Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "П" (часть 3, "ПАС"-"ПЕР")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "П" (часть 3, "ПАС"-"ПЕР")

ПАСКОЛИ

ПАСКОЛИ Джованни (Giovanni Pascoli, 1855-1912) - итальянский поэт. Р. в Мауро в мелкобуржуазной семье. Рано осиротев, П. уже в 18 лет принужден был взять на себя заботы о семье, отдаться тяжелому труду. Он примкнул к социалистам, с горячностью отдался партийной работе, сотрудничал в журн. «Il martello» (Молот). За участие в демонстрации и пропагандистской работе П. в 1879 попал в тюрьму. По отбытии тюремного заключения он закончил образование и стал преподавателем в разных городах Италии.

Любимый ученик Кардуччи по Болонскому университету, П. сразу привлек к себе внимание своими первыми сборниками стихов «Myricae» (1891-1892). П. постоянно работал над стихом, стремясь усовершенствовать форму. Содержание произведений П. говорит о лиризме поэта и близости его к идеям «христианского социализма». Произведения Пасколи прекрасно отражают в изящных образах итальянскую провинцию; города П. не любил, предпочитая ему простор полей, незатейливую деревенскую жизнь. За названным сборником стихов последовали: «Poemetti» (1897, 2-а ed., 1900), «Canti di Castelvecchio» (1902, 2-а ed., 1903), «Nuovi Poemetti» (1909), «Poemi italici» (1911). Тематика этих сборников довольно разнообразна - наряду с лирическими стихотворениями в них вошли стихотворения, трактующие разные социально-политические темы: убийство австрийской императрицы, смерть Л. Толстого (поэма «Tolstoi»), смерть Гладстона и Бисмарка, расстрел демонстрации 9 января и др. В произведениях П. все сводится к «гуманному миротворству, розовенькому полусоциализму, несколько слезливому патриотизму и целому морю сострадания» (Луначарский). Отличное знание классической литературы позволило П. в «Poemi conviviali» (Застольные поэмы, 1907, 2-а ed., 1910) осовременить античные мифы, перенеся героев древности в наши дни. П. одинаково свободно владел итальянским и латинским стихом; латинские произведения П. премированы Амстердамской академией (собраны в книге «Ioannis Pascoli Carmina», 1914). Пасколи - автор ряда критических статей и переводов с древних языков, французского, английского и немецкого.

Крупнейший поэт своей эпохи, П. мало известен современной фашистской Италии, для к-рой его прекраснодушный гуманизм не представляется актуальным.

Библиография:

I. Сочин. Пасколи изданы в Болонье у Zanichelli, в 6 тт.; сюда не входят: Le canzoni di Re Enzio, 3 vv., Bologna, 1912; Poemi italici, выходившие между 1903 и 1909, собранные в один том в 1911 и в 1921, латинские стихи (Inno a Roma, Inno a Torino), прозаич. статьи, собранные в кн. «Pensieri e discorsi». Bologna, 1907, 2-a ed., 1914, комментарии к Данте (Minerva oscura, Livorno, 1898) и ряд речей (Garibaldi, Commemorazione di G. Carducci и др.), выходивших отд. изд.

II. Луначарский А. В., Этюды критические. Западно-европейская литература, М., 1925; Cecchi E., La poesia di G. Pascoli, Napoli, 1912; Filippi L., La vita e le opere di G. Pascoli, Livorno, 1915, 2-a ed., 1926; Galletti A., La poesia e l’arte di G. Pascoli, Roma, 1918, 2-a ed., 1926; Croce В., Giovanni Pascoli, Bari, 1920; Pietrobono L., Poesie di G. Pascoli, Bologna, 1921; Valentin A., G. Pascoli, Poete lyrique, P., 1925; Studi pascolani, a cure della Societa italiana, G. Pascoli, Fasc. 1-3, Bologna,1927-1933.

ПАСТЕРНАК

Статья большая, находится на отдельной странице.

ПАСТОРАЛЬ

ПАСТОРАЛЬ. - Термин «пастораль» (от латинского pastoralis - «пастушеский») употребляется в широком и узком смысле. В широком смысле П. означает пастушескую поэзию всех времен и народов. В узком смысле под П. понимается определенная конкретно-историческая разновидность пастушеской поэзии (XVI-XVII вв.). Только в этом последнем значении мы и рассматриваем здесь П.

П. XVI-XVII вв. при всем разнообразии родовой принадлежности отдельных произведений этого жанра (существует П. эпическая, лирическая и драматическая) обладает устойчивой тематикой и идеологической направленностью. Для нее специфично: изображение блаженной жизни пастухов и пастушек; противопоставление беспечной жизни пастухов шумной и суетной жизни горожан, знающих нужду, горе и всякие социальные бедствия; полное отсутствие отражения реальной деревенской жизни XVI-XVII в.; наделение героев П. психикой, манерами и яз. придворной знати.

Все перечисленные идейно-тематические компоненты П. свидетельствуют об ее отмежевании от буржуазно-городской культуры, об отталкивании от становящегося капитализма. Она появляется и расцветает в Италии в эпоху нарастания капиталистических отношений, к-рое явилось следствием грандиозного хозяйственного кризиса первой трети XVI века, обусловленного «революцией мирового рынка» (Маркс). Аналогичные причины вызывают также расцвет П. в других странах. В Англии и во Франции той же эпохи, не переживавших экономического упадка и укрепления феодальных отношений, П. культивировалась в наиболее реакционных кругах феодального дворянства. В целом П. является жанром феодальной реакции, к-рый получает наиболее полное развитие в системе стиля Барокко (см.), реализуя его основные художественно-идеологические принципы.

Но хотя П. и является по существу идеологическим орудием феодальной аристократии эпохи разложения Ренессанса, однако в ней можно найти немало отзвуков отрицаемой ею ренессансной культуры. Объясняется это двойственностью и противоречивостью сознания феодальной знати XVI-XVII вв., воспитанной уже в новых условиях растущего капитализма. Отсюда - присущий П. гедонизм, индивидуализм, культ земных связей, склонность к детальному психологич. анализу. Отсюда же - своеобразный «языческий» колорит П., переполненной мифологич. образами и античными реминисценциями.

Все отмеченные гуманистические элементы подчиняются однако реакционной социально-политической установке П. Преодоление гуманистических традиций осуществляется в П. эпохи Барокко, когда барочная П. вырождается в чисто придворный и салонный жанр.

Родиной П. является Италия, где она вырастает на основе длительной и богатой традиции гуманистической эклоги (см.). Создателем итальянской П. в собственном смысле был неаполитанец Саннадзаро (см.), автор знаменитого романа «Аркадия» (1504), канонизировавший итальянскую П. во всех ее идейно-тематических компонентах.

Громадный успех «Аркадии» породил в Италии целую литературу эклог, писавшихся терцинами в форме диалога (Ариосто, Триссино, Аламанни и др.). Рядом с ними расцветает лирико-эпическая пасторальная поэма («Ninfa Tiberina» Мольцы), стансы Тансилло (1574) и идиллический сонет (Толомеи и др.). Но самое широкое распространение получила драматическая П., развившаяся из диалогизированной эклоги. Пасторальная драма принимает форму то трагедии («Жертва» - «Sacrificia» - Беккари (Beccari A., 1554)), то комедии («Аретуза» - «Aretusa» - Лоллио (Lollio А., 1563)), то пытается возродить античный жанр сатировой драмы («Эгле» - «Egle», 1545 - Джиральди (Giraldi G.)).

Последняя и знаменитейшая ренессансная П. - «Аминта» (Aminta) Tacco (1573) - возвращается вспять, к традициям античной эклоги, порывая с тенденцией к усложнению сюжетной схемы П. Тассо сосредоточивает внимание на утонченном анализе чувств своих героев, воспроизводящих фигуры феррарских аристократов. Сентиментальный идеализм, изящная меланхолия, пронизывающая их речи, резко противополагаясь грубой чувственности буржуазного Ренессанса, уже свидетельствует о совершающемся изменении стилевой системы П. Однако классическая простота, прозрачная ясность слога и непревзойденная гармония стиха Tacco все же заставляют рассматривать его «Аминту» еще в системе ренессансного стиля.

Второй шедевр итальянской драматической П. «Верный пастух» - «Pastor fido», 1590 - Гварини (Guarini) уже вводит нас в круг явлений, типичных для драмы Барокко. Простоте фабулы «Аминты» противостоит запутанная интрига «Верного пастуха», который является уже почти настоящей барочной трагикомедией, сочетающей приемы трагедии и комедии, развертывающей действие по двум параллельным сюжетным линиям, вносящей в словесную ткань элементы орнаментации, расточительной образности, гипертрофии эффектов. От «Верного пастуха» протягивается цепь к основному жанру раннего Барокко - пасторально-мифологической опере, создаваемой Ринуччини (Rinuccini («Дафна» - «La Dafne» - 1594, изд. в 1600)) и в начале XVII в. вытесняющей все прочие «серьезные» драматические жанры.

За пределами Италии П. впервые утверждается в Испании, где находит питательную почву в придворно-аристократическом обществе этой застойно-феодальной монархии («Диана» - «Diana», 1558 - Монтемайора (Montemayor), см.).

Меньшее распространение получает П. в экономически передовой, быстро капитализирующейся Англии («Аркадия» Сиднея, 1580). Наиболее устойчивы традиции П. в английских «масках» (см.).

Во Франции пастораль культивируется также в кругах высшей феодальной аристократии, настроенной оппозиционно к крепнущему абсолютизму (роман Оноре д’Юрфе «Астрея» (D’Urfe H., L’Astree..., 1610-1625)). Громадное распространение получает во Франции пасторальная драма (в первой трети XVII века). Только классицизм кладет этому конец. Пасторальному же роману наносит смертельный удар буржуазный реалист Сорель (Sorel) в своем «Экстравагантном пастушке» (Le berger extravagant, 1627-1628), к-рый явился для П. тем же, чем «Дон-Кихот» был для рыцарского романа.

Наибольшим распространением в XVII в. пользуется П. в экономически отсталой, политически раздробленной, феодализированной Германии. Под непосредственным влиянием пасторальных романов возникают среди немецкой знати сообщества типа «Академии истинных любовников» (1624) и «Пегницких пастухов» или «Цветного ордена» (1644). Большую дань пасторали отдал также Опиц.

Расцвет П. во всех странах Европы завершается в XVII в. В XVIII в. находим только эпигонов этого жанра среди аристократических поэтов Рококо (см.), использующих пасторальную тематику для отмежевания от идей и установок буржуазно-просветительной литературы. Но поскольку пастушеские маски являлись в XVIII в. совершенно застывшими и условными, пользование ими не всегда означало солидаризацию с реакционно-аристократическими тенденциями П. (см. «Итальянская литература»). Совершенно условно также использование тематики П. молодым Гёте («Капризы влюбленного» - «Die Launen des Verliebten» - 1768). Однако по мере укрепления самосознания восходящей буржуазии отмирает постепенно даже такая чисто условная пасторальная тематика, противоречащая реалистическим тенденциям литературы XVIII века.

В России пасторальная поэзия получила распространение в дворянской литературе XVIII века, гл. обр. у сентименталистов и их предшественников.

Фальшивое идиллическое изображение деревни и счастливой жизни на лоне природы занимает весьма большое место в творчестве писателей этого лагеря, начиная с Сумарокова (Майков, Богданович, Карамзин и др.). Однако как самостоятельный жанр П. не выделяется. Примером русской П. (помимо идиллий и эклог, см.) может служить пастушеская повесть в трех песнях графа С. П. Салтыкова «Нина». Довольно широко была распространена в XVIII в. переводная П. (переводы Мерзлякова, Воейкова и др.). Приближалась к так наз. драматической П. и комическая опера XVIII в., зачастую обращавшаяся к пасторальным мотивам («Деревенский праздник» В. Майкова, «Анюта» Попова, «Мельник» Аблесимова и др.). Пасторальную поэзию в более широком смысле найдем и в произведениях первой четверти XIX века у писателей того же лагеря. По мере роста капиталистических отношений, диференциации дворянской литературы и перестройки консервативных дворянских писателей пастораль постепенно сходит на-нет.

Библиография:

Кирпичников А. И., Греческие романы в новой литературе, Харьков, 1876; Тикнор, История испанской литературы, перев. Н. И. Стороженко, т. II, М., 1886; Гаспари А., История итальянской литературы, перев. К. Д. Бальмонта, т. II, М., 1897; Корш В. и Кирпичников А., Всеобщая история литературы, т. III, СПБ, 1888; Эйхенгольц М., Предисловие к переводу «Аминты» Tacco, Москва, 1921; Овэтт А., Итальянская литература, перев. С. И. Соболевского, М., 1922; Bonafous N., etudes sur l’Astree, P., 1846; Windscheid K., Die englische Hirtendichtung von 1579 bis 1625, Hdlb., 1895; Marsan J., La pastorale dramatique en France, P., 1905; Olschki L., Guarinis «Pastor Fido» in Deutschland, Lpz., 1908; Carrara E., La poesia pastorale, Milano, 1909; Toffanin G., La fine dell umanesimo, Torino, 1920; Cysarz H., Deutsche Barockdichtung, Lpz., 1924.

ПАСТОРЕЛА

ПАСТОРЕЛА (старопровансальское - pastorela, или pastoreta, старофранцузское - pastourele, или pastourete, - «песня о пастушке») - один из характерных жанров романской куртуазной лирики, к-рому в немецком «деревенском миннезанге» ближе всего соответствует Reigen, а отчасти и Winterlied. Основанием для выделения жанра служит характерная особенность тематики - введение в круг действующих лиц П. крестьян и пастухов. Обычно сюжетную схему П. образует спор крестьянской девушки или пастушки с рыцарем-поэтом, желающим удовлетворить внезапно вспыхнувшую страсть: в одних случаях девушке удается ловкими речами избавиться от назойливого ухаживателя, в других - он добивается желанного обещаниями и прямым насилием. П. с подобной сюжетной схемой обычно называют «классической» В некоторых случаях куртуазный герой устраняется - спор идет между пастухом и пастушкой - или пьеса утрачивает эротический и приобретает дидактический характер: поэт-рыцарь выслушивает наставления почтенного пастуха. Другой распространенный тип пасторелы - так называемая «описательная пасторела», или «пасторела-сценка». Куртуазный поэт выступает здесь в качестве наблюдателя, который рисует весенний праздник и крестьянское веселье.

Наиболее обычными признаками формы пасторелы являются небольшой объем (чаще всего 5 строф), строфическое строение, соединение в строфе стихов разного размера, сложное переплетение рифм и частое применение сквозной рифмы. Во французской пастореле обычен рефрен, в провансальской, более куртуазной по форме и содержанию, он отсутствует.

Своеобразное соединение в тематике П. образов рыцаря и крестьянки, упоминание о весенних обрядах, наличие таких песенных элементов, как припев, наводят на мысль о фольклорных истоках П., тогда как самый характер диалога, идиллический колорит изображаемого, куртуазный облик пастушки заставляют искать прототип П. в латинской ученой и вагантской поэзии средневековья. Исследователи П. колеблются между этими двумя гипотезами.

Многое позволяет утверждать, что пасторела сложилась и развилась в среде феодально-аристократической. В жанре этом могли быть в своеобразном преломлении использованы элементы фольклора, так же как недостающие в жизни розовые краски пастушеской идиллии должны были заимствоваться из традиций латинской поэзии.

Это предположение, нуждающееся в более детальном обосновании, подтверждается и внешней историей П., возникающей в период расцвета рыцарства (в XII в.) и незаметно перерождающейся в придворную идиллию и эклогу XIV-XV вв., совершенно лишенные фольклорных реминисценций.

Библиография:

на русск. яз. до 1911 приведена у В. Шишмарева, Лирика и лирики позднего средневековья, П., 1911 (гл. I. Пастурель); La pastourelle dans la poesie eccitane du moyen age. Textes publ. et trad. p. J. Audian, P., 1923; Piguet E., L evolution de la pastourelle du XII-е siecle a nos jours, Basel, 1927; Jones W. P., Some Recent Studies on the Pastourelles, «Speculum», 1930, April.

ПАСТУШЕСКАЯ ПОЭЗИЯ

ПАСТУШЕСКАЯ ПОЭЗИЯ - см. Идиллия, Пастораль и Пасторела.

ПАСЫНКОВ

ПАСЫНКОВ Лев Павлович (1886-) - советский писатель. Р. в семье железнодорожника в Ростове-на-Дону. В 1907 окончил железнодорожное училище. Работал техником на Владикавказской жел. дороге. В качестве фельетониста сотрудничал в газете «Донская речь» и «Приазовский край». Печатался в «Летописи» М. Горького, «Ежемесячном журнале» В. Миролюбова. С первых дней Октября - на стороне советской власти. Вел организационную работу среди национальных меньшинств Северокавказского края, участвовал в газете «Советский Юг». Написал ряд работ по этнографии Сев. Кавказа. Имеет звание научного работника по истории материальной культуры Востока.

Первые рассказы П., опубликованные в 1906 («Был город», «Поезд смерти», изд. «Народная мысль», Ростов-на-Дону), выражали интеллигентский протест против реакционно-мещанских настроений, усилившихся после 1905. В ряде рассказов, написанных с 1920 по 1925, П. ставил вопросы советского хозяйственного строительства («Сарана», «Два памятника», «Ислам Иван Кучак», «Богатый Мустафа»). Литературную известность П. получил как автор «Голубого цветка» (1925), «Заповедных вод» (1927), «Человека в лесу» (1932), «Тайны» (1933).

Отталкиваясь от традиционных штампов экзотической буржуазной литературы, Пасынков стремится к реалистическому изображению действительности. В противовес поэтизации «экзотической» отсталости Кавказа в буржуазной литературе П. стремится дать реалистическое изображение жизни народов Кавказа, показать сложный процесс перестройки отсталых народностей в условиях развития социалистической революции. Но к реалистическому изображению П. подошел не сразу. Первоначально он создал романтическое повествование о жизни горцев - «Голубой цветок». Авантюрно-романтический сюжет, интерес к экзотическому материалу характерны для «Голубого цветка». Позднее, в романе «Заповедные воды», Пасынков перешел к натуралистическому изображению явлений. Роман переполнен материалом этнографическо-эмпирического порядка. Картины жизни и быта рыбаков Приазовья, разложение патриархальных отношений воспроизведены в романе с подчас излишней детализацией; сюжет страдает статичностью. По мере того как успешнее развертывалось социалистическое строительство, Пасынков стал глубже понимать происходящее и давать реалистическое его изображение. Последние произведения Пасынкова - «Человек в лесу» и особенно «Тайпа» - показали рост писателя. В образе Астамира Чандурова П. дал черты нового человека. По-новому поставил и осветил П. старые обычаи отсталых народностей. Так, Астемир Чандуров порывает со своим другом - стражником Мата, ибо их дружба была основана на старом обычае куначества. Новое, более богатое чувство классовой интернациональной солидарности вытесняет прежний обычай - куначество.

Стремление использовать богатый краеведческий материал вызвало у П. повышенное внимание к внешней стороне быта и событий и привело его к детальному выписыванию этнографического колорита; поэтому в произведениях П. - громаднейшее разнообразие бытовых картин, событий. Большое место занимает в произведениях П. пейзаж, что связано с преобладавшей в творчестве П. натуралистической, этнографической зарисовкой жизни. От декоративного пейзажа Дагестана («Голубой цветок») П. переходит к созданию реалистического пейзажа.

Библиография:

I. Мужицкий памятник, Повесть для юношества, изд. «Буревестник», Ростов н/Д., 1925; Ханук и Меджид, Повесть, изд. то же, Ростов н/Д., 1926; Голубой цветок, Роман, Гиз, М. - Л., 1927; Атаман Серьга, Роман, изд. «ЗиФ», М. - Л., (1928); Дети гор, Роман, издание 2-е, то же, М. - Л., (1928); Заповедные воды, Роман, Гиз, М. - Л., 1928; Тайпа, Роман, изд. «ЗиФ», М. - Л., 1930; То же, изд. «Московского т-ва писателей», М., 1933; Человек в лесу (По лесогорьям Кавказа), ГИХЛ, М. - Л., 1932; Огневей, изд. «Советская литература», М., 1934.

II. Гольцев В., «Печать и революция», 1927, VI; Фиш Г., «Звезда», 1927, IX; Бенни Як., «Октябрь», 1929, VII; «Новый мир», 1927, XII (отзывы о «Голубом цветке»); Юргин П., «Печать и революция», 1928, VI; Николаев Я., «На литературном посту», 1928, X; Гольцев В., «Новый мир», 1928, X; Зингер М., «Известия ВЦИК», 1928, 6 мая (отзывы об «Атамане Серьге»); Полякова М., «Печать и революция», 1928, II-III; «Октябрь», 1929, VII; Морозов М., «Литературная газета», 1929, № 9 (отзывы о «Заповедных водах»); Амалатбек, Колумбы от литературы, которые Америки не открыли, «Революция и горец», 1932, № 2-3 (40-41); Шаумян, «На подъеме», Ростов н/Д., 1932, VI (ответ на предыдущую рецензию); Оружейников Н., Очерк на службе пролетариата, «Художественная литература», 1932, XIII-XIV (отзыв о «Человеке в лесу»).

III. Владиславлев И. В., Литература великого десятилетия (1917-1927), том I, Москва - Ленинград, 1928.

ПАТЕР

ПАТЕР Вальтер (Walter Pater, 1839-1894) - английский писатель-импрессионист, литературный критик и теоретик искусства. Учился в Оксфорде. С 1864 - профессор западной литературы в Брейзномэ. С 1869 по 1871 Патер выпускает свои этюды, посвященные итальянским художникам эпохи Возрождения. В 1874 этюды в дополненном виде вышли под заглавием «Ренессанс». После их появления в печати П. превратился в апостола эстетизма.

Патер - идеолог рантьерства начальной фазы английского империализма, который впитал аристократическую английскую культуру. Творчество его относится как раз к тому периоду, когда английская буржуазия стала консервативной и когда в Западной Европе начал распространяться субъективный идеализм, означавший начало разложения буржуазной идеологии. Актуальная социальная тематика совершенно отсутствует в произведениях Патера. Его интересуют искусство, литература, религия и философия отдаленных исторических эпох. Культивировать в себе остроту чувственных восприятий, вечно искать новых впечатлений, стремиться к красоте - вот, по П., цель нашего существования. Шедевры архитектуры, живописи или ваяния воспринимаются П. как выражение мировоззрения. «Ренессанс» способствовал созданию культа Боттичелли и Винчи в Англии. В романе «Марий эпикуреец» (Marius the Epicurean), своеобразной исторической фантазии, где со строгой точностью и глубоким знанием истории материальной культуры воспроизводятся костюм, историческая поза и жест эпохи, мы наблюдаем дух аристократизма, кастовой замкнутости, презрения ко всему вульгарному. Марий - это автопортрет П.

В «Воображаемых портретах» (Imaginary-Portraits) выражены тот же ретроспективизм, то же мистическое восприятие жизни, та же чувственная любовь к невидимому. Все герои этого сборника - люди обреченные. Таковы трагически погибающие Ватто, молодой граф Розенмольд, Дионис Оксерский, Ван-Старк. П. вводит здесь мотив, вечно повторяющийся в его лучших произведениях, - мотив смерти, но смерти не как реального факта, кладущего конец нашему материальному существованию, но как предчувствия, как вечного «memento».

Стиль П. характерен для английского импрессионизма. П., как и все импрессионисты, прежде всего колорист. Он стремится передать в первую очередь красочные впечатления. Мелодийность, напевность, строгий фонетический отбор характерны для его языка.

П. как субъективному идеалисту близок интуитивизм. Творчество П. оказало влияние на Уайльда, который явился своего рода вульгаризатором и популяризатором эстетизма П., и сыграло большую роль в развитии импрессионистической критики. По стопам П. пошли такие критики, как Саймондс, Дринкуотер, историк искусства Вернон Ли (псевдоним miss Paget) и другие. Патер оказал значительное влияние и на русских декадентствующих символистов.

В качестве положительных моментов в творчестве П. следует отметить отрицательное отношение к пуританизму и христианскому аскетизму, калечащим, по его мнению, свободное развитие личности. В основном же творчество его реакционно в силу своих субъективно-идеалистических предпосылок, своеобразно преломляемого руссоизма, антирационализма, отрицательного отношения к техническому прогрессу.

Библиография:

I. Воображаемые портреты, перев. Муратова, 1908; Ренессанс, перев. Займовского, изд. «Проблемы эстетики», М., 1912; Works, 10 vv., L., 1910.

II. Батюшков Ф. Д., Гумилев Н. и Чуковский К., Принципы художественного перевода, изд. 2-е, Петроград, 1920; Муратов, Вступительная статья о Патере к переводу «Воображаемых портретов», изд. 1908; Benson А. С., Walter Pater, L., 1906 (многократно переиздавался); Compton Rickett A., History of English Literature, Edinburgh, 1918; On re-reading Pater, «Times Lit. Supplement», 1927, 3/II; Hecht H., Walter Pater, «Deutsche Vierteljahrsschrift f. Literaturwissenschaft u. Geistesgeschichte», Band V, 1927; Farmer A. J., Walter Pater as a critic of English Literature, Grenoble, 1931.

ПАТКАНЯН

ПАТКАНЯН Рафаэль (1830-1892) - псевдоним армянского поэта и беллетриста Камара-Катипа. Р. в Нахичевани. Учился в Лазаревском институте в Москве и затем за границей (в Германии).

Свою литературную деятельность П. начал в 1850. Он - один из наиболее ярких выразителей армянской буржуазной националистической идеологии. Национальное освобождение армян, националистическая идеализация прошлого Армении, националистический романтизм - вот основные черты, характеризующие идеологию П. Творчество его отражало определенный этап в развитии буржуазной армянской культуры, когда художественная литература начинала активно проповедывать политические идеи восходящей молодой армянской буржуазии. Ряд стихотворений Патканяна проникнут духом воинствующего национализма («Слезы Арокса», «Надежда», «И теперь нам молчать...» и др.). Хотя в ряде рассказов и стихотворений Патканян и высмеивал армянскую буржуазию, но сарказм его направлен не против класса как такового, а против отдельных представителей буржуазии, которые, по мнению писателя, отрываясь от армянской действительности, совершенно чуждаются идеи «национального освобождения армян». Творчество Патканяна сильно повлияло на дальнейшее развитие армянской буржуазной литературы. Многие повести и стихотворения написаны им на новом нахичеванском наречии.

Библиография:

На русск. яз.: Армянская муза, Сб. Под редакцией Ю. Веселовского и Г. Халатьянца, М., 1907; Сб. армянской литературы, Под редакцией М. Горького, П., 1916; Поэзия Армении с древнейших времен до наших дней, Под редакцией В. Брюсова, М., 1916.

ПАТУЙЕ

ПАТУЙЕ Жорж - французский литературовед, специалист по русской литературе. До 1913 читал в Сорбонне курс русской литературы, затем работал во Французском институте в Петербурге. П. принадлежат два труда: «Le theatre de mOurs russe des origines a Ostrowski», 1672-1850, Paris, 1912 (Русский театр нравов с его зарождения до Островского), «Ostrowski et son theatre de mOurs russes», 2-me ed., P., 1912 (Островский и его театр русских нравов). Оба труда П. дают обширный и подробный исторический и справочный материал (особенно монография об Островском); они несомненно сыграли положительную роль в деле ознакомления французских читателей с русской литературой. Однако методологическая ценность этих работ, написанных в духе буржуазного историзма, незначительна.

Библиография:

Отзывы о кн. «Островский и его театр нравов»: Батюшков Ф., Бытовой театр в освещении французского ученого, «ЖМНП», 1913, IX; Замотин И., «Русский филологический вестник», т. LXIX, (1913); Морозов П. О., «Ежегодник имп. театров», 1913, VI; Wesselowsky Alexis, «Deutsche Literatur Zeitung», 1913, XXXIV; Кашин Н., Островский во французской литературе, «ЖМНП», 1915, XI.

ПАУЗА

ПАУЗА - остановка голоса, членящая речевой поток на те или иные части. Расположение физиологических П. в речевом потоке может не совпадать с установленным членением речи на слова и даже на предложения. С одной стороны, паузы обычно отсутствуют между группами тесно связанных слов («ходил-я-так со-дня-на-день» - между словами, соединенными дефисами, П. отсутствуют), с другой - при подчеркнутом эмфатическом произнесении слов П. делается в середине слова («это у||жа`сно!»). Однако для синтаксического и смыслового членения речевого потока значение имеют лишь те П., которые совпадают с границами слов и предложений. Паузы этого типа - в соединении с различиями интонации (см.) - передают в произносимой речи весьма тонкие различия смысловых отношений между частями сочиненного бессоюзного предложения и членами предложения. Ср. различия в предложениях типа: «придешь домой - ляжешь спать» (с отношением условной или временной связи между предложениями) и «придешь домой, ляжешь спать» (с простой последовательностью не связанных предложений); или различия в связи членов предложения типа: «платок был||запачкан,||в крови» и «платок был||запачкан в крови». На выделении П. отдельных членов предложений основано значение инверсии (см.).

В письменной речи наличие П. (или возможность ее) сигнализируется различными знаками препинания - см. Пунктуация.

В художественной речи пауза имеет чрезвычайно большое значение как в отношении ее интонационной организации, так и в отношении организации чисто ритмической; именно пауза регулирует смысловое и тем самым интонационное движение речи, что чрезвычайно увеличивает богатство всякого рода смысловых оттенков, подчеркиваний, умолчаний и т. д.

«Постой, постой! Ты выпил... без меня» (Пушкин).

П., обозначенная в этом примере многоточием, раскрывает (в обращении Сальери к Моцарту, выпившему яд), «договаривает» то, что словами не было сказано.

В то же время в стихе расстановка П. отражается на ритме, выделяя напр. те ударные слоги, после к-рых стоит П., превращая отрезок речи между двумя П. в ритмическую единицу. Отсюда число П. в стихе определяет его ритмический характер: поскольку П. свидетельствует о законченности данного речевого отрезка, постольку данная система П. в значительной мере определяет и систему ритма. Например для многих русских дворянских поэтов XIX в. характерно размещение постоянных П. в конце стихотворной строки и отсутствие П. в середине, что определяет значительную ритмическую монотонию, напр.:

«Вдали огонек за рекою,

Вся в блестках сияет река,

На лодке весло удалое,

На цепи не видно замка» (Фет).

Самое постоянство в размещении П. имеет уже определенный ритмирующий характер, благодаря чему сдвиг П. в середину или начало следующей строки дает новый ритмический - и следовательно опирающийся на смысловой - ход, например:

«Никто мне не скажет: Куда ты

Поехал? Куда загадал? » (Фет).

Наоборот, у Маяковского встречаем исключительную насыщенность П., к-рая разбивает его стих на ряд законченных речевых отрезков и создает совершенно своеобразный ритм:

«Это было (П.)

Было в Одессе (П.)

Приду в четыре (П.) сказала Мария (П.)

Восемь (П.)

Девять (П.)

Десять (П.)

Вот и вечер (П.)».

На этом в частности основан принцип печатания Маяковским стихов, определяемый разбивкой строк на законченные благодаря П. речевые отрезки.

На примере П. чрезвычайно четко можно проследить единство словесной структуры произведения с его идейным содержанием: являясь результатом определенного смыслового выделения слова, П. в то же время определяет (и сама является одним из его моментов) характер данного речевого построения. Отсюда - обусловленность данной системы паузирования, а следовательно и интонирования, и ритма, и т. д., конкретно историческим содержанием произведения.

Библиография:

См. Фоника.

ПАУЗНИК

ПАУЗНИК - см. Стихосложение.

ПАУНД

ПАУНД Эзра (Ezra Loomis Pound, 1885-) - англо-американский поэт, переводчик, критик. Р. и вырос в Америке. По окончании университета поселился в Европе. Много путешествовал. Первый сборник стихов П. - «A Lume Spento» (1908). Вышедший в 1909 сборник стихов «Personae» доставил П. известность. Затем последовали сборники «Canzoni and Ripostes» (1913), «Lustra» (1916), «Hugh Selvyn Mauberley» (1920) и др. В 1915 вышел сборник его переводов китайской поэзии («Cathay»). Содержание этих книг - преимущественно эстетизированная лирика, облеченная в усложненную, трудную для понимания форму.

Паунд - художник рантьерской буржуазии, представитель буржуазного модернизма. Одновременно поэзия Паунда связана со старой классической поэзией и носит следы разнообразных влияний (средневековые провансальские трубадуры, французские символисты конца XIX века, Броунинг и др.). Можно говорить о периоде П. в английской поэзии с 1912 по 1916. От актуальных вопросов дня он бежит либо в глубь средневековья, в поэзию Китая или Японии, либо в область формальных экспериментов. После войны влияние П. заметно пало. В послевоенные годы П. приступил к созданию большой эпической поэмы, состоящей из серии песен («Cantos»). Время от времени П. публикует эти песни, но работа не доведена еще до конца. В последние годы Паунд выступает на защиту фашизма. Эволюция Паунда - лишняя иллюстрация того, как пути буржуазного модернизма в условиях разложения империализма нередко смыкаются с реакцией и приводят в лагерь фашизма (Т. С. Элиот, Уиндэм, Льюис, итальянские футуристы и т. д.). С 1924 Паунд живет в фашистской Италии. Паунд - сотрудник таких фашистских журналов, как «The Criterion» в Англии, «Hound and Horn» в Америке.

Библиография:

I. Сочинения кроме названных в тексте: Selected Poems, L., 1928, A Draft of XXX Cantos, L., 1933 (общедоступное издание), и др.

II. (Eliot T. S.), Ezra Pound, his Metric and Poetry, N. Y., 1917; Aiken C. P., Scepticisms, N. Y., 1919; Eliot T. S., Isolated Superiority, «Dial», 1928, Jan.; Delmer S., Ezra Pound, «Zeitschrift f. franzosische u. englische Unterricht», 1930, XXIX.

ПАУСТОВСКИЙ

ПАУСТОВСКИЙ Константин Георгиевич (1893-) - советский писатель. Сын инженера-путейца. Учился в Киевском, затем в Московском университетах. Был рабочим на металлургических заводах в Юзовке, Екатеринославе, Таганроге, кондуктором трамвая в Москве; во время империалистической войны был санитаром, матросом, репортером и редактором газет. Участвовал в гражданской войне (в боях против Петлюры). Первое свое произведение П. напечатал в 1912, профессиональным писателем стал с 1927.

Свою литературную деятельность П. начал серией новелл, изображающих жизнь моряков и быт приморских южных городов. Эти ранние произведения П. сохраняют в себе ряд черт мелкобуржуазного интеллигентского восприятия действительности. Писателя остро интересует здесь проблема несоответствия мечты и действительности. Он уделяет особое внимание образу «мелкого» человека; таков напр. образ гравера в новелле «Этикетки для колониальных товаров» («Встречные корабли», 1928), к-рый жил мечтой «об океане, о серебряных веснах, о желтом блеске чужих и пустынных берегов» и к-рого жестокая реальность царской России с неизбежностью возвращала в царство нищеты и произвола. Позднее этот гравер «проморгал революцию». В ранних рассказах П. выявляется пассивно-созерцательный подход к действительности, писатель любуется в этих новеллах морем, силой и остроумием моряков, он не идет здесь дальше изображения стихийного, индивидуалистического бунта против капиталистической эксплоатации («Королева голландская», «Разговор во время ливня», «Судебный заговор»). В большинстве своем реалистические новеллы Паустовского проникнуты лиризмом, им свойственна порой излишняя изысканность. По своей композиции это - обычно рассказы от первого лица, записки, письма, дневники и т. п.

Если в ранних новеллах П. выражен созерцательный подход к мечтателю-интеллигенту, фактически выключенному из социальной практики, то в последующих своих произведениях П. переходит к изображению интеллигентов, включающихся в практику социальной борьбы. Горизонт писателя расширяется, произведения его получают заостренность. В романе «Блистающие облака» интеллигенты, вроде капитана Кравченко, писателя Берга, журналиста Батурина, в борьбе с врагами Советского Союза перестают быть людьми, «оторванными от своего века», и находят, хотя и с опозданием, себе место в новой жизни. Сюжетный узел романа - поиски похищенных врагом Пиррисоном чертежей ценного для Советского Союза изобретения. Борясь с врагом, герои-интеллигенты возвращаются к жизни, перестраиваются. Они чувствуют себя включенными в практику революционной действительности. Заключительная глава романа показывает этих людей переродившимися. Писатель Берг, подводя итоги удачной операции, говорит: «Если бы не эти поиски, вы бы заплеснели в своем скептицизме». «Очень стал жить широко и молодо». Батурин же почувствовал себя борцом. Он позовет «к плодоносной земле, к шумным праздникам, к радостным зрачкам людей, к мудрости каждой, самой незначительной вещи». Правда, у Батурина нет еще пролетарского понимания задач революции. Смысл романа - утверждение необходимости включения интеллигента в революционную работу как единственного пути, на котором преодолевается узость кругозора мелкого человека. Несмотря на то что в этом романе излишне подчеркнуты авантюрные мотивы, несмотря на то что писатель не смог дать реалистическую трактовку эпизодам классовой борьбы в заслугу Паустовскому необходимо поставить психологически убедительную трактовку тех изменений, которые претерпевает бо`льшая и лучшая часть интеллигенции в условиях победоносной борьбы пролетариата.

С значительно большей идейно-художественной зрелостью написан П. «Кара-Бугаз», первоначально предназначавшийся для юношества и выдвинувший П. в первые ряды советской литературы. В «Кара-Бугазе» со всей силой выступает характерное для П. умение сочетать романтический пафос с реалистическим изображением явлений действительности. Кара-Бугаз - залив Каспийского моря, содержащий в себе сотни миллионов тонн мирабилита (глауберовой соли), миллионы тонн брома, барита, серы, известняка, фосфоритов. Эти колоссальные богатства, освоить к-рые была бессильна старая самодержавная Россия, начинает широко разрабатывать пролетарское государство. В Кара-Бугазе строится мощный комбинат, вовлекаются в строительство кочевники-туркмены, страшная безводная пустыня превращается в цветущий сад. П. создает ряд волнующих художественно выразительных эпизодов; такова напр. сцена первого социалистического соревнования туркмен при прорытии туннеля. «Кара-Бугаз» в изобилии включает в себя историч. документы (донесения капитана Жеребцова), выдержки из речей, цифровые справки, научные разъяснения и т. д.; вместе с тем П. далек от фактографического подхода к действительности. В «Кара-Бугазе» органически соединились элементы художественного очерка, литературы путешествий, драматически насыщенной новеллы о гражданской войне, психологического эскиза. В повествование мимоходом вкраплены сжатые и вместе с тем выпуклые портреты-характеристики. Передавая своеобразный колорит пейзажа Туркменистана и особенности культурно-бытовых черт его населения, Паустовский свободен от дешевого эстетского экзотизма. В замечательной сказке Бекмета о Ленине Паустовский дает образец художественного воссоздания творчества народных масс. Отличительная особенность книги и в том, что она как бы обращена в будущее, окрылена романтической целеустремленностью.

В повести «Судьба Шарля Лонсевиля» П. переходит от изображения практики соц. строительства к такому показу прошлого, к-рый не только не уводит от современности, но еще ярче оттеняет собой ее значительность. Действие повести развертывается в эпоху Николая I. П. не случайно избирает своим героем революционера-республиканца Шарля Лонсевиля, попавшего в Россию в плен после отступления наполеоновской армии: именно такой человек способен был особенно остро почувствовать казарменную действительность николаевской России. Положение подобного человека в России трагично, и лишь смерть избавляет Лонсевиля от пожизненного заключения в Шлиссельбургской крепости. Рабской российской действительности противопоставляются запретные воспоминания о грозных восстаниях крепостных рабочих. Повести «Судьба Шарля Лонсевиля» свойственны лаконичный, строго вычерченный сюжет, вбирающий исторические факты, лица, события, остро проведенные линии классовой борьбы, яркие характеристики, взволнованный и мужественный язык.

Автор большого количества очерков и новелл, Паустовский заслужил высокую оценку своего творчества, данную виднейшими деятелями и писателями нашей эпохи - Н. К. Крупской, М. Горьким, Р. Ролланом и др. «Кара-Бугаз» и «Судьба Шарля Лонсевиля» переведены на немецкий, французский и английский яз.

Библиография:

I. Минетоза, Морские наброски, изд. «Библиотека Огонька », М., 1927; Морские наброски, Рассказы, изд. ЦК Союза водников, М., 1927; Встречные корабли, Повести и рассказы, изд. «Молодая гвардия», (M.), 1928; Блистающие облака, изд. «Пролетарий», Харьков, (1929); Записки Василия Седых, Гиз, М. - Л., 1930; Ценный груз, изд. «Молодая гвардия», М., 1931; Кара-Ада, изд. то же, М., 1932; Кара-Бугаз, изд. то же, М., 1932; Лучшая ловецкая бригада СССР, (Очерк), изд. 2-е, Когиз, М., 1932; Судьба Шарля Лонсевиля, изд. «Молодая гвардия», Москва, 1932. П. опубликовано свыше ста рассказов и очерков в периодической печати: «Правда», «Комсомольская правда», «Вечерняя Москва», «Красная новь», «Сибирские огни», «30 дней», «Смена», альманах «Год шестнадцатый», «La litterature internationale» (Москва), «Regards» (Париж) и др.

II. Ж. Э., «Молодая гвардия», 1927, VI (отзыв о «Минетозе»); Рожков П., «Книга и революция», 1929, X (отзыв о «Блистающих облаках»); Крупская Н. К., газ. «Комсомольская правда», 1932, № 5; Павленко П., Отличная книга, «Литературная газета», 1932, № 56, 11 дек.; Его же, «Красная новь», 1932, XII; Юдин С., Книга, зовущая на победу, «Книга - молодежи», 1932, VIII-IX; Третьяков С., газ. «Правда», 1933, № 6, 6 янв.; Колесникова Г., На грани между очерком и повестью, «Октябрь», 1933, VI; Дучинская С., Что говорят о «Кара-Бугазе» ребята, «Книга - молодежи», 1933, VIII-IX; Трифонова Т., «Резец», 1933, II; Фридман Б., «Молодая гвардия», 1933, II; Яглинг Б., «Наши достижения», 1933, I; Тоом Л., Книга, заражающая творчеством, «Сибирские огни», 1933, III-IV; Славин Л., Книга для всех (Заметки писателя), «Вечерняя Москва», 1933, 13 февр.; и др. (отзывы о «Кара-Бугазе»); Ледовская М., «Детская литература», 1932, XIII (отзыв о »Кара-Ада«); Кравцов, «Детская литература», 1932, II-III (отзыв о «Ценном грузе»); Фридман Б., Новая книга К. Паустовского, «Молодая гвардия», 1933, VIII; Резник О., Повесть многих граней и проблем, «Детская и юношеская литература», 1933, VI; Шкловский В., Исторический роман из общих представлений, «Литературная газета», 1933, № 53, 17 ноября; Паустовский К., Упрек возвращаю, Ответ на статью Шкловского, там же, 1933, № 53, 17 ноября; Шкловский В., Мольеровские парички, там же, 1933, № 55, 29 ноября (отз. о «Судьбе Шарля Лонсевиля»).

ПАФОС

ПАФОС - см. Эстетика.

ПАЭГЛЕ

ПАЭГЛЕ Леон (Leons Paegle, 1890-1926) - латышский революционный писатель. Сын деревенского кузнеца. Окончил Вольмарскую учительскую семинарию. Был учителем приходского училища, затем продолжал образование в Московском университете имени Шанявского. Во время советской власти в Латвии стоял на советской платформе. С 1920 вместе с Л. Лайценом и др. деятельно участвовал в работе революционных профсоюзов; был любимым оратором на рабочих митингах. Подвергался преследованиям, арестам и судебным процессам. Буржуазная тюрьма Латвии подорвала здоровье П. и привела его к преждевременной смерти.

Литературная деятельность П. началась с семинарии. Первые стихотворения и рассказы напечатаны в разных изданиях и относятся к 1908; наиболее значительные произведения первого периода его творчества - «Птицы перелетные» (Gaju putni), пьеса «Боги и люди» (Deevi un Zilveki, 1914), a также ряд рассказов и стихов - пропитаны революционным пафосом мелкобуржуазного романтика. Под влиянием революции 1917 в творчестве П. наметились определенные сдвиги; его тематикой становится жизнь рабочего люда. По форме П. приблизился к реализму. Так, в своих сборниках рассказов «Дети труда» (Darba bērni) и «Через порог страдания» (Pār sāpju sliegsni) П. популярно повествовал об обычных повседневных явлениях и происшествиях в жизни рабочих, гл. обр. об участи пролетарского ребенка. Рассказ проникнут состраданием и чувством жалости, местами граничащим с сентиментализмом; тут автор еще далек от понимания классового характера рассказываемых им событий. Шаг вперед в этом отношении П. сделал в своих последующих рассказах, тематика к-рых - война, беженство и революция. Но окончательно освободиться от мелкобуржуазного мировоззрения П. не успел. Лучшие его произведения относятся к периоду 1921-1926; наиболее значительные - сборник стихов «Тюрьмы не помогают» ((Geetumi nelidz) конфискован), пьесы «Улица»(Eela, 1922), «За и против» (Far un pret, 1923), «Соль земли» (Zemes sāls, 1925), вышедший уже после смерти сборник рассказов «Кто отсидит?» (Kas atedes?) и др. Почти все они направлены против буржуазной Латвии, проникнуты призывами к революционной борьбе пролетариата. «Улица» - первое на латышском языке произведение, где показано начало революции на фронте, начало героического пути латышских стрелков. Лучшие произведения П. отличаются острым драматизмом, ясностью фабулы, пропитаны бодростью, оптимизмом борца. П. также автор нескольких учебников и переводчик русских писателей.

Библиография:

Krūminš A., Leone Paegles dzīve, «Jauna vienība», 1926, № 3. Статьи о Л. Паэгле: «Atzinas», Riga, III, 1924 (автобиография и библиография).

ПЕВЦЫ БРОДЯЧИЕ

ПЕВЦЫ БРОДЯЧИЕ - см. Скоморохи.

ПЕГЕЛЬМАН

ПЕГЕЛЬМАН Ганс (Poogelmann, 1875-) - эстонский революционный поэт, критик, журналист и общественный деятель. С 1905 принимал активное участие в работе соц.-дем. партии. В качестве представителя ее большевистского крыла руководил первой краевой конференцией эстонской соц.-дем. организации в Териоках в 1907. В 1909 был арестован и выслан на 4 года в Нарымский край, откуда в 1911 ему удалось бежать и эмигрировать в Америку. В Нью Иорке редактировал эстонскую соц.-дем. газету «Uns Ilm» (Новый мир). После Февральской революции возвратился в Эстонию (в Ревель), где был выдвинут партией на руководящую работу: в 1918-1919 - член советского правительства Эстонии, в 1918 - член коллегии Наркомнац РСФСР, с 1920 до настоящего времени - член ЦК КП Эстонии, в 1921-1922 - член ИККИ, потом ИКК. В настоящее время - профессор Государственного педагогического института им. Герцена и ЛОКУНМЗ, редактор органа ЦК КП Эстонии «Klassivoitlus» и член редколлегии газ. «Edasi».

Свои поэтические произведения П. печатал в разных изданиях. Лучшие из них изданы в сборнике стихов и поэм лишь в 1925 под названием «Kevadetuuled» (Весенние ветры). Его стихотворения, написанные еще до 1905, проникнуты революционными настроениями; лучшие из них: «Puid pillun» (Поленья бросаю, 1900), «Kevadetuuled» (1904), «Hanged» (Сугробы, 1904). В годы реакции П. своими стихами ободрял и воодушевлял рабочих к дальнейшей борьбе. Его публицистические статьи и фельетоны того времени бичуют национальную буржуазию и духовенство. Из поэтических произведений той эпохи наиболее значительно «Sulasemeeste» (Батрацкое дело), показывающее классовую борьбу в деревне. Знаток эстонской народной поэзии, Пегельман сумел в своем творчестве использовать ее формы и поэтическую технику сегодняшнего дня. Его образный язык понятен и близок широким массам. П. является также выдающимся критиком-марксистом как в области литературы, так и театра. Лучшие его критические статьи за последнее время, напечатанные в журнале «Leegid» (Пламя), направлены против белоэстонской литературы.

ПЕГИ

ПЕГИ Шарль (писал также под псевдонимами Pierre Baudouin, Pierre Deloire) (Charles Peguy, 1873-1914) - французский публицист и поэт. Р. в Орлеане в семье ремесленников, отошедших от крестьянства. В начале своей лит-ой деятельности находился под влиянием социалистических идей - сотрудничал в «Revue socialiste» и «Revue blanche». Когда дело Дрейфуса (1898) раскололо Францию на два противоположных лагеря, П. был на стороне обвиняемого, но не понимал чисто политической стороны этого дела. В таком настроении П. начал (1900) своеобразное, нерегулярно-периодическое издание «Les cahiers de la quinzaine», каждый выпуск к-рого предоставлялся обычно какому-нибудь одному автору. В первые годы в журнале сотрудничал Р. Роллан. П. иногда снабжал публикуемые произведения предисловиями и комментариями, а чаще сам заполнял весь выпуск. В первые годы своего существования журнал выражал идеологию мелкой буржуазии, вытесняемой капитализмом, но по мере эволюции П. и «Cahiers», бывшие всегда его личным органом, меняли свою окраску. Около 1905 напряженность франко-германских отношений склоняет П. к национализму. Он написал ряд ярко шовинистических милитаристических статей («Notre patrie», 1905), восхвалял войну, а пацифизм называл проявлением современного лицемерия. Одновременно начиналось обращение П., всегда склонного к мистике и метафизике (Пеги-бергсонианец), к католицизму. Начиная с этого времени, П. становится центром, вокруг к-рого группируется вся реакционная националистическая часть французской буржуазии.

В 1914 П. ушел на фронт добровольцем и погиб в первые же дни войны. П. крайне отрицательно относился к демократии и парламентаризму, проповедывал любовь к отечеству и военные доблести. Наравне с Барресом и Моррасом П. является одним из виднейших идеологов французского довоенного империализма; фашисты считают П. одним из своих предшественников; его имя возведено буржуазией в культ.

Из стихов П. следует отметить: «Le mystere de la charite de Jeanne d’Arc» (1910; не смешивать с драмой П. «Jeanne d’Arc», 1897), «La tapisserie de Notre-Dame» (1913) и «E’ve» (1914). Большей частью написанные в последний период жизни автора (1910-1914), они отражают его религиозные настроения. Но П. прежде всего публицист со своеобразным стилем, нервным, гибким, многословным, изобилующим отступлениями от темы и повторениями отдельных слов и фраз на разные лады, местами глубоко лиричным.

Библиография:

I. Полное собр. сочин. П. выходит с 1916 в 15 тт.; русских переводов нет; Morceaux choisis (Prose), avec pref. de C. Lucas de Peslouan, 10-e ed., Paris, 1928.

II. Литература о П. весьма обширна: Suares A., Peguy, P., 1915; Halevy D., Ch. Peguy et les «Cahiers de la quinzaine», P., 1918; Tharaud J. et J., Notre cher Peguy, 2 vv., P., 1926; Porche Fr., Ch. Peguy et ses «Cahiers», P., 1914; Spitzer L., Zu Ch. Peguy’s Stil, в сб. «Vom Geiste neuer Literaturforschung. Festschrift f. O. Walzel», Wildpark, 1924; Berl E., Leur Peguy, «Monde», 1930, 28/VI.

ПЕЙЗАЖ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ПЕЛАДАН

ПЕЛАДАН Жозефин (Josefin Peladan, 1859-1918) - французский писатель. Родился в семье писателя. Автор философских романов («Le vice supreme», 1884, и др.), объединенных общим заглавием «La decadence latine» (Закат латинского мира (vv. I-XIX, 1886-1907)). В них П. дает картину морального вырождения буржуазной Франции. П. - представитель консервативной группы буржуазной интеллигенции, скорбящей о закате своего класса. Из своих наблюдений писатель делает реакционные выводы; отвлекая внимание от настоящих причин обострения социальных противоречий и упадка жизненных сил буржуазии, он проповедью исступленного католицизма хочет задержать движение буржуазии на пути к гибели. Произведения П. представляют смесь эротического натурализма и бредовой фантастики идеалистического порядка. Пеладан возродил мистическое об-во «Rose-Croix» (розенкрейцеров) и посвятил многочисленные работы оккультизму. Ему принадлежат также пьесы мистического характера - «Oedipe et le Sphinx» (Эдип и сфинкс, 1898), «Semiramis» (1897) - и ряд философских работ о сущности искусства - «La derniere lecon de Leonard de Vinci» (1904), «Le secret des Troubadours (De Parsifal a Don Quichotte)» (1906).

Библиография:

I. Сочин. кроме указанных в тексте: Amphitheatre des sciences mortes, 6 vv., P., 1892-1901, и мн. др. (список их приведен у Thieme).

II. Aubrun R. G., Peladon: biographie, suivie d’une bibliographie, P., 1904; Divoire F., Faut-il devenir mage, P., 1909.

ПЕЛЛИКО

ПЕЛЛИКО Сильвио (Silvio Pellico, 1789-1854) - итальянский писатель, сын поэта Онорато П. В 1810 появляется первое произведение Пеллико - трагедия из греческой жизни «Laodicea», затем «Франческа да Римини» (1812-1818, русский перевод А. Элькана, СПБ, 1861), написанная по всем требованиям романтизма, имевшая у публики большой успех, особенно благодаря патриотическим речам, вложенным автором в уста Паоло.

Раздел Италии после Венского конгресса (1814-1815), а также восстановление в ней абсолютизма содействовали росту национально-революционного движения, в котором наиболее видную роль сыграла тайная организация карбонариев, опиравшаяся преимущественно на враждебные самодержавию и иноземному владычеству круги либеральной буржуазии, стремившейся к объединению страны и уничтожению господства дворянства. П. присоединился к движению, став главным редактором журнала «Conciliatore» (Примиритель). Арестованный по обвинению в принадлежности к карбонариям, П. был приговорен к заключению в крепости Шпильберг. Здесь П. провел 8 лет в крайне тяжелых условиях. Годы тюремного заключения совершенно изменили П.: из борца-революционера он превратился в смиренного католика. Эта перемена заметна уже в его книге «Le mie prigioni» (опубликована в 1833, переведена на многие языки, русский перевод «Мои темницы», 2 чч., СПБ, 1836, последнее издание, М., 1901, и др.), в которой он повествует о годах, проведенных в заточении. Появившаяся в начале 30-х гг., когда начался новый подъем национально-освободительного движения, книга произвела громадное впечатление на широкие круги либеральной буржуазии. Она была воспринята как обвинительный акт против произвола угнетателей, и этому впечатлению не могли помешать многочисленные философско-религиозные рассуждения Пеллико, свидетельствовавшие о его отходе от своего революционного прошлого. В дальнейшем П. дал ряд художественных произведений, проникнутых мистицизмом; среди них можно отметить драму «Tommaso Moro» (1833). Сам П. выше всего ставил свой трактат «Dei doveridegli uomini. Discorso ad un giovane» (1834, русский перевод - «Об обязанностях человека», СПБ, 1836, последнее изд., СПБ, 1903), рассуждения на тему о жизни, любви, где П. выказывает себя сторонником буржуазного строя и социального неравенства. Эволюция П. от карбонаризма к смирению и католицизму вовсе не была явлением исключительным. После краха карбонарского движения многие его участники - преимущественно представители умеренных слоев буржуазии - стали на путь ренегатства и, быстро разочаровавшись в «авантюрах», пошли на компромисс с австрийским строем.

Библиография:

I. Opere complete, Milano, 1886; Prose e tragedie scelte, 3-a ed., Milano, 1910.

II. Фриче В. М., Поэзия национально-освободительного движения Италии (1797-1870), «Голос минувшего», 1915, № 7-8; Его же, Итальянская литература XIX века, ч. 1, Москва, 1916; Rinieri I., Della vita e delle opere di S. Pellico, 3 vv., Torino, 1898-1901; Bellorini E., S. Pellico, Messina, 1916; Guastarelli A., La vita, Le mie prigioni... di S. Pellico, Firenze, 1917; Ritter H., Silvio Pellico, ein Dichter und Martyrer der Freiheit, Bonn, 1926.

ПЕЛУЗО

ПЕЛУЗО Эдмондо (Edmondo Peluso, 1882-), итальянский журналист и писатель. В 1888 переехал из Италии в Испанию. Почти всю свою жизнь провел в эмиграции - в Испании, Франции, США, Германии, Австрии, Швейцарии, СССР, - переменив ряд разнообразных профессий (печатник, моряк, журналист и т. д.). П. сотрудничал в революционной прессе всех тех стран, в к-рых жил. Во время империалистической войны, переселившись в Швейцарию, сблизился с большевиками и принял участие в Кинтальской конференции (1916). В конце войны был выслан из Швейцарии за работу в прессбюро первой советской миссии в названной стране. Во время германской революции был избран в Лейпцигский совет. Многократно арестовывался в различных странах. Чрезвычайным итальянским трибуналом был приговорен к 12 годам тюремного заключения за революционную деятельность, к-рую он вел в Италии в 1919-1926. Был членом итальянской коммунистической партии с момента ее основания, с 1927 - член ВКП(б). В настоящее время работает в Коммунистическом университете трудящихся Востока (КУТВ). В 1902-1903 П. опубликовал свою первую книгу (на французском яз.) - «Croquis de Californie» (Калифорнийские очерки), написанную под несомненным влиянием Джека Лондона, с к-рым П. был в то время близок. Задуманная автором как «гимн калифорнийской природе», книга в то же время содержит в себе элементы критики капиталистической Америки с ее золотой лихорадкой, истреблением туземцев и пр. В 1927 в СССР вышла книга П. «Гражданин мира», составленная из очерков, написанных в 1912-1927. В этой книге, к-рая в основном носит автобиографический характер и представляет собой собрание мимолетных эскизов, блокнотных заметок, записей из дневника профессионального революционера, автор в живой и яркой форме воспроизводит различные эпизоды своей многообразной и боевой жизни.

Библиография:

I. Гражданин мира, Очерки, изд. «Федерация», М., 1930; То же, изд. 3-е, М., 1932; Мадзини и Бакунин, «Летописи марксизма», 1930; А. Лория, итальянский «критик» Маркса, «Под знаменем марксизма», М., 1931, № 9-10; За Пиренейским хребтом, «Борьба классов», М., 1931, № 3-4; Die Portugalische Revolution и ряд других статей в «Neue Zeit».

II. Ряд отзывов о «Гражданине мира» в журн. «Литература и искусство», М., 1930, № 3-4 (Ф. Звойдин), и в др. журналах.

ПЕЛЭКАЙС

ПЕЛЭКАЙС К. (псевдоним К. Я. Упмала), (1896-) - латышский пролетарский поэт. Сын батрака. Был пастухом, чернорабочим, экспедитором. С 1912 по 1915 - в социал-демократии Латышского края. С 1919 - член ВКП(б). Печататься начал с 1912 в сатирических изданиях. Уже ранняя сатира П. отличается социальной заостренностью, вскрывает классовые противоречия и обращена против эксплоататоров. После революции изданы три сборника стихов П.: «В лужах грязи отблеск звезд» - отражает борьбу красных латышских стрелков, эпоху гражданской войны и начало нэпа; «Поэзия жизни» - с тематикой восстановительного периода - и «Люди будней» - сборник, посвященный первым годам реконструкции.

Переделка рабочим классом мира в борьбе и преобразование в этой борьбе самих борцов - лейтмотив поэзии П. Изображая преимущественно социалистическое переустройство деревни, поэт всегда подчеркивает зависимость этого процесса от побед индустрии, от руководства партии и рабочего класса. Величие революции у П. - в ее буднях, геройство - в рядовых борцах. Классового врага П. бьет чаще всего едкой, глубокой сатирой. Стремлению показать героику будней революции соответствуют и художественные приемы поэта, характер его лексики и синтаксиса. П. избегает пышных фраз и ложной патетики. Из поэзии П. по мере его роста исчезают ноты индивидуализма, резиньяции, к-рые слышались в первом периоде его творчества. Усердной работой над формой П. добился большой сжатости, насыщенности и свежести стиха. В сборнике «Люди будней» (1931) заметно преобладание сюжетного эпического элемента. Среди пролетарских реалистов в латышской советской литературе Пелэкайс занимает одно из первых мест.

Библиография:

Dubļu peļkēs atmirdzotees zvaigznēm, izd. «Strēlneeks», Maskavā, 1922; Dzīves dzeja, izd. «Prometejs», Maskavā, 1928; Darbdeenas ļaudis, izd. «Prometejs», Maskavā, 1931. Переводы: сатиры Д. Бедного: Zatiru izlasē, izd. «Prometejs», Maskavā, 1929; Фадеев А., Разгром, izd. «Prometejs», Maskavā, 1933.

ПЕНТАМЕТР

ПЕНТАМЕТР - в античном стихосложении название стиха, представляющего модификацию гекзаметра (см.). Так назывался дважды (в середине и в конце) усеченный гекзаметр: -`UU,-`UU,-` | -`UU,-`UU,-`.

Во втором члене пентаметра стопы всегда остаются лишь в чистом виде, тогда как в первом члене дактили могли заменяться спондеями.

П. впервые появился в греческой лирике VII-VI вв. до нашей эры; уже здесь он большею частью выступает в соединении с гекзаметром («элегический дистих»). В таком соединении П. заимствуется римскими элегиками I в. до нашей эры; из них Овидий доводит до совершенства технику П. и элегического дистиха. В вычурных формах средневекового латинского стихосложения П. приобретает постоянную рифму (в цезуре), перестраиваясь в леонин (см.). В тоническом стихосложении П. появляется как подражание античности в виде дактило-хореического стиха: в русской поэзии он встречается у поэтов XVIII в. (Востоков, Озеров, Милонов) и XIX в. (Гнедич, Дельвиг, Пушкин и др.). См. Стихосложение античное.

ПЕРВОМАЙСКИЙ

ПЕРВОМАЙСКИЙ Леонид Соломонович (1908-) - современный украинский писатель. Р. в Краснограде в семье кустаря-переплетчика. Начал печататься в 1924. Первые произведения посвящены в значительной мере отображению еврейского местечка, местечковой бедноты, распада старого быта после революции. Герои произведений П. обретают свою «землю обетованную» в социалистическом строительстве, в радостном труде на заводах, на колхозных полях («Земля обiтована», «День новий»).

П. - писатель-комсомолец - все свое творчество посвятил новому поколению, наиболее полно отобразил его пути, мысли и стремления. Героическая борьба комсомола на революционных фронтах («Трипiлська трагедiя», «Невiдомi салдати», «Коммольцi», «В повiтовому маштабi»); восстановительный период; период нэпа, когда некоторые неустойчивые группы молодежи подпадали под буржуазное влияние и нужно было выдержать испытание на политическую зрелость, «пройти сквозь осеннюю слякоть с румянцем молодости на щеках» («Плями на сонцi»), грандиозный размах первой пятилетки, полоса рекордных темпов и решающих побед, рост нового поколения («Ровесники пятирiчки», «Мiстечко Ладеню») - вот источник творческой энергии П. Большая идейная насыщенность, юношеский энтузиазм, глубокий лиризм - отличительные черты произведений Первомайского, занимающего место в первых рядах комсомольской литературы советской Украины.

Для П. характерно разнообразие художественных жанров. Начав с прозы, он с 1929 выступает как поэт, издает несколько сборников стихов («Терпкi яблуки», «Героичнi балади», «Пролог до гори»). Пьесы П., ставившиеся во многих крупных театрах СССР, выдвигают его и как талантливого драматурга.

Некоторые произведения П. переведены на русский и еврейский языки.

Библиография:

I. Собрание сочинений, т. I - Земля обiтована, Блокнот блукань, Оповiдання; т. II - Плями на сонцi, В повiтовому маштабi; т. III - Околицi, Романтична зустрiч; т. IV - Терпкi яблуки; т. V - Невiдомi салдати, Коммольцi, изд. «Молодий бiльшовик», 1930-1933; Пролог до гори, Поезii, 1933; Моя весела молодiсть, Поезii, 1933; Мандрiвник, Рассказ, 1933; Мiстечко Ладеню, Пьеса, 1934. На русском яз.: Пятна на солнце, Рассказы, перев. Б. Елизаветинского, М., Гиз, 1930.

II. Коряк В., Украiньска лiтература, вид. 3, випр., изд. «Пролетарий», Харкiв, 1931; Пределавич Л., «Коммольцi» в трьох театрах, «Радянський театр», 1930, № 1-2; Доленго М., Впертий початок, «Гарт», 1928, № 11 (отзыв о «Плями на сонцi»); Бездомний Б., «Красное слово», 1931, № 1-2 (отзыв о сб. «З фронту», 1930); Санко М., «Життя и революцiя», 1933, № 7; Панов А., «Критик», 1932, № 10.

III. Лейтес А. i Яшек М., Десять рокiв в украiньскоi лiтературi, т. I, Харкiв, 1928.

ПЕРДИГЬЕ

ПЕРДИГЬЕ Агриколь (Agricol Perdiguier, 1805-1875) - французский писатель, публицист, песенник, драматург и историк, деятель рабочего движения преимущественно 30-50-х гг. XIX в., по основной профессии - столяр. Р. в Авиньоне. Участвовал в Июльской революции 1830, был связан с обществом «Друзей народа», принимал участие в республиканском восстании в день похорон генерала Ламарка (1832). Скатившись в эпоху Второй империи в мелкобуржуазное оппортунистическое болото, П. резко отрицательно относился к Коммуне.

С 1824 П. стал сочинять, а с 1834 - распространять в тетрадках свои песни, преследуя задачу идейного объединения ремесленного пролетариата, разбитого на отдельные враждующие компаньонажи. П. стремился воздействовать на «компаньоническую» песню (песни подмастерьев), содержавшую наряду с элементами прославления труда, воспевания любви и природы и проблесками классового сознания элементы внутренней вражды, «уставные» и цеховые предрассудки и взаимные угрозы, к-рые приводили к кровопролитиям. К П. присоединился ряд шансонье-ремесленников. Из тетрадок П. составился в 1836 «Chansonnier du tour de France» (Песенник странствия по Франции), объединивший лучшие песни различных компаньонажей. Форма песен П. примитивна, риторична, кругозор классового сознания крайне узок. В 1837 П. опубликовал рассказ «Rencontre de deux freres» (Встреча двух братьев) - драматический эпизод компаньонической розни. В 1839 П. выпустил «Livre du compagnonnage» (Книга компаньонажа), в к-рую включил как свой песенник с очерком старой компаньонической песни, так и свой рассказ. В этой книге П. проявил себя романтиком-реформатором начавшего разлагаться компаньонажа. Книга подверглась ожесточенным нападкам сторонников цеховой старины, но возбудила и плодотворную критику со стороны представителей нарождавшегося во Франции профсоюзного движения. Беранже, Жорж Санд, Эжен Сю поддерживали проповедь Пердигье. Для них личность Пердигье послужила живым прообразом нового типа рабочего-мыслителя, осознавшего свою социальную миссию («Странствующий подмастерье» Жорж Санд, Агриколь Бодуен в «Вечном жиде» Э. Сю).

Революция 1848 и политическая деятельность П. побудили его заняться историей. П. принадлежит популярно-исторический труд «Histoire democratique des peuples anciens et modernes» (Демократическая история древних и современных народов) в 12 тт. - первая попытка рабочей историографии, противопоставляющая себя школьной «официозной истории» (из намеченных 12 тт. удалось выпустить с 1849 по 1851 лишь 7 тт.). Из других произведений П. следует назвать его «Memoires d’un compagnon» (Записки подмастерья, 1857) - живую документацию истории и нравов компаньонажа, комическую пьесу «Les Gavots et les devorants» (1862) и диалог о Мэтр Адаме (см.) (1863).

Сыграв положительную роль в деле пробуждения классового сознания мелкоремесленной рабочей среды, компаньоническая лит. пропаганда П. однако все более и более отставала от общего роста рабочего движения во Франции, оставаясь чуждой развитию социалистических идей. Так. обр. по отношению к рабочему движению в целом мелкоремесленный компаньонический романтизм П. играл реакционную роль.

Библиография:

Martin Anfos, Agricol Perdiguier, Cavaillon, 1904; Museux E., Agricol Perdiguier, «Revue socialiste», 1901; Halevy Daniel, Предисловие к указанному новому изданию «Memoires d un compagnon» (апологетическая реформистская работа).

ПЕРЕВАЛ

«ПЕРЕВАЛ» - литературная группировка 1923-1932. Организована под руководством А. Воронского при журн. «Красная новь». Первоначально объединяла литературный (главным образом поэтический) молодняк (М. Светлов, М. Голодный, А. Ясный и др.), отколовшийся от «Молодой гвардии» и «Октября». Вскоре в «Перевал» вошли писатели: прозаики - А. Малышкин, И. Катаев, В. Губер, Н. Зарудин, М. Барсуков, Л. Завадовский, Н. Смирнов, М. Пришвин, Н. Огнев, А. Веселый, А. Караваева, П. Ширяев, А. Платонов, И. Евдокимов, Р. Акульшин, А. Перегудов, М. Вихрев, В. Ряховский, П. Павленко, А. Новиков, П. Слетов и другие; поэты - Д. Семеновский, Н. Тарусский, Н. Дружинин, П. Наседкин, Б. Ковылев, Н. Дементьев, Е. Эркин и др.; критики - А. Лежнев, Д. Горбов, С. Пакентрейгер, Н. Смирнов, Н. Замошкин и другие. На почве идейного расхождения с группой рано вышли из «П.» М. Светлов, А. Караваева, Н. Огнев, А. Веселый. В связи с ростом политической сознательности советских писателей, творческим подъемом литературы и окончательным разоблачением реакционной сущности платформы «П.» отход от «Перевала» сделался массовым. Продукция группы опубликовывалась в журн. «Красная новь», «Новый мир», в сборниках «П.» (1-8, последние два сборника носят название «Ровесники»).

«П.» боролся с пролетарской литературой и критикой, исходя из троцкистского отрицания пролетарской культуры. Творчество пролетарских и близких пролетариату писателей оценивалось «П.» как «бескрылый бытовизм», «примитивное направленчество», «красная халтура». «П.» задачей творчества ставил «раскрытие внутреннего мира» и «его новое эстетическое оформление». Художественное творчество перевальцы толковали откровенно-идеалистически как некий сверхразумный, интуитивный, стихийно-эмоциональный, в основном подсознательный процесс. Сам художник представлялся некоею исключительной личностью, не связанной с практикой своего класса. В основу подлинного, «органического» искусства полагались «непосредственные», «первоначальные», «детские» впечатления. «Древность» Н. Зарудина, «Мастерство» П. Слетова - характерные произведения «Перевала». Творчеству «П.» свойственны созерцательность, пассивное воспроизведение явлений, без проникновения в подлинную правду действительности, наоборот, с искажением этой правды. Неисторический, внеклассовый, «гуманистический» подход к действительности неоднократно приводил перевальцев в их творчестве к примиренчеству по отношению к классовому врагу («Молоко» Ив. Катаева).

Перевальцы выдвинули следующие творческие лозунги: лозунг «искренности творчества», под флагом к-рого оправдывались подчас заведомо реакционные произведения; лозунг «моцартианства», под которым подразумевалось творчество по вдохновению, по наитию, наконец лозунг «нового гуманизма», противопоставленный «П.» реальной борьбе пролетариата и провозглашавший любовь к человеку вообще.

Установки «П.» встречали решительный отпор со стороны марксистской критики. В апреле 1930 была проведена в завершение всех споров в печати дискуссия о «П.» в секции литературы Комакадемии. В резолюции, подводившей итоги дискуссии, платформа «П.» квалифицировалась как реакционная, уводящая писателя в сторону от задач лит-ой и общественной современности. Опубликованная в апреле 1930 в ответ на необоснованные - по мнению перевальцев - нападки, новая «декларация» перевальцев не свидетельствовала о сколько-нибудь существенном изменении их литературно-политических и творческих воззрений. К числу самых последних документов «Перевала» принадлежит «Наша заявка», подписанная инициативной группой перевальцев, в к-рой сообщалось о решении перевальцев принять участие в проектируемом ангарском строительстве. Бегство от современной классовой борьбы, от трудностей реального строительства социализма в некое идеальное, рисуемое воображением перевальцев в весьма идиллических тонах «бесклассовое общество» Ангарстроя - таков реальный смысл поданной заявки.

Последний (8-й) сборник «Перевала» («Ровесники», 1932) также не был показателем идейной и творческой перестройки. Центральное произведение сборника, роман Н. Зарудина «Тридцать ночей на винограднике», отмечено крайним субъективизмом и содержит апологетику буржуазно-индивидуалистического мировоззрения.

«П.» позднее других литературных группировок реагировал на постановление ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 в смысле отказа от групповщины. Лишь на первом пленуме Оргкомитета Союза советских писателей (29 октября - 3 ноября 1932) перевальцами было подано заявление о роспуске группы. Большинство писателей «П.» встало сейчас на путь преодоления реакционных воззрений группы в прошлом и ставит задачей поднять свое творчество на уровень требований современности.

Библиография:

I. Сборники «Перевал», 1-6, Москва, 1922-1928; Сб. 7, «Ровесники», М., 1930; Сб. 8, «Ровесники», М., 1932; Антология «Перевальцы», М., 1930; Декларация «Перевала», «Красная новь», 1927, № 2; Перевал и искусство наших дней (декларация), «Литературная газета», 1930, № 15-16; Наша заявка, «Литературная газета», 1931, № 27.

II. Против буржуазного либерализма в художественной литературе, Дискуссия в Коммунистической академии, М., 1930; Авербах Л., Куда растет школа Веронского, в сб. «С кем и почему мы боремся», М., 1930; Серебрянский М., Эпоха и ее «ровесники», «На литературном посту», 1930, № 5-6; Гроссман-Рощин И. С., Черное дерево, «На литературном посту», 1930, № 10; Нович И., Певцы классового мира («Перевал» сегодня), Москва, 1930; Бочачер М., Гальванизированная воронщина, «Печать и революция», 1930, № 3; Ольховый В., Знамя художественной реакции (О лозунгах «Перевала»), «Молодая гвардия», 1930, № 10; Федосеев Г., Маски реакционных вожделений, «Земля советская», 1930, № 4; Глаголев А., О художественном лице «Перевала», «Новый мир», 1930, № 5; Залесский В., Перевальцы в провинции, «На литературном посту», 1930, № 13-14; Блюм Э., Буржуазно-либеральная критика за работой (Критическая продукция«Перевала»), «Печать и революция», 1930, № 5-6; Мессер Р., Эстетика Бергсона и школа Воронского, «Литература и искусство», 1930, № 1-2; Бабушкина А., Против кулацкого гуманизма, «Земля советская», 1931, № 1; Серебрянский М., Воронщина сегодня, «На литературном посту», 1932, №1; Лебедев Г., В стороне от дороги (Перевальский сборник «Ровесники», № 8), «Октябрь», 1932, кн. VIII.

ПЕРЕВЕРЗЕВ

Статья большая, находится на отдельной странице.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV