Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "О" (часть 2, "ОГР"-"ОКУ")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "О" (часть 2, "ОГР"-"ОКУ")

ОГРИЗОВИЧ

ОГРИЗОВИЧ Милан (1977-1923) - хорватский драматург и театральный деятель. Весьма посредственный драматург, Огризович однако сыграл довольно крупную роль в истории развития хорватского театра. Его драмы явились по существу первыми в хорватской литературе, действительно предназначенными для сцены, а не для чтения. О. писал под сильным влиянием Ибсена, Достоевского, Стриндберга и др. Многие из его драм чисто подражательны. В центре его первых драм - «Dah» (1902), «Godina ljuba» (1906), «Svijet» (1906) - стоит модная проблема семьи и брака, к-рую О. разрешает в духе прогрессивной буржуазной морали. В наиболее совершенной драме О. «Hasanaginica» (1909), написанной на народно-эпический сюжет, отображено пробуждение порабощенной восточной женщины, протест против семейного гнета. Подражательный характер носят его драмы «сильных людей» («Danovie Strahinja», 1912; «Vucina», 1921, и др.). О. выразил здесь протест мелкобуржуазного интеллигента против косности и ограниченности быта современного буржуазного общества. Наиболее крупная его драма «Prokletstva (1906), направленная против католичества, была запрещена по требованию церкви.

Перу О. принадлежит также ряд критических статей и работ по истории театра, представляющих большую ценность. Им написан также ряд рассказов, в художественном отношении представляющих интерес.

ОДА

Статья большая, находится на отдельной странице.

ОДИССЕЯ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ОДОБЕСКУ

ОДОБЕСКУ Александр (Alexandru Odobescu, 1834-1896) - румынский писатель и фольклорист. Начало его лит-ой и общественно-политической деятельности совпало с периодом бурного роста благосостояния национальной буржуазии, освободившейся от иностранной зависимости. Представителем этой буржуазии, процветающей и борющейся за свою национальную самостоятельность, явился и О. Литературную работу начал совместно с Alecsandri. Народное творчество, баллады и старые хроники, которые усердно изучал О., явились материалом для его литературной деятельности. Это увлечение историей и народным творчеством чрезвычайно характерно для идеолога буржуазии, стремящейся к утверждению национального единства. В смысле литературных достоинств исторические новеллы О. «Mihuca» (1857) и «Doamna Chiajna» (1860) могут быть сопоставлены с «Alecsandru Lapusneanu» C. Negruszi. О. способствовал развитию широкого интереса к румынскому народному творчеству. Он принимал также деятельное участие в реформе языка. Перу Одобеску принадлежат кроме вышеуказанного «Satira Latina» (1855), «Psudocynegeticos, Poetii Vacaresti» (1860), «Istoria de la archeologia» (1874) и др. Одобеску совместно с рядом сотрудников собраны также ценные материалы по фольклору.

Библиография:

Adomescu Gh., Istoria literaturii Romane, Bucaresti, 1921.

ОДОЕВСКИЙ А. И.

ОДОЕВСКИЙ Александр Иванович, князь (1802-1839) - поэт-декабрист. Получил хорошее домашнее образование. Служил корнетом лейб-гвардии конного полка. На почве литературных интересов сблизился с А. Бестужевым-Марлинским и Рылеевым. Был принят первым в Северное общество декабристов. Политические взгляды О. довольно умеренны; однако он был увлечен романтикой заговора и принял участие в восстании 14 декабря. Некоторая «случайность» декабризма О. выразилась в его быстром раскаянии во время следствия и в последующем творчестве, идеологически стоящем довольно далеко от декабристских настроений. Осужденный по IV разряду на 12 лет каторги, О. отбывал заключение в Петропавловской крепости, Чите и Петровском заводе, в 1832 был выпущен на поселение, а в 1837 в порядке «милости» переведен рядовым на Кавказ, где и погиб от лихорадки.

Печатался О. при жизни очень мало, стихов своих по большей части не записывал, и они сохранились в основном в списках, не всегда достоверных. По большей части это небольшие лирические произведения с ярко выраженной религиозно-философской романтикой и патриотической окраской. В стихах последекабрьского периода встречается и налет панславизма («Славянские девы»). Характерно для О. любование русской стариной (поэма «Василько» и др.), сближающее его с тематикой Рылеева и других декабристов. Но в то время как последние искали в русском прошлом образцов «гражданского мужества» и интерпретировали его в плане буржуазно-националистического сознания, О., отдав недолгую дань интересу к новогородским вольностям, воспевал в дальнейшем единение во имя «родины», единство древней Руси и т. п. Даже пребывание в тюрьме и на каторге, изменив его личную жизнь, отразилось в его творчестве лишь как мотивировка романтической грусти, близкой к позднейшим мотивам лермонтовской поэзии. В стихах 30-х гг. О. часто прославлял царя, «возвышенный урок самодержавия», а свои колониальные впечатления (Сибирь, Грузия) передавал в шовинистическом, великодержавном духе. Так. обр. можно установить идейную близость Одоевского 30-х гг. к дворянским поэтам типа Языкова, в свое время также пережившего период «вольнолюбия» (отказ от последнего после декабрьского разгрома в той или иной мере характерен и для части декабристов).

По мастерству Одоевский был среди декабристов крупнейшим после Рылеева поэтом. Гражданские мотивы в его творчестве довольно слабы; связываемые же с его именем революционные «Ответ декабристов Пушкину» и «При известии о польской революции» приписываются ему без точных оснований; если они и принадлежат О., то написаны в результате случайного подъема и характерны больше для настроений его тюремных товарищей, чем для творчества О. В творчестве О. наиболее примечательным является период ссылки; лирика этой поры полна мотивов религиозного отречения, одиночества, рефлексии и пр. Это делает О. в известном смысле одним из характерных предшественников лермонтовской поэзии.

Библиография:

I. Собрание стихотворений О. было выпущено впервые в 1862 в Лейпциге (Собр. стихотворений декабристов, т. II), но заключало всего 17 произведений. Значительно полнее издание (Полное собр. стихотворений, СПБ, 1883) декабриста А. Е. Розена, перепечатанное Мазаевым (Сочинения А. И. Одоевского, СПБ, 1893, с дополнением двух критических статей О.) и в 1913 В. Поссе. Дополнение к этому собранию было издано И. А. Кубасовым в кн. «Декабрист А. И. Одоевский и вновь найденные его стихотворения», П., 1922. Письма О. публиковались в «Русском архиве», 1885, кн. I; в «Русской старине», 1904, кн. II; сб. «Декабристы на каторге и в ссылке», М., 1925 (Сакулин П., А. И. Одоевский в неизданных письмах); Полное собрание стихотворений и писем, ред. Кубасова и Д. Благого, «Academia», 1934.

II. Котляревский Н. А., Декабристы, А. И. Одоевский и А. А. Бестужев-Марлинский, СПБ, 1907; Переселенков С., Кн. А. И. Одоевский, «Русский биографический словарь», СПБ, 1908; Гудзий Н. К., Поэты-декабристы, «Каторга и ссылка», 1925, № 8; Следственное дело Одоевского опубликовано в издании «Восстание декабристов. Материалы», т. II, Гиз, М. - Л., 1926.

III. Восстание декабристов, сост. Н. М. Ченцов, ред. Н. К. Пиксанова, Гиз., М. - Л., 1929.

ОДОЕВСКИЙ В. Ф.

ОДОЕВСКИЙ Владимир Федорович, князь (1803-1869) - видный писатель первой половины XIX века. Получил первоклассное по тому времени воспитание в Благородном пансионе при Московском университете (1816-1822). Служил сначала по ведомству иностранных исповеданий, редактировал одно время вместе с. А. Заблоцким-Десятовским «Журнал министерства внутренних дел» и официозное «Сельское чтение». В 1846 был назначен помощником директора Императорской публичной библиотеки в Петербурге и Румянцевского музея, в 1861 - сенатором московских департаментов сената. В рамках этой заурядной аристократически-бюрократической биографии проходила жизнь, насыщенная очень богатой и разносторонней интеллектуальной работой.

Начало 20-х гг. для либеральной части русского дворянства характеризовалось началом отхода от оппозиционных настроений (явление, нашедшее отражение и в самой декабристской среде) и поворотом от разработки социальных проблем в мир идеалистической философии. В кружке Е. Г. Раича, Обществе любомудрия, председателем к-рого был О., и в печати («Вестник Европы», альманах «Мнемозина», 4 части которого были выпущены О. совместно с В. К. Кюхельбекером (см.) в 1824-1825) О. вел пропаганду своих философских взглядов, основанных на идеалистической системе Шеллинга. Философия последнего надолго осталась путеводной звездой О., значительно позже характеризовавшего немецкого мыслителя как «Христофора Коломба XIX века, открывшего человеку неизвестную часть его мира... его душу». О. печатал философские статьи, а также художественные новеллы, аллегории и апологи, по большей части выражавшие типичные для любомудров искания «возвышенного». Моралист-автор выступал с сатирой против нравственной испорченности дворянского общества, дидактически обличая его пороки, но отнюдь не стремясь подорвать социальные основы его существования. Этот, типичный для О. дидактизм, отмеченный и Белинским, отразился на позиции О. в литературных спорах: О. требовал от литературы теоретической высоты и идейной насыщенности - конечно в духе отвлеченного любомудрия; в своих мечтаниях о совершенствовании О. оставался очень далеким от общественной борьбы. События 14 декабря, с некоторыми участниками к-рых (В. К. Кюхельбекером, А. И. Одоевским и др.) О. и его друзья были лично связаны, настолько перепугали «любомудров», что они поспешили ликвидировать свой кружок и уничтожить его бумаги. Еще долго О. мучили ночные кошмары в образе арестовывающего его полицейского офицера, к-рому он впрочем во сне же «красноречиво доказывал всю пользу своей особы и приводил примеры своей добросовестности». Углубление в 30-40-х гг. философских исканий привело О. вслед за его учителем Шеллингом к мистицизму. Произведения этого периода, объединяемые рядом циклов, - «Пестрые сказки Иринея Модестовича Гомозейки», «Дом сумасшедших», «Русские ночи» и т. д. - показывают значительный творческий рост О. Композиция его новелл становится более отчетливой и вместе с тем занимательной, язык - точным и ясным, появляется отмеченный Белинским «беспокойный и страстный юмор», шире и глубже становится постановка идеологических вопросов. В то же время создается и основной для О. жанр философской фантастической новеллы, нашедшей свое наиболее удачное выражение в цикле «Русские ночи». О. стремился к созданию «гармонической» универсальной науки, к-рая переварила бы в себе все научные специальности в некотором органическом единстве; отсюда его интерес к универсализму средневековой науки, углубление в «тайные науки» - магию и алхимию, значимость для него образа Фауста. В своих романтических новеллах О. в значительной степени находился под влиянием творчества Гофмана. Вместе с тем дидактизм остается движущим импульсом творчества О., сказываясь не только в его бытовых и сатирических произведениях (повести «Княжна Зизи» и «Княжна Мими», близкие по тематике к комедии Грибоедова, Пушкин напр. ставил выше фантастических новелл), но и в самых мистических вещах. В своих исканиях О. не забывал необходимости разрешить противоречия повседневности, но в своих ответах запутывался в лабиринте противоречий. Он не враг просвещения, развития техники, железных дорог и т. п., но он жестоко ополчался против «банкирского феодализма» Запада, приводящего к обнищанию масс и «духовному» загниванию. О. презирал якобинцев, скептически относился к утопическому социализму, панически боялся революции, писал специальные новеллы против Мальтуса и Бентама. В итоге ему пришлось обосновать нечто вроде славянофильского национализма с признанием мессианского предназначения России. Соответственно этому он идеализировал социальный строй крепостничества, видя основное общественное зло в недостатке национального воспитания и в коррупции чиновнического аппарата. Эти ответы не могли повидимому удовлетворить и самого О., и своей утопии «4338-й год», в к-рой к 5-му тысячелетию Россия должна была поглотить все страны, сохраняя самодержавный строй под главенством «первого поэта», он так и не закончил. Вскоре после выхода в свет «Русских ночей» Одоевский признал их пройденным этапом, сблизился с Белинским, перешел от мистицизма к позитивизму, идейно примыкая к умеренным либералам западнической ориентации.

В тридцатых - сороковых годах Одоевский стоял в первом ряду русских писателей. Его сотрудничеством дорожили такие редакторы, как Пушкин, такие опытные издатели, как Краевский. Но тогда уже Белинский подчеркивал, что «имя его гораздо известнее, чем сочинения», и знал этому причину - «внутреннюю и необходимую». Действительно О. был значительно шире своей лит-ой работы. Пытаясь соединить теорию с практикой, он стремился осуществить идеальный тип универсального ученого и занимался помимо литературы еще и химией, и алхимией, и технологией, и магией, и музыкой, и кулинарией, и педагогикой (он писал между прочим и детские сказки), и библиологией, и медициной, и многими другими вопросами; недаром его, как и главного героя «Русских ночей», называли «Русским Фаустом». Таким обр. историческое значение О. гораздо шире историко-литературного. О. - сгусток дворянской культуры периода ее расцвета и одновременно начинающегося упадка, один из наиболее ярких ее представителей в эпоху кризиса крепостнической системы, и в этом его интерес как социального явления. О. вышел на арену идеологической борьбы как раз в тот момент, когда крепостническая реакция побеждала либеральную традицию 1810-х гг., и оказался в первых рядах дворянских идеологов, энергично способствуя перемещению на русскую почву реакционной немецкой философской романтики. С углублением кризиса крепостничества и ростом политической реакции О. углублял и свои философские позиции, доходил до мистического универсализма, фактически скатываясь к реакционному идеализированию крепостничества и подменяя свою идеальную науку мистической кабалистикой средневекового универсализма. Неизбежный крах крепостной системы, отчетливо наметившийся в конце 40-х гг., вывел О. из тупика универсализма, но вместе с тем прекратилась и его творческая работа.

Множество замыслов О. осталось неосуществленным, рукописи - неоконченными; его архив, хранящийся в Ленинградской публичной библиотеке, во много раз превосходит его печатное наследие.

Библиография:

I. Сочинения, 3 чч., СПБ, 1844; Русские ночи, Под редакцией С. Цветкова, изд. «Путь», М., 1913; 4338-й год. Петербургские письма, ред. и вступ. ст. Ореста Цехновицера, изд. «Огонек», М., 1926; Романтические повести, предисл. и ред. О. Цехновицера, «Прибой», Л., 1929.

II. Кони А., Очерки и воспоминания, СПБ, 1905; Лезин Б., Очерки из жизни и литературной деятельности князя В. Ф. Одоевского, «Записки Харьковского университета», 1905, II; 1906, I-IV; Котляревский Н., В. Ф. Одоевский, кн., «Старинные портреты», СПБ, 1907; Сакулин П. Н., Из истории русского идеализма, Кн. В. Одоевский, т. I, М., 1913; Его же, Русская литература и социализм, изд. 2-е, Гиз, М., 1924; Его же, Русская литература, ч. 2, Москва, 1929.

III. Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4-е, Гиз, Ленинград, 1924; Его же, Литература великого десятилетия (1917-1927), том I, Гиз, Москва, 1928.

ОДУ

ОДУ Маргарита (Marguerite Audoux) - современная французская писательница. В юности была работницей на ферме. Позже добывала средства к жизни шитьем. Первый ее роман «Marie Claire», вышедший в 1910 (есть ряд русских переводов), принес ей известность. Произведения О. из жизни французского крестьянства и городской бедноты выдержаны в реалистической манере и носят автобиографический характер («De la ville au Moulin», P., 1926, русск. перев. - «Хромоножка», Л., 1927, «Atelier de Marie Claire», P., 1920, 2-е ed., 1927). Творчество О., проникнутое мелкобуржуазным сентиментализмом и гуманизмом, рассчитано на пробуждение сочувствия к эксплоатируемым в недрах самого же буржуазного общества. «Объективизм» писательницы в обрисовке враждебных пролетариату общественных групп зачастую граничит с их защитой и поддержкой («Marie Claire»). Несмотря на свой трудовой опыт, писательница далека от понимания причин, вызывающих обострение противоречий империалистической эпохи, и боевого протеста против капиталистического гнета.

Библиография:

I. Пастушка, СПБ, 1912 (изд. 2-е, СПБ, 1914); Хромоножка, Л., 1927; Le chaland de la reine, Moulins, 1910.

II. O’Neil M., About «Marie Claire», «Blackwood’s Magazine», 1911, v. 189, pp. 699-714.

ОЖЕГОВ

ОЖЕГОВ Матвей Иванович (1860-) - поэт-самоучка. По происхождению крестьянин д. Михино, Нолинского у., Вятской губ. Образование получил в местной начальной школе. Работал на сибирских приисках, на уральских заводах, бурлачил на Чусовой, служил на жел. дор. В 1905 О. за участие в забастовочном движении был избит казаками и отбыл заключение в Ярославской тюрьме.

Весь род О. - песенники. В раннем детстве мать научила его слагать песни и петь их под гармонику. В печати О. выступил лишь в 1890 (в № 33 «Московской иллюстративной газеты»), когда многие из его песен уже распевались хорами песенников в трактирах и чайных. С самого начала своей лит-ой деятельности О. вступил в Суриковский кружок писателей из народа, печатался во всех его изданиях и сборниках.

Песни О. - «Безумная», «Потеряла я колечко», «Меж крутых бережков Волга-речка шумит», «Чудный месяц плывет над рекою» и др. - выражали интимные, большею частью любовные переживания городского мещанства, ремесленников. Неслучайна поэтому устойчивая и длительная популярность песен О. в среде городского мещанства. Песни О. вошли во все лубочные песенники (по большей части без указания автора, как «народные» песни), на их текст выпускались лубочные олеографии.

В своем творчестве О. весьма подражателен. Стихи О. музыкальны, напевны, но мотивы творчества ограничены узким горизонтом представлений городского мещанства.

Библиография:

I. Песни и стихотворения М. И. Ожогова, самоучки-писателя-крестьянина, М., 1891; Поля и деревня, М., 1891; Моя даизнь и песни для народа, кн. I, М., 1898; Песни в духе народа своего края, М., 1898; Песни и стихотворения, М., 1901.

II. Яцимирский А. И., Из воспоминаний поэтов-крестьян о русских писателях, «Исторический вестник», 1904, VIII; Селихов Ив., Души живые, М. И. Ожегов, журн. «Свободный путь», 1920, № 6; Белоусов Иван, Литературная Москва, изд. 2-е, Москва, 1928.

ОЖЬЕ

ОЖЬЕ Эмиль (Guillaume Victor emile Augier, 1820-1889) - французский драматург «школы здравого смысла» (ecole du bon sens), одной из разновидностей буржуазного реализма 40-50-х гг. О. - откровенный и последовательный выразитель идеологии господствовавшей крупной буржуазии - восхвалял в своих пьесах деловых людей, индустрию, собственность, богатство, семью, религию - основы буржуазного строя. Его пьесы - буржуазная апология в стихах и прозе «добрых нравов» в противоположность романтической реабилитации куртизанки и «роковой страсти». В некоторых случаях комедия нравов О. дает сатирическую картину современного общества, изображает темных дельцов, продажность прессы, интриги легитимистов-клерикалов («Сын Жибуайе» - «Le fils de Giboyer», 1863; «Зараза» - «La contagion», 1866, и др.), но О. никогда не поднимался до глубокого изображения буржуазных отношений, данного великими французскими реалистами, особенно Бальзаком. В своей критике О. ограничивается буржуазным морализированием, лишь утверждающим устои буржуазной общественности. Наряду с этим О. всячески подчеркивает свою лойяльность (ср. напр. предисловие к «Сыну Жибуайе»). В своих комедиях нравов - «Нотариус Герен» (Maitre Guerin, 1865), «Львы и лисицы» (Lions et renards, 1870), «Зять г-на Пуарье» (Le gendre de M. Poirier, 1854) и др. - О. рисовал ненависть лишенной власти тщеславной аристократии к буржуазии, «скупщикам национального имущества». Он осмеивал современных буржуа, «мещан во дворянстве», толстосумов, привлеченных блеском аристократических титулов. Но в конечном счете буржуа в пьесах О. обретают свою утраченную буржуазную честь. Так, Марешаль в «Сыне Жибуайе» говорит: «Среди моих предков тоже был маршал (marechal); не маршал Франции, понимаете, а кузнец (marechal ferrant)..: и я этим горжусь». Социально-политическая идеология О. особенно характерно выражена в пьесе «Зять г-на Пуарье» (в сотрудничестве с Сандо). В ней изображен конфликт разорившегося аристократа и разбогатевшего буржуа. Пуарье приводит аргументы в защиту «хозяйственной» буржуазии: «Правительство уважает промышленность... Торговля - лучшая школа для государственных людей... Кому взять в руки бразды правления, как не тем, кто доказал свое уменье вести собственные дела». И отказавшись от своей дворянской «чести и гордости», маркиз де Прель в заключение соглашается заняться «буржуазными делами», оказывается «достойным быть буржуа». Влияние возродившегося в 40-х гг. классицизма (Понсар, см.) сказалось не только в античном сюжете одной из пьес О. - комедии в стихах «Цикута» (Cigue, 1844), - но и в некоторых особенностях его драматургической техники. Так, в пьесах О. назойливо фигурируют резонеры - «les theoreticiens de la pieces» (Верделе, Бордоньон и др.), - слуги-наперсники; развязки многих ситуаций построены на неожиданных совпадениях, чудесных случайностях и т. п.

Комедии О. пользовались в современном театре большим успехом благодаря сценичности их и соответствию идеалам господствовавшей буржуазии. В 1857, в пору, когда правительство Наполеона III возбудило ряд литературных процессов (против Флобера, Бодлера, Шанфлери и т. д.), О. за свою благонамеренность был избран во Французскую академию.

Библиография:

I. Дружба и любовь, дерев. В. Зотова, «Пантеон», 1851, № 2; Искательница приключений, там же, 1851, № 5; Нашла коса на камень, перев. В. Каратыгина, «Сын отечества», 1852, № 7; Габриэль, перев. И. П. Крешев, «Библиотека для чтения», 1853, № 6; отдельное изд., СПБ, 1852; Замужество Олимпы, СПБ, 1874; Мадам Каверле, СПБ, 1876; Старший брат, СПБ, 1878 (литограф.); Две семьи, перев. Ив. Щеглова, СПБ, 1888 (литограф.); То же, «Артист», 1892, № 9; Клерикалы, Москва, 1909; Ouvres diverses d’emile Augier, Paris, 1878; Theatre complet, 7 vv., Paris, 1889.

II. Благосветлов Г., Последние комедии Э. Ожье, «Общезанимательный вестник», 1858, № 9; Тур Е., Литературные заметки, «Русский вестник», 1858, август; Е. О. (Е. И. Утин), Эмиль Ожье и реализм современной драмы, «Вестник Европы», 1868, № 4, «Русский вестник», 1858, т. XIV, апрель; Tour Е., La jeunesse, Comedie en cinq actes et en vers par emile Augier, Paris, 1858; France A., La vie litteraire, v. I, P., 1888; Morillot P., emile Augier, Grenoble, 1901; Gaillard de Champris, emile Augier et la comedie sociale, P., 1910; Friedrich W., Die Entwicklung Emile Augier bis zu seinen Sittendramen, Diss., Lpz., 1931.

III. Talvart H. et Place J., Bibliographie des auteurs modernes de langue francaise, volume I, Paris, 1928.

ОЗЕРНАЯ ШКОЛА

ОЗЕРНАЯ ШКОЛА (Lake School of Poetry) - название группы поэтов, так наз. «романтиков», широко распространенное в буржуазном литературоведении. В состав О. ш. по внешним и крайне отвлеченным признакам включают гл. обр. трех поэтов: Вордсворта, Кольриджа и Соути (см.). Наиболее существенным признаком «школы» считают то, что эти поэты были «романтиками», жившими в «стране озер», т. е. в изобилующих озерами долинах Кемберленда и Вестморлена. Название О. ш. впервые было применено критиком «Эдинбургского обозрения» в 1802 и у одних, например у Байрона, носило характер презрительной клички, у других служило средством классификации литературных явлений.

Выраставшие во время Великой французской революции, воспитывавшиеся на «Исследовании политической справедливости» В. Годвина (см.), поэты О. ш. были слишком слабо связаны со старым порядком, чтобы примкнуть к реакционной литературе аристократического распада - к феодально-идеализаторскому историзму Скотта (см.) или мистицизму Блэка (см.), не говоря уже о Рэдклифф, Мэйчурэне и Льюисе. Но сама «пауперизация» делала их изгоями в новом обществе. На первом этапе их объединял своеобразный крестьянский социализм - мечты о с.-х. коммуне в Америке. Ликвидация социального кризиса и реакция, последовавшая за окончанием первого периода Наполеоновских войн, умерили радикализм группы, к-рая прошла через шеллингианство к довольно четкому консерватизму. Но этот консерватизм объективно выражал разное классовое содержание.

Если Вордсворт - идеолог упадочного дворянства, то Кольридж - идеолог городской мелкобуржуазной интеллигенции. Мелкобуржуазный либерализм Кольриджа, перешедший затем в мистицизм, является типично мелкобуржуазным протестом против капиталистической действительности в определенных исторических условиях. Политическая реакционность Вордсворта в конкретных формах является типичным протестом и самообороной английского дворянства против определенных форм утверждения промышленного капитализма. Соути отразил в своем творчестве идеологию мелкого буржуа, приспособившегося к условиям развивавшегося промышленного капитализма, но еще не отдававшего себе отчета, кто является истинным хозяином жизни - капиталист или помещик. Соути хотя и начал с мелкобуржуазного либерализма, но скоро смирился перед действительностью и погрузился в угодливый консерватизм, что дало повод Байрону считать его ренегатом.

Социальный состав той группы, к-рую буржуазные литературоведы называют «О. ш.», оказывается так. обр. чрезвычайно сложным.

Библиография:

Брандес Г., Главные течения литературы девятнадцатого столетия, перев. В. Неведомского. Английская литература, М., 1893 (и в «Собр. сочин.», т. V, Киев, 1902, и др. изд.); Аничков Е. В., Английские поэты из страны Озер, «История западной литературы (1890-1910), Под редакцией проф. Ф. Д. Батюшкова», т. I, М., 1912; Фриче В. М., Поэзия кошмаров и ужаса, М., 1912 (гл. IV); Розанов М. Н., Очерк истории английской литературы XIX в., ч. 1 - Эпоха Байрона, Гиз, Москва - Ленинград, (1922), гл. III; см. также литературу об отдельных представителях «озерной» школы, Stuart M., Letters from the Lake Poets, Edinbourgh, 1879; De Quincey Th., Reminiscences of the Lake Poets, Edinb., 1879; Bald R. C., ed., Literary Friendships in the Age of Wordsworth, An Anthology, New York, 1933. См. также библиографию к статьям Вордсворт, Кольридж, Соути.

ОЗЕРОВ

ОЗЕРОВ Владислав Александрович (1769-1816) - русский драматург начала XIX в., происходил из старинного дворянского рода Тверской губ., учился в Шляхетном сухопутном кадетском корпусе, принимал участие в военном походе. В 1804 перешел на гражданскую службу - в лесной департамент, но вследствие служебных неприятностей вышел в отставку в 1808. В 1809 О. уехал в свое единственное, очень незначительное поместье (Красный Яр, Казанской губ.), где в одиночестве провел несколько лет и заболел тяжелой болезнью, перешедшей в помешательство.

О. начал свою литературную деятельность с французских стихов и переводов с французского, написал несколько од, лирических стихотворений и басен, но в истории литературы он представляет интерес исключительно как автор четырех трагедий: «Эдип в Афинах» (1804), «Фингал» (1805), «Дмитрий Донской» (1807) и «Поликсена» (1809). Ода и лирика его не возвышаются над посредственностью, басни же интересны лишь темой, к-рая автобиографична для О.; из четырех басен три трактуют тему судьбы дарования и бездарности. Первой ступенью к овладению искусством трагедии была слабая во многих отношениях, но уже характерная для художественного метода О. трагедия «Ярополк и Олег» (1798). Как видно из заглавий, О. брал содержание своих трагедий из русской истории, из античной литературы и из макферсоновского Оссиана («Фингал»). Однако было бы совершенно излишним ставить вопрос о близости О. к тем источникам, откуда он черпал формально свой материал, и тем более упрекать его в искажениях, как это делали многие его критики. Надо признать, что Эдип и Антигона, Поликсена и Агамемнон О. ничего не имеют общего в характерах с героями древнегреческой трагедии, так же как Дмитрий и Олег - с соответствующими лицами из русской истории. Причина этого заключается не в незнании греческого яз. и русских летописей, а в той задаче, с к-рой О. подходил к взятому материалу. Ни исторической ни бытовой трагедии у О. искать нельзя, нет у него и трагедии классической. В последней силой, руководящей героями, причиной трагической коллизии, была судьба (в античной трагедии), долг, честь (Корнель). Но уже Расин во Франции в значительной степени дал перевес чувству - страсти - над долгом в руководстве человеческими поступками. О., нашедший много родственного себе у Расина и потому часто подражавший ему, поставил чувство на пьедестал, подчинил ему все поведение человека, причем само чувство стало у него равнозначащим не страсти, а «чувствительности» (любимое выражение самого Озерова). Его герои - Дмитрий, Олег, Фингал, Эдип, а особенно героини - Предслава, Антигона, Монна, Ксения, Поликсена - люди чувства, нежного и мечтательного, через к-рое они воспринимают все их окружающее. Чувство делает человека героем, делает его гуманным, всепрощающим, свободным от узких понятий морали, долга, от религиозных суеверий.

Реформируя русскую трагедию в сторону психологизма, О. пытался пойти по тому же пути, по к-рому повел русскую прозу Карамзин. Сентиментализм О. и Карамзина был социальным явлением одного порядка: средне-поместное дворянство, отражая тенденции капитализации, культом человеческого чувства, индивидуального «я» противопоставляло свое значение официально господствующей внутриклассовой группе - феодальной знати, аристократии. В трагедиях О. можно указать много прямых свидетельств отрицательного отношения к «вельможеству» и защиты «простого состояния». «Счастливее стократ, кто в неизвестной доле/ Рождением сокрыт, в своей свободен воле/ И может чувствами души располагать» (из речи Дмитрия Донского Бренскому, д. I. явл. V). Из того же источника идет протест против религиозных суеверий в защиту пантеистического чувства («Фингал»), против патриархально-бытового гнета (судьба женщины, жалоба Ксении), против условностей понятий долга и морали и тех жестокостей, к которым они приводят.

Необходимо отметить однако, что, ведя борьбу против аристократического классицизма, О. не сумел полностью преодолеть его влияния. Это объясняется общей социальной сущностью сентиментализма, возникшего на той же базе крепостнического усадебного хозяйства, несколько более приспособленного к новым тенденциям капитализации. Внешняя форма классической трагедии почти не была изменена О. Имена героев, сюжеты и мотивы заимствованы из «героических» эпох истории, классические «три единства» остаются в силе, риторика монологов и диалогов вполне соответствует понятию о «высоком» стиле трагедии, изображение толпы, наличие вестников и многое другое осталось у О. в том же виде, в каком он нашел их в классической трагедии конца XVIII в. Эта двойственность в сильнейшей мере отразилась на художественной ценности трагедий О.

Еще при жизни О. стал предметом борьбы литературных партий. Крепостники, бывшие в то же время и защитниками литературы строгого классицизма, негодовали на О. за его «слезливость», за превращение героев в чувствительных любовников. Партия либеральной дворянской молодежи, сильно захваченная влиянием буржуазного Запада, демонстративно взяла О. под свою защиту, и «месть» за О. стала знаменем, которое объединило «Арзамас» (см.) в борьбе против «Беседы». Громадный успех, к-рый имели в 10-х и даже 20-х гг. XIX в. пьесы О. на сцене, и быстрая распродажа нескольких его изданий показывают, что «чувствительность» О. находила сочувствие в столичной дворянской публике. Надо впрочем отметить, что успех «Дмитрия Донского», представление к-рого в театре превращалось в общественное событие, объясняется теми параллелями, к-рые проводились зрителями между историческими событиями (освобождение Руси от ига татар) и событиями современными (борьба с Наполеоном).

Успех О. был недолговременным. Его двойственность, зависимость от классической трагедии скоро были поставлены ему в вину его же защитниками, далеко ушедшими вперед в деле преодоления классицизма. С появлением же исторической и реально-бытовой драмы трагедии О. утратили актуальность и остались памятником переходного момента в истории русской драматургии.

Библиография:

I. Первые четыре издания сочинений О. (СПБ, 1816; СПБ, 1817; СПБ, 1824, и СПБ, 1827) текстуально мало удовлетворительны. Более ценно по воспроизведению текстов по рукописям О. издание 1828 (СПБ, Глазунова) и смирдинские издания, СПБ, 1846, и СПБ, 1847. Последнее издание - Вольфа, СПБ, 1856. Отдельно трагедии О. переиздавались много раз с 1804 по 1890.

II. Мерзляков А., «Вестник Европы», 1817, № 8-9; Вяземский П. А., кн., О жизни и сочинениях Озерова (была приложена к изд. О., 1817, 1824, 1827, 1828, а также в «Полн. собр. сочин.» Вяземского, т. I, СПБ, 1878); Галахов А., Разбор сочинений Озерова, «Отечественные записки», т. XLIX, 1846, № 11; Селин А. И., Значение Озерова в истории русской литературы, «Киевские университетские известия», 1870, № 10; Батюшков К. Н., Сочинения, т. II, СПБ, 1887, стр. 468-472 (статья В. И. Саитова, здесь же и библиография); Истомин В., Главнейшие особенности языка и слога произведений Н. В. Гоголя, Д. И. Фонвизина и В. А. Озерова в лексическом, этимологическом, синтаксическом и стилистическом отношениях, Варшава, 1897; Майков Л., сб. «Пушкин», СПБ, 1899, стр. 266-283; Белинский В. Г., Литературные мечтания, Полное собр. сочин., Под редакцией С. А. Венгерова, т. I, СПБ, 1900, стр. 351-352; Его же, Русская литература в 1841, то же издание, т. VII, СПБ, 1904, стр. 20-21; Кубасов Ив., Озеров В. А., «Русский биографический словарь», т. «Обезьянинов - Очкин», СПБ, 1905 (здесь же и библиография); Смирновский П., Трагедия Озерова, «История русской литературы до XIX в.», вып. VI, М., 1908; Пушкин А. С., Набросок о драме, «Сочинения», изд. Брокгауз-Ефрон, т. V, СПБ, 1911; Булич Н., Очерки по истории русской литературы и просвещения с начала XIX в., т. I, СПБ, 1912, стр. 242-247; Потапов П. О., Из истории русского театра, Жизнь и деятельность Озерова, Одесса, 1915 (ср. рецензии на это изд.: Резанов В. И., Расиновская трагедия на русской почве, «Русский филологический вестник», 1916, I-II; Гудзий Н. К., «Журнал министерства народного просвещения», 1917, I).

III. Мезиер А. В., Русская словесность с XI по XIX ст. включительно, ч. 2, СПБ, 1902.

ОЗИРИС

ОЗИРИС - умирающий и воскресающий бог древнего Египта, олицетворение увядания и возрождения растительности. Культ О. стоял в центре загробных верований древних египтян. Миф об О. в наиболее полном виде сохранился в передаче Плутарха («Об Изиде и Озирисе», §§ 15 и сл.) и включает гибель О. от коварного брата его Сета, поиски его Изидой, рождение Гора от сочетавшейся с трупом О. Изиды-ласточки, осквернение трупа О. Сетом, разрезавшим и разбросавшим его, собирание Изидой тела О. и воскрешение его с помощью других богов.

Рассказ Плутарха в основном воспроизводит подлинные верования древних египтян, что подтверждается многочисленными показаниями египетских источников («Тексты пирамид», надписи на саркофагах, «Книга мертвых» и др.), а также памятниками изобразительного искусства. Спор между Гором и Сетом и присуждение престола Гору подробно изложены в папирусе Gardiner (Papyr. Collection, Chester Beatty, № 1), ставшем доступным лишь в 1931. Весьма ценный вариант мифа об О. находим в знаменитой древнеегипетской повести о двух братьях - Анубисе и Бата (русск. перев. с оригинала В. Викентьева, М., 1917).

Миф об О. содержит огромное количество фабульных элементов, встречающихся в различных вариантах и комбинациях в мировом сказочном и эпическом фольклоре и частью унаследованных и письменными литературами античной и феодальной общественно-исторических формаций. Таковы напр. мотивы братьев-врагов и мести сына за убийство отца, забрасывание невинно гонимого в ларце в море, врастание трупа в дерево, проникание жены под видом служанки в дом, где находится ее муж, превращение женщины в птицу. Связь этих мотивов с родовыми общественными отношениями, с бытом и идеологией древнейших дофеодальных формаций придает мифу об О. огромную ценность для изучения фольклора. Не меньшую ценность миф об Озирисе имеет для сравнительного изучения религий как один из древнейших вариантов мифа об умирающем и воскресающем боге, легшего в основу и христианского мифа о Христе (см. Евангелие), а в отдельных своих частях совпадающего и с семитскими мифологиями, в частности древнееврейскими мифами Библии (см.).

Библиография:

Помимо мифологического словаря «Ausfuhrliches Lexikon der griechischen und romischen Mythologie», hrsg. v. W. N. Roscher, B. IV (Usire), Lpz., 1924-1925: Erman A., Die aegyptische Religion, 2 Aufl., Berlin, 1909; Тураев Б. А., История древнего Востока, ч. 1, изд. 2-е, СПБ, 1913; Морэ А., Цари и боги Египта, М., 1914. Об отношении Озириса к аналогичным божествам Средиземноморья см.: Фрэзер Дж.Дж., Золотая ветвь, вып. III. Умирающие и воскресающие боги растительности, изд. «Атеист», М., 1928. Варианты и отголоски мифа об О. в фольклоре разобраны в статьях Франк-Каменецкого И.: Ueber die Wasser- und Baumnatur des Osiris («Archiv fur Religionswissenschaft», XXIV, 1926, Heft 3-4); Грузинская параллель к древнеегипетской повести о двух братьях, «Яфетический сборник», IV, Л., 1925. См. также Мифология.

ОЙЕТТИ

ОЙЕТТИ Уго (Ugo Ojetti, 1871-) - итальянский писатель. Р. в Риме. В молодости примыкал к социалистам, но очень быстро перекочевал в лагерь буржуазной реакции. Дебютировал в 1892 сборником стихов «Пейзажи». В дальнейшем приобрел известность как романист и историк искусства, автор путевых очерков о Северной Америке, Центральной Азии и России. В романах довоенного периода - «Старик» (Il vecchio, 1902); «Без бога» (Senza Dio, 1917), «Пути греха» (Le vie del peccato, 1908) - О. показал себя последователем Д’Аннунцио; в позднейших произведениях он близок к фрагментаристам (разновидность импрессионизма - см. «Итальянская литература», т. IV, стр. 706). Воинствующий идеалист в своих высказываниях об искусстве, католик и ревностный националист, О. является законченным представителем итальянской империалистической буржуазии. В годы империалистической войны О. служил добровольцем в рядах итальянской армии. По окончании войны написал «Mio figlio ferroviere» (Мой сын-железнодорожник), одну из своих наиболее реакционных книг, в к-рой он с едким сарказмом обрушился на рабочих, обнаруживших стремление вмешаться в руководство общественной жизнью. Ироническая оценка окружающего вовсе не означает у Ойетти критики буржуазной действительности, а представляет собой своего рода снобизм сытого буржуа, смотрящего на явления сверху вниз, что обусловило одобрительное отношение к О. итальянской буржуазной критики. В течение ряда лет О. работал над пятью сборниками «Виденное» (Cose viste, 1923-1924 и сл.), во многом близкими его новеллам («Троянский конь» - «Il cavallo di Troia», 1915, и др.), снискавшими сочувственные отзывы фашистской прессы. В фашистской Италии О. занимает видное место также как журналист, сотрудничавший в «Corriere della Sera» (c 1921), «Illustrazione italiana» (с 1904 по 1908), «Dedalo»; руководит журн. «Пегас» (Pegaso, основан в 1929) и участвует с 1929 в редактировании отдела искусства в «Enciclopedia italiana».

Библиография:

I. Russo L., I narratori, Roma, 1923.

II. U. Ojetti pubblicazioni, «Annuario della Accademia d’Italia», II, Roma, 1931.

ОЙРАТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

ОЙРАТСКАЯ ЛИТЕРАТУРА. - О. л. принято называть литературу на ойратском письменном языке (см.).

В середине XVII в. образовалось мощное независимое феодально-кочевое ойратское государство. Этот период характеризуется значительным усилением феодальных элементов и проникновением к ойратам в широком масштабе буддизма. В создании отдельной письменности были заинтересованы как светско-феодальные элементы, господствовавшие в то время, так и феодальное духовенство, стремившееся к распространению и закреплению буддизма. Новая ойратская письменность, так называемая зая-пандитская письменность, являлась с самого начала орудием светских феодалов и феодального духовенства для экономического, политического и духовного порабощения широких масс. Ойратская литература данной эпохи, созданная господствующим классом, служила тем же целям.

Зая-Пандита является не только создателем нового алфавита и автором правил орфографии нового литературного яз., но также одним из самых выдающихся переводчиков, перу к-рого принадлежит ряд переводов с тибетских оригиналов буддийских сочинений на ойратский язык. Зая-Пандитой и его учениками переведены также некоторые книги с монгольского языка. Как и монгольская, ойратская лит-pa является гл. обр. переводной: в ней преобладают буддийские сочинения. Помимо переводных сочинений О. л. дала конечно также ряд оригинальных. К таким принадлежит например составленная одним из учеников Зая-Пандиты биография последнего, содержащая ряд ценных указаний по истории ойратов.

Страница из рукописного сб. рассказов о «Волшебном мертвеце».

Страница из рукописного сб. рассказов о «Волшебном мертвеце».

       О. л., являясь орудием господствующего класса, отразила чаяния и стремления феодалов к дальнейшему расширению своих владений. Любопытны произведения эпического характера, возникшие и развивавшиеся исключительно в аристократической феодальной среде, щедро оплачивавшей знаменитых рапсодов, авторов и исполнителей героических эпопей, в к-рых воспевались походы и пиры витязей. Большинство эпич. произведений ойратов представляет собой устное творчество, но многие произведения были написаны, как напр. сказания об Убаши Хун Тайджи, о Хане Харангу, эпопея Джангар, сохранившаяся у волжских калмыков, и т. п. Большой популярностью пользовалась среди ойратов эпопея «Гесериада», части которой переведены на ойратский язык с монгольского. Эпопея эта, имеющая несомненно тибетское происхождение, широко распространилась среди всех монгольских народностей вплоть до северных бурят, среди к-рых она породила целый цикл сказаний и былин. Все эти произведения преследовали одну лишь цель: возвеличение феодального строя, прославление великих легендарных царей прошлого и буддийских святынь Тибета.

Книгопечатания ойраты почти не знали. До сих пор известны только две книги, напечатанные ксилографическим способом, столь распространенным среди монголов и бурят.

В настоящее время ойраты Монгольской народной республики всецело перешли на монгольский письменный язык, а калмыки, создав новую письменность на основе русского, а затем латинского алфавита, тоже окончательно порвали со старой письменностью, совершенно не удовлетворявшей требованиям широких трудовых масс как в период антифеодальной революции в МНР, так и в период социалистического строительства в калмыцкой автономной области.

История О. л. заканчивается переходом с языка ойратской письменности на монгольский письменный яз. в МНР, латинизацией алфавита и переходом на новый литературный яз. на основе разговорного в Калм. автономной области. Так обр. О. л. уже принадлежит прошлому. Продолжением ойратской литературы является калмыцкая (см.) на территории СССР. Поскольку ойратская письменность являлась одним из орудий господства феодалов, она естественно отражала идеологию господствовавшего класса феодального периода. О фольклоре, а тем более о других видах творчества трудящихся масс той эпохи мы в настоящее время судить не можем, так как не располагаем материалом.

Библиография:

Владимирцов Б., Монгольская литература, Сб. «Литература Востока», вып. II, П., 1920; Его же, Монголо-ойратский героический эпос, П., 1923; Лауфер В., Очерк монгольской литературы, перевод В. А. Казакевича, Ленинград, 1927.

ОЙРАТСКИЙ ЯЗЫК

ОЙРАТСКИЙ ЯЗЫК (не смешивать с яз. ойротским - одним из тюркских яз. на Алтае) - письменный яз. западных монголов, ойратов, одним из живых яз. к-рых является в частности калмыцкий яз. (см.). Этот письменный яз. возник в XVII в., когда в 1648 был составлен ойратским деятелем Зая-Пандитой (1599-1662) на основе монгольского алфавита ойратский алфавит. О. яз. представляет собою одно из монгольских наречий в той стадии развития, к-рая относится к сер. XVII в. Правила ойратской орфографии точно так же установлены Зая-Пандитой. Созданию новой и специально ойратской письменности способствовал в основном рост политического могущества ойратского государства того времени и усиление буддийской пропаганды; непосредственным поводом явилось несоответствие форм старого письменного монгольского яз. (см.) живым наречиям.

Главное различие ойратского и монгольского письменных яз. - в фонетике, в особенности в области вокализма. В то время как письменный монгольский яз. является одним из древнемонгольских яз. XIII в., О. яз. рассматривается как представитель одного из новомонгольских яз. XVII в.

В первый период своей истории О. яз. в отношении морфологии мало отличался от монгольского письменного яз.; но впоследствии О. яз. отбросил многие архаичные элементы, и в конце XVIII в. в нем наблюдаются уже формы живого яз.

Словарный запас О. яз. является общим и для монгольского письменного яз. На О. яз., как и на монгольские яз. в целом оказали влияние тибетский и санскрит (через буддизм) и тюркские яз. Разница между ойратским письменным яз. и живыми ойратскими яз. (калмыцким и наречиями ойратов на северо-западе Монгольской народной республики) существовала повидимому с самого начала, и ойратская письменность вероятно с самого начала не совсем точно отражала живое произношение.

Несмотря на ряд преимуществ перед письменным монгольским яз., ойратский в силу политических причин (падение ойратского государства) не мог возобладать, и постепенно монгольский яз. стал вытеснять его в северо-западной Монголии. О. яз. долгое время служил письменным яз. также калмыкам, но в виду несоответствия его живому произношению он не получил у них большого распространения, несмотря на ряд попыток реформы письменности и орфографии. После Октябрьской революции калмыки создали новый алфавит на основе русского, заменив его в 1929 латинизированным новым алфавитом (см.), к-рым стали писать, придерживаясь живого произношения.

Живые ойратские наречия - это дэрбэтское и торгутское, наречия Калмыцкой авт. области, образующие калмыцкий яз., и говоры северо-западной Монголии (наречия дэрбэтское и торгутское Кобдосского округа, баитское, урянхайско-алтайское, захачинское, говор дамбиэлет).

Библиография:

Попов А., Грамматика калмыцкого языка, Казань, 1847; Позднеев А., Калмыцко-русский словарь, СПБ, 1911; Владимирцев Б. Я., Сравнительная грамматика монгольского письменного языка и халхасского наречия. Введение и фонетика, Л., 1929, стр. 17 и 25-26. Ойратский алфавит - см. Монгольский язык.

ОЙСЛЕНДЕР

ОЙСЛЕНДЕР Нохум (1893-) - еврейский советский писатель, историк литературы, литературный критик, поэт, беллетрист. Р. в м-ке Ходоркове, на Украине. Окончил медицинский факультет в Киеве в 1919, служил врачом в Красной армии, был на фронтах. Начал печататься в 1917. Опубликовал три книжки стихов: «Lider» (Киев, 1917), «Batog» (Смоленск, 1921), «Front» (Серия «Lirik», Киев, 1922).

Особое место в еврейской лит-pe О. занял гл. обр. как критик и историк литературы. В 1920 он выпустил в Киеве книгу «Gruntstichn fun idisn realism», в к-рой дал анализ основных явлений еврейского фольклора и творчества классиков еврейской литературы с позиции культурно-исторической школы, сочетая установки последней с националистической мелко-буржуазной идеологией. Поселившись после окончания гражданской войны в Москве, Ойслендер стал соредактором мелкобуржуазно-националистического формалистского журнала «strom». В соответствии с лит-ой политикой журнала О. в своих критических статьях защищал националистические формалистские воззрения, резко направленные против едва только сформировавшейся советской еврейской пролетарской литературы. В 1925 он выпустил сборник статей «Weg-ein-weg-ois», в котором отстаивал свою националистически-формалистскую идеологию. С 1926 по 1928 О. руководил литературным отделом Еврейского сектора Института белорусской культуры в Минске, а с 1928 по 1931 - лит-ой секцией Института еврейской культуры при Украинской академии наук в Киеве. За эти годы О. опубликовал ряд ценных исследований по истории еврейской литературы и театра. В этих работах наблюдается постепенный отход Ойслендера от формализма и стремление подойти к вопросам литературы с марксистских позиций. Однако в этих исследаваниях далеко еще не изжиты традиции культурно-исторической школы.

После письма т. Сталина О. выступил с развернутой критикой своих прошлых формалистских националистически-мелкобуржуазных воззрений. Он преодолевает их в значительной степени в своей литературной практике последних лет, особенно в ценной работе о забытом еврейском революционном писателе Б. Шафире. О. также опубликовал книгу рассказов «Af ladomirer wegn» о гражданской войне, стоящих на значительном художественном уровне.

Библиография:

См. в тексте и ряд произведений в журн. «strom», М., 1922-1925.

ОЙУНСКИЙ

ОЙУНСКИЙ Платон Алексеевич (1893-) - якутский писатель и общественный деятель. Сын крестьянина-бедняка. В 1917 окончил Якутскую учительскую семинарию. После Февральской революции вступил в ряды ВКП(б). По ликвидации колчаковщины руководил работой по организации советской власти на местах. С 1922 по 1925 - председатель ЦИК ЯАССР. В 1927 - наркомпрос ЯАССР. С 1928 по 1931 возглавлял Якгиз и местные научно-исследовательские организации. С 1931 учится в Институте национальностей в Москве. О. - первый якутский революционный писатель, выдвинутый Октябрем.

В период гражданской войны песни Ойунского распевались в Якутии бойцами за советскую власть. Прекрасными образцами якутской революционной поэзии являются его стихи: «Да укрепится победа», «Власть советам», «Железный конь», «Китайскому народу», «Заветы орла», «Интернационал» (перевод) и др. Они призывают к борьбе против тоенов-феодалов за социалистическое строительство, проникнуты верой в победу пролетарской революции. Многие песни поэта стали народными. В восстановительный период в творчестве О. преобладают лирические мотивы. В первом крупном произведении писателя - поэме «Красный шаман» (последний перев. в 1929) - сказалось влияние поэзии русских символистов и мистики якутского эпоса. Сюжет заимствован из народной мифологии. В поэме шаман показан борцом за интересы трудящихся и пророком революции. Попытка воплотить революционную идею в архаичную форму устного эпоса потерпела полную неудачу.

В дальнейшем О. приближается к реализму. Его пьеса «Большевик» (1927) является наиболее выдержанной в идеологическом отношении пьесой в якутской послереволюционной литературе и знаменует начало пролетарской литературы в Советской Якутии. Написав ряд произведений, наиболее полно отразивших пройденный путь социальной борьбы широких трудящихся масс в Якутии, Ойунский однако не создал еще произведения, созвучного эпохе социалистического строительства. От революционной тематики писатель временами отдалялся. На своем творческом пути он моментами переживал чрезмерные увлечения народной мифологией, народным эпосом, объективно принимавшие характер идеализации старины.

В повести «Великий Кудангса» (1929-1930, журн. «Чолбон») феодал Кудангса представлен «отцом нации», заботящимся о благосостоянии своего народа: он спасает народ от холода и болезней. Ни на классовый гнет ни на классовую борьбу нет и намека. Из произведений О. следует выделить оригинальные сказки - «олонхо» - в стихах, отличающиеся научным содержанием и формальным мастерством. Позднейшие произведения Ойунского посвящены социалистическому строительству и борьбе с извращениями генеральной линии партии.

О. высоко поднял культуру якутского стиха - создал рифмованный, музыкальный, метрико-силлабнческий стих. Особое культурно-политическое значение имеет деятельность О. как председателя Комитета якутской письменности и теоретика по якутскому литературному яз. Он также известен как собиратель и исследователь якутского фольклора, историк якутов и их религии - шаманизма.

Библиография:

I. На русск. яз.: Якутская сказка, ее сюжет и содержание. Сб. трудов научно-исследовательского об-ва «Саха-Кэскиля», Якутск, 1927, № 1 (4); О якутском стихосложении, «Бюллетень Наркомпроса ЯАССл, Якутск, 1929, № 6-8; Сб. стихотворений Якгиз, 1925; Большевик, Пьеса, Якгиз, 1927; Сб. революционных стихотворений, Якгиз, 1927; Материалы о происхождении якутов, журн. «Чолбон», Якутск, 1928, № 4; Дни и годы. О революционном движении в Якутии, журн. «Чолбон», № 4-7, 1928; Туйарынса-Кур, Поэтическая драма, 1930; О шаманизме и религии, Якгиз, 1930; Великий Кундагса, Якгиз, 1930; Нюргун-Ботур, сказка-олонхо, 1930-1931.

II. Саха-Кан, Якутский язык и литература, «МСЭ», том X, ст. 402-404; Кюнде, Оппортунистический «шум-гам», газ. «Автономная Якутия», Якутск, 1930, № 234; Кулачиков, Буржуазно-национальные тенденции в якутской литературе, «Автономная Якутия», 1931, № 36.

О'КЕЙСИ

О’КЕЙСИ Шон (Sean O’Casey) - современный ирландский драматург. Р. в семье рабочего в Дублине. До 12 лет оставался неграмотным. Был газетчиком, чернорабочим, докером и т. д. Участвовал в большой стачке транспортников 1912; тогда же написал и свою первую пьесу с целью поднять дух стачечников и сплотить их для борьбы. Сражался в рядах гражданской армии О’Конолли в дни восстания 1916. В 1919 напечатал брошюру «История гражданской армии». Все последующие годы был связан с националистическими мелкобуржуазно-интеллигентскими кругами. В 1923 в Театре Аббатства (Abbey Theatre) были поставлены одна за другой две натуралистические драмы О’К.: «The Shadow of a Grunman» (Тень стрелка, изд. в 1925) и «Juno and the Peacock» (Юнона и павлин, изд. тогда же); они сделали его сразу самым популярным ирландским драматургом, привлекши в театр впервые за все время его существования массового зрителя. В 1926 там же была поставлена 4-актная трагедия О’К. «The Plough and the Stars» (Плуг и звезды - эмблема на знамени Гражданской армии). В 1928 О’К. написал пьесу о мировой войне «The Silver Tassie» (Серебряный кубок), которая была в 1929 поставлена в Лондоне и в Америке.

Все творчество О’Кейси прямо или косвенно отражает различные этапы ирландской национально-освободительной борьбы и гражданской войны 1916-1921 и носит отпечаток разочарования и подавленности, охвативших значительные группы участников национального движения в годы компромисса с британским империализмом. Действие пьес О’К. развертывается в рабочих кварталах Дублина; его персонажи - городская беднота. С большой горечью и едкой иронией критикуя показную ходульную революционность, ложную романтику, безответственное фразерство (поэт Даворен в «Тени стрелка», Джек Клидеро в «Плуге и звездах»), O’К. оказывается не в состоянии дать положительный образ революционера-борца, хотя и не скрывает своей симпатии к делу борьбы. Много теплоты О’К. вкладывает в образы женщин, жен и матерей, буднично-простых в своем подлинном героизме в атмосфере всеобщего фанфаронства и хвастовства (напр. Юнона в пьесе «Юнона и павлин»)., В «Серебряном кубке» идейное бездорожье приводит О’К. к острому творческому кризису. Его натурализм уступает место самому безудержному экспрессионизму с характерными привнесениями схематизма, символики, мистерии и невнятных пророчеств (в фронтовых сценах О’К. вводит в форме мистических песнопений религиозные тексты книги Иезекииля). Пьеса выдержана в духе непритязательного пацифизма, характерного сейчас для ирландской мелкобуржуазной интеллигенции, подавленной своим поражением в борьбе с британским империализмом. Этот пацифизм в сочетании с мистикой объективно служит реакции, отвлекая от подлинной национально-освободительной борьбы.

Библиография:

Bruyere R., Sean O’Casey et le theatre irlandais, «Revue anglo-americaine», 1926, Fevr.; Brule A., Jean O’Casey et le theatre moderne, там же, 1928, Oct.; Starkie W., The Plays of Sean O’Casey, «Nineteenth century», 1928, August; Norwood G., New Writers: Sean O’Casey, «Canadian Forum», Toronto, 1930, April; Bergholz H., Sean O’Gasey, «Englische Studien», B. LXV, 1930, № 1.

ОКСЕНОВ

ОКСЕНОВ Иннокентий Александрович (1897-) - современный поэт и критик. Сын педагога. По образованию - врач. Печатается с 1915. Как поэт О. ничего самостоятельного и нового в развитие литературы не внес, хотя и обладает известным мастерством. Эпикурейское жизнеутверждение, прославление жизни как таковой, созерцательно-эстетский подход к действительности - основные черты стихотворений О. В своих критических работах (1927-1929) О. защищает позиции эстетической критики, по существу представляющей одну из разновидностей формалистической критики, хотя и полемизирует с формалистами. Одновременно О. вел полемику с маркс. критикой, к-рая, по его мнению, «затрудняет органическое стройное развитие литературы», требуя от писателя ортодоксальности, идеологической выдержанности. В конкретно-критических работах О. (о Л. Рейснер, Федине) даются импрессионистические характеристики творческой манеры писателей, отсутствует социально-политическое обобщение. Практическая работа О. в ЛОКАФ (с 1931) способствовала вытравлению его позиций.

Библиография:

I. Зажженная свеча, Стихи, П., 1917; Роща, Стихи, изд. «Эрато», П., 1922; Современная русская критика. Сборник (с предисл. П. И. Лебедева-Полянского), Гиз, Л., 1925; Лариса Рейснер, Критический очерк, «Прибой», Л., 1927. Отдельные статьи: О поэтическом слухе Пушкина, «Книга и революция», 1921, № 8-9; О композиции «Двенадцати», там же, 1923, № 1; Николай Тихонов, «Звезда», 1925, № 5; Писатель и критик, «Новый мир», 1927, № 3; «Братья» К. Федина, «Звезда», 1928, № 7; Литературные разговоры, «Звезда», 1929, № 12; Маяковский в дореволюционной литературе, «Ленинград», 1931, № 4; Монстры и натуралии Ю. Тынянова, «Новый мир», 1931, № 8, и мн. др. Стихи - в сб. «Круг» (кн. II, 1923), «Ковш» (кн. IV, 1926), «Содружество» (Л., 1927), в журн. «Звезда», «Залп» и др.

II. Гусман Б., Сто поэтов, М., 1922; Штейнман З., Литературные эпизоды, «Прибой», Л., 1928.

III. Владиславлев И., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, 1928; Балухатый С., Теория литературы, I, Л., 1929.

ОКСМАН

ОКСМАН Юлиан Григорьевич (1894-) - современный литературовед. Специализировался по источниковедению, текстологии и истории, занимаясь в Гейдельбергском и Боннском университетах. В 1917-1919 руководил организацией архива цензуры и печати и принимал ближайшее участие в организации Центрархива РСФСР; член Пушкинской комиссии Академии наук СССР. В настоящее время - зам. директора Института новой русской литературы Академии наук.

О. принадлежит большое число публикаций текстов русских писателей - Пушкина, Гоголя, Тургенева, Гаршина (Полн. собр. сочин., в 3 тт., ред., статьи и примеч. Ю. Г. Оксмана, т. III. Письма, изд. «Academia», М. - Л., 1933), Рылеева (Рылеев, редакция, предисловие и примечания Ю. Г. Оксмана, «Библиотека поэта», Л., 1934). О. участвует в издании сочинений Н. Добролюбова (Полн. собр. сочин., в 6 тт., Под редакцией П. Лебедева-Полянского), он подготовил значительное количество текстов, вариантов и комментарии. Статьи его об этих писателях носят на себе следы сравнительно-исторического метода. Особое значение имеют работы О. по истории русской журналистики и цензуры. О. редактировал ряд сборников по истории декабрьского движения («Бунт декабристов», Л., 1926, и др.). Ему принадлежит также ряд ценных работ по истории южного декабризма («Восстание Черниговского полка» (Обзор источников, публикаций и исследований) - вступ. ст. к подготовленному им к печати т. VI. «Восстания декабристов», М. - Л., 1929).

ОКСЮМОРОН

ОКСЮМОРОН (греч. - «острая глупость») - термин античной стилистики, обозначающий нарочитое сочетание противоречивых понятий. Пример: «Смотри, ей весело грустить/ Такой нарядно-обнаженной» (Ахматова). Частный случай О. образует фигура contradictio in adjecto, - соединение существительного с контрастным по смыслу прилагательным: «убогая роскошь» (Некрасов).

Для фигуры О. характерна подчеркнутая противоречивость сливаемых в одно значений: этим О. отличается как от катахрезы (см.), где отсутствует противопоставление соединяемых противоречивых слов, так и от антитезы (см.), где нет слияния воедино противопоставленных понятий.

Возможность осуществления фигуры О. и ее стилистическая значимость основаны на традиционности яз., на присущей ему способности «обозначать только общее». Слияние контрастных значений осознается поэтому как вскрытие противоречия между названием предмета и его сущностью, между традиционной оценкой предмета и его подлинной значимостью, как вскрытие наличных в явлении противоречий, как передача динамики мышления и бытия. Поэтому некоторые исследователи (напр. Р. Мейер) не без основания указывают на близость О. к парадоксу (см.).

Наличие О. как стилистической фигуры само по себе, разумеется, не характеризует ни стиля ни творческого метода писателя. Правда, делались попытки видеть в обилии О. типичную черту романтического и риторического стилей - стилей эпох особого обострения общественных противоречий (Р. Мейер). Но эти попытки вряд ли можно признать доказательными. Определение значимости О. для какого-либо стилистического целого возможно, разумеется, лишь путем анализа его содержания, его направленности; только тогда вскрываются существенные различия между даже словесно близкими О. - как приведенные выше О. Некрасова («убогая роскошь») и Ахматовой («нарядно-обнаженная»). См. Стилистика.

ОКТАВА

ОКТАВА - вид строфы (см.). Состоит из 8 строк с обязательным чередованием рифм в следующем порядке:

1. ж, м, ж, м, ж, м, ж, ж или

2. м, ж, м, ж, м, ж, м, м; при этом первые три нечетные строки рифмуются между собой точно так же, как и первые три четные, а последние две дают парную рифму по схеме: а, б, a, б, а, б, в, в.

Размер О. в силлабо-тоническом стихосложении - обычно 5- или 6-стопный ямб, в первоначальном силлабическом - 11-сложник (endecasillabo). Пример:

1 жа - «Гармонии стиха божественные тайны

2 мб - Не думай разгадать по книгам мудрецов:

3 жа - У брега сонных вод, один бродя, случайно,

4 мб - Прислушайся душой к шептанью тростников,

5 жа - Дубравы говору; их звук необычайный

6 мб - Прочувствуй и пойми... В созвучии стихов

7 жв - Невольно с уст твоих размерные октавы

8 жв - Польются звучные, как музыка дубравы»

(А. Майков).

Родина О. - Италия, где она развита была Бокаччо, Tacco, Марино и др. Видами О. являются: сицилиана (схема а, в, а, в, а, в, а, в - т. е. бесконечной рифмы; рифм в сицилиане только две: по одной для нечетных и для четных строк); спенсерова строфа, примененная Байроном в «Чайльд Гарольде» (добавляющая к О. девятую строку, видоизменяя ритм, и несколько меняющая порядок рифм: а, в, а, в, в, с, в, с, с), и nonarima (схема а, в, а, в, а, в, с, с, в, сохраняющая рифмовку О. и не отличающая по ритму 9-ю добавленную строку).

В России О. появляется в начале XIX в. в дворянской поэзии (Кюхельбекер и др.), отвечая ее требованиям четкости и законченности формы, интонационной ровности и т. д.

В послеоктябрьской русской лит-pe О. встречается как исключение (напр. у Панова - Д. Туманного - «Домик в Свердловске») в силу того, что интонационная напряженность и выразительность стиха создают строфические формы, резко отличные от выдержанной монотонии О.

Библиография:

см. Метрика, Строфа.

ОКТЯБРЬ [ЖУРНАЛ]

«ОКТЯБРЬ» - современный ежемесячный литературно-художественный и общественно-политический журнал. Начал выходить с 1924 как орган Московской ассоциации пролетарских писателей, под редакцией Л. Авербаха, А. Безыменского, Г. Лелевича, Ю. Либединского, С. Родова, А. Соколова, А. Тарасова-Родионова. С 1925 «О.» стал органом РАПП. В редакцию были введены Ф. Гладков, Ф. Березовский, А. Зонин. В 1926 журнал редактировался Г. Санниковым, с 1927 до 1931 - А. Серафимовичем, в 1931 - Л. Авербахом. Состав редколлегий за этот период часто сменялся. После постановления ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 редактор - Ф. Панферов, в редколлегию входят А. Афиногенов, А. Безыменский, А. Жаров, В. Ильенков, М. Огнев, А. Сурков, М. Шолохов, И. Нович. С 1933 «О.» - орган Оргкомитета Союза советских писателей РСФСР.

В истории развития советской литературы «О.» имеет определенные заслуги. Первоначально журнал отражал те идейно-художественные принципы, которые выдвигала группа писателей «Октябрь» (см.). Абстрактной романтике - вообще творческим установкам «Кузницы» - была объявлена война, и журнал демонстрировал творческую практику тех писателей, к-рые ставили своей задачей отражение текущей практики пролетариата, показ конкретных людей. В передовой первого номера основными задачами выдвигались сплочение и воспитание пролетарских писателей, борьба с классово враждебными течениями в лит-pe и критике, теоретическое обоснование путей развития пролетарской литературы. В творческом отделе журнала проходили значительные, вошедшие в актив пролетарской социалистической литературы произведения: «Разгром» Фадеева, стихи и поэмы Безыменского, «Тихий Дон» Шолохова, «Бруски» Панферова, «Ведущая ось» Ильенкова, «Ненависть» Шухова, «Станица» Ставского и др. Журнал объединил вокруг себя основные силы пролетарской литературы и выдвинул ряд новых крупных имен.

«О.» вел борьбу с троцкизмом в литературе. Статьи против Воровского, Горбова заострены, полемичны, но в то же время борьба с троцкизмом, позднее с переверзевщиной, с Литфронтом велась «О.» не всегда с позиций последовательного марксизма-ленинизма. Как в теоретическом, так и в художественном отделах журнала лозунг диалектико-материалистического творческого метода применялся в схоластическом толковании. Журнал печатал роман Ю. Либединского «Рождение героя», не дав этому произведению должной оценки. В 1928 и 1929 журнал поместил ряд статей Авербаха, Ермилова, в к-рых наряду с правильными выводами о характере пролетарского искусства был дан идеалистический лозунг о «живом человеке». Нашла свое отражение в «О.» и ошибочная позиция РАПП, особенно его последнего периода, по отношению к писателям мелкобуржуазной интеллигенции, рассчитанная не на перевоспитание последних, а на отсечение и изоляцию. «О.» поместил ряд огульно-разносных статей и рецензий, напр. о творчестве Сейфуллиной, Леонова и др. Отличалась однобокостью и постановка вопроса учобы у классиков. «О.» ориентировался преимущественно на «наследство» Л. Толстого. Поместив ряд статей о Л. Толстом, о его методе, «О.» прошел мимо других писателей-классиков. После постановления ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 журнал перестроился. Выдвигаются новые творческие кадры, журнал стремится продвинуть лучшие произведения социалистической литературы, закрепить своей работой творческий подъем. Заметно отстает критический отдел журнала.

Библиография:

Лежнев А., «Октябрь», «Печать и революция», 1924, IV; Чужак Н., Литература пролетариата, «Октябрь мысли» (М.), 1924, V-VI; Нусинов И., По журналам, «Книгоноша», 1926, VI; Н. Н., По журналам, «На литературном посту», 1927, I, IV, VII, X-XII, XV-XIX, XXI, XXIV; Г. Л., Журнал «Октябрь» за первую половину 1929, «Звезда», 1929, VIII; Корабельников Г., Журнал «Октябрь» в реконструктивный период (доклад на расширенном заседании правления РАПП 26 марта 1930), «Октябрь», 1930, V-VI; Сурков В., «Октябрь» должен стать творческим центром РАПП, «Художественная литература» (бюллет. ГИХЛ), 1932, IV; Колесникова Галина, Молодые писатели «Октября», «Октябрь», 1933, VII (перепеч. в сб. «Наше поколение», М. - Л., 1933); Оружейников Н., На полях журналов, «Литературная газета», 1933, №№ 28, 45, 17 июня и 29 сент. (о №№ 1-4, 7-8 «Октября» за 1933).

ОКТЯБРЬ [ЛИТ. ГРУППА]

«ОКТЯБРЬ» - литературная группа пролетарских писателей. Организовалась в 1922. Переход страны к новой экономической политике выдвинул новые требования к лит-pe. Удовлетворение этих требований было основной задачей «О.». Ядро группы составили писатели, вышедшие из «Кузницы» (см.), - А. Малышкин, А. Дорогойченко, С. Родов; члены группы «Молодая гвардия» - А. Веселый, А. Безыменский, Жаров, Шубин, Кузнецов; члены группы «Рабочая весна» - А. Соколов, А. Исбах, И. Доронин, и писатели, не состоявшие в группах, - Ю. Либединский, Г. Лелевич, А. Тарасов-Родионов и др. В последующие годы в «О.» вступили Ф. Березовский, Д. Фурманов и др.

Отвлеченному пафосу, революционной романтике писателей «Кузницы», значительная часть к-рых растерялась и не поняла нэпа, писатели «О.» противопоставили новые творческие лозунги: «оставить общие воззвания и дать живого человека»; показать рабочий класс с его революционной практикой в лице конкретных пролетариев. Творческие установки «Октября» нашли заостренное выражение в стихотворении Безыменского «О шапке» и были реализованы в произведениях «Неделя» Либединского, «Шоколад» Тарасова-Родионова, стихах Безыменского и т. д. «Октябрь» был воинствующей группой, стремившейся сплотить писателей и свои творческие лозунги сделать господствующими. Группой стал издаваться журн. «Октябрь» (см.). Вслед за тем был организован литературно-критический журн. «На посту», широко пропагандировавший идеи «О.». «О.» явился основоположником Ассоциации пролетарских писателей и дал направление творческим и организационным установкам РАПП. Первые элементы распада группы наметились в 1923, когда часть руководства оказалась в лагере троцкистов. Новое руководство «О.» - Авербах, Лузгин и др. - не обеспечило подъема в работе группы. Просуществовав до 1925, группа «Октябрь» была распущена постановлением РАПП.

Библиография:

Лелевич Г., Творческие пути пролетарской литературы, Л., 1925; Коган П. С., Пролетарская литература, изд. «Основа», Иваново-Вознесенск, 1926; Родов С., В литературных боях, изд. «Жизнь и знание», М., 1926; Литературные манифесты. От символизма к Октябрю. Сборник материалов. Приготовили к печати Н. Л. Бродский, В. Львов-Рогачевский, Н. П. Сидоров, М., 1929; Саянов В., Современные литературные группировки, издание 3-е, Ленинград, 1931.

ОКУЛОВ

ОКУЛОВ Алексей Иванович (1880-) - современный писатель. Активный участник революции 1905. Профессиональный революционер-большевик. Во время гражданской войны - командир войск Вост. Сибири. Член Реввоенсовета. В литературу вошел еще до революции. В 1924 вновь вернулся к деятельности писателя. Был членом группы «Перевал».

Первоначально О. давал беглые, композиционно не слаженные зарисовки предреволюционной жизни («На Амыле-реке», 1916), обнаруживая остроту восприятия действительности и большое чутье жизни природы. Отдельные моменты героической гражданской войны, ряд метких характеристик предателей революции составляют содержание «Записок Иванова».

В период нэпа Окулов привнес в свое творчество нотки гуманизма. Обращался Окулов и к разработке историко-революционных тем, давая сюжетно-приключенческие повести. В основу сюжета его «Камо-Вологодской республики» положены эпизоды революционной борьбы 1905. Разработка революционной тематики, наблюдательность, меткость характеристик - все эти положительные качества творчества Окулова снижены, с одной стороны, наличием гуманистических настроений, с другой стороны, погоней за приключенческой занимательностью и эффектами.

Библиография:

I. На Амыле-реке, Сборник рассказов, изд. «Северные дни», М., 1916 (переиздано изд-вом «ЗиФ», М., 1925); Записки Иванова, Рассказы, «Московский рабочий», М., 1926; Нежданная встреча, «Федерация», М., 1926; Побег, «Федерация», М., 1930; Камо-Вологодская республика, ГИХЛ, М., 1931.

II. Пакентрейгер М., «Красная новь», 1926, № 7; Вржосек С., «Звезда», 1928, XI; Богословский Н., «Печать и революция», 1928, I; Перимова Т., «Книга и революция», 1930, VII; Красовский Ю., «На литературном посту», 1930, VII; «Книга - строителям социализма», 1931, № 5; «На литературном посту», 1931, № 3; Горький М., «Правда», 1931, № 108; Александров Г., «Книга - молодежи», 1932, № 1-2.

III. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия, т. I, Гиз, М - Л., 1928.

ОКУНЕВ

ОКУНЕВ Яков Маркович (1882-1922) - писатель. Р. в Бессарабии в еврейской мелкобуржуазной семье. С 1903 по 1907 - участник революционного движения, подвергался аресту и высылке. В годы реакции от движения отошел. В июле 1917 вступил в ВКП(б). Работал при политотделе на фронте редактором газет. Исключен из партии в 1923 за нарушение партийной дисциплины. Печатается с 1903. Журналист по профессии, О. - автор многих очерков, рассказов, романов, путешествий, статей и брошюр.

И в своей политической жизни и в творчестве О. выступает как типичный представитель той мелкобуржуазной интеллигенции, к-рая, примыкая к пролетарскому революционному движению в период его подъема, не срастается с ним органически, а остается невыдержанной и неустойчивой в своей революционности. Для О. характерны скачки от одного жанра к другому, поверхностная их разработка, отсутствие единой идейной направленности и эклектизм литературных влияний (от Л. Андреева до Горького). Первая книга рассказов «Каменное иго» пестра стилистически и тематически. Неоформленные революционные настроения перемежаются декадентскими мотивами и безыдейным бытовизмом. В империалистическую войну О. был в рядах патриотических писателей: в сб. очерков («Воинская страда», «В огне войны») реалистический показ ужасов войны сдобрен слащавым восхвалением героического патриотизма русской армии.

Лучшее произведение О. - роман «Грань» - написано после Октябрьской революции, в годы активной партийной работы О. (1922). Реалистически даны картины подпольной борьбы, подготовившей революцию 1905, разнообразные фигуры представителей движения О. четко и убедительно показывает идейное банкротство меньшевизма и борьбу большевистской фракции. На художественной высоте, достигнутой в «Грани», О. не удержался. Одновременно с «Гранью» и после нее он создал ряд идейно расплывчатых произведений на случайные темы.

Библиография:

I. Каменное иго, Рассказы, изд. «Прометей», СПБ, 1913; Воинская страда, Боевые впечатления, изд. «Прометей», П., 1915; На передовых позициях. Письмо с Ипра. Вооруженный народ и др., изд. кн-ва б. М. В. Попова, П., 1915; Грядущий день, изд. «Прибой», Л., 1923; Катастрофа, Повесть, изд. «Молодая гвардия», Москва - Ленинград, 1927; Грань, Роман, изд. то же, Москва. - Ленинград, 1928; Черная кровь, Роман, изд. ЦК Союза горнорабочих СССР, Москва, 1928; Святые вредители, Роман, изд. «Безбожник», Москва, 1929; Там, где восходит солнце, Гиз, Москва - Ленинград, 1930; По Китайской восточной дороге, изд. «Работник просвещения», Москва, 1929; В стране генералов и кули, изд. то же, Москва, 1930; Зея, изд. «Огонек», Москва, 1930; Кочевая республика, Учпедгиз, Москва - Ленинград, 1931.

II. Асеев Н., «Печать и революция», 1924, кн. II (отзыв о романе «Грядущий день»); Озябкин М., «Рабочий читатель», 1925, № 7; Юхвец Фрума, «Молодой большевик», 1925, № 1.

III. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия (1917-1927), том I, Москва - Ленинград, 1928.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV