Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "П" (часть 12, "ПУЛ"-"ПЯТ")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "П" (часть 12, "ПУЛ"-"ПЯТ")

ПУЛ

ПУЛ Эрнест (Ernest Poole, 1880-) - американский журналист и писатель. Работал корреспондентом в России в 1905 и в 1917-1918. Близко стоял к рабочему движению; помогал Э. Синклеру собирать материал для «Джунглей». Наиболее социально-значительное его произведение - роман «The harbour» (Гавань, 1915) - дает картину развития нью-йоркского порта в различные периоды капитализма. В этом же романе ставится проблема положения писателя в буржуазном обществе - выбор между легким успехом и поисками социальной правды. Сам П. в послевоенный период пошел по первому пути. Место пролетарской революции заняла послевоенная «революция» в буржуазной морали, проблема «отцов и детей», брачные неурядицы миллионеров и т. п. («Silent storms» - «Немые бури», 1927, и др.). Социальные проблемы трактуются им в плане буржуазной филантропии («Nurses on horseback», 1932). Революцию 1917 П. встретил как поклонник «демократического развития» русской деревни под знаком кулацкой «американизации» («Village: Russian impressions» - «Деревня - русские впечатления», 1918). Манера П. характеризуется добросовестным, несколько бесцветным реализмом.

Библиография:

I. Voice of the street, N. Y., 1906; His second wife, N. Y., 1918; Dark people, Russia’s crisis, N. Y., 1918; The village; Russian impressions, N. Y., 1918; Hunter’s Moon, N. Y., 1925; Silent storms, N. Y., 1927; Destroyer, N. Y., 1931; Great winds, N. Y., 1933; Гавань, Роман, перев. Л. Я. Круковской, изд. «Сеятель», Л., 1924 (и в др. изд-вах: «Прибой», Л., 1924; ВЦСПС, М., 1924); То же, сокращ. перев. Э. К. Пименовой, Гиз, М.-Л., 1926; Опасность, Роман, Под редакцией В. Азова, изд. «Петроград», Л.-М., 1925.

II. Baldwin С. С., Men who make our novels, 3-rd. ed., N. Y., 1924; Mencken H. L., Prejudices, First series, N. Y., 1919 (резко отрицательная характеристика); van Doren С. С., Contemporary American novelists, 1900-1920, N. Y., 1923. Отзывы о романах П.: Благой Д., «Книгоноша», 1924, № 33(64) (о «Гавани»); Динамов С., «Книгоноша», 1925, № 25 (об «Опасности»).

ПУЛАЙЛЬ

ПУЛАЙЛЬ Анри (Henry Poulaille, ?-) - современный французский писатель. Вышел из рабочей среды, вождь лит-ой школы, группировавшейся вокруг журн. «Nouvel age», печатается с 1925. Лейтмотив ранних произведений П. - пацифистское осуждение войны, разрушительницы личного счастья. В сборнике новелл «ames neuves» (1925) нищенское существование полурабочих, полуремесленных семей в послевоенные годы дано через детское восприятие (контрастное сопоставление непосредственных радостей бытия ребенка и осознания им ужасов нужды). В романе «L’enfantement de la paix» (1926) показаны несчастия бывших фронтовиков, увидевших, что их места в жизни заняты. Но герои П. не проникаются пафосом борьбы с социальным злом.

В 1930 П. выпустил книгу теоретических и критических статей «Nouvel age litteraire», в к-рой изложил в духе социал-реформизма свое понимание пролетарской литературы и стоящих перед ней задач. Считая, что творчество пролетарских писателей должно исходить из натуралистических принципов Золя и его школы, он призывает строить литературное произведение на документации фактов рабочего быта и психологии, выступает против политической направленности в литературе, как препятствующей «объективному» изображению действительности. Вышедший в 1931 роман П. «Le pain quotidien» дает конкретную иллюстрацию теоретических положений автора. Продолжая, как и в ранних произведениях, описывать беды и несчастия рабочего люда, П. с натуралистической точностью рисует сцены труда, домашней жизни, описывает стачку, выборы в парламент, празднование 1-го мая, выводит как эпизодических лиц социалиста, анархиста, но во всем этом абсолютно отсутствует что-либо похожее на пробуждение классового самосознания, пафос революционной борьбы. Жалкими и ничтожными рисуются герои П. даже в своих попытках протеста и проявлениях элементарной солидарности.

Как в области теории, так и в своей художественной практике Пулайль - представитель буржуазной агентуры в рабочем классе, пытающийся притупить классовое сознание пролетариата и отвлечь его от революционной борьбы.

Библиография:

I. Ils etaient quatre, Roman, 1925; Charlie Chaplin, 1927; Le train fou, Roman film, 1928; Избранные рассказы (из сборника «ames neuves»), авторизован. перев. Г. Нашатырь, М., 1927; Мир заключен, Роман, перев. К. И. Варшавской, Л., 1927; Письмо Сюзанны Энгельсон к Анри Пулайль и его ответ, «Литература мировой революции», 1931, № 5-6.

II. Guehenno J., Litterature proletarienne, «Europe», 1931, 15/XII, p. 568; Bernard M., Le pain quotidien par H. Poulaille, «Nouvelle revue francaise», 1932, l/II, p. 302; Fernandez R., Le pain quotidien d’Henry Poulaille, «Marianne», 1934, 16/V, p. 4; Ромов С., Анри Пуляйль, «Nouvel age litteraire», P., 1930, «Иностранная книга», Серия литературно-художественная, 1930, № 2, октябрь; Селивановский А., «Пролетарская» литература г-на Пуляйля, «Литература мировой революции», 1932, № 5-6; Эйхенгольц М., «Проблема Золя» во Франции, «Литература мировой революции», 1932, № 5.

ПУЛЬЧИ

ПУЛЬЧИ Луиджи (Luigi Pulci, 1432-1484) - итальянский поэт эпохи Ренессанса (см.). Р. во Флоренции в буржуазной семье. Был приближенным флорентийских правителей, банкиров Медичи и в частности знаменитого Лоренцо Медичи (см.). Связанный с последним тесной дружбой, П. воспевал его победы на турнирах («Giostra di Lorenzo» - «Турнир Лоренцо», 1469), развлекал его шутливыми сонетами и выполнял его дипломатические поручения в различных городах Италии.

Место Пульчи в истории литературы Ренессанса определяется его участием в кружке поэтов, группировавшихся вокруг Лоренцо и проводивших определенную литературно-политическую линию в интересах правящей Флоренцией буржуазной знати. Как сам Лоренцо, Полициано и другие поэты этого кружка, П. стремился вывести гуманистическую литературу за пределы чисто ученой академической поэзии на латинском яз., господствовавшем в Италии в первой половине XV в. Стремясь воздействовать на широкие круги мелкой буржуазии, П., как и Лоренцо, писал на народном яз., стремился демократизировать тематику и форму своих произведений, использовал мотивы и ритмы народной поэзии (так наз. strambotti), вносил элементы буффонного реализма в обрисовку действительности. В целом, Пульчи демократичнее всех прочих поэтов кружка Лоренцо; его юмор носит более грубый, но и более сочный, плебейский характер.

Особенно ясно это отразилось в главном произведении П. - поэме «Il Morgante» (Морганте, 1482-1483). Эта поэма, с одной стороны, отражала тяготение буржуазной аристократии Флоренции к рыцарскому быту и тематике, с другой стороны - высмеивала эту тематику в наивной трактовке ее так наз. кантасториями - уличными сказителями, развлекавшими народ рассказами о подвигах героев каролингского эпоса и романов Круглого стола. «Морганте» состоит из 28 песен, каждая из к-рых начинается и кончается, по примеру кантасториев, религиозным воззванием. В первых 23 песнях Пульчи точно следует за сюжетом анонимной поэмы «L’Orlando» (ок. 1380), в последних 5 песнях вольно использует другие поэмы кантасториев и в первую очередь «Spagna in Rima», повествующую о Ронсевальской битве. Сюжет поэмы - излюбленная народными певцами вражда между родом Кьярамонте, к которому принадлежат «герои» Орландо (Роланд) и Ринальдо, и родом Маганца, представителем которого является «предатель» Гано (Ганелон). Последнему удается оклеветать «героев» перед императором Карлом, который изображен глупым стариком, посылающим на гибель своих вернейших вассалов. Помимо Карла в поэме снижены также и другие главные герои. Так, Ринальдо изображен болтуном, бабником и обжорой; аппетит управляет его поступками больше, чем рыцарский дух. Даже Орландо, являющийся наиболее серьезным персонажем поэмы, имеет на себе легкий налет комизма.

Хотя главный герой поэмы - Орландо, однако Пульчи назвал ее именем второстепенного персонажа, исчезающего в XX песне, - крещенного Роландом и беззаветно преданного ему глупого, но доброго великана Морганте, обладающего колоссальной силой и таким же аппетитом (съедает за ужином целого слона и т. п.) и умирающего от укуса рака в пятку. Наименование поэмы именем Морганте - сознательный прием, которым П. подчеркнул ведущую роль в его поэме буффонного элемента и несущественность ее рыцарской фабулы. Буффонада Пульчи насыщает особенно сильно изобретенные им самим 2 комических эпизода ее - с Маргутте (песни XVIII-XIX) и с Астаротте (песнь XXV). Если Морганте - воплощение добродушной и грубой силы, то Маргутте - воплощение хитрости, плутовства и всяческих пороков. Отъявленный циник, богохульник, вор и обжора, издевающийся над всем и даже умирающий от смеха, Маргутте привлекает к себе сочувствие своим остроумием и откровенностью. Образ его дает П. возможность развернуть во всю ширь свое нигилистическое отношение к феодально-религиозным ценностям. Еще более ярко проявляется насмешливое отношение П. к религии в образе любезного дьявола Астаротте, которого П. заставляет проповедовать христианские догматы и защищать истинность католической веры.

Но буффонада пронизывает не только вставные этюды поэмы, но и ее основную фабулу. Излюбленный прием Пульчи - чудовищное преувеличение, накопление невероятнейших происшествий и подвигов, само по себе обессмысливающее их. При этом П. ведет сначала рассказ в серьезном тоне, а затем разрушает иллюзию читателя неожиданной насмешкой. Так поступает П. даже в самых патетических местах поэмы, напр. в описании Ронсевальской битвы, в котором архангел Гавриил, напутствуя умирающего Роланда, приносит ему новости с того света о Морганте и Маргутте, а апостол Петр, крякая и обливаясь потом, ежеминутно открывает двери рая для убитых французских рыцарей и глохнет от беспрестанного пения «Осанны», которым встречают в раю погибших героев.

Систематическое разрушение иллюзии, неуважение к «священным» вещам, циническая насмешка над феодально-церковной моралью, прославление житейской ловкости, хитрости и плутовства позволяют признать П. идеологом крепкого ядра флорентийской буржуазии, выступающим против аристократического вырождения ее верхушки. Эти особенности поэмы П. отличают ее от связанных с нею тематически и некоторыми приемами поэм Боярдо (см.) и Ариосто (см.) и роднят ее с поэмами Фоленго (см.), использовавшего манеру П. для борьбы с нараставшей в Италии в первой половине XVI века феодальной реакцией. С другой стороны, от П. протягивается (как непосредственно, так и через Фоленго) нить к великому буржуазному гуманисту - сатирику Рабле (см.), усвоившему метод систематической буффонной гиперболизации людей и явлений с целью их разоблачения и вдохновившемуся целым рядом образов Пульчи (Морганте, Маргутте и др.).

Библиография:

I. Лучшее издание «Morgante» вышло Под редакцией G. Fatini, 3 vv., Torino, 1927; Lettere di Luigi Pulci a Lorenzo il Magnifico e ad altri, a cura di S. Bongi, Lucca, 1886; Strambotti di Luigi Pulci fiorentino, ed. A. Zenatti, Firenze, 1887. Русских переводов Пульчи не имеется.

II. Rajna P., La materia del Morgante, «Propugnatore», (1869), t. II; Его же, La rotta di Roncisvalle, ib., (1871), t. IV; Его же, Le fonti dell’Orlando Furioso, 2-da ed., Firenze, 1900; Hubscher L., Orlando, die Vorlage zu Pulci’s Morgante, Marburg, 1886; Foffano P., Il Morgante di L. Pulci, Torino, 1891; Volpi G., Luigi Pulci, studio biografico, «Giornale storico della letteratura italiana», t. XXII, 1893; De Sanctis F., Il Morgante, «Scritti varii, inediti o rari», a cura di B. Croce, Napoli, 1898; Einstein L., L. Pulci and the Morgante maggiore, Berlin, 1902; Momigliano A., L’Indole e il riso di Pulci, Rocca S. Casciano, 1907 (переизд. в 1926); Pellegrini C., L. Pulci: l’uomo e l’artista, Pisa, 1912; Его же, La vita e le opere di L. Pulci, Livorno, 1913 (переизд. в 1927); Гаспари А., История итальянской литературы, том II, М., 1897; Оветт А., История итальянской литературы, СПБ, 1908, и Гиз, М.-П., 1923.

ПУМПУРС

ПУМПУРС Андрей (Andrejs Pumpurs, 1841-1902) - латышский поэт. Один из идеологов нарождавшейся латышской буржуазии, к-рая под знаменем национального освобождения подняла в 60-х гг. на борьбу против феодализма, против немецкой бюрократии бесправное латышское крестьянство. В поэзии и в общественной деятельности П. отразились и сила и слабость этого движения: его прогрессивный, но не революционный характер, политическая наивность его вождей, надеявшихся, что в борьбе против немецких баронов их поддержит русский царизм, и наконец переход движения в реакционное русло после реформы 60-х годов, удовлетворившей требования зажиточного крестьянства. Пумпурс - восторженный глашатай идеи освобождения латышского народа, он же - верный слуга царизма, военный чиновник, в 1877 отправившийся добровольцем на сербско-турецкую войну. Его поэзия - романтическая идеализация национальной старины, эпохи воображаемой свободы и благоденствия латышского народа. На возрождение в будущем этого несуществовавшего строя П. и возлагал свои восторженные надежды. В доказательство славного прошлого П. создал мифы о древних латышских богах и героях: стихотворение «Иманта», эпос «Lāčplēsis» (Лачплэсис) и др.

В смысле чистоты, гибкости и образности языка поэзия П. и его соратников намного превосходит творчество латышских писателей предыдущей эпохи.

Библиография:

Andreja Pumpura raksti, 3 izd., Riga, 1925 (с биографич. очерком R. Klaustins’a); Izlasīti raksti, Riga, 1927; Lāčplēsis, Latvju tautas varonis, 3 izd., Riga, 1929.

ПУНКТУАЦИЯ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ПУРАНА

ПУРАНА (от древнеиндийского purānam ākhyānam - «древнее предание») - жанр древнеиндийской поэзии, религиозно-философская эпопея, включающая согласно указаниям туземных поэтик следующие обязательные «пять примет» (pañcalakṣaṇa):

1. sarga - космогония;

2. pratisarga - «воссоздание» циклически уничтожаемых и воссоздаваемых миров;

3. vaṃça - «родословная богов» и святых отшельников (риши);

4. manvantarāṇi - эпохи праотцев рода человеческого (ману) и

5. vaṃçānucarita - «история родословных» царских династий Индии. Объединяя так. обр. космогонические мифы и исторические предания, П. занимают видное место в культовой литературе индуизма, пропагандируя культы Вишну или Шивы; представляют они, как показывают новейшие исследования, и известную ценность как источник по истории домусульманской Индии.

Художественная ценность П. не велика: окончательно оформленные сказителями брахманской касты, использовавшими их для прославления святынь своего храма, предназначенные для воздействия на слушателей из низших каст, пураны поражают неистовыми гиперболами (например любовная встреча царя Пурураваса и нимфы Урваши продолжалась 61 000 лет), путанным темным изложением, неряшливостью метра и небрежным языком. Традиция называет 18 пуран, таково и число дошедших до нас памятников. Это:

1. Брахма-П., или Ади-П. («Пурана начала»), посвященная прославлению святилища в Ориссе;

2. Падма-П. («Пурана лотоса»), содержащая наряду с многочисленными мифами вишнуизма миф о сотворении мира богом Брахмой;

3. более древняя по характеру Вишну-П., одна из основных культовых книг вишнуизма;

4. шиваитская Вайю-П.;

5. наиболее прославленная Бхагавата-П., повествующая о воплощениях Вишну;

6. развивающая учение о бхакти (спасение через любовь к богу Вишну) Нарада-П.;

7. Маркандейя-П., во многом примыкающая к Махабхарате (см.);

8. Агни-П., выделяющаяся своим энциклопедическим характером среди остальных П. и вложенная в уста бога огня - Агни;

9. Бхавишьят-П. - П. пророчеств;

10. Брахмавайварта-П., содержащая ряд мифов о богине Пракрити («первоматерии»), о слоноголовьем боге Ганеша и в особенности о Кришна-Вишну, прославлению которого она посвящена;

11. Линга-П., раскрывающая мистическую символику шиваитского культа фаллуса (линга);

12. Вараха-П. - собрание вишнуитских молитв и ритуалов;

13. Сканда-П., не представляющая единого произведения, но охватывающая целый цикл произведений;

14. Вамана-П., посвященная воплощению Вишну в виде карлы;

15. Курма-П., излагающая учение об эманациях (шякти) Шивы;

16. Матсья-П., включающая миф о спасении Ману во время потопа богом Вишну, воплотившимся в большую рыбу (матсья);

17. Гаруда-П., вкладывающая прославление бога Вишну в уста мифической птицы Гаруда;

18. Брахманда-П., т. е. «Пурана о яйце Брахмы».

Наиболее спорным является вопрос о хронологическом приурочении цикла. Хотя упоминания о П. находим уже в Ведах, дошедшие до нас тексты - значительно более позднего происхождения. Постоянно встречающееся в них описание «железного века» («века Кали») свидетельствует о близости их возникновения к эпохе чужеземного порабощения Индии - мусульманского завоевания XII в., по мнению одних ученых, завоевания гуннами VI в. - по мнению других. Ряд исторических свидетельств заставляет считать последнее мнение более вероятным.

Библиография:

На европейские языки переведены: The Vishṅu Puráṅa, by H. H. Wilson, L., 1840, 2-nd. ed., by F. Hall, 5 vv., L., 1864-1877; Le Bhâgavata Purâṇa, par E. Burnouf, t. 1-3, P., 1840-1847; The Mārkaṇḍeya-Purāṇa..., by F. E. Pargiter, Calc., 1888-1905; The Agni-Purāṇa..., by M. N. Dutt, Calc., 1903-1904; The Garuḍa-Purāṇa..., by M. N. Dutt, Calc., 1908. Кроме того неоднократно переводились отдельные разделы и эпизоды: Wilson H. H., Puranas or an account of their contents and nature, 2-nd ed., Calc., 1898. См. Индийская литература.

ПУРАПУТЕ

ПУРАПУТЕ Ян (Jānis Purapuķe, 1864-1902) - латышский писатель. Сын батрака. Окончил учительскую семинарию, затем учительствовал. Автор ряда рассказов, повестей и романов. Наиболее ценное его произведение - «Свой уголок, своя полоска». Это - реалистическое изображение суровой борьбы безземельного крестьянина, потом и кровью добивающегося «своего уголка» и становящегося собственником усадьбы. Слабые в художественном отношении, произведения П. проникнуты консервативной идеологией. П. борется против «нового течения» (см. Латышская литература) - идейного направления 90-х гг., охватывавшего как легальных марксистов, так и первых проповедников революционного марксизма в Латвии. Он враг эмансипации женщины (памфлеты «Новое течение», «Наши современные девушки», роман «Враг женщин»). В творчестве П. реализм переплетается и с слезливым сентиментализмом и с грубым натурализмом.

Библиография:

Послевоенные издания: Mazie stāsti, (Riga), 1931; Leišu svētbilžu griezējs, Stāsts iz agrākās leišu dzives, Riga, 1928.

ПУРИЗМ

ПУРИЗМ (латинское puras - «чистый») - направление в строительстве литературного языка, ставящее своей задачей стабилизацию его лексики, «очищение» ее от всех элементов, осуждаемых литературным каноном, в первую очередь от иностранных слов, и дальнейшее обогащение языка словами, образованными исключительно средствами родного языка.

В сущности в лингвистических трудах в понятии «пуризм» объединяются весьма различные по своей социальной значимости явления, чем объясняются и расхождения в его оценке.

В эпоху становления так наз. «национальных» литературных языков, в особенности в странах, экономически отсталых, господствующие классы к-рых целиком усвоили иноязыкую культуру более передовых стран, явления П. возникают в связи с ростом национального самосознания и свидетельствуют о стремлении найти более широкую «народную» базу для литературного языка, разбить его сословную ограниченность и создать единство языка в стране - «одно из важнейших условий действительно свободного и широкого, соответствующего современному капитализму торгового оборота». Такова напр. борьба с галлицизмами в русском литературном языке в сер. XVIII в. или аналогичная борьба с alamode’измами в немецком литературном языке XVII века. Следует отметить, что, выступая против загромождения языка иностранными элементами, доступными лишь немногим двуязыким представителям господствующего класса, «очистители» языка этих эпох широко используют вместе с тем опыт языкового строительства более передовых стран, в особенности в области синтаксиса и семантики, обогащая язык кальками (см.) и новыми синтаксическими оборотами.

Совершенно другой характер носит пуристическая практика господствующих классов буржуазного общества в эпоху империализма. Выступая против «засорения» языка международными политическими и научными терминами, заменяя их переводами, часто нарочито неверными и искажающими значение слова, П. этой эпохи стремится отгородить свой язык от сближений с другими языками, уничтожить возможность его интернационализации, замкнуть мышление трудящихся масс в узкие рамки «только национального». Убедительным примером подобного П. служит Sprachreinigung немецкого фашизма. В отличие от демократизирующей язык и идущей по линии его развития деятельности эпох становления буржуазных государств этот П. глубоко реакционен и антиисторичен, пытаясь задержать необходимое развитие языка.

Поэтому во избежание объединения двух этих в корне различных социальных явлений в одном понятии «П.» целесообразно применять этот термин только для обозначения языковой практики последнего типа, обозначая необходимый в первоначальном развитии национальных литературных языков этап устранения ненужной иностранщины термином «очистка языка». Это уточнение терминологии особенно важно в виду того значения, к-рое вопросы языкового строительства имеют в национальном строительстве народов СССР. Разработка национальных литературных языков в условиях социалистического строительства, требуя тщательной очистки литературного языка от унаследованных чужеклассовых элементов, его засоривших (ср. Ленин, Об очистке русского языка; Горький, О языке), протекает вместе с тем в энергичной борьбе со всеми попытками остатков разбитых классов провести в этом строительстве линию буржуазного П. (ср. разоблачение буржуазно-националистических вылазок в языковом строительстве Украины, Белоруссии и среднеазиатских республик). См. Язык.

ПУРИМШПИЛЬ

ПУРИМШПИЛЬ - общее название еврейских народных театральных текстов и спектаклей, постановка которых приурочивалась преимущественно к празднику «Пурим». В основу П. легла легендарная история о персидском царе Артаксерксе и его царедворце Амане, помышлявшем об истреблении евреев и погибшем в результате вмешательства еврея Мардукая и его племянницы царицы Эсфири. Кроме этого П. включал в себя обработанные библейские сюжеты «О прекрасном Иосифе», о «Заклании Исаака», об «Исходе евреев из Египта», о «Давиде и Голиафе», о «Соломоне Мудром и пророке Ионе» и т. д. Театральный жанр П. появляется в XVI веке, хотя зачатки примитивных карнавальных П. восходят еще к 1415. В различные эпохи в зависимости от тех или иных социальных отношений П. менял свой характер, проделав эволюцию - от религиозно-проповеднической драмы через моралистически-бытовую оперу к народно-шутовскому зрелищу в стиле «comedia dell’arte». Театральное развитие П. относится к началу XVIII века. К этому времени тексты П. начали приобретать характер сатиры на богачей и раввинов. Это вызвало гонение со стороны последних вплоть до запрета постановок и уничтожения текстов. Впоследствии сатирические П. разыгрывались любителями из еврейской ремесленной бедноты. Стихотворная форма П. определенно влияла на первые этапы развития еврейской поэзии. Сохранился рукописный экземпляр П., датированный 1697. Первый печатный пуримшпиль вышел в 1708.

ПУРЦЕЛАДЗЕ

ПУРЦЕЛАДЗЕ Антон (1839-1913) - грузинский публицист, беллетрист и критик. Р. в семье мелкого дворянина. Свою литературную деятельность начал в 1858 в дворянском органе «Цискари», однако через некоторое время прекратил свое сотрудничество в нем. В 1866 на мингрельском бытовом материале П. написал свой полуисторический роман «Маци-Хвития», который в свое время имел большой успех у широкой читающей публики.

В 1869 П. - один из руководителей и активных сотрудников журн. «Мнатоби», в 1873-1874 - редактор с.-х. газеты «Гутнис деда». В этих двух органах П. поместил ряд статей об актуальных социально-экономических проблемах. Статьи написаны под большим влиянием русского народничества и зап.-европейского утопического социализма. В 70-х гг. П. принимал активное участие в народнических кружках. Впоследствии он отошел от своих прежних народнических воззрений и уже в 80-х годах примкнул к дворянскому либерализму.

П. известен как прозаик. Его произведения, написанные под сильным влиянием русских «шестидесятников», насквозь проникнуты духом воинствующего демократизма («Марта», «Китеса», «Приключение трех», «Горе праведникам» и др.). П. рисовал в них картины кабальной жизни и обнищания крестьян, смело выступая против их угнетения. Особое внимание уделял П. в своем творчестве вопросам семейного быта (на материале крестьянской жизни). Интеллигенты у П. увлечены естественными науками, идеями франц. революции. Один из его героев («Горе праведникам») - ярый приверженец социалистических идей, борющийся против социальной несправедливости, - уходит волонтером в отряд Гарибальди, а затем погибает на баррикадах Коммуны возле коммунара Делеклюз.

В формальном отношении рассказы П. недостаточно отделаны, композиционно не выдержаны, язык не отшлифован. Но при всех своих недостатках они по существу имели большое прогрессивное значение.

В 80-90-х гг. П. написал проникнутую националистическим духом большую историческую монографию «Георгий Саакадзе и его время». В своих критических статьях П. был единственным в Грузии проводником нигилистически-эстетических воззрений Писарева.

Библиография:

Кроме указ. в тексте: На грузинск. яз.: Грузинская литература, «Цискари», 1863; О нашей литературе и печати, «Цискари», 1866; Разбойники, Трагедия, Тифлис, 1879; Цкалоба, Поэма, 1894; Жидовка, Трагедия, Тифлис, 1900; Общее владение земли, изд. 2, Тифлис, 1905; Человечество и народничество, Тифлис, 1906; Деньги и их значение, Тифлис, 1906. На русск. яз.: Наши общественные дела, «Закавказская речь», 1911-1912.

II. «А. П. Пурцеладзе», Сборник статей, Тифлис, 1914; Каладзе Р., А. Пурцеладзе (монография), Тифлис, 1924; Хундадзе Сем., История социализма в Грузии, т. I, Тифлис, 1927. На русском языке: Хаханов А., Очерки по истории грузинской словесности, том IV.

ПУТЕШЕСТВИЕ

ПУТЕШЕСТВИЕ - наравне с хроникой (см.) - одна из форм изложения научной литературы (гл. обр. до сер. XIX в.), именно форма изложения географич. и этнографич. сведений. В этом понимании П. выходит за пределы изучения художественной литературы и привлекается к историко-литературному анализу лишь в той мере, в какой в известные эпохи (эпохи синкретизма прозаических жанров) оно является показательным для характеристики литературных стилей. Так, в этом плане подлежат изучению П. античных писателей или «паломничества» раннего средневековья. Однако П. как форма изложения оказывает огромное влияние на развитие художественной литературы, выступая в качестве одного из наиболее распространенных способов композиции в повествовательных и описательных жанрах.

Уже в античной литературе засвидетельствованы две типичных формы художественного путешествия. Путешествие в качестве основного сюжетного стержня авантюрной эпопеи («Одиссея») и романа как авантюрного (поздне-греческие романы), так и нравоописательного, сатирического («Сатирикон» Петрония) стремится создать фикцию реальности изображаемого. Наряду с этим П. пародийное (Лукиан) построено именно на убеждении читателя в нереальности сообщения.

Как сюжетный стержень П. проходит во всех видах авантюрной эпопеи и романа - от пилигримских саг средневековья (путешествие Брандана) через куртуазный роман (поиски св. Грааля) и роман галантно-рыцарский (путешествие Амадиса и других странствующих рыцарей, пародически - путешествие Дон-Кихота), через плутовской роман («скитания» Лазарильо, Жиль-Блаза и др.) и робинзонаду (путешествие Робинзона Крузо), через роман бытовой нравоописательный (П. как основной сюжетный стержень романов Филдинга, Смоллета, Диккенса, Теккерея, Гоголя) и приключенческий (П. в романах Марриэта, пародически - путешествия Мюнхгаузена) вплоть до романа научно-популярного (П. в романах Жюль Верна) и экзотического (П. в романах Стивенсона, Дж. Лондона, Конрада и др.). Разумеется, вместе с изменениями творческого метода, жанра и стиля меняются и все моменты изображения П. Меняется мотивация П. - паломничество, торговая поездка, поход дополняются П. исследовательским, образовательным, в поисках работы. Меняется с уточнением географических сведений маршрут П. - необычайные приключения переносятся из «Липкого моря» и «Вертящихся островов» средневековья на «белые пятна» карт Америки, Африки, Азии. Меняется характер изображения - в центре интереса стоит то необычайность, экзотика приключения (П. в романе авантюрном, приключенческом, экзотическом) то, напротив, обыденное, типическое среды (П. в романе нравоописательном и сатирическом). Разумеется, что в последнем случае мотив П. приобретает характер чисто внешнего скрепления, поскольку он дает автору возможность переносить действие из одной среды в другую; самое же П. не привлекает внимания ни автора ни читателя.

Следует отметить, что свойственный творческому методу сентиментализма и романтизма, а отчасти и реализма (психологический роман) перенос внимания с внешней среды на переживания героя создает в XVIII-XX веках виды литературного П., не свойственные более ранним эпохам: сентиментальное П. (путешествия Стерна, Карамзина), перерастающее иногда в публицистическую форму («Путешествие из Петербурга в Москву» Радищева), и лирическое П. (путешествие Чайльд-Гарольда Байрона).

Близко к этим жанрам примыкает и путешествие как форма «воспитательного романа» («Вильгельм Мейстер» Гёте, «Гейнрих фон Офтердинген» Новалиса). Во всех этих видах романа впечатления путешествия интересуют автора не сами по себе, но лишь теми переживаниями, к-рые они пробуждают «в душе героя».

Другая линия литературного использования путешествия - «вымышленное П.» (voyage imaginaire) - создает одну из распространеннейших форм романа утопического и сатирического, начиная от Сирано де Бержерака и Вольтера и кончая - в современной литературе - Г. Уэлльсом. И здесь общей является лишь внешняя схема П., конкретное же ее содержание бесконечно изменяется.

Наряду с повествовательными жанрами путешествие широко используется в описательных жанрах - от излюбленных «прогулок» ложноклассической и сентиментальной поэзии (Брокес, Делиль, кладбищенская поэзия) до П. как скрепляющего стержня очерковой литературы («Путешествие в Эрзерум» Пушкина, «Фрегат Паллада» Гончарова). См. Описательная поэзия, Очерк, Роман.

ПУТИНАС

ПУТИНАС (В. Миколайтис, 1891-) - крупнейший современный литовский поэт-символист. Выходец из крестьянско-кулацкой среды, П. стал католическим ксендзом, затем учился в духовной Академии (Петроград) и в университете (Швейцария). В Литве редактировал общественно-литературный журн. «Židinys» (христианско-демократического направления); в настоящее время профессор Ковенского университета (по кафедре литовской литературы).

Как поэт Путинас выступил в предвоенные годы. Его стихотворения этого периода, воспевающие природу и родину, носят на себе отпечаток религиозного мистицизма. В годы войны П. опубликовал национально-романтическую поэму «Kunigaikatis Žvainys» (Князь Жвайнис), воспевающую княжеское средневековье Литвы. В эти годы П. выдвинулся в первые ряды литовской поэзии как большой мастер стиха.

После выделения Литвы в самостоятельное государство Путинас стал наиболее ярким представителем литовского символизма с его стремлением отрешиться от всего земного и уйти в «чистое искусство», природу, внутренний мир художника, в религиозную мистику. Его творчество наиболее ярко выражает упадочнически-пессимистическую струю современной литовской буржуазной литературы (цикл стихотворений «Гимны пессимизма», стихотворения «Раб», «Погасли огни», «В дыму сигары» и др.). Идеолог буржуазной интеллигенции, видящий загнивание своего класса, Путинас на этот период становится певцом буржуазной обреченности (сборник стихов «Tarp dviejų aušrų» - «Между двумя зорями», 1927).

В последние годы П. издал трехтомный роман автобиографического характера «Altorių šešely» (В тени алтарей), являющийся по мастерству лучшим психологическим романом в литовской литературе. В романе Путинас доказывает, что сан ксендза не совместим с подлинным художественным творчеством. Роман этот, имевший значительный успех в широких кругах читателей и крайне огорчивший клерикалов, все же не идет дальше узко-индивидуалистической критики буржуазно-клерикального общества. Кончается он надеждой писателя на фашистский переворот.

Известны также символические драматические произведения П. - «Valdovas» (Правитель, 1930), «Liedas ir Moteris» (Цветок и женщина), «Nuvainikuota vaidilute» (Развенчанная вайделота) и др.

П. известен и как представитель идеалистическо-эстетского направления в современной литовской буржуазной критике.

Библиография:

Putino Rastai, 2 vv., Kaunas, 1921.

ПУХМАЕР

ПУХМАЕР Антонин Ярослав (Antonin Jaroslav Puchmajer, 1769-1820) - один из основателей новой чешской поэзии. С 1807 - ксендз в Раднице. Известность приобрел вначале как филолог-славист, издал русскую грамматику на немецком языке («Lehrgebäude der russischen Sprache», 1820). П. является одним из представителей тех групп мелкой буржуазии, к-рая отстаивала право на существование чешской национальной культуры, создавая литературные произведения на чешском языке. Творчество П. не представляет ничего оригинального. П. подражал немецкой поэзии XVIII в., частично и французской, заимствуя у последней гл. обр. тематику. Стихи П. вышли отдельным сборником после его смерти под названием «Фиалы» (Fialky, 1833).

Не будучи оригинальным поэтом, П. все-таки оказал значительное влияние на развитие чешской поэзии в формальном отношении. Его лирические упражнения, в частности издание сборников поэзии П. и его друзей (так наз. альманахи - «Sebráni básní a zpěvů», I-V, 1795-1814, т. III под названием «Nove basne»), являлись первыми сборниками новой чешской поэзии. П. ввел в чешскую литературу тоническое стихосложение, к-рое потом разрабатывали его последователи, являвшиеся уже подлинными поэтами (например Юнгман).

Библиография:

Machal A., A. J. Puchmajer, Praha, 1895.

ПУШКИН А. С.

Статья большая, находится на отдельной странице.

ПУШКИН В. Л.

ПУШКИН Василий Львович (1767-1830) - второстепенный дворянский поэт, дядя А. С. Пушкина. Служил в лейб-гвардии. С 1797 вышел в отставку и занялся исключительно литературой.

Творчество П. отражает начинающийся в условиях капитализации страны упадок дворянства и его борьбу за свое положение. У П. в его сатирах, баснях, эпиграммах заметно выражена характерная для дворянского классицизма дидактическая струя. Пушкин высмеивал расточительство, галломанию, нечестность Глупомотовых, Безмозгловых, Плутовых, наставляя «законы почитать, отечеству служить». Сколько-нибудь значительные социальные мотивы у П. редки. Чаще всего он ограничивается моралью вроде «тот счастлив, кто живет на свете осторожно», и т. п. Дидактический характер носят и религиозные стихи П., масонские песнопения, имеющие сильный верноподданнический привкус. Идеал П. - в усадебной идиллии, в помещичьей жизни, украшенной любовью и дружбой, «с сердцем чистым», «под небом ясным», там, где «обширные поля и злачные долины», где «нас песнями и пляской забавлять крестьянки из села все прибегут толпой».

Близость к сентименталистам сделала П. активным борцом с мракобесами «Беседы» (см. нашумевшие в свое время послания к Дашкову и Жуковскому) и ввела его в число членов «Арзамаса».

Борясь за дворянское процветание, П. не избежал влияния дворянского упадка. Анакреонтическая и эпикурейская лирика, утверждающая легкое, бездумное отношение к жизни, легкомысленные салонные мадригалы, шутливо-галантные сказочки, в достаточной мере нескромная шуточная поэма «Опасный сосед» (1811; самое удачное произведение П.) - все эти типичные для эпохи распада классицизма произведения имеют очень большой удельный вес в творчестве П. и выражают характерную для дворянского упадка готовность поставить наслаждение, спокойствие и беззаботность дворянина выше интересов дворянского же государства. Идеи декабристского движения глубоко чужды творчеству П. Слегка восприняв в начале 20-х гг. влияние романтизма (несмотря на борьбу с ним), а в конце 20-х гг. - реализма, он примкнул к консервативному крылу этих течений, игнорируя в романтизме мотивы протеста, а в реализме - мотивы социальной критики.

Не отличающееся значительными художественными достоинствами, творчество П. не могло сыграть заметной роли в русской литературе. Значение П. в развитии А. С. Пушкина часто преувеличивается. Оно выразилось гл. обр. в установлении личного знакомства молодого Пушкина с тогдашними литературными корифеями, с которыми Пушкин-дядя был в дружеских отношениях.

Библиография:

I. Два послания, СПБ, 1811; Стихотворения, М., 1822; Записки в стихах, М., 1834; Сочинения, изд. А. Смирдина, СПБ, 1855 (вместе с сочин. Д. В. Веневитинова); Сочинения, Под редакцией и со вступ. ст. В. И. Саитова, с биографич. очерком и примеч., изд. Е. Евдокимова, СПБ, 1893 (лучшее издание); Опасный сосед, Сатира, Лейпциг, 1855; То же, изд. В. Врублевского, П., 1917; То же, вступ. ст. и примеч. С. П. Боброва, М., 1918; То же, вступ. ст. и примеч. Бориса Садовского. Приложение: Путешествие N. N. в Париж и Лондон. И. И. Дмитриева, М., 1918; То же, Под редакцией и со вступ. статьей В. И. Чернышева, П., 1922.

II. Кроме указанных выше вступительных статей В. И. Саитова, С. П. Боброва, Б. Садовского и В. И. Чернышева, см. еще: П - в Н. К., Пушкин В. Л., «Русский биографический словарь», т. Притвиц - Рейс, СПБ, 1910 (здесь же и библиография); Н. Л., «Книга и революция», 1920, № 5, и 1922, № 9-10; Бик Э. П., «Печать и революция», 1923, № 1 (отзывы об «Опасном соседе», изд. 1918 и 1922).

ПУЭНТ

ПУЭНТ (франц. pointe - «острие») - термин, употребляемый некоторыми литературоведами для обозначения комического разрешения анекдота, остроты, иронического высказывания. Так, в строфе Гейне

«Только раз бы тебя увидеть,

Склониться к твоим ногам,

Сказать бы умирая...»

четвертая строка с ее нарочито разговорным тоном дает комическое разрешение патетическому напряжению, образуя П.:

«Я вас люблю, Madame!»

Иногда термин «П.» применяется для обозначения всякого неожиданного разрешения, в том числе и некомического; так, в стихотворении Маяковского «Сергею Есенину» П. образуется антитезой двух последних стихов:

«В этой жизни помереть не трудно,

Сделать жизнь значительно трудней».

ПФЕМФЕР

ПФЕМФЕР - см. Aktion.

ПФЛЕГЕР-МОРАВСКЫ

ПФЛЕГЕР-МОРАВСКЫ Густав (Gustav Pfleger-Moravsky, 1833-1875) - чешский писатель. По профессии - банковский служащий. Дебютировал рядом стихотворений, написанных под влиянием романтической поэзии, в частности Байрона и Лермонтова. Стихи П.-М. однако не пользовались успехом. Известность он приобрел как романист. Из его романов заслуживают внимания «Z maleho sveta» (Из мира мелких людей, 1863) и «Pani fabrikantova» (Жена фабриканта, 1867). В этих романах впервые в чешской литературе получили отображение жизнь и борьба чешского промышленного пролетариата. Особенно примечателен в этом отношении первый из них, в к-ром П. описывает забастовку и отчаянную борьбу чешских ткачей в 1848. Но как в этом романе, где борьба ткачей является основной темой, так и в «Жене фабриканта» рабочий быт и социальная борьба оказываются лишь рамкой для любовной интриги, на к-рой сосредоточено все внимание автора. Первые классовые бои чешского пролетариата писатель трактует с точки зрения мелкобуржуазного национализма, подменяя изображение классового гнета изображением гнета национального.

Романы П. не выделяются по своему художественному уровню. Реализм их поверхностен, сочетается с тяготением к романтически-условным ситуациям, ограничен рамками мелкобуржуазно-либерального мировоззрения. Интерес романов П. - в описании быта и борьбы первых чешских рабочих.

Библиография:

I. Sebrane spisy, 7 dil., Kobrov, 1898-1899.

II. Veleminský K., Gustav Pfleger-Moravsky, «Časopis Čes. Musea», 1903-1904; Jakubec J. u. Nováк A., Geschichte der čechischen Litteratur, Lpz., 1907; Novák A., Die čechische Litteratur der Gegenwart, Lpz., 1907.

ПЧIЛКА

ПЧР†ЛКА Олена (1852-1930) - псевдоним украинской писательницы Ольги Петровны Кочач, матери известной украинской поэтессы Леси Украинки (см.). Р. в г. Гадячи, б. Полтавской губ., в семье дворянина. Писала стихи, прозу. Начала печататься в 70-х гг. прошлого столетия. Сотрудничала в галицком журн. «Зоря», в альманахах «Рада», «Перший вiнок». Принадлежала к кругу буржуазно-националистической интеллигенции, возглавлявшейся М. Старицким. Произведения ее написаны под большим влиянием М. Драгоманова (см.). П. известна как переводчица произведений Гоголя, Лермонтова, Пушкина, Сырокомли, Овидия («Метаморфозы»). В 1880 под псевдонимом Н. Г. Волынский П. издала «Спiвомовки» С. Руданского (см.), с 1907 редактировала в Полтаве (потом в Киеве, 1908-1916) газ. «Рiдний край», занимавшую правые буржуазно-националистические и антисемитские позиции. После Октябрьской революции на Украине все время примыкала к буржуазно-националистической интеллигенции, возглавлявшейся С. Ефремовым, организатором контрреволюционной работы СВУ.

Библиография:

I. Автобиография, журн. «Зоря», 1888, I, III; Оповiдання, чч. 1 i 2, Киiв, 1908-1909; Думки-мережанки, 1885.

II. Миронець Р†в., Олена Пчiлка, журн. «Життя й революцiя», 1931, № 1-2.

ПЧЕЛА

ПЧЕЛА (греч. melissa - по уподоблению пчеле, собирающей сок от различных цветов) - древнерусский сборник преимущественно изречений на темы житейской морали; подобные сборники и под тем же названием встречаются и в других славянских литературах. Родина П. - Византия, где уже в V в. была составлена Иоанном Стовейским гномология по «языческим» авторам, а в VII веке - другая, включавшая также изречения христианских писателей, приписываемая Максиму Исповеднику; в XI в. они были объединены вместе монахом Антонием. Эта сборная коллекция и послужила оригиналом для русского перевода, к-рый был сделан не позже конца XII или начала XIII века. Лапидарная форма и удобочитаемость создали П. роль своего рода хрестоматии, возмещавшей отсутствие в переводе многих античных и раннехристианских писателей; ссылки на Платона, Аристотеля, Демокрита и др. у древнерусских литераторов почти всегда идут именно отсюда. Популярность П. явствует из ее раннего использования летописью (переяславо-суздальской, 1213-1219, со ссылкой: «якоже в бчеле глаголет») и юридическим сборником второй половины XIII в. «Мерило праведное». В свою очередь П. при дальнейших переделках находилась под влиянием русских памятников (каково напр. «Моление Даниила Заточника», тоже афористически построенное). Состав П. по самой его форме в отдельных случаях не предохранял конечно от вставок и других текстовых видоизменений. Кроме старого русского перевода имелся поздний украинский, изготовленный в 1599 на Волыни, в острожском Дерманском монастыре, также с греческого, но по печатному изданию XVI века К. Гесснера; здесь подбор изречений гораздо полнее. Этот сборник популяризировался не менее быстро, чем старый.

ПШИБЫШЕВСКИЙ

ПШИБЫШЕВСКИЙ Станислав (S. Przybyszewski, 1868-1927) - польский писатель, один из главных представителей направления, носившего название «Молодая Польша» (см. Польская литература). Сын сельского учителя в Прусской Польше. Юношей стал писать религиозные песни для местной католической церкви. Настоящую литературную деятельность П. начал в 90-х гг. в Берлине на немецком языке. Затем некоторое время провел в Норвегии, где сблизился с Стриндбергом. Вернувшись из Норвегии в Берлин, П. стал редактором польской «Gazeta robotnicza» (Рабочая газета, - социал-реформистского направления - ППС - с сильным националистическим уклоном), где писал передовые статьи в стиле библейских проповедей. С 1898 поселился в Кракове, где он редактировал периодическое литературно-художественное издание «Życie» (Новая жизнь), являвшееся органом «Молодой Польши».

Литературную известность П. приобретает сначала как немецкий писатель. Он становится знаменоносцем немецкого модернизма, восторженно встреченным декадентской молодежью. Как верно заметил один из историков польской литературы, «начни Пшибышевский писать у себя на родине - можно уверенно сказать, что он не имел бы никакого или почти никакого успеха. Польское общество и критика, находившиеся в то время под обаянием Сенкевича, не могли бы восторгаться... сверхчеловечностью его героев». В польскую литературу Пшибышевский вошел уже как писатель с европейским именем, привлекавшим интерес как последнее слово западной культуры. На немецком языке первоначально вышли такие произведения Пшибышевского, как «Homo Sapies», «Дети сатаны», «Epipsychidion», «De profundis», «К психологии индивидуума: I. Шопен и Ницше. II. Ола Гансон» и др. После переезда в Польшу Пшибышевский первое время переводит и перерабатывает свои написанные на немецком языке произведения, затем пишет новые, уже исключительно по-польски.

Влияние и известность П. продолжали возрастать вплоть до 1905, затем быстро пошли на убыль. В последние годы жизни П. уже не играл какой-либо выдающейся роли и лишь пользовался каждым удобным случаем, чтобы продемонстрировать свой польский национализм, католическую ортодоксальность и ненависть к коммунизму и СССР.

Время достижения П. вершины популярности - это период, когда руководящие группы польской буржуазии во всех трех частях Польши вели определенно выраженную соглашательскую политику по отношению к своим правительствам. Массы же мелкой буржуазии, на к-рой, как и на пролетариате, особенно болезненно отражался национальный гнет, легко поддавались оппозиционным настроениям. Но в отличие от революционного пролетариата протест мелкой буржуазии не был последовательным и глубоким. Мелкобуржуазные литераторы - выразители этих настроений - использовали анархистские, а иногда почерпнутые у Ницше антихристианские мотивы. Много они писали о социальной революции, но главная область, в к-рой, по их мнению, должна была произойти революция, - это искусство, главные вожаки ее - артисты: поэты, художники, музыканты - артистическая богема, революционность к-рой выражалась однако лишь в оплевывании филистера. Этот комплекс настроений мелкой буржуазии и отразил в своем творчестве П.

Во всех произведениях П. доминируют два мотива: болезненный эротизм и псевдореволюционность, оперирующая революционными темами (типы анархистов - разрушителей для разрушения) отнюдь не с целью содействовать революционному движению, а лишь для того, чтобы вызвать дрожь ужаса у буржуазных читателей. Его революционеры - это не деятели, борющиеся во имя определенных общественных идеалов, а лишь «дети сатаны», разрушающие общественный строй под давлением мистической необходимости, проистекающей из таинственных сатанинских глубин. «Дети сатаны» разрушают общественный строй и фатально губят друг друга. Сатанинская революционность - это такая же фатальная неизбежность, как половое влечение, являющееся первоисточником всяческой мудрости и одновременно элементом, приводящим к преступлению. Высочайшее наслаждение и фатально следующее за ним преступление - таковы постоянно повторяющиеся мотивы у П. После революции 1905, когда интеллигенция быстро диференцировалась, когда основная масса ее прочно и бесповоротно стала на сторону буржуазии, псевдореволюционность Пшибышевского, смешанная с эротизмом, уже ни для кого не была интересной: тех, кто твердо стал на сторону буржуазии, пугали казавшиеся теперь небезопасными анархистские фразы; те же немногие, что перешли на сторону пролетариата, поняли, что П. никогда собственно и не имел ничего общего с борющимся пролетариатом.

Болезненный эротизм Пшибышевского получил оформление прежде всего в его поэмах: «Над морем» (1899), «Андрогина» (1901), «В час чуда» (1902). Мнимая революционность Пшибышевского нашла выражение в романах «Дети сатаны» (1897), «Homo sapiens» (1898). Эротики и индивидуалисты П. оказываются нравственными банкротами. Они капитулируют перед ходячей моралью. Эта особенность творчества П. отразилась гл. обр. в его драмах, где он естественно должен был больше считаться с обывательской моралью, чем в своих романах и поэмах в прозе, рассчитанных на изысканных эстетов. Эти драмы - «Для счастья» (1900), «Золотое руно» (1901) и «Снег» (1903) - полны метерлинковских туманных намеков и недомолвок, образов, символизирующих рок. Новый материал П. пытался почерпнуть во время империалистической войны. Высказавшись за польско-германское единство в публицистическом произведении «Польша и святая война», он безуспешно старался воплотить эту новую свою идеологию в художественных образах (книга военных рассказов «Возвращение», 1916). Здесь перед нами старые герои П. - эротики, мистики, мучимые совестью индивидуалисты, к-рые стремятся искупить на войне кровью свои преступления. Последнее незаконченное произведение П. - его мемуары «Мои современники» (1926) - дает интересный материал для характеристики немецкого модернизма, к к-рому П. примыкал в первые годы своей лит-ой деятельности.

Творческие усилия П. направлены прежде всего на раскрытие подсознательных экстатических состояний, на изображение вспышек страсти, артистических стремлений, самобичевания и т. п. Язык Пшибышевского, как и у всех мистиков, - это язык, нарочито нелогичный. Поэтому чтение его в эпоху, когда исчезла почва для подобных настроений, становится почти невозможным. Язык П. не отличается богатством, а в первый период его литературной деятельности не свободен от заметного влияния немецкого.

Библиография:

I. На немецк. яз.: Zur Psychologie des Individuums, I. Chopin u. Nietzsche. II. Ola Hansson, 1892; Die Totenmesse, 1893; De Profundis, 1895; Vigilien, 1895; Unterwegs, 1895; Satans Kinder, München, 1897; Auf den Wegen der Seele; 1897; Homo Sapiens, 3 Bde, Lpz., 1898; Epipsychidion, 1900; In diesem Erdenthal der Tränen, 1900; Das grosse Glück, 1900; Totentanz der Liebe, 4 Dramen, 1902; Erdensöhne, 1905, и др. На польском яз.: Z cykłu Wigilii, 1899; Nad morzem, 1899; De Profundis, 1900; Na drogach duszy, 1900; Dla szezęścia, 1900; Androgyna, 1901; Synowie ziemi, 1901; Requiem aeternum, 1901; Taniec miłosci i śmierci; Złote Runo, 1901; Goście, 1901; Matka, 1902; Śnieg, 1903; Synagoga Szatana, 1902; Odwieczna baśń, 1905: Śluby, 1905; Gody życia, 1910; Inferno, 1910; Mocny człowiek, 3 vv., 1912-1913; Dzieci nędzy, 2 vv., 1913; Polska święta wojna, l 915; Krzyk, 1917; Il regno doloroso, 1924; Mściciel, 1927; Moi współcześni, 2 vv., 1926-1930; Полное собр. сочин., 10 тт., изд. Саблина, М., 1905-1910.

II. Cyps, S. Przybyszewski. Od antynaturalisty do mistyka, 1923; Kolbzszewski, Motywy regionalne w twórczości Przybyszewskiego, 1928; Деген Евг., Ст. Пшибышевский, «Русское богатство», 1902, IV; Фриче В., Психическая чахотка, «Курьер», 1903, № 302, 31 дек.; Его же, Психология натуралистической драмы, «Правда», 1904, IV; Храневич К., Очерки новейшей польской литературы, СПБ, 1903; Яцимирский Я., Новейшая польская литература от восстания 1863 г. до наших дней, т. II, СПБ, 1908; Фельдман В., С. Пшибышевский, «Критический альманах», кн. I, M., 1909; Давыдов С., Жизнь одинокой души, М., 1911; см. еще статьи З. Битковского и Вл. Высоцкого при т. V указанного выше «Полного собр. сочин.».

III. Pamiętnik literacki, Lwów, 1901 (в приложении приведена обширная лит-ра о П.).

ПЫПИН

ПЫПИН Александр Николаевич (1833-1904) - крупнейший представитель культурно-исторической школы в литературоведении (см. Методы домарксистского литературоведения). Р. в дворянской семье. Учился в саратовской гимназии, Казанском и Петербургском ун-тах (1849-1853). Первая печатная работа - отрывки из кандидатской диссертации о Вл. Лукине (1853). С 1857 - магистр русской словесности. 1858-1860 провел в заграничной командировке; 1860-1861 - профессор СПБ университета по кафедре всеобщей литературы. В 1861 ушел в отставку в результате реакционного нажима правительства на университет. Оставив университет, ушел в журнальную деятельность. Работал в «Современнике» до его закрытия (1866), был членом редакции, некоторое время - ответственным редактором. С 1866 стал печататься во вновь открытом «Вестнике Европы», сохраняя тесную связь с ним до конца жизни. В 1871 был избран академиком, однако по представлению министра народного просвещения гр. Д. Толстого в избрании не был утвержден царем. Вторично и уже окончательно стал академиком в 1898.

Научные интересы П. были крайне многообразны: история русского языка, палеография, фольклор, древнерусская литература, русская литература XVIII-XIX вв., историография. Помимо научной деятельности П. значителен и как редактор, переводчик, популяризатор. Обладая исключительной эрудицией и трудоспособностью, П. оставил большое количество научных работ.

П. - один из наиболее ярких представителей либерально-буржуазного просветительства, пропагандировавший идеи всесторонней европеизации России, расширения образования, постепенной ликвидации остатков крепостничества и т. д. В своих философских воззрениях П. ближе всего стоял к позитивизму. Вслед за Тэном П. выдвигал на первый план понятие «расы» и «среды», в совершенно тэновском духе трактовал вопрос о «национальном характере». В исторических работах выступал как идеалист. Социальные отношения всюду рассматривались П. как простое следствие распространения известных мнений. Решающее значение П. придавал «действию на массы образованных классов», считая, что без этого массы останутся без «нравственного обеспечения» и почти без возможности участвовать сознательно в «высших интересах национального развития» («Характеристика литературных мнений», стр. 243). В системе своих взглядов на ход исторического развития Пыпин сделал большой шаг назад по сравнению с Чернышевским.

Рассматривая литературу как деятельность общественную, П. выступал против теоретиков так наз. «чистого искусства» (первое такое выступление П. - критическая статья о книге Милюкова «Очерк истории русской поэзии»). П. рассматривал литературу как выражение народного самосознания, признавал публицистический элемент вполне законным элементом «литературной истории», отмечал особую роль литературы в деле воспитания общества и т. д. Однако в своей интерпретации взглядов Белинского и Чернышевского на задачи литературы и искусства П. притуплял их революционное острие, выхолащивал их революционно-демократическое содержание, выступая с позиций либерально-буржуазного просветительства. В то время как для Чернышевского выражением «народного самосознания в литературе» являлось коренное отрицание существовавших общественных порядков, служившее мощным оружием в борьбе с режимом российского самодержавия в деле подготовки народных масс к его ниспровержению, Пыпин не шел дальше умеренно-либеральных требований. Следует также иметь в виду, что либерализм П., наиболее ярко проявлявшийся в период его сотрудничества в «Современнике», впоследствии основательно поблек. В либеральном духе интерпретировал П. программу «старого русского крестьянского социализма» («Мои заметки»), как либерал он оценил и исторический смысл и значение крестьянской революции, выступив в своей статье о Салтыкове с апологетикой российского дворянства, певцом прогрессивных стремлений его «просвещенной и великодушной части» и т. д. Пыпин резко отрицательно относился к революционным методам борьбы народничества 70-х гг., что особенно ярко сказалось в его статьях о Салтыкове.

В своем понимании специфики художественной литературы П. также сделал большой шаг назад по сравнению с Белинским, Чернышевским и Добролюбовым. В «Характеристиках», говоря о значении историко-литературной деятельности Белинского, Пыпин заявлял, что история литературы теперь становится историей уже не столько литературы собственно, сколько историей образования общественной жизни, «нравов». Границы, отделяющие литературу от других областей идеологии, были так. обр. окончательно утрачены, и содержание литературоведения как науки расплылось в безбрежном море вопросов, входящих составной частью в историю культуры. Неудивительно, что П. предъявил Белинскому обвинение в том, что тот «из-за художественного интереса литературы не усматривал ее величайшего интереса историко-культурного» (Введение к «Истории русской литературы», стр. 12). П. обнаружил здесь как непонимание революционно-демократической партийности критики Белинского, так и непонимание специфики художественного творчества. Нет никаких оснований к тому, чтобы рассматривать П., как это делают нек-рые исследователи (Сакулин, Щеголев и др.), в качестве преемника и истолкователя воззрений Чернышевского. П. связывали с Чернышевским родственные отношения, к-рые он не прекратил и после расправы самодержавия с Чернышевским, продолжая поддерживать с ним деятельную переписку и проявляя большую заботу о его семье. Влияние Чернышевского на формирование взглядов П. несомненно. Однако столь же бесспорно и то, что Пыпин не разделял революционно-демократической программы свержения самодержавно-крепостнического строя и в своих работах выступал как типичный представитель умеренного либерализма.

Работы П. оказали большое влияние на русское литературоведение. Вплоть до Октябрьской революции культурно-историческая школа, крупнейшим представителем которой был П., сохраняла свое господство в науке о литературе. Учениками П. могут считаться - Шахов, Истрин, Венгеров, Сакулин, Пиксанов и мн. др. В настоящее время либерально-буржуазные работы П. имеют известное значение в своей фактической части.

Библиография:

I. Очерк литературной истории старинных повестей и сказок русских, СПБ, 1857; Обзор истории славянских литератур, СПБ, 1865 (изд. 2, в значительно расширенном и переработанном виде, 2 тт., СПБ, 1874-1881, с участием В. Д. Спасовича по польской литературе); Общественное движение в России при Александре I, СПБ, 1871 (изд. 5, П., 1918); Характеристики литературных мнений от 20-х до 50-х гг., СПБ, 1875 (изд. 4, 1907); Белинский, его жизнь и переписка, 2 тт., 1876 (изд. 2, 1908); История русской литературы, 4 тт., СПБ, 1898-1899 (изд. 4, СПБ, 1911-1913); История русской этнографии, 4 тт., СПБ, 1890-1892; М. Е. Салтыков. Идеализм Салтыкова. Журнальная деятельность, СПБ, 1899; Н. А. Некрасов, СПБ, 1905; Мои заметки, М., 1910; Панславизм в прошлом и настоящем, СПБ, 1913; Русское масонство XVIII и первой четверти XIX в., П., 1916; Религиозные движения при Александре I, П., 1916; Очерки литературы, общественности при Александре I, П., 1917; Журнальные статьи, опубликованные в «Вестнике Европы» в различные годы: Крылов и Радищев, 1868, № 5; Русское масонство до Новикова, 1868, №№ 6, 7; История текста сочинений Пушкина, 1887, № 2; Новые объяснения Пушкина, 1887, №№ 10 и 11; Идеализм М. Е. Салтыкова, 1889, № 6; Русское славяноведение в XIX ст., 1889, №№ 7-9; Журнальная деятельность М. Е. Салтыкова, 1889, №№ 10-12.

II. 50-летие научно-литературной деятельности акад. А. Н. Пыпина, СПБ, 1903 (из «Литературного вестника», 1903, № 3); Архангельский А., Труды Пыпина в области истории русской литературы, «ЖМНП», 1904, № 2; Сакулин П. Н., А. Н. Пыпин. Его научные заслуги и общественные взгляды, «Вестник воспитания», 1905, № 4; Стеклов Ю. М., Записка А. Н. Пыпина по делу Чернышевского, «Красный архив», 1927, т. III (22); Глаголев Н., К критике историко-культурной школы, «Русский язык в советской школе», 1931, №№ 4 и 5; Пиксанов Н. К., Акад. А. Н. Пыпин. К столетию со дня рождения, «Вестник Академии наук СССл, 1933, № 4.

III. Барсков Я. Л., Список трудов акад. А. Н. Пыпина, 1853-1903, СПБ, 1903 (с аннотациями; Более поздние публикации указаны в «Материалах для биографического словаря действ. членов имп. Академии наук», ч. 2, П., 1917; Владиславлев И. В., Русские писатели, изд. 4, М.-Л., 1924.

ПЫСТИН

ПЫСТИН Илья Иванович (Иливапыс, 1907-) - коми писатель. Р. на Печоре (с. Троицко-Печорское Коми области). Сын батрачки. Учился в совпартшколе. В 1924 вступил в комсомол, с 1927 - в партии. Ряд рассказов и очерков П. печатался в коми журналах «Ордым» и «Ударник» и в альманахах.

В своих рассказах П. изображает классовую борьбу в деревне, гл. обр. в период гражданской войны («Семук», «Воронье», «Восстание мылдинских кулаков» и др.). В позднейших произведениях П. показывает социалистическое строительство Коми области, особенно заостряя внимание на лесозаготовках и коллективизации («Победим», «Егор Зук», «Вперед», «Единственный сын», «Карманов», «Да» и др.). Со стороны художественного мастерства рассказы его еще недостаточно зрелы.

Библиография:

I. Победим, Коми изд-во, Сыктывкар, 1931. Ряд рассказов и очерков в журналах «Ордым» за 1928 и 1929 и «Ударник» за 1930 и 1931.

II. Пармазона, статья в журнале «Ударник» за 1931.

ПЬЕСА

ПЬЕСА (франц. piece - «вещь», «кусок») - как драматургический термин применяется для тех произведений, которые затруднительно отнести к каким-либо из уже канонизированных теорией жанров. Так, в истории французского театра мы встречаем слово «пьеса» в репертуаре ярмарочных театров, которые под влиянием гонений со стороны «Comedie Francaise» и «Comedie Italienne» создают любопытнейшие жанры - «piece a ecritaux», «piece a ariette» и т. д. Это маленькие бытовые сценки, традицию к-рых подхватил якобинский революционный театр, создавший жанр злободневного политического спектакля - «piece a circonstance». Слово «П.» встречается и у Дидро в его трактате «De la poesie dramatique». Дидро в П. не видит какого-нибудь определенного жанра, - П. он называет любое драматич. произведение, написанное на бытовую тему, поэтому в свою шкалу драматич. жанров Дидро П. не вставляет.

П. сильно распространяется в связи с развитием реально-бытового театра - театра, который своей главной целью считал точное воспроизведение эмпирически познанной действительности в виде некоего «куска живой жизни». Являясь наиболее общим, универсальным обозначением драматических произведений и имея возможность объединить в себе все драматургические жанры, пьеса нивелировала каждый из них и тем самым лишилась индивидуальных свойств. Характернейшей чертой буржуазной П. является обыденность и заурядность всего в ней совершающегося. Тут нет ни сильных драматических конфликтов, ни героического напряжения, ни острого и злого смеха. Буржуазная пьеса вся в пределах эмпирического и социально-компромиссного, либерального искусства.

В советской драматургии традиционная «П.» начинает претерпевать значительные изменения в сторону типизации образов и активизации средств воздействия. Так. обр. развитие советской драматургии идет не к закреплению П. как жанра, а, напротив, к созданию целого ряда новых жанров, имеющих рельефное индивидуальное очертание и лишенных той аморфности и гибридности, к-рые составляют существо П.

Библиография:

См. Драма.

ПЭАН, ИЛИ ПЭОН

ПЭАН, или ПЭОН.

1. Название жанра древнегреческой хоровой лирики - гимны (см.) - в честь бога Аполлона. П. расцвели в хоровой лирике Спарты, где правящая военноземлевладельческая аристократия старалась особенно поднять культ Аполлона (см.) в противовес оргиастическому культу Диониса (см.). От этой религиозной поэзии сохранились лишь отдельные стихи.

2. Пэон - стопа античного стихосложения, состоящая из 5 мор, трех кратких и одного долгого слога. По месту расположения долгого слога различаются П. - I, II, III и IV. Пэон I -UUU, II U-UU, III UU-U, IV UUU-. Символисты (А. Белый, В. Брюсов) пытались ввести понятие П. в русское тонико-силлабическое стихосложение, определяя П. как сложную стопу из 3 неударных и одного ударного слога. Пример:

U U ′ U        U U ′ U        U U ′ U U ′

«...Заметались, затерялись в океане корабли...» (В. Брюсов, Буря с берега, пеон III, из кн. «Опыты», М., 1918). Эта попытка представляется мало убедительной, поскольку в русском стихосложении П. I и III легко входят в систему хореического, а П. II и IV - ямбического стиха.

ПЭЙДЖ

ПЭЙДЖ Майра (Myra Page, 1897-) - американская писательница-коммунистка. Р. в мелкобуржуазной семье в Виргинии; занималась педагогической работой; с 1925 принимает активное участие в революционном движении. В 1929 выпустила брошюру «Южные хлопкообрабатывающие фабрики и рабочий класс» (Southern cotton mills and labor). В 1931 создала и редактировала первый американский революционный детский журнал «New pioneer» (Новый пионер, орган Лиги юных пионеров США). С осени 1931 по 1933 находилась в СССР в качестве советского корреспондента «Дэйли Уоркер» (ц. о. КП США), где появился ряд ее очерков и статей о Советском союзе.

Первый роман Пэйдж «Буря надвигается» (Gathering storm) вышел в 1932. Роман П. во многом основан на подлинном материале стачки текстильщиков в Гастонии в 1932. Как романистка П. внесла известный вклад в развитие американской революционной литературы, поскольку «Буря надвигается» была одной из первых попыток американского революционного художника овладеть «большим» жанром романа. Роман построен на чрезвычайно большом историческом материале, рисуя жизнь нескольких поколений белых и негритянских рабочих, но автор не всегда умеет облекать идейное содержание своей книги в живые образы, часто впадает в сухую, лозунговую публицистику.

Эти недостатки первого романа П. в значительной степени преодолены в ее втором романе «Московские янки» (Moscow Yankee), в настоящее время подготовляемом к печати (тематика его - производственная и бытовая жизнь американских рабочих и специалистов в СССР). Кроме того в 1933 П. выпустила книжку очерков о подольском заводе швейных машин под названием «Советская главная улица» (Soviet main street), послужившую ей во многом как бы предварительным эскизом для работы над ее романом о Советском союзе.

Библиография:

«Book Review Digest, 1933», N. Y., 1934 (приведено 2 отзыва о кн. «Gathering storm»).

ПЭРИ

ПЭРИ Ашык - азербайджанская тюркская поэтесса первой половины XIX в. П. гл. обр. творила в поэтических состязаниях со своими современниками, особенно с поэтом Мирза Джан, с Мухамед бек Ашиком, Нева и др. Стихи свои она сочиняла на вполне понятном для широких масс языке. Творчество П. испытало большое влияние религиозных традиций и предрассудков. Идеологически оно выражало умонастроения социально деградировавшей феодальной группы; отсюда сочувствие «беднеющему человеку» и недовольство некоторыми сторонами быта. П. в части творчества культивировала интимную лирику, близкую народному творчеству.

Библиография:

Мюзниб Али Аббас, Ашык Пэри и ее современники (на тюркск. яз.), Баку, 1928; Кочерли Фридум бек, Материалы азербайджанской литературы (на тюркск. яз.), Баку.

ПЭРШУТ

ПЭРШУТ П. (Першуткин П. Г., 1909-) - горно-марийский (марла мары) поэт. Р. в семье крестьянина-середняка. Учился в горно-марийском политехникуме, к-рый окончил в 1932. Печатается с 1929. Стихи П. помещал в газ. «Кыралышы» (1929-1934), в дальнейшем сотрудничал также в журнале «Усэм» (1930-1934). Одна из поэм П. издана отдельной книгой в 1933 («Заволжский ветер»). В ней изображено контрреволюционное кулацкое восстание в 1918 и в ярких красках показана классовая борьба, происходившая в мари-деревне в период проведения хлебной монополии и продразверсток. В этом произведении поэт выражает свою ненависть к классовым врагам. Особенно популярные произведения П. - стихи «Карл Маркс», «Йыл мычны» (По Волге), «Герман-фашизм», «Перлэ-мыры» и др. П. много работает над марийским фольклором, ищет новых форм. Он высоко поднял культуру горно-марийского стиха, создал рифмованный музыкальный стих. П. также известен как писатель-драматург и переводчик.

ПЭТОКИ

ПЭТОКИ Андрей (1904-) - чувашский пролетарский поэт. Свою литературную деятельность начал в 1925. Первое время находился под влиянием Маяковского. Творческий путь П. - от мелкобуржуазной революционной поэзии к пролетарской.

Наиболее значительное его произведение - поэма «Двадцать два» о героической борьбе красноармейцев с белыми (деникинцами) на Украине. Разрабатывая тематику гражданской войны, П. в последние годы стремится освещать борьбу Красной армии с точки зрения очередных задач соц. строительства (стих. «На полях Качарлыка»). Своеобразна стилистика П.: он внес в чувашский литературный язык ряд новых слов и образных выражений.

Библиография:

I. Произведения П. печатались в журн. «Сунтал» (орган чувашской ассоциации пролетарских писателей), № 8 за 1925; № 5-6 и 10 за 1926; № 6 за 1928; №№ 1 и 6 за 1929; журн. «Трактор», №№ 1 и 2 за 1931; отд. изд. поэма «Двадцать два», Чебоксары, Чувашгиз, 1932. Литературно-критические статьи: журн. «Сунтал», № 9 за 1926; № 10 за 1927; газ. «Канаш», №№ 2, 3 и 5 за 1932.

II. Васильев Н. В., Краткий очерк истории чувашской литературы, Центриздат М., 1930.

ПЯЙВЯРИНТА

ПЯЙВЯРИНТА Пиетари (Pietari Paivarinta, 1827-1913) - финский писатель. Р. в Сев. Финляндии в бедной семье с.-х. рабочего. С 12-летнего возраста работал батраком, позже мелким арендатором. Самостоятельно научился грамоте. Благодаря хорошему голосу в 1856 был принят помощником кистера (дьячка) в местный приход и в 1861 стал кистером. Литературную работу П. начал лишь в 50-летнем возрасте. Толчок к лит-ой деятельности он получил от произведений Рунеберга и Топелиуса, к-рые выходили на финском яз. Главные произведения П. - «Elamani» (Моя жизнь, 1877), «Elaman havainnoita» (Наблюдения на жизненном пути, 1880-1884), «Tinta-Jaakko» (Тинтта-Яакке, 1883), «Torpan poika» (Сын торпаря, 1883), «Mina ja muut» (Я и другие, 1885), «Pikakuvia 1867 Katovuodesta’ja sen seurauksista» (Очерки о голоде 1867 года, 1893); «Syyslehtia» (Осенние листья, 1900); «Pikku Mari» (Маленькая Мари, 1903). Избранные произведения Пяйвяринта изданы в Финляндии в 1895-1896.

П. до мельчайших подробностей знал жизнь беднейшего крестьянства; он изобразил его борьбу против суровой природы, его жажду знания, безжалостный гнет и грабеж помещиков и духовенства - пасторов. Эту жизнь он рисовал просто и с глубокой любовью. У него был точный глаз и умение выразить свои наблюдения в простых и сильных художественных образах. Заслуга писателя в том, что он с большой силой вскрыл классовые противоречия в деревне и эксплоатацию трудящегося крестьянства правящими верхами тогдашнего общества. Однако выход из этих противоречий П. видел лишь в поднятии культурного уровня народа, воплощении в жизнь идеалов истинного просвещения.

Многие произведения П. переведены на шведский, немецкий и русский языки.

Библиография:

I. На русск. яз. переведено: Картины жизни, Рассказы, «Вестник Европы», 1884, № 10; Деревенские рассказы. Очерки из быта Финляндии, М., 1886; Старая нищенка, Рассказ, «Мир божий», 1892, № 10; Матвей с Голодной горки, Рассказ, Гиз, Л., 1928; То же, изд. 3, Л., 1930 (этот же рассказ на польском и немецком яз. издан Центриздатом народов СССР в 1930).

II. Havu J., P. Paivarinta, Porvoo 1921.

ПЯРН

ПЯРН Яков (1843-1916) - эстонский писатель. Один из виднейших прозаиков эпохи национального романтизма в эстонской литературе (70-80-е гг. XIX в.). Народный учитель по профессии, Пярн начал свою литературную деятельность произведением, предназначенным для школы, заимствуя тематику из народных сказок и былин. Пярн является одним из самых ярких идеологов национального движения 70-х гг., выражающего по существу устремления эстонского кулачества. П. в целом ряде рассказов последовательно показал процесс завоевания кулачеством новых позиций. В рассказе «Oma tuba, oma luba» он повествует о том, как крестьянин-арендатор благодаря своим личным «идеальным качествам» делается собственником усадьбы. В последующих рассказах П. описывает успехи второго поколения этих собственников, получивших высшее образование и почти принятых в среду господствующего класса - помещиков. Кончается серия тем, что разбогатевший собственник-крестьянин «С божьей помощью своими силами» (рассказ, 1884) покупает имение у обанкротившегося помещика. К трудящимся (батракам и поденщикам) П. относится крайне пренебрежительно. С наступлением реакции 80-х гг., всей своей тяжестью обрушившейся на национальное движение так наз. «малых народностей» царской империи, приходит в упадок и литературное движение, шедшее в Эстонии под флагом националистического романтизма, в том числе и творчество П. В художественном отношении его рассказы весьма примитивны, но пользовались в свое время широкой популярностью.

ПЯТИГОРСКАЯ

ПЯТИГОРСКАЯ Анна (1893-) - еврейская советская поэтесса. Р. в Житомире в учительской семье. В 1920 работала по ликбезу в Красной армии, в 1921-1922 - в еврейских секциях Наркомпроса на Волыни и в Москве. Состояла членом еврейской секции ВУСПП. В 1930 издала сборник стихов «In gang» (В ходу). Сборник содержит шесть циклов стихотворений, охватывающих как лирику личных переживаний, так и стихи с социальной тематикой. Лейтмотив стихов - напряженное преодоление остатков, пережитков эстетского индивидуализма и мелкобуржуазного прошлого, отягощенного патриархальными традициями. В цикле «stot» (Город) звучат отклики противоречивой буржуазно-урбанистической поэзии, воспевающей «шум и звон» городской жизни и одновременно таящей «страхи» одиночества и отчуждения от социальной среды, - отсюда ощущения пустоты, тоски и индивидуалистические мечтания «об огородике на подоконнике», порождающие надуманно-аллегорическую, зачастую весьма претенциозную образность. В цикле «In plonter» (Путаница) П. делает усилия преодолеть индивидуалистические настроения: каждую оглядку назад к «старой родине» и к прежнему «я» П. искупает страстным стремлением сжечь «последние мосты», соединяющие с прошлым. В этом смысле наиболее выразителен цикл стихов «Drai» (Трое), изображающий силуэты матерей трех поколений (бабушки, матери и внучки), и стихотворение «Ich rais» (Я порываю). Следует отметить циклы «Mi» (Труд), «Nitdersungens» (Недопетое), «Ineinem» (Вместе) - о трудящейся матери, о ребенке, воспитывающемся на революционной героики. П. пытается здесь создать революционную колыбельную песню. Все эти циклы страдают чрезмерной абстрактностью. Вышедший в 1934 новый сборник стихов П. - «Breit is mein land» (Широка страна моя) - свидетельствует о некотором расширении революционной тематики; в основном же стихи этого сборника, как и предыдущего, лишь намекают на возможность новой фазы в творчестве П.

Библиография:

«Prolit», 1931, № 3; «stern» от 27/VI 1934.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV