Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "С" (часть 6, "СЕН"-"СИД")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "С" (часть 6, "СЕН"-"СИД")

СЕНТ-ЭВРЕМОН

СЕНТ-ЭВРЕМОН Шарль (Charles Margotelle (или de Marguetel) de Saint-Denis, seigneur de Saint-evremond, 1610-1703) - французский литератор. Р. в провинции Котантен (Сев. Франция), в дворянской семье. В ранней юности начал изучать философию, 16 лет поступил в армию, где сблизился с кругами высшей аристократии; участвовал во Фронде на стороне короля. Когда при аресте Фуке (1661) было обнаружено письмо С.-Э., осуждающее заключенный Мазарини мир с Испанией, С.-Э. пришлось бежать в Голландию; вскоре он переселился в Англию, где и прожил до конца жизни, вращаясь в придворных кругах.

Несмотря на то, что С.-Э. был в литературе принципиальным дилетантом и не оставил выдающихся произведений, он оказал значительное влияние на развитие французской литературы и публицистики. Он писал по вопросам истории, морали, религии, театра, философии, литературы; большое место в его литературном наследстве занимают письма. С.-Э. - скептик, атеист, вольнодумец; он высоко ценил жизненные блага; разум для него также источник наслаждений. Творчество С.-Э. отражает идеологию высших слоев дворянства, затронутых абсолютистскими мероприятиями Людовика XIV.

Библиография:

I. La Comedie des Academistes, P., 1643, изд. в 1646 (по Querard’у), в 1650 - по др. источникам (позднее в 1680 переименована в «Les Academiciens»); Les Ouvres meslees de M-r de Saint-evremond, 2 vv., Londres, 1705, 3 vv., Londres, 1709, L’esprit de Saint-evremond, Amsterdam (P.), 1761; Ouvres choisies, P., 1804 (Desessart), 1852 (Hippeau), 1865 (Ch. Giraud), 1909 (со ст. Реми де Гурмон). На русск. яз. перев.: Три разговора равноправных человек, СПБ, 1770.

II. Des MaiseauxP., La vie de M-re Ch. de Saint Denis, sieur de Saint-evremond, La Haye, 1711; Sainte-BeuveC., Causeries du lundi, t.IV, P., 1857-1862; MerletG., Saint-evremond, P., 1870; GilbertD.L., Etude sur Saint-evremond, P., 1866; PerrensF.T., Les libertins en France au XVII s., Nouv. ed., P., 1899; PastrelloF., Etude sur Saint-evremond, Trieste, 1875; CurnierL., Saint-evremond, sa vie et ses ecrits, Nimes, 1875; Brun P.A., Pupazzi et statuelles, P., 1908; CurtiusE.R., Saint-evremond, «Neue Schweizerische Rundschau», XIX, 1926, 3, S. 288-300.

СЕНЧЕНКО

Сенченко Иван Ефимович (1901-) - украинский писатель. Р. в с. Натальевке на Полтавщине, в семье крестьянина. Окончли Червоноградскую учительскую семинарию и Харьковский институт народного образования (1928). Был членом литературных организаций - «Плуг», «ВАПЛР†ТЕ» и «Пролiтфронт». В настоящее время - член ССПУ.

Литературную деятельность начал в 1922 с революционно-романтических рассказов на сельские темы. Подпав под влияние группы Хвыльового и став одним из активнейших сотрудников националистических организаций «ВАПЛР†ТЕ» и «Пролiтфронт» (1930), С. идеализировал контрреволюционное кулачество как прогрессивную силу («Р†сторiя однiС”i кар’С”ри», «По дорозе до Червонограду», «Червоноградськi портрети», «Р†ван Чорногорець»). В романе «Металiсти» (1932) С. пытался преодолеть свои вредные установки, но не сумел правильно отразить характерные особенности соцстроительства, психологию новых людей и новые формы социалистического труда. Соревнование и ударничество он изобразил с мелкобуржуазной потребительской точки зрения, социалистическую плановость подменил стихийностью. В последних произведениях С. преодолевает свои ложные установки. Историческая повесть «Чорна брама» (1933) является попыткой изобразить революционную борьбу городских ремесленников средневековья против феодалов. «Повiсть про Клима» отображает, хотя и схематично, колхозное строительство. Ряд рассказов (сб. «Право на героизм») удачно показывает переделку человека на Беломорско-Балтийском канале.

Библиография:

I. Оповiдання, ДВУ, Харкiв, 1925; Р†сторiя однiС”i кар’С”ри, ДВУ, Харкiв, 1926; Р†нженiри, ДВУ, Харкiв, 1925; Р†з записок, вид. Ваплiте, Харкiв, 1927; У золотому закутi, Оповiдання, вид. «Украiн. робiтник», 1928; Фесько Андибер, Оповiдання, ДВУ, 1930; Червоноградськи портрети. (Оповiдання), «Укр. робiтник», Харкiв, 1930; Металiсти, Роман, Харкiв - Киiв, 1932; Повiсть про Клима, ЛiМ, Харкiв - Киiв, 1933; Право на героiзм, ЛiМ, Харкiв, 1934; Чорна брама, журн. «Радянська лiтература», 1933, №6.

II. ГайовийМ., МалашенкоМ., ЧернецьЛ., Юрченко Р†в., Проти маскування и пристосовництва, журн. «Критика», 1932, №3 (о романе «Металiсти»).

II. ЛейтесА. i ЯшекМ., Десять рокiв украiнськоi лiтератури (1917-1927), т.I, ДВУ, Харкiв, 1927.

СЕПТЕНАРИЙ

СЕПТЕНАРИЙ (латинское) - усеченный на слог ямбический или трохаический тетраметр (восьмистопный стих) формы U-U-U-U-U-U-U-U- или -U-U-U-U-U-U-U-U. Ямбический стих редко употребляется в греческой лирике и драме, чаще в латинской драматической поэзии. Трохаический стих часто встречается в греческой поэзии, а также в латинской комедии. Ямбические и трохаические стопы могут заменяться иррациональным спондеем (см.), дактилем (см.) анапестом (см.) или трибрахием (см.). Эта замена проводится гораздо свободнее в латинской поэзии.

Библиография:

Kral J., Grecka a rimska rhytmika a metrika, Praha, 1913; ДенисовЯ., Основания метрики у древних греков и римлян, М., 1888.

СЕПТЕТ

СЕПТЕТ - в широком смысле - строфа, состоящая из семи стихов, с двумя или тремя рифмами, расположение к-рых допускает значительное разнообразие. В русском стихосложении употреблялась чрезвычайно редко. Чаще под термином «С.» подразумевают сонет (см.) особого вида, состоящий из одного катрена и одного, терцета (половинный сонет, сонет-септет). Впервые эта вариация сонетной формы введена французским поэтом Pierre Delaudin (в его кн.: Diane..., P., 1596), но широкого распространения не получила. Неизбежность повторения в терцете одной из рифм катрена приводит к нарушению в сонете С. самых принципов структуры сонета, предписывающих композиционно-отчетливое отграничение катренов от терцетов, и тем самым ставит его вне подлинных сонетных форм. см. Сонет, Строфика.

СЕРАЛИН

СЕРАЛИН Мухамметжан (?-1924) - казахский поэт. Основатель и редактор первого казахского журн. «Айкоп» (буквальный перевод «Футляр луны»), выходившего в Троицке в 1911-1913. С. - автор сборников стихотворений «Топ-Жарган», «Кенесары Наурузбай», переводчик «Рустема и Зораба» Фирдоуси (с перевода Жуковского). Главное значение С. в истории казахской литературы и общественности определяется его культурной деятельностью, связанной с журн. «Айкоп». Последний под руководством С. выдвигал и обсуждал актуальные вопросы о создании школы на казахском языке, об очищении языка от арабо-персидских и татарских влияний, о разработке грамматики, о равноправии женщин, об оседании кочевого казахского аула, о борьбе против патриархальщины. На страницах этого журнала зарождались первые идеи демократизма. Зачинателем этих идей, отвечавших интересам широких середняцких масс и был С. Ими проникнуты и его поэтические произведения.

Литературное наследие С. готовится к печати казахским писателем Майликом Беймбет.

СЕРАО

СЕРАО Матильда (Matilde Serao, по мужу Скарфольо, 1856-1927) - итальянская романистка и журналистка. Р. в Патросе, в семье журналиста. Из произведений Серао лучшее - ее новеллы («Государственный телеграф», «Свинопаска Комитуччия» и др.). В ряде своих романов - «Il ventre di Napoli» (Чрево Неаполя, 1884), «Il paese di cuccagna» (Страна изобилия, 1891) - С. является последовательницей веристов (см. Веризм); Неаполь в изображении С. - город беззаботного веселья, игры в лото, карнавалов, где жители «гуляют и влюбляются, влюбляются и гуляют». Выводя в своих произведениях представителей различных классов, С. остается мелкобуржуазным филантропом, не могущим подняться на ступень критической оценки действительности. Особое внимание в своих романах С. уделяет женщине, ее любви и переживаниям. Известность С. приобрела романами «Addio, amore!» (Прощай любовь, 1890), «Fantasia» (Фантазия, 1892), «Castigo» (Возмездие, 1893), рассчитанными на вкус обывателя, - измены, отравление, дуэль, женщина-страдалица составляют неизбежную их принадлежность.

С. писала под псевдонимом Gibus и Tuffolina; была основательницей и редактором газ. «Il giorno».

Библиография:

I. Собр. сочин., 5тт., изд. кн-ва «Атенеум», М., 1910-1911 (т.I. Волосы Самсона, Роман; т.II. Прощай любовь! Роман; т.III. Слушай часовой! Повести; т.V. Возмездие, Роман; т.VI. После прощения, Роман); Жизнь и приключения Рикорда Иоанна, Роман, СПБ, 1888; Земля обетованная, Роман, СПБ, 1897; Ценою жизни, Роман, СПБ, 1898; Сестра Джиованна, Роман, М., 1902; Рассказы, 2тт., перев. А.Веселовской, М., 1910; Цветы страсти, 2тт., изд. кн-ва «Атенеум», М., 1910-1911; и мн. др.

II. TorracaF. Saggi e rassegne, Livorno, 1885; NencioniE., Nuovi saggi critici di letterature straniere e altri scritti, Firenze, 1909; TissotE., Nouvelles princesses de lettres P., 1911; Garzia R., Matilde Serao, Rocca S. Casciano, 1916; RussoL., I narratori, Roma, 1923; Croce B., La letteratura della nuova Italia, v. III, Bari, 1929; PellizziC., Le lettere italiane del nostro secolo, Milano, 1929; ИвановМ.М., Очерки современной итальянской литературы, СПБ, 1902; ФричеВ.М., Две итальянских романистки, «Новый журнал для всех», 1911, XXXV; ЛуначарскийА.В., Этюды критические. Западно-европейская литература, Москва, 1925 (см. Итальянская литература).

СЕРАПИОНОВЫ БРАТЬЯ

«СЕРАПИОНОВЫ БРАТЬЯ» - Объединение писателей (прозаиков, поэтов и критиков), возникшее в Ленинграде 1 февраля 1921. Название его заимствовано из цикла новелл немецкого романтика Э.Т.А.Гофмана «Серапионовы братья», в к-рых описывается литературное содружество имени пустынника Серапиона. Членами объединения были: Л.Лунц, И.Груздев, М.Зощенко, В.Каверин, Н.Никитин, М.Слонимский, В.Шкловский, Вл.Певзнер, Е.Полонская, К.Федин, Н.Тихонов, Вс.Иванов.

В своих декларациях объединение в противовес принципам пролетарской литературы подчеркивало свою аполитичность. Наиболее полно позиции «С.б.» выражены в декларативной статье «Почему мы Серапионовы братья» («Литературные записки», 1922, №3), подписанной Л.Лунцем, в к-рой на вопрос «С кем же вы, Серапионовы братья? С коммунистами или против коммунистов? За революцию или против революции?» было ответом: «Мы с пустынником Серапионом». М.Зощенко прямо заявлял: «С точки зрения партийных я беспринципный человек... Я не коммунист, не монархист, ни эс-эр, а просто русский» (там же). «С.б.» в ряде статей выступили против идейности в искусстве («Мы пишем не для пропаганды», декларировал Л.Лунц), отстаивая старый тезис идеалистической эстетики о незаинтересованности эстетического наслаждения. Позиции объединения отражали идеологию растерявшейся мелкобуржуазной интеллигенции после октябрьского переворота. Идейным и художественным руководителем «С.б.» был Е.Замятин (см.). Опубликованные декларации и альманах «Серапионовы братья» (П., «Алконост», 1922) вызвали оживленную дискуссию. В выступлениях В.М.Фриче, В.Полянского, П.С.Когана и др. была обнажена реакционная основа деклараций «С.б.», враждебной пролетарской идеологии, и смысл их нарочитой аполитичности.

Но уже с самого возникновения объединение не было однородным ни по политическим ни по литературным симпатиям его членов. Между декларациями и творческой практикой большинства «С.б.» наблюдалось противоречие. Если часть «братьев» стремилась целиком осуществить изложенные выше принципы, то другие - с начала творческого пути пытались осознать подлинное значение процессов советской действительности. Так, Вс. Иванов (см.) публикует повесть «Бронепоезд №14-69» («Красная новь», 1922, кн. 6) и другие произведения партизанского цикла, революционная суть к-рых несомненна. Не соответствовали декларациям «С.б.» творческие устремления Н.Тихонова (см.), целый ряд стихотворений к-рого («Баллада о синем пакете», «Баллада о гвоздях» и др.) вошел в железный фонд советской революционной поэзии, а поэма «Сами» явилась одним из лучших произведений, посвященных Ленину. Большие общественные проблемы поднимались и в произведениях К.Федина (см.), Н.Никитина (см.), М.Слонимского (см.) Принципиально различными были и стилистические особенности творчества «братьев». Так, Каверин, Зощенко стремились к объективистскому показу действительности, в то время как напр. уже в ранних произведениях Вс. Иванова ярко сказывается увлеченность автора пафосом партизанской борьбы против белых. Чуждой оказалась ряду «серапионовцев» и ориентация на западную сюжетную прозу (Дюма, Стивенсон, Кетнер, Конан-Дойль), провозглашенной в статье Л.Лунца «На Запад» («Беседы», 1923, №3). В то время как так наз. «западное крыло» объединения (Л.Лунц, В.Каверин, М.Слонимский) в центр внимания ставило авантюрный остро-сюжетный жанр - «западную новеллу», «восточное крыло объединения» (М.Зощенко, Вс.Иванов и др.) работало над бытовым рассказом, используя фольклорный материал. Характерно, что отсутствие единства литературно-политических и творческих принципов «С.б.» вызвало резкое недовольство Е.Замятина, указавшего, что почти все «С.б.» «сошли с рельс и поскакивают по шпалам» («Литературные записки», 1922, №1). Пестроту идеологических убеждений вынужден был признать Л.Лунц, писавший - «у каждого из нас есть идеология, есть и политические убеждения, каждый хату свою в свой цвет красит», и с горечью констатировавший наличие у них «идеологических расхождений». С 1923-1924 Объединение начало хиреть, а в 1926 совсем прекратило свои собрания.

Победы, одержанные партией и пролетариатом Советского Союза и рост успехов социалистического строительства оказали решающее влияние на диференциацию интеллигенции. Лучшие из «серапионовцев» приняли платформу советской власти: «Похищение Европы» Федина, «Кочевники» и «Война» Тихонова, «Повесть о Левинэ» Слонимского и ряд произведений других бывших членов объединения говорят об их полном разрыве с иллюзиями о «беспартийности» художника.

Библиография:

«Серапионовы братья» о себе, «Литературные записки», 1922, №3; КоганП., Литература этих лет, изд. «Основа», Ив.-Вознесенск, 1924; ПолянскийВ., Вопросы современной критики, Гиз, М. - Л., 1927; СаяновВ., Современные литературные группировки, изд. «Прибой», Л., 1928; ПолонскийВ., Очерки литературного движения революционной эпохи (1917-1927), Гиз, Москва - Ленинград 1928.

СЕРАФИМОВИЧ

Статья большая, находится на отдельной странице.

СЕРБСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Статья большая, находится на отдельной странице.

СЕРБСКИЙ ЯЗЫК

СЕРБСКИЙ ЯЗЫК - С. яз. принадлежит к южнославянским яз. (см. Славянские языки). Он является сейчас господствующим языком в Югославии, вытесняяя из государственной и культурной жизни страны хорватский (см.) и словенский (см.) яз., что тесно связано с общей политикой сербского великодержавного национализма. Площадь распространения С. яз. примерно равняется площади болгарского яз.; расположена она в западной части Балканского полуострова, между Дунаем и Адриатическим морем. Значительная часть бассейнов рек Савы и Дравы, низовья реки Тисы населены сербами. Многочисленные острова восточной части Адриатического моря населены также ими. Значительные военные сербские поселения в XVIIIв. были на юге России (в быв. Новороссии). Много сербов живет в Италии (в Кампобассо). На востоке, между территорией сербского и болгарского яз., расположена группа македонских говоров, имеющая самостоятельное значение по отношению как к одному, так и к другому из соседящих языков. По вопросу об языковой и этнической принадлежности македонцев ведутся ожесточенные споры между сербскими (Белич) и болгарскими (Цонев) учеными, отражающие притязания сербского и болгарского великодержавного национализма.

Из самых характерных фонетических признаков С. яз. сравнительно с вост.-словенскими можно отметить: переход глухих «ъ», «ь» в «а» (сан, дан || сон, день); звукосочетания «ра» «ла» в соответствии с «полногласием» (крава, глас); особые среднеязычные звуки «С›» (чь) и «С’» (джь) в соответствии с русск. «ч» и «ж» (ноС›, меС’а); наличие слогообразующих сонантов «л» и «р» и переход «л» в «у» (срб || серб; вук || волк). Ударение в С. яз - музыкальное, т.е. с различением восходящей и нисходящей интонации, а также долгот и краткостей гласных. Лексика С. яз. отличается значительным количеством турецких элементов.

С. яз. делится на три основных наречия: штокавщина, чакавщина и кайкавщина (названия эти образованы от произношения вопросительного местоимения «что»). Штокавское наречие является собственно сербским, в то время как чакавщина и кайкавщина являются наречиями хорватского языка.

В обстановке острой политической борьбы происходило оформление литературного языка у хорват. Движению за самостоятельную литературную разработку кайкавского наречия (имевшему среди своих защитников известного слависта Копитара) в начале XIXв. было противопоставлено так наз. «иллирийское» движение, стремившееся к литературному единству с Сербией. Последнее движение возобладало, и в настоящее время хорваты в качестве литературного языка пользуются сербским (штокавским), отличаясь от сербов лишь графикой (латиница). См. Хорватский язык.

Первые памятники письменности С. яз. относятся к XIIв. Древнейшими памятниками являются Мирославово евангелие и грамота бана Кулина, 1189. Первый памятник является самым древним списком сербской редакции старославянского (древнеболгарского) яз., к-рый в эпоху раннего феодализма выполнял роль лит-го языка у всех православных славян. Более живая струя древнесербской лексики на фоне традиционного (старославянского) языка предоставлена в средневековой рыцарской повести на сербской почве («Александриды», «О Троянской войне» и др.); нарушение старославянской нормы в письменности несла с собою и «еретическая» богомильская литература, распространявшаяся гл. обр. среди социальных низов. Наоборот, реакционно-феодальное равнение на нормы староболгарской письменности проводилось в Сербии сторонниками школы болгарского епископа Енфимия Терновского - представителями официальной церкви (Константин Костенчский с его трактатом «О письменах»). Деловой и административный язык эпохи Неманичей использует уже элементы штокавского диалекта, хотя в целом не изменяет старославянской основы (законник Стефана Душана, 1349). Международный престиж С. яз. подымается дипломатической перепиской Дубровницкой республики; даже Порта в своих сношениях с Дубровником и Москвой, а также, Венгрия, Молдавия, а иногда и Австрия прибегают к деловому языку, выработанному в Дубровнике. В Дубровнике расцветает также и художественная литература (XV-XVIвв.), развивавшаяся под сильным влиянием раннего итальянского возрождения. Эта эпоха имеет большое значение в смысле разработки сербского стиля и стиха (см. Дубровницкая литература). В конце XVIIIв. возникают попытки синтетического построения сербского литературного языка на основе штокавских говоров с использованием элементов чакавщины и старославянского языка (деятельность известного рационалиста, предшественника Караджича - Досифея Обрадовича).

Огромная роль в формирований литературного языка принадлежит Вуку Стефановичу Караджичу (1787-1864). В основу его Караджич положил свой родной южноштокавский говор. Им было создано новое сербское правописание, к-рое под названием вуковицы употребляется до сих пор. Проведение реформы Караджичем многими было встречено неодобрительно, и еще до середины XIXв. были попытки писать старославянским языком.

Из крупных исследователей С. яз. следует указать Ю.Даничича, С.Новаковича, П.Будмани, А.Лескина, М.Решетара и А.Белича.

Библиография:

LeskienA., Grammatik der serbo-kroatischen Sprache, Bd. I, Hdlb., 1914; MeilletA. et VaillantA., Grammaire de la langue serbo-croate, P., 1924; Unbegaun, Les debuts de la langue litteraire chez les serbes, P., 1935 (Traveaux publies par l’Institut b’etudes slaves); МайковА., История сербского языка по памятникам, писанным кириллицею, в связи с историей народа, М., 1857; ФлоринскийТ., Лекции по славянскому языкознанию, ч.1, Киев, 1895; БрандтР., Краткая фонетика и морфология сербского яз., М., 1899.

СЕРВАНТЕС ДЕ СААВЕДРА

Статья большая, находится на отдельной странице.

СЕРВЕТИ-ФЮНУН

СЕРВЕТИ-ФЮНУН - см. Турецкая литература.

СЕРГЕЕВ-ЦЕНСКИЙ

СЕРГЕЕВ-ЦЕНСКИЙ Сергей Николаевич (1876-) - писатель. Был учителем, затем офицером, поручиком запаса. Участвовал в русско-японской войне. Впервые в печати выступил в 1901 сборником «Думы и грезы».

Своим дооктябрьским творчеством С.-Ц. отразил поворот буржуазной интеллигенции вправо, вызванный ростом пролетарской революционности. До революции 1905 С.-Ц. хранил веру в свободное развитие человечеств («Верю!»). Характерна его попытка создать образ революционера. Но революционер у С.-Ц. - Шевардин («Сад»), Хохлов («Маски») - это беспочвенный и стихийный поборник отвлеченной правды, не понимающий реальных методов борьбы.

Творчески самоопределяется С.-Ц. в период 1905. Он оставляет мечтания о свободе и становится на реакционные позиции, Круг основных идей С.-Ц. невелик и постоянен. Жизнь представляется в многочисленных его произведениях как чудовище, бессмысленный рок. Разум человека оказывается бессильным, человек целиком фатально подчинен случайностям. Основные герои С.-Ц. - пессимисты, иппохондрики, лишенные воли и страсти. Рок довлеет над ними, они живут обособленной, индивидуалистической жизнью. Так, в поэме «Движения» С.-Ц. рисует в гротескной форме бессмыслицу бытия, суетность всякого дела, подчиненность человека слепым случайностям (образ помещика Антона Антоновича). Идея вырождения с глубоким лиризмом развертывается С.-Ц. в одной из лучших его поэм «Печаль полей» (1908). Фатально обречены на вырождение и лучшие люди (Игнат, Анна) и природа (образ грозы, гибели дерева). Финал рассказов С.-Ц. смерть, перипетии умирания рисуются им детально («Наклонная Елена», пьеса «Смерть» и др.).

В 1907 вышел принесший литературную известность роман «Бабаев», в к-ром революция интерпретируется как рок, разгул бесчеловечности и жестокости. Симпатии автора - на стороне поручика Бабаева, выступающего в роли «усмирителя» и хранителя старого порядка.

Великую Октябрьскую пролетарскую революцию С.-Ц. встретил враждебно. В рассказе «Капитан Коняев» (1918), он тенденциозно изобразил теневые стороны революционной эпохи - стихийный разгул матросов, поведение обывателей, проституток. В многочисленных пореволюционных рассказах и повестях С.-Ц., концентрируя внимание на явлениях разрушния, насилия, жестокости, тенденциозно искажает современную действительность. Деградация России - лейтмотив его рассказов о гражданской войне, о голоде. Действительность изображается им как ужас, тьма. Человек человеку оказывается врагом. Революция означает с точки зрения С.-Ц. торжество народной дикости, озверения. Разделяя кулацкую идею, С.-Ц. рисует крестьянство целиком враждебным пролетариату («Жестокость»). Обращаясь к образам новых людей - рабочим, революционерам-коммунистам, - С.-Ц. извращает их. Предревком Золоторенко («Павлин»), матрос Семен Подканаев - это дегенераты, в прошлом убийцы, в к-рых безудержна разнузданность, своеволие. В рассказе «Павлин» в символическом образе нелепо убитого павлина С.-Ц. проводит мысль о том, что революция убивает все прекрасное, ценное.

После Октября С.-Ц. написал роман «Обреченные на гибель» - вторую часть начатой еще до революции эпопеи «Преображенье». (первая часть «Валя»). С.-Ц. стремится показать предреволюционное и послеоктябрьское русское общество в различных его слоях. В период реакции 1907-1909 интеллигенция, испытывая панический страх перед народом, все надежды переносила на защищающую ее от ярости народа власть штыков. Это отношение к революции сохраняется С.-Ц.

В последний период С.-Ц. дал новый роман «Зауряд-полк», являющийся продолжением романа «Обреченные на гибель». В романе, тематически посвященном описанию жизни полка, нет солдат, не показаны их настроения и отношение к офицерам и офицеров к ним. Единственный стереотипный эпизод учения солдат на плацу написан с целью показать «благородство» прапорщика Ливенцова, а не тяжелую участь солдат.

Сергеев-Ценский написал за последние годы ряд повестей о классиках русской литературы. В повестях «Поэт и поэт» (1933), «Гоголь уходит в ночь» (1933), «Невеста Пушкина» (1934) С.-Ц. дает поверхностное, трафаретное, выдержанное в духе либеральной критики изображение жизни, судьбы и личностей писателей. Так, Гоголь напр. дан только мракобесом, мистиком, прогрессивная роль Гоголя-художника стерта, без оценки оставлено давление на художника николаевской реакции.

В рассказах 1934 - «Памяти сердца» и «Поезд с юга», - С.-Ц. создает искаженный образ нового человека и с тоской вновь пишет о «слабой» интеллигенции и ее «страданиях». Рассказы загромождены ложными, надуманными психологическими подробностями.

Свое отрицательное отношение к действительности С.-Ц. прикрывает подчас символами, условностями и недосказанностями, аллегорическим развертыванием идей. Он пристрастен к уродствам жизни и уродливым, искривленным людям. Показывая бессмыслицу жизни, нездоровую психику людей, С.-Ц. противопоставляет этому непреоборимую силу природы. Он воскрешает традицию дворянской литературы, боготворит землю, ее целебную силу. Природа у него очеловечена. Но в соответствии с общим характером творчества С.-Ц. и природу дает печальной. Не случайно преобладание образа осени, увядания («Печаль полей», напр.). Стиль его манерен. В нем сочетаются натуралистическая струя, детализация с отрывочностью и склонностью к символам и недомолвкам.

Библиография:

I. Рассказы, т.I-VII, СПБ - М., 1907-1916; Полное собр. сочин., изд. «Мысль», Л., 1928; Бабаев, Роман, изд. то же, Л., 1928; В грозу, (Рассказы), изд. «Федерация», Л., 1928; Поэт и чернь. (Дуэль Лермонтова). Повесть, изд. «Пролетарий», Харьков, (1928); Печаль полей, изд. 4, Моск. т-во писателей, (М., 1929); Преображение. Эпопея, ч.1. Валя. Роман, изд. 3, кн. II. Обреченные на гибель, Роман, изд. то же (М., 1929); Поэт и поэтесса, изд. «Федерация», М., 1930; Гоголь уходит в ночь, изд. «Советская литература», М., 1933; Избранные произведения, ГИХЛ, (М.), 1933; Движение, (Рассказы), изд. Моск. т-ва писателей, (М., 1933); Мишель Лермонтов, Роман в 3чч., изд. то же, (М., 1933); Около моря (Рассказы), ГИХЛ (М. - Л.), 1934; Невеста Пушкина, Роман в 2чч., изд. «Советская литература», М., 1934; Зауряд-полк, Роман, Гослитиздат, М., 1935; Маяк в тумане, Рассказы, изд. «Советский писатель», М., 1935.

II. КранихфельдВ., Поэт красочных пятен, «Современный мир», 1910, VII (перепеч. в его книге «В мире идей и образов», т.II, СПБ, 1912); МорозовМ., Поэт безволия, в книге автора «Очерки по истории новейшей литературы», СПБ, 1911; ГорнфельдА., Путь Сергеева-Ценского, «Русское богатство», 1913, XII; БочачерМ., Певец «обреченных», «Русский язык в советской школе», 1931, IV; ВоровскийВ., Нечто о г. Сергееве-Ценском, Сочинения, т.II, М. - Л., 1931; ГоффеншеферМ., Движение на месте, «Литературный критик», 1933, III; УсиевичЕ., Творческий путь Сергеева-Ценского, «Литературный критик», 1935, №3.

СЕРЕБРЯНСКИЙ

СЕРЕБРЯНСКИЙ Марк Исакович (1900-) - литературный критик. Член ВКП(б) с 1920. В литературном движении участвует с 1925, первоначально как поэт, а с 1928 - как критик. Был активным работником руководства РАПП, разделял ее ошибки. В 1932 окончил ИКП литературы. С. дал ряд вдумчивых содержательных работ, отстаивая принципы нового искусства эпохи социализма. Внимательно анализируя литературные явления, С. дает теоретические выводы как в обобщающих статьях, так и в статьях об отдельных писателях (об Артеме Веселом, «О социалистическом реализме», брошюра о Фурманове).

Библиография:

Творчество Ник. Ляшко, ГИХЛ, М. - Л., 1931; Против воронщины, Сб. ст., ГИХЛ, М. - Л., 1932; Литература и социализм, сб. литературно-критических ст. (о современных советских писателях), Гослитиздат, М., 1935; Тема гражданской войны в советской литературе, Литературные заметки, Азчериздат, Ростов н/Д., 1935; Дмитрий Фурманов, Гослитиздат, М., 1936.

СЕРОШЕВСКИЙ

СЕРОШЕВСКИЙ Вацлав Леопольдович (1860-) - польский писатель. Происходит из мелкодворянской семьи, поместье к-рой было конфисковано после восстания 1863. За участие в революционном движении неоднократно ссылался в Сибирь.

Первая новелла С. «Осенью» написана в 1884. Одновременно он занимался изучением быта местного населения и труды свои посылал в Петербургское географическое об-во. Благодаря ходатайству этого общества С. получил разрешение перебраться в Якутск, а затем и в Иркутск, где закончил большой научный труд на русском языке, под названием «Якуты». Опыт этнографического исследования» (т.I, СПБ, 1896; польск. изд. «Dwanascie lat w Kraju Jakutow», 1900), изданный и примерованный Географическим об-вом. В 1905 издал другой труд - «Корея» (польское изд. «Korea», 1905). В 1914 С. вступил в легионы Пилсудского.

Перед империалистической войной С. был одним из популярных польских писателей. Особенным успехом пользовались его сибирские рассказы. Такие произведения его, как «W ofierze bogom» (В жертву богам), «Risztau» (Риштау, Кавказ, 1899), «Na cresach lasov» (На краю лесов), «W motni» (В западне), «Chailach» (Хайлах), «Kuli» (Кули), «Wsrod ladow» (Среди льдов), «Na dnie nedzy» (Предел скорби), «Ucieczka» (Побег) и мн. др. завоевали ему многочисленных читателей среди рабочих и радикальной интеллигенции. Многие из них были переведены на русский яз., некоторые самим С.

Произведения эти проникнуты абстрактным гуманизмом. Любимая идея С. - это вера в единое человечество. Реальность его для С. несомненна, какие бы разочарования в отдельных людях не предстояли благородным идеалистам. В конце концов эта вера у С. торжествует («На краю лесов»). Этими настроениями особенно полны рассказы С., посвященные китайцам, якутам, чукчам и др. Их добродушие, наивность, гостеприимство любовно изображены С. Он весьма удачно избегает экзотизма и, как справедливо было замечено критикой, «якутский и тунгусский миры у Серошевского привлекают наше внимание больше тем, чем они похожи на нас, нежели тем, чем от нас разнятся».

После войны С. выступил как ярый враг коммунизма и СССР. В 1922 он написал пьесу «Bolszewicy» (Большевики). Это в достаточной мере бездарная клевета на большевизм. Несмотря на весьма усиленную поддержку со стороны официальных кругов, пьеса эта провалилась после нескольких представлений. С. является также довольно плодовитым публицистом, всегда впрочем отличавшимся большой поверхностностью суждений; в последнее же время деятельность С. стала носить крайне реакционно-фашистский характер. В настоящий момент С. является членом польской фашистской Академии литературы.

Библиография:

I. Pisma, 14 vv., Warszawa, 1922-1926. Русские перев. повестей и рассказов С. стали появляться в печати с 90-х гг. («Русское богатство», «Начало», «Мир божий», «Жизнь»); Рассказы, 8тт., изд. «Знание», СПБ, 1908-1909; Беньовский. Роман, перев. М.Абкиной, изд. «Мысль», Л., 1927; На краю лесов. Повесть, изд. «Биб-ки всемирной литературы», Л., 1928 и Гиз, М. - Л., 1930; Ян-Хун-Цзы (Заморский дьявол). Китайские повести, перев. С.Михайловой-Штерн, «ЗиФ», М. - Л., 1928; Против волны, с предисл. Ф.Кона, изд. «Молодая гвардия», М. - Л., 1929 (воспоминания о сибирской ссылке).

II. ФельдманВ., В.Серошевский, «Критический альманах», кн. 2, М., 1910; ЗалевскийК. (псевд. Трусевича), К характеристике новейшей польской литературы, «Современный мир», 1912, IV.

СЕРРЕЙ

СЕРРЕЙ Генри Хоуард, граф (Henry Howard earl of Surrey, 1517-1547) - английский поэт. Был приближенным Генриха VIII, участвовал в походах в Шотландию и Францию. Вследствие дворцовой интриги был заключен в Тоуэр, судим по ложному обвинению и казнен. Представитель придворно-аристократических кругов, С. является одним из ранних английских гуманистов. Культ Дамы (сонеты, посвященные Джеральдине) сочетается в его поэзии с меланхолическими настроениями. Поклонник Петрарки, С. перенес на английскую почву форму сонета, к-рой владел мастерски. Другим важным нововведением С. было употребление белого стиха (перевод 2 и 4 песен «Энеиды»). Стих С. отличается легкостью и разнообразием. Ясность и простота стиля приближают его к Чосеру (см.). Произведения С., при жизни поэта распространявшиеся в рукописных списках, были впервые напечатаны через 10 лет после его смерти в сборнике стихов нескольких поэтов «Songes and sonettes written by the Right Honorable Lorde Henry Howard, late Earle of Surrey and other» (Песни и сонеты, написанные его превосходительством лордом Генри Хоуардом, покойным графом Сэррей и другими, 1557).

Библиография:

I. Poems (Aldine edition), L., 1866; Tottel’s miscellany. Songes and sonettes by H.Howard, Earl of Surrey. By E.Arber (English reprints, 24), L., 1870.

II. BapstE., Deux gentilshommes poetes de la cour de Henry VIII, P., 1891.

СЕРЫ АКАН

СЕРЫ АКАН, или Акан Серы (1843-1913) - казахский поэт. Р. в бывшем Кокчетовском уезде (теперешней Карагандинской области), в байской семье. Научился мусульманской грамоте у муллы; изучал арабскую, персидскую поэзию. Творчество С.А. в основном выражало упадочнические настроения феодальной аристократии, беспомощной в борьбе с царизмом. Изредка в поэзии С.А. звучали отголоски протеста народных масс против царского колонизаторства и насилия. Некоторые из многих популярных песен С.А. распространяются как народные.

Стих С.А. отличается своеобразной глубокой лиричностью, музыкальностью.

С.А. популярен и как самородок-композитор. Его мелодии («Срымбет», «Кула Кер», «Уш Тоты Кус», «Кара Торгай» и «Ак Койлек») распеваются в Казахстане как народные; они переложены на граммофонные пластинки и использованы для постановок различных пьес.

СЕСПЕЛЬ

СЕСПЕЛЬ Мишши (1899-1922) - чувашский революционный поэт. Р. в семье бедного крестьянина. Будучи студентом Тетюшской учительской семинарии, в 1918 добровольцем ушел в Красную армию. Вступил в комсомол, а затем и в коммунистическую партию. После гражданской войны работал председателем Областного Рев. трибунала и зав. Областным отделом юстиции.

С. в своих произведениях ярко выразил ненависть к старому режиму с его жандармами и попами, с его национальным гнетом и кулацкой эксплоатацией, призывая к героической борьбе против темного, «кровавого» прошлого, к строительству коммунизма («Морю», «Стальная надежда»).

С. верил в светлое будущее чувашских трудящихся. Однако трудности советского строительства Чувашской авт. области вызывали в его творчестве пессимистические и националистические настроения, хотя он и не был националистическим писателем.

Библиография:

I. Сборник стихов, «Чувашкнига», Чебоксары, 1928.

II. КузнецовИ.Д., Национальный вопрос и чувашская художественная литература, 1931.

СЕТОН

СЕТОН Эрнст Томпсон (Ernest Thompson Seton, 1860-) - американский писатель, популярный автор произведений из жизни животных. Р. в Англии. Долгое время работал в Канаде как естествоиспытатель, изучая жизнь зверей в лесах верхней Манитобы; затем продолжал свои наблюдения в западных штатах США. Работал некоторое время иллюстратором научных изданий по зоологии.

Первое беллетристическое произведение С. «Wild animals I have known» (Мои знакомые дикие звери) вышло в 1898 и сразу доставило автору известность. За этим последовал ряд других книг, также посвященных изображению жизни животных, к-рые автор иллюстрировал своими собственными рисунками («Biography of a Grizzly», 1900; «Lobo, Rag and Vixen», 1899; «Lives of the Hunted», 1901, и др.). С. продолжает традиции натуралистской (посвященной изображению природы) беллетристики, зачинателем к-рой в североамериканской литературе был Торо. С. - тонкий наблюдатель жизни диких зверей. Подчеркивая дарвиновский закон «борьбы за существование», С. наделяет своих героев-зверей сложной «психологией» и ищет в их поступках проявлений индивидуальных «душевных» качеств и «ума». Книги С. пользуются большой популярностью среди детей среднего и старшего возраста, к-рых привлекают реалистические описания природы и зверей при полном отсутствии сюсюкания и сентиментализма, характерных к сожалению для столь многих анималистских произведений детской литературы.

Библиография:

I. Кроме указанных в тексте: Two little savages, N.Y., 1903; Monarch, the big bear of Tallac, N.Y., 1904; Animal heroes, N.Y., 1905; Biography of a Silver-fox, N.Y., 1909; Woodland tales, N.Y., 1921 и др. На русск. яз. произведения С. переводились много раз как в дореволюционные, так и в пореволюционные годы. Собр. сочин., 3тт., перев. Под редакцией Н.Чуковского, с рис. автора, Гиз, М. - Л., 1929-1930 (т.I. Рольф в лесах. Рассказы; т.II. Животные герои. Рассказы; т.III. Маленькие дикари).

II. HalseyF.W., American authors and their homes, N.Y., 1901; TracyH.C., American naturalists, N.Y., 1930.

СИАМАНТО

СИАМАНТО (псевдоним Атома Ярджаньяна, 1877-1916) - армянский поэт. Р. в г. Акн (б. Турецкая Армения). Высшее образование получил в Женеве. Во время империалистической войны был арестован в связи с повстанческим движением армян в Турции и убит.

С. - один из видных деятелей зап.-армянской литературы 900-х гг. Первый сборник его стихотворений «Дюцазнорэн» вышел в свет в 1902 в Париже. В 1907 он издал сб. стихов «Факелы агонии и надежды», в 1909 - сборник «Красные вести от приятеля». Поэзия С. проникнута чувством глубокой скорби и гневными призывами к мести. Эти настроения у поэта порождены армянскими погромами в Султанской Турции. В образных выражениях С. оплакивал «родной дом», от к-рого остались одни лишь «обломки» и «развалины» («Горсть пепла - родной дом»), «родимые долины», меж к-рых он «проводил свой младенческий день», и «дни ужаса, и крови, и резни» (стихотв. «Похороны», «Кровь», «Сон невесты»).

С. не вскрывал классовых социально-экономических причин, обусловливавших национальное угнетение, распри и произвол султанского режима в Турции. Не осознавая классовой борьбы, он видел только «вечно» враждующие нации. В этом отношении характерны его стихотворения «Сыны армян», в к-рых он, призывая к мести, восхвалял деятелей армянского националистического движения в Турции и в других странах. Творчество С. в основном проникнуто духом воинствующего буржуазного национализма.

С. порвал с традиционными приемами в области стихотворчества: он культивировал вольный стих. Его поэзия отличается лиризмом, яркими красочными образами. На стихах С. сказалось влияние французской поэзии (Эмиль Верхарн и др.).

Библиография:

I. На русск. яз.: «Поэзия Армении», Под редакцией В.Брюсова, М., 1916, стр.473-478.

II. На армянском яз.: Агаян, Туманян, Папазян, Армянские писатели, т.II, Тифлис, 1910; ПапазянВ., История армянской литературы, Тифлис, 1911. На русском яз.: БрюсовВ., Историко-литературный очерк, сб. «Поэзия Армении», М., 1916.

СИБИРСКИЕ ОГНИ

«СИБИРСКИЕ ОГНИ» - старейший значительный краевой литературный журнал. Выходит в Новосибирске с 1922, первоначально орган Сибправления ССП, затем с 1930, после районирования, - орган ССП Зап.-Сиб. края. В первую редколлегию входили: Ем.Ярославский, Ф.Березовский, В.Правдухин, М.Басов, Л.Сейфуллина и др. В первые годы «С.о.» способствовали собиранию писательских сил; в журнале печатались: Л.Сейфуллина, А.Караваева, Ис.Гольдберг, и др. В первый же год своего существования журнал дал значительные произведения из эпохи гражданской войны (напр. Сейфуллина, «Перегной», «Правонарушители»). Поставив в центре внимания сибирское крестьянство, журнал отразил противоречия его идеологии: в изображении партизанского движения часть писателей «С.о.» воспела «стихийность» революции и не сумела показать пролетарского руководства деревней. Нашли место в журнале узко областнические тенденции. В период руководства журналом В.Зазубрина (1924-1928), журнал допустил серьезные идеологические срывы (противопоставление деревни городу, непонимание нэпа). В решении бюро крайкома ВКП(б) было дано осуждение линии «С.о.» (1928). Социалистическая реконструкция потребовала и обусловила перестройку старых писательских кадров. Журнал стал отражать процесс индустриализации края и коллективизации сельского хозяйства. Выдвинулись молодые писатели (А.Коптелев, Н.Чертова, И.Никитин) и поэты (Л.Черноморцев, Н.Непомнящих, И.Мухачев, В.Вихлянцев). Перелом выразился в повороте писателей к актуальной тематике (Пермитин, «Когти» и «Капкан», Гольдберг, «Поэма о фарфоровой чашке»). Преобладающее значение приобрел в журнале очерк (В.Итин, М.Никитин и др.). В 1931 «С.о.» стали органом АПП, отражая ошибки рапповского руководства центра. После постановления ЦК ВКП(б) от 23 апреля 1932 «С.о.» стали органом ССП, роль журнала повысилась. За 1934 были напечатаны крупные романы: Ис. Гольдберга «Жизнь начинается сегодня», М.Ошарова «Большой аргиш», А.Коптелева «Великое кочевье», стихи Непомнящих, Н.Алексеева и др.

«С.о.» имеют достижения в показе возрождения национальностей Сибири - ряд значительных вещей посвящен тунгузам и алтайцам. Меньше сделано для развития самих национальных лит-р Сибири и выдвижения национальных писателей (напечатаны переводы алтайских и хакасских народных песен, сказки народностей Севера и очерк ойратского писателя Кучияка).

Журнал не только популярен в крае, но широко известен и за пределами Зап. Сибири. Тираж его с 2 000 экз. достиг 7 000 (1934), именем «С.о.» назван колхоз в предгорьях Алтая. Журнал выходит 6 раз в год (книгами по 10 печ. листов).

Библиография:

Художественная литература в Сибири 1923-1927, Новосибирск, 1927 (помещен указатель напечатанного в «С.о.» за 5 лет); СейфуллинаЛ., Памятное пятилетие, «Сибирские огни», 1927, I (воспоминания); ПиксановН., Областные культурные гнезда, М., Гиз, 1928; ВысоцкийА., Литература сибирская - послеоктябрьский период, «Сиб. сов. энциклопедия», т.III; «Сибирские огни», 1933, 1-2 (10-летие журнала: письмо М.Горького, статьи В.Итина, А.Коптелева и др. материалы); ИтинВ., Литература сов. Сибири, «Книга и пролетарская революция», 1933, №9, «Литературная газета», 1934, №№34, 84, и 100; ИльенковВ., «Сибирские огни» за 1933, «Литературная газета», 1934, №3.

СИВАЧЕВ

СИВАЧЕВ Михаил Гордеевич (1877-) - писатель-беллетрист. Сын железнодорожного рабочего. Рано начал работать на бойнях, на постройке мостов, по котельному делу. С 14 лет на заводе. С 24 лет инвалид. Начал писать с 1900. Наиболее значительные произведения дореволюционного периода - «Прокрустово ложе», «Цветы земли и неба», «Из деревенских впечатлений» - слабы в художественном смысле. С. резко выступает против интеллигенции, противопоставляемой им «простому народу». Вражда С. к интеллигенции дала повод некоторым буржуазным литераторам сблизить С. с «Вехами» и сделать его «знаменем времени». Этим и объясняется интерес к произведениям С., споры вокруг его имени в годы после революции 1905. Однако антиинтеллигентская позиция С. отлична от платформы «Вех». Махаевщина С. сочеталась с верой в облагораживающую воль труда. Дореволюциончные произведения С. пронизаны индивидуализмом, его борьба со злом носит отвлеченный характер.

После Октябрьской социалистической революции С. - на стороне пролетариата. Наиболее значительное произведение пореволюционного периода - «Желтый дьявол» - повесть о русской деревне 1917-1918. С. рисует классовую борьбу в деревне. Ярко разоблачает С. хищническую сущность кулачества (образ Акима Боголюба). Но борющаяся бедняцкая масса изображена С. схематично. Из других произведений следует отметить повесть «Балаханы» (1926г.), в которой описанию тяжкого быта бакинских рабочих в дореволюционные годы противопоставлена новая жизнь, социалистическое строительство на нефняных промыслах.

За последние годы С. ничего значительного не дал.

Библиография:

I. Собр. сочин., 3тт., изд. «Современные проблемы», М., 1911-1912; Желтый дьявол. Повесть, Гиз, М., 1920; То же, «ЗиФ», М., 1924; Сказки юности, сб. «Кузница», М., 1923; Федор Быльников. Роман, изд. «Прибой», Л., 1924; То же, изд. 3, Моск. т-во писателей, М., 1931; Брянский завод. Рассказ, изд. «Новая Москва», М., 1924; Слепцы. Рассказ, изд. то же, М., 1924; Выбыли из строя и др. рассказы, изд. «Пролетарий», Харьков, 1925; Деревенский Октябрь. Повесть, изд. то же, Харьков, 1925; Балаханы. Повесть, изд. «Новая Москва», (М.), 1926; Бунт. Рассказы, изд. «Московского т-ва писателей», М., 1927; Юность, изд. «Московский рабочий», М. - Л., 1927; Собр. сочин., со вступ. ст. Г.Якубовского, изд. Т-ва писателей, (М.), 1928-1929.

II. КолтоновскаяЕ., Критические этюды, СПБ, 1912. Отзывы: ПакентрейгерС., «Новый мир», 1927, III; ОбрадовичС., «Октябрь» 1926, XI-XII; Ларионов Ник., «На литературном посту», 1927, IV; Ав-левА., «Книга и революция», 1930, №28; Метелин, «На литературном посту», 1926, №4; КрасильниковВ., «На литературном посту», 1927, №14; КонстантиновД., «На литературном посту», 1928, №13-14; и др.

III. ВладиславлевИ.В., Литература великого десятилетия (1917-1927), т.I, М. - Л., 1928.

СИВЕРС

СИВЕРС (Зиверс) Эдуард (Eduard Sievers, 1850-1932) - создатель «произносительно-слуховой филологии», известный немецкий лингвист. Согласно его учению в тексте литературного произведения сполна заложены все элементы его звучания, и эта «внутренняя структура» текста может быть восстановлена при помощи определенных приемов. Первоначально С. ограничивал круг скрытых в тексте факторов звучания мелодикой, т.е. движением голоса по высоте. Позже он развивал теорию «звукового анализа», в к-рой утверждал, что восприятие всякой речи как устной, так и письменной вызывает моторную реакцию в форме побуждения к сокращению мускулов, не входящих в состав произносительного аппарата, причем эти моторные импульсы восходят к говорящему субъекту или автору текста; именно эти «сопутствующие» сокращения мускулов сообщают индивидуальному голосу специфическое «качество звука».

С. применил методы «произносительно-слуховой филологии» к критике значительного числа разнообразных памятников - древнееврейских, греческих, древнескандинавских, древне-, средне- и ново-верхненемецких и т.п. (книги Ветхого завета, Евангелия, Апокалипсис, Эдда, Гудрун, миннезанг, «Слово о полку Игореве», «Король Лир» и др.). Однако ему не удалось сообщить этим текстологическим исследованиям достаточную убедительность.

Библиография:

I. По теории «произносительно-слуховой филологии»: Rhytmisch-melodische Studien, Hdlb., 1912; Ziele und Wege der Schallanalyse, Hdlb., 1924; Der Textaufbau der griechischen Evangelien klanglich untersucht, Lpz., 1931.

II. IpsenG. und KargF., Schallanalytische Versuche, Hdlb., 1928; ШульцеР.В., Ритм в психологии творчества, «Западные сборники», вып.2, М., 1924; ВышеславцеваС., О моторных импульсах стиха, «Поэтика», III, Л., 1927. См. также библиографию к ст. Мелодика.

СИВЕРТС

СИВЕРТС Сигфрид (Sigfrid Siwertz, 1882-) - шведский писатель. Р. в Стокгольме, в зажиточной буржуазной семье. Высшее образование закончил в Упсальском ун-те. Дебютировал в литературе в 1905 сборником стихотворений «Gatans drommar» (Грезы улицы), в 1905 выпустил второй сборник - «Denunga lonnen» (Молодой клен). С. раскрывается в них как писатель буржуазного декаданса, последователь Шопенгауэра. В 1906 вышел его роман «Margot» (Маргот), а в 1907 - «Cirkeln» (Круг), проникнутые пессимизмом. В 1907 С. познакомился в Париже с французским философом Анри Бергсоном и его антиматериалистическим интуитивизмом. С этого времени шопенгауэровский пессимизм С. сменяется попытками создать образы волевых людей, действующих под влиянием интуиции, ищущих источник этой интуиции в окружающей живой природе. В этом духе написаны его собрания новелл (De gamla» (Старики, 1909) и «Malarpirater» (Пираты на озере Мелор, 1911). В 1912 в сборнике новелл «ambetsman pa aventyr» (Похождения чиновника) С. показывает, что ему не чужда тонкая сатира на современную ему буржуазию, но эта сатира не бичующая, а полная терпимости к близким и ему персонажам. Указанными тенденциями пронизан ряд сборников, выпускаемых С. ежегодно: «En strid pa Davenso» (Борьба на острове Девен, 1913), «En flanor» (Праздношатающийся, 1914), «De stora barnen» (Большие дети, 1915) и т.д. После империалистич. войны (в 1920) С. написал роман «Selambs» (Селамс), в котором он выступает апологетом эгоизма. Бергсоновская философская школа явилась здесь базисом для развития психики фашиствующей молодежи. Желание активизировать свою личную волю и мужество в эгоистических интересах своего класса - вот те новые мотивы, к-рые звучат в творчестве С. первого десятилетия после империалистической войны. «Hem fran Babylon» (Возвращение из Вавилона, 1923), «Det stora varuhuset» (Большой торговый дом, 1926), «Jonas och draken» (Юнас и дракон, 1928), «Reskamraterna» (Спутники, 1929) и «Saltsjopirater» (Морские пираты, 1931) выразительно иллюстрируют эти новые тенденции С., к-рый в настоящее время является одним из популярнейших писателей фашиствующей буржуазии. В 1932 его избрали членом шведской Академии. С. писал для театра («Indianssommar» (Бабье лето, 1908), «Visdomstanderna» (Зубы мудрости, 1911), «Storm i vattenglas» (Буря в стакане воды, 1918) и «Trions brollop» (Свадьба), но его пьесы имели очень слабый успех на сцене. Его пьесы - драматизированные диалоги, рассуждения по поводу того или другого события жизни современной ему буржуазной Швеции.

Библиография:

На русск. яз. перев. роман: «Det stora varuhuset»: Универсальный магазин, сокращ. перев. М.Коваленской, Гиз, М. - Л., 1927.

СИВИЛЛИНЫ КНИГИ

СИВИЛЛИНЫ КНИГИ (libri sibyllini) - культовые тексты древнего Рима, собрания изречений, приписывавшихся древним боговдохновенным прорицательницам - сивиллам. С.к. находились в специальном ведении жреческой коллегии пятнадцати (quindecemviri sacris faciundis), дававшей по ним ответы на запросы сената. Древнейший текст С.к., по преданию приобретенный Тарквинием Гордым у кумской сивиллы, сгорел в 83 до н.э. при пожаре Капитолийского храма; вновь составленный текст был пересмотрен при Августе в 12 н.э.; в 405 н.э. С.к. были сожжены Стилихоном.

Величавый образ сивиллы, созданный Вергилием в VI песне «Энеиды», многочисленные упоминания о Ск. у римских писателей (Тит Ливий, Варрон) и в особенности ссылки на них у христианских апологетов (Лактанций), все это способствует сохранению предания о сивиллах и С.к. в литературе христианского средневековья (англо-нормандская обработка XIIв., старофранцузские «Dits prophetiques des Sibylles», XVв.) вплоть до Ренессанса, закрепившего образ сивилл в непревзойденных формах изобразительного искусства (Микель-Анджело).

Библиография:

EwaldH., Abhandlung uber Entstehung, Inhalt und Wert der Slbyllinischen Blatter, Gottingen, 1858; DielsH., Sibyllinische Blatter, Berlin, 1890.

СИД

СИД - герой средневекового испанского эпоса, главный персонаж «Поэмы о Сиде» (точное название - «Песнь о моем Сиде»), написанной неизвестным автором около 1140.

С. - лицо вполне историческое; настоящее имя его - Руй (т.е. Родриго) Диас, а С. - лишь его прозвище, происходящее от арабского слова «сеид», т.е. «господин» (другое его прозвище - «Кампеадор», что значит «боец»). Он родился около 1043 и был крупным феодалом, деятельным помощником кастильского короля Санчо в его борьбе со своими братьями и сестрою. После смерти Санчо и воцарения в 1072 его брата Альфонса у последнего естественно установились с С. плохие отношения, закончившиеся в 1081 изгнанием С. Собрав дружину, С. сделался наемником мавританского царя Сарагосы, на службе у к-рого он воевал со своими единоверцами. Будучи выдающимся полководцем и отличным политиком, С. наконец вполне эмансипировался от подчинения кому-либо, в 1094 завоевал у мусульман Валенсию и оставался самостоятельным ее властителем до своей смерти в 1099.

«Поэма о Сиде», написанная свободным четырехударным стихом в виде строф неравной длины, связанных ассонансами, довольно точно вопроизводит эти события. Но к повествованию о боевых подвигах С. она присоединяет много подробностей о семейной жизни С., а главное примышляет романтическую историю двойного брака дочерей С. Первые мужья их - инфанты Каррионские, желая отомстить С., разоблачившему их трусость, увезли своих жен в горы, где избили их и оставили на растерзание зверям. Однако племянник С. отыскал несчастных и привез их домой. С. отправляется к королю требовать правосудия. Инфанты посрамлены, дочери С. получают развод, и король обручает их с двумя принцами. На этом поэма кончается.

Не менее значительна перекраска, к-рой подвергся в поэме образ самого С. Он изображен в ней человеком очень добрым (арабские источники, быть может, слегка преувеличивая, распространяются об ужасной жестокости С.), бесхитростным, простым в обращении, рассудительным, хорошим семьянином, награжденным почти мещанскими добродетелями. О службе С. мусульманам ничего не говорится; напротив, он представлен на всем протяжении поэмы верным вассалом (несмотря на учиненную ему обиду) кастильского короля и принципиальным борцом с маврами.

От феодального эпоса той же эпохи у других народов поэма отличается сильной реалистической окраской. Она свободна от всякого гиперболизма. Сверхъестественный элемент совершенно отсутствует, в ней немало черт бытовых. Стиль отличается большой простотой и непосредственностью. Все это указывает на то, что поэма - создание рыцарства, мировоззрение к-рого восприняло ряд новых понятий и навыков, идущих от ремесленной и купеческой буржуазии. С. изображен в поэме незнатным и небогатым рыцарем, всем обязанным лишь своей доблести и тяжелым овинским трудам, в противоположность обличаемой в поэме пустой и спесивой верхушке аристократии (инфанты Каррионские).

В таком же примерно направлении развивался дальше образ С. в возникших в XIV-XVIIIвв. испанских романсах о С., восходящих в сюжетном отношении к «Поэме о Сиде» и к разным старым хроникам, в частности «Cronica rimada» (XIVв.). Наряду с сюжетными моментами, уже встречающимися в «Поэме о Сиде», мы здесь находим такие мотивы, как милосердие, проявленное С. к прокаженному, его участие в войнах испанского короля с французами и папой и т.п., а главное - романтическую историю его женитьбы на донье Химене, отца к-рого он убил на поединке, защищая честь своего отца. Эта последняя тема была затем разработана в драме Гильена де Кастро (Guillem de Castro) «Las Mocedades del Cid» (Молодость Сида, 1618), откуда Корнель (см.) заимствовал сюжет своего «Сида» (1635).

В конце XVIII и в первую половину XIXв., особенно в эпоху романтизма, сказания о С. нередко привлекали внимание поэтов (Гердер, скомпановавший из романсов своего рода новую поэму о С., Соути, В.Гюго в «Легенде веков» и т.п.). У нас многие романсы о С. (довольно свободно, по Гердеру) перевел Жуковский.

Библиография:

I. Существует только один, прозаический и очень неточный (с французского) перевод на русский яз. «Поэмы о Сиде» - А.Н.Чудинова, в книге: Поэма и избранные романсы о Сиде, в перев. русск. писателей, СПБ, 1897 («Русская классная биб-ка» А.Чудинова, серия II, вып.V); готовится новый перевод в изд. «Academia». Испанский текст поэмы издавался много раз: Poeme du Cid, ed. J.J.S.A. Damas-Hinard, P., 1858 (с параллельным французским переводом Lidforss’а), и др. Лучшие критические изд., с грамматикой, глоссарием и обширными комментариями - Cantar de Mio Cid, изд. R. Menendez Pidal, Madrid, 3 vv., 1908-1911, и близко следующее ему издание M.L.Wagner’а («Romanische Texte, H.4»), Berlin, 1920. Текст романсов - изд. M. Menendez y Pelayo: Romances viejos castellanos («Antologia de poetas liricos castellanos», Madrid, 1899).

II. WolfF., uber die Romansenpoesie der Spanier, в кн.: Studien zur Geschichte der spanischen und portugiesischen Nationalliteratur, Berlin, 1859; Mila y FontanalsM., De la poesia heroico-popular castellana, Barcelona, 1874; DozyR., Recherches sur l’histoire et la litterature de l’Espagne..., 3-e ed., t.II, P., 1881; Menendez y PelayoM., Tratado de los romances viejos, «Antologia de poetas liricos castellanos», t.XI, Madrid, 1903, t.XII, Madrid, 1906; Menendez PidalR., L’epopee castillane a travers la litterature espagnole, P., 1910; Его же, La Espana del Cid, 2 vv., Madrid, 1929; БуслаевФ.И., Испанский народный эпос о Сиде, СПБ, 1864 (приложение к Vт. «Записок Академии наук», №6).

СИДДХАРТХА

СИДДХАРТХА (Siddhartha) - имя основателя буддизма. Чаще его называют Буддха («Пробужденный»), Гаутама (Готама - по имени одного из родов племени Шакья, к к-рому он принадлежал) или Шакья Муни - «Мудрец из племени Шакья». Условно считается, что он родился приблизительно ок. 563, умер ок. 483 до н.э., хотя исторически его существование не доказано. Легендарная биография С.-Буддхы, излагаемая в канонических сочинениях буддистов, включает ряд драматических положений и воздействующих на чувство слушателя контрастных ситуаций. «Четыре встречи» воспитанного в роскоши и неге юноши с мертвецом, больным, старцем и отшельником - встречи, открывающие С. «тщету и суету земного»; уход его из отчего дома в поисках истинного знания; искушение С. царем демонов - Марой, обещающим ему власть над миром; познание С. «истинного пути» освобождения от вечного круга рождений; его дальнейшая жизнь нищего скитальца-проповедника, живущего лишь для того, чтобы «наставить на путь истины» свой народ; предательство ученика и родственника С. - Девадатти; спор царств из-за праха Буддхы - таковы наиболее яркие мотивы этой легенды, использованные не раз мировой литературой для пропаганды идей квиетизма и «непротивления злу».

Возникновение легенды о жизни С.-Буддхы в Сев. Индии в середине первого тысячелетия до н.э. является чрезвычайно показательным. К этому времени в основном закончен распад родового строя на севере полуострова, и мы имеем вполне сложившееся классовое общество. Господствующим классом выступает класс феодалов-кшатриев, выразителями идеологии к-рых являются брахманы. К кшатриям примыкают и другие привилегированные касты. В этот период уже значительна роль торговых слоев вполне сложившихся и быстро растущих городских центров. Торговым городским слоям было совсем не на-руку кастовое деление, и они повидимому ищут из него выхода. На основе подобных социальных отношений в Сев. Индии и развивается буддизм с характерным для него пессимистич. мировоззрением и индивидуализмом. Повидимому к этому периоду следует отнести возникновение и другого индийского легендарного образа «Махапуруши» (великого человека, героя), одаренного всеми качествами военного аристократа. Очевидно в лице С. мы имеем слияние двух художеств. образов, возникших в той же социальной среде: С. часто называется в буддийской литературе Махапуруша. Проповедь Буддхы в ее «внесословном» аспекте была весьма выгодна торговым слоям индийского города того времени. Это подтверждают основные буддийские легенды, где купцу отведена не последняя роль. Буддизм был порождением города, а не сельской общины, как это думали некоторые. В легендах более позднего времени, в частности в джатаках (см.), купец почти всегда выступает в положительной роли. Хотя эти литературные произведения и датируются в дошедших до нас редакциях начиная с Iв. до н.э., однако нельзя не усматривать в них более раннюю основу.

В европейской литературе о буддизме существует три основных точки зрения на легенду о С. Одни исследователи, среди к-рых первое место занимает Керн (H.Kern, 1830-1917), считают, что все сказание является сплошным вымыслом, возникшим в VI-Vвв. до н.э. на севере Индии. Другие, и в первую очередь Сенар (E.Senart, 1847-1928), допускают, что в основу легенды легло жизнеописание религиозного реформатора, жившего в середине первого тысячелетия до н.э. в долине Ганга, но что эта биография чрезвычайно затемнена элементами вымысла. Третьи наконец, как Ольденберг (H.Oldenberg, 1854-1920), пытаются восстановить жизнь С.-Будды, исходя из буддийских канонических книг, гл. обр. южной школы. Повидимому действительно наиболее древние части буддийского канона, некоторые проповеди (в частности первая проповедь в «Роще газелей» близ Бенареса) и разговор Будды с учениками (в «Махапариниббанасутта») восходят к претерпевшим сильное изменение проповедям и разговорам какой-то исторической личности. Все остальное является бесспорно вымыслом. Буддийская легенда видоизменялась вместе с развитием этого культа, что легко прослеживается по основным произведениям буддийской литературы. До сих пор нет всестороннего исследования этого вопроса, хотя и делались попытки в данном направлении, среди к-рых следует упомянуть работу Charles Eliot’а «Hinduism and Buddhism» (L., 3 vv., 1921), к сожалению недостаточно критическую. Основным недостатком всех работ по легенде о С. следует считать игнорирование характеристики социальной среды, отдельных исторических этапов ее развития.

Легенда о С. разработана в многочисленных памятниках буддийской литературы (см. «Индийская литература»). Наряду с культовыми текстами среди них имеются и высокохудожественные произведения, как несколько поэм знаменитого поэта Асвагоши (см.). Легенда о С. получила отражение и в европейской литературе. Средневековое сказание о признанных святыми христианской церковью Варлааме и Иосафате, известное уже с VIIв. н.э., представляет собой не что иное, как пересказ буддийской легенды. Установлено, что имя Иосафат, или Иоасаф, есть испорченное бодхисат, бодхисатва. В христианском сказании точно повторяются эпизоды из жизни С., в частности эпизод «встреч», приводящий будущего Будду-Гаутаму к отшельничеству. Помимо того в сказание о Варлааме и Иосафате включены некоторые притчи и вводные рассказы, известные в индийской литературе, находимые в джатаках и других аналогичных кратких повествованиях. Предполагать, что легенды о С. попали в Европу, как это делают некоторые, через посредство манихеев, является ошибочным. Во-первых, самый сюжет буддийского повествования весьма далек от всего того круга мифологических и литературных мотивов, к-рые мы находим у манихеев, во-вторых, это является совершенно излишним, т.к. существует персидская версия сказания, написанная еще на пехлеви. Правильнее будет думать, что легенда о С. попала при Сасанидах в Иран, где верней всего была заимствована несториянами, перенесшими ее в Египет, откуда она перекочевала в Европу. Уже в самом начале XVIIв. португалец Диего до Конто указал на связь сказания о Варлааме и Иосафате с легендой о С.

Из литературных обработок XIXв. наибольший успех имела в свое время поэма «Свет Азии» (The Light of Asia, 1879), принадлежащая английскому поэту Эдвину Арнольду (E.Arnold, 1832-1904). Арнольд изложил буддийскую легенду, но художественный образ, созданный английским поэтом, ближе к изображению Христа Штраусом и Ренаном, нежели к тому, что мы имеем в индийских памятниках.

В русской литературе отдельные эпизоды легенды о С.-Будхе (по европейским источникам) популяризовал Л.Толстой (см.) в своих дидактических изданиях («Круг чтения»), посвященных проповеди «непротивленчества».

Библиография:

Специальная литература не указана. Буддийские Сутты, перев. с нем. с примеч. и вступ. ст. проф. Рис-Дэвидса. Русск. перев. и предисловие Н.И.Герасимова, М., 1900; Рис-ДэвидсТ.В., Буддизм. Очерк жизни и учений Гаутамы Будды, перев. М.Э.Гюнсбург, СПБ, 1901; ОльденбергГ., Будда, его жизнь, учение и община, перев. с нем. П.Николаева, М., 1884 (неск. изд.); То же, перев. с 4-го нем. изд. А.Н.Ачкасова, М., 1905; РейснерМ., Идеологии Востока, М., 1927. См. также Асвагоша, Джатоки, Индийская литература.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV