Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "С" (часть 5, "СЕЙ"-"СЕН")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "С" (часть 5, "СЕЙ"-"СЕН")

СЕЙФУЛЛА КУРАХСКИЙ

СЕЙФУЛЛА КУРАХСКИЙ (1895-1915) - лезгинский поэт. Р. в селении Курах ДАССР, в семье беднейшего крестьянина. Научившись в коранской школе арабскому алфавиту, он приспособил последний к родному языку для записей своих произведений. Наряду с Сулейманом Стальским С.К. был представителем бедноты в дореволюционной лезгинской литературе. Находясь под сильным влиянием ислама, С.К. зачастую облекал свой протест в религиозную форму. В русском переводе имеются два стихотворения - «Зелимхан» («Дагестанская антология», ГИХЛ, 1934) и «Судьи» («Поэзия горцев Кавказа», Гослитиздат, 1935).

СЕЙФУЛЛИН

СЕЙФУЛЛИН Сакен (1894-) - казахский пролетарский поэт. Член ВКП(б) с 1917. Р. в Тана-аркинском районе Карагандинской области, в семье скотовода-середняка. Учился в Омской учительской семинарии, к-рую окончил в 1916. Во время своего пребывания в семинарии был одним из наиболее активных участников кружка казахской молодежи «Бирлик» (Единение), ставившего себе задачей распространение идеи борьбы против царской колонизаторской политики и приобщение к культуре широких слоев казахского населения. В 1915 «Бирлик», превратившийся в политическую организацию, раскололся на две группы. С. и Алтанов Шаймерден заняли левую позицию, утверждая, что правая группа, предпочитающая линию Букейханова (лидер буржуазной партии), по существу защищает интересы одной лишь казахской верхушки. В 1917-1918 С. активно участвовал в организации «Совдеп» в Акмолинске и «Тас-казах» (Младоказак), организовал и редактировал газ. «Тиршилик», служившую орудием пропаганды идей большевизма, и вел активную борьбу с алаш-ординским (контрреволюционная националистическая партия) движением. В мае 1918, после чехо-словацкого переворота в Сибири, был арестован белыми. Колчаковский суд приговорил его к расстрелу, но ему удалось бежать. В 1922 С. - зам. наркомпроса Казакстана. В 1923-1925 - председатель совнаркома казахской АССР, ответственный редактор газ. «Энбекши казак», избирался в члены ВЦИК и Союзного ЦИКа. В 1936 награжден орденом Трудового Красного знамени.

Литературой С. занимается с 1913. Первая книжка стихов «Откен-Кундер» (Минувшие дни) издана в 1915. Дореволюционные стихи С. написаны под влиянием поэтов национально-освободительного движения, однако эти стихи отличались от произведений правых националистов: занимая в основном националистическую позицию, С. понимал, что казахский народ не един, что среди него имеются группы эксплоататоров и эксплоатируемых. Политические воззрения С. стали более четко оформляться в 1917-1918. Наряду со стихотворениями вроде «Бабаларыма» (К моим предкам), свидетельствовавшими о недостаточном преодолении прежней идеологии, С. почти первый в казахской поэзии выступил с революционными стихами. В стихотворении «К рабочим» он изобразил рабскую участь рабочих до революции; в стихотворении «Товарищи» призывал рабочих к вооруженной борьбе за диктатуру пролетариата. С. написал первый казахский революционный марш «Жас казах марсельези». В стихах «Иван и Мырзабек», «Надежда», «Умит», «Умиля» проповедывал интернациональную борьбу против эксплоататоров. В пьесе «Красные соколы» показал борьбу большевиков провинции с колчаковщиной и Алаш-ордой. В начальный период нэпа стихи С. обнаруживал идеологические колебания. В стихах «Нэп», «Мягкий вагон», (1925) и в особенности в стих. «Жанцолин», «Разлука лебедя» наиболее рельефно отразились троцкистские влияния, выразившееся в капитулянтской оценке нэпа как отступления. В талантливо написанном мемуарном романе «Тяжелый путь, трудный переход» С. в документах и образах показал события гражданской войны в Казахстане. Исключительное место в казахской советской литературе занимает поэма «Советстан», в к-рой поэт воспевает творческую мощь страны советов и рисует яркие картины социалистического строительства. В формальном отношении эта поэма является большим достижением для казахской поэзии. С. создал новые ритмы, отличающиеся динамизмом.

Стихи С. начала реконструктивного периода хотя и отличаются мастерством, в сущности носят несколько стандартный агитационный характер. В дальнейшем особо выделяется поэма «Красный конь» (1933), значительно поднявшая художественный уровень казахской советской поэзии. В этой поэме С. вскрывает ошибки так наз. старого руководства казахского крайкома ВКП(б) - в сельском хозяйстве в 1930-1932 и показывает, как эти ошибки и перегибы исправлялись в соответствии с директивами партии. Вопросы животноводства, тягла и посевной кампании поэт увязывает с шестью условиями т. Сталина, к-рые и перелагает на язык поэзии. Поэма эта имеет большое идейно-воспитательное значение.

В основных своих произведениях С. - лирик. Историческая поэма «Кокчетау», стихотворения «Сырнандык», «Советстан», «Письмо к матери», «Красный конь» относятся к лучшим образцам казахской литературы. В прозе С. менее значителен, чем в поэзии. За последние годы С. занимается изучением казахского фольклора и письменной литературы.

Библиография:

Минувшие дни, Омск, 1915; Дикие бегуны, Оренбург, 1922; На пути к счастью, Пьеса, Оренбург, 1923; Красные соколы, Пьеса, Оренбург, 1923; Домбра, Оренбург, 1924; Советстан, Кзыл-Орда, 1925; На вольной жизни, Кзыл-Орда, 1928; Трудовой договор, Кзыл-Орда, 1927; Социалистан, Алма-Ата, 1932; Альбатрос, Алма-Ата, 1933; Землекопы, Кзыл-Орда, 1928; Тяжелый путь, Оренбург, 1924; История казахской литературы, ч.I, 1932; Сборник героического эпоса, ч.1 и 2, 1932; В вагонах смерти атамана Анненкова, Кзыл-Орда, 1928.

СЕЙФУЛЛИНА

СЕЙФУЛЛИНА Лидия Николаевна (1889-) - советская писательница. Из крестьян. Окончила гимназию в Омске. Работала учителем начальных школ. Заведывала библиотечной и внешкольной работой уездного земства. В 1917 С. - уездный земский гласный. Тогда же вступила в партию эсеров В 1919 порвала с нею. В 1920 С. в Москве на Высших научно-педагогических курсах. В 1921 С. - секретарь Сибгосиздата.

Литературную известность С. получила как автор «Правонарушителей» (1922), «Перегноя» (1923), «Виринеи» (1924). Актуальная тематика, сочувствие автора Великой Октябрьской пролетарской революции, художественное мастерство обеспечивали произведениям С. особую популярность. Живо и красочно рассказывает С. о революции в деревне. Острая классовая борьба, расслоение деревни особенно ярко показаны в «Перегное». Симпатии автора - на стороне деревенской бедноты, борющейся за новую жизнь.

Новые люди деревни - Софрон, Виринея и др. - обрисованы С. с большим сочувствием. Они - крестьянские революционеры, на себе испытавшие гнет прошлого. Основная их черта - активное волевое суровое отношение к действительности, стремление переделать деревню. Фронтовик Софрон группирует вокруг себя бедноту и ведет ее в наступление на кулацкий лагерь. Велико в нем стремление к новой жизни, ненависть к прошлому. Виринея несет в себе неизбывную жажду свободной жизни, бросает вызов традициям старой деревни.

При всем сочувствии к пролетарской революции С. однако не смогла показать ее классовой сущности. Коммунистические цели революции и ее социалистическое содержание С. истолковывала по-своему, в духе некоего «неонародничества» (коммуна, организованная Софроном - «Перегной» - является общиной «трудовой уравнительности»). Отношение С. и ведущих образов ее произведений к городу двойственно: она понимает, что без помощи пролетарского города деревне самой не разрешить острых вопросов, но в то же время в ее повестях звучат нотки недоверия к городу. Линия социального межевания в повестях С давалась обычно как противопоставление деревенской бедноты, имеющей «право» на лучшую жизнь, всем белоручкам, от крупного буржуа-предпринимателя до врачей, сельских учителей включительно. Отрицательное отношение к интеллигенции проступает у С. как выражение покаянно-интеллигентской сущности самого автора. В повестях «Встреча», «Путники», отчасти и «Перегной», намечается линия опрощения интеллигенции, декларирован отказ от культуры, якобы ненужной для народа, живущего примитивной, здоровой жизнью.

Значительное место в творчестве С. занимают произведения на темы из жизни советской молодежи и детворы. Выдающееся явление литературы - «Правонарушители». Традиции дореволюционной литературы о детях - сусальность, жалостливость - чужды С. Так же, как и в обрисовке других своих положительных героев, С. в детях подчеркивает здоровую натуру, внешнюю грубость, цепкость в жизни и при этом большую стихийную жажду радостной, светлой творческой жизни. Убедителен и ярок образ «правонарушителя» Гришки Пескова, натуры одаренной, упорствующей. Постепенно, с трудом освобождается Гришка от навыков беспризорной жизни. Интересна и нова фигура воспитателя Мартынова - энтузиаста трудового коллективного воспитания, сумевшего товарищеским отношением к малолетним преступникам завоевать всеобщую любовь и авторитет среди членов колонии. С. подвергает обстрелу систему книжной педагогики, засушивающей живую душу умного и волевого ребенка. Но существенный недостаток произведения в том, что С. по-толстовски противопоставляет «испорченный» город и его психологию «всеблагодатному» началу матери-природы, деревни.

С переходом страны к развернутому строительству социализма С. начала отставать от требований революции. В разрез с действительностью С. в повести «Выхваль» показывает господство в советской деревне индивидуалистической собственнической тенденции. В последние годы творческая активность С. значительно снизилась.

Произведения С., написанные в реалистической манере, подкупают яркостью изображения пореволюционной деревни, меткостью зарисовок, умением С. применить принцип «местного колорита» для показа своеобразия изображаемого объекта. Живой экспрессивный диалог, хорошо раскрывающий облик героев - волевых, сочно, натуралистически обрисованных, увлекательное повествование, анное через впечатляющую и доходчивую до дсознания форму «сказа», - все это несомненные достоинства ее произведений.

Слабее С. в сюжетостроении своих произведений. Повести ее легко распадаются на отдельные сюжетные куски. Хроникальность и подчас путанная перебивка тем - существенный недостаток композиции произведений С., хотя сами по себе отдельные события, образы даны ярко и динамично.

Библиография:

I. Собр. сочин., 4тт., изд. «Современные проблемы», М., 1924-1926 (выдержало 4 изд.); Собр. сочин., 6тт., Гиз - ГИХЛ, М. - Л., 1927-1931 (неск. изд.); Встреча, Рассказы, Гиз, М. - Л., 1926; Выхваль, «Новый мир»; 1929, №1; Губернатор, Комедия в 1 д., изд. «Современные проблемы», М., 1927; Гибель, Рассказы, «ЗиФ», М. - Л., 1930; Избранное, изд. Московского т-ва писателей, М., 1932; Попутчики, Пьеса в 4 д., 9 карт., ГИХЛ, (М. - Л.), 1933; СейфуллинаЛ. и ПравдухинВ., Черный Яр, Пьеса в 4 д. и 10 карт., ГИХЛ, М. - Л., 1931; Критика моей практики, Профиздат, М., 1934 (Мой творческий опыт рабочему автору); Повести и рассказы, изд. Московского т-ва писателей, М., 1934.

II. ЛежневА., Литературный обзор, «Печать и революция», 1925, №1; Его же, Вопросы литературы и критики, М., 1926; СмирновН., О «Перегное», «Красная новь», 1923, кн. 4; АсеевН., По морю бумажному, «Красная новь», 1922, кн. 4 (о «Правонарушителях»); ХмараА., Сермяжный язык, «Молодая гвардия», 1925, кн. 2-3; СмирновН., Л.Сейфуллина. Перегной, «Красная новь», 1923, кн. 4; ЯкубовскийТ., Сочинения Сейфуллиной и ее критики, «Новый мир», 1925, №10; ФурмановД., «На литературном посту», 1926, №2 (о «Виринее»); ПереверзевВ., «Новый мир», 1926, №4 (о «Встрече»).

III. Писатели современной эпохи, т.I, ред. Б.Н.Козьмина, М., 1928; ВладиславлевИ.В., Литература великого десятилетия (1917-1927), т.I, М. - Л., 1928.

СЕКСТИНА

СЕКСТИНА - одна из особых так наз. «твердых, форм» лирической поэзии, итальянского происхождения. С., как видно из ее названия (латин. sex - шесть), состоит из шести стихов. В русской лирике для С. употреблялся чаще всего пяти- или шестистопный ямб, но допустимы и другие размеры более или менее равной длины. Отличительным признаком С. является наличие трех рифм в строго выдержанном расположении. По схеме рифмовки различаются два вида С.:

1) «ab ab cc»,

2) «ab ba cc».

Пример таких С. с рифмовкой второго типа - стихотворение Пушкина «Кавказ подо мною...»

От описанных двух форм С. следует отличать так наз. «сложную С.» из 36 стихов (шесть шестистиший) пяти- или шестистопного ямба с двумя рифмами, проходящими через все стихотворение. Особенность сложной С. состоит в том, что самые рифмующие слова первого шестистишия повторяются в последующих строфах, каждый раз в новом порядке. Первая строфа рифмует по схеме: «ab ab ab». Для построения каждой дальнейшей строфы берутся рифмы предыдущей в следующем порядке: 6, 1, 5, 2, 4, 3. Напр. в секстине В.Брюсова «Безнадежность» (в его сб. «Семь цветов радуги»):

I.

когда-то /раз/ объята /погас/ заката /час/

II.

час /когда-то/ заката /раз/ погас /объята/

III.

объята /час/ погас /когда-то/ раз /заката/

IV.

заката /объята/ раз /час/ когда-то /погас/

V.

погас /заката/ когда-то /объята/ час /раз/

VI.

раз /погас/ час /заката/ объята /когда-то/

Кроме Брюсова образцы сложной С. можно найти у Л.Мея, М.Кузмина. Особая трудность этой формы заключается в необходимости преодолеть однообразие содержания, к-рое навязывается поэту повторением из строфы в строфу одних и тех же рифм. см. Строфика.

СЕЛЕСТИНА

«СЕЛЕСТИНА», или «Трагикомедия о Калисто и Мелибее» (Celestina o Tragicomedia de Calixto y Melibea) - замечательный памятник испанской литературы XVв. «С.» написана в диалогической форме и состоит в своем окончательном варианте (севильское издание 1502) из 21 акта, представляя драматизированную новеллу. Вопросы, связанные с временем возникновения С. и ее подлинным автором, нельзя считать полностью разрешенными и до сих пор; установлено однако, что «С.», по крайней мере в ее 16-актном варианте (изд. 1501), принадлежит перу баккалавра Фернандо де Рохаса, о к-ром не имеется почти никаких биографических сведений.

Тема произведения - борьба нового человека с феодальным укладом в форме требования полной свободы личного сердечного чувства. Эта тема развивается в «трагикомедии», в к-рой изображение реальных человеческих отношений доведено автором до предельной простоты и даже обнаженности. Калисто стремится к физическому обладанию Мелибеей, разрушая установленные средневековым укладом социальные и нравственные перегородки, и добивается цели при помощи своих слуг и сводницы Селестины. Эти пособники любви Калисто и Мелибеи беспощадно совлекают идеальные покровы с феодально-рыцарских представлений о любви, обнажая ее чувственную природу и открыто издеваясь над романтическими иллюзиями Калисто, воспитанного на лирике трубадуров и рыцарских романах, над робостью и неуверенностью Мелибеи, упорно защищающейся от страсти Калисто. Здоровое, не нарушаемое никакой рефлексией, грубо чувственное влечение слуг Калисто, Пармено и Семпронио, и практицизм опекаемых Селестиной проституток Элисии и Ареусы представляют контраст мучительным переживаниям дворян Калисто и Мелибеи. Особенно выпукло нарисован образ Селестины. Она - воплощение хитрости, жадности, расчетливости и скупости. Однако, нарушив казавшуюся столь прочной феодальную мораль, герои произведения сами падают жертвой собственных начинаний. Гибнут слуги Калисто как пособники в «святотатственном» деле, гибнет Калисто, кончает самоубийством Мелибея. В исповеди Мелибеи, повествующей с вершины башни о своей любви к Калисто, звучат однако не ноты отчаяния и раскаяния: эта исповедь - одновременно и реабилитация сводницы Селестины и властный голос всепобеждающей страсти, требующей полной свободы для своего выражения. В обстановке переходного периода, когда устои средневекового быта еще упорно сдерживали натиск новых веяний, шедших из недр подымающейся буржуазии, предсмертный голос Мелибеи прозвучал как призыв к освобождению человека в сфере личного чувства. О новых веяниях ясно свидетельствует и самый стиль «С.», насыщенный реалистическими тенденциями, а также выразительный образ Селестины, вырастающий на почве разложения средневековых устоев. В целом «С.» - яркий памятник испанской литературы периода перехода к эпохе Возрождения. «С.» имела огромный успех. Она оказала решающее влияние на развитие испанского театра (Торрес Наарро, Хиль Висенте, Лопе де Вега и даже Кальдерон). Но особенно значительное влияние она оказала на мастерство и стиль Сервантеса: его новеллы и еще в большей степени интермедии носят явственные следы воздействия «С.».

Библиография:

I. Из первых изданий трагикомедии сохранились экземпляры только 2-го и 3-го изданий. В 3-м изд. (1501, Севилья) впервые появились «Письмо автора к другу» (Carta del autor a un su amigo), акростих и октавы Алонсо де Проаса (Alonso de Proaza). Изд. 1502 резко отличается от предыдущих: в нем, помимо пролога, имеется еще 5 добавочных актов, а в названии прибавлено слово «Селестина». По изданию 1502 и производились все последующие переиздания и переводы. Дополнительные акты в изд. 1502 являются не продолжением комедии варианта 1501, а видоизменяют сюжетную линию, вводя новую мотивировку смерти Калисто. Факсимиле 1-го изд. (1499) выпущено Hispanic Society, N.Y., 1909; издание с предисловием Menendez y Pelayo, Vigo, 1900.

II. Germond de Lavigne, La Celestine, P., 1841 (перевод и предисловие); WolfF., La Celestina una seine ubersetzungen, «Studien zur Geschichte der spanischen und portugiesischen Nationalliteratur, Berlin, 1853, S. 278-302; Lavier Seravilla, La Celestina, Madrid, 1895; Serrano y SanzM., Noticias biograficas de Celestina y del impresor Juan de Lucena, Madrid, 1902; Foulche-DelboscR., Observations sur la Celestine, «Revue hispanique», t.VII, IX, 1900-1902, p 28-80, 171-199; Menendez y PelayoM., Origenes de la novela, t.III, Madrid, 1910, p, 1-159; Castro Guisasola, Las fuentes de la Celestina, Madrid, 1925.

СЕЛИН

СЕЛИН Луи Фердинанд (Louis Ferdinand Celine, псевдоним писателя L.F.Destouches, 1895-) - современный французский писатель. Сын школьного учителя и портнихи. Работал на ленточной фабрике. Во время империалистической войны был тяжело контужен. В качестве мелкого служащего работал в Африке. Работал врачом в Америке на заводе Форда. В 1926 вернулся в Париж, где получил место врача в больнице. В 1932 вышел прославивший его роман «Voyage au bout de la nuit» (Путешествие на край ночи).

«Путешествие на край ночи» - роман автобиографический. Герой его, деклассированный мещанин Бардамю, юношей попадает в мясорубку войны 1914-1918 и спасается, симулируя безумие. Из Европы он бежит в африканские колонии Франции, затем попадает в Америку и, измученный механической жестокостью ее цивилизации, возвращается домой, во Францию. Но и здесь «спокойствие» обретает он только в лечебнице для душевнобольных, вне страшного, безумного мира здоровых людей.

В своем романе Селин с исключительной силой отобразил исполинскую пошлость, чудовищность, хаотичность современного буржуазного общества. Капиталистический мир, по Селину, одержим безумием. «Логика безумия» - оружие С.-сатирика. Но в то же время «логика безумия» - и убежище С.-мещанина, уклоняющегося от последних, самых важных выводов. Благодаря этой логике оправдан нигилизм С., его позиция пессимиста-созерцателя. Сатира С. поэтому нередко оказывается человеконенавистнической, абстрактной, в конечном счете искажающей тенденции развития действительности. Противоречия действительности, классовая борьба объявляются С. развивающимися незакономерно. В книге С. дано типичное для деклассированного мелкого буржуа обессмысливание действительности. Выхода нет, хаос до конца остается хаосом.

Исповедь Бардамю, к-рый ненавидит «хозяев», мечтает о бунте, но сам не верит в возможность нерабского существования, эта исповедь - полное «философического» юродства саморазоблачение современного мелкобуржуазного Калибана. Значение образа Бардамю в том, что он играет роль Мефистофеля по отношению к наивным «оптимистам», к-рые с доверием слушают призывы реконструировать мирным путем «преступный человеконенавистнический капиталистический строй» и надеются, что эта реконструкция принесет им счастье, личную удачу.

Форма романа «Путешествие на край ночи» чрезвычайно органична. Построение произведения должно вызвать впечатление удручающей монотонности, несмотря на то, что перед читателем как на кинопленке проносятся три материка, целое двадцатилетие, война и мир. Чрезвычайно выразителен и язык С. Он собирает богатства «арго», «низкого» языкового слоя, всю «грязь языка» и с ненавистью бросает все это буржуазному читателю.

После «Путешествия на край ночи» С. написал пьесу «L’eglise» (Церковь, 1933), в основу к-рой лег материал его первой книги. Эта нигилистическая пьеса успеха не имела.

Библиография:

I. Une postface de Celine pour «Le voyage au bout de la nuit», «Comoedia», 1933, 17/VIII; Путешествие на край ночи, перев. Эльзы Триоле, с предисл. Ив. Анисимова, ГИХЛ, М. - Л., 1934; То же, (изд. 2-е), Гослитиздат, (М.), 1934 (оба изд. дают несколько сокращенный перевод).

II. На Западе до сего времени не появляется монографической литературы, посвященной С., зато статейная и особенно рецензионная литературы - громадны. AltmannG., Rencontre avec L.F.Celine, «Monde», 1932, 10/XII; Его же, Le gout acre de la vie, там же, 1932, 29/X; RousseauxA., L’homme du jour; L.F.Celine, «Candide», 1932, 8/XII; VialarP., L’Histoire extraordinaire de L.F.Celine, «Annales politiques et litteraires», 1932, 9/XII; Scipio, Der Mann, der den Goncourt Preis nicht bekam, «Querschnitt», 1933, Febr.; AnissimovJ., L.F.Celine juge par la critique sovietique, «Monde», 1933, 23/IX; ArlandM., Voyage au bout de la nuit, «Nouvelle revue francaise», 1933, Mars; FernandezR., A propos de Celine; «Marianne», 1933, 4/I; ShanksE., M.Celine’s journey, «London Mercury», 1934, Aug.; MarksJ., Celine in the eyes of his translator, «Bookman» (London), 1934, Oct.; SpitzerL., Une habitude de style chez M.Celine, «Francais moderne», 1935, Juin, p. 193-209, и мн. др. Статьи и отзывы о «Путешествии»: ГальперинаЕ., «Художественная литература», 1934; VIII; ФридЯ., «Литературный критик», 1934, №7-8; ГальперинаЕ., «Литературная газета», 1934, №79; ЛейтесА., «Правда», 1934, №209; и др.

СЕЛЬВИНСКИЙ

Статья большая, находится на отдельной странице.

СЕМАНТИКА

СЕМАНТИКА - см. Семасиология.

СЕМАСИОЛОГИЯ, ИЛИ СЕМАНТИКА

Статья большая, находится на отдельной странице.

СЕМЕНКО

СЕМЕНКО Михайль (1892-) - современный украинский поэт. Р. в семье народного учителя. Учился в Петроградском психоневрологическом ин-те. Имя С. связано с возникновением и историей украинского футуризма. С. был одним из активных руководителей украинских футуристических группировок (кверофутуристы, аспанфуты, Коммункульт и наконец «Нова генерация»).

В ранних стихах (1910) С. находился под влиянием господствовавшей тогда модернистской поэзии. Под воздействием русского футуризма молодой С. порвал с традициями модернистской поэзии («Поворот», конец 1913). Он объявил бунт против украинского декадентства, против узкого национализма в поэзии, отрыва ее от динамики капиталистического города. Но С. обходил кричащие противоречия окружавшей его социальной действительности. Даже такие события, как империалистическая война, как революция 1917 почти не нашли отражения в его творчестве. Семенко видел, что «мир этот веселый - широкая тюрьма», но он искал убежища от угнетавших его противоречий капиталистической действительности не в борьбе, а в «гордом» одиночестве; отсюда воспевание иллюзорной свободы мелкобуржуазного «я», тяга к бунтарскому индивидуализму. Но и этот бунт против господствовавшей буржуазии, против националистической поэзии, против мещанства облекался в формы «аполитизма», выражая тем самым бессилие протеста украинской городской мелкой буржуазии против беспощадной агрессии капитализма.

Главное острие поэтики С. было направлено против традиционной поэтики украинского «просвiтянства» и особенно против символизма. Классический стих он заменил свободным стихом, он ломал строфу, ввел в поэзию непривычный тогда в украинской литературе разговорный язык улицы, насытил последний прозаизмами, нарушил логичность фразы, прерывая ее неожиданно возникшими ассоциациями. Под влиянием русских футуристов С. вводил в украинскую поэтику заумь. Однако подобные выверты не нашли широкого применения в его поэтической практике, поэтика С. обогатила язык украинской дореволюционной поэзии, расширила ее рамки, освежила стилистические приемы и ритмические ходы.

В 1919 поэт дал ряд революционных футуристических поэм («Т. Сонце», «Степ», «Повстання» и др.). Впервые в его творчестве тема революции стала основной. Романтика революции, вспыхнувшей «мировым пожаром», в дыму к-рого начали выявляться очертания нового мира; радость освобожденного народа, заполняющего криками, песнями, манифестациями улицы города; яркие зарисовки классовой борьбы на селе («Степ») - все это нашло свое выражение в этих поэмах. «Аполитизм» сменился энергичным призывом к борьбе за «красное знамя» против польско-петлюровских банд («Наступ»). С. прельщал гл. обр. разгром старого мира. Он не ощущал в революции железной воли пролетариата, организующего и возглавляющего борьбу с контрреволюцией. Его интересовало не социальное содержание происходящих событий и не люди, а техника. Неизжитые мотивы богемного быта принимали у него иногда порнографический характер, сказывался и прежний индивидуализм, преувеличение значимости своего «я».

Наиболее характерной чертой творчества С. восстановительного и особенно реконструктивного периода («Сучаснi вiршi», 1931) явился полный отход поэта от богемно-эротических тем. Его творчество публицистически заострилось. Индустриализация страны («Днiпрельстан»), новый быт («Алкоголь i соцiалiзм»), политические события (ряд памфлетов против националистов и др.), вопросы советской литературы и выступления против национализма («Лiтература и життя», «Про епохи и сегодняшнiх блiх» и др.) - вот главнейшие мотивы творчества С. Однако неизжитые элементы мелкобуржуазного мировоззрения сказались и в этот период творчества. Не преодолел С. полностью и отрицательного отношения к культуре прошлого - относя Шевченко к явлениям отжившим, С. противопоставил его «Кобзарю» свой, как бы современный, «Кобзар» (так назвал С. сборник своих произведений 1910-1922).

Положительным в творчестве С. данного периода была борьба против националистов в украинской литературе, против Хвильового, Курбаса, Кулиша и др. Но острие этой борьбы было направлено гл. обр. против их творческого метода, против их мещанства и ограниченности. С. выступал и против националистов как таковых, но часто по-делячески, с мелкобуржуазных позиций. Боролся С. и против творческих позиций советских литературных организаций (ВУСПП, «Молодняк») и советской критики, хотя и называл себя их «другом». Поэтический язык этого времени «очищался» им от образности; выхолащивалась эмоциональность и усиливался рационализм, риторика. Некоторые стихи трудно даже считать поэзией, они напоминают газетную хронику. Те же идейно-творческие позиции характеризуют и сборник стихов С. за 1930-1931 «З радянського щоденника».

В настоящее время С. переживает творческий кризис. Советская литература, в рядах к-рой пребывает поэт, требует от него решительной перестройки. После постановления ЦК ВКП(б) в 1932 С. издал маленький сборник стихов «Мiжнароднi дiла» (6 поэм и стихов, 1933), свидетельствующий об очень медленной и пока слабой перестройке поэта. Поэт, не отказываясь от злободневной тематики, стал на путь ее большего обобщения, стал отходить от газетной хроники. Отдельные лучшие его произведениях (как «Безпритульнi птицi» и частично «Джон i т. Джекобсон») не дают еще основания говорить о глубокой идейно-творческой перестройке поэта.

Библиография:

I. Кверо-футурiзм. Поезо-пiснi, Киiв, 1914; Кобзар (Повний збiрник поэтичних творiв в одному томi, 1910-1922), вид. «Гольфштром», Киiв, 1924; Маруся Богуславка (Лiрична драма), вид. «Книгоспiлка», 1927; Малий кобзар i новi вiршi, «Пролетар», Харкiв, 1928; Повна збiрка творiв, Харкiв, 1929; Европа й Ми. Памфлети й вiршi (1928-1929), «Книгоспiлка», Харкiв, 1930; З радянського Щоденника. Поззii. 1931-1903, «ЛiМ», Харкiв, 1930; Сучаснi вiршi, «ЛiМ», Харкiв - Киiв, 1931; Поезii, «Рух», Киiв, 1932; Мiжнароднi дiла. Публiцистичнi вiршi 1932-33 р., «Укр. робiтник», Харкiв, 1933.

II. КоваленкоВ., Лiтературна клоунада, «Молодняк» (Харкiв), 1927, №5; КуликР†в., Конечна умова, «Коммунист», ЦОКПбУ, 1930, 14/IV; МикитенкоР†., «Лiве» шахрайство, в брошюре Микитенко «За гегемонию пролетарсвкоi лiтератури», (Харкив), 1930; ХвиляА., Украiнська радянська поэзiя, (Харкiв), 1934, стр.14-15.

III. ЛейтесА. i ЯшекМ., Десять рокiв украiнськоi лiтератури (1917-1927), т.I, ДВУ, Харкiв, 1923; ШпiлевичВ., Бiблiографiя украiнськоi лiтератури та лiтературознавства за 1928 рiк, ДВУ, Харкiв - Киiв, 1930.

СЕМЕННИКОВ

СЕМЕННИКОВ Владимир Петрович (1885-) - библиограф и историк русской литературы XVIIIв. Работа С., посвященная XVIIIв., «Материалы для истории русской литературы и для словаря писателей эпохи Екатерины II» (П., 1915), написанная на основании архива Академии наук, является ценным дополнением к прежним библиографическим словарям по литературе этой эпохи. Его книга «Радищев. Очерки и исследования» (М. - П., 1923), не давая марксистского анализа лит-ой деятельности Радищева и вообще не претендуя на цельное и всестороннее освещение его личности, является собранием этюдов о Радищеве по частным вопросам (текстология Радищева, испытанные им идейные влияния, его жизнь в эпоху Александра I и пр.). Но по богатству содержания и тщательности изучения книга С. занимает одно из первых мест в литературе о Радищеве за последние десятилетия.

СЕМЕНОВ С. А.

СЕМЕНОВ Сергей Александрович (1893-) - пролетарский писатель. Сын рабочего. Член ВКП(б). Участник гражданской войны. Затем - на партийной и советской работе. Участник героического похода «Челюскина», орденоносец. Начало лит-ой работы С. относится к 1922 (рассказ «Тиф»).

Роман «Голод» (1922) - первая крупная вещь С. - написан в острой и сильной манере. В форме дневника С. дает детализированный, напряженный показ распада человеческих привязанностей и моральных норм под влиянием голода. Характерен образ старого рабочего, прячущего хлеб от семьи. Но тема голода у С. упрощается односторонним «биологизированием» человека, искусственной разгрузкой его от социальных стимулов. Сюжет романа ослаблен, замкнут в пределы семьи, дано скрупулезное накопление эпизодов и деталей.

Знанием быта рабочих отличаются повести и рассказы С. - «Фрезеровщик Палашов», «Петли одного и того же узла», «Бог и гиганты», «Тоже рассказ» и др.

Роман «Наталья Тарпова» (1927), еще не законченный, вызвал большие споры. Тема романа - любовь Тарповой к классово чуждому инженеру Габруху. Коммунистка, председатель фабзавкома Тарпова ищет новых форм семьи. Стремясь к самостоятельности, она делается сторонницей теории и практики свободной любви, снятия запретов. От неизбежного опустошения спасает ее связь с коллективом рабочих, партийная жизнь. Сталкиваясь с Габрухом, не верящим в победу социализма, надеющимся на перерождение диктатуры, Тарпова острее осознает необходимость выработать серьезные принципы личного поведения.

С. показывает жизнь партактива, советской интеллигенции и рабочих. Проблему семьи он освещает глубоко и вдумчиво. Стремление Габруха построить семью на основе незыблемого «до гроба» брачного союза при признании за супругами права на любовные связи вне семьи - крайняя форма буржуазного лицемерия - разоблачается С. Он разоблачает и псевдо-«революционную» свободу половых связей (страдания и гибель комсомолки Нюрочки и ее друга). Не навязывая канонов нового брака, С. связывает вопрос о семье с социально-политическими и хозяйственными отношениями современности. Однако С. не избежал обособления проблем семьи и любви от показа общих условий жизни, классовой борьбы пролетариата. Чрезмерно подчеркнут С. био-физиологический фактор, бессознательное влечение полов.

«Наталья Тарпова» - значительное явление в советской литературе. Крепкий сюжет, острые драматические коллизии и психологические контрасты, социально-психологическая рельефность образов партийцев, рабочих, интеллигентов и др. при достаточно яркой индивидуализации их портретов, актуальность тематики - таковы достоинства романа. Но язык романа сух, есть надуманные, фальшиво драматические сцены (напр. символический разговор Габруха с коммунистом Рябьевым на лестнице).

Последняя работа С. «Не сдадимся» - пьеса о походе челюскинцев, в к-рой С. волнует проблема личности и коллектива, проблема формирования соц. человека.

Библиография:

I. Собр. сочин., 3тт., изд. «Молодая гвардия», М. - Л., 1928-1930 (т.I. Рассказы, 1930; т.II. Голод. Повести, 1928; т.III. Наталья Тарпова, Роман, кн. 1, 1928); Наталья Тарпова, кн. 2, изд. «Молодая гвардия», М., 1929; Экспедиция на «Сибирякове», ГИХЛ, Л., 1933; Автобиография, сб. «Писатели», Под редакцией В.Лидина, М., 1926.

II. ПравдухинВ., Пафос современности и молодые писатели, «Сибирские огни», 1922, кн. 4; КубиковИ.Н., Рабочий класс в русской литературе, изд. «Основа», Ив.-Вознесенск, 1924; ПерцовичЮ. Республика на экзамене, «Звезда», 1927, №8; ЯкубовскийГ., О чем и как пишет Сергей Семенов, «Октябрь», 1928, №5. Отзывы о «Наталье Тарповой»: ЕрмиловВ., «Революция и культура», 1927, I; КрасильниковВ., «Октябрь», 1927, X; ПакентрейгерС., «Новый мир», 1927, X; НовичИ., «На литературном посту», 1927, XVII-XVIII; ЕрмиловВ., «Молодая гвардия», 1927, XI; Его же, «На литературном посту», 1927, XX; ФричеВ., «Правда», 1927, №184; Семенов С., Как создавалась «Не сдадимся», «Вечерняя Москва», 1935, 17 окт.; Лавренев Борис, «Не сдадимся», «Известия ЦИК СССР и ВЦИК», 1935, 18 окт. (о постановке пьесы Семенова в ленингр. Большом драматическом театре).

III. ВладиславлевИ.В., Литература великого десятилетия, т.I, М. - Л., 1928.

СЕМЕНОВСКИЙ

СЕМЕНОВСКИЙ Дмитрий Николаевич (1894-) - поэт, беллетрист. Сын священника. Учился в духовной семинарии, из к-рой был исключен в 1912 за участие в забастовке.

Примыкал к эсерам. Печатается с 1912 (газ. «Старый владимирец»). Из написанного С. значительнее - сб. стихотворений «Мир хорош» (1927), «Земля в цветах» (1930), «Путь» (1933). Рассказы и очерки С. слабее его поэзии.

Созерцательный подход к действительности выражен в ранних стихах С. Он рисует ярмарки, празднества, кряжистый сельский быт, молебствия и т.п. В многочисленных пейзажных зарисовках С. одухотворяет природу, делает ее соучастницей религиозных таинств («тихим ладаном рощи кадят» напр.). По определению А.Блока, С. роднится с Клюевым иконописностью своих образов (богородица, Илья-пророк и т.п.), натуралистичной сочностью метафор, сравнений, эпитетов («телега - ржаная краюха»), любованием жизнью. Мотивы недовольства жизнью в творчестве С. занимают крайне незначительное место и к тому же они общи, не диференцированны. Он говорит об «угнетенных, томимых в аду стоэтажном», о каторжной жизни их, но ищет исхода в идее всесильности человеческой мысли, побеждающей земные невзгоды. На империалистическую войну ответил растерянностью, порывом жалости к голодающим рабочим, их детям (стих. «Снег и грязь»).

После революции творческий облик С., претерпевает изменения. Он воспевает новую действительность, «красных текстильщиков», «строителей упорных», кузнецов, призывает к перестройке, к созидательному труду, клеймит «жирных» обывателей, далеких от труда и жизни масс. Но сложности новой обстановки С. не передает, ограничиваясь описанием внешних черт новой действительности (сб. «Путь»).

Библиография:

I. Книги стихов: Благовещение, изд. «Свирель», Ив.-Вознесенск, 1922; Под голубым покровом, изд. «Гамаюн», Ив.-Вознесенск, 1922; Мир - хорош, с предисл. Ал. Блока, изд. «Круг», М., 1927; Земля в цветах, с предисл. М.Горького, изд. «Недра», М., 1930; Путь, изд. Моск. т-ва писателей, М., 1933; Лукерья. Рассказы, изд. «Основа», Ив.-Вознесенск, 1925; Хлеб. Рассказы, изд. «Недра», М., 1931; Обновленные поля. (Очерки), изд. Сельхозгиз, М., 1933; Село Палех и его художники, изд. «Коиз», М., 1932; Красная Зорька, Пьеса в 3 д. для народного театра, изд. «Основа», Ив.-Вознесенск, 1925.

II. ЖуровП., «Красная новь», 1923, III (отзыв о сб. «Благовещение»); ЗенкевичМ., «Печать и революция», 1928, I (отзыв о сб. «Мир - хорош»); В.З., «На литературном посту», 1930, XI (отзывы о сб. «Земля в цветах»); «На литературном посту», 1931, XI; «Книга - строителям социализма», 1931, IX (о сб. «Хлеб»).

III. Львов-РогачевскийВ.В. и МандельштамР.С., Рабоче-крестьянские писатели, М. - Л., 1926; ВладиславлевИ.В., Литература великого десятилетия (1917-1927), т.I, М. - Л., 1928.

СЕМЕНОВ С. Т.

СЕМЕНОВ Сергей Терентьевич (1868-1922) - писатель. Р. в крестьянской семье. В поисках заработка 11 лет пришел в столицу, где работал сначала на фабрике, потом в литографии; позже торговал в киоске минеральными водами. Первый рассказ «Два брата», написанный в 1887, был одобрен Л.Н.Толстым и издан изд-вом «Посредник». К этому времени С., вернулся к крестьянскому труду. За толстовские убеждения подвергался преследованиям правительства и в 1908 был вынужден выехать за границу. Л.Н.Толстой дал высокую оценку содержания рассказов С. в предисловии к I тому его произведений, отмечая наличие у С. взглядов, свойственных самому Л.Н.Толстому. В своих произведениях С. описывает гл. обр. мрачные стороны народной жизни - деревенской и в меньшей степени городской, не поднимаясь до революционного отрицания действительности. Художественный метод С. характеризуется натуралистическим описательством. Автор ограничивается зарисовкой сцен народной жизни со всеми деталями и подробностями. Язык произведений С. страдает стремлением натуралистически воспроизвести разговорную крестьянскую речь.

В 1922 С. был убит кулаками своей деревни за выступление против их антисоветской деятельности. Свое сочувствие советской действительности С. причудливо сочетал с толстовскими настроениями.

Библиография:

I. Собр. сочин., Крестьянские рассказы, 7тт., изд. «Посредник», М., 1900-1917; Односельцы, Повести и рассказы, изд. «Посредник», М., 1917; В миру, Рассказы, изд. «Жизнь и Знание», П., 1917; Своя судьба. Молодость правее (Сцены), изд. «Жизнь и знание», П., 1918; Надежда Чигалдаева (Пьесы), изд. «Посредник», М., 1903; Крестьянские пьесы. (Для народного театра), (изд. «Посредник», М., 1912; Двадцать пять лет в деревне. (Воспоминания), изд. «Жизнь и знание», П., 1915; Из жизни Макарки, Повесть, Гиз, М., 1923; Машка-Домашка, Повесть, Гиз, М., 1923; и др.

II. Царев Пав., Самоучка-писатель. (Очерк жизни и деятельности С.Т.Семенова), изд. автора, Галич, 1927.

III. Антология крестьянской литературы послеоктябрьской эпохи, вступ. статья, выбор и ред. А.Ревякина, ГИХЛ, М. - Л., 1931.

СЕМИТСКИЕ ЯЗЫКИ

СЕМИТСКИЕ ЯЗЫКИ - группа языков Ближнего Востока, имевшая в различные периоды более или менее обширное географическое распространение. Некоторые из этих языков играли роль крупных культурных языков мирового значения. К С. яз. относятся: вавилоно-ассирийский яз. (см.), бывший в течение ряда веков, начиная с IV тысячелетия до н.э., важнейшим языком Древнего Востока; древнееврейский яз. (см.); финикийский яз. (см.); арамейские яз. и диалекты (см.), распространившиеся по всему Восточному Средиземноморью, начиная с X-IXвв. до н.э. и занявшие впоследствии также территорию вавилоно-ассирийского и древнееврейского яз.; сирийский яз. (см.), арабский яз. (см.), выдвинувшийся в качестве мирового культурного яз., начиная с VIIв. н.э., семитские яз. Абиссинии (амхара, геэз и др.), древний южноаравийский яз. и др.

С. яз. образуют довольно тесную группу, взаимные связи и черты сходства между отдельными представителями к-рой выступают довольно ясно. Близость арабского и древнееврейского яз. была отмечена еще еврейскими грамматиками Xв. (Ибн-Курайш); близость арамейского с древне-еврейским выступает еще с большей очевидностью. Единство всей этой группы языков признавалось зап.-европейскими ориенталистами уже в XVIIв., когда этой группе было присвоено название С. яз. Особенно много было сделано для сравнительного изучения С. яз. в XIXв., после того как были расшифрованы клинописные памятники Ассирии и Вавилонии и южноаравийские и финикийские надписи.

Помимо большего количества общих корней С. яз. обладают рядом общих грамматических и фонетических особенностей. Основное значение корня слов связывается в С. яз. с согласными звуками, причем гласные играют служебную роль, не входя в состав корня. Так, в арабском яз. от корня «ktb» при помощи различных гласных получаются следующие слова: «kataba» - «он писал», «kutiba» - «он был написан», «katib-un» - «пишущий», «kitab-un» - «книга», «kutub-un» - книги, «katab-un» - «писание», «a-ktubu» - «я пишу», «ma-ktub-un» - «письмо» - «ma-ktab-un» - «место, где пишут» (= школа) и т.д. Большинство корней состоит из трех и лишь небольшое количество - из двух или четырех согласных. Словообразование и словоизменение происходит сверх только что указанного «внутреннего изменения гласных» при помощи как суффиксов, так и префиксов. Грамматических родов - два. Склонение слабо развито, причем оно имеется лишь в арабском классическом яз., где существуют три падежа, в остальных же языках - лишь следы. В глаголе слабо развиты времена: в большинстве С. яз. имеются лишь два времени - законченное и незаконченное. Большое развитие имеют разные глагольные формы для выражения усиления действия, переходности, взаимности, возвратности, повторяемости, принудительности, пассивности и т.д. Довольно развита суффиксация для обозначений прямого объекта при глаголах и косвенного объекта при предлогах. В синтаксисе преобладают формы сочинения предложений.

С. яз. имеют весьма тесные связи с кушитскими, берберо-ливийскими языками и с древнеегипетским яз. Все эти языки объединяются большинством новейших исследователей в одну группу семито-хамитскую. Академик Н.Я.Марр доказал глубокие связи, существующие между С. яз. и яфетическими. С. яз. являются более новой трансформацией раннеисторического или «яфетического» состояния речи народов Средиземноморья. Отсюда схождения С. яз. с яфетическими, доходящие иногда до деталей.

Библиография:

RenanE., Histoire generale du systeme comparee des langues semitiques, P., 1855; WrightW., Lectures on the comparative grammar of the semitic languages, Cambridge, 1890; ZimmernH., Vergleichende Grammatik der semitischen Sprachen, Berlin, 1898; Noldecke Th., Die semitischen Sprachen, Eine Skizze, Lpz., Bd. I, Berlin, 1908, Bd. II, Berlin, 1912; Его же, Kurzgefasste vergleich. Grammatik d. semitischen Sprachen, Berlin, 1908; Konig Ed., Herbaisch und semitisch. Prolegomena und Grundlinien einer Geschichte d. semit. Sprachen, Berlin, 1901; DhormeB.P., Langues et ecritures semitiques, P., 1930; CohenM., Langues chamitosemitiques, в книге «Les langues du monde», Под редакцией A.Meillet et M.Cohen., P., 1924; МаррН.Я., Предварительное сообщение о родстве грузинского яз. с семитскими, в его работе «Основные таблицы к грамматике древнегрузинского яз.», СПБ, 1908 (перепечатано в его «Избранных работах», т.I, Л., 1933); Его же, Яфетический подход к палеонтологии семитических языков, «Яфетический сборник», т.I, П., 1922; Его же, К вопросу о происхождении арабских числительных, «Записки коллегии востоковедов», т.V, Л., 1931; ГрандеБ., Из языковых схождений иберов Кавказа и Палестины, «Доклады Академии наук», 1931.

СЕНАНКУР

СЕНАНКУР Этьен Пивер (Etienne Pivert de Senancour, 1770-1846) - французский писатель. Р. в Париже, в семье крупного финансового чиновника, потерявшего состояние во время революции. Вопреки своему желанию предназначался отцом к духовной карьере и, чтобы избежать этого, скрылся в Швейцарии. Во время революции был по ошибке занесен в списки эмигрантов и смог вернуться на родину лишь при Директории. В 1799 вышло в свет его первое сочинение «Reveries sur la nature primitive de l’homme» (Мысли об исконной природе человека), написанное под влиянием идей Руссо и Бернардена де Сен-Пьера. Через пять лет появилось главное произведение С. «Obermann» (Оберман, 1804), прошедшее в то время малозамеченным. «Оберман» является психологическим романом в письмах, дающим законченный образ экзальтированного, разочарованного юноши, типичного романтика, снедаемого «мировой скорбью». Роман содержит много автобиографических черт. «Оберман» родственен «Рене» Шатобриана, но в последнем явственнее реакционная сущность героя; в отрицании мира Рене дошел до мизантропии, в то время как Оберман любит человечество и смутно надеется, что оно найдет путь к самоусовершенствованию. Сопоставление этих двух персонажей показывает различие аристократической и буржуазной реакции на революцию 1789. С. в значительной степени еще хранит традиции XVIIIв.; это сказалось в частности в его религиозом скептицизме (см. его возражения на «Дух христианства», опубликованные много позже - в 1816). В спорах о разводе, волновавших Францию в первое десятилетие XIXв., С. занял «левую» позицию, высказавшись за развод в своем парадоксальном рассуждении «De l’amour selon les lois primordiales et selon les convenances des societes modernes» (О любви с точки зрения естественных законов и современных условностей, 1805). В дальнейшем С. издал «Libres meditations d’un solitaire inconnu» (Независимые мысли безвестного отшельника, 1819), а также ради заработка написал целый ряд популярных книг и брошюр. Слава С. - запоздалая; около 1830 романтиками был заново «открыт» «Оберман». Успеху романа немало способствовали статьи Сент-Бёва и Ж.Санд. Возродившийся интерес к «Оберману» побудил С. написать второй роман «Isabelle» (Изабелла, 1833), к-рый однако был принят более холодно. В 1925 обнаружено и переиздано юношеское произведение С. « Aldomen ou le bonheur dans l’obscurite par le citoyen Pivert» («Альдомен или счастье в неизвестности», сочинение гражданина Пивера, 1795). Альдомен - прообраз Обермана.

Творчество Т. типично для представителя французской крупной буржуазии, подготовившей революцию 1789, а затем испугавшейся ее размаха. С. не сумел найти правильного отношения к действительности и замкнулся в самом себе; отсюда его разочарование, неудовлетворенность, тоска и смутные надежды на всемирное обновление. Несмотря на то, что С. вошел в литературу в сущности как автор одного романа, его творчество наложило заметный отпечаток на всю романтическую школу как в области языка и стиля, так и в области тематики. С. по праву считается одним из крупнейших основоположников французского романтизма (наряду с Руссо, Шатобрианом и Бернарденом). В романах С. сказывается острое «чувство природы»; стиль его живописен, ярок, блестящ.

Библиография:

I. Sainte-BeuveC.A., Chateaubriand et son groupe litteraire, P., 1860; Его же, Portraits contemporains, t.I, P., 1846; SandG., Preface d’Obermann, P., 1863; LevalloisJ., Un precurseur, P., 1867; Allvar Saladin Tornudd, Senancour, Helsingfors, 1898; LasserreP., Le romantisme francais, P., 1907; MerlantJ., Senancour, Poete, penseur religieux et publiciste. Sa vie, son Ouvre..., P., 1907; MichautG., Senancour, ses amis et ses ennemis, P., 1909; PourtalesG., de, De Hamlet a Swann, P., 1924.

II. MerlantJ., Bibliographie des Ouvres de Senancour, P., 1905.

СЕН-ВИКТОР

СЕН-ВИКТОР Поль Бен, граф (Paul Bins, comte de Saint-Victor, 1825-1881) - французский критик. Литературную карьеру начал с фельетонов в католической прессе, с 1855 сменил Т.Готье в качестве театрального и художественного критика и эссеиста газеты «La Presse». В феврале 1870 был назначен главным инспектором по делам искусств.

Представитель теории «искусства для искусства», С.-В. совершенно обходит социальные вопросы; его критика сводится к углублению художественного образа, к вскрытию психологии автора и зарисовке его творческого «я». Лучшая книга С.-В. - «Hommes et dieux. Etudes d’histoire et de litterature» (1867). Статьи С.-В. о драматургии объединены в трехтомном сборнике «Les deux Masques» (1880-1883). Зарисовка С.-В. чрезвычайно выразительна и выпукла; стиль его полон романтического пафоса; язык его иногда перегружен эпитетами, но всегда ярок, насыщен, блестящ. Коммуна нашла в лице этого рафинированного эстета ожесточенного врага; его статьи против Пруссии и Коммуны объединены в сборнике «Barbares et bandits» (1871). Они выражают всю культурную и политическую ограниченность С.-В.

Библиография:

I. Кроме указанного в тексте: Les femmes de Goethe, P., 1869; V.Hugo, P., 1885; Anciens et modernes, P., 1886; Le theatre contemporain, P., 1889; Les dieux et demi-dieux de la peinture (совместно с Th. Gautier и A.Houssaye), P., 1863; Боги и люди, перев. М.Волошина, изд. М. и С.Сабашниковых, 2тт., 1914.

II. DelzantA., Paul de Saint-Victor, Paris, 1886.

СЕНДЕР

СЕНДЕР Рамон (Ramon J.Sender, 1901-) - испанский революционный писатель. Р. в крестьянской семье. В детские годы ушел из дому, работал и одновременно учился. Принимал участие в революционном движении. Проделал марокканский поход 1921. Неоднократно подвергался преследованиям за революционную работу, был приговорен к расстрелу, но бежал, после переворота 1931 вступил в ряды анархо-синдикалистов. Весь дальнейший его путь - постепенное разочарование в анархистских методах борьбы и переход в лагерь революционного пролетариата. Важным этапом этого пути явился его приезд в СССР (1933).

Литературная деятельность С. началась в 1919 в левой прессе. Первым его крупным произведением был роман «Iman» (Магнит, 1930), разоблачающий испанскую колониальную политику в Марокко. Уже здесь автор подверг резкой критике буржуазный строй и неизбежно вызываемые им войны. Однако С. не видел еще путей организованной борьбы против существующего режима. Элементы анархического бунтарства и индивидуалистического осмысления понятия «свободы» выступают в следующем романе С. «O.P. (Orden publico)» (Общественный порядок, 1931).

Переломным для С. явился его роман «Siete domingos rojos» (Семь красных воскресений, 1932) - «анархистская книга, направленная против анархизма», по определению автора. Здесь подвергся пересмотру и суровой критике как индивидуальный протест, так и политика анархо-синдикализма, неизбежно ведущая пролетариат к поражениям. После этой книги С. снова выступил в роли журналиста, но уже с четкой революционной направленностью. Из его газетных статей слатаются книги о зверской расправе правительства Леруса с крестьянами в деревне Casas Viejas («Episodias de la lucha de clases», 1933, «Viaje a la aldea del Crimen», 1934) и книга, посвященная СССР («Madrid - Moscu», 1934), пропитанная исключительной верой в социалистическое строительство и в окончательное торжество советской идеологии.

В своем художественном творчестве С. всегда стремится ставить большие проблемы и дать их философское истолкование. Для этого он рисует своих героев и отдельные события на широком фоне общественной жизни. Всячески избегая натуралистического описания и объективистского перечисления фактов, он всегда эмоционален, приподнят, взволнован, всегда подбирает детали, наиболее лирически окрашенные, эпитеты и глаголы, наиболее выразительные, действенные и многозначительные.

Глубокий социальный смысл всего творчества С., его подлинный революционный темперамент и честность политической мысли наряду с художественным мастерством сделали С. одним из популярнейших писателей испанского пролетариата и вместе с тем одним из крупнейших мастеров слова современной Испании.

Библиография:

I. El verbo se hizo sexo, Madrid, 1931; La noche de los cien cabezas, 1934; Магнит, перев. Д.Выгодского, вступ. ст. Ф.Фернандеса Арместо, ГИХЛ, М. - Л., 1933; Семь красных воскресений, перев. Б.Загорского, вступ. ст. Д.Джерманетто и Ф.Кельина, Гослитиздат, М., 1934; На месте преступления, Л., 1936.

II. Cansinos AssensR., RamonJ. Sender y la novela sociala, Madrid, 1933. Кроме предисловий к русскому переводу: ВыгодскийД., Испанская литература наших дней, «Литературный критик», 1934, №7-8; КельинФ.В., Р.Х.Сендер - боец и художник революции, «Интернациональная литература», 1935, №9.

СЕНДРАР

СЕНДРАР Блез (Blaise Cendrars, 1887-) - французский писатель. Известен гл. обр. как поэт. За последние годы напечатал несколько романов. Много путешествовал. Многообразие наблюдений, вынесенных из разных стран, С. пытается передать в своих произведениях («La prose du Transsiberien», 1913; «Les paques a New-York», 1927).

С. много внимания уделяет изображению индустриализированного города. Свое отношение к ряду явлений современности С. выразил в книге «Aujourd’hui» (1931) и в ряде книг, вошедших в серию «Tout autour d’aujourd’hui», в к-рой интересен рассказ «J’ai» (1918), указывающий на антимилитаристические настроения автора. С. принадлежит к мятущемуся поколению современной мелкобуржуазной интеллигенции, выбитой из колеи процессом загнивания капиталистического общества. Упоение достижениями современной техники и кинематографической сменой впечатлений не заглушает у С. ощущения душевной раздвоенности и бесприютности (роман «Les confessions de Dan Yack», 1929). В своих романах С. воплощает также мечту мелкого буржуа об обогащении, но любимые герои С. - талантливые авантюристы («Rhum», 1931, и «L’or» - «Золото», 1925). По содержанию и форме поэтического творчества С. близок футуристам. Хорошо владея техникой свободного стиха и ритмической прозы, С. пишет короткими отрывистыми фразами, зачастую нарочито грубым и резким языком. От пафоса поэм он переходит к сдержанной сухости прозы.

Библиография:

I. Кроме указанного в тексте: Profond d’aujourd’hui, 1918; 19 poemes elastiques, 1919; Du monde entier, 1919; ABC du Cinema, 1926; eloge de la vie dangereuse, 1926, и др.; Золото, перев. М.М.Симонович, изд. «Прометей», М., 1925; То же, перев. О.Брошниовской, Под редакцией А.Н.Горлина, Гиз, М. - Л., 1926.

II. LepageA., Bl. Cendrars, P., 1926. Отзывы о романе «Золото»: ДанилинЮ., «Новый мир», 1926, №5; БраудоЕ., «Печать и революция», 1926, №1; Марцинский, «Книгоноша», 1925, №36-37.

СЕНЕКА

СЕНЕКА Люций Анней (Lucius Annaeus Seneca, ок. 4 н.э. - 65) - римский философ и поэт. Р. в Испании в г. Кордубе (теперь Кордова) и принадлежал к цензовым слоям «всадников». В Риме С. получил философское и риторическое образование; в 41 был сослан на остров Корсику по обвинению в связи с одной особой императорского дома; после 8-летней ссылки был назначен воспитателем будущего императора Нерона. При Нероне С. делается консулом и первым лицом при дворе императора. Однако в 62 зависть и происки придворных заставили его удалиться от двора, и в 65 обвиненный в участии в военном заговоре Пизона, он принужден был покончить самоубийством. С. - яркий идеолог рабовладельческой плутократии Рима; в своих сочинениях он воспитывает ее в духе стоической (частично и эпикурейской) морали. Свою литературную деятельность С. начал с написания в угоду Нерону едкой сатиры по случаю несостоявшегося обожествления императора Клавдия (дошли отрывки); пародийно он назвал эту сатиру «Apocolocynthosis» (Отыквление), хотя, описывая различные приключения Клавдия на небе, повидимому не изобразил обращения его в тыкву. Далее С. пишет ряд философских трактатов, большей частью в форме диатрибы (философского диалога): «De ira» (О гневе), «De vita beata» (О счастливой жизни), «De brevitate vitae» (О кратковременности жизни), «De tranquillitate animi» (О душевном спокойствии), «De beneficiis» (О добрых делах), «De Previdentia» (О провидении) и др.; в «Epistulae morales ad Lucilium» (Письма к Луцилию) он старается обратить в стоицизм своего друга эпикурейца Луцилия. Стоическая мораль была популярна в среде общественных верхов императорского Рима; будучи «по отношению к государству, т.е. к императору, так же бесправны, как и рабы по отношению к их господам» (Энгельс, О происхождении христианства), представители римской плутократии пользовались этой философией в качестве моральной самозащиты против императорского деспотизма; вместе с тем эта философия некоторым образом возвышала их паразитическое бытие, наполняя его этическим содержанием. Характерно, что стоическая философия у С. служит апологией богатства, к-рое, по С., дает возможность проявлять высокие качества духа и т.д., - сам С., богатейший человек своего времени, не отказывается от ценных подарков Нерона.

В трактатах С. сухая философская доктрина оживлена картинными примерами из современной ему жизни; он вводит разнообразные сравнения; у него, по определению античной теории, «нанизывающая» речь, построенная из риторически заостренных изысканных сентенций, в к-рых С. проявляет себя великим мастером. Философия приводит С. и к вопросам «физики»; сохранился его трактат «Naturales questiones» (Натурфилософские вопросы, в VII книгах), посвященный рассуждению по метеорологии, астрономии, геологии и др. В назидание Нерону С. пишет трактат «О гуманности», где рисует стоический идеал «справедливого царя», к-рый не руководится принципом «пусть ненавидят, лишь бы боялись», но опирается на доверие граждан. Мотивами стоической философии пронизаны и трагедии С., написанные им повидимому после удаления от двора. Под именем С. сохранилось 10 трагедий: «Medea» (Медея), «Phaedra» (Федра), «Oedipus» (Эдип), «Agamemnon» (Агамемнон), «Thyestes» (Тиэст), «Hercules Otaeus» (Геркулес Этейский), «Hercules furens» (Неистовый Геркулес), «Troades» (Троянки), «Phoenissae» (Финикиянки) и «Octavia» (Октавия). За исключением «Октавии» все эти произведения представляют собой вольную переработку трагедий Эсхила, Софокла, Еврипида (см.) и их римских подражателей. С. обильно насыщает свои трагедии стоическими мыслями и тезами; в них проповедуется бегство от городской культуры, идеализируется «золотой век». Ущемленность, отчаяние верхов общества в условиях деспотии Нерона выливаются здесь в призыве не дорожить жизнью («Агамемнон»). Очевидно в назидание богачам и самому Нерону С. показывает пагубное действие сильной страсти (Медея, Федра, Атрей); и вместе с тем рисует идеалы стоического мужества (Геркулес, сгорающий на горе Эте, Поликсена в «Троянках»).

В уста своих героев С. влагает пространные тирады и инвективы против тиранов, отражавшие оппозиционное настроение салонов римского большого света. Даже в самом выборе некоторых трагедий возможно видеть намеки на «скандальную хронику» императорского дома. Характерной чертой стиля С. является его пристрастие к эффектам. Он показывает и усиливает все сверхмерное, необычное, ненормальное. Медея напр. (в одноименной трагедии) - какое-то чудовище мести, вызывающее на бой всех богов С. вплетает в свои трагедии мотивы сверхъестественного, таинственного, мистического; стремится поразить читателя детальными и наглядными картинами кошмара и ужаса, прибегая иногда для большего эффекта к градации. Пристрастие к выспреннему, необыкновенному проявляется и в области формы - его трагедии пронизаны риторическим патетизмом: пересыпанные вопросами и восклицаниями монологи героев не что иное, как риторические декламации. Характерная для С. погоня за изысканными сентенциями лишь подчеркивает искусственность его стиля. Единственная дошедшая до нас в литературе Рима «претекста» (трагедия с римским сюжетом) «Октавия», рисующая изгнание первой жены Нерона и изображающая Нерона тираном в его столкновении с народом, возможно написана не самим С.; он сам выводится в ней действующим лицом. По всей вероятности трагедии С. не ставились на сцене (Против этого говорят слишком прозрачные намеки на Нерона, технические трудности в представлении некоторых сцен и действий и т.д.), а предназначались для читки в интимном кругу представителей высшего света.

Как философ Сенека был особенно популярен в средние века; «отцы церкви» признали его христианином, списавшим все из «Нового завета»; на самом же деле христиане сами воспользовались его стоической философией для своей морали; Энгельс метко называет С. «дядей христианства» («О происхождении христианства»). Данте (см.) помещает С. среди «прославленных душ» античности («Божественная комедия. Ад», 4). Особенно важны его трагедии; именно через них зап.-европейские драматурги знакомились с греческой трагедией. Их хорошо знали уже в средние века; им подражали в эпоху Возрождения; их влияние сказывается на шекспировских драмах; их патетика, изысканность формы, все их блестящие сентенции были родссвенны французским «классикам» XVI-XVIIвв. (Скалигер считал трагедии С. даже выше греческих); С. подражали Корнель (см.) и Расин (см.). В XVIIIв. Лессинг находил в драмах С. черты высокого трагизма.

Библиография:

I. Новое издание трагедий с французским переводом Leon Hermann, Le theatre de Seneque, 2 vv., P., 1924-1926. Русский перевод шести трагедий - Сергея Соловьева, Под редакцией и с вступ. ст. Н.Ф.Дератани, изд. «Academia», М. - Л., 1933; Сатира на смерть, император а Клавдия, перев., введение и примеч. В.Алексеева, СПБ, 1891; Избранные письма к Луцилию, перев. П.Краснова, СПБ, 1893; перевод сатиры на обожествление Клавдия: Псевдо-апофеоз имп. Клавдия, перев. И.И.Холодняка в «Филологическом обозрении», 1899, т.XVI, прилож.

II. RankeL., v., Abhandlungen und Versuche, Lpz., 1888; LessingG.E., Samtliche Schriften, hrsg. v. K.Lachmann, Bd. VI, Stuttg., 1890, S. 167-242; Марта, Философы и поэты моралисты во времена римской империи, перев. с франц. М.Корсак, М., 1879; Буассье Гастон, Римская религия от времен Августа до Антониев, с франц., М., 1914; Его же, Общественное настроение времен римских цезарей, с франц., П., 1915; ПиотровскийА.И., Трагедии Сенеки, как театральный жанр. «Временник Г.И.И.И.», II, Л., 1927.

СЕНКЕВИЧ

СЕНКЕВИЧ Генрик (Henryk Sienkiewicz, 1846-1916) - польский писатель-беллетрист. Начало лит-ой деятельности С. приходится на то время, когда польские имущие классы еще были доступны либерально-народническим веяниям и когда самой популярной идеей в русской Польше была идея «органического труда», т.е. просветительства, стремившегося к поднятию культурного и экономического уровня польских народных масс без борьбы за изменение политических условий. Под влиянием этого буржуазного «прогрессизма» и стоит С., этот дворянский писатель, развившийся в условиях торжествующего капитализма - до начала 80-х гг. Тематику своих рассказов того времени он черпает гл. обр. из жизни крестьян и бедноты. Здесь автор еще выражает свое сочувствие угнетенному крестьянству, помещики и духовенство даны на втором плане. Однако и в этот период С. далек от беспощадной сатиры: он изображает имущие классы скорей с мягким юмором и избегает подчеркивать их эксплоататорский характер, осуждая их лишь за то, что они не интересуются бедными и не помогают им. Настоящий источник всех социальных зол он видит не в эксплоатации неимущих классов имущими, а в невежестве народа.

К самым выдающимся произведениям С. этого периода относятся «Szkice węglem» (Наброски углем, 1877), в к-рых он дает безотрадные картинки из жизни деревни. Главными отрицательными типами здесь являются волостной писарь и волостной старшина, люди не из «общества». В рассказе «Янко музыкант» С. показывает, как таланты-самородки, появляющиеся среди крестьянства, гибнут в окружении мужицкой дикости без помощи со стороны образованного «общества». В рассказах «Bartek pobieditiel» (Бартек победитель) и «Z pamiętnikow poznaskiego nauczyciela» (Из записок познанского учителя, ок. 1880) выступают те же националистические тенденции, правда, все еще в демократическом облачении. Бартек-победитель - это крестьянин, борющийся в рядах прусской армии в Франкопрусскую войну 1870-1871. Он получает много знаков отличия и по своей наивности считает себя «победителем». Но после возвращения со службы он не только не награждается за свою доблесть, но как поляк терпит ряд притеснений со стороны русских властей и немецких колонистов, а в заключение экспроприируется немецким кулаком и идет с семьей в город на работу. Впрочем, крестьянина Бартека С. представляет настолько глупым, что этот образ возбуждает больше смеха, чем сожаления.

Демократические тенденции у молодого С. были, как мы видим, неглубоки. В дальнейшем С. оставляет крестьянскую тематику и переходит к изображению радостей и горестей людей своего круга. Он это сделал не сразу. Переходным звеном послужили исторические романы из цикла знаменитой «трилогии»: «Ogniem i mieczem» (Огнем и мечом, 1884), «Potop» (Потоп, 1886) и «Pan Wołodyjowski (Пан Володыевский, 1887-1888). В этих романах С. дает своего рода эпопею польского национализма, черпая притом свою тематику из эпохи самой мрачной католической реакции в Польше. В первом из этих романов он прославляет кровавое усмирение революционного движения украинских масс против владычества шляхетской Речи Посполитой. В остальных изображается борьба польской шляхты против шведского и турецкого нашествия. Обладая рядом художественных достоинств, эти романы в целом дают совершенно лживую историческую картину. С. совершенно замалчивает классово-сословные противоречия шляхетской Польши. Шляхта для него представляла интересы всей нации. Всего больше С. возвеличивает католическую церковь, представляя ее на страже польских национальных интересов. Он дает ряд образов добродетельных католических священников.

Дав так. обр. апологию исторической роли польского дворянства, но не в его повстанчески-революционную, а в клерикально-реакционную эпоху, С. переходит к современному бытовому роману. Таким является роман «Bez dogmatu» (Без догмата, 1891). Здесь С. как будто сохраняет еще некоторый критицизм по отношению к земельной аристократии. Герой романа Плошовский, безвольный аристократ, не умеет найти себе цель в жизни, не умеет ни работать ни любить и предается разъедающему самоанализу. Аналитической философской мысли С. противопоставляет здесь религию. «Критика» аристократии в романе ведется с позиций приспособления к капиталистическим отношениям.

В романе «Rodzina Połanieckich» (Семья Полонецких, 1895) С. развертывает свою положительную программу капиталистического перерождения дворянства. Полонецкий представляет собой идеал такого дворянина новой формации. Невзирая на дворянское происхождение и хорошие манеры, он не брезгает компанией простых буржуа, умеет вести дела и не гнушается спекуляцией, ведущей к быстрому обогащению. Ему недостает лишь теплой веры в бога и понимания святости семейства. В романе и показано, как Полонецкий под влиянием своей добродетельной жены перерождается в примерного семьянина и ревностного католика. Апологию христианской церкви дает С. в романе «Quo vadis» (Камо грядеши, 1896), завоевавшем себе громадную популярность и переведенном на все европейские языки. «Quo vadis» явилось мощным орудием пропаганды в руках клерикалов.

В 1900 появился роман С. «Kryzacy» (Крестоносцы). Сенкевич здесь обновляет традиции многовековой борьбы словян против Германии, рисуя самое «славное» событие в этой борьбе, битву при Грунвальде в 1410. Роман о борьбе с тевтонами послужил весьма удобной идеологической платформой для той русской «ориентировки», к-рая сильно проявилась в буржуазной русской Польше во время революции 1905-1906 и получила особенно яркое выражение во время мировой войны.

В предреволюционный период 1900-1904 С. ополчился против поэзии модернизма. Он заклеймил ее как поэзию разврата, вызвав тем горячее негодование радикальной интеллигенции, но большое одобрение реакционеров. В 1910 он выступил с пасквилем на революционное движение в романе «Wiry» (Водоворот).

Сохраняя и всячески культивируя дворянские традиции, С. одновременно весьма чутко улавливал «новые веяния» и обслуживал своим творчеством потребности капиталистического развития Польши. Неудивительно, что он явился самым излюбленным писателем польского капиталистического общества.

С. является одним из выдающихся мастеров польского романа. Увлекательность фабулы, особенно в исторических романах, красочность слога, умение давать живые характеры, остроумие диалога, все это создало ему громадную популярность. Ряд выражений и образов С. вошел в живую речь польского народа, некоторые созданные им типы, как напр. хвастун и краснобай Заглоба, стали нарицательными именами.

Библиография:

I. Полное собр. сочин., перев. Ф.В.Домбровского, 10тт., изд. Ф.А.Иогансона, Киев - Харьков, 1893-1895; То же, изд. 2, 7тт., СПБ, 1907 (перевод неудовлетворителен); То же, перев. В.М.Лаврова, серия 1-я, 6тт., изд. ред. журн. «Русская мысль», М., 1902 (лучший перев., изд. не окончено); Собр. сочин., 16тт., изд. т-ва И.Д.Сытина, М., 1914 (прилож. к журн. «Вокруг света», т.I. Повести и рассказы; т.II-III. Огнем и мечом; т.IV-VI. Потоп; т.VII. Пан Володыевский; т.VIII-IX. Семья Полонецких; т.X. Путевые очерки; т.XI. Без догмата; т.XII-XIII. Меченосцы; т.XIV. В пустыне и в дебрях. Повесть; т.XV. Камо грядеши; т.XVI. На поле славы. Историч. повесть. Повести и рассказы). Произведения С. имеются в многочисленных русск. переводах.

II. SkrochowskiE., Powiesc z lat dawnych H.Sienkiewicza «Ogniem i mieczem», Krakow, 1884; ChmielowskiP., H.Sienkiewicz., в кн.: Nasi powiesciopisarze, Krakow-Pozna, 1887; RozenzweigJ., Bez dogmatu, Krakow, 1891; TarnowskiS., H.Sienkiewicz, Krakow, 1897; RavallaE., Quo vadis? I promessi sposi, studio parallelo, Bologna, 1900; PiniT., H.Sienkiewicz jako pisarz narodowy i artista, Tarnow, 1901; LaskowskiR., H.Sienkiewicz jako mysliwy, Warszawa, 1901; NowiskiJ., Sienkiewicz, Warszawa, 1901; ChmielowskiP., Henryk Sienkiewicz w oswietleniu krytycznim, Warszawa 1901; WojciechowskiK., H.Sienkiewicz protoplasta Zagłoby..., Lwow, 1905; KallenbachJ., Tworczosc Sienkiewicza, Krakow, 1917; PapecS., H.Sienkiewicz jako humorysta, Pozna, 1921; LamS., Heryk Sienkiewicz. Cechy i elementy tworczosci, Poznan, 1924; GardnerM.M., H.Sienkiewicz, the patriot novelist of Poland, L., 1926; KramerJ., Rodzina Połanieckich H.Sienkiewicza, Warszawa - Przemysl, 1930; CzachowskiK., H.Sienkiewicz, Warszawa, 1931; TaszyckiW., Sienkiewicz w pismiennictwie fużyckiem, Krakow, 1931; KamienskiH., Pol wieku literatury polskiej, Moskwa, 1931; DoleżanW., H.Sienkiewicza Krzyźacy, Tarnow, 1932; BochenekL., Sienkiewiczowi w 50-lecie «Ogniem i mieczem» (1883-1933), Pozna, 1933; ChrzanowskiJ., H.Sienkiewicz, wyd. 3, Lwow, 1933; BirkenmajerJ., Sienkiewicz a Sląsk; Cieszyn, 1935; ВолынскийА., Литературные заметки, «Северный вестник», 1890, XII (о романе «Без догмата»); КаренинВ., Последний роман Г.Сенкевича, «Вестник Европы», 1891, VII; ПротопоповМ., Вина или несчастье? «Русская мысль», 1893, III; ОболенскийЛ.Е., В теплице, «Неделя», 1895, III (о «Семье Полонецких)»; ПыпинА.Н., Новые романы Сенкевича, «Вестник Европы», 1888, II; ГофштеттерИ., Генрих Сенкевич, как психолог современности, СПБ, 1896; МищенкоФ.Г., Античные мотивы в произведениях Сенкевича, «Русская мысль», 1897, VIII; ШепелевичЛ., Исторические романы Г.Сенкевича, «Образование», 1898, IX; СпасовичВ.Д., Роман Сенкевича «Семья Полонецких», Сочинения В.Д.Спасовича, т.IX, СПБ, 1900; Вгнгерова Зинаида, Генрих Сенкевич, «Образование», 1901 XI (и в ее «Литературных характеристиках», кн. 2, СПБ, 1905); ХраневичК., Очерки новейшей польской литературы, СПБ, 1904; ЯцимирскийА.И., Новейшая Польская литература. От восстания 1863г. до наших дней, т.II, СПБ, 1908.

СЕНКОВСКИЙ

СЕНКОВСКИЙ Осип Иванович (псевдонимы: барон Брамбеус, Белкин и др., 1800-1858) - публицист, редактор, критик, беллетрист, ученый лингвист-востоковед, человек большой и многообразной эрудиции, поставивший ее на службу реакции 30-40-х гг. XIXв. Поляк по происхождению, С. в юности, в годы учения в Виленском ун-те, был близок к польским революционным кругам, но заняв в 1822 кафедры арабского и турецкого языков в Петербургском ун-те, быстро акклиматизировался в русской обстановке, изменив идеалам польского патриотизма и радикализма. В эпоху николаевской реакции С. благонамеренно выполнял поручения по ревизии учебных заведений Виленского округа и в течение нескольких лет занимал должность цензора. Из С. выработался типичный представитель русской буржуазной верхушки 20-40-х гг., неудовлетворенной феодально-крепостнической системой и вместе с тем неспособной сколько-нибудь активно и решительно против этой системы выступить из-за боязни демократического движения. Это положение русской буржуазии определило в ее идеологии то верноподданническое приспособленчество, ту двойственность, непоследовательность, беспринципность и цинизм, ярким выразителем к-рых наряду с Булгариным был С. Эти свойства идеологии С. особенно заметно сказались в его литературно-критической деятельности (ст. «Торквато Тассо», «Брамбеус и юная словесность» и др.). Осуждая строгую нормативность отмирающей эстетики дворянского классицизма, радуясь тому, что в новое время писатель зависит не от узкой социальной группы, а от широкой публики, С. выдвигал в противовес классическим нормам не тот или иной объективный критерий эстетического суждения, а неограниченный произвол индивидуального вкуса, дающий свободу и критику и писателю. С нарочитой и издевательской недобросовестностью он возводит в гении и ставит в один ряд с признанными авторитетами заведомо малоталантливых, а порой и просто бездарных писателей (Кукольнив, Степанов), бесцеремонно ниспровергая при случае им же самим сотворенные кумиры. Но утверждая право писателя на оригинальность прежде всего в целях дискредитации дворянских литературных принципов и дворянских литературных авторитетов, С. не идет последовательно по этому пути и сам превращается в нормативиста, как только речь заходит о литературных течениях, опасных не для одного только дворянства. За созданной «веком раздражительности и смуты» «неистовой школой», как именует С. буржуазно-демократический французский романтизм, не признается права на существование. Она пугает С. своими демократическо-уравнительными тенденциями и из ниспровергателя норм превращает его в добродетельного филистера, к-рый с точки зрения неизменных «нравственных истин» обрушивается на «г-жу Егор Занд» за «безнравственность» ее взглядов на семью и еще больше за ее проповедь «дележа» имуществ, на В.Гюго - за то, что тот «поучает богатого делиться своим избытком с бедным и стращает его, в случае неповиновенья, гневом нищих» и т.д. и т.д.

С отсутствием твердых принципов и выдержанной линии критического суждения гармонирует и манера критических писаний С. Его критические статьи чаще всего представляют собой фельетоны, пересыпанные бесцеремонными шутками, полные балаганного трюкачества и балагурства, что обеспечивало успех С. у обывателя.

В беллетристической продукции С., в ее содержании и форме, проявилась все та же беспринципность. Беллетристика С. лишена сколько-нибудь выдержанной и органической стилевой манеры. В ней скрещивается несколько стилевых линий, к-рым она подчиняется, несмотря на заметную борьбу с ними и сознательное намерение от них оттолкнуться. Близость дворянскому романтизму чрезвычайно заметна в жанрах светской и экзотической повести («Турецкая цыганка», «Идеальная красавица», «Вся женская жизнь в нескольких часах» и др.), несмотря на постоянно присущие им элементы издевательства над аналогичными жанрами дворянской литературы и пародирование их. В таком же отношении находится беллетристика С. к осуждаемой им натуральной школе и даже к произведениям «неистовой парижской школы» («Любовь и смерть» и др.). Воздействие двух последних школ вызвано присушим С. недовольством действительностью. Но критика действительности у С. всегда поверхностна, несмотря на порой заметную в ней язвительность (особенно в его фельетоне, самом распространенном жанре его творчества - напр. «Петербургские нравы») и не затрагивает основ современной ему русской общественной системы. Кроме того значение подрывается отсутствием четко намеченной социальной программы и готовностью цинически издеваться и над чужими и над своими убеждениями.

Однако у невзыскательного читателя беллетристика Сенковского пользовалась большой популярностью. Интригующий сюжет, живость, известное остроумие, многочисленные намеки на современность даже в восточных повестях, широта тематики, вообще необычайная бойкость пера выделяли творчество С. на общем фоне буржуазной прозы 30-х гг. и делали его произведения любимым чтением широкой публики. Одним из наиболее популярных его произведений было «Фантастическое путешествие барона Брамбеуса» (1833). Фантастический характер носит и такое тоже свое время очень известное произведение, как «Большой выход у Сатаны» (1832). Наряду с ними широкое распространение имели экзотические «восточные повести» («Антар», 1832, «Счастливец», 1834, «Похождение одной ревижской души», 1834, и др.). Третий тематический цикл беллетристики С. - светская повесть - менее выразителен. При всей пестроте стилевой манеры С. и поверхностности его творчества ему все же присущи реалистические тенденции, характерные для буржуазной и приближавшейся к ней литературы 30-х гг.

В области науки С. выступает как позитивист, противопоставляющий опыт, наблюдение, точное знание умозрению и феодальной схоластике, неуместным «в век анализа и положительных знаний». Но на позитивизме С. лежит отпечаток робкого эмпиризма, боязни смелых обобщений и революционизирующего дерзания мысли (ст. «Теории в естественных науках» и др.). Следует отметить популяризаторский талант, обнаруженный С. в его научных статьях («Фабрикация бумаги», «Первые книги в Европе» и др.).

Несмотря на то, что С. выступает в публицистике как сторонник просвещения, развития промышленности, введения свободного труда, он высказывает свои взгляды крайне робко, с неизменным верноподданническим расшаркиванием; последнее придает облику С. черты настоящей рептилии.

Многообразная деятельность С. была по преимуществу сосредоточена в его журн. «Библиотека для чтения» (см.), подлинно буржуазном журнале и по содержанию и по методам его издания.

Библиография:

I. Собр. сочин., 9тт., СПБ, 1858-1859 (при т.I - биографич. очерк С., сост. П.Савельевым и библиографич. список его сочинений).

II. ДудышкинС., Сенковский - диллетант русской словесности, «Отечественные записки», 1859, II; ДружининА., О.И.Сенковский, Собр. сочин., т.VII, СПБ, 1866; СоловьевЕ., О.И.Сенковский. Его жизнь и литературная деятельность в связи с историей современной ему журналистики, СПБ, 1891 (Биографич. биб-ка Ф.Павленкова); КорсаковД., СенковскийО.И., «Русский биографический словарь», т. Сабанеев-Смыслов, СПБ, 1904; ЧернышевскийИ.Г., Очерки гоголевского периода русской литературы, Полн. собр. сочин., т.II, СПБ, 1906 (гл.II); ЗильберВ.А., Сенковский (барон Брамбуес), в сб. «Русская проза», Под редакцией Б.М.Эйхенбаума и Ю.Н.Тынянова, Л., 1926; СакулинП.Н., Русская литература, ч.2, М., 1929, стр.519-533 и по указателю.

III. МезьерА.В., Русская словесность с XI по XIX ст. включительно, ч.2, СПБ, 1902.

СЕН-СИМОН

СЕН-СИМОН Луи де Руврэ, герцог (Louis de Rouvroy duc de Saint-Simon, 1676-1755) - французский мемуарист. Р. в Париже, в семье вельможи. Служил в армии, но рано вышел в отставку (1702). Будучи личным другом Филиппа Орлеанского, в годы Регентства был назначен членом регентского совета, но вскоре удалился от дел, посвятив себя составлению «Мемуаров». Эти записки обнимают собою век Людовика XIV и эпоху Регентства. С.-С. частично использовал при их составлении обширный «Дневник придворной жизни» Данжо (Philippe Dangeau, 1638-1720). В своих мемуарах С.-С. выступает как представитель гибнущего феодального дворянства. С.-С. резко осуждает Людовика XIV, умалившего значение дворянства и поощрявшего возвышение буржуазного чиновничества. «Мемуары» его ценны как исключительно богатая и яркая картина придворной жизни того времени и как целая галлерея мастерски очерченных портретов. В отношении языка С.-С. является таким же «запоздалым человеком», как и по мировоззрению: его язык - скорее язык начала XVIIв., чем начала XVIII; он лишен классической стройности, изобилует устаревшими словами и оборотами; однако стиль его все же сочен, живописен. Первое сильно сокращенное издание «Мемуаров» С.-С. вышло в 1788 в 3 томах и в 1789 (4 дополнит. тома), а полное - появилось лишь в 1829-1830 (21 том) и имело большой успех у романтиков.

Библиография:

I. Лучшее изд. в «Collection des Grands Ecrivains de la France», 41 vv. (2тт. указателей), P., 1879-1931. Помимо «Мемуаров»: ecrits inedits, publ. p. P.Faugere, 8 vv., P., 1881-1893; Papiers inedits, lettres et depeches sur l’ambassade d’Espagne 1721, P., 1880

II. Sainte-BeuveC.A., Causeries du lundi, t.III et XV, P., 1857-1862; Его же, Nouveaux lundis, t.X, P., 1868; TaineH., essais de critique et d’histoire, P., 1858; BoissierG., Saint-Simon, P., 1892; FaguetE., Les grands maitres du XVII siecle, P., 1885; PilastreE., Lexique sommaire de la langue de Saint-Simon, P., 1905.

СЕНТ-БЕВ

Статья большая, находится на отдельной странице.

СЕНТЕНЦИЯ

СЕНТЕНЦИЯ - см. Изречение.

СЕНТИМЕНТАЛИЗМ

Статья большая, находится на отдельной странице.

СЕНТ-МАРК-ЖИРАРДЕН

СЕНТ-МАРК-ЖИРАРДЕН (Saint-Marc-Girardin, настоящее имя - Marc Girardin, 1801-1873) - французский писатель, историк и литературовед. Профессор Сорбонского ун-та. Первые, заслужившие ему признание труды: «eloge de Bossuet» (1827) и «Tableau de la marche et des progres de la litterature francaise au XVI siecle» (1828). Был в 1844 избран в академию. Со страниц «Journal des debats» вел борьбу против представителей феодально-буржуазной монархии. После революции 1830 С. многие годы был депутатом в палате. От буржуазных либералов он перешел к консерваторам и вел ожесточенную кампанию против республиканцев.

Сент-Марк-Жирарден, сохраняя еще некоторые концепции классицизма, увлекался в то же время идеями романтизма. Особенно ряым поборником их он выступал в «Notices politiques et litteraires sur l’Allemagne» (1834). В одной из самых фундаментальных своих работ «Cours de litterature dramatique» (1843-1863), отразившей идеалистическую основу мировоззрения автора, С. пытался доказать незыблемость и неизменность человеческих страстей от древнего мира до нового времени.

Лекции С. пользовались большим успехом и отличались, как и его печатные труды, риторическим красноречием.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV