Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "С" (часть 7, "СИД"-"СИН")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "С" (часть 7, "СИД"-"СИН")

СИДНЕЙ

СИДНЕЙ Филипп (Philip Sidney, 1554-1586) - один из крупнейших представителей английской дворянской литературы эпохи Возрождения. Аристократ по происхождению, блестящий представитель елизаветинского двора, храбрый воин, поэт, критик, путешественник, объездивший Францию, Германию и Италию, получивший блестящее по тому времени образование, знаток древних и современных ему лит-р, состоявший в переписке с виднейшими учеными своей эпохи, С. был типичным человеком Ренессанса, соединившим страстность характера с многосторонностью и ученостью. Крупнейшее поэтическое произведение С. - пасторальный роман «Arcadia» (Аркадия), написанный под влиянием «Дианы» Монтемайора (см.). Насыщенное фантастическими приключениями, выявляющими богатую игру воображения, это произведение перемежается буколическими эклогами, в которых условные пастухи и пастушки поют о прелестях сельской жизни. Если «Аркадия» представляет собой образец искусственной поэзии, уснащенной прециозной орнаментацией, то «Astrophel and Stella» (Астрофел и Стелла - собрание песен и сонетов, посвященных возлюбленной С.) поражает искренностью и страстностью изображаемого чувства. С. также принадлежит одно из первых произведений английской критики, «An apologie for poetrie» (Защита поэзии, 1579), чаще называемое «Defence of poesy», к-рое было написано как ответ на «Школу злоупотреблений» Госсона, осуждавшего искусство с позиций пуританской буржуазии (изд. в 1594).

Библиография:

I. The complete works. Ed. by A.Feuillerat, 4 vv., Cambridge, 1912-1926.

II. BourneH.R.F., A Memoir of Sir Ph. Sidney, L., 1862; SymondsJ.A., Sir Ph. Sidney (English men of letters), L., 1886 (неоднокр. переиздавалось); BrunhuberK., Sir Philip Sidney’s Arcadia und ihre Nachlaufer, Nurnberg, 1903; GrevilleF., Life of sir Ph. Sidney. First publ. 1652, Oxford, 1907; BrieF., Sidney’s Arcadia. Eine Studie zur englisch. Renaissance, Strassb., 1918.

СИКЕЛЬЯНОС

СИКЕЛЬЯНОС Аггел (Aggelos Sikelianos, 1884-) - новогреческий поэт. Р. на о. Левкадия. Начал печататься с 1900 в периодической прессе. Первые сборники стихов - «Пролог жизни» (Prologos ste zoe, Stihoi), три книги «Счастливое прошлое Греции» (To paska ton Ellenon), «Асклепий» (Asklepios) - обнаружили в нем тяготение к парижской школе парнасцев.

В своих стихах С. воспевает классическую Грецию и обличает политику зависимости и унижения. В монографии, посвященной французскому скульптору Огюсту Родэну («Auguste Rodin») и в «Перикле Гианополе» (Perikles Giannopoulos) он смотрит на искусство как на вечное повторение неумирающей красоты художественного творчества Эллады.

СИЛЛАБИЧЕСКОЕ СТИХОСЛОЖЕНИЕ

СИЛЛАБИЧЕСКОЕ СТИХОСЛОЖЕНИЕ - см. Стихосложение.

СИЛЛАБО-ТОНИЧЕСКИЙ СТИХ

СИЛЛАБО-ТОНИЧЕСКИЙ СТИХ - см. Стихосложение.

СИЛЛАНПЯЯ

СИЛЛАНПЯЯ Франц Эмиль (Frans Emil Sillanpaa, 1888-) - современный финский писатель. Р. в семье мелкого землевладельца.

Силлапняя - хороший знаток жизни провинции. В своих сборниках новелл и рассказов - «Жизнь и солнце» (Elama ja aurinko, 1916), «Вровень с землей» (Maan tasalta, 1924), «Люди провожают жизнь» (Ihmislapsia elaman saatossa, 1917), «Хильда и Рагнар» (Hiltu ja Ragnar, 1923), «Милое отечество» (Rakas isanmaani, 1919) и др. - С. мастерски дает психологические разработки образов (напр. в новелле «Батрачка»). В 1919 вышел его роман о гражданской войне «Благочестивое бедствие» (Hurskas kurjuus), затем романы - «В юности уснувший» (Nuorena nulkunut, 1931), «Люди в летнюю ночь» (1934).

Самое типическое произведение для творчества С. - это его роман «Благочестивое бедствие». В нем С. выступает несомненно как большой мастер языка. В начале романа довольно объективно, на судьбе героя, Юха Тойвола, изображаются тяжелые условия жизни бедноты. Картиной обрисовке кулацкого хозяйства Туорила С. знакомит читателя с развитием капитализма в сельском хозяйстве в конце прошлого столетия. Но чем ближе автор подходит к освещению событий гражданской войны в Финляндии (1918), тем больше определяется его антиреволюционная позиция. Рабочее движение изображается как преходящее явление, не имеющее особого значения в дальнейшем ходе событий. С отвлеченно гуманистической точки зрения вооруженные выступления С. осуждает.

С. объективно является идеологом буржуазии, но это не помешало ему в 1934 выступить в заграничной периодической печати против выступления сторонников лапуасского (фашистского) движения в Финляндии, за что он подвергался нападкам со стороны фашистских газет.

Библиография:

Kootut teokset, 3 vv., Porvoo, 1928 II. ohquist J., Ein finnischer Bauerndichter, «Die Literatur», XXXIV Jg., 1932, №11.

СИЛЛЕПСИС

СИЛЛЕПСИС (греч. «обобщение», «охватывание») - термин античной стилистики, обозначающий соединение одного сказуемого с несколькими подлежащими. Ср.:

«Лежали на окне Бова и Еруслан,

Несчастный Никанор, чувствительный роман,

Смерть Роллы, Арфаксад, Русалка, Дева Солнца...»

(В. Пушкин, «Опасный сосед»).

Комический эффект, часто присущий этой фигуре, достигается (как напр. в приведенном стихе) недостаточной согласованностью сказуемого со всеми подлежащими (лежали Бова, Еруслан... Смерть). В сущности силлепсис является частным случаем так наз. зевгмы (греч. «ярмо») - соединения ряда предложений или членов предложения путем устранения нуждающегося в повторении слова. Ср. «Положи меня как печать на сердце твое, и как перстень - на руке твоей». При семантическом различии морфологически сходных членов предложения фигура эта производит комический эффект установлением глубокого смыслового различия на первый взгляд тождественных грамматических конструкций. Ср.: «Шли два студента: один - в пальто, другой - в университет»). Однако комический эффект зевгмы и С., как показывает пример из «Песни песней», не обязателен; так Б.Пастернак широко пользуется этими стилистическими фигурами в своей лирике. Ср.:

«Но бросьтесь, будьте так добры

Не врозь, так в реку...»

см. Фигуры.

СИЛЬВА

СИЛЬВА Хосе Асунсион (Jose Asuncion Silva, 1865-1896) - один из крупнейших южноамериканских поэтов и основателей так наз. модернизма. Р. в Колумбии в аристократической семье, вскоре разорившейся. Личные и семейные неудачи обострили в С. сознание идеологического кризиса, к-рый переживала южноамериканская интелигенция конца века, и сделали из С. последовательного пессимиста, покончившего с собой в 30-летнем возрасте.

Интимная лирика С., в к-рой преобладают мотивы любви, меланхолии и смерти, развивалась под сильным воздействием французских и североамериканских романтиков; большое влияние оказал на него Леопарди (см.). Значительное мастерство стиха, разнообразие поэтических приемов, ломавших старые каноны, сделали лучшие стихи С. (четыре «Nocturnos», «El Dia de Defuntos») очень популярными и обеспечили ему влияние на современников и значительное место в истории южноамериканской литературы.

Библиография:

I. Poesias, Barcellona, 1908; Poesias, ed. B.Sanin Cano, P. - Buenos Aires, (1913); Caracas, 1913.

II. ValenciaS., Jose Asuncion Silva, «Cervantes», 1916, №4; Blanco FombonaR., El modernismo y los poetas modernistas, Madrid, 1929.

СИМАГИ КЕНСАКУ

СИМАГИ КЕНСАКУ (?-) - молодой революционный писатель Японии. С чрезвычайной быстротой развил свое дарование и в настоящее время играет крупную роль не только в революционном литературном мире, но и в литературных кругах Японии вообще. С.К. - сын чиновника. Был исключен из средней школы на 11/2 мес. за организацию забастовки. В то время он находился под сильным влиянием Кропоткина. Работал в качестве служащего в различных городах. 22 лет поступил в Северо-восточный ун-т в городе Сендай. Одновременно участвовал в организации революционных профсоюзов и крестьянских союзов. После исключения из ун-та за революционную деятельность он работал как организатор революц крестьянского союза в префектуре Кагава. Во время так наз. «событий 15 марта 1928», т.е. нападения полиции и массовых арестов омкмунистов по всей Японии, он был арестован и брошен в тюрьму (в Зап. Японии), из которой вышел лишь через 4 года. Первый сборник его рассказов «Тюрьма» вышел в октябре 1934, и с этого времени до апреля 1935 каждые 10 дней выходило новое издание этого сборника, что показывает колоссальный успех книги, вызвавшей удивление даже у буржуазной критики. В этом сборнике 5 рассказов: «Лепра», «Слепой», «Страдание», «Падение» и «Врач». Все они - на тему жизни политзаключенных, к к-рым принадлежал сам автор.

Манера его письма глубоко реалистична, хотя местами, пожалуй, слишком мрачна - по этому поводу ему приходилось часто слышать предостережения революционных критиков. Однако он отвечает на это такими произведениями, как «Требование», «Ловля сельдей», «Губернский совет», в к-рых нет уже и следа этой тенденции. С.К. - представитель новой реалистической тенденции в литературе после ликвидации Сакка-Доомей (Союз пролетарских писателей Японии) в 1934.

На Симаги Кенсаку смотрят как на талантливого революционного писателя с блестящим будущим.

СИМАДЗАКИ ТОСОН

СИМАДЗАКИ ТОСОН (Симадзаки Харуки, 1872-) - крупнейший из современных писателей Японии, признанный классик буржуазной литературы, создатель современного японского литературного языка. Первый сборник стихов «Вакана-сю» (Молодые плоды, 1897) рисует С.Т. как восторженного романтического поэта, находившегося под сильнейшим влиянием английских прерафаэлитов. Таков же и второй сборник «Хитока-бунэ» (Лепесток-ладья, 1898). Однако «Нацугуса» (Летняя трава, 1898), содержащий стихи, написанные под влиянием пребывания в деревне, уже знаменует начало перехода С.Т. к поэзии реальной природы и жизни. Этот переход закрепляется в последнем сб. «Ракубайсю» (Опавшие цветы сливы, 1900), где появляются уже темы крестьянской жизни, труда, конечно в идеалистической трактовке. Такая эволюция приводит С.Т. к прозе. Историческая заслуга поэта С.Т. в истории японской поэзии в том, что он (совместно с Дои Бансуй) окончательно утвердил в Японии форму так наз. «нового стиха» (синтайси), резко порвавшего с традициями феодальной поэзии и превратившегося в основной вид новой японской буржуазной поэзии. В 1904-1905 появился его первый большой роман «Хакай» (Нарушенный завет), сразу сделавший имя автора знаменитым. С.Т. поднимает в нем большую общественную проблему - проблему социального неравенства, выступая в нем в защиту японских париев (эта) в духе широко развивавшегося тогда среди либеральной буржуазии «движения сочувствия». Вслед за этим он издал два романа: «Хару» (Весна, 1907) и «Иэ» (Семья, 1909-1910) - большие полотна общественной жизни тех лет. «Хару» рисует то поколение мечтателей, энтузиастов юношей, мечущихся от бурного восторга к крайнему пессимизму, современником к-рого был сам автор. «Иэ» рисует судьбу большой помещичьей семьи, приводимой развертывающимся капитализмом к распаду и к необходимости искать новых путей. Историческая заслуга С.Т. этого этапа в том, что он окончательно укрепил в японской литературе жанр реалистического (в японской литературе именуемого «натуралистическим») общественно-проблемного романа в духе настроений передовых слоев буржуазной интеллигенции тех лет. В этих романах достигает своей законченности новый японский литературный язык. В 1913 С.Т. уехал во Францию, откуда возвратился только в 1916. В 1918-1919 вышел его новый роман «Синсэй» (Новая жизнь), отражающий новую фазу его творческого развития. Сюжет романа - любовь пожилого мужчины к молодой девушке - служит автору уже не для широких полотен общественной жизни, а для сложных психологических узоров. Из-за этого психологизма, обилия самопризнаний и самоанализа этот роман многие называют «Исповедью».

После нескольких мелких вещей, из к-рых наиболее значительна повесть «Араси» (Буря, 1927), с 1929 по 1932 С. печатает новый роман «Иоакэ-маэ» (Пред рассветом) - грандиозную историческую эпопею, долженствующую охватить всю революционную эпоху 1853-1867 и показать крушение феодализма и рождение современной Японии. Судя по первому вышедшему тому, автор не подымается до понимания событий тех лет как революции, не может понять и половинчатости этой революции (так наз. революции Мейдзи, 1867), обеспечившей сохранение в Японии ряда феодальных элементов. Тем не менее автор дает ярчайшую картину той эпохи, и успех его романа огромен: с 1931 он уже выдержал 25 изданий. Задачи этого повидимому последнего произведения С.Т. - не только осознать тот путь, по к-рому пошла новая Япония, но и подвести итог своему собственному творчеству пути.

С.Т. широко известен и как первоклассный детский писатель - сборник «Фурусато» (Родное селение) и др.

Библиография:

Нарушенный завет, Роман, перев. Н.И.Фельдман, М., 1931.

СИМВОЛИЗМ

Статья большая, находится на отдельной странице.

СИМОНИД

СИМОНИД (или Семонид) Аморгский - греческий лирик VIIв. Сохранившиеся от С. отрывки ямбов и элегий имеют дидактический характер: поэт указывает на тщетность человеческих надежд, произвол в божественном управлении миром, советует не уходить мыслями в будущее, где людям угрожают отовсюду напасти, старость, болезнь, смерть, а наслаждаться настоящим. Пессимистическое настроение, свойственное ионической лирике начала эпохи городских революций, особенно характерно в устах С., к-рый был видным деятелем на Самосе и руководил самосской колонизацией о. Аморгоса (откуда его прозвище). С. часто перекликается с дидактическим эпосом Гесиода. Наибольшей известностью пользуется сатира С. против женщин, к-рых он классифицирует по «происхождению» от разных животных и стихий; только тип, происходящий от пчелы, вызывает одобрение поэта. Кроме стихотворений С. написал исторический труд о «древностях самосцев».

Библиография:

I. BergkT. (Hrsgb.), Poetae lyrici Graeci, 4 Aufl., t.II, Lpz., 1882; DiehlE. (Hrsgb.), Anthologia lyrica graeca, Lpz., 1923, S. 245-257. Перевод отрывков: Алексеев В., Древнегреческие поэты в биографиях и образцах, СПБ, 1895; Зелинский Ф., Греческая литература эпохи независимости, ч.2, П., 1920.

II. Wilamowitz-MoellendorffU., v., Sappho und Simonides, Berlin, 1913; ДеревицкийА., Женщина в изображении греческого сатирика VIIв. (Commentationes Nikitinianae), СПБ, 1900; КлингерВ., Симонид Аморгский и его дидактическая поэма, «Университетские известия», Киев, 1913, VI.

СИМОНИД КЕОССКИЙ

СИМОНИД КЕОССКИЙ (ок. 556 - ок. 467 до н.э.) - один из виднейших представителей греческой хоровой лирики, разносторонний и плодовитый поэт (песни в честь победителей на играх, многообразные гимны, траурные стихотворения, из к-рых особенно известным было стихотворение о погибших при Фермопилах). Рабовладельческая плутократия нашла в С.К. идеолога, приспособившего традиционную культовую форму хоровой лирики к новому миросозерцанию; вместе с тем С. явился одним из творцов нового лирического жанра эпиграммы, предназначенного для краткого выражения лирической эмоции. Как поэт и «мудрец» С. был близок к афинским и сицилийским тиранам, а также к Фемистоклу. В связи с устремлением рабовладельческого класса к преодолению обособленности древнегреческих городов лирика С. и по языку и по содержанию имеет общеэллинский характер, и С. становится одним из певцов греко-персидских войн. Древние высоко ценили плавность стихов С., эмоциональность речи, не переходившую в напыщенность, остроумие, спокойную «трезвость» миросозерцания. Скудные фрагменты дают лишь некоторое представление о богатой образности и разнообразии стилистических средств С.

Библиография:

Издания текста: Bergk T. (Hrsgb.), Poetae lyrici Graeci, T.III, 4 Ausg., Lpz., 1882; Wilamowitz-MoellendorffU., v., Sappho u. Simonides, Berlin, 1913; DiehlE., Anthologia lyrica graeca, Lpz., 1923; СеменовА.Ф. Симонид Кеосский, его жизнь и поэзия, Киев, 1903 (там же переводы отрывков).

СИМПЛИЦИССИМУС

СИМПЛИЦИССИМУС (Simplicissimus).

1.

а) Герой одноименного романа Гриммельсгаузена (см.), простодушный бродяга, в эпоху разрушительной 30-летней войны ведущий жизнь, полную горестных и веселых приключений;

б) ярчайший образец немецкого плутовского романа XVIIв.

2. Немецкий сатирический еженедельник, основанный в 1896 мюнхенским издателем Альбертом Ланген (Albert Langen) и карикатуристом Т.Т.Гейне. Известность этому еженедельнику создали не столько произведения в стихах и прозе, там печатавшиеся, сколько карикатуры, к-рые появлялись в виде рисунков и даже многокрасочных иллюстраций крупных художников. К выдающимся сотрудникам-карикатуристам С. в течение десятилетий принадлежали: Олаф Гулбрансон (O.Gulbransson), Эрнст Тэни (E.Thony), Ф. фон-Резничек (F. von Reznicek), Вильгельм Шульц (W.Schulz), Карл Гольц (K.Holtz) и в особенности Т.Т.Гейне (Th. Th. Heine). После опубликования в «С.» многие их карикатуры были также собраны в альбомы.

К важнейшим литературным сотрудникам «С.» долгое время принадлежали такие представители мелкобуржуазной сатиры предвоенного времени, как Франк Ведекинд, Людвиг Тома, Рода Рода, Отто Юлиус Бирбаум; однако и младшие сатирики послевоенного времени, как напр. Курт Тухольский и Вальтер Меринг, и даже самые молодые из периода так наз. «новой вещности» (Эрих Кестнер и др.) опубликовали в «С.» многочисленные сатирические стихи и заметки.

Политическая и идеологическая тенденция этого еженедельника обнаруживала только в десятилетия перед мировой войной единую буржуазно-прогрессивную, во многом продиктованную соц.-дем. линию. Когда во всей Германии и во всех говорящих по-немецки кругах за границей говорили с восхищением или возмущением о «Simpl», то под этим сокращением понимали самую острую в немецкой предвоенной печати антимонархическую, антиклерикальную, стремящуюся к разрушению господствующей «морали» сатиру (сатирические журналы соц.-дем., напр. «Der wahre Jakob», не могли итти в сравнение с «С.» ни по талантливости своих сотрудников, ни по тиражу). В начале мировой войны журнал немедленно совершил социал-патриотич. поворот и служил до ноябрьской революции 1918 немецкому империализму. Приблизительно ко времени созыва Национального собрания «С.» усвоил идеологию Веймарской республики, постепенный упадок к-рой наглядно отразился на его страницах. По мере того как реакционные круги брали верх и направляли «республиканскую» буржуазию в объятия фашизма, содержание «С.» становилось все более реакционным. Немедленно после прихода к власти Гитлера журнал, как и многие другие, подвергся так наз. «унификации». Политическими эмигрантами из Германии основан в Праге под названием «Симпликус» (Simplicus), а затем «Симпл» (Simpl) новый сатирический еженедельник, к-рый пытается продолжать традиции прогрессивного предвоенного «С.». К сотрудникам-карикатуристам этого нового журнала принадлежит талантливый рисовальщик Годаль (Godal); к литературным сотрудникам пролетарский революционный сатирик Эрих Вейнерт, использующий этот мелкобуржуазный орган как трибуну, левобуржуазный сатирик Карл Шног и публицист Гейнц Поль (H.Pol).

Библиография:

Peyc, Simplicissimus. (Письмо из Германии), «Русское богатство», 1904, №5; Коленопреклонения «декларация» С., «Крокодил», №13. 1933г.

СИМПЛОНА

СИМПЛОНА (греч. «переплетение») - термин античной стилистики, обозначающий соединение словесной (не фразовой) анафоры (см.) с эпифорой (см.). Пример: «Entbehren sollst du, sollst entbehren» (Гёте, «Фауст»); «Любовь и смерть, смерть и любовь» (Брюсов, Баллада в «Опытах», М., 1918). См. Кольцо.

СИМПТОМ

СИМПТОМ (греч.) - термин, предложенный немецкими формалистами (FleschenbergO., Novellenkomposition in E.T.A. Hoffmanns Elixieren des Teufels, Halle, 1910) для обозначения элемента оформленного содержания в литературном произведении вне его отношения к композиции. Преимущественно в понятие С. включаются такие элементы литературного произведения, к-рые типичны для данного жанра и стиля; так, в качестве С. позднегреческого романа указываются нападение пиратов, кораблекрушение, испытание супружеской верности, разрешающее конфликт письмо и т.п.; в качестве С. романтической Schicksalsdrama указываются роковое число, роковой предмет (нож, картина), тяготеющее (над родом, семьей, героем) проклятие и т.п. Из определения С. и этих примеров ясно, что понятие С. совпадает с понятием мотива в его наиболее распространенном (шереровском) понимании, с тем лишь различием, что под С. разумеются наиболее устойчивые, ставшие традиционными мотивы. Дублируя уже существующее и популярное в литературоведении понятие и термин, термин «С.» не получает широкого распространения даже в немецком литературоведении; по существу же критика понятия С. совпадает с той, к-рую вызывает понятие мотива (см.).

СИМУРГ

СИМУРГ, Таги Шахбази (1892-) - современный тюркский цисатель. Член ВКП(б). По образованию - врач. Занимался общественной работой. Первые литературные опыты С. - переводы. В первых своих рассказах («Молочница», «Пастух», «Шакар Али») С. не поднимается еще до сознательной революционной постановки общественных проблем, хотя несомненно остро подмечает отрицательрые явления окружающей его действительности.

С 1923г. С. пишет ряд рассказов-миниатюр о разлагающемся мещанском быте, о раскрепощенной тюрчанке. Эти рассказы свидетельствуют о росте политической сознательности автора («Нет», «Преступление за свободу» и др.). С. неоднократно переводился на другие языки Советского Союза.

Библиография:

Зарифа, Сб. рассказов, 1922 (первая книга - первый том сочинений); Обманутая надежда, Азернешер, Баку, 1926; Сонг Дерд, Азернешер, Баку, 1926; Аганинг Кенизе, Азернешер, Баку, 1926; Зарифа, Рассказы, Азернешер, Баку, 1930; Гайрет (Пыл), Рассказы, Азернешер, Баку, 1932; Враги, Азернешер, Баку, 1933.

СИНГ

СИНГ (произношение Синдж неправильно) Джон Миллингтон (John Miliington Synge, 1871-1909) - ирландский драматург. В молодости долго жил в Париже, где воспринял французскую эстетскую культуру. Вернувшись в Ирландию, поселился в одном из самых отдаленных и отсталых западных районов страны, к-рый описал в книге очерков «The Aran Islands» (Аранские острова, 1907). Тот же материал разработан в ряде пьес из ирландской народной жизни. С основанием в 1904 национального театра (Abbey Theatre) в Дублине сделался его директором и одним из его главных авторов. Пьесы его неизменно встречались враждебно ирландским католическим мещанством, но получили высокую оценку интеллигенции. Кроме пьес из современной жизни оставил неоконченную пьесу на тему из ирландского эпоса «Deirdre of the sorrows» (Дердре всех печалей, 1910) и небольшую книгу стихов. Для диалога С. пользовался особым, им самим разработанным языком, являющимся лит-ой стилизацией говора ирландских крестьян (английский язык с кельтским синтаксисом) и представляющим некоторое сходство с русским языком еврейских героев Бабеля. Наряду с Ейтсом и Джойсом С. - крупнейший представитель той эстетской интеллигенции, буржуазной по существу, но романтически антибуржуазной по установкам, к-рая господствовала в ирландской литературе конца XIX - нач. XXвв. Находясь в резком конфликте со своей отечественной кулацко-купеческой, «чумазной» и католической интеллигенцией, она ориентировалась на утонченную культуру заграничной, преимущественно французской буржазной интеллигенции.

С. - космополит, натуралист-эстет, воспринимающий отсталость и кретинизм ирландского захолустья как острую экзотику. Драмы его основаны на парадоксальных, полукарикатурных ситуациях, развиваемых со своеобразной бредовой логикой. Из его драм наиаболее известна «The playboy of the Western world» (Чемпион Западного мира, 1907)

В экзотическом подходе С. к ирландскому крестьянину есть и глубокое презрение эстета к «диким» крестьянам, но есть и националистическое любование национальной самобытностью. Влияние С. на ирландскую литературу было очень велико. В то же время он явился предшественником позднейшей французской и бельгийской драмы (Ж.Ромен, Кроммелинк), с ее стремлением к гротеску и к логическому развитию ирреальных ситуаций. Как поэт С. сыграл значительную роль в деле разрушения старых поэтических штампов и в разработке более натуралистического стиля.

Библиография:

I. На русск. яз. перев. Чудо-герой. Ирландская комедия в 3 д., П., 1915.

II. HoweP.P., J.M.Synge, L., 1912; BourgeoisM., J.M.Synge and the Irish theatre, L., 1913; ThorningJ., J.M.Synge, København, 1921; CorkeryD., Synge and Anglo-Irish literature, L., 1931.

СИНЕКДОХА

СИНЕКДОХА (греч.) - вид тропа, употребление слова в переносном значении, а именно - замена слова, обозначающего известный предмет или группу предметов, словом, обозначающим часть названного предмета или единичный предмет; отсюда и латинское наименование этого тропа - pars pro toto (часть взамен целого). Прим.: «родной кров» или «родной очаг» вместо «родной дом», «парус» вместо «лодка», «волна» или «волны» вместо «море». От метафоры (см.) С. отличается тем, что замещает слова на основании постоянного и реального соотношения, а не на основании сходства более или менее произвольно сближаемых явлений. Ближе С. к метонимии (см.), к-рая тоже строится на постоянных отношениях между замещаемыми явлениями, но несколько иного порядка (отношение орудия и действия, автора и произведения и некоторые др.); сходство последних двух тропов настолько велико, что одно и то же выражение в зависимости от интерпретации может быть отнесено и к С. и к метонимиям. Так, пушкинское

«Все флаги в гости будут к нам»

иногда толкуется как С. («флаг» вместо «корабль»), иногда - как метонимия («флаг» вместо «нация»).

Причина этого смешения двух тропов заключается в том, что оба они построены на одном - на обозначении предмета по его наиболее ярким различительным признакам (см. «Семасиология»). Поэтому-то наряду с С. как выразительным средством художественного стиля можно говорить о С. языка, уже не осознаваемых часто говорящими; таковы напр. слова «царь», «король», представляющие С. от имен собственных особенно прославившихся автократов древности и средневековья - Юлия Цезаря и Карла Великого; здесь в языке осуществлена по существу та же С., что и в художественных синекдохах Ломоносова

«...может собственных Платонов

и быстрых разумов Невтонов

российская земля рождать...»

и Пушкина:

«...мы все глядим в Наполеоны».

В грамматической системе русского языка своеобразной С. является употребление названия единичного предмета для обозначения всего вида этих предметов. Ср.

«...и слышно было до рассвета,

как ликовал француз...» (Лермонтов).

см. Троп.

СИНЕРЕЗА, ИЛИ СИНИЦЕЗИС

СИНЕРЕЗА, или СИНИЦЕЗИС (греч. «совпадение», «погружение») - термин античной метрики, обозначающий слияние двух гласных звуков в один слог. Прим.:

«С Иоанной вам уже боле не видаться»

(Жуковский, «Орлеанская дева»).

Здесь для сохранения правильности стиха необходимо читать два первых гласных в один слог (как «йо»).

СИНКЛЕР М.

СИНКЛЕР Мэй (May Sinclair, 1870-) - английская писательница. Дебютировала в литературе сборником стихов (1887), однако впоследствии перешла к прозе. Первые романы С., начавшие появляться в 1896, прошли почти незамеченными. Известность С. начинается с опубликованием романа «The Divine Fire» (Божественный огонь, 1904), представляющего собой повествование о бурной жизни гениального художника. С. обратила на себя внимание как ярая поборница феминизма. Выражая настроения радикальной мелкой буржуазии, писательница ограничивает сферу своих наблюдений над обществом вопросами любви и брака, протестуя против тех уз, к-рые в этом отношении налагает на человеческую личность современное буржуазное общество. В ряде произведений С. ярко сказываются «богемские» настроения («Божественный огонь»; «Творцы» - «The Creators», 1910).

С. является эпигоном «школы великих реалистов» XIXв., из к-рых ей особенно близки сестры Бронте; их жизнеописанию она посвятила книгу «The three Brontes» (Три сестры Бронте, 1912). Для довоенного творчества С. было характерно имитирование стиля упомянутых писательниц. Однако описательные моменты в ее стиле отличались излишней детализацией. В то же время для нее характерно было частое впадение в риторику и повышенный пафос. В последнее время стиль С. несколько «модернизировался». Произведения С. представляют любопытный документ, отражающий настроения целого слоя английской мелкобуржуазной интеллигенции, гл. обр. довоенного периода.

СИНКЛЕР Э.

Статья большая, находится на отдельной странице.

СИНКРЕТИЗМ

СИНКРЕТИЗМ - в широком смысле этого слова - нерасчлененность различных видов культурного творчества, свойственная ранним стадиям его развития. Чаще всего однако термин этот применяется к области искусства, к фактам исторического развития музыки, танца, драмы и поэзии. В определении А.Н.Веселовского С. - «сочетание ритмованных, орхестических движений с песней-музыкой и элементами слова».

Изучение явлений С. чрезвычайно важно для разрешения вопросов происхождения и исторического развития искусств. Самое понятие «С.» было выдвинуто в науке в противовес абстрактно-теоретическим решениям проблемы происхождения поэтических родов (лирики, эпоса и драмы) в их якобы последовательном возникновении. С точки зрения теории С. одинаково ошибочно как построение Гегеля, утверждавшего последовательность: эпос - лирика - драма, так и построения Ж.П.Рихтера, Бенара и др., считавших изначальной формой лирику. С середины XIXв. эти построения все больше уступают место теории С., развитие к-рой несомненно тесно связано с успехами буржуазного эволюционизма. Уже Каррьер, в основном придерживавшийся схемы Гегеля, склонялся к мысли о первоначальной нерасчлененности поэтических родов. Соответствующие положения высказывал и Г.Спенсер. Идея С. затрагивается целым рядом авторов и наконец с полной определенностью формулируется Шерером, который однако не развивает ее сколько-нибудь широко в отношении к поэзии. Задачу исчерпывающего изучения явлений С. и уяснения путей диференциации поэтических родов поставил перед собою А.Н.Веселовский (см.), в трудах к-рого (преимущественно в «Трех главах из исторической поэтики») теория С. получила наиболее яркую и развитую (для домарксистского литературоведения) разработку, обоснованную огромным фактическим материалом.

В построении А.Н.Веселовского теория С. в основном сводится к следующему: в период своего зарождения поэзия не только не была диференцирована по родам (лирика, эпос, драма), но и сама вообще представляла далеко не основной элемент более сложного синкретического целого: ведущую роль в этом синкретическом искусстве играла пляска - «ритмованные орхестические движения в сопровождении песни-музыки». Текст песен первоначально импровизировался. Эти синкретические действия значимы были не столько смыслом, сколько ритмом: порою пели и без слов, а ритм отбивался на барабане, нередко слова коверкались и искажались в угоду ритму. Лишь позднее, на основе усложнения духовных и материальных интересов и соответствующего развития языка «восклицание и незначущая фраза, повторяющиеся без разбора и понимания, как опора напева, обратятся в нечто более цельное, в действительный текст, эмбрион поэтического». Первоначально это развитие текста шло за счет импровизации запевалы, роль к-рого все больше возрастала. Запевала становится певцом, на долю хора остается лишь припев. Импровизация уступала место практике, к-рую мы можем назвать уже художественною. Но и при развитии текста этих синкретических произведений, пляска продолжает играть существенную роль. Хорическая песня-игра вовлекается в обряд, затем соединяется с определенными религиозными культами, на характере песенно-поэтического текста отражается развитие мифа. Впрочем Веселовский отмечает наличие вне обрядовых песен - маршевых песен, рабочих песен. Во всех этих явлениях - зачатки различных видов искусств: музыки, танца, поэзии. Художественная лирика обособилась позднее художественной эпики. Что касается драмы, то в этом вопросе А.Н.Веселовский решительно (и справедливо) отвергает старые представления о драме как синтезе эпоса и лирики. Драма идет непосредственно от синкретического действа. Дальнейшая эволюция поэтического искусства привела к отделению поэта от певца и диференциации языка поэзии и языка прозы (при наличии их взаимовлияний).

Во всем этом построении А.Н.Веселовского есть много верного. Прежде всего он обосновал огромным фактическим материалом идею историчности поэзии и поэтических родов в их содержании и форме. Не подлежат сомнению факты С., привлеченные А.Н.Веселовским. При всем этом в целом построение А.Н.Веселовского не может быть принято марксистско-ленинским литературоведением. Прежде всего при наличии некоторых отдельных (часто верных) замечаний о связи развития поэтических форм с социальным процессом А.Н.Веселовский трактует проблему С. в целом изолированно, идеалистически. Не рассматривая синкретическое искусство как форму идеологии, Веселовский неизбежно суживает область С. до явлений лишь искусства, лишь художественного творчества. Отсюда не только целый ряд «белых мест» в схеме Веселовского, но и общий эмпирический характер всего построения, при к-ром социальное толкование анализируемых явлений не идет далее ссылок на сословно-профессиональные и т.п. моменты. Вне поля зрения Веселовского остаются, по существу, вопросы об отношении искусства (в его начальных стадиях) к развитию языка, к мифотворчеству, недостаточно полно и глубоко рассматривается связь искусства с обрядом, лишь вскользь говорится о столь существенном явлении, как трудовые песни и т.д. Между тем, С. объемлет самые различные стороны культуры доклассового общества, отнюдь не ограничиваясь только формами художественного творчества. Учитывая это, возможно предположить, что путь развития поэтических родов из синкретических «ритмованных, орхестических движений с песней-музыкой и элементами слова» - не единственный. Не случайно А.Н.Веселовский смазывает вопрос о значении для начальной истории эпоса устных прозаических преданий: вскользь упоминая о них, он не может найти для них места в своей схеме. Учесть и объяснить явления С. во всей их полноте можно, лишь раскрыв социально-трудовую основу первобытной культуры и разнообразные связи, соединяющие художественное творчество первобытного человека с его трудовой деятельностью.

В этом направлении пошел в объяснении явлений первобытного синкретического искусства Г.В.Плеханов, широко использовавший труд Бюхера «Работа и ритм», но в то же время и полемизировавший с автором этого исследования. Справедливо и убедительно опровергая положения Бюхера о том, что игра старше труда и искусство старше производства полезных предметов, Г.В.Плеханов раскрывает тесную связь первобытного искусства-игры с трудовой деятельностью доклассового человека и с его верованиями, обусловленными этой деятельностью. В этом - несомненная ценность работы Г.В.Плеханова в данном направлении (см. преимущественно его «Письма без адреса»). Однако при всей ценности работы Г.В.Плеханова, при наличии в ней материалистического ядра она страдает пороками, свойственными методологии Плеханова. В ней проявляется не до конца преодоленный биологизм (напр. подражание в плясках движениям животных объясняется «удовольствием», испытываемым первобытным человеком от разрядки энергии при воспроизведении своих охотничьих движений). Здесь же - корень плехановской теории искусства-игры, опирающейся на ошибочное истолкование явлений синкретической связи искусства и игры в культуре «первобытного» человека (частично остающейся и в играх высококультурных народностей). Конечно синкретизм искусства и игры имеет место на определенных стадиях развития культуры, но это - именно связь, но не тождество: то и другое представляет собою различные формы показа действительности, - игра - подражательное воспроизведение, искусство - идейно-образное отражение. Иное освещение явление С. получает в трудах основоположника яфетической теории (см.) - акад. Н.Я.Марра. Признавая древнейшей формой человеческой речи язык движений и жестов («ручной или линейный язык»), акад. Марр связывает происхождение речи звуковой, наряду с происхождением трех искусств - пляски, пения и музыки, - с магическими действиями, почитавшимися необходимыми для успеха производства и сопровождавшими тот или иной коллективный трудовой процесс («Яфетическая теория», стр.98 и др.). Так. обр. С., согласно указаниям акад. Марра, включал и слово («эпос»), «дальнейшее же оформление зачаточного звукового языка и развитие в смысле форм зависело от форм общественности, а в смысле значений от общественного мировоззрения, сначала космического, потом племенного, сословного, классового и т.п.» («К происхождению языка»). Так в концепции акад. Марра С. теряет узко эстетический характер, связываясь с определенным периодом в развитии человеческого общества, форм производства и первобытного мышления.

Проблема С. разработана еще далеко недостаточно. Свое окончательное разрешение она может получить лишь на основе марксистско-ленинского истолкования как процесса возникновения синкретического искусства в доклассовом обществе, так и процесса его диференциации в условиях общественных отношений классового общества (см. Роды поэтические, Драма, Лирика, Эпос, Обрядовая поэзия).

СИНОНИМЫ

СИНОНИМЫ (греч.) - слова, различные по звучанию, но совпадающие по значению («конь - лошадь»; «отважный - смелый - храбрый - мужественный - бесстрашный» и т.п.). Структурность значения слова (см. Семасиология) приводит к тому, что обычно совпадение значения в С. бывает не полным, а частичным. Так, С. могут диференцироваться:

а) по обозначаемым ими предметам (С. «скоморох - лицедей - комедиант - актер - артист» отражают разные моменты в развитии театра и разное отношение к профессии актера (ср. следующий пункт б));

б) по социальной оценке обозначаемого предмета (С. «жалованье - зарплата» отражают разное отношение к получаемому за труд вознаграждению);

в) по применимости в том или ином стиле речи (С. «конь - лошадь» стилистически не всегда обратимы; в стихе «куда ты скачешь, гордый конь?» подстановка С. «лошадь» произведет комический эффект);

г) по этимологическому значению, к-рое может придавать одному из С. особую окраску (С. «смелый - бесстрашный» связывают общее понятие храбрости в первом случае с «дерзанием», «решимостью», во втором - с «отсутствием страха»; поэтому эти С. в известном контексте могут быть применены как слова, противоположные по значению, как антонимы);

д) по наличию или отсутствию переносных значений: так, в известной эпиграмме Пушкина:

«Какое хочешь имя дай

Твоей поэме полудикой

Петр Длинный , Петр Большой , но только Петр Великий

Ее не называй».

использовано отсутствие у первого из С. «большой - великий» переносного значения.

Некоторые лингвисты (напр. Бальи) расширяют понятие С., включая в него однозначные грамматические обороты. В грамматической системе русского языка грамматическими С. являются напр. так наз. параллельные обороты, различные формы сложно-подчиненного предложения и предложения, включающего причастную или деепричастную конструкцию («когда я проходил мимо этого дома, я встретил его» - «проходя мимо этого дома, я встретил его»), и др.

Обогащение языка С. осуществляется непрерывно, и так же непрерывно происходит диференциация С. вплоть до полной утраты ими синонимичности. Разумеется, причину этого движения С. (Synonymenschub) следует искать не в самодовлеющих законах развития языка и не в законах индивидуального мышления, как это делают различные направления буржуазной лингвистики, но лишь в анализе его социальной обусловленности. Обогащение языка С. осуществляется различными путями. Одним из основных путей является скрещение говоров при консолидации национального языка, а частично даже раньше - при образовании более крупных племенных диалектов; т.к. каждый говор имеет свой запас слов для обозначения тех или иных явлений и предметов, то часто в получившемся от скрещения языке оказываются дублеты для обозначения одних и тех же явлений. Особенно сильно это дублирование обозначений захватывает лексику разговорной речи, связанную с предметами обихода; произведенные исследования по лексике разговорной речи (особенно детально в Германии) показывают территориальное распределение слов этого типа, выступающих в качестве равноправных С. в литературном языке. Ср. в русском обозначения ягод - «боровика - брусника», «костяника - каменика», к-рые меняются у различных писателей в зависимости от их родного говора.

Другим путем создания в языке дублетов обозначений является наблюдаемое в феодальной общественной формации развитие письменности - достояния и орудия господствующих классов - на чужом языке (латинском в Зап. Европе, старославянском в Киевской и Московской Руси). Проникновение слов устной речи в письменную и слов письменной речи в устную создают многочисленные стилистически различные С.: ср. в русском языке «враг - ворог», «злато - золото» и прочие так называемые славянизмы (см.).

Далее, не следует забывать, что всякое изменение форм производства, общественных отношений, быта не только обогащает словарь языка (см. «Лексика»), но благодаря классовой и профессиональной диференциации говорящих часто получает несколько обозначений, иногда закрепляющихся в литературном языке в качестве С. Ср. «аэроплан - самолет» (второй С. - из военной терминологии). Особенно способствует умножению обозначений стремление говорящих не только назвать предмет, но и выразить свое к нему отношение: ср. богатство С. вокруг слов, обозначающих элементарные, но житейски важные факты; ср., с другой стороны, богатство обозначений для явлений политич. и обществ. жизни, служащих предметом классовой борьбы, - «мироед», «кулак» (в устах бедняцко-середняцкой части крестьянства), «крепкий мужичок», «хозяйственный мужичок» (в устах самой сельской буржуазии). Так. обр. накопление С. в языке неизбежно сопровождается их диференциацией: слова, входящие в группу С. (так наз. гнездо С.), сохраняют различия в своих оттенках, порождаемые принадлежностью их разным классам общества, разным социальным прослойкам, разным видам речевого общения, различия, охарактеризованные выше и часто приводящие к полной утрате синонимичности. Ср. судьбу славянизмов тина «гражданин» (при «горожанин»), и т.п.

Для выяснения диференциальных оттенков синонимов полезно

1) сопоставить каждый из них с наиболее отвлеченным, не окрашенным эмоционально обозначением предмета (метод идентификации, предложенный Бальи);

2) подобрать к ним антонимы (например антоним «печаль» будет «радость», антоним «скорбь» - «ликование»);

3) подставлять один С. вместо другого в определенном контексте;

4) установить наличие других (переносных) значений у каждого из гнезда С. (примеры ср. выше);

5) учесть грамматическую структуру каждого из С. («небрежно - спустя рукава»).

Особенно тщательно следует выявлять сопутствующие обозначению оттенки в словах, обозначающих явления общественной и политической жизни. История национальнокультурного строительства на Украине и в Белоруссии показала, что нацдемовское вредительство в области терминологической и словарной работы выражалось в подборе созданных враждебными классами обозначений явлений этого порядка в качестве ведущего словарного фонда языка. Такие же подстановки наличествуют в словарях С. буржуазных ученых, о чем необходимо помнить при пользовании ими.

Библиография:

Общая теоретическая литература - см. «Лексика», «Семасиология». Наиболее распространенные словари С. - На немецком языке: EberhardJ.A., Synonymisches Handworterbuch der deutschen Sprache, 17 Aufl., hrsgb. v. O.Lyon, Lpz., 1910; HoffmannP.F.L., Volkstumliches Worterbuch der deutschen Synonyme, 2 Aufl., umgearb. v. W.Oppermann, Lpz., 1929; FlothuisM.H. und BabergH., Wortbedeutung und Synonymik, Groningen, 1932; На французском языке: LafayeP.B., Dictionnaire des synonymes de la langue francaise, P., 1858, 2 ed., rev. et corr. (publie en 30 livraisons), P., 1861; Его же, Supplement du Dictionnaire des Synonymes..., P., 1865; GuizotF.P.J., Dictionnaire universel des synonymes de la langue francaise, 6 ed., P., 1863 (1-е изд. в 1809); BourguignonA. et BergerolE., Dictionnaire des synonymes de la langue francaise, P., 1884; GottschalkW., Franzosische Synonymik fur Studierende u. Lehrer, Hdlb., 1925. На английском языке: CrabbG., English Synonyms explained, L., 1816 (неоднокр. переизд., из расшир. переизд. назовем так наз. «Centennial edition», L., 1920); FernaldJ.C., English Synonymes and Antonymes, M.Y., 1896 (нов. расшир. изд., 1914 и 1921); Словарь русских синоним, или сослов, составленный редакцией Нравственных Сочинений, ч.1, вып.1-6, СПБ, 1840-1841; АбрамовН., Словарь русских синонимов и сходных по смыслу выражений, СПБ, 1904, изд. 4, П., 1915.

СИНТАГМА

СИНТАГМА - см. Синтаксис.

СИНТАКСИС

Статья большая, находится на отдельной странице.

СИНУХЕТ

СИНУХЕТ - «сын смоковницы» - имя главного героя древнеегипетского рассказа, написанного в эпоху Среднего Царства (2000-1580 до н.э.). Рассказ содержит описание жизни и странствий знатного египтянина «начальника владений царя в землях азиатов» С., бежавшего после смерти царя от дворцовых интриг в Сирию. Тоска по прежней родине заставляет С. мечтать о возвращении в Египет. Рассказ кончается описанием благополучного возвращения С. на родину. По своей внешней лит-ой форме «Рассказ» С. воспроизводит обычный тип документальной автобиографии, древнейшие образцы к-рой в Египте восходят ко времени Древнего Царства (надписи Метена, Уны и Хирхуфа). Характерны в этом отношении титулатура С. в начале рассказа и копия царского указа, вставленная в текст рассказа. Об утонченных приемах аристократической литературы того времени говорят напыщенные речи, торжественные песни, почти оды в честь царя, вкрапленные в текст рассказа. Резко контрастируют с суховатым тоном повествования и яркие художественные описания, как напр. ожидание смерти в пустыне: «Напала (на меня) жажда, она настигла меня, я задыхался, мое горло пылало и я сказал: это - вкус смерти ». Литературные достоинства этого интереснейшего произведения древнеегипетской литературы обусловили его широкое распространение в древнем Египте, о чем ясно говорит множество сохранившихся списков эпохи Среднего и Нового Царства. Некоторые эпизоды, как напр. единоборство С. с сирийским богатырем, живо напоминают нам аналогичный библейский сюжет - бой Давида с Голиафом.

Библиография:

Die Erzahlung des Sinuhet und die Hirtengeschichte, bearb. v. A.H.Gardiner, Lpz., 1909, в серии: Hieratische Papyri aus den kgl. Museen zu Berlin, V Bd.; ТураевБ.А., Рассказ египтянина Синухета и образцы египетских документальных автобиографий, Москва, 1915.

СИНЬЦИННЯНЬ

СИНЬЦИННЯНЬ (Новая молодежь) - китайский журнал, игравший выдающуюся роль в китайском культурном и революционном движении в течение 10 лет (1915-1926). «С.» был не только авангардом лит-ой, в сущности идеологической революции, но играл также роль организатора знаменитого движения «4 мая» (Усы юньдун) и поддерживал тесную связь с коммунистической партией Китая. Его основателем и главным издателем был Чэнь Ду-сю, бывший лидер китайской компартии. На новом этапе китайской революции «С.» прекратил свое существование в связи с банкротством и оппортунизмом его руководителей.

Основанный в 1915, «С.» прошел ряд ступеней развития от демократического журнала до коммунистического органа.

Появление в 1916 в «С.» известной статьи д-ра Ху Ши «Некоторые предложения о коренном изменении литературы» и популярной статьи Чэнь Ду-сю «О революции литературы» было отмечено как новый этап китайского культурного развития. Обе эти статьи сделались манифестом новой китайской литературы. В то же время статьи Цянь Сюань-туна призывали к ликвидации китайских иероглифов. Знаменитая «Правдивая повесть об А-Кэй» Лу Сюна также появилась в «С.».

Журнал призывал к коренному обновлению поэзии, драмы и романов, смело критиковал традиционную общественную систему и идеологию Китая, нападал на конфуцианство, на старую брачную и патриархальную системы. В ряде своих фельетонов Чэнь Ду-сю смело нападал на японофильское правительство Дуань Ци-жуя.

Последующая борьба против старой литературы, движение за новое изучение синологии, знакомящей с иностранными идеями, поддерживалось Ху Ши, к-рый полагал, что нужно было «больше говорить о проблемах и меньше о целях». Это обнаружило пассивные тенденции правого крыла кит. интеллигенции. Но с другой стороны, Октябрьская социалистич. революция в России и восстания рабочих Европы после войны побудили кит. интеллигенцию изучать марксизм и рабочее движение. В 1918 «С.» обсуждал теорию прибавочной стоимости, и после специального номера об Ибсене был выпущен специальный номер, посвященный Марксу. Социализм постепенно проникал в круги китайской интеллигенции. В 1919 Чэнь Ду-сю написал статью в защиту Октябрьской революции.

Под влиянием идей демократии и социализма 4 мая 1919 на улицах Пекина 50 тыс. студентов организовали массовые демонстрации, направленные против предательского военного соглашения между Китаем и Японией. Одновременно это было кульминационным пунктом литературного революционного движения. «С.» пользовался выдающимся влиянием.

В 1919 в Шанхае был учрежден секретариат китайских профсоюзов - предшественник китайской компартии. После изгнания из Пекина Чэнь Ду-сю руководил журн. «С.» в Шанхае. В 1920 он писал о социализме, призывая к учреждению рабочего государства революционными средствами. В этом же году была официально основана китайская коммунистическая партия. В то время многие из старых сотрудников ушли из журнала, зато в «С.» пришла группа новых марксистов, таких, как Чжоу Фо-хай, Ши Цунь-тун, Чэнь Ван-дао и др., и «С.» стал органом социалистов, позже органом коммунистов. Несколькими месяцами позднее он был запрещен и вместо него выходил журнал «Мэичжоупинлунь» (Еженедельное обозрение).

В 1928, когда китайская компартия выпустила «Гайд Уикли» (Сяндао Чжоу-бао) как партийный орган, издание «С.» было возобновлено. Первый выпуск был специально посвящен Коминтерну. Тогда же был опубликован новый манифест журнала «С.». С тех пор он сделался теоретическим органом китайских марксистов.

В 1925 в память смерти Ленина был выпущен специальный номер «С.». Пятый номер «С.», изданный в 1926, был специально посвящен мировой революции. Были также изданы специальные номера литературных переводов, опубликованные под названием «Серии Синьциннянь», «Споры о социализме», «Проблемы философии», «Коммунистический манифест», «Партийная программа РКП(б)», «Манифест и решения III Интернационала», «Материалистическое понимание истории», «Марксизм». «Антихристианское движение» и т.д. Несомненно «С.» сделал очень много для пропаганды социализма в Китае.

«С.» выполнил блестящую историческую миссию в китайском демократическом, социалистическом и коммунистическом движении. Несомненно и то, что «С.» выражал позиции китайской радикально настроенной мелкой буржуазии за весь период его существования. Все же оттенки оппортунизма можно было обнаружить во многих статьях журнала «С.» даже после того, как он был превращен в орган китайской компартии.

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV