Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "М" (часть 2, "МАЙ"-"МАК")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "М" (часть 2, "МАЙ"-"МАК")

МАЙЛИН

МАЙЛИН Беймбек Жармухаметович (1894-) - известный казакский поэт и прозаик. Родился в семье бедняка-земледельца. Рано осиротев, М. был отдан на обучение Шан-Шар Мулле, от которого, - как пишет поэт в своей биографии, - кроме мучений он ничего не получил. С 15-летнего возраста М. поет и играет на домбре (национальный музыкальный инструмент), считается в своей среде одним из лучших певцов. С 20-летнего возраста обучался в мусульманской школе нового типа (Жадид). В 1917 поступил в высшую татарскую школу «Медрессе-Галия» в Уфе. Этим заканчивается его образование.

До революции работал по народному образованию. С 1920 беспрерывно занимает ответственные должности по линии печати. С 1925 член ВКП(б). В данное время ответственный политредактор Казиздата; был членом Оргбюро КазАПП.

Литературная деятельность Майлина начинается с 1911. Первое его произведение печатается в казакском журнале «Айкап» в Троицке (1911-1913), затем М. сотрудничает в первой казакской газете «Казак» в Оренбурге (1913-1917). Первоначально он находится под влиянием националистической идеологии казакской буржуазной интеллигенции, возглавляемой Байтурсуновым, Дулатовым и другими. Это продолжается до установления советской власти в Сибири. В дальнейшем в идеологии М. происходит перелом, и он начинает постепенно приближаться к пролетарской литературе. К концу восстановительного периода можно считать переход М. на рельсы пролетарской идеологии в основном завершившимся.

М. - бытописатель. Он с необычайной чуткостью изображает быт аула; его любимый тип «Мыркымбай» - олицетворение казакского бедняка, сторонника и защитника советской власти. Нет уголка в Казакстане, который бы не знал этого «Мыркымбая». Недостатками М. являются неизжитые до конца следы крестьянской ограниченности. М. например мало интересуется в своем творчестве жизнью и борьбой рабочего.

Библиография:

Стихи: Сборник стихов, 1925; Эль-Сыры, 1926; Маржан, Поэма, Кзыл-Орда, 1926; Эль-Корки, 1927; 10 лет, 1927; Передел, 1927; Коскапкан, 1927. Рассказы: Шуганин белгисы, 1925; Жол-устинде, 1926; Шапай-Комсомол, Кзыл-Орда, 1928; Курак, 1929; Колхоз, 1930. Пьесы: Шаршар-Молда, 1925; Эль-Мектеби, Кзыл-Орда, 1928; Неке-Кияр, 1928; Козылдирик, 1929; Майдан, 1930. Учебники: Книга для малограмотных, издание 5-е, 1931; Книга для чтения, 4 года обучения, 1931; Крестьянский календарь, 1931.

МАЙН-РИД

МАЙН-РИД - см. Рид Майн.

МАЙОР

МАЙОР Даньло (Даниил А. Майоров, 1893-1923) - удмуртский революционный поэт. Р. в бедной крестьянской семье в селе Грахове, Удмуртской автономной области. С 1918 работал наборщиком в типографии удмуртской коммунистической газеты «Гудыри». С 1919 - член ВКП(б). Первые стихотворения М. появились в 1918. Тематика его стихов глубоко революционна и резко отличает их от творчества эсерствующих (Яковлев К. С.) и буржуазно-националистических (Чайников-Герд К.) поэтов того периода. Многообещавшее творчество М. не успело развернуться: он был убит своим братом на почве политических разногласий.

Библиография:

Сб. стихотворений «Югыт нунал, ес» (Светлые дни), Ижевск, 1927, с критической статьей Д. Баженова.

МАЙРОНИС

МАЙРОНИС (И. Мачюлис) (1862-) - один из крупнейших литовских поэтов периода так наз. «национального подъема». Сын арендатора имения, воспитывался в дворянской среде, полной старых дворянских традиций и преданий о былом могуществе литовского дворянства. Окончив гимназию, М. поступает в Киевский университет, к-рый скоро бросает и переходит в католическую духовную академию (в Петербурге). В последние годы - ректор Ковенской духовной семинарии и один из виднейших столпов католического духовенства в Литве. Поэтическая деятельность М. началась очень рано. Первые его стихотворения, написанные на польском яз., к-рым он владеет в совершенстве, носят романтический характер и выражают настроения дворянства в период его упадка. Тесно соприкасаясь в то же время с крупным литовским кулачеством, переживающим в годы после падения крепостного права сильный подъем, М. в дальнейшем становится певцом этого буржуазного национального подъема, сохраняя вместе с тем и ряд дворянско-романтических черт. Во всем его творчестве новая буржуазно-националистическая идеология выступает в форме старых традиций дворянского романтизма. М. становится идеологом ополяченного литовского дворянства, заключившего тесный союз с поднимающимся литовским кулачеством и его интеллигенцией.

К более ранним (1888) произведениям М. на литовском яз. относится поэма «Lietuva» (Литва), к-рая представляет собой идеализацию феодального прошлого Литвы эпохи ее могущества и призыв к новому подъему. Но М. не видит реальной силы, могущей вернуть стране былую мощь, и все его творчество овеяно печалью и грустью. Основная надежда - это бог и религия. Таким образом поэзия М., несмотря на проповедь национального подъема, носит глубоко реакционный характер - зовет к возврату прошлого. Следующий сборник лирических стихотворений М. «Pavasario-balsai» проникнут теми же национально-романтическими мотивами прославления «народа» (под этим «народом» мыслятся прежде всего верхние слои деревни - кулачество). Задача дворянства ему помогать. К 90-м гг. относится также первое драматическое произведение Майрониса «Kur išganymas» (Где спасение), направленное против более прогрессивной части интеллигенции. Драма эта призывает к смирению и упованию на бога и религию. К этому периоду относится и наиболее характерная для Майрониса поэма «Tarp skausmu į garbę», переименованная после в «Jaunoji Lietuva» (Молодая Литва). Основная идея этого произведения - идея союза дворянства и реакционного кулачества на почве капиталистического переустройства сельского хозяйства и создания буржуазно-дворянской национальной культуры. Здесь писатель с одинаковой любовью и мастерством изображает как старые дворянские гнезда и их жителей, так и кулацкие хутора и вышедшую оттуда буржуазно-националистическую интеллигенцию.

На революционное движение начала XX века (1905) и социалистические увлечения части литовской интеллигенции М. откликнулся злой саркастической поэмой «Reseinų Magdė», в которой высмеивает увлечения «Дарвинами и Марксами». Социалистическим отщепенцам и «космополитам» противопоставляются степенные консервативные национальные деятели. Проблема союза и сращивания старого ополяченного дворянства с новым буржуазно-националистическим движением на фоне послереволюционной политики мелких дел, культурничества, примирения с русским абсолютизмом после «дарования» «свободы» литовской печати и т. д., стоит в центре его поэмы «Mūsų vargai».

После кратковременного существования литовской советской республики и победы буржуазно-помещичьей контрреволюции М. всецело переходит к романтическим сюжетам из феодального средневековья Литвы. В этом плане написаны все произведения М. этого периода - его драматическая трилогия: «Kestucio mirtis», «Vytautas pas Krizsnocuis» и недавно опубликованная (в связи с 500-летием со дня смерти великого князя Витовта) драма «Vytautas». В условиях «независимой» республики Литвы эти произведения, прославляющие монархизм, к которому склонны значительные буржуазно-помещичьи круги современных литовских национал-фашистов, носят грубо-реакционный характер.

М. был создателем так называемого «национального романтизма» в литовской литературе, к-рый господствовал на всем протяжении конца XIX и начала XX веков, в значительной степени не изжитого и в настоящее время и сыгравшего крупную роль в деле сплочения литовской буржуазии, некоторой части дворянства и интеллигенции под лозунгами буржуазного национализма. Майронис занимался и публицистикой национально-религиозного характера, написал историю Литвы с той же романтической апологетикой княжеского прошлого, крайне идеалистические очерки по мировой литературе, а также ряд произведений чисто религиозного характера. Из более поздних его вещей на польском языке нужно отметить поэму «Ž nad Biruty».

Библиография:

Литература о Майронисе на литовском языке очень богата. Наиболее полной является книга: Tumas J., Jonas Maironis - Maciulis, Ковно, 1924. Сочинения Майрониса кроме множества отдельных изданий вышли в 6 томах собрания сочинений.

МАЙСКИЙ

МАЙСКИЙ Михаил Семенович (1889-) - современный украинский пролетарский беллетрист. Р. в Грайвороне, Курской губ., в семье бондаря. Окончил сельскую школу, в дальнейшем - самоучка. Служил мальчиком в крестьянской лавочке, а затем - подмастерьем у маляра. Во время империалистической войны был мобилизован. Революция застает М. токарем на харьковском паровозостроительном заводе. В 1921 М. принимает активное участие в работе Харьковского пролеткульта. К 1921 же относятся его первые литературные опыты. М. пишет на русском яз. ряд рассказов-очерков. С 1923 пишет исключительно на украинском яз. М. внимательно изучает рабочий быт и психологию производственника. Производственная тематика создала ему заметное положение в современной украинской пролетарской литературе. Переделка, перевоспитание человека на основе новых, социалистических производственных отношений - основной мотив М. М. был членом литературных организаций «Гарт», «Ваплiте», а после самоликвидации последней вступил в ВУСПП, где примыкал к творческой группе «Индустриалистов».

Библиография:

Лейтес А. i Яшек М., Десять рокiв украiнськоi лiтератури (1917-1927), т. I, ДВУ, Харкiв, 1928.

МАКАМЫ

МАКАМЫ (буквально «сеансы», «собеседования») - арабские «плутовские» повести, рассказывающие утонченным стилем в рифмованной прозе, пересыпанной стихами, о проделках талантливых и образованных мошенников. Этот литературный жанр появляется в X веке, когда вследствие падения торговли и ремесла в феодализирующемся и разоренном халифате образовались в городах массы разорившихся торговцев или лишившихся труда ремесленников, пополнявших ряды городских подонков и нищих. Около 1000 года Хамадани составил свой сборник «макам», объединенный единством героя новелл - Абу-ль-Фатха Искандари. Герой не только ловкий жулик, но и поэт, ученый, пользующийся своими талантами для шантажа и мошенничества. Абу-ль-Фатх выдает себя за беженца из взятого византийцами города, за врача, проповедника, святого и так далее и не только мошенничает, но и издевается над людьми: он берется воскресить мертвого и удирает с предусмотрительно забранным вперед гонораром, обещает остановить наводнение, применяет магические средства вроде оплодотворения девиц угрожаемого поселка, собирает всех жителей на общую молитву, велит лежать в молитвенной позе ничком, уткнув носы и лбы в песок, и бесследно исчезает. Все это изложено изысканным яз. с рифмами, евфоническими и графическими фокусами. Крупного художественного достоинств «макамы» Хамадани не имеют, его заслуга в том, что он первый создал жанр «макамы» и литературный тип талантливого пройдохи. Через 100 лет его «макамы» почти затмил подобный же сборник 50 новелл высокоталантливого Харири. Его герой Абу-Зайд из Серуджа мошенничает менее сложно, но не менее удачно, потому что очаровывает обманутых своим красноречием и поэтическим талантом, и они все прощают этому жулику. Изящество и остроумие его речей и стихов поразительны; искусство словесной инструментовки, рифмы, евфонии доведено до совершенства. Харири торжествует над всеми препятствиями, создаваемыми им самим, например отказывается от половины азбуки или пользуется лишь словами, начинающимися звуками «с» и «ш», притом попеременно, и это не отражается на стройности, обстоятельности и остроумии рассказа. Харири вынужден при этом пользоваться всей необъятной лексикой арабского яз., и это делает «макамы» почти непонятными даже среднему образованному арабу (без словаря и комментария); немногим легче и яз. Хамадани. «Макамы» Харири конечно прежде всего - словесный фокус, но и высокохудожественное произведение с безнадежно пессимистической оценкой своей эпохи и ее нравов. Подражателей у Харири было много (у персов и турок тоже); в XIX в. блестящие «макамы» писал Насыф-ам-Язиджи.

Сборник Харири перевел немецкой рифмованной прозой с посильным воспроизведением особенностей стиля Рюккерт. На русский язык дважды переведена одна из «макам» Язиджи; как перевод Крачковского («Восток», 1923, № 2), так и перевод Крымского («Арабская поэзия», 1906) не претендуют на передачу стилистических особенностей подлинника.

Библиография:

Крымский А., Арабская поэзия в очерках и образцах, М., 1906; Его же, Арабская литература в очерках и образцах, Москва, 1911; Холмогоров И., Очерк истории арабской литературы, в томе II «Всеобщей истории литературы», Корша и Кирпичникова; Rückert, Die Verwandlungen des Abu Said von Serug, 1826; «Les douze séances de Cheikh al Moāddhem», publiées, par Solim al Hariri, Paris, 1855; Brockelmann C., Geschichte d. arabischen Literatur, B. I, Weimar, 1898-1902; Huart Cl., Littérature arabe, P., 1902; Его же, Les séances d’Ibu Haqiya, «Journal Asiatique», 1908, X; Rescher O., Beiträge zur Maqāmen Literatur, Stambul - Greifswald, 1912-1914; Dumas C., Le héros des maqāmās de Hariri Abu-Zeid de Serutj, Alger, 1917: Grussard, Études sur les séances de Hariri, 1923; «Judae Harizii macamae», éd. P. de Lagarde, Hannover, 1920.

МАКАРОВ А. А.

МАКАРОВ Александр Антонович (1898-) - современный писатель. Р. в семье рабочего. Окончил сельскую школу, по окончании ее работал на фабрике. В империалистической войне получил несколько тяжелых ранений. Учился в лит.-худ. институте имени Брюсова. Один из организаторов группы «Творит», слившейся впоследствии с «Кузницей». В 1931 в ряду писателей «Кузницы» вступил в РАПП. Первая книга - сб. стихов «Весенний сплав» - вышла в 1923. Тематика стихотворений и прозы М. в основном - бытовая. Процесс формирования новых отношений в обществе, в семье - вот стержень, вокруг к-рого развертываются события даже произведений, требующих развития производственных мотивов, как «Коммуна им. Яковлева». Зависимость бытовых сдвигов от революции не всегда четко оттеняется М. Писатель не интересуется ролью своего героя в общественно-производственной жизни. Герой рассказов, повестей и поэзии Макарова, формально иногда и принадлежащий к рабочему классу, характером своих идеалов - «один бы раз побыть самим собой» (рассказ «Южная лихорадка») - обнаруживает свою мелкобуржуазную сущность. Тенденция же к оправданию героя, любование порывами его анархической натуры вскрывает социальное родство с ним писателя. В изображении индивидуалистов, социальными корнями связанных с мещанством, Макаров имеет известные художественные достижения. При всей своей близости к пролетариату писатель далеко еще не преодолел многих мелкобуржуазных представлений о революции.

Библиография:

I. Весенний сплав, Сборник стихов, издание «Кузница», Москва, 1923; Медовые залежи, Рассказы, издание «Московский рабочий», Москва, 1925; Счастливая земля, Рассказы, Гиз, Москва - Ленинград, 1928.

II. Пчелинцев Ив., А. Макаров, «Молодая гвардия», 1922, VII-VIII; Воронский А., Искусство и жизнь, Москва, 1925; Якубовский Г., Литературные портреты, Л., 1926.

III. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия (1917-1927), том I, Гиз, Москва - Ленинград, 1928.

МАКАРОВ И. И.

МАКАРОВ Иван Иванович (1900-) - современный крестьянский писатель. Родился в семье сапожника, принимавшего участие в революционном движении.

Первое свое произведение - пьесу «Дезертир» - М. написал в 1920; позднее напечатал ряд рассказов в журналах: «Мир приключений», «Следопыт», «Октябрь», «Молодая гвардия», «Земля советская», «Новый мир». В 1928 напечатал в журнале «Молодая гвардия» роман «Стальные ребра» - заметный вклад в крестьянскую литературу. В романе с особенной наглядностью раскрылись сильные и слабые стороны творчества Макарова. Строитель электростанции в деревне, Филипп, сделан героем обычного индивидуалистического типа; крестьянская масса показана как толпа, либо его ненавидящая либо склоняющаяся перед его волей. Другие деревенские коммунисты (например Федор Панюшкин) в сравнении с Филиппом представляются жалкими фигурами, которых он подавляет своим превосходством. Борьба с кулаком Андреем Каблевым, с Егозой, олицетворяющим сопротивление старой деревни социалистическому строительству, борьба с отсталостью крестьянских масс изображена как поединок. В этом поединке масса принимает участие только в качестве судьи, оценивающего силу победителя, но отнюдь не в качестве действующей силы. Строитель новой деревни, Филипп, не только не стремится получить какие-либо руководящие указания из города, но собирается «прыгнуть через ползучую жизнь учрежденцев, похожую на состязание клячи и паровоза». Вначале в нем «мужик борется с коммунистом»: ему жаль отдавать мельницу для общего дела. Побеждая в себе собственника, Филипп все же остается индивидуалистом, считает себя единственной силой, пересоздающей деревню. Во второй части романа М. пытается показать, что строительство, начатое Филиппом, развертывается благодаря усилиям всей массы, но это сделано неубедительно.

Метод самодовлеющего, замкнутого в себе психологизма слабее сказался в изображении Егозы, отличающемся большей художественной убедительностью, но зато сильно проявляется в образах Фунтика, брата Филиппа, и кулака Андрона, показанного не столько в его социальном значении, сколько в «общечеловеческом» плане, в его внутренних раздумьях о своем одиночестве и его любви к Тосе.

В рассказах «Остров» и «Степан» индивидуально-психологический подход к кулаку мешает показу его социальной практики. Трагедия одиночества заслоняет здесь изображение кулачества как класса. Для повести «На земле мир» особенно характерно увлечение автора психологическими «ужасами», причем повествование ведется от первого лица - тюремного надзирателя, склонного к психологическому экспериментаторству. Все это ослабляет социальную значимость произведения, задуманного в плане критики капиталистической действительности. Преодолевая штампы примитивного показа новых людей деревни и врагов социалистического строительства, Макаров, с другой стороны, впадает в мелодраматические шаблоны «роковой» любви, «инфернальных» чувств и пр. (напр. совершенно ненужная сцена повешения Фунтиком собаки).

В крестьянской литературе М. является одним из ярких выразителей тех прослоек середняческого крестьянства, к-рые уже склонились к социализму, но идут к этому с оглядкой назад, полагая, что можно изменить хозяйственный уклад, не меняя коренным образом всех взглядов, привычек, навыков труда, отношений к людям, не ведя под руководством пролетариата самой беспощадной борьбы с кулаком. Интерес романа М. «Стальные ребра» в том и состоит, что в нем он сигнализирует о тех трудностях и задачах, которые только еще встают на другой день после того, как вчерашний мелкий товаропроизводитель стал членом с.-х. артели. Естественно, что эта общественно-художественная позиция М. нередко ведет к сильным откатам назад («Остров»).

Библиография:

I. Стальные ребра, Гиз, М., 1930 (неск. изд.); Рассказы, «ЗИФ», М. - Л., 1930; На земле мир, Записки тюремного надзирателя, ГИХЛ, М. - Л., 1931; Рейд черного жука, ГИХЛ, М. - Л., 1932.

II. Ревякин А., За большевизацию крестьянской литературы, «Известия», 20/XI 1929; Шишкевич М., Иван Макаров, «Земля советская», 1930, II; Федосеев Г., Стальные ребра, «Печать и революция», 1930, III; Сольц, За пролетарское руководство крестьянской литературы, «Правда», 2/IV 1930; Глаголев Арк., Трагедия одного энтузиаста, «Новый мир», 1930, III; Немоляев А., Снижение темы, «Книга и революция», 1930, X; Плиско Н., Иван Макаров (Тенденция творчества), «Октябрь», 1930, IV; Тоом Л., Кризис или агония, «На литературном посту», 1930, XI; Чарный M., Об «Острове» И. Макарова, «Литературная газета», 1930, № 17 (54); Соловьев В., Об «Острове» Макарова и «Правде» Чарного, там же, 1930, № 19 (156); Блюм Э., Стальные ли ребра?, «Молодая гвардия», 1930. Отзывы о «На земле мир»: Росславская В., «Красная новь», 1931, VII; Низовцев А., «Земля советская», 1931, № 7, и др.

III. Ревякин А., Антология крестьянской литературы послеоктябрьской эпохи, ГИХЛ, М. - Л., 1931 (автобиография, отрывок из романа «Стальные ребра», библиография).

МАКАРОНИЧЕСКАЯ ПОЭЗИЯ

Статья большая, находится на отдельной странице.

МАК-ГИЛЛ

МАК-ГИЛЛ Патрик (Patrick Mac Gill, 1890-) - современный английский писатель. По происхождению - ирландец. С детства работал батраком на ферме; позднее - чернорабочий, каменщик, землекоп. Первая книга М.-Г. - сб. стихов «Песни тупика» (Songs of the Dead End, 1912).

Уже в своих первых произведениях - «Дети тупика» (Children of the Dead End, 1914), «Крысиная нора» (The Rat-Pit, 1915) - Мак-Гилл выступает как представитель оппортунистических слоев рабочего класса Англии. Он ограничивается здесь эмпирическим бытовизмом, не идет дальше констатирования темных сторон существования беднейшего крестьянства и пролетариата. Классовые противоречия капиталистического общества облекаются М.-Г. в отвлеченную форму «неразрешимых» противоречий между богатством и бедностью, культурой и первобытностью и т. п. Классовая борьба в его произведениях отсутствует, рабочие изображаются лишь как жертвы, пассивные страдальцы (особенно характерна в этом отношении история Норы Райан в «Крысиной норе»).

Последующие произведения М.-Г., написанные во время империалистической войны и построенные преимущественно на военной тематике: «Солдатские песни» (Soldier Songs, 1916), «Красный горизонт» (Red Horizon, 1917), «Великий натиск» (The Great Push, 1917), продолжают и углубляют эти тенденции в творчестве М.-Г. Он не подымается в своих военных произведениях даже до уровня «ремаркизма». Сентиментальное прикрашивание реальной военной действительности, своеобразное любование самыми страданиями солдат как проявлением британского патриотизма, прославление «подвигов» британской армии - все это ставит М.-Г. в ряды союзников английского милитаризма.

В дальнейшем М.-Г. выступает как законченный социал-фашистский писатель. Тот мещанский сентиментализм, то эстетствующее прикрашивание действительности, к-рые были отчасти свойственны уже его ранним произведениям, становятся определяющими чертами творчества М.-Г. («Морин» - «Maureen», 1923; «Плотник из Орры» - «The Carpenter of Orra», 1926, - полумистическое произведение, в котором евангельские мотивы переносятся на почву современной Англии). Здесь Мак-Гилл выдвигает теорию христианского социализма как средство «спасения мира». Следующий роман Мак-Гилла «Сид Паддифут» (Sid Puddiefoot, 1926) - история лондонского мелкого торговца, который в качестве носителя европейской культуры становится королем рабовладельческого государства в дебрях Африки, - является в сущности апологией британского империализма.

Английская буржуазия прекрасно учитывает эту социал-фашистскую направленность творчества М.-Г.: его произведения расходятся массовыми тиражами и широко рекламируются буржуазной и социал-фашистской прессой.

Библиография:

На русском языке: Дети мрака, перев. Л. Н. Всеволодской, Гиз, М. - Л., 1927 (то же, в сокр. изд. - «Бездна», ОГИЗ, «Молодая гвардия», М., 1931); Путь женщины, Роман, пер. Н. Бойко, Гиз, М. - Л., 1928; Нора Райск, «ЗИФ», М., 1929 (отрывки из романа «Крысиная дыра»); кроме указанных в тексте: Gleanings from a Navvy’s Scrap Book; Songs of a Navvy; Fear, 1921.

МАККАЙ

МАККАЙ Джон Генри (Mackay, 1864-) - современный немецкий писатель (шотландского происхождения); один из представителей раннего немецкого натурализма. Являясь идеологом мелкобуржуазно-интеллигентского бунтарства, Маккай рано выступает как социально-политический поэт: в 1886 появляется его написанное в анархо-индивидуалистическом духе стихотворение «Arma parato fero» (Ношу оружие наготове), к-рое было запрещено в период исключительного закона против социалистов. Но вскоре М. «открывает» Штирнера и с этого момента посвящает свою жизнь пропаганде идей этого философа анархического индивидуализма («Max Stirner. Sein Leben und Werk», 1898; русск. перев., СПБ, 1907; «Kleine Schriften», 1898). Социально-политическая лирика в сборниках «Буря» (Sturm, 1887), «Сильный год» (Das starke Jahr) и др. уже выдержана в духе Штирнера: М. выступает против всякой государственной власти; в своих рассказах («Novellistische Studien», 1887; «Moderne Stoffe», 1887), особенно же в романе «Анархисты» (Die Anarchisten, 1891; русск. перев. Я. Шабад и П. Вейнберга, Под редакцией В. Невежиной, М., 1907), М. гл. обр. полемизирует против соц.-дем. и коммунизма, которым противопоставляются «свободная личность» и «свободная община»; в последнем романе даются на фоне чикагского процесса анархистов реалистические сцены из жизни и деятельности анархистских клубов в Лондоне. Тема других рассказов М., как напр. «Последний долг» (Letzte Pflicht, 1893) или «Пловец» (Der Schwimmer, 1901), - безвыходное положение деклассировавшейся мелкобуржуазной интеллигенции.

Библиография:

I. Werke, 8 B-de, 1911; Werke in einem Band, 1927.

II. Ad. v. Hanstein, Das jungste Deutschland (1901); Holz A., Sozialaristokraten, 1896. Ценная библиотека и рукописный архив Маккая по истории социализма и анархизма теперь находится в Институте Маркса и Энгельса в Москве.

МАК-КЕЙ

МАК-КЕЙ Клод (Claude Mac-Kay, 1890-) - американский поэт и беллетрист, негр. Р. в крестьянской семье на Ямайке, готовился стать школьным учителем, 20 лет поступил рабочим на спичечную фабрику, но вскоре перешел писцом в полицию, где прослужил около года. В это время выпустил на ямайском негрском диалекте книгу стихов, обратившую на себя внимание; М.-К. по подписке отправили в Соединенные штаты в сельскохозяйственную высшую школу. Не доучившись там, М.-К. переселяется в Нью-Иорк, где работает официантом. С 1917 начинает печатать стихи в радикальных журналах. В 1919 вступает в организацию «Индустриальных рабочих мира». В 1920 вступает в компартию и в 1922 приезжает в Москву делегатом IV конгресса Коминтерна.

Популярность М.-К. завоевывает «народностью» и экзотичностью своих первых произведений как «писатель из низов». В дальнейшем М.-К. переживает период своеобразного «босячества», проходя через крайние революционные позиции, но в конце-концов отходит от коммунистического движения и становится одним из довольно многочисленных негритянских либеральных писателей. Характерно, что в основе публицистической книги М.-К. «Негры в Америке» - не классовая, а расовая точка зрения.

М.-К. - писатель из «простонародья», деклассировавшийся в буржуазном окружении, предпочитающий романтику либерального бунтарства организованному пролетарскому революционному движению. Характерно, что он примыкает к компартии Америки в такое время, когда носительницей радикальной литературы являлась одна из временно примкнувших под давлением послевоенного кризиса к рабочему движению групп мелкобуржуазной интеллигенции. Расслоение в этой группе, отход части ее представителей были неизбежны. История М.-К. одна из иллюстраций к этому процессу.

Первому крупному произведению М.-К. «Harlem Schadows» (Тени Гарлема, 1922) негритянская буржуазия, старавшаяся классовое негодование негрского пролетариата отвести в более безопасное для нее русло расовых проблем, создала большую славу. Это ускорило эволюцию М.-К., неизбежный процесс его отхода от радикализма. Постепенно М.-К. скатывается на позиции эстета Каунти Коллэна и реформиста Джона В. Джонсона, пока наконец не порывает окончательно с революционной деятельностью и с компартией.

Роман «Домой - в Гарлем» (1928) уже сводит всю проблему Гарлема (негритянская часть Нью Иорка) к традиционному экзотизму: негры то и дело пьянствуют и танцуют под джаз-банд. Никакого классового расслоения М.-К. не видит, не хочет видеть. Вся его революционность тут сводится к рассуждениям о несправедливости белой расы в отношении черной. Еще отчетливее сказывается отход М.-К. от революционной тематики и его полное превращение в буржуазно-интеллигентского либерала в последней книге «Банджо» (1929).

Библиография:

I. Стихи в антологии: Революционная поэзия современного Запада, Под редакцией П. С. Когана, «Московский рабочий», Москва, 1927. Проза: Негры в Америке, перевод П. Охрименко, Гиз, М. - Л., 1923; Судом Линча, Рассказы, изд. «Огонек», М., 1925; Домой в Гарлем, «ЗИФ», М., 1930; Банджо, ГИХЛ, М., 1930.

II. Вильсон У., Современные негритянские поэты, «Вестник иностранной литературы», 1928, VI.

МАК КЕННА

МАК КЕННА Стефан (Stephen Mac Kenna, 1888-) - современный английский романист. Писатель рантьерской буржуазии, М.-К. отражает в своем творчестве паразитическое бытие своего класса; утонченный психологизм, не лишенный эротической окраски, углубление в область подсознательного, нередко переходящее в мистицизм, например в романе «Древнейший бог» (The Oldest God, 1926), пассивное созерцательство - таковы основные черты, характеризующие обширную продукцию М.-К. Послевоенный кризис английского капитализма вызывает сдвиг в творчестве М.-К. Переоценка общественных ценностей, показ крушения бытовых устоев буржуазного «процветания» составляют основу таких его романов, как «Спасители общества» (Saviours of Society, 1926), «Министр» (The Secretary of State, 1927) и др. Банкротство буржуазного либерализма, потеря былого доверия к пацифистски-гуманистической фразе приводят Мак-Кенна в конечном счете к фашизму, в котором он видит единственный выход из противоречий современной английской действительности.

Библиография:

На русск. яз.: Накануне (Tomorrow and to-morrow), перев. Р. Райт и К. Ушина, изд. «Сеятель», Л., 1925; Lady Lilith, 1920; The Education of Eric Lane, 1921; The Secret Victory, 1921; The Cast-Iron Duke, 1931, и др.

МАКОВЕЙ

МАКОВЕЙ Осип (1867-1925) - галицийский поэт, беллетрист и критик. Родился в семье бедного мещанина в Галиции. Учился в народной школе, в львовской украинской гимназии и наконец в университете (с 1887), где прослушал курс украинской литературы и классической филологии.

Печататься Маковей начал с 1885 в таких изданиях, как «Зоря», «Народ», «Життя i слово», «Нарiдни часописи», «Лiтературно-науковий вiстник», «Записки наукового товариства iм. Шевченко», «Буковина», «Шершень», «Cras», в альманахах «Багаття», «Дубове листя»,«Вiк», «Акорди», «Розвага», «Досвiтнi огнi» и других. Его стихотворения в большинстве своем проникнуты глубоким пессимизмом. Они примыкают к упадочническому направлению украинской поэзии, культивирующему элементы своеобразного вертеризма (см. его «Semper idem скептика»). В своих рассказах Маковей изображает жизнь армии («Оферма»), мещанства («Клопоти Савчихи»), интеллигенции («Вуйко Дорко», «Самота»), крестьянства («Залiсся»), а также «исторические» события («Ярошенко»). В основном бытописатель мещанства, М. по своему мировоззрению является довольно типичным выразителем устремлений современной ему мелкобуржуазной интеллигенции. Маковей известен как переводчик; переводил Гейне, Овидия, Диккенса, Ожешко, Крашевского, Сенкевича, Зудермана и др. Из его критических работ следует отметить статьи о Т. Бурдуляке, О. Кобылянской, П. Грабовском, И. Франко, П. Кулише, Л. Украинке, А. Чайковском, о хорватском поэте Гундуличе (напечатаны в «Archiv fur slavische Philologie»).

Библиография:

I. Маковей О., Поезii, Л., 1894; Вибранi оповiдання, вид. «Захiдня Украiна», 1929.

II. Грушевський Оп., Ст. в «Лiтературно-науковий вiстник», 1908, V; Дорошкевич Ол., Пiдручник iсторii украiнськоi лiтератури, Киiв, 1929; Коряк В., Нарис iсторii украiнськоi лiтератури, т. II, ДВУ, Харкiв, 1929 (стр. 439); Кургардт О., Гейне в укр. перекладах, вступительная статья ко II т. «Творiв» Гейне, ДВУ, 1930; Козорiс М., Осип Маковей, статья к «Вибранним оповiданням», 1929.

МАКОГОН

МАКОГОН А. Б. (1897-) - еврейский публицист, педагог и критик. Р. в Умани (б. Киевской губ.), в религиозной семье.

К революционному движению примкнул 16-17 лет, был членом еврейской нац.-соц. партии (объед. евр. соц. раб. партии), с 1919 - член ВКП(б). После революции принимал активное участие в организации культурно-просветительной работы среди еврейских трудящихся (работал в уездных наробразах, а с 1920 - в Наркомпросе Украины).

С 1922 сотрудничает в коммунистической прессе (на еврейском, украинском и русском языках). С 1928 - редактор еврейской пионерской газеты «Sai greit» (Будь готов) и еврейского педагогического журн. «Ratnbildung». Издал ряд книжек по вопросам антирелигиозной пропаганды и национальной политики СССР. М. - автор ряда критических статей по современной еврейской и украинской литературе (о Галкине, Даниеле, Вейнермане, Эркесе, Коцюбинском и др.) и по общим вопросам литературного движения (в журн. «Ди ройте велт», «Пролит»).

МАКОЛЕЙ Р.

МАКОЛЕЙ Роза (Rose Macaulay, 1889-) - английская романистка, выражающая настроения радикальных кругов английской мелкобуржуазной интеллигенции. Психологизм и эстетизм ее первых книг чрезвычайно характерны для послеверсальского «периода стабилизации». Резкое обострение социальных противоречий в связи с прогрессирующим экономическим упадком Англии послужило толчком к появлению «Острова сирот», талантливого саркастического романа, памфлета против морали английского общества, унаследовавшего от времен королевы Виктории «Миссис Гронди» (английская «княгиня Марья Алексеевна»), и, что неожиданнее всего, против «цвета новой Англии». М. в романе высмеивает не только диктаторшу острова, старую деву-гувернантку, но и современных «передовых» интеллигентов, полную бесплодность их стремлений к возрождению. После этой резкой вспышки «радикализма» Маколей однако снова вернулась к прежнему психологизму, еще более отдалившись от действительности.

Библиография:

На русск. яз. перев.: Остров сирот, перев. Т. А. Богданович, издание «Мысль», Л., 1926; То же, сокращ. перевод О. Булановой-Трубниковой, Гиз, М. - Л., 1927; Западня, Роман, перев. Д. М. Горфинкеля, изд. «Книга», Л. - М., 1927.

МАКОЛЕЙ Т.

МАКОЛЕЙ Томас Бабингтон (Thomas Babbington Macauleay, 1800-1859) - английский критик и историк, идеолог английской буржуазии. Р. в семье зажиточного буржуа. Учился в Кэмбридже, два раза избирался в парламент, занимал министерские посты, состоял юридическим советником при правительстве Индии, где одновременно работал над уголовным кодексом и по реформе народного образования. За «выдающиеся заслуги перед «отечеством» получил титул лорда. М. был умеренным либералом, цинично откровенным защитником капитализма, находил, что «революция 1688 установила гармонию между королем и парламентом, а парламентская реформа 1832 установила гармонию между парламентом и народом», доказывал, что социальные противоречия «изжиты» и наступила эпоха мира и сотрудничества классов. Английская буржуазия после закрепления своего господства парламентской реформой особенно усердно начала проповедывать «социальную гармонию» и затушевывать классовые противоречия. Проповеди «социального мира» служат творчество и вся деятельность М.

Большой популярностью пользовались его «Песни древнего Рима». Однако основными трудами Маколея надо считать его публицистические произведения и шеститомную «Историю Англии», которая в сущности есть только история революции 1688. «История Англии» занимает промежуточное место между научным исследованием и историческим романом. Это объемистый политический трактат, изображающий исторические события с точки зрения защитника интересов капитализма эпохи борьбы против хлебного закона и чартизма. Обилие характеров, картин и отчасти наличие интриги приближают «Историю Англии» к художественному произведению. «Опыты» М. - ряд увлекательных по форме монографий по вопросам истории и истории литературы (напр. статья о Байроне). Часть «Опытов» представляет собою записанные политические речи М., часть была написана для «Эдинбургского обозрения» и др. изданий. Как в «Опытах», так и в «Истории Англии» М. выступает идеологом победившего английского буржуа, поглощенного заботой о закреплении своей победы, идущего - за счет рабочего класса и неслыханного грабежа колоний - к положению хозяина британской «world-shop» («всемирной мастерской»).

Библиография:

I. Полное собр. сочин., 15 тт., изд. Н. Тиблена, СПБ, 1860-1866; Большой отрывок из истории Виргинии из «Песен древнего Рима» приведен у Гербеля Н. В., «Английские поэты в биографиях и образцах», СПБ, 1877, и в Собрании сочинений Маколея, том XV, СПБ, 1866, Works, 12 vv., 1898-1916.

II. Обстоятельная биография Маколея написана проф. Вызинским Г., Лорд Маколей, его жизнь и сочинения, СПБ, 1860, и приложена к I т. полного собр. сочин. Маколея, на русском языке. Лучшее издание на английском языке «Истории Англии» - Firth’a (6 vv., 1913-1915); Trevelyan G. O., Life and Letters of Lord Macaulay, 2 vv., 1923; A. S. G., Cuning - Macaulay Essayist and Historian, new ed., 1913; Allport H. R., Macaulay, 1917.

МАК-ОРЛАН

МАК-ОРЛАН Пьер (Pierre Mac Orlan, 1883-) - французский писатель, журналист. Дебютировал в 1911 в авантюрном жанре; момент авантюрности характерен и для ряда его более поздних произведений, им даже составлено «руководство для писания приключенческих романов»; это дало основание считать его авантюрным писателем. Одним морские романы Мак Орлана дали повод зачислить его во «французские Стивенсоны», а чисто экспрессионистическая гротескная фантастика побудила других характеризовать его как «французского экспрессиониста». Каждая из этих характеристик слишком узка: ни одна из них не исчерпывает стилевого своеобразия Мак-Орлана. Гибель буржуазной цивилизации - вот стержневая тема творчества М.-О., одного из типичнейших буржуазных художников эпохи империализма. В М.-О. буржуазия нашла художника, изображающего ее уродливость и обреченность при помощи гротескных, тревожных, нередко как бы апокалиптических образов. Акционерное об-во, эксплоатирующее кровь человека, у к-рого непрерывное кровотечение («Госпиталь св. Магдалины») - таково «сегодня» буржуазной цивилизации. Одичание, волчий оскал, нашествие варваров, гибель, фатально двигающаяся с Востока («Кавалеристка Эльза», «Интернациональная Венера»), - таково «завтра» этой цивилизации. Характерно, что когда этот художник, стараясь уйти от призрачной и страшной для него действительности, обращается к романтической средневековой «пиратской экзотике», наиболее яркие, красочные страницы и здесь посвящены смерти, чуме, проказе, инквизиции («На борту Утренней звезды », «Из летописи времен безнадежных»), сильны обостренным ощущением гибели, хаоса.

М.-О. устраивает буржуазной цивилизации пышные, декоративные похороны, но делать отсюда выводы о революционности М.-О. нельзя. Писатель связан с капитализмом плотью и кровью. К его грядущей гибели он относится, как к своей собственной (именно таковы переживания героя «Интернациональной Венеры» автора авантюрных романов Гоэля). Неслучайно после увлечения пиратской «вольницей» и идеализации городской богемы («La Clique du Cafe Brebis») писатель как бы пытается стать рассудительным и приучить своих героев к спокойной жизни. Неслучайно писатель Гоэль и писатель Беэн (герой повести «Порт мертвых вод») стремятся найти спокойствие, а вместе с ним и все возможное счастье, спрятавшись от мира в деревенском домике. М.-О. выражает психологию той части мелкобуржуазной интеллигенции, которая остро ощущает общий кризис капитализма, считает себя при этом стороной наиболее страдающей, жаждет спокойствия - любой ценой - и боится «апокалиптической» революции. М.-О. не может и не хочет осмыслить происходящие события; так возникает «теория» о «социальной фантастике», переводящая всю социальную жизнь, социальную борьбу в область призрачного, кошмаров, в мир литературного бреда. Но уходит М.-О. в этот бредовой мир для того, чтобы сохранить порядок, господствующий в реальном, небредовом бытии. «Беспокойство нашей эпохи более литературно, чем реально. Цель, к которой мы идем, т. е. смерть, никогда не отодвигается назад, и все, что можно сказать или написать, ничуть не изменит печального результата индивидуальной деятельности». Эта философия как бы ставит знак равенства между самыми противоположными, враждебными явлениями; она вполне совместима и с фашизмом.

Из социального слоя, с которым связан М.-О., выходят не только бытописатели «социальной фантастики» нашей эпохи, но и идеологи и боевые ландскнехты фашизма. Апокалиптические пророчества у ложа агонизирующей буржуазной цивилизации неизбежно имеют своей основой страстное стремление спасти и укрепить гибнущую систему общественных отношений. Недавние враждебные выпады М.-О. против коммунистов, его участие (январь 1931) в протесте против расстрела 48 вредителей в СССР свидетельствуют о том, что «пассивность» этого созерцателя, «философа-пессимиста» весьма условна и относительна; теперь еще с большей уверенностью, чем раньше, можно сказать, какое место занимает он в борьбе двух миров и что выражает его маска фантаста.

Библиография:

I. На русский яз. перев.: Интернациональная Венера, перев. С. Полякова, изд. «Недра», М., 1925; Коварство, Рассказы, перев. С. А. Адрианова, изд. «Мысль», Л., 1925; На борту «Утренней звезды», Повесть, перев. И. Гагена, Под редакцией и с предислов. Д. Горбова, «ЗИФ», М. - Л., 1926; Желтый смех, перев. А. Л. Вейнрауб, издание «Круг», М., 1927; Ночная Маргарита, Рассказ, перев. М. А. Гаевского, изд. «Огонек», М., 1927; Огни Парижа, перев. И. Д. Маркусона, Под редакцией М. Л. Лозинского, изд. «Мысль», Л., 1927; Порт мертвых вод, Рассказы, перев. Г. Н. Федотова, изд. «Мысль», Л., 1927; Фабрика крови, Рассказы, перев. А. Л. Вейнрауб, Под редакцией С. В. Шервинского, с предисл. автора, изд. «Круг», М., 1927; Матросская песня, Роман; Дом безрадостного возвращения, Роман, перев. З. А. Вершининой, Под редакцией И. Анисимова, «ЗИФ», М. - Л., 1928; Париж в снегу, перев. Э. Ставрогиной, изд. «Современные проблемы», М., 1928; Les pattes en l’air, 1911; Les contes de la pipe en terre, 1912; Maison du retour ecOurant, 1912; Le rire jaune precede de la bete conquerant, 1913; U.-713 ou Les gentilshommes infortunes, 1917; Les Bourreurs de Crane, 1917; Les poissons morts, 1917; Bob Bataillonaires, 1918; Fin, 1918; Le chant de l’equipage, Roman d’aventures, 1918; Petit manuel du parfait aventurier, 1919; Le negre Leonard et Maitre Jean Mullin, Malice, 1923; L’inflation sentimentale, 1923. Стихи: Simon de Montmartre, 1924; Images sur la Tamise, 1925; Les Pirates de l’Avenue du Rhom, Margueritte de la Nuit, 1926; Sous la lumiere froide, 1927; Dinah Miami, Roman d’aventures, 1928; Ouvres poetiques completes, 1929, и др.

II. Анисимов Ив., Пьер Мак-Орлан (статья при русском издании «Дома безрадостного возвращения», «Матросской песни», Москва, 1927); Его же, Пьер Мак-Орлан, «На литературном посту», 1927, XXI. Рецензии: Песис Б., «Печать и революция», 1926, II, 1927, III; Фрид Я., «Печать и революция», 1926, I, 1927, I; Данилин Ю., «На литературном посту», 1926, I; Локс К., «Печать и революция», 1928, I; Cremieux В., XX siecle, I serie; Vanderem F., Le miroire des lettres, v. III, p. 220; Lefevre, Une heure avec..., I serie; Monfort E., Vingt-cinq ans de litterature francaise, v. II, p. 243; Buenzod E., Points de vue sur l’Ouvre de P. Mac Orlan, «Revue Europ.» 1927, aout; Petiot H., P. Mac Orlan temoin de la decadence, «Tentatives», 3-e cahier, 1929, janv.

МАКСИМОВ

МАКСИМОВ Сергей Васильевич (1831-1901) - беллетрист-этнограф. Р. в Костромской губ. в семье почтмейстера. Учился в Московском университете и Медико-хирургической академии в Петербурге. В Москве М. сблизился с кружком молодой редакции «Москвитянина» во главе с Островским, А. Григорьевым, Т. Филипповым. Литературную деятельность начал в 50-х гг. статьями для «Справочного энц. словаря» М. Даля и этнографическими очерками из быта мещан и крестьян в «Библиотеке для чтения». В 1855 М. совершил литературно-этнографическую экскурсию пешком по Владимирской, Нижегородской и Вятской губ.; рассказы из «народного быта», явившиеся результатом этой экскурсии, составили книгу «Лесная глушь» (СПБ, 1871, два тома). В этих рассказах, выдержанных в духе популярных в 40-50-х гг. «физиологических очерков», описаны крестьянские посиделки, нижегородская ярмарка, извозчики, слепцы, сергач (вожак медведя), булыня (скупщик льна), маляр, колдун, сотский, питерщик, пастух и т. д. Этнографо-географическая экспедиция к Белому морю дала книгу «Год на севере» (СПБ, 1859, издание 4-е, М., 1890). В результате экспедиции в Амурскую область появилась книга «На Востоке, поездка на Амур в 1860-1861 гг., дорожные заметки и воспоминания» (СПБ, 1864, издание 2-е, СПБ, 1871). В Сибири Максимов получил задание произвести осмотр тюрем и быта ссыльных; книга на эту тему была издана в пятистах экземплярах («секретно») под названием «Тюрьма и ссыльные» (СПБ, 1862, в дополненном виде вышла под заглавием «Сибирь и каторга», 1871). В 1862-1863 М. совершил поездку на юго-восток, на берега Каспийского моря и на Урал. Особенно большое внимание было на этот раз уделено М. местному старообрядчеству и сектантству («Иргизские старцы», «Духоборы», «Молокане» и т. д.). В 1865 Максимов принял участие в редактировании и составлении книжек для народа, издававшихся книгоиздательством «Общественная польза», а также комиссиями по устройству народных чтений в Соляном городке; М. составил 18 книжек по описанию различных краев в России. Довольно большой известностью пользуется книга М. «Бродячая русь Христа ради» (СПБ, 1877), в которой дано яркое описание различного странствующего люда. Не менее известна общеобразовательная книжка М., знакомящая с земледельческим хозяйством страны и торговлей, «Куль хлеба и его похождения» (СПБ, 1871, изд. 4-е, 1890). Наконец до сих пор представляет немалый интерес книжка М. «Крылатые слова» (СПБ, 1890), содержащая объяснения многих ходячих метких слов и выражений. Уже после смерти М. вышел большой том его этнографического сочинения «Нечистая, неведомая и крестная сила» (СПБ, 1903), представляющая собою описание народных верований на основании собственных наблюдений Максимова и материалов, собранных по поручению князя Тенишева сотрудниками последнего. Если очерки и записки Максимова уже не представляют большого художественного интереса, то в отношении историко-бытовом и этнографическом они продолжают оставаться весьма значительными. Творчество М. выражает идеологию зажиточных прослоек русской буржуазии 50-70-х гг. и в этом смысле примыкает к тому почвенническому направлению, виднейшими деятелями которого были Островский, Потехин, Лесков, Мельников-Печерский, а главным идеологом - Аполлон Григорьев. Для М. характерны все основные тенденции этого движения - нескрываемое отрицательное отношение к дворянству, сочувствие патриархальным, нетронутым реформою прослойкам буржуазии и зажиточного крестьянства, своеобразная проповедь «народности», сказывающаяся в идеализации «народа», «бродячей Руси», связанной с реакционно-патриархальными слоями деревни, нищих, погорельцев, калик перехожих, богомольцев, живой интерес к обрядовому быту этой социальной среды, ее нравам, пословицам и поговоркам, метким «ходячим словам» и прочему устному творчеству. В произведениях М. почти отсутствует та казенно-официальная чиновничья идеология, к-рая была так характерна напр. для Мельникова-Печерского; М. представляет повидимому те группы консервативной буржуазии, к-рые меньше были связаны с правящими бюрократич. сферами. В этом плане М. скорее приближается к Лескову (см.).

Библиография:

I. Собр. сочин., 20 тт., изд. «Просвещение», СПБ, 1908-1913 (с очерком его жизни и лит-ой деятельности, составл. П. В. Быковым при т. I, и полным списком работ Максимова, составл. А. Г. Фоминым при т. XX; в собр. сочин. не вошли его литературные статьи, воспоминания и др.).

II. Пыпин А. Н., История русской этнографии, т. II, СПБ, 1891, стр. 56-60, 70-73. Некрологи его: «Исторический вестник», 1901, VII, и «Русская мысль», 1901, VI.

III. Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, т. IV, П., 1917.

МАКСИМОВИЧ

МАКСИМОВИЧ Михаил Александрович (1804-1873) - этнограф-историк. Р. в Полтавской губ. Учился в Московском университете, сначала на филологическом, потом на физико-математическом факультете. Усиленно занимался ботаникой. В 1827 получил магистерскую степень, начал читать лекции по ботанике, а в 1833 занял кафедру. Через год М. получает кафедру русской словесности в только-что открывшемся Киевском университете, где и работает на протяжении десяти лет.

Известность М. дали его этнографические исследования. В 1827 выходит первый сборник его «Малороссийских песен», в 1834 - второй, в 1849 - третий. Среди сборников Цертелева, Ходаковского, Срезневского, Лукашевича, Метлинского и Кулиша сборники Максимовича занимают одно из первых мест. В 1840-1850 М. издает журн. «Киевлянин», первое периодическое издание, давшее ряд работ историко-этнографического, топографического и археологического характера, в частности работы по исследованию Киева и его старины. В 1859 и в 1864 М. также издает журн. «Украинец», печатая там еще неизданные народные песни, статьи и свои стихотворные переводы. Следует отметить и такие работы Максимовича, как «Дни и месяцы украинского селянина» (напеч. сначала в «Русской беседе» за 1856, Смесь) и «Филологические письма к М. П. Погодину» («Русская беседа», 1856), «Ответные письма М. П. Погодину» (там же, 1857, и отд., М., 1857) и «Новые письма к Погодину о старобытности малороссийского наречия» (М., 1863), в которых М. выступил противником Погодина (см.), защищавшего официальную точку зрения на возникновение «малорусской народности». Максимовичу принадлежат также оригинальные стихи, очень слабые стилизации украинской народной песни, переводы псалмов и «Слова о полку Игореве» (напеч. в «Украинце» за 1859, книга I, и отдельно). Следуя педантически народно-песенным канонам, М. придерживался усердно размера так наз. «коломыйки» (см.) - его переводы снижали художественную ценность оригинала, на что было уже указано критиком-современником (Кулиш).

В политическом отношении М., выходец из мелкопоместного панства, не выделялся из рядов патриотически настроенной служилой интеллигенции того времени, делавшей себе карьеру и при Николае I. Максимович примыкал к правому крылу украинофильствующей интеллигенции.

Библиография:

I. Собр. сочин., Киев, 1876-1880 (т. I. Отдел исторический; т. II. Отделы: историко-топографический, археологический и этнографический; т. III. Языкознание. История словесности).

II. Пономарев С., Ст. в «ЖМНП» за 1871. X; Гнушевский О., Ст. в «Записках наукового т-ва iм. Шевченко», Львов, 1907.

МАКСИМОВ-КОШКИНСКИЙ

МАКСИМОВ-КОШКИНСКИЙ И. С. - чувашский писатель-драматург, организатор чувашского театра и Чувашкино. Творчество этого разностороннего и талантливого представителя чувашской литературы находится в связи с его большой практической работой по организации Чувашского национального театра, возникшего впервые в истории чувашей в 1918 в Казани. Т. к. в то время пьес на чувашском яз. не было, то репертуар театра могли составлять только переведенные с русского яз. пьесы. Этому-то делу и отдает М.-К. свои силы в первые годы своей лит-ой деятельности; в чувашскую литературу он вступает как переводчик пьес Островского, Л. Н. Толстого и других классиков и современных писателей.

Однако уже в 1921 чувашский драматический театр в Чебоксарах (в центре Чувашии, после образования Авт. Чув. обл.) открывается постановкой оригинальной пьесы М.-К. («Чуваши»). В 1924 появляются в печати две его небольшие пьесы: «Волна» (Хум), «Разорители» (Шъпърлансем). Первая из них посвящена событиям революции 1905, вторая показывает зверства белогвардейцев среди крестьянства, и наконец в 1925 печатается его большая драма «Красный дьявол» (Херлс шайтан) на тему борьбы за новую советскую деревню. Творчество М.-К. не вполне свободно от националистических тенденций, столь характерных для практических работников «старшего» поколения в области чувашского искусства.

С 1925-1926 М.-К. отошел от литературной деятельности в область кино. Но и здесь националистические тенденции М.-К. и любование старым чувашским бытом проявились еще полнее и ярче, чем в его лит-ой деятельности.

Библиография:

Волна («Хум»), Пьеса в 1 д., «Сунтал», 1924, № 1; Разорители («Шъпърлансем»), Пьеса в 1 акте, «Сунтал», 1924, № 4; Красный дьявол («Херлс шайтан»), Пьеса в IV актах, «Сунтал», 1925, № 6; Силпи, «Сунтал», 1928, № 5; Уй тyк; Йутра (две пьесы), Центриздат, М., 1928.

МАКСУД

МАКСУД Махмут (1900-) - современный татарский пролетарский писатель. Р. в деревне в семье сельского муллы (священника). Первоначальное образование получил в мусульманской религиозной школе (медрессе). До 1919 учился в семинарии в г. Малмыже. Служил добровольцем в Красной армии. Окончил литературное отделение I МГУ. С 1919 - член ВКП(б).

Литературную деятельность начал с первых лет Октябрьской революции. Его перу принадлежит ряд стихотворений в прозе и рассказы, напечатанные в разных журналах и впоследствии в трех его сборниках - «Безнен Чачакляр» (Наши цветы), «Яз Джыры», «Конны божралар».

Творческий путь Максуда характерен для представителей левого крыла мелкобуржуазной интеллигенции, переходящей на позиции пролетарского мировоззрения. В нем выразилось своеобразное отношение к пролетарской революции и советской действительности преданного пролетариату мелкобуржуазного интеллигента, к-рый, искренно, всеми силами стремясь понять пролетарскую революцию и служить ей, в силу своей мелкобуржуазной природы, представляет ее романтично, абстрактно, метафизически, нереально (не через реальные образы и их отношения). Но вся творческая деятельность М. развивается по пути постепенного преодоления элементов мелкобуржуазного романтизма и приближения к реальному изображению действительности.

Первые произведения Максуда насыщены идеей борьбы против религиозного дурмана и обманов, главным образом против рабства и гнета феодалов, восточных баев и духовенства, против старого быта. Но эта борьба дана в отвлеченных образах. Восточным ханам, баям, феодалам и духовенству Максуд противопоставляет обездоленных, оскорбленных, угнетенных, обманутых, жалких людей. В своих лирических произведениях он выражает их гнев и жажду мести по отношению к старому миру, их восторг и торжество перед наступающей зарей - победоносной революцией. Характерно, что эти фигуры, которым симпатизирует автор, не отражают движущих сил пролетарской революции: нет организованной, революционной борьбы их против гнета, рабства, а есть лишь гнев и восторженная встреча «зари».

Среди персонажей Максуда часто встречаются обманутые, жалкие восточные девушки, темная голодающая восточная молодежь, обманутый сын муллы, нищие, слепой музыкант и т. п. Образы промышленных рабочих в творчестве М. отсутствуют, он устами сына муллы бессильно восклицает: «Преклоняюсь пред силой твоей, о рабочий!»

Отношение к старому миру и к революции выражается у М. в большинстве случаев в образах, связанных с понятиями религии, и в образах из жизни природы. Первые преобладают в ранних его произведениях. Проклиная или высмеивая бога, религию и духовенство, Максуд в то же время для выражения своего восторга или скорби непременно обращается к понятиям из области религии. Например о труде Максуд говорит в тех же выражениях, как в религиозных писаниях говорится о боге: «есть и один... Нет сравнившихся и равняющихся ему...»

В дальнейшем творчестве М. нить религиозных образов все больше уступает место картинам природы - волнам, бурям, весне. В этих песнях фигурирует коллектив комсомольцев, пионеров, новые люди, молодежь, но они даны лишь абстрактно; преобладают лирические, сентиментальные переживания.

Соответственно содержанию и язык произведений Максуда отличается некоторой слащавой сентиментальностью.

Основной жанр Максуда - стихотворения в прозе - заимствован у восточных поэтов-символистов.

С 1924-1925 М. постепенно начинает отходить от прежних своих творческих позиций и переходить к реальному изображению социалистического строительства в рассказах и очерках.

М. в последнее время работает в области публицистики и критики. Он перевел на татарский язык «Коммунистический манифест» и статьи Плеханова об искусстве.

Библиография:

I. Карл Либкнехт (сборник), Центриздат, Москва, 1925; Материалы к проведению 1 мая, Нашрият, М., 1926; Наши цветы, Тат. комб. издат., Казань, 1925.

II. Сб. «Татарская художественная литература за 10 лет», Казань, 1930, статьи Нигмати и Г. Галеева; Сб. «Татарская литература в эпоху пролетарской диктатуры» А. Саади, Казань, 1929.

МАКУРА

МАКУРА К. - см. Японская литература.

МАКФЕРСОН

МАКФЕРСОН Джемс (James Macpherson, 1736-1796) - «переводчик» Оссиана (см.). Оригинальное литературное творчество Макферсона не представляет значительного интереса. Это - типичная «массовая продукция» разложения аристократической поэзии. Здесь налицо и «кладбищенская поэзия» (см.) и псевдоисторическая героическая поэма, плод увлечения «Датской историей» Малетта, - все это с большим налетом шотландского провинциализма. В 1760 Макферсон издает «Отрывки древней поэзии, собранные в Нагорной Шотландии и переведенные с гэльского» (1760, Эдинбург, анонимно), с большой статьей Блэйра, перепечатываемой и по сей день. Книга вскоре выходит вторым изданием и, меньше чем через год, переиздается в Лондоне. В 1761 уже за подписью и с псевдоученым предисловием выходит «Фингал»; в 1763 - «Темора» и в 1765 - двухтомное издание «Творений Оссиана» с двумя статьями М. и статьей Блэйра. Дальнейшая судьба Макферсона - блестящая литературная (в 1775 - заказ продолжать юмову историю Англии) и административная карьера: секретарь губернатора Флориды, член парламента.

Принесшие своему «переводчику» богатство, вызвавшие огромное количество подделок, переведенные на французский, немецкий и русский языки и составившие эпоху в развитии европейской литературы тексты были в сущности лишь вольной обработкой подлинных кельтских народных преданий. Наглость и псевдоученость, при посредстве которых он пытался отстоять научную доброкачественность своих публикаций, принесли Макферсону славу литературного фальсификатора. Вокруг вопроса об их подлинности было пролито немало чернил, но уже с 1775, после выступления С. Джонсона (см.), вопрос об авторстве Макферсона разрешен положительно. Анализ «Творений Оссиана» см. Оссиан (там же библиография).

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV