Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "С" (часть 11, "СТА"-"СТИ")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "С" (часть 11, "СТА"-"СТИ")

СТАНСЫ

СТАНСЫ - лирическое стихотворение, состоящее из строф (от 4 до 12 стихов в каждой), композиционно законченных и обособленных друг от друга. Требование композиционной независимости строф, составляющих С., выражается в запрещении смысловых переносов из одной строфы в другую (строфического «enjambement») и в обязательности самостоятельных рифм, не повторяющихся в других строфах.

Эти условия построения С. нашли свое отражение в самом термине, происходящем от итальянского слова «stanza», что означает «остановка», «покой». Следует отметить, что первоначально, в средние века и эпоху Возрождения, понятие С. было в композиционном отношении более определенным, чем в наше время, включая ряд требований относительно числа слогов в стихе, расположения рифм и т. п. В лирике трубадуров под С., в противовес значительным по объему лирическим формам, подразумевалась небольшая песенка с куплетным построением. В дальнейшем утеря куплетно-песенной основы в С. привела к неясности и неопределенности термина, к-рый напр. в немецкой поэзии стал применяться к октаве (см.), а во Франции нередко употребляется как синоним термина «строфа» (см.).

В русской поэзии форма С. чаще всего применялась в жанре медитативной лирики. Ср. стансы Пушкина «Брожу ли я вдоль улиц шумных», в которых современная форма С. нашла законченное выражение.

См. Строфа, Стихосложение.

СТАНЮКОВИЧ

СТАНЮКОВИЧ Константин Михайлович (1843-1903; псевдонимы: Костин, Откровенный писатель, Пимен и др.) - беллетрист. Р. в семье адмирала. В 1857 поступил в морской корпус. Морская карьера нисколько не привлекала С.; воспитанный на идеях Белинского и Добролюбова, он хотел «служить народу». В 1860-1861 Станюкович был отправлен в дальнее морское плавание. В чине лейтенанта С. вышел в отставку и отправился в 1865 в качестве учителя в деревню, куда стремилась в то время лучшая часть радикальной молодежи. Работать в деревне в условиях самодержавия было крайне трудно; С. пришлось вернуться в город и поступить на службу.

Здесь он испытал немало неудач, неизбежных для человека с радикальными убеждениями. Этот период своей жизни С. описал в своем первом романе «Без исхода» (1872). С 1863 С. начал печататься, а с 1872 он постоянный сотрудник журнала «Дело», где и был помещен его первый роман. Руководителем журнала был Н. Шелгунов, сотрудниками критического и публицистического отделов - преимущественно люди также радикальных взглядов, как Щапов, Ткачев, Якубович-Мельшин и др. Работа в этом журнале всецело определила идейные и политические позиции самого С.

Фельетоны С. и статьи Шелгунова говорят о единстве их взглядов. Характерное для мировоззрения радикальной народнической интеллигенции 70-х гг. отрицательное отношение к капитализму насквозь проникает все крупные романы С., посвященные поколению 80-90-х годов («Два брата», «Откровенные», «Равнодушные», «Жрецы» и др.). Мир в них резко распадается на два лагеря. В одном из них все те, к-рые пошли на службу буржуазной действительности 80-х гг. Здесь и крупные дельцы, и буржуазные адвокаты, и профессора-проповедники малых дел, и декадентская молодежь; по другую сторону - носители «бесполезного геройства», на стороне к-рых, разумеется, все симпатии писателя-семидесятника, за связь с народовольцами попавшего в 1885 в томскую ссылку (по 1888).

Романы С. написаны легко и занимательно, охотно читаются и в наше время, но в художественном отношении они несравненно слабее его фельетонов на те же темы, объединенных под названием «Письма знатного иностранца» и «Картинки общественной жизни».

Значительно более художественны завоевавшие себе широкую популярность морские рассказы С. Критики, к-рые объясняли их высокое качество тем, что С. перестал быть в них тенденциозным публицистом, а стал объективным «чистым» художником, глубоко заблуждались. Общественные взгляды С.-семидесятника столь же полно и сильно сказались в «Морских рассказах», как и в романах, только в «Морских рассказах» они выражены тоньше и сложнее. Если в романах С. общие идеи зачастую не получили образного выражения, то в рассказах они формируют сюжет, распределяют свет и тени. Взаимоотношения обитателей палубы его интересуют гл. обр. со стороны отражения в них социальной диференциации современной ему России. Радикальный интеллигент в чине мичмана или лейтенанта и крестьянин-матрос - излюбленные герои С. К офицерам-морякам - представителям господствующих классов - он так же недоброжелателен, как и к буржуазным дельцам, и при изображении их не жалеет черных красок. В рассказах С. налицо несомненная поэтизация прошлого в жизни морского флота, к-рое на фоне неприемлемого для автора настоящего выступает несколько идеализированным. Несомненно также народническое приукрашивание интеллигентов и крестьян. Эмоциональность рассказов Станюковича, их сюжетность и общественное содержание сохраняют свое значение и в настоящее время.

Библиография:

Собр. сочин., 13 тт., изд. А. А. Карцева, М., 1896-1900; Полн. собран. сочин., Под редакцией и с биографич. очерком П. В. Быкова, 2 изд., 12 тт., изд. А. Ф. Маркса, СПБ, 1906-1907 (приложен. к ж. «Нива» на 1906-1907); Морские рассказы (Подготовка текста, статья и примеч. М. М. Поляковой), ГИХЛ, (М.), 1934; и др. отд. изд. произвед.

СТАРИЦЬКИЙ

СТАРИЦЬКИЙ Михаил Петрович (1840-1904) - украинский драматург и поэт. Род. в семье помещика. Учился в Харьковском и Киевском ун-тах. С 70-х годов сотрудничал с композитором М. Лысенко: писал либретто для его опер, делал инсценировки для любительских кружков. С 1883 началась антрепренерская и режиссерская деятельность С., продолжавшаяся до 1895. За это время С. написал большинство своих пьес (свыше 30), являющихся гл. обр. переделками прозаических и драматических произведений разных писателей - Гоголя, Я. Кухаренка, В. Александрова, Ожешко, Нечуя-Левицкого, П. Мирного и др.

Лишь в незначительной части своих пьес Старицький касался социальной проблематики («Не судилося», «Ой, не ходи, Грицю», «Розбите сердце», «У темрявi»), сочувственно рисуя образы искателей «правды», защищая право трудящегося крестьянина на материальное и сословное раскрепощение в условиях капиталистического строя. В большинстве же своих пьес, посвященных семейно-бытовым отношениям («Цыганка Аза», переделки П. Мирного, Нечуя-Левицкого), С. изображал гл. обр. украинскую сельскую жизнь в духе сентиментальной экзотики («Майска нiч», «Сорочинський ярмарок»).

Исторические пьесы С., переделанные частью из произведений других писателей («Тарас Бульба»), частью из собственных его романов («Облога Бушi»), имеют налет националистической романтики. В них писатель стремился усилить внешние сценические эффекты и широко использовать украинский фольклор.

Влияние мелодрамы XIX в. ослабляло реализм С., приводило к нарочитой напыщенности языка и действующих лиц, искусственной декламационности, преувеличенной трагичности позы и жеста.

С. много переводил и подражал (Мицкевич, Сырокомля, Пушкин, Лермонтов, Байрон, Гюго, Надсон, Некрасов и др.). Для стихов С. характерны мотивы тоски, печали, обездоленности, воспевание абстрактного и туманного «правдоискательства», что ставило его в один ряд с поэтами либерально-культурнического направления (О. Пчiлка и др.).

Популярны стихи С., близкие по духу народной поэзии (песни: «Нiч яка, господи»; «Не сумуй, моя зоре кохана»; «Ох i де ти, зiронько та вечiрняя?»).

Библиография:

I. Казки Андерсена, Киiв, 1873; Рiздвяна нiч, оперетта по Гоголю, Киiв, 1874 (переизд. в 1876 и 1883); Байки Крилова, Киiв, 1874 (2 изд. 1882); Сорочинський ярмарок, Киiв, 1875 (2 изд. 1883); Сербськi народнi думи i пiснi, Киiв, 1876; Черноморцi, оперетта по Кухаренку з муз. Лисенка, Киiв, 1876; З давнього зшитку. Поезii, 2 тт., Киiв, 1882-1883 (оригинальные стихи и переводы); Гамлет, приньц Данський, Киiв, 1882; Стихи и драма «Не судилося» в альманахе «Рада», Киiв, 1883, т. I; Малороссийский театр (сб. пьес), М., 1890; Драматичнi твори, изд. Рассохина, Киiв 1907 (т. I-III); Поезii М. П. Старицького, Киiв, 1908 (стихи 1861-1904).

II. Старицький М., Зо мли минулого (Нова гром.), 1906, VIII; Франко Р†в., М. П. Старицький, ЛНВ, 1902, VI; Пчiлка О., М. Старицький, Киiв, 1904, V.

СТАРОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК

СТАРОСЛАВЯНСКИЙ ЯЗЫК, иначе - древне-церковнославянский язык - наиболее древний из письменных славянских языков (см.), распространившийся среди южных, восточных и отчасти западных славян в IX-X вв. н. э. в качестве языка христианской церкви и литературы. По своему происхождению С. яз. представляет собой письменную обработку одного из говоров болгарского языка второй половины IX в., именно - говора гор. Солуня в западной Македонии (ныне - Салоники). Однако первоначальное распространение славянский язык получил в западнославянской среде, в Велико-Моравском княжестве (в пределах нынешней Чехословакии).

С. яз. возник как язык перевода христианских богослужебных книг с греческого для нужд христианской миссионерской деятельности в Моравии. В 863 велико-моравский князь Ростислав, стремясь к независимости по отношению к немецкому духовенству, представлявшему в Моравии римскую церковь, отправил к византийскому императору Михаилу III посольство с просьбой прислать ему лиц, к-рые могли бы проповедывать моравам христианство на понятном для них языке. Эта проповедническая миссия была возложена на братьев Константина (в монашестве Кирилла) и Мефодия, сыновей видного византийского вельможи, уроженцев Солуня, знавших язык местных болгарских поселенцев. Перед отправлением в Моравию Константин составил славянскую азбуку, по мнению большинства ученых так наз. глаголицу (см.), и успел также приступить к переводческой работе, к-рая продолжалась уже в Моравии. Свою миссионерскую деятельность Константин и Мефодий распространили также на славянское княжество Коцела на Блатенском озере, в Паннонии (ныне в пределах Венгрии), где жили словене - один из южнославянских народов. После смерти Константина (869) и Мефодия (885) их ученики перенесли свою деятельность в Болгарию, к-рая в конце IX и начале X в. переживала эпоху большого литературного подъема. С деятельностью учеников Константина и Мефодия в Болгарии, повидимому, связано появление второй славянской азбуки, вероятно, так наз. кириллицы (см.), а также некоторых отличий в языке сравнительно со С. яз. старшей поры. От болгар С. яз. перешел к сербам, а затем и в Киевскую Русь. С течением времени С. яз., служивший церковно-литературным языком для различных славянских народов, в среде каждого из этих народов в известной мере ассимилировался соответствующим живым славянским языком, так что по отношению к XI-XII вв. приходится уже говорить о местных разновидностях или так наз. изводах С. яз. Из них важнейшими являются русский, болгарский и сербский изводы. Число известных памятников собственно С. яз. невелико. Все они не датированы, но по различным внутренним соображениям должны быть относимы ко времени не позже XI в. и не ранее конца X в. Из них важнейшие:

а) писанные глаголицей - Зографское Евангелие (Публичная Библиотека им. Салтыкова-Щедрина в Ленинграде), Мариинское Ев. (Библ. им. Ленина в Москве), Ассеманиево Ев. (Ватиканская Библ.), так наз. Сборник Клоца, Синайский Требник, Синайская Псалтырь, Киевский Миссал;

б) писанные кириллицей - так наз. Саввина книга (Моск. Исторический Музей), Супрасльская рукопись, Хиландарские листки и др. Древнейшим памятником русского извода С. яз. является так наз. Остромирово Ев. (1056-1057, хранится в Публичной Библиотеке в Ленинграде), древнейшие памятники болгарского извода - Добромирово Ев. и Болонская Псалтырь XII в., сербского извода - Мирославово Ев. XII.

Являясь древнейшим письменным выражением славянской речи, С. яз. сохраняет в своем строе многие особенности, утраченные современными славянскими языками (напр. так наз. «глухие» гласные ъ и ь, носовые гласные, сохраняющиеся сейчас лишь в польском яз. и в некоторых македонских говорах, сложная система прошедших времен в глаголе и др.). Но в то же время в сравнении с другими индоевропейскими языками (см.) С. яз. обнаруживает много новообразований (особенно в фонетике), вообще характеризующих славянские языки (напр. возникновение качественных различий между долгими и краткими гласными, уничтожение закрытых слогов, смягчение задненебных согласных в шипящие и свистящие, различные изменения в соотношении типов склонения, новая форма имперфекта и т. д.). Лексика и синтаксис С. яз. испытали глубокое воздействие со стороны греческого языка, т. е. языка, на к-ром были написаны оригиналы старославянских переводов.

Значение С. яз. для науки о языке обусловлено не только его древностью, но также той большой ролью, которая ему принадлежит в судьбе более молодых славянских литературных языков, в частности - русского. На почве русского извода С. яз. с течением времени сложился церковнославянский язык, бывший основным языком письменности на Руси до конца XVII века (см. Русский язык). Русская разновидность церковнославянского языка оставила глубокие следы и в русском национально-литературном языке, заметные до сих пор, так называемые славянизмы (см.). О месте С. яз. среди других славянских языков см. еще Славянские языки.

Старославянский

Библиография:

Фортунатов, Лекции по фонетике старославянского языка, П., 1919 (посмертное изд.; перепечатка не вышедшего в свет издания, печатавшегося в 1885-1890); Грунский Н., Лекции по древне-церковнославянскому языку, 2-е издание, Юрьев, 1914; Leskien A., Handbuch der altbulgarischen (altkirchenslavischen) Sprache, 5 Aufl., Weimar, 1910. Русский перев. со 2-го изд. «Грамматика старославянского языка» с дополнением А. А. Шахматова и В. Н. Щепкина (по языку Остромирова Евангелия, М., 1890); Его же, Grammatik der altbulgarischen (altkirchenslavischen) Sprache, Heidelberg, 1909 (русский перевод Н. М. Петровского, Казань, 1915); Vondrak W., Altkirchenslavische Grammatik, 2 Aufl., Berlin, 1912; Jagic V., Entstehungsgeschichte der kirchenslavischen Sprache, 2 Auflage, Berlin, 1913; Diels P., Altkirchenslavische Grammatik, 2 vls, Heidelberg, 1932-1934; Los J., Gramatyka staroslowiaska, Lwow, 1922.

СТАСОВ

СТАСОВ Владимир Васильевич (1824-1906) - историк искусства и литературы, музыкальный и художественный критик и археолог. Сын известного архитектора В. П. Стасова. Окончил курс в императорском училище правоведения.

Научная и критическая деятельность С. очень разнообразна (русская история, фольклор, история искусств). Основная историко-литературная работа С. - «Происхождение русских былин» - вызвала большую полемику в научных кругах. В ней С., опираясь на теорию Бенфея, развивал ту мысль, что русские былины не имеют в себе ничего действительно русского и являются перенесением на русскую почву восточных (индийских и др.) тем и мотивов через посредство тюркских и монгольских народов. Основная цель работы, как указал сам автор, - борьба со славянофильской трактовкой образов былинных героев как воплощений истинно-русской народной души. Работа вызвала ожесточенные нападки на автора (Гильфердинг, О. Миллер, Бессонов и др.). Но точка зрения С. нашла поддержку у В. Ф. Миллера и особенно у Г. Н. Потанина. С. действительно переоценил значение восточных мотивов в былинах, допуская часто поверхностные и схематические сближения русских произведений с воссточными. Однако его работа сыграла в свое время большую роль в разрушении славянофильской трактовки русского фольклора, показав необходимость учета международных связей при изучении истории русской устной поэзии.

В многочисленных критических статьях, охватывающих область музыки, театра, живописи и литературы, С. всегда на первое место ставил идейность и правдивость произведения. Враг всяких внешних эффектов, С. считал основной задачей художника воссоздавать «те характеры, типы, события ежедневной жизни, которые первый научил видеть и создавать Гоголь». В соответствии с этим С. явился литературным выразителем художественной идеологии «новой русской музыкальной школы», прозванной им «могучей кучкой», творческая практика к-рой содержала в себе элементы народничества и реализма. В области живописи С. явился горячим защитником передвижничества. В литературе С. высоко ставил Толстого и жестоко критиковал раннего Тургенева за «тепленькую водичку кротости и смирения», хотя последующие его произведения, в частности «Новь», ошибочно ставил очень высоко.

Сторонник национальной самобытности русского искуства, С. хотя и был чужд реакционно-славянофильской трактовке самобытности, однако, одновременно враждебно относился к революционно-демократическому ее пониманию. Поэтому Стасов и не смог понять подлинную природу русской народной эпической поэзии.

Библиография:

I. Собрание сочинений, т. I-IV, СПБ, 1894-1901; Избранные сочинения в двух томах, изд. «Искусство», т. I, М. - Л., 1937.

II. Вл. Каренин, Владимир Стасов. Очерк его жизни и деятельности, ч. 1 и 2, изд. «Мысль», Л., 1927; Лев Толстой и В. В. Стасов. Переписка. 1878-1906. Ред. и примечания В. Д. Комаровой и Л. Б. Модзалевского, изд. «Прибой», Л., 1929.

СТАТИСТИЧЕСКИЙ МЕТОД

СТАТИСТИЧЕСКИЙ МЕТОД - см. Метод.

СТАФФ

СТАФФ Леопольд (1878-) - современный польский поэт. Происходит из мелкобуржуазной еврейской семьи из Львова. Окончил Львовский ун-т по философскому факультету. С. начал творить на рубеже двадцатого века, когда вся буржуазная литература переживала период декадентства. Одним из самых ярких представителей этого упадочного течения в польской литературе несомненно был С. В 1901 С. выступил с первой книгой стихов «Сны о могуществе» (Sny o potedze). В этом сборнике и в следующем произведении С. - «Пан Твардовский» (Mistrz Twardowski, 1902), критика усматривала влияние Ницше, немецких поэтов - Альфреда Момберта с его космическими видениями и неоромантика Гуго фон Гофмансталя. Самое название первой книги стихов С. может подсказать, что С. вдохновляли ницшеанские мечты о «сверхчеловеке», стремление к власти.

Однако во всем творчестве Стаффа - «День души» (Dzie duszy, 1903), «Птицам небесным» (Ptakom niebieskim, 1905), «Цветущая ветвь» (Galaz kwitnaca, 1908), «Улыбки часов» (Usmiechy godzin, 1910), «Лебедь и лира» (Labedz i lira, 1914) и др. - преобладали иные мотивы - бессилия и безволия, усталости, отцветания. Если и были ницшеанские мотивы, то они скоро отзвучали, и уже в цикле стихов «Песни, пропетые себе и ночи» поэт должен признать: «Сон опутал мощь... Я больше не умею ни жить, ни гибнуть, ни отважно побеждать». Отсюда уход от всего реального в мир фантазии. Характерно стихотворение «Поводырка», в к-ром поэт говорит с девушкой, избранной им в поводыри. Он молит ее указать ему путь - бессильному, несчастному и слабому, но когда они доходят до перекрестка дорог, он узнает, что поводырка его слепая и немая. Для поэта остается лишь мечта о смерти и надежда на потусторонний мир.

С. безусловно большой мастер стиха, познавший во всем совершенстве искусство музыкальной речи. Порою он может блеснуть такими стихами, как написанный с большой силой «Кузнец», навеянная народными мотивами «Баллада о потерянном башмачке», как нежно лирические «Осеннее письмо» или «Твои золотые волосы».

С. является точно так же автором ряда драм - «Клад» (Skarb, 1904), «Годива» (Godiwa, 1906) и др., но значительного влияния на развитие польского театра он не имел. «Клад», к-рый критика сравнивала с «Жизнью человека» Андреева, ставился не без успеха в Кракове и Львове.

Библиография:

Кроме упомянутых, стихи: «В тени меча» (W cieniu miecza, Lwow, 1911), «Сев судьбы» (Siew doli, 1916), «Радуга слез и крови» (Tecza lez i krwi, Krakow, 1918), «Вино любви» (Wino milosci, Warszawa, 1919), «Глаза бездны» (Oczy otchlani, Warszawa, 1919), «Песнь о жаворонке» (Pies o skowronku, Warszawa, 1919), «Шумящая раковина» (Szumiaca muszla, Warszawa, 1921), «Сады» (Sady, Warszawa, 1919), «Полевые тропы» (Sciezki polne, Warszawa, 1919), «Кормясь на лету» (Zywiac sie w locie, Warszawa, 1922), «Избранные стихи» (Wybor poezji, 1921). Драмы: «Зрелище» (Igrzysko, Lwow, 1909), «Это самое» (To samo, Lwow, 1912) и др.

СТАШЕК

СТАШЕК Анталь (Antal Staseк, 1843-1931) - псевдоним чешского поэта и писателя Антонина Земана (Antonin Zeman), начавшего литературную деятельность с подражания Байрону. Первый сборник стихов вышел в 1876 - «Стихи» (Basne) и второй в 1880. С. в 70-е и 80-е годы писал повести в стихах. Содержание этих повестей частью историческое - «Из эпохи таборитов» (I doby taboru, 1884), частью из жизни чешской провинции - района Исполиновых гор, где С. жил много лет, занимаясь адвокатурой. Первая повесть С., написанная прозой, - «Сапожник Матвей» (svec Matous, 1875), примыкает к повестям в народном духе, начало которых в чешской литературе было положено идиллически-бытовыми повестями Б. Немцовой. В романе «Неоконченная картина» (Nedokoneny obraz, 1878) С. выводит сильных духом крестьян-горцев, носителей национальных чешских начал. С. постепенно приходит к реалистическому изображению действительности и достигает блестящего успеха в цикле повестей «Мечтатели наших гор» (Blouznivci nasich hor, 1893, отд. изд. 1895), где даны ярко очерченные фигуры крестьян северо-восточной Чехии, среди которых живы и сильны традиции чешского реформационного движения. Большой социальный роман Сташека - «В темных водоворотах» (V temnych virech, 1900) - яркая картина борьбы капитализма с нарастающим рабочим движением. Роман «На рубеже» (Na rozhrani, 1907) посвящен борьбе чехов на экономическом фронте с богатыми предпринимателями-немцами. Национальная борьба в мелкобуржуазных кругах Чехии дана в романе «Прелюдия» (1918). В романе «Богатство» (1918) С. в мрачных картинах нарисовал господство капитализма.

Библиография:

Novak I. a A., Prehledne dejiny ceske literatury, Praha, 1926.

СТЕЙНМАР ИЛИ ШТЕЙНМАР

СТЕЙНМАР или ШТЕЙНМАР (Her Steinmar) - немецкий миннезингер второй полов. XIII в.; исследователи пытаются отожествить его с Бертольдом С., служилым рыцарем из Klingnau в Тюргау, имя которого засвидетельствовано в грамотах и документах между 1251 и 1288. В своей лирической продукции С. продолжал манеру так наз. «сельского миннезанга» (Hofische Dorfpoesie), подражая хороводным (Reigen, см.) и зимним песням (Winterlied) Нитгарта фон Рювенталя и Готфрита фон Нифена. Пародируя куртуазную альбу («Swer tougenliche minne hat»), С. восхваляет любовь к простой девушке, живущей в избе и собирающей траву («eine sueze selderin... eine dirne die nach krute gat»), а разочаровавшись и в этой любви, - разгул сытой плодоносной осени (Sit si mir niht lonen wil»); этой непретенциозной тематике соответствует простой, местами грубоватый язык, натуралистические, иногда бурлескные образы: так, поэт хвалится своей широкой глоткой - он не подавится и целым гусем; от любви он хочет скрыться, как «утка ныряет в ручей от быстрого сокола» и т. п.

Библиография:

I. Minnesinger, hrsgb. v. H. v. d. Hagen, Bde II, IV, Lpz., 1838; Die schweizer Minnesanger, hrsgb. v. K. Bartsch, Frauenfeld, 1886.

II. Uhland L., Schriften zur Geschichte der Dichtung und Sage, Bd. V, Stuttgart, 1870; Meissner R., Bertold Steinmar von Klingnau und seine Lieder, Paderborn, 1886; Neumann A., uber das Leben und die Gedichte des Minnesingers Steinmar, Lpz., 1886.

СТЕККЕТИ

СТЕККЕТИ Лоренцо (Lorenzo Stecchetti) - вымышленное имя, вошедшее в историю итальянской литературы с 1877, когда болонский библиотекарь Олиндо Гверрини (1845-1916) выпустил книгу стихов «Postuma», приписав ее авторство якобы скончавшемуся от чахотки молодому поэту С. В книге звучат мотивы, связанные с «судьбой поэта»: сознание близкой смерти, любви, меланхолии, наряду с иронией, эротизмом, антиклерикальными выпадами. Своеобразная смесь влияний (Беранже, Мюссе, Бодлер, Ришпен, Гейне), а также легкий стих способствовали громадному успеху «Postuma» в среде мелкобуржуазной молодежи. Лирика обыкновенных человеческих эмоций, будничного существования была здесь впервые смело противопоставлена господствовавшим традициям Кардуччи, гражданственной или сугубо идеалистической тематике и выспренной форме, уже не соответствовавшей сознанию буржуазии, вышедшей из героического периода национального объединения. Кардуччианцы обрушились на книгу с обвинениями в материализме и порнографии; она явилась предвозвестницей веризма (см.), главным представителем к-рого в лирике и считается Гверрини. У него мы находим тот же позитивизм, обращение к частной жизни, сниженный стиль, простоту языка. Но у Гверрини развиваются уже почти богемный субъективизм, утрировка чувства, склонность к лит-ой игре, «личинам»: он выступает то с эротическими истерическими стихами под именем Арджии Зболенфи (Argia Sbolenfi), то с народными стихами на венецианском диалекте от имени Бепи. Однако книга Лоренцо С. остается его основным вкладом в литературу.

Библиография:

I. Lorenzo Stecchetti, Postuma, Bologna, 1877; Guerrini O., Polemica, Modena, 1878; Nova Polemica, Bologna, 1878; Le Rime, Bologna, 1903; Brandelli, 2 vls, Roma, 1883; Rime di A. Sbolenfi, Bologna, 1897; Opera nova, chiamata Ciacole de Bepi, Roma, 1908; Sonetti romagnoli, Bologna, 1920.

II. Некоторые стихотворения Стеккети переведены на русск. яз. в «Новом журнале иностранной литературы, искусства и науки», 1901, №№ 1 и 10 (перевод И. Гриневской и Н. И.). Иванов М. М., Очерки современной итальянской литературы, СПБ, 1902; Овет А., История итальянской литературы, СПБ, 1908, и Гиз, Москва, 1922; Cremieux B., Panorama de la litterature italienne contemporaine, 4 ed., P., 1928; Groce B., La letteratura della nuova Italia, v. II, 3 ed., Bari, 1929, pp. 127-144.

СТЕНДАЛЬ

Статья большая, находится на отдельной странице.

СТЕНДЕРС

СТЕНДЕРС Готгард Фридрих (Stenders Gotgards Fridrichs, 1714-1796) - основоположник латышской светской литературы. Лютеранский пастор, профессор географии и лингвист, С. принадлежал к образованнейшим людям своего времени. Пастор в Курляндии, профессор Копенгагенского ун-та, директор городского училища в Митаве, С. развил широкую просветительскую и литературную деятельность. Как на латышском, так и на немецком и латинском языках им написано около 30 томов сочинений на самые разнообразные темы; до настоящего времени сохранили научный интерес его «Латышская грамматика», «Латышский словарь», составленные им впервые.

Как писатель и поэт С. - автор сборника «Духовных рассказов» и целого ряда стихотворений. Все эти произведения носят гл. обр. назидательный характер и написаны под непосредственным влиянием немецких классицистов. Ставя своей задачей приобщение латышей к немецкой культуре, С. усердно переводил, а иногда просто пересказывал на латышском языке произведения современных ему немецких поэтов, отдавая предпочтение представителям немецкого классицизма. Переводы эти, не всегда отличаясь высоким художественным уровнем, зачастую передавали произведения немецких поэтов в искаженном виде. Наиболее сильной стороной творчества С. была его лирика - «песни», которые С. противопоставлял латышской народной песне, ярым противником и гонителем к-рой С. явился. Конечно, никакой конкуренции с латышской народной песней его произведения выдержать и не могли и вообще остались достоянием очень узких кругов читателей, все же в истории латышской литературы они остались как первые образцы латышской лит-ой речи.

СТЕПНЯК-КРАВЧИНСКИЙ

СТЕПНЯК-КРАВЧИНСКИЙ Сергей Михайлович (1851-1895; псевдоним - Степняк) - один из революционных народников 70-х гг., публицист и беллетрист. Сын военного врача, учился в орловской военной гимназии и в военном училище в Москве. Был офицером. В 1872 был принят в центральную группу кружка чайковцев, осенью 1873 одним из первых пошел «в народ». Был арестован, но ему удалось бежать. Затем жил в Москве и в 1874 поехал за границу. С этого же времени выступил как автор пропагандистских сказок («Мудрица Наумовна», «Сказка о копейке»). В 1875 отправился на Балканский полуостров, где принял активное участие в Герцеговинском восстании сербов против турок. В 1877 участвовал в вооруженном восстании, организованном бакунистами в Италии в провинции Беневента. В 1878 был вызван организацией «Земля и Воля» в Петербург, где убил шефа жандармов Мезенцева и затем скрылся. Тотчас после этого террористического акта напечатал брошюру «Смерть за смерть». В том же году снова выехал за границу и больше в Россию не возвращался. Кроме нескольких статей в журнале «Дело» (псевдонимы: С. Штейн, С. Горский, Н. Бельдинский), С.-К. издал в этот период ряд книг: «La Russia sotteranea» (Подпольная Россия, на итальян. яз.) и «Russia under the Tsars» (Россия под властью царей, 1886), «The Russian Peasantry» (Русское крестьянство, 2 тт., 1888), «King Stork and King Log» (Царь-чурбан и царь-цапля) и наконец «The Career of a Nihilist» (Жизнь нигилиста, 1889), изданная затем по-русски под названием «Андрей Кожухов». Последними работами С.-К. были повести «Штундист Павел Руденко» (изд. 1908) и «Домик на Волге», а также драма «Новообращенный».

В своих политических взглядах С.-К. с середины 70-х гг. примыкал к бакунистам, а с 1879 сочувствовал «Народной воле». В это время С.-К. разделял глубоко порочные позиции индивидуального террора. В 90-х гг. в послесловии к новому изданию «Подпольной России» С.-К. дал критику тактики «Народной воли» и признал ее методы устаревшими. В последние годы он пришел в лагерь либерализма.

Беллетристические и полубеллетристические произведения С.-К. первоначально в большинстве писались для иностранцев, на иностранных языках, и это наложило на них своеобразную печать. С.-К. ставил своей задачей не только знакомить европейское либеральное общественное мнение с положением в России и с русским революционным движением, но и вызывать сочувствие этому движению. Этой же цели служили и многочисленные лекции и доклады, которые С.-К. читал в Англии и Америке. Этим отчасти объясняется несколько приподнятый и местами даже восторженный стиль таких наиболее широко известных произведений С.-К., как «Подпольная Россия» (ряд портретов революционеров и очерков их жизни) и «Андрей Кожухов». Основная причина этой легко ощутимой особенности беллетристики С.-К. - в наивно-восторженном характере его мировоззрения. Отсюда же и авантюрность «Андрея Кожухова». Но вместе с тем оба эти произведения дают реалистические детали из жизни народников.

Другие художественные произведения С.-К. - повесть «Домик на Волге» и драма «Новообращенный», написанные по-русски, сталкивают революционеров с обывательской и даже им враждебной средой. От всех этих произведений резко отличаются и по содержанию и по форме повесть «Штундист Павел Руденко» и сказки С.-К., действие которых происходит в гуще крестьянской массы. Повесть «Штундист Павел Руденко» описывает пропаганду штундистов в русской деревне и их преследования со стороны церковной власти и администрации, дает ряд реалистически написанных картин русской деревни тех лет. Здесь С.-К. свободен от наивно-восторженного тона своих главных произведений. Во время пропагандистских скитаний и в разговорах с крестьянами С.-К. оперировал евангелием, к-рое он знал превосходно и из к-рого делал «социалистические» выводы. В повестях С.-К. мы находим отражение этих приемов народнической пропаганды С.-К.

В пропагандистских сказках С.-К. чувствуется известное знание крестьянской среды и ее психологии. Это сказывается и в таких произведениях 70-х гг., как «Слово на Великой пяток», где под видом проповеди дается критика эксплоатации крестьян. В «Сказке о копейке» изображается судьба мужицкой копейки, которую последовательно отнимают у крестьянина барин, поп и купец. Сказка пересыпана множеством вставочных притч и эпизодов и кончается пропагандой артельной организации и призывом к объединению крестьян для борьбы с их врагами. В сказке «Мудрица Наумовна» рассказывается между прочим о Первом Интернационале.

Как сказки С.-К., так и его роман «Андрей Кожухов» и очерки «Подпольная Россия» пользовались успехом прежде всего среди народнической молодежи. С ростом и укреплением подлинно-революционного, марксистского мировоззрения произведения С.-К. утеряли свое значение.

Библиография:

Собрание сочинений. Под редакцией С. А. Венгерова. Со статьями П. Кропоткина, Г. Брандеса, В. Водовозова, тт. I-VI, изд. «Светоч», СПБ, 1907-1908 (т. I - Штундист Павел Руденко; т. II - Подпольная Россия; т. III - Домик на Волге. Новообращенный. Сказка о копейке; т. IV - Андрей Кожухов; т. V - Эскизы и силуэты, т. VI - Публицистика и критика); Собр. соч., 7 тт., СПБ, 1918-1919 (в это изд. вошли некоторые новые, ранее не напечатанные произведения; нет прежних цензурных пропусков); Смерть за смерть (Убийство Мезенцева), Гиз, Пб., 1920 (в Собр. соч. не вошло); Штундист Павел Руденко (Дополнено по рукописи, с написанными для настоящего изд. воспоминаниями П. Кропоткина), Гиз, М. - П., 1923; Андрей Кожухов (пер. с англ. Ф. М. Степняк, Под редакцией и с предисл. П. Кропоткина. Полное посмертное изд. без пропусков), изд. «Пролетарий», Харьков (1926); Подпольная Россия, изд. «Пролетарий», 1926; и др. изд.

СТЕРЛИНГ

СТЕРЛИНГ Джордж (George Sterling, 1869-1926) - северо-амер. поэт. Происходил из мелкобуржуазной семьи; войдя в среду лит-ой интеллигенции, стал представителем лучшей части американской «богемы», ощущавшей недовольство своим положением. Тонкий эстет, С. сделал предметом своего творчества изображение природы и глубоких личных переживаний. За первым сборником стихов «Свидетельство солнц» (The Testimony of the Suns, 1903) последовал через почти равные промежутки ряд других: «Вино колдовства» (A Wine of Wizardry, 1907), «Дом орхидей» (The House of Orchids, 1911), в к-рых поэт стремился запечатлеть отрицание прозаической действительности буржуазного мира. Постепенно в С. росло отчаяние от сознания, что выхода из ее порочного круга для него нет. Пессимистические ноты в творчестве С. все более обострялись и нашли свое выражение в произведениях: «Посаженный в клетку орел» (The caged Eagle, 1916), «Связывание зверя» (The Binding of the Beast, 1917). В последние годы жизни С. его поэзия производила тяжелое и удручающее впечатление. В «Парусах и миражах» (Sails and Mirage, 1921) и в «35 сонетах» (Thirty five Sonnets, 1917) и в «Сонетах к Крэгу» (Sonnets to Craig), опубликованных после смерти поэта в 1928, всюду сказывается настроение трагической обреченности. Творчество С. показывает приверженность его к принципам символизма и импрессионизма. Стих С. отличается большим формальным мастерством, передает самые различные нюансы переживаний поэта.

Библиография:

I. Selected poems, San Francisco, 1923.

II. Authors to day and yesterday, ed. by S. J. Kunitz, N. Y., 1934 (дана литература).

III. Johnson C., A. bibliography of the writings of G. Sterling, San Francisco, 1931.

СТЕРН

СТЕРН Лоуренс (Laurence Sterne, 1713-1768) - английский писатель. Род. в г. Клонмель (Ирландия) в семье армейского офицера. В 1723 С. был отдан в грамматическую школу в гор. Галифакс, где он проучился до 1731 (год смерти его отца). Благодаря хлопотам родственников Стерн был принят в колледж Иисуса в Кэмбридже. В 1736 Стерн стал священником, в 1738 получил приход в Сетоне-Лесном (Sutton-in-the-Forest), где он прожил около 20 лет. Рассказывая в автобиографии об этом 20-летнем периоде своей жизни, С. говорит: «Книги, живопись, игра на скрипке и охота были моими развлечениями». К 1758 относится первый литературный опыт С. «История хорошего теплого тулупа, нынешний владелец которого не удовлетворен тем, что он покрывает лишь его плечи, желая выкроить из него также юбку для своей жены и брюки для своего сына» (The History of a Good Warm Watch-Coat, with which the present possessor is not content to cover his own shoulders, unless he can cut out of it a petticoat for his wife and a pair of breeches for his son, изд. 1769). Этот памфлет, опубликованный лишь после смерти С., высмеивал ссору двух духовных лиц его круга; в нем впервые проявились нек-рые черты юмора и иронии С. В 1759 С. принимается за писание своего первого крупного произведения, первые две книги к-рого были изданы в конце 1759 в г. Иорке, - «Жизнь и мнения Тристрама Шэнди, джентльмена» (The Life and Opinions of Tristram Shandy, Gent). Ободренный успехом этих двух книг, С. предпринял поездку в Лондон, где он вскоре стал благодаря своей славе и остроумию постоянным посетителем высшего света. Вновь приобретенные знатные покровители посодействовали С. в получении более доходного прихода в Каксуолде (Coxwold), где им были написаны III и IV книги «Тристрама Шэнди», опубликованные в 1761. В конце этого же года вышли из печати и следующие две книги (V и VI). VII и VIII книги романа вышли в январе 1765, но уже не имели такого успеха, какой имели предыдущие. Последняя, IX книга романа, так и оставшегося незаконченным, вышла в январе 1767. В 1765 С. отправился в свое знаменитое «сентиментальное путешествие», результатом которого были два томика романа «The Sentimental Tourney through France and Italy», опубликованные в 1768. По мысли писателя, они должны были служить началом нового серийного романа, окончив к-рый, С. намеревался со свежими силами вернуться к «Тристраму Шэнди». Однако осуществить эти намерения ему помешала смерть, последовавшая в 1768 в Лондоне. Кроме названных произведений Стерн опубликовал в разное время (1760, 1766) сборники своих церковных проповедей, написанных характерным для него стилем, о которых поэт Грэй справедливо сказал: «Они (проповеди С.) написаны стилем, наиболее подходящим для церковной кафедры, и показывают силу воображения и чувствительное сердце их автора; но часто вы видите, что он готов разразиться смехом и бросить свой парик в лицо слушателям». В 1775 дочь С., Лидия, издала письма писателя, представляющие большой биографический и литературный интерес. Кроме того сохранилась автобиография С., написанная им для его дочери незадолго до смерти.

Творчество С. замыкает собой в области английской литературы период «просвещения», одновременно давая предельно ясное выражение тенденциям нового периода развития этой литературы - «сентиментализму». Прежде чем выступить с положительной программой сентиментализма, С. стал на путь критического преодоления литературы эпохи Просвещения. Рационализму просветителей он противопоставлял чувствительность, разуму просветителя - сердце сентименталиста. Просветительский роман нес с собой критику несправедливостей общественного строя; Стерн от этой критики отказывается. Просветителей личность интересовала как часть общественного организма, С. интересует личность «в себе», от просветителей его отличает крайний индивидуализм. Отталкиванию от идей «просвещения» соответствует и критика С. художественных методов просветительской литературы. Основной жанр просветительской литературы - роман - является объектом нападения. «Тристрам Шэнди» - собрание всех возможных отступлений от канонов классического буржуазного романа эпохи Просвещения, как они были теоретически сформулированы и практически воплощены в произведениях величайшего романиста эпохи - Филдинга. Основная тема романа - жизнь героя - остается в тени и не находит своего развития (зачатие Тристрама описано в 1 главе I книги; процесс его появления на свет тянется на протяжении 250 страниц, пока наконец в III книге мать Шэнди не разрешается от бремени Тристрамом, который лишь в VI книге становится достойным облачения в штаны). С. нарушает также и хронологическую последовательность событий. Он использует все элементы просветительского романа середины XVIII в. - предшествующие роману посвящение и предисловие, биографическую канву сюжета, отступления, прием замедления развязки, ввод рассуждений в описательную часть, споры действующих лиц (служившие в просветительном романе для пропаганды и доказательства морали автора), разговор с читателем и т. д. Но С. нарушает пропорции, увеличивает значение одних элементов за счет других, выдвигает на первый план то, что в старом романе было в тени, нарушает связь и последовательность (помещая посвящение и предисловие в середине книги, помещая раннюю главу книги в более позднюю ее часть, сохраняя при этом первоначальную нумерацию глав), словом гиперболизирует повествовательные приемы просветительского романа, доводя их до крайности и превращая даже в бессмыслицу. Таким образом С. создает пародию, взрывающую просветительский роман изнутри. С. выступает и против морализирования писателей Просвещения, отказываясь по существу от «наставления читателей».

С. роднит с просветителями его гуманность. Его произведения согреты теплым чувством любви к человеку. Устами капрала Трима С. заявляет: «ничто не может быть сладостней свободы» («Тристрам Шэнди»), но он далек от действительной борьбы за эту свободу.

Если в «Тристраме Шэнди» Стерн выступал гл. обр. как критик, отвергающий идеологию и эстетику Просвещения, то в «Сентиментальном путешествии» он дает изложение своих положительных идей. В центре внимания С. переживания «чувствительного странника». Факты внешнего мира служат лишь возбудителями чувствительного сердца сентименталиста, к-рый заинтересован не столько в этом внешнем мире, сколько в тех переживаниях и ощущениях, к-рые вызывают в душе героя внешние обстоятельства. Этому соответствует и самая форма романа. Если у Ричардсона чувствительность сочеталась с рассудочностью и волевой целеустремленностью его героев, то у героев С. мы видим лишь одну чувствительность; они, правда, могут рассуждать, но не обладают рассудочностью. Разум, этот идеал просветителей, для С. - ничто; все - в переживаниях «сердца».

Психологический роман Ричардсона был лишен юмора. Роман С. пронизан юмором. Непосредственными предшественниками С. в этом отношении являются Филдинг и Смоллет, у к-рых смех, однако, служил не только задачам добродушной «самокритики» человеческих слабостей, но и орудием обличительной социальной сатиры. С. сохраняет лишь черты юмора, отказываясь от сатиры, что стоит в тесной связи со всей общественной позицией писателя.

Библиография:

I. Complete works, ed. by G. Saintsbury, 7 vls, L., 1894; ed. by W. L. Cross, 12 vls, N. Y., 1904; Shakespeare Head ed. of the works of L. Sterne, 7 vls, L., 1926-1929. Стерново путешествие по Франции и Италии..., чч. 1-3, СПБ, 1793; Красоты Стерна или собрание лучших его патетических повестей и отличнейших замечаний на жизнь..., М., 1801; Нравоучительные речи..., М., 1801; Чувственное путешествие Стерна во Францию, чч. 1-2, М., 1803; Жизнь и мнения Тристрама Шэнди, тт. I-VI, СПБ, 1804-1807; Путешествие Йорика по Франции..., чч. 1-4, Москва, 1806; Коран..., чч. 1-3, СПБ, 1809 Тристрам Шэнди, изд. «Пантеон литературы», СПБ, 1892; Сентиментальное путешествие, СПБ, б. г.; то же, 2 изд., СПБ, 1892; то же, предисл. П. К. Губера, П. - М., 1922; Сентиментальное путешествие, мемуары, избранные письма (Ред., вступ. ст. и комментарии С. Р. Бабуха), М., 1935.

II. Traill H. D., L. Sterne (English men of letters), L., 1882 (переиздан); Stapfer P., L. Sterne (Sa personne et ses ouvrages), 2-me ed., P., 1882; Thayer H. W., L. Sterne in Germany, N. Y., 1905; Fitzgerald P. The life of L. Sterne, 3 ed., L., 1905; Sichel W. Sterne, a study, L., 1910; Barton F. B., etude sur l’influence de L. Sterne en France au XVIII-e siecle, P., 1911; Melville L., The life and letters of L. Sterne, 2 vls, L., 1911; Rabizzani G., Sterne in Italia, Roma, 1920; Curtis L. P., The Politics of L. Sterne, London, 1929; Cross W. L., The life and times of L. Sterne, 3 ed., L., 1930; Кожевников В. А., Философия чувства и веры в ее отношениях к литературе и рационализму XVIII века и к критической философии, ч. I, М., 1897; Веселовский Ал-ей, Западное влияние в новой русской литературе, 4 изд., М., 1910; Стороженко Н. И., Очерк истории западно-европейской литературы, 4 изд., М., 1916; Маслов В. И., Интерес к Стерну в русской литературе конца XVIII и нач. XIX в., в кн.: Историко-литературный сб., посвящ. В. И. Срезневскому, Л., 1924; Шкловский В., О теории прозы, (2 изд.), Москва, 1929 (см. ст. «Пародийный роман». Отдельно под заглавием «Тристрам Шэнди Стерна и теория романа», П., 1921).

СТЕСИХОР

СТЕСИХОР (ок. 640-555 до н. э.) - западно-греческий (сицилийский) поэт, создатель лиро-эпической формы для разработки сюжетов греческого мифа. Малочисленные и незначительные по величине фрагменты С. не дают представления о его поэтической индивидуальности, но стихотворения С. пользовались широкой известностью в греческом мире. В античном предании биография С. обильно изукрашена вымыслом, некоторые исследователи пытаются даже установить нескольких поэтов, носивших имя С. и будто бы смешанных в позднейшей традиции.

Библиография:

Bergk T., Poetae lyrici Graeci, 4 ed., t. III, Leipzig, 1882; Diehl E., Anthologia lyrica graeca, Lpz., 1925; Vurtheim J., Stesichoros Fragmente u. Biographie, Leiden, 1919.

СТЕФАНИК

СТЕФАНИК Василь (1871-) - западно-украинский (галицкий) писатель. Р. в семье богатого крестьянина. Учился на медицинском и философском факультетах в Вене и Кракове, где сблизился с польскими импрессионистами. Писал гл. обр. новеллы о жизни и нравах галицкой деревни. В целом ряде но велл («Палiй», «Суд», «Кленовi листки», «Но вина»,«Камiнний хрест», «Май», «Злодiй», «Лесева фамилия», «Стратився», «Выводили з села» и др.) С. показал быт угнетенного галицкого трудящегося крестьянства в условиях капиталистической действительности, отразив проявления «идиотизма деревенской жизни», бесперспективное существование в изнуряющем труде. Персонажи у Стефаника несут на себе печать фаталистической обреченности. Подчеркивая биологическое начало в человеке, С. уделял иногда много внимания патологическим явлениям («Басараби») или проявлениям глубокого одичания («Злодiй»). Рассказы, написанные во время империалистической войны, имеют пацифистский оттенок. С. не смог ощутить революционных сил в народе, пробудившегося сознания в революционной части галицкой бедноты. Крестьяне в его произведениях изображены крайне однообразно и однотонно. Круг их представлений и интересов очень узок, чувства бедны и безрадостны. Все это свидетельствует о натуралистических элементах в творчестве С. и ограниченности его мировоззрения. Для художественного метода писателя характерно сочетание импрессионизма с натуралистическими тенденциями.

Библиография:

Сборники рассказов: Синя книжечка. Образки, Чернiвцi, 1899 (переизд. 1914); Камiнний хрест, Львов, 1900; Дорога, Львов, 1901; МоС” слово, Львов, 1905; Оповiдання, СПБ, 1905; Киiв, 1919; Вибранi твори, ДВУ, 1927; Твори, ДВУ, 1929, 3-е изд. Кроме того ряд мелких изданий «Книгоспiлка», ДВУ, «Рад. лiт.».

СТИВЕН

СТИВЕН Лесли (Leslie Stephen, 1832-1904) - видный английский историк литературы и публицист. Образование получил в Итоне и Кэмбриджском ун-те, по окончании к-рого (в 1854) был оставлен в качестве преподавателя литературы. Затем перешел к журнальной работе. Специальностью С. была английская литература XVIII в. Крупнейшими его работами в этой области были «Английская мысль в 18 веке» (History of English Thought in the Eighteenth Century, первое изд. в 1876, второе, дополненное - в 1881), «Английская литература и общество в 18 веке» (English Literature and Society in the Eighteenth Century - лекции, читанные в 1903, изд. в 1904) и монографии о Попе (1880), Свифте (1882) и Джонсоне (1878) в серии «English Men of Letters». В своих характеристиках писателей С. уделяет большое внимание вопросу об идейном влиянии философии на литературу. Иногда он делает попытки классового определения их мировоззрения и творчества, исходя впрочем из вульгарно-социологических оснований. Работы С. имеют известную ценность: они богаты фактическим материалом.

СТИВЕНС

СТИВЕНС Джемс (James Stevens, 1892-) - американский писатель. С 15 лет был «хобо» - бродячим рабочим. Основные произведения С.: «Braun man» (1926) и «Mattock» (1927). В них много материала, почерпнутого из личной жизни писателя. Во всех своих произведениях Стивенс изображает «маленького человека», его судьбу в капиталистическом мире.

Библиография:

Manly Y. M. a. Rickert E., Contemporary american literature, L., s. a.

СТИВЕНСОН

СТИВЕНСОН Роберт Льюис (Robert Louis (собственно Lewis) Stevenson, 1850-1894) - английский писатель. Шотландец по национальности. Р. в семье инженера. Был склонен к занятиям техникой. Поступив в Эдинбургский ун-т, С. изучал право. Однако состояние здоровья, с одной стороны, и первые успехи на литературном поприще, с другой, убедили его предпочесть адвокатуре литературу. К этому времени относятся поездки С. по Франции, Германии и родной Шотландии, в результате к-рых появились его первые две книги путевых впечатлений - «Поездки внутри страны» (An Inland Voyage, 1878) и «Путешествия с ослом» (Travels with a Donkey in the Cevennes, 1879). «Эссе», написанные в этот период, были им собраны в книге «Virginibus Puerisque» (1881); год спустя С. издал сборник критических статей «Familiar Studies of Men and Books» (1882). Вскоре после этого вышли отдельным изданием рассказы, печатавшиеся в журнале «London Magazine», «Новые арабские сказки» (New Arabian Nights, 1882). К 1883 относится опубликование «Острова сокровищ» (The Treasure Island), романа, создавшего С. широкую литературную известность. Совместно с Хенли (Henley) С. написал ряд пьес («Beau Austin», «Admiral Guinea», «Robert Macaire»), к-рые успеха не имели. В 1885 вышел роман «Принц Отто», написанный, по общему признанию критики, в манере Мередита, а в 1886 - повесть «Странный случай доктора Джекилля и мистера Хайда» (The Strange case of Dr. Jekyll and Mr. Hyde) - мрачное, мистически-таинственное произведение, напоминающее Эдгара По. Но в этом же году вышло произведение, написанное совсем в другой манере - «Похищенный» (Kidnapped) - приключенческий роман, развертывающийся на фоне исторических событий, к-рый напоминает читателю и о Вальтере Скотте, и о Фениморе Купере, и о А. Дюма-отце. Одновременно с этим С. выпустил сборники стихов («A Child’s Garden of Verses», 1885, «Underwoods», 1887).

Последние годы своей жизни Стивенсон провел на островах Тихого океана. Стремясь к наиболее тесному общению с «туземцами», Стивенсон принимал глубокое участие в их судьбе и выступал в печати с разоблачением колониальной администрации («A Footnote to History: Eight Years of Trouble in Samoa», 1893). Протест Стивенсона был однако только лишь протестом романтика. После смерти Стивенсона вышел ряд незаконченных его произведений («Weir of Hamiston», «St. Ives» и др.).

С. - один из крупнейших представителей романтической и эстетической реакции против реализма первой половины XIX в. (Диккенс, Теккерей и др.), наступившей во второй половине так называемого Викторианского периода. Отказ от действительности, неверие в возможность ее изменения характерны для С. Стивенсон отлично сознавал будничность окружавшей его буржуазной действительности; однако основы современного строя казались ему незыблемыми, подобными законам природы.

Как моралист и как художник С. далеко не равноценен. В «Эссе» (Essays) он является выразителем эстетически приукрашенной, но тем не менее откровенной мещанской морали; в художественных произведениях - перед нами писатель, отказывающийся от всякой морали (это, между прочим, было тоже одной из форм реакции против реализма первой половины XIX в. с его морализированием) и - даже больше того - изредка решающийся выступать против некоторых правил благопристойности.

Творчество С. пережило известную эволюцию, к-рая сказалась во внесении некоторых элементов натурализма в его романтическую основу («The Wrecker», 1892; «The Ebb Tide», 1894; The Island Night’s, 1893). Это было связано с известным приближением С. к действительности. Однако действительность, к к-рой обращался Стивенсон, была экзотикой островов Тихого океана, где он искал воплощения своих романтических идеалов. По существу, следовательно, С. оставался на своих старых позициях.

Отталкиваясь от «великих реалистов» XIX в., С. отказался и от разработанной ими структурной техники романа. С. сознательно обращался к приемам романов В. Скотта, Смоллета и даже Д. Дефо, талантливо используя их приемы повествования, стремясь также спрятать себя за своими действующими лицами.

С. возродил в Англии приключенческий и исторический роман. Но при всем мастерстве повествования он не сумел поднять его до тех высот, на к-рых стояли эти жанры у его предшественников. С. интересовало приключение ради приключения, ему чужды были более глубокие мотивы приключенческого романа (ср. с Дефо); а в историческом романе он отказывался от изображения больших общественных событий, ограничивая себя показом приключений героев, для к-рых история служит лишь случайным фоном (ср. с В. Скоттом).

Библиография:

I. Соч.: Edinburgh edition, ed. by S. Colvin, 27 vls, Edinburg, 1894-1898; Pentland ed., ed. by E. Gosse, 20 vls, L., 1906-1907; Tusitala ed., by Lloyd Osbourne, 35 vls., L., 1923; Собрание сочинений, т. I-IV, изд. П. Ф. Пантелеева, СПБ, 1901; Полное собрание романов, повестей и рассказов, 20 книг, изд. П. П. Сойкина, СПБ, 1913-1914 (бесплатное приложение к журн. «Природа и люди» за 1914); Остров сокровищ, пер. с анг., предисловие и примеч. М. Зенкевича, изд. «Молодая гвардия», М., 1935; Остров сокровищ, Детгиз, М., 1935; то же, 3 изд., Детгиз, М. - Л., 1937; Странная история д-ра Джекилля и м-ра Хайда Маркам, пер. с англ. М. Ликиардопуло, Гос. изд., М. - П., 1923; История одной лжи, Акц. о-во «Огонек», М., 1927; Человек из моря, изд. «Земля и фабрика», М., 1927; Тайна корабля, изд. «Молодая гвардия», 1928; Похищенный (роман), Катриона (продолжение романа «Похищенный»), изд. «Молодая гвардия», М. - Л., 1930.

II. Raleigh W., R. L. Stevenson, 2 nd ed., L., 1896; Balfour G., Life of R. L. Stevenson, 2 vls, L., 1901, 20 th ed., L., 1922 (однотомн. сокращ., но с добавлением нов. данных); Maier L., Die Abenteuerromane R. L. Stevenson, Marburger Diss., 1912; Swinnerton F. A., R. L. Stevenson, L., 1914; Rice R. A., R. L. Stevenson, how to know him, Indianopolis, 1916; Harper H. H., R. L. Stevenson, Boston, 1920; Masson R. O., The life of R. L. Stevenson, Edinburgh, 1923; Adcock A. St. J., R. L. Stevenson, L., 1924; Steuart J. A., R. L. Stevenson, man and writer, 2 vls, L., 1924; Hellman G. S., The true Stevenson, a Study in classification, Boston, 1925; Chesterton G. K., R. L. Stevenson, L., 1927; Carre J. M., La vie de R. L. Stevenson, P., 1929 (романтизирован. биография); Dark S., R. L. Stevenson, L., 1931; Венгерова З., Р.-Л. Стивенсон, «Cosmopolis», СПБ, 1897, № 11 и 12; «Р. Л. Стивенсон» в кн.: «Стивенсон Р. Л.», Собр. соч., т. I, СПБ, 1901; Каратыгина Н., Творчество Стивенсона, в кн.: «Стивенсон Р. Л.», Похищенный. Катриона, изд. «Молодая гвардия», М. - Л., 1930; Зенкевич М., «Остров сокровищ» и его автор, в кн.: «Стивенсон Р. Л.», Остров сокровищ, изд. «Молодая гвардия», М., 1935.

III. Slater J. H., R. L. Stevenson: a bibliography of his complete works, L., 1914; Prideaux W. F., A bibliography of the works of R. L. Stevenson, London, 1917; Anderson Galleries, Sales catalogue. The Stevenson library of H. A. Colgate, N. Y., 1928.

СТИЛИЗАЦИЯ

СТИЛИЗАЦИЯ - нарочито подчеркнутая имитация оригинальных особенностей определенного стиля или особенностей языка определенной социальной среды, исторической эпохи в художественном произведении.

Понятие С. не совпадает с понятиями - подражание, эпигонство, пародия, традиция, влияние, хотя известным образом и соприкасается с ними. Понятие традиции предполагает единую линию исторически-последовательной связи между явлениями литературы. Факты отражения поэзии Пушкина у Лермонтова, Фета или Тютчева у Блока, народной поэзии у Некрасова и т. п. не входят в понятие С., т. к. эти влияния и традиции органичны, т. е. неотделимы от самой специфики стиля писателей второго ряда. Понятие подражания предполагает подчиненность данного художника художественному методу другого современного или близкого по времени художника; при этом подражатель, эпигон отнюдь не подчеркивает сходства своего произведения с «образцом», а, по возможности, затушевывает его. Отличие С. от пародии в том, что черты оригинала, имитируемые в пародийном произведении, гипертрофируются и получают комически-ироническое толкование.

С. можно определить в ее отношении к стилю как художественную имитацию стиля, как «подделку» под оригинал, но подделку обнаженную, подчеркнутую; С. и художественная имитация, подделка как прием, в сущности, - синонимы. Понятно, что близость С. к подлиннику всегда относительна. Но важно здесь именно то, что С. как имитация, как подделка по существу лишена того, что присуще оригиналу: глубины, органичности, единства содержания и художественной формы. Именно поэтому С. в художественной литературе всегда книжна, искусственна. Эстетская декоративность, поверхностное отражение действительности - характерная особенность С. В произведениях этого рода органически-стилевое и С. относятся друг к другу, «как масло к воде». Имитируемый С. стиль является обычно отжившим; С. часто связана с ретроспективизмом, уходом в прошлое.

Тяготение к С. проявляется преимущественно у писателей, принадлежащих к социальным группам, оказавшимся неспособными создать свой большой художественный стиль или находящимся в состоянии упадка. В древнем мире С. имела большое значение в александрийской поэзии (Герод и др.).

Во французской литературе XX в. образцы утонченной С. дал А. де Ренье; орудием своеобразной критики буржуазного общества служит С. у А. Франса. Художники декаданса особенно часто прибегают к С. (в русской литературе - Кузмин, Ремизов, Вяч. Иванов, Бальмонт и др.). Характер С. получали в буржуазной литературе XX в. попытки использования фольклора, приближения к народности (напр. у того же Бальмонта, Ремизова и др.). При наличии в иных случаях большой формальной виртуозности С. прикрывает обычно внутреннюю пустоту и художественное бессилие или, во всяком случае, означает ущербность художественного творчества.

От С. надо отличать случаи глубокого органического освоения крупными писателями наследия культуры других эпох, народов, классов, использование ими отдельных элементов или даже целой системы какого-либо стиля в целях наиболее полного и всестороннего познания действительности и создания наиболее конкретного и наглядного образа (сказки Пушкина, «Песня про купца Калашникова» Лермонтова и т. д.).

СТИЛИСТИКА ЛИНГВИСТИЧЕСКАЯ

Статья большая, находится на отдельной странице.

СТИЛИСТИКА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

СТИЛИСТИКА ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ - см. Язык поэтический.

СТИЛЬ

Статья большая, находится на отдельной странице.

СТИЛЬ РИЧАРД

СТИЛЬ Ричард (Sir Richard Steele, 1672-1729) - английский писатель, один из родоначальников буржуазной просветительской литературы в Англии. Еще в школьные годы познакомился с Эддисоном (Addison), с к-рым его впоследствии связывала глубокая дружба и теснейшее лит-ное сотрудничество. С. создал ряд поэтических и драматических произведений, но его слава и литературное значение зиждутся на необычайно плодовитой - и плодотворной - журнальной деятельности. Наибольший успех из изданий С. имел «Зритель» (The Spectator, первый номер - 1/III 1711, последний - 6/XII 1712, всего вышло 555 номеров, печатавшихся ежедневно). С. является создателем газетного эссе (см.) (essay), из к-рого впоследствии выросли передовая и фельетон. Политические «эссе» Стиля служили пропаганде и защите взглядов партии вигов.

Из эссе, созданных С. и Эддисоном, большое литературное значение имели так наз. портреты и характеристики. Непосредственное влияние на их творчество оказал Лабрюйер с его «Характерами и нравами нашего века». Таким портретом напр. почти всегда была вымышленная фигура издателя той или иной газеты. Следуя примеру «Биккерстафа» Свифта, С. и Эддисон создавали для каждой своей газеты образ вымышленного ее издателя, наделенного биографией и характеристикой, сказывавшимися на программе газеты в целом и на стиле отдельных эссе в частности. Помимо этого С. и Эддисон создали (в «Зрителе» напр.) ряд других образов, объединенных в своеобразный клуб. «Действующие лица» газетных эссе связаны между собой общим планом рассказа и интересуют читателя не только своими характерами, но и своими судьбами, о к-рых повествуется в отдельных номерах, по мере выхода газеты. Из образов, созданных С. и Эддисоном, классической стала фигура несколько старомодного, чудаковатого сельского дворянина, сэра Роджера де Коверли (Sir Roger de Coverley). Наряду с этими портретами (Сэр Эндрью Фрипорт, Капитан Сэнтри, Виль Гоником, студент и священник - в «Зрителе», Нестор Железнобокий и семейство леди Лизард - в «Опекуне» и др.) эссе С. и Эддисона замечательны еще тем, что в них содержится множество реалистических описаний культурной и бытовой жизни эпохи. Всем этим С. и Эддисон прокладывали дорогу реалистическому семейно-бытовому и нравоучительному роману XVIII в. (Свифту, Филдингу, Ричардсону и др.).

Библиография:

I. The best plays of the old dramatists: R. Steele; ed. by G. A. Aitken, L., 1894; Selections from the Tatler, Spectator, Guardian, ed. by A. Dobson, Oxford, 1896; The Spectator, ed. by G. G. Smith, with an introd essay by A. Dobson, 8 vls, L., 1897-98; Tatler ed. by G. A. Aitken, 4 vls., L., 1898-99; Letters, ed. by R. B. Johnson, L., 1928.

II. Лазурский В., Сатирико-нравоучительные журналы Стиля и Аддисона, т. I, Одесса, 1909; Dobson A., Richard Steele (English worthies), L., 1886; Aitken G. A., The life of K. Steele, 2 vls, L., 1889; Wendt O., Steeles literarische Kritik uber Schakespeare im Tatler u. Spectator, Diss., Rostock, 1901.

СТИХОВЕДЕНИЕ

СТИХОВЕДЕНИЕ - раздел поэтики, изучающий свойства стихотворной речи и принципы ее анализа. Поскольку особенности стиха выступают с наибольшей отчетливостью в его звуковой организации, постольку практически С. чаще всего сводят к изучению стихотворной фоники (см.), ритмики (см.) и строфики (см.), предоставляя остальные проблемы, возникающие при изучении стихотворных произведений, общей теории литературы. В силу этого С. представляет собой до сих пор чрезвычайно замкнутую дисциплину с крайне узким кругом проблем, изучаемых в отрыве от общих положений теории литературы. По своим задачам С. и в античное время и в средневековье являлось гл. обр. описательной дисциплиной, имевшей в значительной мере номенклатурный, прикладной и нормативный характер. С. возникло в связи с прикладными задачами обслуживания поэтической практики; не случайно, что, по большей части, С. занимались сами поэты. Так в России крупнейшими теоретиками стиха были: Кантемир, Тредиаковский, Ломоносов, Сумароков, Востоков и др., вплоть до Валерия Брюсова и Андрея Белого - авторов ряда работ по С.

Прикладной характер С., отрыв его от общеэстетических вопросов, от проблематики теории литературы, от лингвистики определяли научную его примитивность; достаточно указать на то, что в большей части русских работ, посвященных анализу звучания стиха, допускались такие грубейшие лингвистические ошибки, как смешение звука и буквы (см. материал, собранный в книге А. В. Артюшкова «Звук и стих», 1923). В свою очередь общие теории литературы оставляли в значительной мере в стороне вопросы, разрабатывавшиеся С.; стихотворные произведения изучались без учета их специфических особенностей, в то время как С. оставалось в значительной мере схоластической и нормативной дисциплиной как в России, так и на Западе. В 90-е гг. в развитии С. на Западе происходит резкий перелом, связанный с работами Сиверса (собранными в его книге «Rhythmischmelodische Studien», Heidelberg, 1912) и его школы (Саран и др.), положивших в основу С. серьезное лингвистическое его понимание и исходивших из принципа так наз. «слуховой филологии» («Ohrenphilologie»), т. е. изучения стиха как явления живой речи в противовес господствовавшей до тех пор «филологии глазной» («Augenphilologie»). С. благодаря этому получило гораздо более серьезный лингвистический характер, но сохранило в то же время тот отрыв от теории литературы в целом, на к-рый указывалось выше. Несколько позже наступило оживление С. и в России, в значительной мере благодаря работам А. Белого (собранным в его книге «Символизм», 1910), пытавшегося разработать методы анализа стиха в связи с его содержанием, применившего широкое статистическое обследование встречаемости различных элементов стиха (впервые в русском С. возможность применения статистики к изучению С. была обоснована Чернышевским, живо интересовавшимся стихом и посвятившим ему несколько работ). В значительной мере использовала идеи Белого школа формалистов, посвятившая изучению стиха целый ряд работ и почти монополизировавшая С. В известной мере работы формалистов (Эйхенбаума, Тынянова, Томашевского, Жирмунского и др.) и близких к ним исследователей (в особенности Г. А. Шенгели с его богатым материалом и наблюдениями «Трактатом о русском стихе», 1921, 2 изд. 1923) сыграли положительную роль в развитии С. Оно было поставлено на серьезную лингвистическую базу, получило исторический, а не отвлеченно-нормативный характер, обогатилось большим фактическим материалом, наконец было поставлено в связь с общетеоретическими проблемами. Однако общая концепция формализма губительно сказалась и на работах формалистов, посвященных стиху. Интерес их к стиху и был вызван как раз тем, что он казался им наиболее удобным и благоприятным для утверждения формалистического понимания литературы вообще. С. рассматривалось формалистами как сумма приемов деформации языка как материала, история стиха трактовалась как история самостоятельного развития этих приемов и т. д. Все это в значительной мере снижало научное значение работ формалистов, сохраняющих в то же время ценность в смысле подбора значительного количества фактов из истории русского стиха, отдельных верных наблюдений над стихом и т. д.

Так. обр., несмотря на весьма обильную литературу, посвященную стиху и весьма детальную разработку отдельных проблем С., оно до сих пор стоит особняком в теории литературы. Это приводит и к теоретической кустарности самого С. и к обедненности представления о стихе в советской критике и литературоведении.

Между тем самое построение С. как научной дисциплины немыслимо без создания общетеоретической базы. Очевидно, что как бы ни определять специфику стихотворной речи, она представляет собой определенную систему повествования. Строй этого повествования в художественной литературе не является чем-то внешним, внеположным остальным сторонам художественного произведения (см. «Стихосложение», разд. V) и его жанру. Это, естественно, приводит к пониманию стиха как определенного художественного комплекса, как единства, где специфичность стихотворной речи связана не только со звуковыми ее особенностями, а и с ее интонационно-синтаксическим и лексическим строем, с композиционными особенностями и т. д. и т. д. В то же время это приводит к диференцированному подходу к стиху, поскольку жанровые различия, напр. различие лирики и стихотворного эпоса, необходимо определят и существенные стихотворные особенности, для них характерные. Поскольку жанр в то же время может быть понят только как историческая категория, постольку, следовательно, и изучение стиха получит реальную, а не произвольную историческую базу. Так. обр. проблемы С. могут быть разрешены только в том случае, если С. будет опираться, с одной стороны, на общие положения теории литературы и лингвистики относительно понимания жанра, образа, поэтической композиции, лексики и синтаксиса, а с другой - на положения истории литературы, дающей реальное историческое содержание всем этим понятиям. В то же время и эти дисциплины, включив в круг интересов С., получат новый и существенно расширяющий их кругозор материал. При этих условиях С. станет органической частью теории литературы и литературоведения вообще и избавится от того изолированного и полунаучного существования, к-рое приходится констатировать сейчас - как для русского, так и для иностранного С.

Библиография:

Библиография русского С. составлена М. Штокмаром («Библиография работ по стихосложению», (М.), 1933, и дополнения к ней в журн. «Литературный критик», 1936, кн. 8 и 9).

Из иностранных руководств следует указать, помимо упомянутого Сиверса, - Saran F., Deutsche Verslehre, Munchen, 1907; Grammont, M., Le vers francais..., 3 ed., P., 1923; Verrier P., Essai sur les principes de la metrique anglaise, 3 vls, P., 1909; Martin E. L., Les symetries du francais litteraire, P., 1924; Newbolt H., A new study of English Poetry, L., 1920.

СТИХОСЛОЖЕНИЕ

Статья большая, находится на отдельной странице.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV