. Согдийский же восходит к сев.-семитическому (одному из арамейских) алфавиту.

Старый монгольский алфавит и орфография (ныне латинизированные) окончательно выработаны в XVI в. От этого монгольского алфавита произошел манджурский (см.) и ойратский (см.), или зап.-монгольский, алфавиты. Кроме этого алфавита у монголов появилось в XIII же столетии еще так называемое квадратное письмо, создавшееся на основе тибетского алфавита. Эта письменность просуществовала недолго, и памятники ее исчерпываются несколькими фрагментами документов, написанными на одном из живых монгольских наречий XIII и XIV вв.

Монгольское письмо

Монгольское письмо

       Ставши общим для значительной части монголов, объединенных Чингизханом, старый литературный М. яз. подвергся влиянию монгольских говоров той эпохи и в XVI в. получил окончательное оформление. На этом обновленном языке появилось несколько переводов буддийских сочинений, в том числе с уйгурского языка, благодаря чему в монгольском литературном яз. есть много уйгурских заимствований. В конце XVI в. в Монголии возродился пришедший было в упадок буддизм, в связи с чем и монгольский письменный яз. подвергся некоторым изменениям. Устаревшие и малопонятные слова и выражения были окончательно заменены новыми. Был открыт доступ диалектическим влияниям. Тогда же в яз. вторглось множество тибетских заимствований в связи с усилением буддийской пропаганды. Так. обр. монгольский письменный яз. вошел в классический период своей истории. Наибольшего расцвета этот классический письменный М. яз. достиг в конце XVII и начале XVIII вв., когда в Пекине и Южной Монголии сильно распространилось книгопечатание (печатание конечно только ксилографическим способом). Распространившись среди разных монгольских племен, классический письменный язык с течением времени испытал многочисленные влияния со стороны отдельных наречий и постепенно вылился в несколько областных литературных наречий, очень близких друг к другу, но отличающихся некоторыми местными особенностями.

Все же эти литературные наречия стоят чрезвычайно далеко от живого языка. Живой разговорный монгольский яз. очень сильно отличается от языка письменности, представляя собою в сущности другой язык. Трудность изучения письменности заключается как раз в том, что изучающий ее монгол должен по сути дела изучить вместе с алфавитом еще новый язык, правда, относительно близкий к его родному, но все же другой. Различия эти касаются всех областей: словаря, синтаксиса, морфологии и фонетики. Под разговорным М. яз. обычно понимают халха-монгольский яз., на к-ром говорит ок. 600 000 чел. в Монгольской народной республике. С 1930 в МНР начат переход на латинский алфавит и новый литературный яз. на основе халха-монгольского разговорного яз.

Халха-монгольский язык, вместе с языком монгольской письменности, входит в группу монгольских языков. К этой группе относятся еще языки бурятский (см.), калмыцкий (см.), а также языки различных монгольских народностей Внутренней Монголии, Барги и даже Афганистана. Обнаруживая бо`льшую или меньшую взаимную близость, языки эти не представляют однако собой наречий одного языка. Это разные языки, но объединенные лишь взаимной близостью в одну группу. По своему строю это - агглютинативные языки с элементами флективности. Для большинства характерным является безличное спряжение. В области морфологии они характеризуются кроме того отсутствием резкой грани между словоизменением и словообразованием: так например разные падежные формы одного и того же слова часто функционируют лексически как новые слова и допускают вторичное склонение, основой которого является не первичная основа, но падежная форма. Роль притяжательных местоимений играют особые суффиксы: личные и безличные. Наличие предикативных суффиксов создает впечатление, будто имена могут спрягаться. Части речи слабо диференцированы. Части речи суть: имя, глагол и неизменяемые частицы. Существительное и прилагательное в большинстве живых языков и языке письменности не диференцированы морфологически и различаются лишь в плане синтаксиса. В области синтаксиса характерным является положение определения перед определяемым, сказуемого обычно в конце предложений и отсутствие согласования в падеже определения и определяемого, а также разных членов предложения.

Библиография:

Ковалевский О., Монгольско-русско-французский словарь, т. I-III, Казань, 1844-1849; Голстунский К. Ф., Монгольско-русский словарь, т. I-III, СПБ, 1893-1895; Руднев А. Д., Лекции по грамматике монгольского письменного языка, СПБ, 1905; Рамстедт Г. И., Сравнительная фонетика монгольского письменного языка и халхаско-ургинского говора, СПБ, 1908; Владимирцов Б. Я., Сравнительная грамматика монгольского письменного языка и халхаского наречия. Введение и фонетика, Л., 1929; Поппе Н. Н., О системах письменности, применявшихся монголами и авторами трудов о монгольском яз., «Культура и письменность Востока», Баку, 1929, V; Поппе Н. Н., Практический учебник монгольского разговорного языка (халхаское наречие), Л., 1931; Schmidt I. J., Grammatik der mongolischen Sprache, СПБ, 1831.

МОНКИН

МОНКИН Мурат акн (1843-1906) - казакский поэт. Р. в Карабаче, б. Уральской области (Казакстан), в семье середняка-скотовода. Пятнадцати лет М. начинает выступать на устных состязаниях народных поэтов и выходит победителем над многими своими соперниками. Основные мотивы творчества М. - протест против царской колонизаторской политики, с одной стороны, и резкая критика недостатков казакского быта - с другой. В последний период жизни М. впадает в пессимизм. Его упадочнические настроения объясняются деградацией феодально-байского дворянства, выразителем идеологии к-рого является М. Большинство произведений М. не издано, они сохранились лишь в устных преданиях.

Библиография:

Мурат акн Гумар казига айтканы, Поэма, Казань, 1906; Мурат акн создери, Сб. стихов, Под редакцией Досмухамедова Х., Средазгиз, Ташкент, 1924; Собрание сочинений, под редакцией Досмухамедова, Ташкент, 1928.

МОНОГАТАРИ

МОНОГАТАРИ - наименование основного жанра повествовательной прозы, созданного японской аристократической литературой эпохи Хэйан (VII-XII вв.) и вместе с тем одного из наиболее развитых видов японской повествовательной прозы в целом. Возникновение М. связано с образованием в Японии первого сословия - аристократии, выросшей на базе рабовладельчества на развалинах родового строя и построившей централизованное государство с монархом во главе, фактически управляемое аристократическим родом Фудзивара. Эта аристократия, ориентируясь и опираясь на китайскую политику, была проводником китайского влияния и культуры в Японии, используя для этого новую технику материальной культуры, правовую и государственную идеологию, религию (буддизм); она же насадила и китайскую художественную литературу. Под этим влиянием на почве древнего фольклора вырастает первая в Японии художественная литература: поэзия - танка и проза - М. Истоки М. - в древних новеллах, образцы к-рых - в форме сказки и бытового, большей частью любовного рассказа - встречаются в первых письменных памятниках - историко-мифологических сводах Кодзики (см.) и Нихонги (VIII в.) и гл. обр. в «местных описаниях» - «Фудоки». Первое произведение, получившее наименование М., - «Такэтори-моногатари» (IX в.) - цикл новелл, большею частью буддийского и китайского происхождения, введенных в обрамляющую новеллу на сюжет древней японской легенды о лунной деве, спустившейся на землю, окруженной здесь женихами и, чтобы избавиться от них, дающей им невыполнимые задания, рассказы о мнимом выполнении к-рых даны в виде вставных новелл. Второе раннее М. - «Исэ-моногатари» (IX в.) (см.) - цикл коротеньких новелл, каждая из к-рых дает лирический эпизод в виде рассказанной более или менее подробно ситуации с введением в нее стихотворения как центра. Единство достигается приуроченьем этих эпизодов к одному герою. От этих двух корней развиваются дальнейшие М. От «Такэтори» идет приключенческий роман, питаемый оживленными путешествиями за море (Китай), сначала с некоторыми отголосками первоначальной сказочной фантастики - «Уцубо-моногатари», позднее - уже чисто бытовой роман - «Отикубо-моногатари» (X в.). От «Исэ» идет бытовая новелла, большею частью на любовный сюжет. Сборник таких новелл - «Ямахо-моногатари» (X в.). Постепенно, с достижением аристократией высшей точки своего развития (X-XI вв.), основным материалом романа становится реальная жизнь этой аристократии. Отсюда - нравоописательный роман, классический образец к-рого знаменитый - «Гэндзи-моногатари» (см.) (на рубеже X-XI вв.). В дальнейшем в связи с постепенным упадком хэйанского режима (созревание феодализма) намечается изменение установки романа. В основу повествования кладутся нарочитая запутанность и сложность фабулы. Таковы: «Согоромо-моногатари» (XI в.), «Хамамацу-Тюнагон-моногатари» (XI в.), «Торикаэбая-моногатари» (XI в.). Под конец происходит и изменение материала: вместо окружающей жизни берется прошлое; содержанием повествования становится любование эпохой расцвета аристократического режима, гл. обр. правления одного из канцлеров Фудзивара - Митинага. Так. обр. появляется исторический роман - «Эйга-моногатари» (XII в.), постепенно скатывающийся почти до уровня исторической хроники - «Окагами» (XII в.). С другой стороны, усиливаются дидактические тенденции, в связи с чем обозначается возврат к сказочному материалу, буддийскому и даосскому, расширяемому поучительными новеллами в конфуцианском духе. Это приводит к распаду большой формы - романа - и к возврату к новелле; сборник таких рассказов - «Кондзяку-моногатари» (XII в.). Наблюдается и стремление к гротеску, с культивированием опять-таки малой формы; таков сборник новелл «Цуцуми-тюнагон-моногатари» (XIII в.). С крушением хэйанского режима и переходом к феодализму (конец XII в.) аристократическая литература замыкается в тесном кругу императорского двора, уступая основное место литературе нового сословия - феодальной. Позднейшие М. - не более, чем эпигоны. Из них наиболее значительно «Кокэ-горомо» (XIII в.). В настоящее время М. фигурируют на правах «классического литературного наследия».

Библиография:

Конрад Н. И., Японская литература в образцах и очерках, т. I, Л., 1927.

МОНОДРАМА

МОНОДРАМА (от греческ. monos - «один» и drama - «драма») - драматическое произведение, разыгрываемое с начала до конца одним актером. Если этот единственный актер играет одну роль, тогда М. представляет развернутый монолог (см.), обращенный либо непосредственно к зрителю («О вреде табака» - Чехова), либо к присутствующему безмолвному персонажу («Путник» - В. Брюсова), либо к персонажу, находящемуся за сценой (пьески-миниатюры, построенные на разговоре по телефону, и т. п.). Иной вид имеет М., в к-рой единственный актер последовательно исполняет несколько ролей, соответственно изменяя свою наружность. Первообразом такой М. является архаическая, доэсхиловская греческая трагедия (Феспис, Фриних), в которой актер, меняя маску и костюм, последовательно изображал разных персонажей перед хором, заполнявшим своими песнями-плясками перерывы между его появлениями (см. Драма (античная»). С такой архаической трагедией, в к-рой драматический элемент находился еще в эмбриональном состоянии, чисто внешнее сходство имеет новейшая М. актеров-трансформаторов вроде Фреголи или Франкарди, к-рая по своей тематике и построению почти ничем не отличается от ходовых пьес буржуазного театра XIX-XX вв.

Все поименованные виды М. соприкасаются только по формально-техническому признаку (прием исполнения), по существу же это не один, а множество жанров, бытующих внутри различных стилей, отражающих и обслуживающих практику разных классов на различных этапах их бытия. Так напр. немецкая музыкальная М. или мелодрама, (см.) 70-80-х гг. XVIII в. (по образцу «Пигмалиона» - Ж. Ж. Руссо, 1762), в к-рой какая-либо античная героиня изливала в форме лирического монолога свою душевную тревогу и скорбь в особенно трагический момент своей жизни (типичный образец - «Ариадна на Наксосе» - Брандеса), пишется в типичной для сентиментализма (см.) манере, давая яркое выражение идеологии поднимавшегося немецкого бюргерства XVIII в. Его индивидуалистические тенденции объясняют нам обращение к форме лирического монолога, раскрывающей душевные переживания отдельной личности (ср. аналогичное по существу построение сентиментального романа-дневника типа «Вертера» Гёте (см.)). Совсем иные предпосылки лежат в основе немецкой М. середины XIX в. Она имеет обычно характер сольной комедийной сценки («Иди сюда» - Эльсгольца, «Пошел вон» и «Нет» - М. Вердера), варьирующей на разные лады образ светской женщины-кокетки, излюбленный буржуазно-мещанским театром XIX в. Наконец и новейшая попытка использования М. драматургией немецких экспрессионистов («Ostpolzug» - Броннена, 1926) пронизана характерными для этого мелкобуржуазного стиля мотивами болезненного самоанализа бунтующей личности, ее душевного распада и двойничества (см. Экспрессионизм).

Всем перечисленным видам М., для к-рых характерна внешняя централизация драматического действия, противоположна М. в понимании Н. Н. Евреинова (см.), к-рый выдвигал на первое место внутреннюю централизацию действия, превращение «чуждой мне драмы» в «мою драму», т. е. драму самого зрителя, сопереживающего с центральным «действующим» персонажем пьесы. Этого «действующего» Евреинов называет «субъектом действия» или просто «я». Отношения этого «я» к миру, его субъективные восприятия людей и вещей определяют характер развертывающегося действия М. М. является «проекцией души» центрального персонажа на внешний мир; «остальных участников драмы зритель М. воспринимает лишь в рефлексии их субъектом действия, и следовательно переживания их, не имеющие самостоятельного значения, представляются сценически важными лишь постольку, поскольку проецируется в них воспринимающее „я субъекта действия». Такая последовательная субъективно-идеалистическая теория М., выдвинутая упадочной буржуазно-дворянской интеллигенцией, в сущности являлась выводом из драматургической практики некоторых поэтов-символистов (А. Блока, Ф. Сологуба, отчасти Л. Андреева («Черные маски»)). Продукт буржуазного декаданса, монодрама Евреинова («Представление любви», 1909) не получила однако полной реализации в дореволюционном театре. Она культивировалась только в плане сценической пародии и гротеска в театре «Кривое зеркало» («В кулисах души» - Евреинова, «Воспоминания» и «Вода жизни» - Б. Гейера).

В советскую эпоху отдельные отзвуки теории Евреинова можно найти в практике режиссеров эстетски-формалистского лагеря. При этом они брали принцип монодрамы не из его первоисточника (Евреинов), а из практики кинорежиссуры, канонизировавшей прием «монодраматического монтажа» (термин С. А. Тимошенко), задача к-рого - показать зрителю видимое или чувствуемое героем, с точки зрения этого героя. Подхваченный «левыми» театрами под названием «наплывов», этот прием получил повсеместное распространение. Наиболее яркие применения его дали В. Э. Мейерхольд («Ревизор») и М. В. Соколовский, режиссер Ленинградского ТРАМ («Плавятся дни», «Клёш задумчивый» и др.). В последнем случае применение этого принципа подкреплялось тогдашним теоретиком ТРАМ - А. И. Пиотровским - как искание «диалектической, ёмкой формы драматургии». Разоблачение формалистских установок Пиотровского (поддержанное самокритическими выступлениями самого Пиотровского) привело к пересмотру Театром рабочей молодежи своих позиций и изжитию злоупотребления «наплывами».

Библиография:

Евреинов Н., Введение в монодраму, СПБ, 1909; Сологуб Ф., Театр одной воли, сб. «Театр. Книга о новом театре», СПБ, 1908; Каменский В., Книга о Евреинове, П., 1917; Казанский Б. В., Метод театра (Анализ системы Н. Н. Евреинова), Л., 1925; Тимошенко С., Искусство, кино и монтаж фильма, Л., 1926. Из обширной литературы о ТРАМ и формалистских влияниях в нем укажем: Пиотровский А. И., Театр рабочей молодежи, «Звезда», 1929, № 4; Его же, Кинофикация искусств, Л., 1929; Подольский С., О формалистской опасности ТРАМ, «Советский театр», 1930, № 11-12; Материалы театрального совещания РАПП, там же, 1931, № 2-3. К истории монодрамы на Западе: Koster A., Das lyrische Drama im XVIII Jh., «Preussische Jahrbucher», B. 68, 1891; Istel E., Die Entstehung des deutschen Melodramas, 1904; Weisstein G., Die kleinen dramatischen Kunste, «Spemanns Goldenes Buch des Theaters», 2-e Ausgabe, 1912; Schauer H., Monodrama, «Reallexikon der deutschen Literaturgeschichte», hrsg. von Merker P. und Stammler W., B. II, 1926-1928.

МОНОЛОГ

МОНОЛОГ (от греческого monos - единственный, единый и logos - слово) - «единоречие» (soliloque, Selbstgesprach), в драматургии - речь, одного действующего лица в условиях сценической изолированности, произносимая независимо от реплик других действующих лиц и определяющая известный момент в развитии действия. Чисто формалистическим является выделение из общего типа М. - так наз. обращенного М. (Du-monolog), как напр. речь Марка Антония над трупом Цезаря в трагедии Шекспира или речи Чацкого в «Горе от ума». Близкими к некоторым видам М. являются и распространенные в повествовательной литературе формы «сказа» (Ich-Erzahlung), как например «Записки сумасшедшего» Гоголя, монологические рассказы Чехова, некоторые новеллы Мопассана, а также громадная область Ich-Poesie в ее разнообразных лирических подчеркнуто-индивидуальных, интимно-психологических жанрах. По существу каждый литературный стиль естественно определяет присущий ему особый характер М. как в смысле значения его в развитии действия, так и в смысле его качества. Так. обр. изучение М. должно строиться конкретно-исторически, в плане понимания его места и значения во всей целостности данного произведения данного стиля. В самых общих и условных чертах приходится наметить следующие моменты развития монолога.

Исходная и первоначальная задача М. - информация публики о тех обстоятельствах действия, к-рые не получают своего сценического изображения, о привходящих моментах, влияющих на развитие сценических событий, и наконец о переживаниях действующих лиц, концентрирующих действие в личном плане. В историческом развитии М. последняя функция его получает особо важное значение как носительница диалектических элементов развития действия. Это можно наблюдать уже в драматургии Еврипида, ближайшим образом связанной с диалектикой софистов, позднее - у Кальдерона, использовавшего здесь приемы богословской схоластики и иезуитской софистики.

Рационалистическая драматургия классицизма, исходя из учения о liaison des scenes (логической увязке сцен), впервые, пожалуй, разработала на практике и в теории целую систему использования М., подчеркнув его коммуникативно-логические и эмоционально-мобилизующие функции. Буржуазная драма XVIII в. использовала гл. обр. коммуникативные функции М. Он выполнял здесь задачи идеологически организующего элемента драматургии, суммировал философскую или социально-политическую установку произведения и неоднократно выдвигался в качестве самоценного актуального идеологического высказывания (монолог Фигаро о цензуре и т. д.), где буржуазная драма XVIII века продолжает традицию раннебуржуазного драматического М., используемого как прямое орудие пропаганды и нападения. Романтический театр XIX века приносит с собой эпоху нового расцвета М. Пропагандистский М. революционной буржуазии XVIII в. сменяется здесь М. эмоциональным, отражающим раздвоенность и рефлективность мелкобуржуазного «романтического» сознания.

Натуралистическая драматургия в теории (Золя) и на практике выступает против М. как условной и психологически неоправданной формы драматургического текста; в эту эпоху монолог живет преимущественно в драматургии «малых» жанров (шкволь, скэтч и т. д.). Развивавшееся в нач. XX в. учение о монодраме (см.) Евреинова исходило из своего рода драматургического соллипсизма, превращая М. в некую универсальную форму драматургии и являясь выражением крайнего упадка и предельной индивидуализации буржуазной психики (см. монодраматические моменты у Л. Пиранделло и Ю. О’Нейля).

В советской драматургии до недавнего времени скрещивались разные традиции драматургического использования М. В настоящее время в ряде пьес пролетарской драматургии намечается качественно новое использование М. (преимущественно обращенного) как диалектического момента в разрешении идеологической проблемы пьесы.

Библиография:

Варнеке Б. В., Техника Островского, II. Монологи, «Известия по русскому языку и словесности Академии наук СССл, т. III, кн. I, Л., 1930; Grimm J., uber den Personenwechsel in der Rede, «Kleine Schriften», 1855, III; Dusel F., Der dramatische Monolog in der Poetik des 17 und 18 Jhs und in den Dramen Lessings, 1897; Lignis A., Der Monolog bei Kleist, 1902; Kilian E., Der Shakespearische Monolog und seine Spielweise, «Snakespearisches Jahrbuch», 1903, XXXIX; Flatau L., Dahlberg, Der Wert des Monologs im realistisch-naturalistischen Drama der Gegenwart, 1907; Leo F., Der Monolog im Drama, 1908; Franz R., Der Monolog und der Ibsen, 1908; Lott B., Der Monolog im englischen Drama vor Shakespeare, 1909; Keiditch O., Der Monolog bei Kalderon, 1911; Busse A., Der Monolog in Schillers Trauerspielen, 1912; Sprink W., Der Monolog in den Dramen Hebbels, 1914; Bamberg W., Die Verwendung des Monologs in Goethes Dramen, 1914; Grussendorf H., Der Monolog im Drama des Sturms und Drangs, 1914; Knuppelholz P., Der Monolog in den Dramen des Andreas Gryphius, 1914; Fernan H., Der Monolog bei Hans Sachs, 1923; Schadewaldt W., Monolog und Selbstgesprach, 1926.

МОНТАЖ ЛИТЕРАТУРНЫЙ

МОНТАЖ ЛИТЕРАТУРНЫЙ (montage - по-французски «сборка», «подбор») - сборник хрестоматийного типа, тематически объединенный одним стержнем. От других типов сборника М. л. отличается своей установкой на показ того лица или события, которое взято тематически стержнем М. л. Отсюда и использование для обозначения сборников этого типа термина «монтаж», возникшего в кинотехнике и обозначающего соединение - в наиболее эффектной последовательности - отдельных заснятых моментов («кадров»).

Монтироваться может весьма разнообразный и часто разнородный материал: мемуары, официальные документы, автобиографические записи, произведения самих писателей, отзывы критиков, отрывки из исследований и пр. Иногда М. л. осложняется аппаратом примечаний, вводных и заключительных статей, хронологической канвой, вспомогательными ключами и т. п. В этой историко-литературной своей части М. л. иногда может представлять известную ценность. Документализм историко-литературного М. нисколько не снимает субъективности в освещении поставленной проблемы, освещении жизни писателя. Литературный же материал М. л., соединяя вырванные из контекста отрывки, художественно не претворенные, представляет обычно весьма спорную научную и художественную ценность. Преувеличенное значение М. л., составленному из отрывков художественного текста, придавали формалисты-лефовцы. Эта неверная точка зрения основывалась на деидеологизации искусства, на понимании литературы как фактографии. См. Антология, Сборник, Хрестоматия.

Библиография:

I. Образцы М. л.: Ашукин Н., Живой Пушкин, М., 1926; Вересаев В. В., Пушкин в жизни, вып. I-IV, М., 1926-1927 (переиздавалось несколько раз); Его же, Гоголь в жизни, М., 1933; Фейдер В., А. П. Чехов, Л., 1928; Гроссман Л. П., Достоевский на жизненном пути, Москва, 1928; Апостолов Н. Н., Живой Толстой, Москва, 1928; Островский А. Г., Тургенев в записях современников, Л., 1929; Его же, Молодой Толстой в записях современников, Л., 1929; Щеголев П. Е., Книга о Лермонтове, 2 тт., Л., 1929; Ашукин Н., Валерий Брюсов, М., 1929; Иссерлин Е. М. и Хмельницкая Т. Ю., Н. А. Некрасов, Л., 1930.

II. О монтаже как жанре: Аронсон М. и Рейснер С., Литературные кружки и салоны, Л., 1929; Рейсер С. М., Жанр и литература; Иссерлин Е. М. и Хмельницкая Т. Ю. (в монтаже о Некрасове); Гуковский Г. А., Шкловский как историк литературы, «Звезда», 1930, № 1, гл. II; Немеровская О., Рецензия на монтажи Апостолова и Островского, «Звезда», 1929, № 1; Сергиевский И., Рецензия на монтаж Островского о Толстом, «Новый мир», 1929, № 1.

МОНТАЛЕ

МОНТАЛЕ Эудженио (Eugenio Montale, 1896-) - современный итальянский поэт. Р. в Генуе. Стихи Монтале собраны в сб. «Ossi di seppia» (Кости каракатицы, 1925, изд. 2-е, 1928). М. - типичный представитель той части мелкобуржуазной интеллигенции, которая не пошла на компромисс с фашизмом и в то же время не поднялась до активной борьбы с ним. М. - глубокий пессимист; безнадежность его лирики, отливаясь в классические формы, пронизана самоанализом; неверие и безразличие у М. сочетаются с импрессионистическим культом «мгновения», но этот «импрессионизм», сближающий М. с фрагментаристами (см. Итальянская литература), у него крайне рассудочен.

Библиография:

Pellizzi C., Le lettere italiane del nostro secolo, Milano, 1929.

МОНТАНО

МОНТАНО Лоренцо (Lorenzo Montano) - псевдоним современного итальянского писателя Данило Лебрехт (Danilo Lebrecht). Р. в Вероне. Дебютировал книгой стихов «Discordanze» (Разлад, 1915), за к-рой последовали «Canzonette per piffero» (Песенки для дудки, 1917). В 1919 М. совместно с Бальдини, Баккелли, Кардарелли и Чекки основал известный литературный ежемесячник «La Ronda» (Патруль, 1919-1922). Ведя борьбу как с дешевой послевоенной «миланской» литературой, так и с футуризмом и школой Кроче (см.), «Ronda» пропагандировала возвращение к традициям классической литературы, в этой связи пыталась возродить интерес к Леопарди и т. д. Сам М. проявил себя крупным мастером художественной прозы. Его три книги - «Diario d’un bighellone» (Дневник бродяги), «Viaggio attraverso la giovinezza» (Путешествие сквозь юность, роман, 1923) и «Il perdigiorno» (Бездельник, 1928), - нося в основном автобиографический характер, проникнуты снобистски-ироническим отношением к современности, характерным для некоторых рафинированных представителей рантьерской буржуазии. Аполитичный эстет, М., в отличие от основной массы итальянского рантьерства, остался в стороне от фашизма, хотя и не вступил с ним в борьбу. После закрытия «Ronda» (1922), совпавшего с фашистским переворотом, он держится особняком, не примыкая ни к какой лит-ой группировке, что разумеется никак не обозначает его «надклассовости»: писатель рантьерской буржуазии, М., невзирая на его внешний аполитизм, не выходит из круга литературы, обслуживающей интересы господствующего класса.

Библиография:

Pellizzi C., Le lettere italiane del nostro secolo, Milano, 1929.

МОНТ, ДЕ

МОНТ Поль, де (Pol de Mont, 1857-) - фламандский поэт, пользовавшийся известностью особенно в 80-90-х годах. Учился в Льежском университете, где вместе с А. Роденбахом стал одним из организаторов и вождей мелкобуржуазного националистического движения фламандской студенческой молодежи; основатель и редактор журнала «Kunst en Leven» (Искусство и жизнь). Выступал как критик и историк литературы.

Будучи еще студентом, М. выпустил ряд сборников стихов: «Waarheid en Leven» (Правда и жизнь, 1877), «Rijzende Sterren» (Восходящие звезды, 1878) и др., в к-рых он выступает приверженцем французских парнасцев. Позднее он обрушивается на парнасцев за их «холодность» и «неестественность», сближается с новым радикальным мелкобуржуазным течением в фламандской литературе («Van Nu en Straks»). Однако это сближение было довольно поверхностным, т. к. М. стоял на позициях консервативно-католических кругов сельской буржуазии. М. ориентировался на Ламартина, Мюссе, Гейне и английских прерафаэлитов и сделался неоромантиком и символистом.

Эта эволюция отразилась в его сборниках стихов: «Idyllen» (Идиллия, 1882), «Fladderende vlinders» (Порхающие бабочки, 1885), «Claribella» (1893), «Iris» (1894) и другие. М. занимался фламандским фольклором и написал несколько сборников рассказов из деревенской жизни, как «Uit mijn dorpken» (Моя деревушка). Из них наиболее известны его рассказы «Праздник урожая» и «Возвращение с крестин».

Библиография:

Bock Eug., de, Beknopt overzidit van vlaamsche Letterkunde, Antwerpen, s.a.

МОНТЕМАЙОР

МОНТЕМАЙОР Хорхе (Jorge de Montemayor, около 1520-1562) - псевдоним испанского писателя, настоящая фамилия которого осталась неизвестной. По своему социальному происхождению М. принадлежал к ремесленно-купеческим слоям испано-португальского еврейства. Смолоду был певцом и музыкантом, а одно время - профессиональным солдатом, т. е. мелким военным авантюристом. Принадлежал к тому деклассированному слою, к-рый, утратив старые социальные связи, охотно отдавал себя в полное распоряжение абсолютизма. Попав в капеллу португальской инфанты Марии, М. занял довольно видное положение в придворных кругах. В 1562 был убит в Турине одним из своих друзей на романической почве.

М. дебютировал сборником канцон, попавшим в папский индекс запрещенных книг. Главное произведение М., сыгравшее значительную роль в истории европейского романа, - пасторальный роман «Диана» (1558-1559). М. явился в нем законченным выразителем придворной литературы в ее идиллической форме. «Диана» Монтемайора - отражение эпохи Филиппа II, когда испанский абсолютизм достиг своего апогея и в то же время резко обозначилось начало его затяжного разложения.

В этом романе, повествующем о превратностях любви на фоне условных, приукрашенных пейзажей и мифологических образов, М. выступает идеологом испанского дворянства, связанного с двором абсолютного монарха. Буколическая обстановка, развертывающаяся в романе, - лишь великосветский маскарад, пастухи и пастушки М. - утонченные придворные, декламирующие изысканные стихи, выражающие свои чувства в тирадах, построенных по всем правилам риторического искусства. Придворно-идиллический роман решительно противопоставил себя устаревшим феодально-рыцарским романам. «Диана» М. стала кодексом галантности, нивелирующей феодала, который в силу глубоких социальных сдвигов превратился в придворного. Придворные круги с восторгом увидали себя в идеализированном зеркале М. Но «Диана» нашла и более широкие читательские круги - в чиновном дворянстве, равнявшемся по двору, и в верхних слоях буржуазии. Роман вызвал многочисленные подражания и переводы на разные европейские языки.

Библиография:

I. Текст «Дианы» см. в «Nueva Biblioteca de autores Espanoles», v. VII, Madrid, 1907, pp. 251-336.

II. Schonherz G., Jorge de Montemayor, sein Leben und sein Schaferroman, Halle, 1886; Vollmoller C., J. d. Montemayor, Segundo cancionero spiritual, 1891; Menendez M. y Pelayo, Origenes de la novela, v. I, Madrid, 1907; Rennert H., The Spanish Pastoral Novel, Baltimore, 1892; Atkinson W., Studies in literary Decadence, III. The Pastoral Novel, «Bulletin of Spanish Studies», v. IV, 1926.

МОНТЕСКЬЕ

МОНТЕСКЬЕ Шарль Луи (Charles Louis de Secondat, baron de Montesquieu, 1689-1755) - знаменитый французский политический писатель, историк и социолог, родоначальник европейского либерализма. Происходил из старинного гасконского феодального рода, купившего место в Бордоском парламенте и вошедшего в состав «дворянства мантии» (noblesse de robe) - чиновной знати, издавна отличавшейся независимым оппозиционным отношением к монархии. М. с 1716 был президентом Бордоского парламента. Связь с родовитым дворянством и судейской знатью, включавшей в себя много выходцев из крупной буржуазии, обусловила особое место дворянина М. среди представителей старшего поколения французских «просветителей» (см. «Просвещение»).

Работа М., охватывающая различные области общественных наук, выходит за пределы компетенции истории литературы. Поэтому рассмотрим здесь только художественные произведения М., учитывая их связь с его историческими и философскими построениями.

Наиболее значительное из художественных произведений М. - «Персидские письма» (Lettres persanes, 1721) - ярко обрисовывает его позицию идеолога капитализирующегося французского дворянства. Критика монархии Людовика XIV и его преемников со всеми политическими, религиозными и бытовыми язвами старого режима - такова основная задача «Персидских писем». Их форма продиктована цензурой. Обличения абсолютистской Франции вложены в уста двух знатных персов, путешествующих по Франции и пишущих письма на родину. В «Письмах», повествующих деланно наивным тоном о европейских нравах, чуждый персам быт разлагающегося высшего света Франции противопоставлен праздной и чувственной жизни персидских гаремов с их знойными стихийными страстями. Сатирико-публицистический элемент чередуется здесь с гривуазно-гедонистическим, серьезные политические тирады - с сладострастными картинками в quasi-восточном духе. «Персидские письма» появились в самый разгар увлечения парижского высшего света азиатской экзотикой. Описания путешествий Бернье, Шардена и Тавернье, «1001 ночь» в переводе Галлана (1708) внесли в литературу рококо целый мир восточных образов, мотивов и красок. Уже до М. появляется стремление противопоставлять восточный мир западному, влагая в уста восточного человека критику недостатков и предрассудков Запада. Так поступил Дюфрени в «Серьезных и комических развлечениях сиамца» (Amusements serieux et comiques d’un siamois, 1707) - этом прототипе «Персидских писем». Кроме него на М. повлияли также Лабрюйер (см.), Фенелон (см.) и Лесаж (см.). Так. обр. роман М. вырос на базе буржуазной литературы, перекликаясь с нею своими либерально-оппозиционными мотивами. Но сближаясь с буржуазной литературой, М. в то же время отличается от нее своим дворянским гедонизмом, своими феодальными предрассудками. Самая оппозиция М. монархии Людовика XIV не чужда элементов дворянской «фронды». Эти противоречия, характерные для капитализирующегося французского дворянства первой половины XVIII в., явственно выразились в «Персидских письмах», где автор сочувствует рабовладельческим замашкам своих героев-персов. Дворянско-аристократическими элементами идеологии М. «Персидские письма» связаны с основным трудом его «Дух законов» (L’esprit de lois, 1748), где автор настаивает на учреждении верхней аристократической палаты, имеющей «право останавливать решения народа».

Противоречие между дворянско-консервативными и буржуазно-либеральными тенденциями, обусловленное противоречивостью общественной практики социальной группы, идеологом к-рой был М., определяет всю его литературную позицию. С одной стороны, М. стоит на страже классических традиций, которые легли в XVIII в. в основу дворянской эстетики; с другой - классическую трагедию он приемлет не в том аристократическом выражении, которое придал ей Расин, а в том сниженном, вульгаризованном виде, который она получила под пером Кребийона-старшего (см.) и др.

Преклоняясь перед античностью, Монтескье использует античную тематику как для сочинений изысканно-светских, пронизанных дворянским гедонизмом идиллий («Книдский храм», «Путешествие на Пафос»), так и для противопоставления галантной мифологии «для дам» чисто буржуазного культа античной гражданственности и республиканской доблести («Размышления о причинах величия и падения римлян», 1734). Именно в передовых тенденциях лит-ой практики М. следует видеть причину его громадной популярности в XVIII в. и оказанного им влияния на освободительную буржуазную литературу, для к-рой «Персидские письма» явились образцом «философского» романа, к тому же написанного в излюбленной буржуазными писателями XVIII в. эпистолярной форме (см. Роман).

Библиография:

I. Лучшее изд. сочин. Монтескье, Под редакцией Ed. de Laboulaye, 7 тт., Р., 1875-1879. К нему нужно добавить публикацию неизданных произведений Монтескье бароном Gaston de Montesquieu, а именно: Deux opuscules de Montesquieu, Bordeaux, 1891; Melanges inedits de Montesquieu, Bordeaux, 1892; Voyages de Montesquieu, 2 vv., Bordeaux, 1894-1896; Pensees et fragments inedits de Montesquieu, 2 vv., Bordeaux, 1899-1901; Ouvres completes, ed. F. Roches, 2 vv., P., 1929. Русск. перев.: Персидские письма, изд. Л. Ф. Пантелеева, СПБ, 1892; Храм Книдийский, перев. И. С., СПБ, 1770; То же, под названием «Храм Венеры на острове Книде», М., 1804; Арсас и Исмения, перев. Н. Страхова, М., 1787; То же, СПБ, 1810; Лисимах, перев. С. Башилова, б. м. и г.; Опыт о вкусе в произведениях природы и художеств, перев. А. Воейкова, СПБ, 1805; Рассуждения о причинах возвышения и упадка римлян, СПБ, 1769; О духе законов, перев. А. Горнфельда, изд. Л. Ф. Пантелеева, Петербург, 1900; То же, СПБ, 1901 (ранее в перев. Е. Корнеева, СПБ, 1839 и 1862); Почтительнейшее заявление инквизиторам Испании и Португалии, изд. «Правда», Варшава, 1906. Есть и другие переводы названных произведений.

II. Сорель А., Монтескье, перев. Под редакцией Н. И. Кареева, СПБ и М., 1898; см. также общие обзоры Н. Стороженко, Э. Даудена, Г. Лансона, Г. Геттнера, В. Корша, А. Кирпичникова и др.: Sainte-Beuve, Causeries du lundi, v. VII, P., 1852; Faguet E., XVIII siecle, P., 1890; Brunetiere F., etudes critiques, 4-me serie, 2-me ed., 1891; Dedieu J., Montesquieu, P., 1913; Jovy E., Le precurseur et l’inspirateur direct des Lettres persanes, 1917.

III. Dangeau L., Bibliographie de Montesquieu, P., 1874; Lanson G., Manuel bibliographique de la litterature francaise moderne, 4-me ed., P., 1925.

МОНТИ

МОНТИ Винченцо (Vincenzo Monti, 1754-1828) - итальянский поэт. Р. в мелкобуржуазной семье. История жизни и творчества М. - история «поэта-хамелеона». Вначале придворный поэт, он пишет контрреволюционную поэму-«видение» («Basvilliana», 1793) по поводу убийства Басвиля, посла французской республики, растерзанного толпой, натравленной на него попами. Вспыхнувшая в Италии в 1796 революция заставляет Монти резко изменить курс. Уже не против революции, а ее врагов - королей и церкви - направлены поэмы «Il fanatismo» (Фанатизм), «La superstizione» (Суеверие), «Il pericolo» (Опасность), «Гимн по случаю годовщины казни Людовика XVI». Бывший папист и монархист, М. пишет республиканскую трагедию «Caio Gracco» (1800), посвященную древнеримской аграрной революции. Однако с утверждением власти Наполеона М. отдает свое перо Бонапарту-императору, а не генералу победоносной революционной армии, как раньше. В поэме-«видении» «Mascheroniana» (1802) он выступает уже против якобинцев как врагов Бонапарта. В ряде своих поэм, написанных в оссиановской манере, Монти творит наполеоновскую легенду, превращая изменника революции в единственную надежду угнетенной Италии. После низложения Наполеона Монти быстро переходит на службу реставрации и австрийскому дому.

М. отразил в своей деятельности классовую практику итальянской буржуазии его времени, стремившейся к национальному единству, но колебавшейся в выборе путей к нему, проникнутой оппортунизмом, поочередно преклонявшейся перед сменявшими друг друга чужеземными властителями Италии.

Художественный стиль М. эклектичен. Он многое заимствует как у античных поэтов, так и у Данте, Шекспира, Мильтона, Клопштока, Оссиана, Альфиери и др. Однако влияние античной поэзии было преобладающим: М. следовал традиции, типичной для эпохи Великой французской революции, искавшей в классической древности образцов гражданской доблести и патриотизма. Эти влияния встретили в Италии с ее классическими преданиями почву особенно подготовленную. К тому же у стремившейся к национальному единству итальянской буржуазии такие традиции, как древнеримские, питали патриотические настроения, напоминая о славном прошлом страны. Вот почему неоклассицизм Монти органически связан с основной национально-объединительной тенденцией его творчества.

Библиография:

I. Русск. перев.: Кай Гракх, Комедия, перев. В. Крестовского, «Отечественные записки», 1882, кн. VII. Самое полное собр. стихов Монти - Canti e poemi, acura di Giosne Carducci, Firenze, 1891; Tragedie, drammi e cantate, 1865; Versione poetiche, 1869. Самое полное изд. всех сочин. - Resnati G., Milano, 1839-1842; Lettere inedite e sparse, ed. Mazzatinti G. e Bertoldi A., Torino, 1894-1896; Epistolario, raccolto, ordinato e annotato da Alfonso Bertoldi, Firenze, 1928.

II. Веселовский А. Н., Винченцо Монти, аббат, гражданин и кавалер, «Голос минувшего», 1916, кн. XII; Фриче В. М., Итальянская литература, XIX в., ч. 1, М., 1916; Овэтт А., Итальянская литература, перев. С. И. Соболевского, М., 1922; Foscolo U., Saggi di critica storico-letteraria, Firenze, 1842; Monti A., Vincenzo Monti, ricerche storiche e letterarie, R., 1873; Bustico G., Vincenzo Monti, Messina, 1920; Bevilaqua E., Vincenzo Monti, 1928; Allodoli E., Monti, Milano, 1929; Reichenbach G., Vincenzo Monti, Roma, 1930.

III. Bustico G., Bibliografia di Vincenze Monti, Firenze, 1925; Его же, Iconografia di Vincenzo Monti, 1929.

МОНТЭНЬ

МОНТЭНЬ Мишель (Michel Eyquem, seigneur de Montaigne, 1533-1592) - знаменитый французский писатель-гуманист. Происходя из семьи одворянившихся бордоских купцов, М. наследовал должность отца в палате сборов (1554), а после ее упразднения стал членом Бордоского парламента (1557). В 1570 перешел из «дворянства мантии» в «дворянство шпаги». Несмотря однако на кипевшую во Франции гражданскую войну, М. так и не извлек своей «шпаги» из ножен, а мирно прожил 9 лет в своем поместьи, окруженный книгами. Итогом его занятий явились первые две книги «Опытов» (Essais, Бордо, 1580). В 1580-1581 М. путешествовал по Германии, Швейцарии и Италии. В 1581 был избран мэром Бордо, в 1583 - переизбран вторично. За время своей 4-летней магистратуры М. играл видную роль в политической жизни Южной Франции, к-рая была центром кальвинистского антимонархического движения.

Несмотря на свое уменье лавировать между враждебными станами, М. был в 1588 ненадолго посажен в Бастилию вожаками «Святой лиги» (католическая феодальная партия, которой руководил испанский король Филипп II). В Париже Монтэнь выпустил первое полное издание «Опытов» (1588) - свода разнообразнейших размышлений по вопросам философии, истории, политики, религии, морали, естественных наук и т. д.

Хотя М. стыдился своего буржуазного происхождения и кичился недавно приобретенным дворянским званием, тем не менее объективно он был самым ярким выразителем мировоззрения поднимающейся французской буржуазии конца XVI в. Горячее жизнелюбие и оптимизм, любовь к античности, страстная жажда знания, стремление познать действительность во всех ее проявлениях - все эти черты раннего буржуазного мышления, характерные для гуманистов (см.), налицо в «Опытах». Сюда присоединяется крайняя независимость суждений М. - черта, характерная для авангарда поднимающегося класса, - стремление вскрыть причины и корни ходячих заблуждений и предрассудков. Грандиозная ревизия накопленного человечеством культурного багажа и является основной задачей «Опытов». Религиозно-гражданские войны конца XVI в., подрывавшие производительные силы страны, грозившие гибелью всем культурным завоеваниям Ренессанса, заставили гуманистов отказаться от боевого наступления на феодально-монашескую культуру, характерного напр. для Рабле (см.), и перейти к тактике обороны и критического пересмотра накопленных культурных ценностей. Метод этого пересмотра у М. - метод эмпирического наблюдения и скрупулезного анализа внешнего мира и собственной личности - вытекает из его позитивного буржуазного мышления, чуждого традиционной метафизике. Сложнейшие перипетии классовой борьбы его эпохи, в процессе к-рой феодальные реакционные элементы то и дело смыкались с отсталыми группами буржуазии и выступали под знаменами буржуазного кальвинизма, внушали Монтэню мысли о непрочности человеческих воззрений, слабости разума, обманчивости чувств, недостоверности знания. Но в условиях своего времени, когда твердыни феодально-церковной идеологии еще были далеки от падения, направленный против всякой метафизики скептицизм Монтэня идеологически подрывал феодально-церковную культуру с ее потусторонней истиной и утверждал культуру буржуазную с ее земными, позитивными нормами. Сочетая в себе элементы эпикурейства и стоицизма, мировоззрение М. в принципе враждебно христианству. Правда, вследствие незрелости сознания своего класса М. скатывался подчас к релятивизму в вопросах права и морали, отдавая дань той растерянности, которая овладела его классом перед лицом феодальной реакции, но все же в основном деятельность М. сыграла разрушительную в отношении феодальных устоев, действенно-прогрессивную роль. В этом - своеобразие его скептицизма, глубоко отличающее его от скептиков эпохи буржуазного загнивания, так часто прикрывающихся его именем.

Противоречивая и во многом непоследовательная система воззрений М. находит необычайно яркое выражение в его писательской манере. Для изложения своих мыслей М. создал особую форму фрагментно-мозаичных записей, произвольных по объему, абсолютно свободных в выборе и размещении материала, целиком подчиненных капризному ходу его мыслей. Игривая, легкая и изящная манера письма М. напоминает непринужденную беседу с читателем на разнообразные, подчас очень серьезные и глубокие темы. Эта беседа оживляется небольшими рассказами, анекдотами, историческими воспоминаниями, цитатами из древних и новых (преимущественно итальянских) писателей. Создавая такую форму, Монтэнь отмежевывается от старой, схоластической, педантической трактовки научных вопросов и закладывает основу новой буржуазно-светской манеры, отмеченной характерным для буржуазной психики индивидуализмом. Громадный успех «Опытов» и многочисленные подражания им во Франции и за ее пределами способствовали канонизации созданного М. жанра эссе (см.), к-рый, не имея определенных законов композиции, стал излюбленной формой свободной трактовки любых тем общего характера и подготовил почву для возникновения новейшего фельетона (см.).

Роль М. в истории французской литературы громадна. Последний гуманист, он прокладывает путь классической литературе XVII в., отразившей следующую ступень в развитии буржуазного мышления (см. Классицизм). Не говоря уже о таком общем мировоззренческом принципе классицизма, как рационализм, даже воззрения классиков на литературный язык и стиль предвосхищены М.

Не менее обширно было и влияние М. за границей. В Англии по стопам М. шел Френсис Бэкон, основатель буржуазной эмпирической философии, воспринявший у М. также его жанр эссе (ср. «Опыты политики и морали» Бэкона, 1597). Наряду с Бэконом влияние М. испытал также Шекспир, который вложил многие его мысли в уста Гамлета (о различиях в скептицизме Гамлета и М. см. «Гамлет») и позаимствовал из главы о каннибалах («Опыты», кн. I, гл. XXX) материалы для куплетов Гонзало в «Буре» (д. II, сц. I). Весьма широкое влияние оказал М. также в Германии, Италии, Испании. Его признавали своим духовным предком Гёте, который был ближе к подлинному М. в свой бурный антифеодальный период, почерпая в нем аргументы против юнкерско-абсолютистского режима, и Ницше, в восприятии которого скептицизм М. получил иную классово-идеологическую направленность (см. Ницше).

Библиография:

I. Русские переводы: Опыты Михайлы Монтаниевы, перевод Сергея Волчкова, П., 1762 (небольшая часть подлинника); Опыты, перев. В. П. Глебовой, «Пантеон литературы», 1891, №№ 3, 6, 1892, №№ 2, 3, 9-12; Рабле и Монтэнь, Мысли о воспитании и обучении, М., 1896. В оригинале лучшие издания: Leclerc V., 3 vv., 1826-1828; Garnier, 4 vv., 1865-1866; Exemplaire de la Bibl. Municipale de Bordeaux, publ. p. Strowski, Gebelin et Villey, 4 vv., Bordeaux, 1906-1920; P. Villey, 1922-1923; «Journal de Voyage en Italie», ed. crit. par Lautrey, P., 1900; Lettres inedites, publ. p. Feuillet de Conches, 1863.

II. Л-кий (Лучицкий) И., Очерк развития скептической мысли во Франции, «Знание», СПБ, 1873, № 11; Лансон Г., История французской литературы, т. I, М., 1896; Мережковский Д. С., Вечные спутники, изд. 3-е, СПБ, 1907; Сперанский В. Н., Общественная роль философии, т. I, 1913; Шкловский В., Фельетон и эссе, сб. статей «Фельетон», изд. «Academia», Л., 1927; Stapfer P., Montaigne, Paris, 1905; Faguet E., XVI siecle, P., 1893; Guizot G., Montaigne, etudes et fragments, 1899; Strowski F., Montaigne, P., 1906; Villey F., Les sources et l’evolution des essais de Montaigne, P., 1908.

III. Lanson G., Manuel bibliographique de la litterature francaise moderne, P., 1925.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV