Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "Н" (часть 1, "НАА"-"НАР")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "Н" (часть 1, "НАА"-"НАР")

НААПЕТ

НААПЕТ Кучак - средневековый армянский поэт. Литературное наследие Н. сравнительно небольшое: до нас дошли гномические отрывки, гл. обр. четверостишия, интимные песни и ряд песен изгнанника. Наиболее значительны его «Сонеты Востока».

Творчество Н., как и других средневековых армянских лириков, отражало идеи, понятия и упадочнические настроения утратившего власть армянского дворянства, влачившего жалкое существование в условиях ханского владычества в Армении. Встречающиеся у многих средневековых поэтов, в том числе и у Н., религиозные образы и сравнения («Белый храм», «Лампада», «Пономарь» и пр.) говорят о сильном влиянии монастырско-церковной культуры.

Песни Н. впервые были собраны в начале XX в. армянским писателем А. Чобаньяном и изданы отдельным сборником.

Библиография:

На армянском яз.: Чобаньян А., Наапет Кучак. Диван, Париж, 1902; Тадевосьян Ованнес, Песни Наапета Кучака, Тифлис, 1903; Асатур Г., Певец любви, Тифлис, 1903. На русском яз.: Амбарцумян А., Песни любви Наапета Кучака. На французском яз.: Tchobanian A., Les trouveres armeniens.

НАГРОДСКАЯ

НАГРОДСКАЯ Евдокия Аполлоновна - писательница, дочь Е. Я. Головачевой-Панаевой (см. «Панаева») и А. Ф. Головачева. Типичная выразительница мещанской идеологии начала столетия. После Октябрьской революции - белоэмигрантка. Ее «творчество» - бульварное чтиво с претензией на разрешение проблемы женской самостоятельности в условиях буржуазно-капиталистического общества.

Полная антихудожественность в описании лиц и событий, монотонность изложения, дешевые мелодраматические эффекты, смакование порнографических деталей - все это не помешало однако большой популярности Н. среди мещанства и богемы эпохи политической реакции. Нашумевший в свое время роман Н. «Гнев Диониса» (1910) выдержал 10 изданий в течение пяти лет (1910-1915). В нем нашел свое отражение взгляд, отождествляющий женщину, освободившуюся от общепринятой половой морали, с женщиной, свободной вообще, - взгляд, закономерно связанный с исключительным ростом антиобщественных индивидуалистических настроений упадочнической буржуазной интеллигенции той поры. Н. принимали «всерьез» не только буржуазный читатель, но и критика начала столетия.

Кроме «Гнева Диониса» Н. написала еще ряд рассказов и романов, пользовавшихся меньшей популярностью.

Библиография:

I. Гнев Диониса, СПБ, 1910 (неск. изд.); Аня. Чистая любовь. Он. За самоваром, СПБ, 1911; Бронзовая дверь (ч. I трилогии «Усталый мир»), СПБ, 1911; Стихи, СПБ, 1912; Борьба микробов, Роман, СПБ, 1912; День и ночь. Смешная история. Волшебный сад. Кошмар, СПБ, 1913; Сны. Петербургские вечера, СПБ, 1913; Белая колоннада, Роман, П., 1914; У бронзовой двери и др., Рассказы, СПБ, 1914; Злые духи, Роман, П., 1915; Житие Олимпиады-девы, П., 1918; Записки Романа Васильева, изд. «Овен», Париж, 1922; Правда о семье моей жены, изд. Дьяковой, Берлин, 1922.

II. Рецензии: «Современный мир», 1910, XI («Гнев Диониса»); «Современник», 1912, I (Аня, Чистая любовь и т. д.); Колтоновская Е., Критические этюды, Петербург, 1912, стр. 177-181; Коллонтай А., Новая женщина, «Современный мир», 1913, IX (перепеч. в книге ее «Новая мораль и рабочий класс», М., 1918).

III. Библиографический ежегодник, вып. I-IV, М., 1912-1915; Владиславлев, Русские писатели, М. - Л., 1924.

НАДЕЖДИН

НАДЕЖДИН Николай Иванович (1804-1856) (псевдоним Никодим Недоумко с Патриарших прудов) - русский литературный критик 30-х гг. прошлого столетия, профессор словесных наук Московского университета. Р. в семье сельского дьякона, учился в рязанском духовном училище и Московской академии, по окончании к-рой преподавал богословие в рязанской семинарии. Начало лит-ой деятельности Н. относится к 1828, когда он выступил в «Вестнике Европы» Каченовского (№№ 21 и 22) со статьей «Литературные опасения за будущий год». После ряда критических работ Н. написал диссертацию на латинском яз., отрывки к-рой известны под названием «О настоящем злоупотреблении и искажении романтической поэзии», получил после ее защиты степень доктора словесных наук и был назначен в Московский университет (1831) профессором по кафедре изящных искусств и археологии. Одновременно П. организовал журнал «Телескоп» (см.) и его приложение «Молву». Литературно-критическая деятельность Н. продолжалась до 1836, когда за помещение «Философических писем» П. Я. Чаадаева «Телескоп» был закрыт и Н. сослан в Усть-Сысольск. По возвращении из ссылки в 1838 Н. занимался этнографическими и историческими исследованиями, в частности историей религии; с 1842 редактировал «Журнал Министерства внутренних дел».

Являясь одним из ранних сторонников реалистической критики, Надеждин своими первыми литературными выступлениями возглавил борьбу против господствовавшего в то время в русской литературе романтизма.

Отвергая романтическое «душегубство», развиваемое в бесчисленных вариациях, Надеждин требовал заменить все это существенным достоинством и величием изображаемых предметов. Нападая на Полевого, на романтиков, Н. нападал на первых порах и на Пушкина, критикуя последнего за скитанья по «керченским острогам, цыганским шатрам и разбойническим вертепам» и за малоидейные поэмы вроде «Графа Нулина». Пушкин отвечал Н. злыми эпиграммами («Притча», «Мальчишка Фебу гимн поднес» и др.). После «Полтавы» и особенно «Бориса Годунова» отношение Надеждина к Пушкину изменилось. Борьба Надеждина против Полевого и Пушкина - отражение борьбы буржуазной демократии с ограниченностью промышленной буржуазии и либерального дворянства. Надеждин настаивал на необходимости философского углубления литературной критики. Для него характерно воззрение на общественный процесс как на развитие, характерно признание, что история человечества «...есть не что иное, как беспрестанное движение, непрерывный ряд изменений». Отсюда - исторический подход к действительности. Его принцип - «сознательное творчество, руководствующееся отчетливым пониманием минувшего». Нужно, чтобы «история почиталась не простым только поминанием упокойников, но учительницей настоящего и истолковательницей будущего». Считая искусство выражением жизни, Н. для русской литературы выставил три принципа: естественность, оригинальность, народность. Естественность есть не что иное, как реализм, народность - требование национального искусства. Соответственно этим требованиям основными жанрами литературы Н. выдвигал повесть и роман. Н. жестоко осмеял Ф. Булгарина, пытавшегося «Иваном Выжигиным» подделаться под народность.

Европеизм - одна из основных установок Н. как критика. «Чтобы возбудить сию спящую массу задержанных, но не истощенных сил, потребна электрическая батарея идей свежих, могучих». «Пусть ум питается европейской жизнью, чтобы быть истинно русским, пусть литература его, освежаясь воздухом европейского просвещения, остается тем, чем должна быть всякая живая самобытная литература - самовыражением народным». Таковы те требования, к-рые ставили себе «разночинцы», точнее - буржуазная демократия в лице Н. Расцвет просвещения и искусства должен был однако наступить, по мнению Н., «под сенью августейшего монарха». Позже Н. разочаровался в своих ожиданиях, наметившийся надлом в его взглядах завершился в связи со ссылкой. Николаевский режим сделал себе еще одного честного слугу.

Историческое лицо Н. правильно определил еще Н. Г. Чернышевский, поставив его в один ряд с Белинским как его «образователя». Не следует, разумеется, понимать это определение Чернышевского в том смысле, что Белинский был органическим продолжателем критического метода Надеждина. Несмотря на то, что деятельность Н. характеризовалась многими особенностями, характерными для молодого Белинского (философский идеализм, романтическое западничество, пантеистическая интерпретация Шеллинга, логически приводившая обоих к примирению с действительностью), пути обоих критиков не были однородными. Идеологу разночинцев 40-х гг., Белинскому удалось преодолеть примирение с действительностью и ценою мучительных исканий пробиться к материализму и социализму. Н., отражавший идеологию более консервативных кругов мелкой буржуазии, этого пути не преодолел. В его староверческой борьбе против романтической поэзии несомненно отразилась непорванная связь с феодально-дворянской эстетикой классицизма, связь, обусловленная тем дореформенным укладом, в котором мелкая буржуазия занимала подчиненное, зависимое положение. Этой зависимостью объясняются и частые у Н. проявления квасного «официального» патриотизма и его яростные филиппики против революции. Н. сыграл безусловно положительную роль в истории русской критики, но политическая реакционность бесспорно затормозила развитие его критического таланта (см. раздел о Н. в ст. «Критика» (русская)).

Библиография:

I. De origine natura et fatis poeseos, quae Romantica audit, M., 1830 (диссертация на степень доктора по словесному отделению; рецензии: «Моск. телеграф», 1830, № 10; «Моск. вестник», 1830, ч. 3, № 9); О современном направлении изящных искусств, Речь, М., 1833; Об исторических трудах в России, «Библиотека для чтения», 1836, № 1; Об исторической истине и достоверности, там же, 1837, № 2; Опыт исторической географии русского мира, там же, 1837, № 6; Об этнографическом изучении народности русской, «Записки Русск. географич. об-ва», Петербург, 1847, II, и мн. др. Напечатал много стихотворений в первые 2-3 года своей лит-ой деятельности. В изд. «Сто русских литераторов» (т. II, СПБ, 1841) помещен рассказ Н. «Сила воли». Автобиография (неоконченная, доведена до 1841) напеч. с дополн. П. С. Савельева в «Русском вестнике», 1856, март. Некоторые статьи Н. помещены в прилож. к т. I «Полн. собр. сочин.» Белинского (СПБ, 1900, Под редакцией С. Венгерова); Статьи в сборнике, составленном В. Зелинским, «Русская критическая литература о произведениях А. С. Пушкина», ч. 2, изд. 3-е, М., 1905, и ч. 3, изд. 2-е, М., 1901; Два ответа Чаадаеву в книге М. Лемке «Николаевские жандармы и литература», СПБ, 1908.

II. Чернышевский Н. Г., Очерки гоголевского периода, СПБ, 1892 (или журн. «Современник», 1856, № 4); Иванов И., История русской критики, ч. 2, М., 1898 (или «Мир божий», 1897, VIII-IX); Милюков П. П., Главные течения русской исторической мысли, М., 1898; Белинский В. Г., Сочин., т. IV, Под редакцией Венгерова, СПБ, 1901; Козьмин Н. К., Николай Иванович Надеждин, СПБ, 1912; Сакулин П. Н., Русская литература, ч. 2, М., 1929; Коган П. С., Н. И. Надеждин в сб. «Очерки по истории русской критики», т. II, Под редакцией А. Луначарского и Вал. Полянского, Гиз, М., 1929.

III. Добролюбов И. В., Биографический словарь писателей, ученых и художников уроженцев (преимущественно) Рязанской губ., Рязань, 1910 (со списком трудов Н.); Венгеров С. А., Источники словаря русских писателей, т. IV, П., 1917; Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, Л., 1924.

НАДЖИ

НАДЖИ Муалмем (1850-) - турецкий писатель. Р. в Румынии, воспитывался в семье ремесленника-седельника. Учился в медрессе (духовной школе) в городе Варне. Будучи преподавателем городской школы, Н. одновременно сотрудничал в газ. «Тука» (Дунай). Позднее редактировал литературный отдел своей газ. «Терджумане Хакикат» (Толкователь истины). Н. читает лекции по литературе в Галоте-Сарае - классической турецкой школе в Стамбуле, где воспитываются виднейшие литераторы, ученые и политики Турции.

Кроме литературно-критических статей, Н. пишет также стихи. В турецкой литературе Н. известен как автор ряда стихотворных и беллетристических произведений. Н. также собрана и выпущена книга народных песен «Бурчикчы Кыз» (Девушка, собирающая горох). Н. - ревностный дервиш ордена мезлеви (вертящихся дервишей), представитель феодальной религиозно-мистической дервишской теософии, сторонник абсолютизма. Крайнюю реакционность политических взглядов Н. оценил Абдул-Хамид, назначив его «тарихи невис ульосман» - государственным историографом.

Творчество Н. находилось под сильным влиянием духовной школы; лучшее его произведение - «Детство Омара», где он рисует быт средней турецкой семьи, выдвигая на первый план твердость религиозных основ как главнейшую добродетель того времени.

Н. проявил себя в создании турецкого языка стремлением освободить последний от все более проникавшей в турецкую литературу европейской терминологии.

НАДЖМИ

НАДЖМИ Кави (Кави Гибятович Нажметдинов, 1901-) - татарский пролет. писатель. Член ВКП(б) с 1919. Р. в бедной крестьянской семье. С 12 лет работал на заводах в Актюбинске. В конце 1919 вступил добровольцем в Красную армию. Н. был одним из организаторов группы татарских пролетарских писателей «Октябрь» (1924), ТатАПП (1928), ТатЛОКАФ (1931), членом Совета ВОАПП. Руководил деятельностью ТатАПП в последний период; допустил ряд рапповских ошибок. После решения ЦК партии от 23/IV 1932 о ликвидации РАПП осознал свои ошибки. В настоящее время Н. - ответ. секретарь Союза советских писателей Татарстана и редактор журнала «Совет-Адабията».

Первое произведение Кави Наджми было напечатано в газете «Рабочий» (Ешче) в 1919. Октябрьская революция стимулировала его творчество, однако на первом этапе своего творческого пути Н. еще не успел освободиться от влияния дореволюционной буржуазной татарской поэзии. Ему принадлежит ряд пессимистических стихотворений эстетского характера. В 1923-1924 Н. увлекается имажинизмом. Первый сб. стихотворений Н. («Бури», Казань, 1924) все же показал, что поэт стремится «соединить» имажинизм с идеями классовой борьбы и пролетарской революции. В 1924 Н. выступил с декларацией о «временном уходе от имажинизма», мотивируя этот уход тем, что в татарской литературе «не назрело еще необходимой для имажинизма почвы». Именно с этого периода начинает более четко оформляться пролетарский характер творчества Н. Он пишет рассказы и повести, насыщенные яркими впечатлениями из жизни Красной армии в период гражданской войны. Особенно большим успехом и популярностью пользовалась небольшая повесть «Самое последнее», в к-рой Н., отображая героическую борьбу Красной армии, попутно дает незабываемые картины разрухи. Гражданской войне посвящена также повесть «Жребий» и ряд других рассказов. Этими произведениями Н. поставил себя в ряды наиболее талантливых пролетарских писателей. При всех своих достоинствах, сказывающихся в мастерском изображении классовой борьбы, в острой сатире, направленной против мещанства, против татарской нац.-буржуазной интеллигенции, в оригинальных приемах повествования, в необычайно своеобразном языковом строе, почти свободном от арабизма, фарсизма и т. д., Н. однако не преодолел еще окончательно стремления к бессюжетному повествованию, иногда увлекаясь деталями в ущерб основной идее. Большой рассказ «Прибрежные костры» (1927) о победе над колчаковцами показал дальнейший рост Н. как пролетарского писателя. Повесть Н. «Голубая тропинка» (1930) является одним из первых произведений в татарской пролетарской литературе, показывающих борьбу за коллективизацию сельского хозяйства в Татреспублике. В повести «Первая весна» Н. развертывает ту же тему на более широком полотне. Одна из основных положительных черт этой повести - выявление интернационального характера нашей классовой борьбы за социализм. Следует отметить, что Н. в отличие от некоторых других пролетарских писателей в своем изображении гражданской войны и Красной армии не изолирует последнюю от «мирного» тыла, от строительства социализма в нашей стране.

Н. - один из активнейших работников татарского пролетарского литературного движения. Перу Н. принадлежит также целый ряд публицистических статей, сыгравших большую роль в борьбе против буржуазного национализма, нацдемократизма, в борьбе за проведение политики партии в области художественной литературы.

Библиография:

I. На русском языке: Первая весна, Рассказы, перев. Гайши Шариповой, ГИХЛ, М. - Л., 1933; Жребий, перев. Г. Шариповой, сб. «Современная татарская лит ратура», ГИХЛ, М. - Л., 1933.

II. Рецензии на указ. выше сб. рассказов: Гачев Д., Писатели республик и колхозная деревня, «Литературная газета», 1933, № 40, 29 авг.; Штейнберг Е., «Художественная литература», 1933, № 6.

НАДИР

НАДИР Мойше (1885-) - псевдоним американско-еврейского писателя Ицхока Райза. Р. в восточной Галиции, в местечке Нараево. В 1898 эмигрировал в Америку. Н. писал и пишет лирические стихи, фантастические рассказы, драмы, антирелигиозные сцены, фельетоны, юмористические очерки, театральные рецензии, сатирические фельетоны, сказки для детей; в течение ряда лет был соредактором сатирических журн. «Der groiser Kundes» и «Der Judiser gazlen», в которых особенно резко бичевал руководителей еврейской желтой прессы. До 1921 принимал участие почти во всех американско-еврейских изданиях (кроме желтой прессы), особенно в изданиях радикального направления. В 1921 перешел в коммунистическую прессу («Naye Velt», «Emes», «Freiheit»), в которой активно работает и в настоящее время.

Н. - один из самых разносторонних и революционно настроенных еврейских писателей: он сочетает в себе лирика, юмориста, яростного памфлетиста и сатирика. Тонкий ценитель искусства, он иногда надевает маску его разрушителя. Являясь революционным интеллигентом, вышедшим из среды мелкой буржуазии, Надир однако не остановился на полдороге и принял коммунизм не только теоретически, но и как реальное историческое движение. В 1927 посетил Советский Союз, провел в нем несколько месяцев и вернулся в Америку еще более связанным с коммунистической прессой, чем раньше. Свою преданность движению он доказал в 1929, когда многие литературные попутчики, работавшие раньше в еврейской коммунистической прессе Америки, ударились в шовинизм и перешли в стан врагов рабочего класса. Н. тогда не только остался работать в коммунистической прессе, но в серии сатирических статей под характерным заголовком «Pen un biks» (Перо и винтовка) жестоко разоблачил и заклеймил этих перебежчиков.

В своей лексике Н. культивирует славизмы, руссицизмы, прибегает часто к неологизмам, нередко создает новые слова и обороты речи. При всем том язык Н. очень популярен.

Коммунистическое издательство «Freiheit» готовит новое издание избранных сочинений Н. в десяти томах, из к-рого автор исключил громадное большинство того, что им написано до 1921.

Библиография:

I. Избранные сочин. Надира в 6 тт. (гл. обр. юмористические), 1919; первый том воспоминаний Н. под заглавием «Unter der Zun» вышел в 1926; A lomp, Стих., 1929; Derlang ather di velt, burzui, Поэма, 1930.

II. Rejzen Z., Lexicon, Wilna, 1926.

НАДИРАДЗЕ

НАДИРАДЗЕ К. (1894-) - современный грузинский поэт. Р. в г. Кутаисе, учился в Московском университете. Начал печататься с 1916 в журн. группы грузинских символистов «Голубые рога». Состоял членом этой группы. Позднее - член Федерации советских писателей. Эпигон буржуазно-символистической школы, апологет крайнего декадентского эстетизма. Это особенно сказалось в его книжке стихов «Катафалк» (1920).

Поэзия Н. содержит мотивы мистики, самозабвения, националистич. настроения, сочетающиеся с расовой романтикой - характерные черты грузинского символизма, продолжателем традиций к-рого и был Н. («Свободное шествие с луной вместе», «Патриотическая эклога», «Город» и т. д.). После советизации Грузии большинство грузинских символистов примкнуло к лагерю шовинистически настроенной интеллигенции. Марксистская литературная критика активно боролась против грузинского символизма и в частности выступала против произведений Н., продолжавшего культивировать в своем творчестве поэтику символизма.

В последнее время Н. писал на революционные темы. Его книга стихов о революции (Тифлис, 1930) является попыткой идеологической перестройки, хотя и не удавшейся. Перед Надирадзе стоит задача преодоления символистских традиций.

Библиография:

I. Рассказ, Тифлис, 1925; Керосин, Рассказ, Тифлис, 1927; Рабочий-нефтяник, Тифлис, 1927.

II. Буачидзе В., Литература и современность (на грузинск. языке), Тифлис, 1928; Радиани Ш., Вопросы литературы, Тифлис, 1930.

НАДО

НАДО Гюстав (Gustave Nadaud, 1820-1893) - французский поэт, пользовавшийся в свое время большой популярностью, шансонье (см.), ученик Беранже. Из купеческой семьи; автор сентиментальных романов и шутливых песен, частью легкомысленного содержания. Последний крупный представитель буржуазной классической шансоны, составлявший и музыку ко многим своим песням; на творчестве его отразилось идейное оскудение буржуазии. Отличаясь политической беспринципностью и оппортунизмом, Надо относился к шансоне, как к ходкому товару.

В шутливых песнях Н. отразилось много комических черт буржуазного быта. Порою его песни содержат элементы общественной сатиры. Некоторые из них при всей благонамеренности автора были использованы оппозицией во время Второй империи. «Deux gendarmes» (Два жандарма) - незлобивая шутка, пользовавшаяся успехом даже при дворе, была дополнена язвительной строфой (Бастида) против Наполеона III и вызвала подражание (Эд. Локруа), а с другой стороны, - пародию Ламартина, направленную против оппортунизма самого Н. Назидательной песне Н. «Histoire du mendiant» (История нищего) был придан оппозиционными кругами смысл определенного политического выступления против режима. Подлинно оппозиционная шансона Н. «a mon pays» (Моей стране, 1868) была напечатана лишь после падения Империи в его сб. «Chansons nouvelles» (1876). «Смеявшийся над всеми системами», Н. в конце Второй империи выступил со стихотворной программой умеренного либерализма - «Profession de foi, pouvant servir a plus d’ un candidat».

Н. написал несколько комедий и книгу «Mes notes d’infirmier», беглые впечатления и вымыслы, относящиеся к Франко-прусской войне. В ее предпоследней главе, ратуя за «моральное обновление» Франции, он обрушивается на рабочие стачки и на Интернационал. Благодаря Н. был напечатан 1-й сборник шансон Потье (см.). В предисловии к нему Н., предвидя возмущение буржуазных читателей, подчеркивает, что пропагандирует его лишь из любви к шансоне.

Библиография:

I. Русский перевод: Песни, в перев. К. М. Ушакова (с предисловием переводчика), СПБ, 1869. Отдельные песни Н. переводили Ник. Курочкин (один из его псевдонимов - Густав Не надо) и Д. Минаев; Chansons, P., 1876-1880; Operettes, contes, proverbes, scenes et recits, 1876; Mes notes d’infirmier, P., 1871; Souvenirs et recits d’un Roubaisien, Roubaix, 1892; Theatre medit, P., 1893.

II. Varloy A., Gustave Nadaud, sa vie et ses Ouvres (1820-1893), P., 1410; Vaillant E., Gustave Nadaud et la chanson francaise, P., 1911; Gossez A. M., Les chansons politiques de Gustave Nadaud, «Revolution de 1848», 1932.

НАДСОН

НАДСОН Семен Яковлевич (1862-1887) - поэт. Р. в семье чиновника. Рано потеряв отца, познакомился в детстве с нуждой, учился в классических гимназиях в Петербурге и Киеве, затем в военной гимназии и Павловском военном училище. В 1882 был произведен в офицеры; прослужив два года в Кронштадте, вышел в отставку и стал секретарем редакции журнала «Неделя». Последние годы жизни Н. были медленным умиранием от туберкулеза, от к-рого не спасло лечение в Крыму и на Ривьере. Первое стихотворение Н. появилось в печати в мае 1878 в журн «Свет». Вскоре после этого он начинает сотрудничать в «Отечественных записках».

Первые стихи Н. окрашены в народнические тона и продолжают традиции некрасовской школы. Надсон напоминает о «меньшем брате» и призывает «на грозный бой с глубокой мглою». «Гражданские» мотивы встречаются иногда в дальнейшем творчестве Н. В поэме «Грезы» Н. провозглашает разрыв с романтическими фантазиями детства и заявляет: «Я стал в ряды бойцов поруганной свободы, / Я стал певцом труда, познанья и скорбей!» Патетикой этого рода проникнуто и стихотворение «На могиле А. И. Герцена». Но уже для первых народнических стихов Н. характерен настойчивый мотив сомнений, разъедающих революционные идеалы. Поэт убежден в бесплодности борьбы: «Для чего и жертвы и страданья / Для чего так поздно понял я, / Что в борьбе и смуте мирозданья / Цель одна - покой небытия?» Н. кажется, что сама природа осуждает жертвы борьбы и оправдывает эгоистическое довольство сытых («Позабытые шумным их кругом»). И самый социализм рисуется Надсону скучным и плоским, царством покоя, не удовлетворяющим свыкшегося с «чистой скорбью» поэта («Томясь и страдая во мраке ненастья»). Под конец своей жизни Н. начал склоняться к принципам «искусства для искусства». Противоречивый и зигзагообразный путь Н. пролегал от гражданских традиций Некрасова через многообразные сомнения и колебания к индивидуализму, импрессионизму, подготовлявшим будущих символистов. В стихотворении «Мгновение» Н. вплотную подходит к столь характерной для Брюсова и Бальмонта проповеди наслаждения мигом («Нам прожить остается одну эту ночь, / Но зато - это ночь наслаждения... / И в объятьях любви беззаботно уснем, / Чтоб проснуться для смертных объятий»).

Н. - выразитель переломного момента в истории разночинной интеллигенции, разуверившейся в революционных идеалах народничества, ставшей перед жизнью в недоумении, как перед сфинксом, и начавшей приспособляться к капиталистическому укладу. Эта противоречивость, двойственность содействовали чрезвычайному успеху его поэзии среди широких кругов интеллигенции 80-х гг., переживавших ту же эволюцию. За 12 лет книга стихотворений Н. выдержала 14 изданий.

Стиль Надсона эклектичен. С одной стороны, это - эпигон гражданской поэзии, заштамповавший и автоматизировавший ее стилевые принципы. С другой - это предшественник импрессионистического стиля символистов. Бедность живописных образов, банальность эпитетов, обилие «лишних» слов - все эти «недостатки» стиля Н. обусловлены как эпигонской автоматизацией некрасовских традиций, так в особенности переходом от ораторского говорного стиха народников, с его акцентированной семантикой, к музыкальному стилю символистов. Стилевой эклектизм Н. отвечал однако вкусам стоявшей на социальном распутьи мелкобуржуазной интеллигенции, пришедшей от увлечений народничеством к буржуазному либерализму.

Библиография:

I. Стихотворения, 27-е изд. Литературного фонда, СПБ, 1914; Проза. Дневники. Письма, изд. то же, 2-е, СПБ, 1913 (здесь же библиография, составленная Н. К. Пиксановым); Полное собр. сочин. с биографич. очерком М. Ватсон (прилож. к «Ниве» за 1917).

II. Михайловский Н. К., Заметки о поэзии и поэтах, Сочин., т. VI; Гриневич П. Ф. (П. Ф. Якубович), Певец тревоги юных сил, «Очерки русской поэзии», Петербург, 1911; Войтоловский Л. Н., С. Надсон, «Очерки истории русской литературы XIX и XX вв.», ч. 2, Гиз, М. - Л., 1928; Дивильковский А., С. Я. Надсон, «История русской литературы XIX в.», Под редакцией Д. Н. Овсянико-Куликовского, т. IV, М., 1911; Неведомский М., Зачинатели и продолжатели, П., 1919; Шулятиков В., Восстановление разрушенной эстетики. Этапы новейшей лирики, «Избранные литературно-критические статьи», «ЗиФ», М., 1929.

III. Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, Л., 1924; Его же, Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М. - Л., 1928; Мандельштам Р. С., Художественная литература в оценке русской марксистской критики, изд. 4-е, Гиз, М. - Л., 1928.

НАЖИВИН

НАЖИВИН Иван Федорович (1874-) - беллетрист. Сын кулака. Начал печататься с начала 90-х гг. Заняв враждебные позиции по отношению к революции 1905, Н. со времени Октябрьской революции - белоэмигрант, ярый враг СССР. Первые произведения Наживина отражают наиболее реакционные стороны толстовства.

После Октябрьской революции Н. укрылся от революции в зоне Добрармии. «Толстовец» смирился с казенной церковью, затосковал по городовому, предпочитая толпу в храме «толпе» на митинге. Свое отношение к революции - не к Октябрьской даже, а только к Февральской - Н. выразил словами: «Хорошо и то, что на нашу долю выпало счастье застать хоть немного старой Руси».

Библиография:

I. Родные картинки, М., 1900; Убогая Русь, М., 1901; Перед рассветом, М., 1902; Среди могил, СПБ, 1903; Дешевые люди, СПБ, 1903; У дверей жизни М., 1904; В сумасшедшем доме, Москва, 1906; В долине скорби, М., 1907; Менэ... тэкэл... фарес..., М., 1907; Собр. сочин., М., 1911-1917 (вышло 8 тт.); Правда о земле, 1917; Что же нам делать?, изд. Освага, Ростов н/Д., 1919; Записки о революции, Вена, 1921; Распутин, Исторический роман из последних двух десятилетий России, 3 тт., 1924-1925; Фатум, Беженский роман, Париж, 1926.

II. Горький М., Издалека. О богатырской литературе и книге Наживина «Моя исповедь», «Современник», 1912, XI; Полонский В., Русский обыватель в эпоху революции, «Печать и революция», 1922, I; Его же, Новые похождения Ивана Наживина, там же, 1923, II (эти статьи вошли в сб. В. Полонского «Уходящая Русь», Москва, 1924); Мещеряков Н., Распад (И. Наживин, Записки о революции), «Красная новь», 1922, I.

НАЗАРЕНКО

НАЗАРЕНКО Яков Антонович (1893-) - литературовед. Член Государственной академии искусствознания, профессор Ленинградского университета. Среди работ Назаренко главное место занимает его учебник «История русской литературы XIX века», который полон ошибок, обнаруживающих буржуазные и меньшевистские влияния. Классовые корни, политический смысл творчества писателя часто извращаются. Пролетарская литература по сути дела отрицается, т. к. пролетарские писатели причисляются к буржуазным демократам и ставятся на одну доску с буржуазными и кулацкими писателями. Так, под рубрикой «мелкобуржуазная литература в эпоху империализма» Н. объединяет следующих писателей: Андреева, Сологуба, Арныбашева, Клюева, Есенина, Короленко, Горького, Вересаева, Серафимовича, Нечаева, Шкулева, Бибика, Ляшко и Д. Бедного.

В своих высказываниях Назаренко противопоставляет художника политику, опирается на реакционные буржуазные теории («общечеловеческий» подход к художественным произведениям, замена учения о классовой борьбе учением о борьбе людей за существование и т. д.).

С 1925 по 1931 вышло девять изданий книги Назаренко, около 150 000 экз. «Переработка» книги сводилась к правке цитат. В 1931 эта немарксистская и ненаучная книга была разоблачена.

Библиография:

I. История русской литературы XIX в., Гиз, Л., 1925; изд. 2-е исправл. и доп., Гиз, М. - Л., 1926.

II. Рецензии на книгу Н.: «Книгоноша», 1925, № 18; «Звезда», 1926, № 3; «Летописи марксизма», 1929, № 9-10; За ленинский учебник по истории русской литературы, «Литературное наследство», т. I, М., 1931 (обзор бригады ЛИЯ ЛОК); Смельяков Г., Против троцкистской контрабанды и антиленинских теорий в литературной науке, «На подъеме», 1932, № 1-2.

НАЗАРЛИ

НАЗАРЛИ Гаджи (1895-) - азербайджанский тюркский пролетарский писатель. Член ВКП(б). Один из основателей АзАПП. С 1920 по 1929 служил в рядах Красной армии, участвовал в гражданской войне. В течение ряда лет редактировал газ. «Кызыл аскер».

В первых произведениях Н. чувствуется сильное влияние мелкобуржуазной идеологии. Позднее в его творчестве намечается резкий поворот к вопросам социалистической стройки. В ряде рассказов он создает образы красных партизан, красноармейцев, борющихся за пролетарскую революцию.

Внутреннюю жизнь своих персонажей Н. изображает в связи с ростом социалистического строительства. В ряде рассказов он пропагандирует идеи интернационализма. Разоблачая классовых врагов, писатель вскрывает элементы чуждой мелкобуржуазной психологии, отрицательно влияющей на его героев-коммунистов.

Н. работает и в области драматургии. Написанные им пьесы «Ёллар» (Пути) и «Янгын» (Пожар), несмотря на наличие некоторого схематизма, являются одним из достижений азербайджанской тюркской пролетарской драматургии. Это - первые пролетарские пьесы на сцене тюркского театра. В настоящее время Н. работает над пьесой из жизни Красной армии. Некоторые рассказы Н. были переведены на русский яз. и напеч. в органе закавказской ассоц. пролетписателей «На рубеже Востока».

Библиография:

I. «Лачын», 1927; «Саткын», 1929; «Когда пляшут мертвецы», 1930.

II. Кулиев М., Октябрь и тюркская литература, 1930.

НАЗАРЯН

НАЗАРЯН Стефанос (1812-1879) - армянский публицист, историк литературы, педагог, общественный деятель. Р. в Тифлисе. Окончив филологический факультет Дерптского университета (1840), Н. переселился в Казань, где ему было поручено ведение кафедры по востоковедению. С 1849 состоял преподавателем персидского и арабского яз. в Лазаревском институте в Москве.

В Москве Н. развил большую общественно-литературную деятельность. Им был основан журн. «Юсисапайл» (Северное сияние, 1858-1864), ставший органом армянской либеральной буржуазии, идеологом к-рой Н. являлся. Вокруг этого журнала группировались представители тогдашней армянской интеллигенции (М. Налбандян, Бархударян, Р. Патканьян, Раффи и др.). Против Н., руководившего журналом, и его сторонников выступила консервативная пресса, мобилизовав все реакционные силы армянской общественности.

Борьба армянских либерально-буржуазных новаторов против крайнего клерикализма велась в двух направлениях: с одной стороны, они подвергали жесточайшей критике деятельность духовенства, с другой - стремились максимально обеспечить руководство буржуазии в деле культурного возрождения армян. Они вели борьбу за новый, живой, понятный народным массам язык. В области народного просвещения они отвергали средневековую систему образования, требуя открытия светских школ.

Основные литературные труды Н. на русском яз. вышли в 1844 и 1846 под заглавием: «Беглый взгляд на историю Гайканской литературы до конца XIII ст.» (кн. I) и «Обозрение истории Гайканской письменности в новейшие времена» (продолжение первого). Эти труды представляют собой краткую историю древне-армянской феодально-клерикальной литературы. Классовые позиции Н. в оценке литературных произведений сказываются в том, что он, являясь представителем передовой буржуазии, отрицает воспитательно-организующую роль феодально-дворянской древнеармянской литературы.

Н. ратовал за новый яз., за новую литературу, театр, могущие быть проводниками европейской (буржуазной) цивилизации в массы.

Библиография:

На армянском яз.: Лео, Стефанос Назарян, тт. I и II, Тифлис; Его же, Литература русских армян, Тифлис; Манвелян Л., История литературы русских армян, кн. II, Александрополь, 1910, стр. 5-20. На русском яз.: Лемке М., Очерки освободительного движения шестидесятых годов, СПБ, 1908, стр. 73-74.

НАЗОР

НАЗОР Владимир (Nazor, 1876-) - современный хорватский писатель. Окончил физико-математический факультет. Литературная деятельность Н. началась в первые годы наст. столетия, когда одна за другой вышли его книги стихов и поэм: «Славянские легенды» (1900), «Живана» (1901), «Песня народа хорватского» (1902), «Брундиада» (1903), «Медведь Брунда» (1915) и др., оставившие глубокий след в истории хорватской поэзии.

Не участвуя активно в литературном движении своего времени, получившем общее название «модернизм» (символизм и декадентство), Н. является однако типичным поэтом-символистом. Мистический символизм, культ крайнего индивидуализма и национализма, отрешенность от реального мира - основные черты его поэзии, характеризующие настроение хорватской буржуазии.

В вышедших после 1917 поэмах Н. «Pravi Glas» (Правдивый голос), «Sikara» (Гуща), «Covjek, koji izgubi dugme» (Человек, потерявший пуговицу) намечается перелом в его творчестве: Н. пытается стать поэтом реальной действительности. Эта попытка переориентироваться отражала происшедшие после войны общественные сдвиги в Хорватии и гл. обр. усиление политической активности хорватской буржуазии.

Кроме указанных выше стихов и поэм, Н. написал ряд повестей и романов («Кровавые дни», 1908, «Истарские рассказы» и др.), не имеющих большого значения. Поэзия Назора оказала сильное влияние почти на всех современных младших хорватских поэтов, в том числе и на наиболее значительного из них - Крлежу (см.). В настоящее время Назор приближается к идеологии юго-славянского фашизма, соединяя с характерными для него тенденциями мистические националистические идеи, выраженные в символистской форме.

Библиография:

I. Собр. сочин., в 6 тт., изд. 6-е, Водник.

II. Marijanovic M., V. Nazor kao Nacionalni pjesnik, Zag 1924; Baras A., V. Nazor, Zag 1928, Nake «Jug».

НАЗЫМ ХИКМЕТ

НАЗЫМ ХИКМЕТ - см. Хикмет Назым.

НАЙДЕНОВ

НАЙДЕНОВ (1869-1922) - псевдоним драматурга Сергея Александровича Алексеева. Род. в Москве, в купеческой семье.

Н. - яркий бытописатель мещанства и купечества начала 900-х гг. В «Детях Ванюшина» - наиболее популярной пьесе Н. - показан раскол в «темном царстве», выразившийся в столкновении «отцов и детей» в купеческой семье. Старик Ванюшин кончает жизнь самоубийством, но его смерть вовсе не символизирует победы нового быта над старым: его дети - жертвы мещанских устоев семьи - не способны стать выше обывательского прозябания. В пьесе «Богатый человек» Н. дает яркий образ культурного дикаря из той же купеческой среды. Последнюю рисует Н. и в пьесе «Авдотьина жизнь», где вскрывается мещанский быт с пережитками Домостроя, сохранившимися в обращении с женщиной. Попытка Н. в пьесе «Стены» нарисовать новых людей - революционеров, стремящихся разрушить стены подгнившего здания общественной жизни, - не увенчалась успехом: пьеса эта схематична и художественно неубедительна. Занимаясь изобличением «темного царства» - быта мещанства, купечества, показывая процесс вырождения людей этой среды, Н. старается лишь очистить существующую действительность, не призывая к революционному преобразованию ее. Критика явлений быта не сочетается у Н. с отрицанием самих устоев этого быта.

Творчество Найденова выражает идеологию буржуазной интеллигенции, возмущавшейся косностью своего класса, рвавшейся из мертвящих оков самодержавия; но, тесно связанная со старым порядком, эта буржуазная интеллигенция не идет на революционную ломку устоев жизни, давая лишь половинчатую критику старого быта.

Являясь реалистом, Н. в то же время иногда вводил в свои пьесы элементы символистических сопоставлений (противопоставление «нижнего» этажа в доме Ванюшиных «верхнему» или символизация мещанского быта в «Авдотьиной жизни» в образе «рва с непросыхающей зловонной водой»).

Библиография:

I. Пьесы, 2 тт., изд. «Знание» (т. I, СПБ, 1904; изд. 2-е, СПБ, 1907; т. II, СПБ, 1911).

II. Соловьев Е. (Мирский), ст. о «Детях Ванюшина», «Журнал для всех», 1903, VI; Батюшков Ф., ст. о пьесе «Богатый человек», «Мир божий», 1904, XI; 1905, I; «Современник», 1911, VI; Воровский В., ст. «Раскол в темном царстве», Собр. сочин., т. II, М. - Л., 1930. Некролог о Найденове в «Вестнике работников искусств», 1923, № 5-6.

III. Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, Л., 1924.

НАЙДУС

НАЙДУС Лейб (1890-1918) - еврейский поэт. Поэтическая деятельность Н. совпала с расцветом поэзии русских модернистов и декадентов. Его первая книга стихов «Лирика» (1915) изобилует подражаниями поэтике русских и западноевропейских модернистов. Их поэтику Н. и культивировал в еврейской поэзии. Его произведения полны экзотических выдумок. Много внимания уделяет он эротике. Сторонник искусства для искусства, Н. имитирует верленовскую «музыкальность», занимается формально-техническими ухищрениями, стилизацией; в некотором отношении Найдус раздвинул рамки еврейского стихосложения, культивируя в еврейской поэзии различные формы - терцины, сонеты, октавы, триолеты, мадригалы и т. п. - и являясь в некотором смысле новатором формы в противовес предшественникам, народническим поэтам. В период империалистической войны творчество Н. начинает проникаться националистическими тенденциями. В основном оно отражает эстетские увлечения еврейской буржуазной интеллигенции в период 1907-1914. Н. между прочим переводил на еврейский яз. Пушкина, Лермонтова, Готье, Бодлера, Верлена, интересуясь преимущественно не содержанием, а чисто внешними приемами стиля и версификации.

Библиография:

I. Dos buch fun poemen, Варшава, 1918; Litwise arabesken, Варшава, 1924; Russise dichtung, Варшава, 1926; Lirik, тт. I и II, Варшава, Intime nigunim, Гродно, 1919; Da fielt fun Pan, Гродно, 1918.

II. Rejzen, Lexikon, т. II, Вильна, 1927; Добрушин И. Д., Gedankengang.

НАКАНИСИ

НАКАНИСИ Иносуке (1893-) - один из выдающихся левых писателей современной Японии. Принадлежал к группе писателей-интеллигентов «Танэмакухито» (Сеятель), к-рая после 1919, в период подъема революционного движения в Японии, в связи с послевоенной депрессией и Октябрьской революцией выдвинула лозунг создания «пролетарской литературы». Однако дальше лозунгов и нескольких теоретических статей, представлявших пересказ высказываний наших пролеткультовцев, эта группа, объединявшая левое крыло буржуазной литературы, не пошла.

Н. объявил себя анархистом-синдикалистом, но в его лит-ой практике анархистские идеи играют почти незаметную роль. Одно из лучших его произведений - «Смерть Кихэя» (1924) (переведено на русский яз.), где показана японская деревня в эпоху стремительного роста промышленного капитала - в период русско-японской войны. В этом и в других произведениях Н. дает едкую характеристику японского империализма, разоблачая подоплеку пресловутого японского патриотизма во время войны 1904-1905, показывая методы одурачивания солдат и рекламирования «самурайских» доблестей. В последнее время Н. пишет очерки о японской агрессии в Манджурии, о безысходном положении корейцев и т. д. Он выступил с серией этих очерков, чтобы предупредить левую общественность о готовящемся выступлении японской военщины в Манджурии. В данное время Н. ни к какой литературной группе не примыкает, но пролетарская критика расценивает его как «левого попутчика».

НАЛБАНДЯН

НАЛБАНДЯН Микаэль (1829-1866) - армянский писатель, публицист, критик, общественный деятель. Родился в семье бедного ремесленника в Нахичевани на Дону. Учился в религиозной школе. Под влиянием своего учителя Патканяна он решил посвятить себя служению церкви. В 1848 принят на службу в качестве секретаря начальника Бессарабской епархии.

Вскоре Н. втянулся в борьбу против представителей духовенства и их буржуазных опекунов, в результате к-рой вынужден был переехать в Москву и отказаться от духовного звания. Позднее Н. за границей близко сошелся с А. Герценом, М. Бакуниным, Н. Огаревым и И. Тургеневым. В Париже он издал под псевдонимом Симеона Маникяна свой капитальный труд «Земледелие как единственно правильный путь» (1862). Впоследствии экземпляры этого произведения под видом «поваренной книги» на армянском яз. посылались М. Бакуниным в Россию для распространения. Во время пребывания в Константинополе, тогдашнем культурном центре армян - турецких подданных, Н. близко сошелся с редактором газ. «Мегу» Сваджяном и принимал участие в разработке вопроса об организации освободительного движения армянских трудящихся масс в Турции. По возвращении в Нахичевань н/Д. (через два года) Н. подвергся обыску. За связь с русскими революционерами за границей, за участие в общественном движении 60-х гг. и резкие выступления против царского самодержавия Н. арестовали и заключили в Петропавловскую крепость. Три года провел он в ее стенах, занимаясь литературой. В последней стадии туберкулеза его сослали в г. Камышин Саратовской губернии, где он и умер в полном одиночестве.

Первый период литературно-общественной деятельности Н. можно охарактеризовать как этап борьбы против клерикально-феодальной идеологии. Он принимал деятельное участие (под псевдонимом Комс Эммануэль) в журнале «Юсисапайл» - органе либеральной буржуазии, выходившем Под редакцией С. Назаряна (см.). Его перу принадлежит ряд критических и публицистических статей на тему об армянской литературе, нарождающемся театре, новом народном яз., просвещении и роли женщины в воспитании молодого поколения, на тему о религии и реакционном духовенстве. Н. больше публицист, критик, чем поэт; лучшие из написанных им стихотворений: «Песнь о свободе», «Дни детства», «Поэт», «Аполлону», «Ушедшие дни».

Поэзия Н. проникнута мотивами «свободолюбия» и борьбы с патриархально-феодальным строем. Стихи его лишены яркой образности и эмоциональной окраски. В формальном отношении они слабы. Как литературный критик он развивался под влиянием традиций В. Г. Белинского, Н. Г. Чернышевского и Н. А. Добролюбова.

Подвергая беспощадной критике идейное содержание древнеармянской схоластической литературы, традиции к-рой отстаивались писателями из лагеря мхиталистов (монастырская братия на острове Лазаря в Венеции), и отвергая старые литературные формы, Н. культивировал просветительский реализм, боролся за демократизацию яз. В своей лит-ой практике он нередко применял пародийные, памфлетные и сатирически-фельетонные формы. При конкретном анализе того или иного литературного произведения он обращал особое внимание на содержание творчества писателя, горячо приветствовал художественные произведения на новом народном армянском языке (ашхарабар), т. к. только такие произведения могут проводить прогрессивные идеи в широкие массы. Однако в силу расхождений по целому ряду принципиальных вопросов со Стефаносом Назаряном сотрудничество Н. в «Юсисапайле» продолжалось недолго. По мере ознакомления с философией Гегеля, Л. Фейербаха и сближения с М. Бакуниным и др. Н. все больше и больше отходил от С. Назаряна и под конец окончательно порвал с ним, примкнув к русской революционной демократии 60-х годов.

Эту сторону политической деятельности Н. буржуазная критика всегда освещала тенденциозно - в свете воинствующего национализма. На самом деле Н., отстаивавший национальное освободительное движение, был далек от национал-шовинизма. Так, освобождение армянских трудящихся масс от ига султаната в Турции Н. рассматривал как частицу мирового освободительного движения трудящихся масс, поднимающихся для свержения деспотической власти монархических правительств.

Национальность, по его мнению, - временная историческая неизбежность, поскольку «человек еще не дошел до такого состояния, чтобы жить на свете просто как человек, не нося имени той или другой нации...», «...нет у нас желания превратить национальность в слепой фанатизм»...

Н. был под большим влиянием Жан Жака Руссо и утопических социалистов; однако все это не лишает самобытности ту систему публицистически-философских взглядов, к-рая изложена в наиболее значительном его произведении «Земледелие как единственный путь».

Мировоззрение Н. - продукт мелкобуржуазного утопического социализма. С точки зрения революционного движения пролетариата ценным в идейной концепции Н. являются не способы разрешения выдвинутых социальных проблем, а уничтожающая критика буржуазного строя. Н. бичевал царское самодержавие за его гнусную политику в отношении завоеванных им наций, обрушивался на «фарисейскую» колониальную политику «цивилизованного» Запада - империалистических держав - в отношении народов Востока, призывал армянские трудящиеся массы к участию во всеобщем освободительном движении. Как революционно-демократический писатель Н. - самая яркая фигура в армянской литературе эпохи 50-60-х гг. прошлого столетия.

Библиография:

I. На арм. яз.: Собр. сочин., т. I, Ростов н/Д., 1903; т. II, Ростов н/Д., 1906.

II. А-до, Страничка из жизни М. Налбандяна и письма Бакунина к нему, Эривань, 1908; Тертерян А., Мик. Налбандян - публицист-националист, Эривань, 1910; Манвелян Л., История литературы русских армян, кн. II, Александрополь, 1910, стр. 27-52; Мартуни Ал., Мик. Налбандян. М., 1920; Кариньян Арт., Выдержки из Сенатских дел, журн. «Пайкар», Эривань, 1923; Шахазиз Ерв., Письма Налбандяна из тюрьмы, журн. «Норк», Эривань, №№ 3, 4, 5; Сурхатян, Мик. Налбандян, «Армянская литература», т. I, Эривань, 1926, стр. 153-155; Кариньян Арт., Портреты и события, Эривань, 1928, стр. 53-137; Тертерян А., Литературные взгляды М. Налбандяна, журн. «Нор уги», Эривань, 1929, № 1; Его же, О стиле М. Налбандяна, «Нор уги», Эривань, 1929, № 3-4; Генри, О социальной значимости мировоззрения М. Налбандяна, «Нор уги», Эривань, № 6; Аксель, Мик. Налбандян как памфлетист, газ. «Хорурдаин Айаситан», Эривань, 1929, № 272; Терзибатьян В., Мик. Налбандян как поэт, газ. «Пролетар», Тифлис, 1929, № 96; Меграбян Гр., Мик. Налбандян (к столетию со дня рождения), «Нор уги», Эривань, 1929, №№ 11, 12; Овакимян А., Теория языковедения Мик. Налбандяна, «Нор уги», Эривань, 1929, № 11-12; Статьи Кариньяна А., Сурхатяна, Ханояна С., Овакимяна А., Асланяна Г., посвященные столетию со дня рождения М. Налбандяна; «Гракан Шапат», № 42-43, приложение газ. «Пролетар», Тифлис, 1929. На русском яз.: Бакунин М., Письмо М. Л. Налбандову, журн. «Былое», СПБ, 1906, № 7, стр. 187-195, 204-206; Лемке Мих., Очерки освободительного движения шестидесятых годов, СПБ, 1908, стр. 72-74, 83-84; Гнуни Ив., Мотивы армянской поэзии, Саратов, 1915, стр. 26-29; Макинцян Павел, Очерк армянской литературы, в «Сб. армянской литературы», Под редакцией М. Горького, П., 1916, стр. LXXII-LXXXV; Герцен А., Полное собр. сочин., Под редакцией Мих. Лемке, т. XV, П., 1929, стр. 219; Огарева-Тучкова, Воспоминания, изд. «Academia», Л., 1929, стр. 313-314, 528.

НА ЛИТЕРАТУРНОМ ПОСТУ

«НА ЛИТЕРАТУРНОМ ПОСТУ» - журнал, издававшийся РАПП (ред. Г. Лелевич, Б. Волин, С. Родов) в Москве. Возник из реорганизованного журн. «На посту». Журн. «На посту» вел борьбу за пролет. литературу против буржуазных воззрений в литературе и литературоведении и в этой борьбе сделал ряд крупных литературно-политических и теоретических ошибок. Разногласия в напостовстве резко выявились после опубликования в 1925 резолюции ЦК по вопросам литературы. После резолюции ЦК от руководства отстраняются Г. Лелевич и С. Родов. Вместо журнала «На посту» с апреля 1926 начал выходить двухнедельный журнал «На литературном посту» Под редакцией Л. Авербаха, Ю. Либединского, Б. Волина, Ф. Раскольникова и М. Ольминского. С № 20-21 в 1928 отстраняются Б. Волин, Ф. Раскольников, М. Ольминский. Руководят журналом Авербах, Ермилов, Сутырин, Киршон, Фадеев, Либединский. С № 19 (1929) редакция пополняется Н. Шушкановым, а с № 17 (1930) - Ф. Панферовым. С 1931 в связи с организацией специального литературно-теоретического журнала «РАПП» «Н. л. п.» был сделан журналом массовой рабочей критики.

«Н. л. п.» вел развернутую борьбу с буржуазной литературой и критикой, с капитулянтскими и оппортунистическими течениями, боролся с контрреволюционным троцкизмом в литературоведении, с воронщиной, с горбовщиной, с буржуазным формализмом, с бухаринской школой (Слепков, Ионов, Астров) по вопросам культурной революции. Однако эта борьба «Н. л. п.» с враждебными течениями не была последовательной и не всегда отвечала принципам ленинизма. В противовес троцкистскому обоснованию невозможности создать пролетарскую литературу в период диктатуры «Н. л. п.» вел борьбу за гегемонию пролет. литературы. Однако одновременно на страницах журнала нашла себе место грубейшая теоретическая и политическая ошибка руководства РАПП (Авербаха в особенности), ошибка в вопросе о социалистическом характере пролетарской литературы, механическое противопоставление социалистической культуры культуре пролетарской. В противовес Воронскому с его взглядами на подсознательное, на сферу непосредственных чувств как основу художественного творчества, «Н. л. п.» подчеркивал решающее значение мировоззрения писателя. И все же на теоретической линии журнала сказалось влияние воронщины. Преувеличение роли подсознательного момента в художественном творчестве, теория непосредственных впечатлений Ю. Либединского, конкретные проявления влияний воронщины притупляли борьбу журнала с идеалистическим истолкованием природы творчества. Журнал принял активное участие в разоблачении меньшевистской теории и практики переверзевской школы, в борьбе с Литфронтом, вскрывал его ликвидаторскую сущность. «Н. л. п.» отразил существеннейшую ошибку РАПП последнего периода - недоучет политической диференциации попутчиков и соответственно неправильную политику по отношению к ним. Журнал игнорировал поворот интеллигенции в сторону активной защиты социализма, культивировал на своих страницах вульгаризаторский «левацкий» рапповский лозунг - «не попутчик, а союзник или враг». Требование четкого классового анализа художественного творчества, определения социальной функции его делало критику «Н. л. п.» воинственной, но превращалось зачастую в окрик на писателей и левацкое отрицание значения творчества того или другого писателя. Линия «Н. л. п.» по творческим вопросам содержала в себе принципиально верную установку на реализм, но не была свободна от ряда существенных извращений. Раскрывая содержание реализма, «Н. л. п.» развил на своих страницах ошибочную теорию «живого человека» в литературе; этой теорией он пытался исчерпать проблему творческого реализма, а на деле зачастую скатывался к идеалистическим позициям и к отрыву индивидуальной психологии от классовой практики. Заостряя проблему творческого освоения наследства прошлого, журнал в соответствии с своим ошибочным истолкованием реализма ориентировался на тех писателей-классиков, которые были мастерами исчерпывающего, самодовлеющего психологического анализа, давали образцы «диалектики души» (Л. Толстой, Флобер). В результате вместо правильного ленинского отношения к литературному наследству «Н. л. п.» проявил некритическое отношение к ряду писателей, в частности к Л. Толстому. Универсальное значение приобрел в журнале лозунг «срывания всех и всяческих масок». Правильный в своем конкретном и ограниченном значении по отношению к разоблачению классовых врагов, лозунг «срывания всех и всяческих масок» был расширительно и абстрактно истолкован и в таком виде был глубоко неверным.

На линии журнала серьезным образом отразилась та кружковщина, к-рая была свойственна руководству РАПП и к-рая особенно отчетливо проявилась в последние годы существования организации. Эта кружковщина нашла себе выражение, с одной стороны, в захваливании ошибочных произведений пролетарских писателей, входивших в РАПП (напр. «Рождение героя» Либединского и др.), а с другой - в явно кружковом, нетерпимом отношении к писателям, расходившимся с руководством РАПП в литературно-политич. вопросах (Панферов, Ставский). Журнал не только переставал быть фактором, способствовавшим росту советск. литературы, но становился серьезным препятствием этому росту. После постановления ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 о перестройке литературно-художественных организаций и ликвидации ВОАПП вышли лишь два-три номера журнала.

Линия поведения журнала прежней редакции и после постановления ЦК ВКП(б) осталась «гнилой политиканской линией „пассивного сопротивления» директивам ЦК (см. ст. «Не на посту» в № 23 (192) «Литературной газеты» от 23 мая 1932 и ст. «Угнетенная невинность» в «Правде» от 14 мая 1932, № 132 (5297)).

Библиография:

Указатели к «Н. л. п.»: Предметный и именной указатель за 1927-1928 гг., (М.), Гиз, (1929); То же, за 1929 г., «На литературном посту», 1930, № 2.

НАЛЬ И ДАМАЯНТИ

НАЛЬ и ДАМАЯНТИ - главные действующие лица знаменитого «эпизода о Нале» (Nalopākhyāna), включенного в третью книгу древнеиндийского эпоса Махабхараты (см.) - так наз. «лесной раздел» (Vanaparvan), рисующий жизнь сыновей Панду в изгнании, в лесной пустыне.

Центральная тема эпизода - одержимость игрой - имеет свои параллели уже в «Риг-Веде», в молитве игрока к игральным костям («Риг-Веда») X, 34). Точно так же имя героя эпизода - Наля - упоминается уже в одном из древних брахман - в «Брахмане ста путей». Так. обр. эпизод этот принадлежит очевидно к более древним элементам Махабхараты; это подтверждается и тем, что из богов в нем фигурируют лишь древние ведийские божества - Варуна, Индра, Агни, а не Вишну или Шива. Вместе с тем по простоте и ясности сказа, по мастерству развития фабулы, по тонкости психологического рисунка, по изяществу и убедительности образов эпизод о Нале принадлежит к лучшим образцам эпической поэзии в мировой литературе. Эпизод «Н. и Д.» подвергся бесчисленным переработкам в новоиндийских литературах и рано (с 1819) освоен европейскими литературами; однако ни один из многочисленных переводов на европейские языки не адэкватен подлиннику.

Библиография:

Русск. перев. - Жуковский В., Наль и Дамаянти (гексаметром) - с немецкого пересказа Рюккерта (книттельферсом), очень неточен, переиздавался много раз в «Собр. сочин.»; Эпизод из Магабараты, поэмы мудреца Вьяса, перев. с санскритского Игн. Коссович, М., 1851. См. Индийская литература, Махабхарата.

НАМЫК КЕМАЛЬ

НАМЫК КЕМАЛЬ - см. Кемаль Намык.

НАНСЕН

НАНСЕН Петер (Nansen, 1861-1918) - датский писатель-журналист; видный капиталист, глава крупнейшего датско-норвежского изд. Гипдельдаля (1896-1916). Его культ минутных настроений, повышенный интерес к эротике соответствовал «запросам» рантьерской буржуазии и буржуазной аристократии, эстетствующих прожигателей жизни, совершенно оторванных от какого бы то ни было участия в производстве. Образы героев, фабула и обстановка для психологических этюдов и новелл Н. взяты из «большого» столичного света и полусвета. В свое время как апофеоз культа минутных настроений произвела сенсацию его своеобразная трилогия «Дневник Юлии» (Julies dagbog, 1893), «Мария» (Maria, 1894) и лирико-автобиографическая идиллия «Мир и гладь - божья благодать» (Guds Fred, 1895). Проблеме любви и брака посвящено и его «Замужество Юдифи» (Judits Agteskab, 1898), «Испытание огнем» (Troskabsproeven, 1899) и др.

Библиография:

I. Мария (История одной любви), СПБ, 1904; Рассказы, изд. «Эстет», М., 1905; Samlede Vaerker, 1908-1909. Не вошедшие в собр. сочин.: Brodrene Menthe, Kbhvn, 1915; Lisets Lyst, Kbhvn, 1917; Eventyr om smaa og store, 1917; Portraeter, Kbhvn, 1918; Hendes Elskede, Kbhvn, 1918.

II. Brandes G., Saml Skufter, XIII, 1903; Leopold Iv., Tres Talenter, Kbhvn, 1918.

НАПОСТОВСТВО

НАПОСТОВСТВО - группа пролет. писателей, издававших в 1923-1925 журн. «На посту» под. ред. Б. Волина, Г. Лелевича, С. Родова. Борясь за создание пролетлитературы, против ликвидаторских теорий А. Воронского, Н. совершило ряд литературно-политических ошибок (недооценка творчества попутчиков, отождествление их с буржуазными писателями, администрирование в руководстве пролетлитературы и т. п.). После чрезвычайной конференции пролет. писателей в 1926 во главе Н. встали Л. Авербах, Ю. Либединский, А. Фадеев и др. Журнал был переименован в «На литературном посту» (см.). На новом этапе Н., ведя борьбу с враждебными теориями, одновременно извратило литературно-политическую линию партии. Игнорирование процесса поворота писателей интеллигенции к соц. строительству, голое администрирование, схоластическая интерпретация творческих проблем, отрицание социалистического характера культуры эпохи пролетарской диктатуры, предельное развитие групповщины - ошибки Н. (подробнее см. Пролетарская литература, РАПП). Постановлением ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 Н. как литературное движение ликвидировалось.

НАПФ

НАПФ (сокращенное Ниппона артиста пролета федерацио) - название японской федерации пролетарских организаций искусств, образовавшейся в марте 1928 и объединившей писателей, художников, театральных работников, музыкантов, киноработников и критиков, стоящих на марксистско-ленинской платформе.

После поголовных арестов коммунистов, произведенных японской полицией по всей стране в марте 1928 и апреле 1929, НАПФ с его печатными органами - «Сэнки» (Боевое знамя - ежемесячный литературный журнал) и «НАПФ» (официальный орган всей федерации) - стал единственной легальной организацией японской левой общественности. Федерация состояла из союзов: пролетарских писателей, театральных деятелей (ПРОТ), художников (ПП), киноработников (Прокино) и музыкантов (ПМ).

В октябре 1931 в ответ на консолидацию всего фронта реакции (военных, фашистских, религиозных и различных патриотических организаций) в связи с событиями в Манджурии было решено расширить рамки НАПФ и создать объединение не только всех революционных литературно-художественных работников, но и всех революционных культурных организаций. Была создана КОПФЯ (KOPFJ (Федерация пролетарских культурных организаций Японии)), в состав к-рой помимо перечисленных вошли следующие организации: Союз пролетарских фотографов Японии, Союз пролетарских наук, Союз воинствующих безбожников Японии, Институт новой педагогики, Союз пролетарских эсперантистов Японии, Союз радикальных врачей, Друзья Советского Союза, Ассоциация адвокатов помощи политзаключенным и т. д. Большинство этих организаций - художественные организации; все имеют свои печатные органы. Кроме того при самой КОПФЯ издаются следующие центральные печатные органы: ежемесячный журнал «Пролетарская культура», массовый журнал «Друзья масс» (ежемесячный), массовый ежемесячный журн. «Трудящаяся женщина», детский ежемесячный журнал «Товарищи пионеры», специальный культурный журнал, обслуживающий корейских рабочих и издаваемый на корейском яз., «Улитом» (Наши товарищи), «Наша иллюстрированная газета».

КОПФЯ является боевой революционной организацией, доказательством чего служит уже тот факт, что с начала войны в Манджурии арестовано японской полицией свыше 100 руководящих членов КОПФЯ. В то время как все остальные революционные организации загнаны в подполье, КОПФЯ продолжает еще существовать в легальных условиях, и поэтому роль ее огромна.

Общий тираж всей печати КОПФЯ - больше 100 000 экз. Художественные организации по своей массовой работе являются ведущими организациями КОПФЯ.

НАРБУТ

НАРБУТ Владимир Иванович (1888-) - поэт. Сын помещика. Р. на хуторе Нарбутовка Черниговской губ. Среднее образование получил в Глуховской гимназии, высшее - в Петербурге. Годы Октябрьской революции Н. провел в Одессе, Ростове н/Д., Киеве и здесь вступил в РКП(б). После изгнания из Крыма белых Н. перехал в Москву, был руководителем издательства «ЗиФ». В 1928 исключен из партии за сокрытие ряда обстоятельств, связанных с его пребыванием на юге во время белогвардейской оккупации. Печататься начал с 1910 (в СПБ студенческом журнале «Гаудеамус»). В 1912 примкнул к «цеху поэтов» (см. «Акмеизм»).

Первая книга стихов Н., напечатанная церковно-славянским шрифтом с эпиграфом из псалмов, была конфискована царской цензурой за то, что воспевала все «твари божие» вплоть до «погани лохматой». В этих стихах Н. изливал славословия всем явлениям бытия. Фетишизирование предметов и некритическое отношение к реальной действительности, за которым скрывалась апология капиталистического строя, характерная для всего творчества акмеистов, составляли основную суть всех дооктябрьских стихов Н. Послеоктябрьские стихи Н. (сб. «В огненных столбах») хотя и посвящены революционной тематике, однако отвлеченны, далеки от конкретной классовой борьбы пролетариата. Общее славословие революции, облеченное в выспренные, евангелические тона, - вот характер этих стихов, мало отличающихся от стихов дооктябрьских.

После продолжительного молчания Н. впервые опубликовал новые стихи в 1933 («Новый мир», 1933, VI). Н. здесь ставит вопрос о переделке и познании мира пролетариатом. Однако перегруженность физиологизмом, тенденции к подмене социальных явлений биологическими говорят о том, что подлинной мировоззренческой перестройки Н. не произвел. Кроме стихов Н. принадлежит ряд посредственных рассказов.

Библиография:

I. Стихи, кн. I, СПБ, 1910; Аллилуйя, СПБ, 1912, изд. 2-е, Одееса, 1922; Веретено, Киев, 1919; Стихи о войне, П., 1920; Красноармейские стихи, Ростов н/Д., 1920; В огненных столбах, Стихи, Одесса, 1920; Плоть, Быто-эпос, Одесса, 1920; Советская земля, Харьков, 1921; Александра Павловна, П., 1922.

II. Гусман Б., 100 поэтов, Тверь, 1923; Гумилев Н., Письма о русской поэзии, П., 1923.

НАР-ДОС

НАР-ДОС (1867-1933) (псевдоним Микаэла Ованисьяна) - современный армянский писатель. Р. в Тифлисе в семье мелкого торговца. В течение 40 лет работал корректором (до 1930). С начала издания газ. «Нор-Дар» (1884) состоял секретарем редакции и одним из ее активных сотрудников. В 1931, при 45-летнем юбилее его лит-ой деятельности, Н.-Д. получил звание заслуженного писателя.

Творчество Н.-Д. отражало быт различных слоев городской мелкой буржуазии. К раннему этапу его творчества относятся мелкие рассказы, написанные в 1888-1894, впоследствии вошедшие в переработанном виде в сборник рассказов «Мер Тахы» (Наш квартал, изд. 1926). В них отображалась жизнь одной из окраин Тифлиса - Авлабара. Перед читателем развертывается картина мрачного семейного быта и нравов разорившихся кустарей-ремесленников предместья. Угнетенным и отверженным героям противопоставляются сытые буржуа и их прислужники - попы, архимандриты, гадалки, подрядчики, полицейские. Выходец из мелкой буржуазии, Н.-Д. всецело на стороне погибающих отщепенцев.

Произведения Н.-Д. более позднего периода вводят нас в круг мещанской мелкобуржуазной интеллигенции. Перед читателем проходит довольно пестрая галерея типов. Большинство из них - искалеченные буржуазным воспитанием и не приспособленные к жизни «лишние люди», ограниченные и безвольные. Свое безделие и беспомощность они прикрывают философией пессимизма (Шахян - в романе «Смерть», Анна Сароян - в одноименной повести в письмах и др.). Наряду с ними показываются и ловкие приспособленцы, эгоисты, фразеры и прожигатели жизни (Базенян - «Смерть», Тусян - «Убитый голубь»). Реже у Н.-Д. обрисовывались положительные типы из трудовой интеллигенции, чуждые однако революционной борьбе, ограничивающие себя культуртрегерством (сельский педагог-агроном Минасян-Ашхен, городская учительница Саакян - роман «Смерть»). Особое внимание уделял Н.-Д. критике буржуазной семьи, «пошлой буржуазной морали». Но и тут Н.-Д. не вскрывал классовой сущности, писатель отмечал лишь влияние воспитания, религии, традиций. Его женщины, борющиеся за свое раскрепощение, не выходят за рамки буржуазной эмансипации. Выход из капиталистического ада Н.-Д. искал в культурной работе. Полным отсутствием революционных перспектив объясняется безысходный пессимизм, которым поражены многие его герои. Писатель прошел мимо зарождавшегося революционного движения рабочего класса 90-х гг. и революции 1905.

Послереволюционные рассказы Н.-Д. «Человек на костылях» и «Бесследно исчезнувший» направлены против мировой бойни 1914. Последующая книга «Я и он» наметила начало поворота в мировоззрении писателя в смысле освоения завоеваний революции. В последние годы Н.-Д. работал над большим романом «Нор Мард» (Новый человек) из истории империалистической войны. В этом произведении он пытался осветить события под углом зрения классовой борьбы. Отрывки романа опубликованы в журнале «Лусабац».

По своему художественному методу Н.-Д. - писатель-реалист, достигший большого мастерства в обрисовке персонажей.

Библиография:

I. На армянском яз.: Правдивый друг, Рассказ, Тифлис, 1886; Наш квартал, Сборн. рассказов, написанных за период 1886-1894, изд. 2-е, Арменгиз, Эривань, 1926; Анна Сароян, Повесть, Тифлис, 1890; Дочь моей хозяйки, Рассказ, Тифлис, 1902; Новорожденный ребенок, Вараршапат, 1904; Один из тяжелых дней, Рассказ, Тифлис, 1904; Борьба, Роман, Тифлис, 1911; Смерть, Роман, Тифлис, 1912; Исчезнувший бесследно («Аннет Корац»), Рассказ, газ. «Ашхатавор», Тифлис, 1919; Убитый голубь, Рассказ, издание 2-е, Арменгиз, Эривань, 1929; Человек на костылях. Переведено на русский язык: Анна Сароян, Повесть в письмах, Тифлис, 1902; Опоп; О том, что случилось после того, как в сахарнице нехватило трех кусков сахару. Смерть, Роман, перевод и предисловие А. Тер-Мартиросьяна, ГИХЛ, Москва - Ленинград, 1931.

II. На армянском яз.: Тертерян А., Творчество Нар-Доса, Тифлис, 1913; Его же, Предместье большого города в произведениях Нар-Доса, Предисл. к сб. рассказов «Наш квартал», Эривань, 1926, стр. 5-15; Овакимян А., Нар-Дос, Критико-биографический очерк, см. Армянская литература, Арменгиз, Эривань, 1926; Сурхатян, 45-летие литературной деятельности Нар-Доса, Ст. в газ. «Пролетар», Тифлис, 1931, № 134; Вартанян, К 45-летней литературной деятельности Нар-Доса, газ. «Пролетар», Тифлис, 1931, № 136; Статьи в литературно-художественном приложении к газ. «Пролетар» «Гракан аршав», №№ 10-11, посвященном юбилею Нар-Доса, Тифлис, 1931; Овакимян А., Творческий путь Нар-Доса. На русском яз.: Веселовский Ю., Русское влияние в современной армянской литературе, М., 1909, стр. 31-33.

НАРЕЖНЫЙ

НАРЕЖНЫЙ Василий Трофимович (1780-1825) - писатель. Р. в Миргородском у. Полтавской губ. Отец его происходил из обедневшего дворянства, перешел в казаки и вел сам свое хозяйство; это не мешало ему однако гордиться своим дворянским происхождением. Н. учился в Черниговской семинарии, в Москве в семинарии при университете и в самом университете, к-рого не кончил. Всю жизнь прослужил мелким чиновником по министерству военных и внутренних дел - вначале на Кавказе, позднее в Петербурге.

Ранние подражания Нарежного Державину, классической трагедии, Оссиану, стилизации под «древнерусскую повесть» мало характерны для дарования Н. - оно развернулось, когда Н. перешел к бытовому роману. Огромным успехом пользовались его произведения, написанные в этом жанре, несколько разработанном до него в мещанской литературе XVIII в. М. Чулковым, Комаровым, Крыловым и др. В 1829 был напечатан написанный в самых первых годах XIX в. роман Н. «Черный год, или Горские князья» - остро злободневный для своего времени, изображавший нравы русских «покровителей» Кавказа. Но сатира Н. явно выходила за границы кавказского режима: система управления, построенная на обирании народа и вымогательствах посредством специально учрежденного для пополнения казны «ордена нагайки», «европейская политика», к-рой стремятся подражать горские князья, пуская в ход ложь, взятки, клевету и т. п., привольное житье вельмож и духовенства при полном разорении народного хозяйства - все это являлось сатирой и на Россию в целом. Следующий роман при некотором композиционном подражании Лесажу (см.) - «Российский Жиль Блаз, или Похождения князя Гаврилы Симоновича Чистякова» - оригинален по своему содержанию. В 1814 вышли три части, но были вскоре запрещены, а части 4-6 уничтожены, так как в романе Н. была смелая сатира на высшие круги русского общества и злоупотребления крепостным правом. Авантюрный сюжет романа своеобразно сочетался с массой бытовых картин из жизни мелкопоместья и буржуазии. Бытовой и нравоописательный элемент окончательно берет верх над авантюрным в романе Н. «Бурсак» (напеч. в 1824). Еще больше бытового материала и реализма в повести о двух Иванах, ведущих нескончаемую борьбу с попом Харитоном Занозой («Два Ивана, или Страсть к тяжбам», 1825). Неоконченным остался роман, главным героем к-рого Н. избрал всеми презираемого пастуха, в результате испытанных им преследований ставшего разбойником.

Дворянская критика не могла сочувственно принять ни содержания романов Н. с их заостренным интересом к социальным проблемам и злой критикой высших слоев общества ни тяжелого и часто грубого языка. Называя Н. «русским Теньером», критика начала XIX в. в сущности стремилась обойти чуждое ей явление, иногда лишь давая советы автору развивать в себе «чувство изящного» и не увлекаться изображением низкой действительности, «недостойной просвещенного писателя». Зато разночинец Белинский считал «Бурсака» и «Двух Иванов» романами, запечатленными талантом, оригинальностью, комизмом, верностью действительности. «Честь создания русского романа, - писал в одной из своих юношеских статей Добролюбов, - принадлежит Н.: „Бурсак и „Два Ивана Н. до сих пор не потеряли цены своей, и последнее произведение даже с честью выходит из сравнения с повестью Гоголя (о ссоре Ивана Ивановича с Иваном Никифоровичем), имеющей тот же сюжет. Романы Н. до сих пор не были у нас оценены по достоинству».

Появление Гоголя надолго заслонило прозу Нарежного от внимания критики, хотя Н. недаром считается его предшественником. Не только в общем жанре бытовой повести и общем материале, взятом из быта мелкопоместной Украины и исторического казачества, но даже в отдельных характерах и сюжетах открыто проглядывает связь, соединяющая этих двух писателей, иногда обусловленная заметным влиянием Н. на Гоголя (ср. «Бурсака» Н. с «Вием» и «Повесть о двух Иванах» с «Повестью о том, как поссорился Иван Иванович с Иваном Никифоровичем»). Однако социальные тенденции творчества обоих писателей не вполне однородны: несмотря на устарелые моралистические сентенции, к-рые любит Н., архаическое смешение авантюризма героев с сентиментальными переживаниями, у Н. мы найдем большой интерес к социальным проблемам своего времени, широкий сатирический охват действительности и более резкое, чем у Гоголя, осуждение верхушки господствующего класса. Все это говорит за то, что Н. выявляет в литературе иную социальную группу, чем Гоголь, ушедшую от родного мелкопоместья и приближающуюся к той городской мелкой буржуазии, идеологами к-рой еще в XVIII в. были созданы образцы русского бытового и сатирического романа.

Библиография:

I. Романы и повести сочинения Василия Нарежного, в 10 чч., изд. Смирдиным, СПБ, 1835-1836; Избранные романы, вступ. ст., ред. и комментарии В. Ф. Переверзева, изд. «Academia», М. - Л., 1933.

II. Белинский В. Г., Русская литература в 1841 г., Собр. сочин. Белинского, Под редакцией С. А. Венгерова, т. VII, СПБ, 1904; Добролюбов Н., О русском романе, Собр. сочин., Под редакцией Е. В. Аничкова, т. III; Белозерская Н. А., В. Т. Нарежный, изд. 2-е, СПБ, 1896; Данилов В. В., Земляк и предтеча Гоголя, Киев, 1896; Соколов Ю. М., Нарежный и малорусская литературная традиция, «Беседы», сб., изд. Об-ва истории литературы, М., 1915; Его же, Нарежный и Гоголь, там же; Введенский Д. Н., Этюды о влиянии оссиановской поэзии в русской литературе, Нежин, 1918; Скабичевский А., Сочинения, т. II, изд. 3-е, СПБ, 1903 («Наш исторический роман в его прошлом и настоящем»); Сакулин П. Н., Русская литература, ч. 2, М., 1929.

III. История русской литературы XIX в., Под редакцией Д. Н. Овсянико-Куликовского, т. II, М., 1911, стр. 405-407 (подробная библиография); Владиславлев И. В., Русские писатели, издание 4-е, Гиз, Ленинград, 1924.

НАРИМАНОВ

НАРИМАНОВ Нариман (1871-1925) - азербайджанский, тюркский писатель, крупный общественный деятель, член ВКП(б). Первый пред. азербайджанск. совнаркома (1920-1922). Р. в крестьянской семье. Был сельским учителем, а по окончании мед. фак-та - врачом.

Нариманов - крупный тюркский романист и драматург; выступал как видный представитель народничества в литературе, примыкая к реалистическому направлению, возглавлявшемуся знаменитым тюркским драматургом Ф. Ахундовым. Произведения Н. появились задолго до Октябрьской революции и отразили национально-освободительное и демократическое движение среди тюркских масс, начавшееся с 1905 года.

Главные произведения Нариманова: «Бахадур и Сона», «Пир», «Надир-шах» и «Шамдан-бек». В драме «Надир-шах» выходец из бедной семьи Надира, став во главе восставших против шаха войск, пытается использовать захват власти в целях проведения демократических реформ, но гибнет в борьбе с духовенством и бюрократией. Роман «Бахадур и Сона» выдвигает идею армяно-тюркского единения; здесь Н. показывает на фоне армяно-тюркского национального антагонизма гибель влюбленных - героя романа, тюрка Бахадура, и героини, армянки Соны. В повести «Пир» Н. выступает против религии, бичует фанатизм и разоблачает духовенство царской России. Это произведение - один из лучших образцов агитационно-пропагандистской, антирелигиозной литературы. Писатель отражал в своих произведениях этапы борьбы за раскрепощение Востока. Все творчество Н. в целом активно содействовало развитию и распространению революц. идей среди широких тюрко-татарских масс.

По своей художественной манере Н. - реалист-бытовик с публицистическим уклоном. Октябрь выдвинул Нариманова как крупного революционера и пропагандиста революции на Востоке. В деле народного просвещения Азербайджана Н. сыграл особенно крупную роль, способствовав организации ряда школ, тюркского театра и т. д. С именем Н. тесно связан созыв первого всесоюзного тюркологического съезда. Н. был членом ЦИК СССР. Он умер на посту председателя ЦИК.

Библиография:

I. Собр. сочин., Под редакцией М. Павловича, 2 тт., М., «ЗиФ», 1926.

II. Павлович М., Памяти Н. Нариманова, журн. «Новый Восток», М., 1925, № 7; Тюракулов Н., По ленинскому пути, там же; Гурко-Кряжин В., Н. Нариманов и Восток, там же; Вельтман С., Н. Нариманов - бытописатель Востока, там же. Предисловия Агамалы-Оглы, В. Гурко-Кряжина и С. Вельтмана к указ. выше «Собр. сочин.».

НАРОДНАЯ ДРАМА

НАРОДНАЯ ДРАМА - см. Драма народная.

НАРОДНАЯ ЛИТЕРАТУРА

Статья большая, находится на отдельной странице.

НАРОДНАЯ ЭТИМОЛОГИЯ

НАРОДНАЯ ЭТИМОЛОГИЯ (немецкое - Volksetymologie, французское - etymologie populaire) - термин, введенный немецким лингвистом Фёрстеманном (1852) для обозначения специфического языкового явления - полного или частичного переосмысления слова в результате произвольного сближения его с другими близкими по звучанию словами. Так, «пиджак» (английское - peajacket - «жакет из грубого сукна») превращается в русских говорах в «спинжак» (по связи со «спиной»), «бульвар» (французское из немецкого «Bollwerk» - «земляной вал») - в «гульвар» (по связи с «гулять»), «кооператив» в «купиратив» (по связи с «купить»). Явление Н. э. наблюдается разумеется не только в «народных» говорах: оно играло весьма существенную роль и в построениях так наз. научной этимологии (раздела лингвистики о происхождении слов какого-нибудь яз.). Так напр. Тредьяковский толковал название древнего народа «этруски» как «хитрушки», «ибо сии люди в науках по-тогдашнему упражнялись». Впрочем и компаративисты уделяют в своих построениях немалое место Н. э., в особенности там, где под влиянием великодержавнических тенденций и националистического пуризма (см). стремятся преуменьшить влияние других языков на свой яз. или преувеличить влияние своего яз. на другие; в первом направлении характерно отношение русских буржуазных этимологистов к тюркско-монгольскому фонду русского яз., во втором - отношение немецких буржуазных этимологистов (Гирт) к романскому и восточному фонду международной технической терминологии. Так. обр. термин «Н. э.» является весьма неудачным, имея лишь историческое обоснование; однако попытки заменить его другим термином («лексическая ассимиляция», по предложению Крушевского) не увенчались пока успехом.

Явление Н. э. изучалось до настоящего времени почти исключительно под углом зрения субъективно-психологистической лингвистики, и немногие существующие ее классификации носят отвлеченный, схематич. характер. Между тем в явлениях Н. э., в направленности ее находит весьма четкое выражение классовая идеология, и сама Н. э. легко становится орудием классовой борьбы. Ср. напр. такую Н. э. в речи крепостного крестьянина, как превращение помещичьей усадьбы «Бельвю» в «бельмо» или фамилии «Тизенгаузен» в «Синегузен». Изучение Н. э. под этим углом зрения позволит более точно определить и значимость ее в сюжетосложении (Н. э. в поговорках, приметах, мифах) и стиле (Н. э. в художественном методе реализма, символизма, имажинизма и футуризма) как устной, так и письменной художественной литературы.

Библиография:

Forstemann E., uber deutsche Volksetymologie, «Kuhn’s Ztschr. f. vergl. Sprachforschung», I, 1852, и XXIII, 1876; Malinowsky L., Zur Volksetymologie, «Beitrage zur vergleichenden Sprachforschung», B. VI, 1870; Karlowicz, Stowarod ludowy, Krakow, 1878; Keller O., Lateinische Volksetymologie und Verwandtes, Lpz., 1891; Andersen K. G., Deutsche Volksetymologie, 7 Aufl., 1920; Крушевский Н. В., Об аналогии в народном словопроизводстве, «Русский филологический вестник», 1879, III; Александров А. И., Литовские этюды. Народная этимология, там же, 1888; Афанасьев А. Н., Несколько слов о соотношении языка с народными повериями, «Изв. отд. русск. яз. и слов. Академии наук», т. II.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV