Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "П" (часть 2, "ПАН"-"ПАС")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "П" (часть 2, "ПАН"-"ПАС")

ПАНЕГИРИК

ПАНЕГИРИК (греческое panegyrikos, от panegyris - «всенародное торжество») - всякое чрезмерное, безоговорочное и некритическое восхваление. В истории литературы и главным образом ораторского искусства - использование тех или иных словесных форм в целях агитационно-пропагандистского превознесения и восхваления отдельных лиц, событий и т. д. П. питается чаще всего атмосферой общественного раболепства и политической угодливости, стремлением утвердить в сознании широкого круга слушателей или читателей существующий общественный порядок путем идеализации его отдельных наиболее крупных и характерных представителей.

Однако в революционных выступлениях молодой буржуазии мы встречаемся и с другим применением П. - с панегирическим восхвалением тех или иных форм общественного порядка или тех или иных общественных деятелей (напр. Спарты, древнего Рима, Гракхов, Брута и т. п.) - как с формой скрытой критики существующего строя и пропаганды идей демократической республики.

В древней Греции панегирик вырос из хвалебных речей в честь устроителей различных народных торжеств, в частности олимпийских игр, театральных представлений и т. д. В формах ораторской речи П. расцветает как орудие патриотической политики в речи Перикла в честь павших героев Саламина и Марафона. Средством классово-политической агитации он является в знаменитой речи Исократа (486-338 до нашей эры), призывавшей к созданию эллинского политического единства против варваров и т. п. Римский П. развивался преимущественно в обстановке императорского режима с его обожествлением личности монарха как носителя идеи государственности. Вполне естественно, что здесь мы встречаем обращенность П. прежде всего к персоне императора или его крупнейших приближенных. Таков например принадлежащий Плинию Младшему панегирик Трояну - образец дипломатической лести, социального раболепства и неумеренной восторженности. Ораторский П. в Риме дополняется также литературным, как например «Биография Агриколы» Тацита (около 55 нашей эры), гекзаметры в честь Мессалы, которые приписывались Тибуллу, панегирические мотивы в поэзии Горация, Овидия и т. д.

Христианская лит-pa древности и средневековья использует панегирические приемы в целях религиозно-политической пропаганды, восхваляя различных святых, отцов церкви и т. п. П. находит себе благодарный материал и в эпоху феодализма, но в особенности он расцветает на абсолютистской почве, где он охватывает самые различные литературные жанры и находит своих блестящих представителей в лице таких мастеров ораторской речи, как Сено, Бурдалу, Флешье, Массильон, Боссюэт и т. д. (XVII в.). В эту же эпоху чрезвычайно распространяются различные виды придворно-панегирической поэзии, которая надолго переживает абсолютистскую систему и бытует в ряде стран вплоть до наших дней.

В феодально-помещичьей России панегирик имел таких ярких представителей, как Феофан Прокопович с его речами в восхваление Петра I, Державин с его панегирическими одами и т. д. Своеобразной формой панегирика являются академические речи и похвальные слова в честь представителей науки, возникшие в своеобразных условиях иерархически-кастовой организации научной работы в эпоху абсолютизма (особенно во Франции).

Особой формой следует считать П. пародийные, к-рые служили в руках идеологов общественно-политической оппозиции средством развенчать и предать осмеянию своих классовых противников. Таково например «Похвальное слово глупости» Эразма Роттердамского (1509) или «Похвальное слово страсти к деньгам» фон Деккерса, известное в немецком издании 1703, и т. д. Наряду с пародийным П. подымающаяся революционная буржуазия создает охарактеризованные выше формы серьезного панегирика, представленного напр. в речах деятелей Великой французской революции.

В наши дни капиталистический Запад широко использует панегирические приемы в политической борьбе, пытаясь воздействовать на широкие трудящиеся массы. Основными средствами здесь являются ораторская речь и периодическая печать, в первую очередь газета. П. как средство парламентарско-выборной борьбы, националистической и шовинистической пропаганды и т. д. является спутником и непременной принадлежностью фашистско-капиталистического строя, в котором он принимает особенно отвратительные и лицемерные формы. Ораторскому искусству пролетариата П. как некритическое восхваление общественных явлений или общественных деятелей чужд по самой своей сущности. Этим нисколько не отрицается конечно возможность и наличие в ораторском искусстве пролетариата образцов, воздающих должное великим революционным деятелям и событиям.

Библиография:

I. Panegyrici veteres latini (ed. E. Bahrens), Lpz., 1874.

II. Ruhl H., De XII panegyricis latinis Auclam, 1868; Pichon R., Les derniers ecrivains profanes, P., 1906.

ПАНИВ

ПАНИВ Андрей (1889-) - современный украинский писатель. Р. в с. Прорубе, б. Сумского у., в бедной крестьянской семье. Учился в Курской учительской семинарии и в Харьковском институте народного образования. С 1918 по 1923 был сельским учителем. Печататься начал с 1921. Участвовал в газетах «Селянська правда», «Вiсти», в журналах «Шляхи мистецтва», «Студент революции», «Зори грядущего» и др.

В 1922 П. принимал активное участие в организации объединения украинских крестьянских писателей «Плуг». Состоял секретарем этой организации. После ликвидации «Плуга» был членом ВУСПП. Главные произведения Панива - сборник рассказов «Село» и сборник лирики «Вечiрнi тiнi». В своем творчестве писатель выявляет контраст дореволюционной темной и отсталой эксплоатируемой помещичье-кулацкими элементами деревни и деревни революционной эпохи, перестраивающейся в процессе обостренной классовой борьбы, вступившей на путь социализма. Панив рисует образы будущей индустриализированной социалистической деревни, уже окончательно изжившей наследие старого села («Село»). В лирике Панива образы новой советской деревни, революционной борьбы Красной армии («Червона армiя») сочетаются с изображением природы, украинской и кавказской, и с интимными мотивами.

Творчество П. является выражением идеологии части мелкобуржуазной интеллигенции, вышедшей из деревни и не порвавшей с ней связи, ставшей на путь органического освоения завоеваний революции.

Библиография:

I. Село, Збiрка оповiдань, Харкiв, 1925; Як звiрi хату будували, Харкiв, 1925; Вечiрнi тiнi, Харкiв, 1927, и др.

II. Лейтес А. i Яшек М., Десять рокiв украiнськоi лiтератури (1917-1927), том I, Харкiв, 1928.

ПАНКОВ

ПАНКОВ Николай Александрович (1895-), цыганский поэт и переводчик. Р. в Петербурге. Учился в церковно-приходском училище. Рано порвав связь с семьей, поступил на главный телеграф. Затем работал в конторе нотариуса, позднее - санитаром, поденщиком; с 1931 - литработник в цыганской секции Центриздата и Учпедгиза. Состоял членом «Кузницы», позднее - цыганской секции МАПП.

П. печатается с 1926, с момента возникновения цыганской письменности, в создании которой он принимал активное участие. П. - зачинатель поэзии на родном языке, литературный редактор цыганских изданий, автор ряда учебников для цыганских школ и один из наиболее энергичных участников в деле создания и организации цыганской печати.

В своих первых стихах, помещенных в букварях и учебниках, П. призывал кочующих цыган к организованной оседлой жизни. В дальнейшем печатал стихи и прозу в цыганских журналах «Романы Зоря» (Цыганская заря) и «Нэво` Дром» (Новый путь), переводил русских поэтов. В позднейших своих произведениях П. разоблачает кочевое цыганское кулачество и развивает мотивы приобщения цыган к труду. В 1929 вышла его книжка очерков «Буты` и джинаибэн» (Работа и знание). Эти очерки содержат зарисовки быта цыган-кустарей и цыганских производственных артелей. П. - лучший переводчик классиков марксизма на цыганский язык. Он также перевел на цыганский язык около пятидесяти книжек по разным вопросам. Как писатель и общественник П. пользуется популярностью среди широких трудовых цыганских масс.

ПАНН

ПАНН Антон (Anton Pann, 1794-1854) - румынский писатель, один из выдающихся представителей национально-буржуазного «возрождения» в румынской литературе. Р. в г. Сливене, в Болгарии, служил в русской армии; дезертировав оттуда, основал в Бухаресте типографию. Его литературная деятельность относится к эпохе подъема национально-освободительного движения в Румынии, в значительной мере опиравшегося на крестьянство, гл. обр. его зажиточную, кулацкую часть. В связи с этим в кругах либеральной буржуазии чрезвычайно повышается интерес к «народу», создается культ всего «народного», в том числе и народной поэзии. Современная буржуазная лит-pa заимствует формы средневековой литературы, подражает народному творчеству, создается целая псевдонародная литература. Одним из первых представителей такой своеобразной народнической литературы явился и П.; но это «народничество» отнюдь не носило революционного характера, а было проникнуто патриархально-консервативным духом. Отсюда его интерес к патриархальным и консервативным жанрам народной лирики, что особенно ярко сказалось в сборнике стихотворений «Cantece de stea» (1822), воспроизводивших рождественские обрядовые псалмы и песнопения. Из других произведений П. следует отметить «Fabule si Storioane» (1839-1841) - собрание сказок; «Povestca vorbii» (1847) - свод народных пословиц; «О sesatoare la tara» - юмористическая повесть из крестьянского быта; перевод сборника турецких плутовских рассказов «Nesdravaniile lui Nastratin Hogea» и наконец ряд сатир, в к-рых отображаются отдельные типы крестьянской закабаленной румынской деревни.

Библиография:

Teodorescu G., Operele lui A. Pann, Bucareste, 1891; Его же, Viata lui A. Pann, Bucareste, 1893; Densufianu O., Literatura romana moderna, Bucareste, t. II, 1921.

ПАНОСЯН

ПАНОСЯН Александр (1859-1919) - армянский поэт. Творчество П. отражает идеологию западноармянской мелкой буржуазии. Мещанская семья, семейные обычаи и «каноны» занимают большое место в его поэзии. В противоположность выспреннему - «парнасскому» - стилю подавляющего большинства западноармянских поэтов П. писал на понятном для народных масс языке, что и способствовало его популярности.

Творчество П. широко развернулось после низвержения султана Абдул-Гамида и провозглашения так наз. «конституции». В 1908 он издал книгу «Азаткнар» (Свободная лира), содержащую патетические оды «в честь конституции». В ней преобладают османофильские настроения. П. также известен как баснописец и писатель для детей; кроме того он переводил на армянский яз. Лафонтена, Мольера, Виктора Гюго, Лермонтова, Генриха Гейне и др. европейских писателей.

Паносян писал между прочим и под разными псевдонимами: Алпаслан, Согомонян, Астхин, Абисагом, А. Геворгиан и др.

Библиография:

I. Шогер и цогер (Лучи и росы), Стихотворение; Айгекутк (Сбор плодов), Стихотворение; Текжауцнер (Кандидаты), Водевиль.

ПАНФЕРОВ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ПАНФУТУРИЗМ

ПАНФУТУРИЗМ - литературная группировка футуристов на Украине в послеоктябрьский период. Зарождение так называемого украинского футуризма относится к предреволюционному времени (1914-1916).

Термин «панфутуризм» был введен поэтом Гео Шкурупием, разрабатывавшим теоретические вопросы украинского футуризма в период 1920-1925. В это время представители этого течения объединились в Ассоциацию панфутуристов (аспанфуты). В 1921 группа издала газ. «Катафалк мистецтва» (Катафалк искусства) и сб. «Семафор у мойбутне» (Семафор - в будущее). В 1923 аспанфуты переименовались в Ассоциацию работников коммунистической культуры (Коммункульт). В журн. «Гонг Коммункульта» (1924, вышел один номер) редактор М. Семенко провозглашал лозунг борьбы Коммункульта: «за плановую организацию производства, труда, быта и культуры». В 1925 значительная часть поэтов и писателей, примыкавших к футуризму, вошла в другие литературные организации, но основное ядро этого движения продолжало существовать.

В творчестве украинских футуристов разных формаций нашли свое выражение наиболее характерные черты и противоречия дореволюционного и послереволюционного футуризма в литературе и искусстве (см. Футуризм).

Библиография:

Коряк В., Украiнська лiтература. Конспект, вид. 3-е, Харкiв, 1931.

ПАНЧ

ПАНЧ Петро (псевдоним П. Панченко) (1891-) - украинский советский писатель. Р. в Балках, Харьковской губ., сын крестьянина, учился в Полтавском землемерном училище, а затем в одесском Сергиевском артиллерийском училище (1916). Служил в старой армии артиллерийским офицером, после революции - в Красной армии командиром. Состоял членом литературных организаций: «Плуг» (с 1922), «ВАПЛР†ТЕ» (1925-1927), «Пролитфронт» (1930), «ВУСПП» (1931), украинского «ЛОКАФ». В настоящее время член Оргкомитета Всеукраинского союза советских писателей и Оргкомитета Всесоюзного совета советских писателей.

Литературную деятельность П. начал с газетных фельетонов и рассказов, перешел затем к более широким полотнам и испробовал свои силы в разных жанрах. Ранние произведения П. не лишены налета народнического сентиментализма.

В них он рисовал гл. обр. быт украинского крестьянства и провинциальной интеллигенции после революции («Зеленая трясина», «Мышачьи норы», 1926). Отличительной чертой этого периода является изобличение провинциальной обывательщины.

В дальнейшем П. перешел к изображению героики революции («Смерть Янулянса», «Там, где вербы над прудом» и др.). В 1925 писатель пытался создать социально-бытовой роман «Реванш» на тему о деятельности и крахе «бывших людей» - украинской контрреволюции. Роман писателю не удался, но он послужил поворотным пунктом в творчестве П. В последующих произведениях революционная направленность П. получает более яркое выражение. Тематика его значительно расширилась. Она охватывает отдельные события и эпизоды революционной борьбы («С моря» - восстание на броненосце «Потемкин»), империалистическую войну («Без козыря»), крушение украинской националистической контрреволюции («Голубые эшелоны»), гражданскую войну в Донбассе («Право на смерть»), ранний период социалистической реконструкции («Повесть наших дней»), героическую борьбу за новый быт («Рождение», 1932) и др.

Наиболее художественно зрелой является повесть «Голубые эшелоны», в к-рой автор исключительно ярко воссоздает ряд типов «самостийной Украины», стремившейся закабалить страну, превратить ее в колонию англо-французского капитала. Полное банкротство идеологии и практики украинского мелкобуржуазного национализма - основная идея всех этих произведений.

Преодолев в своем творческом развитии националистические настроения «ВАПЛР†ТЕ», П. проделал большой путь от антимещанской сатиры к героике социалистического строительства. В настоящее время П. - один из наиболее значительных писателей, развивающихся в направлении социалистического реализма в украинской советской литературе. Произведения его переведены на русский, белорусский, польский, грузинский, немецкий и еврейский языки.

Библиография:

I. Русск. перев.: Земля, Рассказ, изд. «Прибой», Л., 1926; С моря, Повесть, изд. «Прибой», Л., 1927; Выстрел в лесу, Рассказы, изд. «Пролетарий», Харьков, 1928; На седьмом этаже, изд. «Прибой», Л., 1929; Голубые эшелоны, Рассказы, изд. «Федерация», М., 1929; Без козыря, Гиз, М. - Л., 1930; Рождение, Рассказы, ГИХЛ, М. - Л., 1932; Повести, изд. «Советская литература», М., 1933. На укр. яз.: Соломъяний дим, Збiрка оповидань, ДВУ, Харкiв, 1925 (неск. изд.); Мишачi нори, Збiрка оповидань, ДВУ, Харкiв, 1926 (неск. изд.); Голубi ешелони, Збiрка повiстей, ДВУ, Харкiв, 1929 (неск. изд.); Нарождення, Збiрка, вид-во «Лiтература i мистецтво», Харкiв, 1932; Моя доповидь, вид-во «Лiтература i мистецтво», Харкiв, 1932.

II. Степовий Т., Творчiсть Петра Панча, «Критика», 1928, № 1; Заець В., Петро Панч, Харкiв, 1929; Коваленко Б., В шуканнях стилю, «Критика», 1930, № 1; Его же, Лiтературнi портрети. Петро Панч, Кiев, 1931. Отзывы: Зенкевич М., «Печать и революция», 1929, № 2-3; Селивановский А., «Молодая гвардия», 1929, № 5; Гатовский А., «Молодая гвардия», 1929, № 5; Гатов Ал., «Молодая гвардия», 1929, № 7-8; Пакентрейгер С., «Новый мир», 1929, № 4; Лаврова Кл., «Книга и революция», 1930, № 26, Панаев Н., «Ленинград», 1931, № 2; Чирков Н., «Художественная литература», 1932, №№ 33-34.

ПАНЧАТАНТРА

ПАНЧАТАНТРА (санскритское pancatantram - «пять книг», или по другому толкованию «пять хитростей», точнее pañcatantram nāma nītiçāstram - «наука управления по названию П.») - знаменитый сборник басен и притч, возникший в Индии около III в. н. э. и через посредничество персов (пехлевийский перевод VI в.) и арабов (перевод с пехлеви Ибн-Мокаффа VIII в.) ставший достоянием мировой литературы.

Как почти все эпические произведения древней Индии, П. построена по принципу обрамления в форме пяти прозаических повестей («Разъединение друзей», «Приобретение друзей», «Война ворон и сов», «Утрата приобретенного» и «Безрассудные поступки»; героями первой повести являются шакалы-министры Каратака и Даманака, по имени к-рых и назван был сборник в арабском переводе); повести эти в свою очередь объединены вводной повестью о мудреце Вишнушярмане, написавшем П. в поучение царским сыновьям, и являются рамкой для множества вставных притч, басен и стихотворных изречений дидактического содержания. Главные расхождения многочисленных версий Панчатантры и определяются отбором вставных притч и дидактических строф.

Помимо самостоятельных версий П. как целиком, так и в отрывках включается в целый ряд других эпических произведений древней Индии: в большие стихотворные собрания сказок Сомадевы и Кшемендры, в прозаические обрамленные сборники «Хитопадеша», «Семьдесят рассказов попугая» и др. О судьбах П. за пределами Индии - см. Калила и Димна. Необычайная способность П. к миграциям не может быть объяснена, как это пытались делать, особой занимательностью фабулы; не может она быть сведена и к простой случайности. Для того чтобы понять необычайное распространение этой книги, необходимо проанализировать ее, выявить, чьим орудием и выражением она является.

Содержание П. - обсуждение в повествовательной форме затруднительных казусов, представляющихся правителю; ее цель - обучение юношей знатных родов дипломатии и хорошему санскриту. Так. обр. П. - это своего рода учебная книга, произведение дидактическое. Но дидактика П. имеет весьма мало общего с моралью. Возникшая в среде горожан-сектантов, одинаково оппозиционных и брахманизму и буддизму (черты буддизма и вишнуизма в отдельных версиях являются позднейшими наслоениями), выражающая интересы этой среды и предъявляемые ею требования к государственной власти, Панчатантра представляет собой восточную апологию макьявеллизма. Ее цель - показать, что законы нравственности не абсолютны, что они отступают на задний план перед идеей благосостояния государства.

Иррелигиозная, осыпающая насмешками паразитическое духовенство, иронически характеризующая взаимоотношения высших и низших классов, реалистическая в своем художественном методе, притча П. вместе с тем проникнута здоровым оптимизмом; она знает, что человеческими поступками руководит жажда наживы, власти и наслаждения, но она не отворачивается от жизни, не оплакивает ее как великое зло - она весело и зло трунит над пестрой комедией человечества, срывая маски с лицемерных актеров. Ее герой в подавляющем большинстве случаев - «именитый купец», сумевший достичь богатства и независимости, и все симпатии П. на стороне этого героя, побеждающего ловкой хитростью своих могучих врагов.

Ясно, что это мировоззрение, этот художественный метод легко находили себе отзвук всюду, где уже существовали предпосылки для обособления «городского сословия», где представители торгового капитала начинали чувствовать себя стесненными в условиях феодального строя. Недаром большая часть сюжетов П. была так легко усвоена городским сословием средневекового Запада и использована им в фабльо для осмеяния монахов, попов и рыцарей. см. Сюжеты бродячие.

Библиография:

I. Переводы: на русск. яз. - Р. Шор, Панчатантра. Избранные рассказы, 1930; на нем. яз. - Th. Benfey, Das Pantschatantra, 1859 (со знаменитым введением, положившим начало сравнительному методу в изучении сказок); Fritze L., Pañcatantra (textus simplicior), Lpz., 1884; Schmidt R., Pañcatantram (textus ornatior), 3 Hefte, Lpz., 1901; Hertel J., Tantrākhyāyika, Lpz., 1910; на французск. языке - Lancereau E., Panchatantra, P., 1871.

II. Hertel J., Das Pañcatantra, Seine Geschichte und seine Verbreitung, Lpz., 1914 (с исчерпывающей библиографией более старой литературы); см. также его предисловие к переводу Тантракхьяйика (Über das Tantrākhyāyika, Lpz., 1904) и к изданию textus ornatior в Harward Oriental Series, vv. XI-XIV, Cambridge, 1908-1915; Eggerton F., The Pancatantra reconstructed, 2 vv., L., 1924.

ПАПАДИАМАНТИС

ПАПАДИАМАНТИС Александрос (1851-1910) - греческий писател. В литературу вступил в 1869 романом «Переселенка», напечатанным в константинопольской газете «Неологос». В 1873 в журн. «Ми ханесе» напечатан его роман «Продавцы нации».

Мелкий буржуа по социальному положению и происхождению, П. и в своем творчестве остался типичным представителем своего класса. Сюжеты его произведений - мелкие события из жизни обывателей, его герои - лавочники, рыбаки, крестьяне, священники, ремесленники и т. д. События и конфликты в жизни своих героев П. расценивает с точки зрения мещанской морали. Он воспевает «честную жизнь и честный труд» своих героев, противопоставляя им «лодырей и бездельников». Чрезвычайно ярко и образно Пападиамантис рисует также картины природы своей родины, занимающие большое место в его творчестве.

Значение П. в новогреч. литературе в том, что он явился первым реалистическим бытописателем в эпоху господства романтизма. Господствующему тогда в Греции «разбойничьему» роману он противопоставил бытовой, реалистический рассказ. П. по праву считается отцом новогреческого рассказа. Ценность его произведений уменьшается тем обстоятельством, что все они написаны на «катареусе» (искусственный язык, тяготеющий к древнегреческому языку с примесью элементов церковно-византийского яз.). Этим объясняется малая читаемость произведений П. в настоящее время. Его рассказы изданы в 11 томах; лучшие из них - «Убийца», «Розовые берега», «Больная холерой». Некоторые переведены на иностранные языки.

Библиография:

На франц. яз. перев.: Un reve sur les flots. L’amour dans les neiges, Contes neo-grecs, prec. d’une etude du traducteur (J. Dragos); Athenes, 1908; на англ. яз.: рассказ в «Modern Greek Stories», N. Y., 1920.

ПАПАЗЯН

ПАПАЗЯН Вртанес (1866-1920) - армянский беллетрист и драматург. Сын священника. Р. в г. Ване (Турция). Начал писать в 1883, сотрудничал в журнале «Ардзаканк», газ. «Мшак», «Мурч» и других периодических изданиях.

П. в свое время был активным участником так наз. «национального освободительного движения» армян Турции.

Двухтомные «Очерки из жизни турецких армян» и «Письма из турецкой Армении» отображают произвол султанизма, тяготы и нужду бесправного армянского населения. Папазяна не занимает проблема борьбы армянских, турецких и курдских трудящихся против господствующих классов в Турции; он противопоставляет армянина турку и курду вообще.

В дальнейшем П. написал ряд рассказов из персидской («Голый дервиш», «Алемгир», 1904, «Аси» и «Азерфеза», 1905) и курдской жизни (поэма «Лур-да лур»), а также произведения в символическом плане - «Драковн» (1903), «Потерянная справедливость» (1902), «Умные петухи» (1904). В этих произведениях фигурируют богачи и бедняки, слышатся нотки протеста против социальной несправедливости. Автор однако не указывает выхода из положения. Не случайно, что героиня рассказа «На берегу моря» (1910), курсистка Адда, участница революционного движения 1905, разочаровавшись в революции, кончает жизнь самоубийством. Такая же участь постигает и героя рассказа «Лебединое озеро» (1911).

Творчество П. последнего периода (1905-1914) отражает упадочнические настроения мелкобуржуазных слоев в эпоху реакции после поражения революции 1905.

П. также автор «Истории армянской литературы» (с древнейших времен до 1900). Этот труд написан в плане культурно-исторического и биографического методов.

П. перевел на армянский яз. «Так говорил Заратустра» Ницше.

Библиография:

На русск. яз.: «Пятна крови», Сб. рассказов со вступ. статьей Ю. Веселовского, М. (без года); «Современная армянская литература», Сборник, М., 1906.

ПАПИНИ

ПАПИНИ Джованни (Giovanni Papini, 1881-) - итальянский писатель. Р. во Флоренции в бедной мещанской семье. О воспитании, детстве и юности П. дает много сведений его автобиографический роман «Конченный человек». Творческий путь П. крайне извилист. «Капризный бродяга без руля», как писатель сам себя называет, П. в поисках выхода из мрачного лабиринта, каким ему рисуется жизнь, все время мечется, проходя в порыве искания стадии от футуризма через буддизм, анархизм и атеизм до фашизма и католицизма. П. не посягает на капиталистический строй, даже когда «бунтует» против него; его «бунт» всегда сугубо индивидуалистичен, метафизичен, часто это всего лишь протест против филистерства, не способного устремляться в царство «духа», «великих дарований». В этом отношении показателен его приход к фашизму, венчающий «искания» писателя. Судьба П. типична для большого количества мелкобуржуазных писателей современной Италии, среди к-рых П. занимает выдающееся место. Наделенный значительным талантом, широко образованный, П. принадлежит к числу виднейших итальянских писателей XX в.

В своем первом сборнике новелл 1903 «Il tragico quotidiano» (Трагическая ежедневность) он показал себя парадоксальным новатором, изобретательным фантастом. Стремясь «подчеркнуть в природе и жизни невидимое, мучительно-загадочное», П. создает «род абсурдных, невероятных и нереальных историй», глубоко изощренных и болезненно утонченных. Он тщательно работает над языком, над формой, достигая здесь своеобразной виртуозности. Годы сотрудничества в «Voce» (1908-1916) и последующие (1916-1920) - период наибольшего расцвета П. Буржуазная критика поет дифирамбы П., буржуазный читатель преклоняется перед ним. Крупнейшим созданием П. этого периода может считаться автобиографический, необычайно остро и темпераментно написанный роман «Un uomo finito» (Конченный человек, 1913). Эта книга - своего рода исповедь П., в к-рой он с беспощадной откровенностью излагает историю своих порывов и падений. Окруженный «темным и страшным миром», П. то видит в себе апостола, к-рому суждено «спасти» человечество, то осознает себя «конченным человеком», опустошенным и ничтожным. Книгу завершают слова: «И если я уже не представляю собой более ничего, то это потому, что хотел быть всем». Этот роман П., лучшее из написанного им, является ярким документом колебаний и метаний мелкобуржуазной интеллигенции на рубеже XX в., когда в связи с переходом капитализма к империалистической стадии своего развития заметно усилилось наступление крупного капитала на широкие слои мелкой буржуазии. Значительно менее ярки фрагменты П., собранные в «Opera prima» (1917) и «Giorni di festa» (1918), содержание к-рых взято из воспоминаний детства и повседневных наблюдений. Переходя в лагерь футуристов, П. увлекается только боевой стороной их деятельности, их проповедью «великой Италии», борьбой с академизмом за «абсолютную свободу», освобождение от «исторических кладбищ» и т. п., не разделяя однако положений поэтики футуризма. Он обнаруживает крайний «радикализм», нападая на учреждения и нравы буржуазии, однако этот «радикализм» никого не вводил в заблуждение, так как по существу речь шла лишь об эпатировании буржуа-мещанина.

В годы войны Папини выпускает работу о Кардуччи, с к-рым крепче всего связан по линии литературных традиций. В годы, когда в Италии резко обострилась классовая борьба и на горизонте появился призрак пролетарской революции, П. приходит к католицизму и через него к фашизму. В 1920 он выпускает «Storia di Cristo», трактуя Христа по-толстовски. П. проповедует необходимость непротивления злу, борьбу за уничтожение денег и воспринимает христианство как некую высшую ступень революционного сознания. Дальше своеобразного «евангельского социализма» П. не идет, он не только не призывает угнетенные классы к борьбе, но всячески доказывает ненужность, «неразумность» ее. Стихи сборника «Pane e vino» (1926) отмечены печатью францисканского смирения и простоты. За последние годы появляются почти одновременно две крупные вещи П. - книга о блаженном Августине «San Agostino» (1929) и «Gog» (1930). Наибольший интерес представляет «Гог» - произведение, как отмечает критика, формально очень своеобразное, не подходящее под традиционные определения канонического порядка. В центре произведения - метис Гог, сын белого и девушки маори, с к-рым автор связывает проблему расовой наследственности. Для интриги П. вводит в «Гог» встречу автора с героем в доме умалишенных, где автор получает дневник без датировки и последовательности изложения. П. затрагивает также в «Гог» самые различные вопросы науки, искусства, техники, дает портреты самых необыкновенных и интересных типов. Пытаясь наметить критику современного буржуазного общества, он однако не поднимается даже до остроты своих ранних произведений, - сатира «Гога» крайне поверхностна; стоя на почве буржуазной действительности, Папини чаще всего просто эпатирует буржуазного читателя, не думая вовсе о борьбе с основами капиталистического строя. В 1933 Папини выпустил книгу о Данте («Dante vivo»). Став католиком и фашистом, П. в статье «Il Croce e la Croce» стремится убедить Б. Кроче в правильности своего «обращения», приводя в пример еще Честертона, Вуста и тем самым лишний раз подтверждая, что эволюционный путь, проделанный им, - удел многих представителей мелкобуржуазной интеллигенции Зап. Европы. Но придя через католицизм к фашизму, П. не встал в фашистские ряды столь же безоговорочно, как например д’Аннунцио. Индивидуалистом он остался и после «обращения», не растворившись всецело в потоке фашистской «унификации».

В начале своей лит-ой деятельности П. принимает горячее участие в журналистике: в 1903 он основывает и редактирует «Leonardo», издает «L’anima», принимает близкое участие в журн. «Voce», к-рый оставляет для работы вместе с Соффичи в футуристическом журн. «Lacerba» (1913-1915). Произведения П. переведены на ряд европейских языков, в том числе и на русский.

Библиография:

I. Русские переводы: Трагическая ежедневность, (Рассказы), перев. Ю. Бальтрушайтиса, Р. да-Рома и Б. Я., под ред А. Л. Волынского, Гиз. Берлин, 1923; Конченный человек, перев. Р. да-Рома, Под редакцией А. Л. Волынского, Гиз, П., 1923; Пиранделло Л., Папини Дж., Бонтемпелли М., Новеллы, предисл. Вл. Лидина, изд. «Огонек», М., 1926.

II. Г. Р., «Звезда», 1924, I; Оксенов И., «Печать и революция», 1924, II (отзывы о «Конченном человеке»); Гаген, «Книгоноша», 1924, № 38(69) - отзыв о рассказах «Трагическая ежедневность»; Fondi R., Un costruttore: G. Papini, Firenze, 1922; Moscardelli N., Giovanni Papini, Roma, 1924; Palmieri E., Giovanni Papini (con bibliogr. a cura di T. Casini), Roma, 1927.

ПАРАБАЗА

ПАРАБАЗА (греч. parabasis - «выступление вперед», «продвижение») - термин античной поэтики. Так называлось движение хора в древнегреческой комедии (см.) V в. до нашей эры, когда по окончании части комедии, называемой «агон» (состязание), после ухода актеров хор сбрасывал с себя гиматии (плащи) и, повернувшись лицом к зрителям, подходил к ним на несколько шагов. Впоследствии парабазой стали называть всю дальнейшую песнь хора.

Свое происхождение парабаза ведет от праздничних обрядовых хороводных песен в честь бога вина Вакха, состязаний полухорий в попеременном исполнении задорных песен. Парабаза была центром всей направленности политической буффонной комедии; здесь развертывалась основная тема комедии, изложенная в «агоне»; здесь хор выходил из своей роли и нарушал иллюзию. По мнению некоторых исследователей, П. первоначально и заканчивалась комедия. Уже у Аристофана (см.) П. не всегда является в развернутом виде, особенно в поздних комедиях (конца V и начала IV вв. до нашей эры). В IV в., в связи с утратой старой аристократией ее значения, комедия лишается ритуальных элементов старой земледельческой культуры и вместе с ними и П., к-рая с тех пор заменяется музыкальной интермедией.

Библиография:

Зелинский Ф. Ф., О синтагмах в древней греческой комедии, СПБ, 1883; Пиотровский А. И., Античный театр. История европейского театра, ч. 1, М. - Л., 1931; Zielinski Т., Die Gliederung der altattischen Komodie, Lpz., 1885. См. Греческая литература, Драма античная.

ПАРАДОКС

ПАРАДОКС (греч. paradoxos - «противоречащий обычному мнению») - выражение, в котором вывод не совпадает с посылкой и не вытекает из нее, а, наоборот, ей противоречит, давая неожиданное и необычное ее истолкование (напр. «Быть естественным - поза», «Я поверю, чему угодно, лишь бы оно было совсем невероятным» - О. Уайльд). Для П. характерны краткость и законченность, приближающие его к афоризму (см.), подчеркнутая заостренность формулировки, приближающая его к игре слов, каламбуру и т. п., и наконец необычность содержания, противоречащая общепринятой трактовке данной проблемы, к-рая затрагивается П. Отсюда понятие парадоксальности приближается к понятию оригинальности, смелости суждений и т. д., самый же П. может быть и верен и неверен в зависимости от содержания. П. присущ не только художественной литературе, он характерен и для политической, философской и т. п. литературы.

В художественной литературе П. играет весьма различную роль и по употреблению и по содержанию. С одной стороны, он выступает в речи персонажей как одно из средств интеллектуальной характеристики персонажа. Таковы напр. парадоксы Рудина (в одноименном романе Тургенева) в спорах с Пигасовым («Убеждение в том, что нет убеждений, есть уже убеждение», «Отрицание теории есть уже теория»), нужные Тургеневу для раскрытия умственного превосходства Рудина над окружающими. Аналогична при ином классовом содержании насыщенность П. речи лорда Генри в «Портрете Дориана Грэя» О. Уайльда и т. д. С другой стороны, П. является одним из моментов самой системы повествования писателя, являясь характерной чертой его стиля (т. е. уже не связывается с речью персонажа, как у Тургенева), как напр. у А. Франса, Б. Шоу, О. Уайльда, Ницше и др. И в том и в другом случае П., выступает как одно из средств поэтического языка, определяясь в своем содержании и использовании характером данного творчества и - шире - классового литературного стиля. Так, у О. Уайльда мы встречаем поверхностный и эпатирующий П. («Только поверхностный человек не судит о людях не по внешности», «Этические пристрастия в художнике - непростительная манерность стиля», «Искренность мешает искусству», «Лучший способ отделаться от искушения - поддаться ему» и т. п.), у А. Франса философско-иронический («Христианство много сделало для любви, объявив ее грехом»), у Б. Шоу - разоблачающий и т. д. и т. д. Приближаясь к игре слов, П. наиболее сильно культивируется авторами, тяготеющими к художественной иронии. Есть попытки перенести понятие П. в область композиции, говоря о парадоксальных ситуациях (напр. «Кентервилльское приведение» О. Уайльда, где не привидение пугает людей, а люди пугают привидение, дает парадоксальную ситуацию). Однако такое расширительное толкование П. лишает его всякой определенности, поскольку здесь отпадают все словесные особенности парадокса как определенного словесного построения (афористичность, краткость, игра слов и т. д.) и заменяются чисто логической формулировкой, не являющейся термином.

В стилистике парадокс рассматривается в отделе фигур (см.).

Библиография:

Горнфельд А. Г., Фигура в поэтике и риторике, сб. «Вопросы теории и психологии творчества», т. I, изд. 2-е, Харьков, 1911, стр. 335-339.

ПАРАЛЛЕЛИЗМ

I. Термин традиционной стилистики, обозначающий соединение двух и более сочиненных предложений (или частей их) путем строгого соответствия их структуры - грамматической и семантической. Пример: «Твой ум глубок, что море, || Твой дух высок, что горы» (Брюсов В., Опыты, М., 1918). П. широко распространен в устных и древнеписьменных лит-pax, во многих системах стихосложения выступая как принцип построения строфы; особенно известен так наз. parallelismus membrorum древнееврейского стихосложения, в котором П. соединяется с синонимической вариацией образов, напр. «Положи меня как печать на сердце твое || и как перстень на руке твоей» («Песня песней»). Большое место занимает П. в аллитерирующем и даже рифмованном германском стихе средневековья. Не меньшее значение имеет он в финском эпосе «Калевала», где он соединяется с обязательной градацией. Ср. «Шесть он зернышек находит || семь семян он поднимает». В письменных лит-pax П. приобретает весьма сложный характер, соединяясь с анафорой, антитезой, хиазмом и др. фигурами, напр. «Я - царь, я - раб, я - червь, я - бог» (Державин). Учение о параллелизме получает большое развитие в античной риторике. См. Риторика, Стилистика, Фигуры.

II. В русской фольклористике термин «П.» применяется в более узком, специфическом смысле, обозначая особенность поэтической композиции, заключающуюся в сопоставлении одного действия (главного) с другими (второстепенными), наблюденными во внешнем человеку мире.

Простейший тип П. - двучленный:

«Летал сокол по небу,

Гулял молодец по свету».

Из него вероятно образовались более сложные типы: многочленный (несколько последовательных параллелей); отрицательный (параллель, взятая из внешнего мира, дается в порядке отрицания):

«Не белая березынька к земле преклоняется -

Красная девица батюшке кланяется»;

формальный (утеряна логическая связь между членами П.):

«Опущу колечко в речку,

А перчаточку под лед,

Записались мы в коммуну,

Пускай судит весь народ».

О связи П. с хоровым действом см. Амебейная композиция. Из фольклора П. широко проникает в художественную песню (индивидуальную Kunstlied).

Библиография:

Веселовский А., Психологический параллелизм и его формы в отражениях поэтического стиля, Собр. сочин., т. I, СПБ, 1911.

ПАРДО-БАСАН

ПАРДО-БАСАН Эмилия, графиня (Emilia Pardo Bazan de Quiroga, 1852-1921) - одна из крупнейших испанских писательниц прошлого века. В своих произведениях П.-Б. ярко отразила смятение и растерянность дворянской интеллигенции, бывшей свидетельницей политических бурь, пережившей падение и восстановление испанской монархии (1868-1874) и недовольной капиталистической действительностью, выражавшей свой протест против нее. Находясь под сильным влиянием Золя, П.-Б. явилась наиболее последовательным проводником натуралистического метода в испанской литературе.

Лучшие романы и рассказы П.-Б. посвящены быту и нравам провинциального города («El cisne de Vila morta», 1885; «Los pazos de Ulloa», 1886; «Dona Milagros», 1894) и деревни («Bucolica», 1884), социально- и морально-бытовым проблемам современности, которые она разрешает в плане либерального гуманизма, сострадательного отношения к обездоленным. В романе «Женщина-трибун» (La Tribuna, 1883) Пардо-Басан отдает дань начинающему осознавать свои права пролетариату и выводит женщину-революционерку, работницу папиросной фабрики, ведущую активную борьбу за федеративную республику. Последние годы творчества Пардо-Басан отмечены уходом от реализма в мистику («La Quimera», 1905).

Второстепенное значение в творчестве П.-Б. имеют ее историко-литературные работы, обнаруживающие большую эрудицию, но эклектичные и мало оригинальные по мысли. Наибольший интерес из них представляет «Животрепещущий вопрос» (La cuestion palpitante, 1883), теоретическое обоснование и защита натурализма, и работа, посвященная русской литературе, «La revolucion de la novela en Rusia» (1887), написанная по французским источникам.

Библиография:

I. Obras completas, Madrid, Renacimiento, 43 vv., s. a. (1896 и след.), и много отдельных изданий. На русск. яз.: Дочь народа (La Tribuna), перев. Е. Г. Уманец, СПБ, 1893; Седано, Рассказы, «Север», 1898, XXIV; Сокровище, Рассказ, там же, 1898, XXVII; Красный крест, Рассказ, «Вестник иностранной литературы», 1899, X; Моя первая любовь, Рассказ, там же, 1901, XII; Рассказы, с биографическим очерком Е. Левшиной, СПБ, s. а.; Собр. сочин., Под редакцией М. Ватсон, Краеугольный камень и др. рассказы, «Просвещение», СПБ, 1914.

II. Vezinet F., Les maitres du roman espagnol contemporain, P., 1907; Gonzalez Blanco A., Historia de la novela en Espana, Madrid, 1909; Andrenio, Novelas y novelistos, Madrid, 1918; Coello A., La condesa E. Pardo Bazan, Quito, 1922.

ПАРИНИ

ПАРИНИ Джузеппе (Giuseppe Parini, 1729-1799) - итальянский поэт-сатирик. Р. в Ломбардии в семье мелкого торговца. Образование получил в Милане. Был аббатом (с 1754) и домашним учителем. Сильно нуждался. В 1768 стал редактором «Миланской газеты». С 1769 П. - профессор «красноречия и изящных искусств» в Милане, а с 1773 - в Брере, где читал курс «Общие основы изящных искусств», который он выпустил в свет в двух книгах.

В 1752 П. дебютировал сборником галантных анакреонтических стихов, вслед за тем обратился к сочинению од буржуазно-моралистического содержания, в к-рых затрагивал различные социально-бытовые вопросы, воспевал прогресс и цивилизацию, протестовал против сословного неравенства, проповедывал милосердие и сострадание к жертвам современного социального строя. С 1757 по 1795 Парини написал 21 оду, которые все, при большой идейной насыщенности, отличались необычайной мелодичностью, разнообразием метров и ритмов, яркостью образов, мастерской отделкой формы.

В 1760 П. начал свое главное произведение - знаменитую сатирическую поэму «День» (Il giorno) в четырех частях, из коих опубликовал только первые две: «Утро» (Il mattino, 1763) и «Полдень» (Il mezzogiorno, 1765). Остальные две части - «Вечер» (Il vespro) и «Ночь» (La notte) - остались незаконченными и были напечатаны только после смерти П. Поэма, написанная 11-сложным белым стихом, описывает день жизни молодого миланского аристократа в форме мнимосерьезного, на самом же деле иронического обучения его искусству жить. В качестве сатирика и дидактика П. был связан с традициями дидактической поэмы XVI в. (Ручеллаи, Аламанни), возрожденной в начале XVIII в. Спольверини. П. испытал на себе влияние латинского поэта-сатирика Лукезини (конец XVII века) и сатирических поэм Пассерони («Cicerone», 1755) и Роберти («La moda»). Однако от всех своих предшественников П. отличается социальной остротой своей сатиры, которая у него направлена против паразитической ломбардской знати.

Эта сатирическая установка пронизывает и описательные части поэмы, не оставляющие без внимания ни одной детали аристократического быта, и многочисленные авторские отступления обличительного характера, в к-рых язвительная ирония то и дело сменяется гневным негодованием плебея по адресу выродившегося дворянства, живущего за счет обираемого им трудолюбивого голодного народа. Но, обличая деградацию феодальной знати, Парини не сочувствует и более жизнеспособным слоям дворянства, перестраивающимся на капиталистический лад. Ни в чем не сказывается так ясно мелкобуржуазный демократизм Парини с сильным душком «народничества», как в его ненависти к крепнувшему капитализму, в к-ром он видел главную причину обеднения народных масс. Забота о благе народном приводит П. в его оде «Буря» (Tempesta) к утопически-реакционным мечтам об уничтожении всякой торговли и всякого судостроения.

Таков своеобразный сплав революционных и реакционных настроений в противоречивой мелкобуржуазной идеологии П. Наличие в ней сатиры, направленной против итальянской аристократии, делало его поэзию приемлемой для хозяйничавших в Ломбардии австрийских властей, усмотревших например в «Дне» приятный для них урок итальянской знати, фрондировавшей против правительства Марии-Терезии. Отсюда и парадоксальное на первый взгляд покровительство поэту-разночинцу венского двора, к-рому верой и правдой служил П., видя в «просвещенном абсолютизме» Марии-Терезии и Иосифа II надежного союзника в его борьбе против феодальной знати и деляг зародившегося капитализма.

Такими же противоречиями отмечено и отношение П. к вспыхнувшей во Франции и перекинувшейся в Италию буржуазной революции. Когда республиканские войска Бонапарта вошли в 1796 в Ломбардию, 60-летний П. с восторгом приветствовал зарю итальянской свободы. Однако поступательное движение революции от буржуазного либерализма к диктатуре якобинских масс скоро испугало П., обнаружило его политическую умеренность, отрицательное отношение к террору, приверженность к религии и церкви. Последние стихи П. пронизаны горячим патриотизмом, страстной ненавистью к хозяйничавшим в Италии иноземцам. Этот патриотизм П. в сочетании с его народолюбием сделали его объектом поклонения со стороны деятелей итальянского национально-освободительного движения первой половины XIX в.

В России сатирическая поэма П. пользовалась большой известностью в 20-х и 30-х гг. XIX в. В 1824 кн. В. Ф. Одоевский рекомендовал ее вниманию русских переводчиков, а в 1830 П. А. Катенин с похвалой отзывался о П., «мастерскими стихами написавшем против большого света поэму». Несомненно также знакомство Пушкина с поэмой Парини, отзвуки которой можно найти в первой главе «Евгения Онегина».

Библиография:

I. Лучшие издания Парини в оригинале: Il giorno commentato da G. Perretti, 2-a ed., Roma, 1925; Prose, a cura di E. Bellorini, 2 vv., Bari, 1913-1915; Poesie, 2 vv., Bari, 1929; Tutte le opere edite e inedite di G. Parini, raccolte in un vol. a cura di G. Mazzoni, Firenze, 1926.

II. Фриче В., Итальянская литература XIX в., ч. 1. Литература эпохи объединения Италии, М., 1916; Оветт А., Итальянская литература, перев. С. И. Соболевского, М., 1922; Carducci G., Studi su G. Parini: Il Parini minore (Opere, vol. XIII), Bologna, 1903; Carducci G., Studi su G. Parini: Il Parini maggiore (ib., v. XIV), Bologna, 1907; Bellorini E., La vita e le opere di G. Parini, 2-a ed., Livorno, 1926; Bertana E., Saggi pariniani, Aquila, 1926; Bertacchi G., Il Giorno di G. Parini, Padova, 1927; Mazzoni G., Giuseppe Parini disegnato e studiato, Firenze, 1929; Arcari P., Parini, Milano, 1929; Ottolini A., Parini, Milano, 1929; Petrini D., La poesia e l’arte di G. Parini, Bari, 1930; Natali G., G. Parini, Firenze, 1932; Spongano R., La poetica del Sensismo e la poesia del Parini, Messina, 1933.

III. Valmaggi L., Rassegna di studii pariniani, «Giornale storico della letteratura italiana», v. LXVIII, 1916; Bustico G., Bibliografia di G. Parini, Firenze, 1929.

ПАРНАСЦЫ

ПАРНАСЦЫ - см. Французская литература.

ПАРНИ

ПАРНИ Эварист Дезире де Форж, виконт (Evariste Desire de Forges, vicomte de Parny, 1753-1814) - франц. поэт, уроженец одного из о-вов Индийского океана. По происхождению француз, с примесью африканской крови. Получив образование во Франции, поступил на военную службу. В 1778 выпустил книгу элегий - «Эротические стихи» (Poesies erotiques) и тематически к ней примыкающие «Стихотворные мелочи» (Opuscules poetiques, 1779). Обе книги имели бурный успех и вызвали одобрительный отзыв Вольтера, окрестившего П. крылатым прозвищем «французского Тибулла». В годы революции, потеряв все свое состояние, П. то служил на гражданской службе, то жил на свои литературные заработки в качестве писателя-профессионала. В 1799 была опубликована его большая эротическая и антирелигиозная поэма в стиле вольтеровской «Pucelle» - «Война древних и новых богов» (La guerre des dieux anciens et modernes), сопровождавшаяся огромным успехом и выдержавшая в течение года три издания. За ней последовал ряд других поэм, по большей части в том же роде: «Путешествие Селины» (Le voyage de Celine), «Потерянный рай» (Le paradis perdu, 1805), «проповедь» в стихах «Библейские любовные истории» (Les galanteries de la Bible), наконец «Христианида» (Christianide), рукопись к-рой была выкуплена за большую сумму правительством Реставрации и предана сожжению. В 1803 П. был выбран в Академию. В последние годы жизни им были написаны: «скандинавская поэма» «Иснель и Аслега» (Isnel et Aslega), поэма в «картинах» «Переодевания Венеры» (Les deguisements de Venus) и др.

Антирелигиозные поэмы П. определили во время реакции, начавшейся еще при жизни поэта, его репутацию крайнего нечестивца и безбожника. «Война богов» и другие «библейские» поэмы П. были запрещены к переизданию во Франции. Не включены они как «оскорбляющие религиозное чувство» и в новейшее издание сочинений П. 1862.

Сложившееся в исторический период, непосредственно предшествовавший великому революционному взрыву (1789-1793), творчество П. отражает самочувствие средних слоев французского дворянства, жестоко потрясенного экономическими кризисами и финансовыми катастрофами эпохи двух последних Людовиков. Основные мотивы «Эротических стихов» - легкий эпикуреизм, изящный культ чувственной радости, упоение сладострастием, характерные для придворного «галантного» стихотворства, - уживаются у П. с прямо противоположными им мечтательно-элегическими тонами, порожденными спецификой внутриклассового бытия его группы. В «Эротических стихах» Парни впервые на протяжении всей французской классической поэзии XVIII в. заговорил языком подлинного чувства. С особенной силой элегические ноты звучат в 4-й книге «Эротических стихов» (повесть о несчастной любви), делающей П. одним из самых выдающихся франц. поэтов-элегиков. С похвалой о «прекрасных стихах к Элеоноре», входящих в состав «Эротических стихов», отзывался и Маркс.

Недовольство слоев разоряющегося среднего дворянства существующим положением вещей породило в творчестве П. элементы вольномыслия и даже политической оппозиционности. Так, в письмах к друзьям с родины, к-рые П. разрабатывал как особый художественный жанр и публиковал в прижизненных собраниях своих сочинений, он разражается горькими и негодующими тирадами по поводу рабства негров, несколько напоминающими нашего Радищева (по убедительному указанию П. Морозова они имели некоторый отзвук и в знаменитой пушкинской «Деревне»).

В послании к повстанцам Бостона («epitre aux insurgents de Boston», 1777), к-рые решили обходиться «без папы, без королей и королев», Парни громит «неумолимую тиранию», «чудовище, которое под различными именами угнетает порабощенную Европу». Эта оппозиционная настроенность П. сделала его почти попутчиком нового порядка. Написанная им в пореволюционное время «Война богов» явилась одним из самых разрушительных антицерковных и вообще антихристианских произведений мировой литературы.

Но и в бурях революции Парни остался верен себе. Стиль так наз. «революционного классицизма» не оказал на него никакого влияния. Во время максимального революционного подъема (1789-1794) его муза молчала. Новый расцвет поэтической деятельности П. начался в период Директории. Чувственный разгул, охвативший круги пришедшей в это время к власти цензовой буржуазии, способствовал широчайшему развитию в его творчестве эротических мотивов. На этой тематике в сущности выросли и библейские поэмы П. - ряд в высшей степени откровенных сценок и эпизодов все в том же галантно-эротическом стиле XVIII в. Но и после революции П. продолжал в значительной мере сохранять свою старую дворянскую психологию. Так, давая в своей «Войне богов» в лице христианской троицы памфлет на торжествующую глуповатую и самодовольную буржуазию Директории, Парни сочувственно противопоставляет ей низложенных ею гордых и прекрасных богов-аристократов древнегреческого Олимпа.

В творчестве П. поэтика французского классицизма дает явную трещину. П. победоносно вводит во французскую литературу жанр элегии. В его «Мадегасских песнях», в проникнутой оссиановскими мотивами поэме «Иснель и Аслега», в письмах и стихах из Индии, Африки и Америки, дававших волнующие описания экзотических «земных раев», мы имеем первые зачатки романтизма. Но в основном П. все же продолжает оставаться типичным классиком - «первым классическим поэтом века Людовика XVI», как именовала его современная ему критика. Стиль П. почти целиком находится в русле классической традиции. Наиболее существенными его чертами являются замечательная чистота, ясность и точность языка, афористическая острота концовок, чувственная осязательность образов. Характерно и его тяготение к большим формам. Четыре книги своих эротических стихов он своеобразно строит как некое композиционное целое, своего рода роман в элегиях. Двойственность поэтического творчества П. обусловливает и его историко-литературную роль. Обласканный «сходящим в гроб» Вольтером, Парни оказал сильнейшее влияние на первые литературные шаги родоначальника французского дворянского романтизма Шатобриана, на поэзию Ламартина. Вместе с тем обличительные тенденции его непристойно-кощунственных поэм были восприняты отцом политического куплета, молодым Беранже, высоко ценившим творчество П., воспевшим его смерть и издавшим его сочинения.

Сильнейшее воздействие оказал П. как творец любовной элегии и один из наиболее ярких представителей так наз. «легкой поэзии» (poesies fugitives) на русскую литературу. Оно сказалось уже в конце XVIII в. в любовных песенках Нелединского-Мелецкого, но с особенной силой обнаружилось в два первых десятилетия XIX в. В русской поэзии этого времени П. был одним из самых популярных имен, сохранившим свое обаяние вплоть до проникновения к нам первых произведений Байрона. Стихи П. переводились Крыловым, Жуковским, Вас. Пушкиным, Денисом Давыдовым, Баратынским и мн. др. Его влиянием проникнуто все поэтическое творчество Батюшкова, как и творчество молодого Пушкина, последние переложения к-рого из Парни относятся к 1824. Один из всех русских подражателей Парни, Пушкин усвоил и эротически-антирелигиозную традицию его библейских поэм: нек-рые места в «Гаврилиаде» являются почти буквальным переводом из них.

Библиография:

I. Переводы на русский язык - в сборнике «Французские лирики XVII века», составленном И. М. Брюсовой, Под редакцией и с предисл. Валерия Брюсова, М., 1914; Ouvres completes, 5 vv., P., 1808; Ouvres completes, 2 vv., Bruxelles, 1824; То же, Р., 1831 (с участием Беранже); Ouvres (elegies et poesies diverses avec une preface de M. Sainte-Beuve), P., 1862; Lettres familieres de Parny, «Revue d’histoire litteraire de la France», P., 1928, №№ 3 et 4.

II. Sainte-Beuve C., Portraits contemporains et divers, v. III, P., 1855; Морозов П., Пушкин и Парни, изд. «Пушкин», (Сочинения), под редакцией С. А. Венгерова, издание Брокгауза и Ефрона, т. II, СПБ, 1907.

ПАРНОК

ПАРНОК Софья Яковлевна (1885-1933) - русская буржуазная поэтесса. Печататься начала с 1906. В 1916 вышел первый сборник - «Стихотворения». В пореволюционных стихах П. новая действительность встречена ею враждебно. П. культивировала в своих стихах наследие буржуазных поэтических школ - от классического холода «Парнасизма» («Розы Пиэрии», 1922) до мистической экзальтации символистов («Вполголоса», 1928; «Музыка», 1926). Чувство морального одиночества, бесприютности, индивидуализма («Мне одной предназначенный путь»), «упоение тоской», ощущение гибели - характеризуют поэзию П. Ее образные средства и словарь бедны, отличаются постоянством повторения символов и атрибутов христ. культа. П. известна как переводчица. Ею переведены произведения А. Барбюса, Ж. Жолинона, Ж. Жироду, Ж. Жиона, М. Пруста и др. совр. франц. писателей.

Библиография:

I. Кроме упомянутого в тексте: Лоза, Стихи, (1922), изд. «Шиповник», М., 1923; Музыка, Стихи, изд. «Узел», М., 1926.

II. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия (1917-1927), т. I, Гиз, М. - Л., 1928.

ПАРОДИЯ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ПАРОНЯН

ПАРОНЯН Акоп (1842-1891) - армянский писатель, классик, крупнейший сатирик. Р. в Адрианополе. Редактировал журналы «Мегу» (Пчела), «Татрон» (Театр) и «Хикар». Подвергался преследованию со стороны духовенства и буржуазии. Жизнь провел в крайней нужде. Начало лит-ой деятельности П. совпало с периодом развития капиталистических отношений в Турции. Националистическая интеллигенция, чиновничество, купечество, духовенство - вот те социальные группы, против к-рых П. сатирически боролся в своих произведениях.

Сатира П. имеет глубоко социальный характер: писатель не только критиковал быт тогдашних господствовавших классов, но и высмеивал общественно-политическую деятельность правящих социальных групп. В целом ряде своих произведений П. своим острым сарказмом срывал маски лживости и лицемерия с духовенства и буржуазной интеллигенции, разоблачая их мнимое народолюбие. Однако П. не раскрывал в своих произведениях подлинно классовой сущности общественных отношений и в своей критике не обнаруживал ясного понимания перспектив изображаемых им социальных групп. Его критика носила моралистический характер. Несмотря на это, смелая сатира П., выражавшая недовольство и протест народных слоев против тогдашних общественных устоев, объективно играла прогрессивную роль. Сильный талант, реалистический метод изображения типов, острая наблюдательность, меткий язык, суровая критика отрицательных явлений - наиболее характерные черты творчества П.

Широкие слои трудящихся Армении до сих пор продолжают интересоваться произведениями П. Он ценен для них не только показом отрицательных сторон современного ему общества, но и предвосхищением ряда типов буржуазной Армении, против к-рых позднее боролся армянский рабочий класс.

Основные произведения П.: «Восточный духовный врач», «Национальные тузы», «Благочестивые нищие», «Братишка Багдасар», «Дневник Гососа». П. принадлежит к разряду тех писателей, литературное наследство к-рых наиболее близко пролетариату.

В наст. время Госиздат Армении впервые издает полное собр. сочин. П.

ПАРОРИТИС

ПАРОРИТИС Костас (Леонидас Суреас, 1875-1931) - греческий писатель. Долгие годы был учителем, дебютировал в 1906 рассказами «Из жизни сумерек». Одновременно стал активным борцом за народный язык в литературе (демотика) вместо искусственного языка (катареуса).

В 1907 выпустил сборник рассказов «Мертвые в жизни», где он старался отобразить жизнь тех, «которые, трудясь, остаются обездоленными». В 1909 вступил в «социалистическо-демократический союз», объединявший прогрессивные слои мелкобуржуазной интеллигенции и ставивший своей задачей «культурное возрождение страны». П. сотрудничал в органе левых демотикистов «Нумас», на страницах к-рого выступил против лозунга «искусство для искусства», утверждая социальную сущность литературы.

В 1910 П. издал роман «На мачте», в к-ром описываются жизнь и эксплоатация рабочих, доставляющих губки со дна моря. В 1917 вышел его большой роман «Взрослый ребенок», произведение, проникнутое идеями мелкобуржуазного утопизма. Все эти произведения, несмотря на сочувствие и явную симпатию автора к рабочему классу, далеки от понимания революционного значения пролетариата. Пароритис выражал настроения тех слоев мелкобуржуазной интеллигенции - «пролетариев умственного труда», - к-рые, будучи наименее обеспеченными, несли все тяготы капиталистической эксплоатации и кризисов и симпатии к-рых были на стороне трудящихся. Но стать активным попутчиком пролетария в его борьбе П. не сумел. Он остался типичным мелкобуржуазным мечтателем, стоящим в стороне от классовой борьбы. Его революционность не идет дальше мелкобуржуазного утопизма. Таковы его «Красный козел» (1924) и «Два пути» (1927), в к-рых Пароритис пытается отобразить революционное движение в Греции, совершенно не понимая классового характера этой борьбы.

В 1922 П. сотрудничал в ЦО компартии Греции «Ризоспастис», в к-ром был напечатан ряд его фельетонов и очерков. Но участия в работе компартии он не принимал. В последние годы совершенно отошел от революционного движения, но до конца своей жизни был одним из друзей СССР.

ПАРСИВАЛЬ

ПАРСИВАЛЬ (франц. - Perceval, немец. - Parzival, англ. - Percyvelle) - герой куртуазного эпоса, образующего одну из ветвей сказания о короле Артуре и его рыцарях и входящего так. обр. в цикл романов Круглого стола. Важнейшими из обработок сюжета являются: французский стихотворный роман «Perceval le Gallois, ou Le conte del Graal», начатый, но не законченный Кретьеном деТруа (ум. ок. 1180) и продолженный поэтами XIII в. Wauchier de Denain, Manessier и Gerbert de Montreuil; немецкая переработка сюжета - «Parzival» Вольфрама фон Эшенбаха (ок. 1210); позднейшие прозаические французские романы XIII-XIV вв. - «Perceval li Gallois» или «Perlesvaus»; среднеанглийская метрическая обработка XV в. - «Sir Percyvelle of Galles»; один из валлийских - Мабиногион (см.) XIII в. - «Peredur ар Efrawc». Значительное число дошедших до нас рукописей и относящихся к той же эпохе переводов на другие европ. яз. (голландский, исландский) свидетельствует об огромной популярности сюжета.

Уже в первой из дошедших до нас обработке - незаконченном «Сказании о Граале» Кретьена де Труа - роман представляет сложное многочленное фабульное целое, в к-ром соединяются две сюжетные линии:

1 - история «простеца» П., воспитанного в лесном уединении, юноши, одаренного рыцарскими доблестями, но лишенного рыцарской куртуазии, переживающего ряд полукомических приключений и с трудом усваивающего «вежество» подлинного рыцаря, и

2 - история поисков Грааля - загадочного талисмана, хранящегося в таинственном замке, с владетеля которого П. суждено снять заклятие, тяготеющее над ним.

Именно эта последняя сюжетная линия, в к-рой скрещиваются элементы кельтских дохристианских мифов с мотивами христианской мистики, получает особое развитие в дальнейшей истории романа; уже у Вольфрама она используется для прославления организации рыцарских орденов (в первую очередь храмовников), в дальнейшем же эта часть сюжета получает самостоятельное развитие, сливаясь с апокрифической историей Иосифа Аримафейского и разрастаясь в огромный цикл романов о св. Граале (важнейшие обработки: уже упомянутый выше прозаический роман «Perceval li Gallois» XIII в., прозаический «Perceval» из коллекции A. Firmin-Didot, прозаическая же «Queste de St. Graal», «Le grand St. Graal» и позднейшие их переделки на различных европейских языках), в к-ром П. играет уже второстепенную роль или совсем уступает место рыцарю-аскету - девственному Галааду, сыну грешного, но величайшего из рыцарей - Ланцелота (см.). В XIX в. историю П. драматизировал в своей одноименной музыкальной драме Рих. Вагнер.

Лит-pa о П. огромна, совпадая в значительной своей части с литературой о всем цикле романов Круглого стола. Сложная структура сюжета П. при господствовавших в медиевистике методах исследования - филологическом и сравнительно-историческом - не могла не вызвать ожесточенных споров, основными пунктами к-рых являются: вопрос об источниках отдельных элементов сюжета, в особенности вопрос о первоначальном значении Грааля, вопрос о первоначальной форме сюжета (в частности о соотношении франц. и нем. версий) и вопрос о месте зарождения сюжета. Как ни полезны эти изыскания для уяснения отдельных источников П., в частности для уяснения взаимоотношения кельтских и французских, дохристианских и христианских элементов в его целом, они все же уводят нас от подлинных памятников с их сложным, актуальным для рыцарства XII-XIV вв. содержанием в область схематич. реконструкций; засвидетельствованный цикл П., с его сублимацией рыцарства как искупителя человечества, с его густым наслоением внецерковной, внеритуальной апокрифич. мистики, с его пафосом аскезы, постепенно вытесняющим первоначально проникающее сюжетную линию П. более мирское прославление рыцарской куртуазии, ждет еще своей истории.

Библиография:

Из огромной литературы вопроса приводятся только наиболее важные труды: Birch-Hirschfeld A., Die Sage vom Gral, Lpz., 1877; Heinzel R.., Ueber die franz. Gralromane, Wien, 1891; Nutt A., Studies on the Legend of the Grail, L.,1888; Его же, The Legends of the Holy Grail, L., 1902; Weston J. L., The Legend of Sir Perceval, 2 vv., L., 1906-1909; Hertz W., Parzival von Wolfram von Eschenbach, Stuttgart, 1914 (комментарии); Wechssler E., Die Sage vom heiligen Gral, Halle, 1902; Baist, Parzival u. der Gral, Freiburg, 1909; Staerk W., Ueber den Ursprung der Grallegende, Tubingen, 1903; Junk V., Gralsage u. Graldichtung des Mittelalters, Wien, 1912; Weston J. L., The Quest of the Holy Grail, v. I, L., 1913; Golther W., Parzival und der Gral in der Dichtung des Mittelalters und der Neuzeit, Stuttgart, 1925.

ПАРТЕВЯН

ПАРТЕВЯН Сурен (1876-1922) - псевдоним зап.-армянского прозаика Сисака Партизпаняна. Р. в Ване (Турция). Выдающийся идеолог армянской буржуазии, П. писал на темы о массовой резне армян в Турции, организованной султаном Абдул-Гамидом. В своих произведениях П. выражал националистическую идеологию партии армянской буржуазии «дашнакцутюн». Во время империалистической войны весьма сочувственно относился к завоевательной политике русского царя в отношении Турции и к организованному наместником Кавказа Воронцовым-Дашковым и партией «дашнакцутюн» добровольческому движению. Этому реакционному движению и посвящен его роман под заглавием «Дзайны Гнчец» (Раздался клич), переделанный в пьесу. П. обладал сильным публицистическим темпераментом, сказавшимся не только в ряде статей, но и в его художественных произведениях. В этом отношении характерен его сборник «Харазан» (Бич).

Партевян считается одним из наиболее талантливых писателей в буржуазной литературе западных армян.

Библиография:

Харазан (Бич), Публицист. ст., Париж, 1901; Калинян Архавирк (Бедствие киликий), Описание, Константинополь, 1909; Кайкойум (Разорение), Рассказы, Смирна, 1910; Айухин (Армянка), Рассказы, Константинополь, 1911; Арюни Гиркы (Книга крови), Рассказы, Каир, 1915; Дзайны Гнчец (Раздался клич), Роман, Каир, 1915. Редактировал периодич. изд. «Анапати Ушарцан» (Памятник пустыни), №№ 1-10, и 3 тома Египтагай Тарекирка (Летопись египетских армян), Каир, 1914, 1915 и 1916.

ПАСКАЛЬ

ПАСКАЛЬ Блэз (Blaise Pascal, 1623-1662) - французский писатель, мыслитель и ученый. Р. в семье председателя Клермонтского суда, ученого-математика. В 16 лет уже написал трактат о конических сечениях, изумивший Декарта, впоследствии сделал крупные открытия в области математики и физики; усердно занимался философией. Декарт и Монтень сильно повлияли на него; однако он не был удовлетворен их скептицизмом и рационализмом, т. к. искал истины, отвечающие не только разуму, но и сердцу. Это привело его к религии. Последние годы жизни прожил в янсенистской общине Пор-Рояль, предаваясь аскетическим самоистязаниям.

П. был крупнейшим мыслителем и полемистом этой буржуазной секты католиков. Он вступил в жестокую борьбу янсенистов с иезуитами, представлявшими в то время феодально-католическую реакцию против растущей буржуазии. Так появились «Провинциальные письма» (Lettres provinciales, 1656-1657), в к-рых П. перенес полемику с иезуитами из богословской сферы в область нравственных принципов. Представив борьбу янсенистов с иезуитами как борьбу истины с ложью, свободы с насилием и деспотизмом, П. дал под прикрытием религиозной полемики настоящий политический памфлет, привлекший к нему симпатии всех передовых общественных кругов Франции. После П. самое имя иезуита стало синонимом моральной нечистоплотности. Но «Провинциальные письма» не только шедевр религиозно-политической публицистики, но и первоклассное художественное произведение: П. создал здесь комические фигуры иезуитов, к-рые по своей полнокровности и пластичности предвещают персонажей Мольера. Борьбу с феодально-религиозным мышлением он ведет с тех же позиций буржуазного рационализма, с к-рых Мольер и Буало боролись против аристократического вкуса в прециозной литературе (см.). Так П. переносил принцип классицизма в область религиозной публицистики.

Другая знаменитая книга П. - «Мысли» (Pensees, 1-е изд., 1670) - сборник афоризмов религиозно-философского содержания, точный текст к-рых был восстановлен только в 1843 Виктором Кузеном. Основная задача этих религиозно-философских фрагментов - установив бессилие и одновременно величие разума, сознающего свои слабости и несовершенства, найти выход из этого противоречия в христианском учении о человеке. П. пытался оправдать христианство в его янсенистском понимании и примирить противоречия между разумом и верой. Подобно «Провинциальным письмам», «Мысли» П. - произведение не только философа, но и художника. Верующий христианин и мистик, П. в то же время реалист по своему творческому методу, по своему стремлению постигнуть объективную действительность и природу человека во всей ее противоречивости и конкретности.

Этот реализм идеолога восходящей буржуазии еще не преодолевает религии и мистики. В то время протест восходящей буржуазии против духовного и светского феодализма и поиски нового рационалистического мировоззрения принимали религиозные формы. Под религиозной оболочкой вырабатывалось новое миросозерцание. Такой оболочкой был для французской буржуазии XVII в. янсенизм с его борьбой на религиозной же основе против ортодоксального католицизма, с его рационалистической переоценкой унаследованных верований. Вот почему янсенизм нашел в лице П. такого блестящего представителя, а мировоззрение последнего, несмотря на все свои религиозно-мистические элементы, не исключало его во многом реалистической творческой практики.

Библиография:

I. Лучшее издание сочин. Паскаля - L. Brunschvieg, P. Boutroux, F. Gazier, в серии «Les grands ecrivains de la France», 1908-1914. На русском яз.: Мысли, перев. П. Первова, СПБ, 1892; То же, изд. 3-е, М., 1905; Письма о морали и политике иезуитов, изд. Л. Ф. Пантелеева, СПБ, 1898.

II. Лансон Г., История французской литературы XVII в., перев. З. Венгеровой, СПБ, 1899 (есть и др. издания); Дауден Э., История французской литературы, СПБ, 1902; Луначарский А. В., История западно-европейской литературы в ее важнейших моментах, ч. 1, М., 1924; Bertrand J., Blaise Pascal, P., 1890; Boutroux P., Pascal, P., 1900; Giraud V., Pascal, L’homme, l’Ouvre, l’influence, 3-me ed., P., 1905; Strowski F., Pascal et son temps, 3 vv., P., 1907-1909; Petitot H., Pascal, sa vie religieuse et son apologie du christianisme, P., 1911; Gazier F., Les derniers jours de Blaise Pascal, P., 1911.

III. Basse J. H., Monographie des editions des Lettres provinciales, P., 1878, Maire, Essai bibliographique des Pensees de Pascal, P., 1924; Lanson G., Manuel bibliographique de la litterature francaise moderne, Paris, 1925.

ПАСКАРЕЛЛА

ПАСКАРЕЛЛА Чезаре (Cesare Pascarella, 1858-) - итальянский писатель. Уроженец Рима, по профессии художник. Один из виднейших представителей литературы, пользующейся местными диалектами. Произведения П. отражают идеологию патриархальной провинциальной буржуазии. Проникнутые юмором, отмеченные мастерством изображения, они свидетельствуют о хорошем знании жизни итальянской провинции («La Serenata», 3-а ed., 1894; «Er morto de campagna», 1882, и др.). П. чужда какая бы то ни было социальная проблематика - он не желает итти дальше бытовых зарисовок, тщательно обходя вопросы социального неравенства.

К числу лучших произведений П. также принадлежат: «Villa Gloria» (1886), «La scoperta dell’America» (Открытие Америки, 10-а ed., 1897), состоящее из ряда сонетов (сонет - излюбленная лирическая форма П.). Темой «Villa Gloria» послужило национально-освободительное движение, поднятое гарибальдийцами, братьями Кайроли, но внимание П. сосредоточено лишь на отдельных моментах этой борьбы, гл. обр. на смерти Кайроли. В поэме «Открытие Америки» дан яркий образ муна-рассказчика в привычной обстановке римских простолюдинов. П. опубликовал также ряд прозаических произведений, не имеющих особого литературного интереса.

Библиография:

Viaggio in ciociaria, Napoli, 1914; Il manichino, con prefazioni di Ed. Scarfoglio e L. Lodi, Napoli, 1915; Le memorie di uno smemorato, Roma, 1919; Prose, Torino, 1920; Sonetti, Torino, 1920.

ПАСКВИЛЬ

ПАСКВИЛЬ в литературе - произведение, содержащее заведомо клеветнические нападки на определенное лицо и через него на группу, партию и т. д., к-рые оно представляет. Происходит слово «П.» от Пасквино, названия статуи в Риме, к которой авторы сатирических листков, нападавшие на определенных лиц, прикрепляли свои произведения. Отсюда пасквиль стал вообще обозначать клевету, часто анонимную.

П. является обычным оружием в борьбе реакционных - отживающих - классов против новых - прогрессивных. Не будучи в состоянии отстоять свои позиции в принципиальной борьбе, реакционная лит-pa, художественная и политическая, старается клеветнически очернить позиции враждебного класса путем нападок на отдельных его представителей и т. д. Так напр. русская реакционная лит-pa 60-х гг. изображала нигилистов в виде грязных, морально распущенных, невежественных людей. Пасквильный характер носят романы Лескова «Некуда», Писемского «Взбаламученное море», пьеса Л. Толстого «Зараженное семейство» и др.

Революционная и прогрессивная литература разоблачает и клеймит личность, когда ее черты воплощают в себе действительно существующие и характерные особенности класса. Таков памфлет К. Маркса «Господин Фохт», в к-ром Маркс беспощадно разоблачает клеветнические приемы либеральной буржуазии на примере одного из виднейших ее представителей. В противоположность этому П. являются многочисленные произведения буржуазии, в к-рых тенденции революционного рабочего движения выводились из вымышленных личных черт Маркса, из его будто бы честолюбия, жестокости, «еврейского происхождения» и т. п. Богатые примеры пасквильных упражнений дает антисоветская литература.

В художественной литературе повод к обвинению в пасквилянстве часто давало изображение живых современников автора. Однако портретность (хотя бы и в отрицательном освещении) нельзя считать пасквилем и недобросовестным приемом, когда личные черты современника служат материалом для художественного обобщения основных черт общественного явления. Нельзя назвать П. тургеневского Рудина из-за наличия в нем некоторых личных черт Бакунина. Но П. является клеветническое изображение нечаевцев в «Бесах» Достоевского.

Библиография:

Voigt J., uber Pasquille, Spottlieder und Schmahschriften aus der ersten Halfte des 16 Jahrhunderts, в сб. «Historisches Taschenbuch», hrsg. v. F. V. Raumer, B. IX, Lpz., 1838; Pasquin et pasquinades, «Revue Britannique», 1861, 3; Schade O., Satiren und Pasquille aus der Reformationszeit, 2 B-de, 2 Ausg., Hannover, 1863; Mary Lafon, Pasquino et Marforio, 2 ed., P., 1877; Gnoli D., Le origini di maestro Pasquino, Roma, 1890; Bedermeyer G., Schmahschrift в кн. «Reallexikon der deutschen Literaturgeschichte», hrsg. v. P. Merker u. W. Stammler, B. III, Berlin, 1928-1929.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV