Литературная энциклопедия (в 11 томах, 1929-1939)
Статьи на букву "Ф" (часть 3, "ФИА"-"ФИШ")

В начало словаря

По первой букве
A-Z А Б В Г Д Е Ж З И Й К Л М Н О П Р С Т У Ф
Предыдущая страница Следующая страница

Статьи на букву "Ф" (часть 3, "ФИА"-"ФИШ")

ФИАЛЬО ДЕ АЛМЕЙДА

ФИАЛЬО ДЕ АЛМЕЙДА (Jose Valentin Fialho de Almeida, 1857-1912) - один из крупнейших португальских писателей прошлого века. Тяжелое детство и полная лишений юность позволили Ф. де А. внимательно присмотреться к жизни трудящихся и бедствующих слоев общества и отнестись к ним с глубоким сочувствием. Их изображению посвящен целый ряд его рассказов. Другие его произведения являются критическим (то ироническим, то порою и остро-сатирическим) изображением буржуазного общества.

Будучи в основном последователем метода Золя, Ф. де А. в то же время не чужд импрессионистических тенденций, приводящих к лирическому восприятию событий или к карикатурному, приближающемуся к памфлету, воспроизведению их. Один из лучших мастеров португальского языка, Ф. де А. уделяет больше внимания яркости описания и четкости характеристики, чем композиционной стройности целого, так что многие из его рассказов приближаются к очерку или эскизу. Посвящая большую часть своих произведений родной провинции (Алемтежу), описывая ее во всем разнообразии ее пейзажей, типов, социальных отношений и явлений, Ф. де А. умеет ставить, однако, свою тему широко и серьезно, перерастая из режионального (провинциального) автора в писателя с европейским кругозором. Лучшие из сборников его рассказов: «Рассказы» (Contos, 1881), «Город порока» (A cindadedo vicio, 1882), «Страна винограда» (Pais das uvas, 1893), «Галантный Лиссабон» (Lisboa galante, 1899).

Библиография:

I. Os Gatos, 3 ed., 6 vls, Lisboa, 1913-1916, 4 ed., 1919.

II. Ribeiro, Fialho de Almeida, visao esthetica de sua obra, Lisboa, 1911; Villa Moura, V. de Fialho de Almeida, Porto, 1917; Correia de Costa, Eca, Fialho e Aquilino, Lisboa, 1923, Его же, Fialho de Almeida a literatura contemporanea, «Gaceta Literaria», 1928, l/XI.

ФИБИХ

ФИБИХ Клара (Clara Viebig, 1860-) - немецкая писательница, виднейшая представительница «Heimatskunst (областнической провинциальной литературы). В 90-х годах примкнула к натуралистическому направлению. В целом ряде произведений - романов и повестей - Ф. изображала гл. обр. быт и нравы немецкой деревни и провинции (Kinder der Eifel, 1897), немецкое бюргерство (Rheinlangetochter, 1897), тяжелую борьбу за существование в условиях городской буржуазной культуры, в особенности - тяготы и жалкое прозябание столичной прислуги (Das tagliche Brot, 1901), бедственное положение крестьянок (Dorfsfrauen, 1900). В некоторых романах Фибих затрагивает вопросы воспитания молодого поколения (Die Passion, 1925, и др.). Особое внимание Фибих привлекали: борьба национальностей в Прусской Польше, польско-прусские и прусско-рейнские отношения (Die Wacht am Rhein, 1902; Das schlafende Heer, 1904). Небольшой роман «Красное море» (1923) на тему об империалистической войне и отчасти о первых днях революции в Германии совершенно беспомощен в идейно-художественном отношении. Он проникнут столь характерным для Ф. сентиментализмом и пацифизмом.

Библиография:

I. Ausgewahlte Werke, 8 Bde, Stuttgart, 1922. Русск. пер.: Собрание сочинений, изд. В. М. Саблина, 9 тт., М., 1911-1912; Бабья деревня, изд. ВЦИК, Москва, 1919; Красное море, Госиздат, П., 1922; Железо в огне, изд. «Мосполиграф», М., 1924; Совиное гнездо, изд. «Петроград», Л. - М., 1924; Одинокий, изд. «Мысль». Распятые, изд. «Пролетарий», Харьков, 1926; Дочери Гекубы, изд. «Мысль», Ленинград, 1926; и др.

II. Веселовский Ю., Польско-еврейский мир в романе Клары Фибих (в кн. Веселовского «Этюды по русской и иностранной литературе», т. II, изд. «Звезда», М., без года).

ФИГАРО

ФИГАРО (Figaro) - центральный персонаж знаменитой трилогии Бомарше - комедий «Севильский цырюльник, или тщетная предосторожность» (Le barbier de Seville ou la precaution inutile, 1775), «Безумный день, или женитьба Фигаро» (La folle journee ou le Mariage de Figaro, 1784) и драмы «Виновная мать» (La mere coupable ou l’autre Tartufe, 1792).

Изобретательный, остроумный, жизнерадостный, энергичный плебей Ф. - самый яркий литературный образ, созданный драматическим искусством XVIII в., воплощение предприимчивой инициативы третьего сословия, его критической мысли, его оптимизма. Как персонаж комедии Ф. ведет свой род от плутовских слуг классической комедии; он перекликается с образами пронырливых и ловких слуг Мольера, арлекинов comedia dell’arte, рабов Плавта и Теренция. Но, обладая изворотливостью и остроумием этих персонажей, выполняя подобно им функции основного двигателя сценической интриги, Ф. значительней и выше всей родовой группы. Образ Ф. насыщен большим политическим пафосом; его острые выпады против «знатных господ» подымаются до протеста против всякого социального неравенства, гнета и унижения человека, и эти черты образа сохранили его звучание на протяжении полутора столетий и ввели его в ряд так наз. вековых образов.

ФИГУРНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ

ФИГУРНОЕ СТИХОТВОРЕНИЕ - стихотворное произведение, которое своими графическими контурами воспроизводит какую-либо геометрическую фигуру, символический знак или очертания предмета. Несмотря на свой узко прикладной характер, Ф. с. пользовались в отдельные эпохи значительной популярностью и ведут свое происхождение из глубокой древности. Еще греческая антология дает образцы Ф. с. самой затейливой формы, как напр.: «Топор», «Яйцо», «Крылья Купидона» у Симмия, «Свирель» у Феокрита, «Жертвенник» у Дозиада и др. Пристрастие к стихотворным фокусам, проявившееся в римской поэзии чуть ли не с первых ее шагов, свидетельствует о том, что римляне были усердными учениками александрийцев. Создатель латинского гекзаметра, Энний, пишет стихи, начальные буквы к-рых составляют фразу: «Q. Ennius fecit» (сочинил К. Энний). В царствование Августа Овидий изобретает центон (см.). Стремление превзойти метрическое искусство поэтов эпохи Августа и I в. н. э. и все нарастающее идейное оскудение приводят римских поэтов III-IV вв. н. э. к разнообразным попыткам заинтересовать мастерством внешней, в частности графической формы. Сохранившиеся произведения Авзония, Пентадия, Седулия, Венанция Фортуната дают образцы любопытнейших хитросплетений акростихов, мезостихов, телестихов и т. п. Лучшим мастером стихотворных фокусов является поэт IV в. Публилий Порфирий Оптациан. В его сочинениях (изд. Teubner, Lpz., 1877), помимо множества стихотворных ухищрений, мы находим ряд стихотворений в форме геометрических и более сложных фигур: пальма, гидравлический орган (с описанием в самом стихотворении гидравлического органа), языческий жертвенник, (с описанием его конструкции), пастушеская свирель, изображение корабля с веслами, рулем и мачтой и т. п.

Я

еле

качая

веревки,

въ синели

не различая

синихъ тоновъ

и милой головки,

летаю въ просторе,

крылатый, какъ птица,

межъ лиловыхъ кустовъ!

но въ заманчивомъ взоре,

знаю, блещетъ, алея, зарница!

и я счастливъ ею безъ словъ!

Фигурное стихотворение из «Опытов» Брюсова.

(Для сохранения фигуры стихотворения воспроизводится «ъ»).

Латинские стихотворцы средних веков (Рабан Мавр, св. Бонифаций и др.), подражая гл. обр. позднейшим римским поэтам, также изощрялись в поэтических фокусах. Разумеется, христианская тематика отражается на выборе фигур - появляются кресты и т. п., а в содержании, к-рое по традиции служит нередко истолкованием фигуры, возникают теологические и мистические мотивы.

В новейшей европейской поэзии Ф. с. большого распространения не имеют, т. к. в качестве салонной забавы, которая одна могла бы оправдать их существование, они требуют слишком кропотливой технической отделки.

Русская поэзия XVIII и первой половины XIX в. интереса к Ф. с. не проявляла. Формальные искания символистов, выразившиеся частично в экспериментаторстве и реставрации ряда забытых форм, заставили их мимоходом дать несколько образцов Ф. с. (ср. сборн. «Русские символисты», вып. 2, 1894, стр. 34; «Ромб» Э. Мартова; «Треугольник» В. Брюсова, сб. «Опыты», М., 1918).

Библиография:

Шульговский Н. Н., Прикладное стихосложение, 2 изд., изд-во «Прибой», Ленинград, 1929.

ФИГУРЫ

ФИГУРЫ (греческое sche?mata, латинское figurae) - термин античной стилистики, обозначающий художественное осмысление и упорядочение изменений в синтаксическом строе связной речи.

Античные риторы сосредоточивают свое внимание преимущественно на отклонениях Ф. от синтаксической нормы, определяя Ф. как «изменение строения речи», «уклонение мысли и выражения от присущей им природы», «от обыденной и простой формы».

Основную группу Ф. образуют Ф., создаваемые «особым размещением слов». Античные теоретики делят их на:

1) Ф., образуемые путем добавления, Ф. плеоназма;

2) Ф., образуемые путем сокращения;

3) Ф., образуемые путем накопления одинаково звучащих слов, Ф. анноминации; 4) Ф., образуемые путем противоположения.

К Ф., образуемым путем добавления, относятся:

1) удвоение (греческое nadiplosis, латинское conduplicatio) - «повторение одного или нескольких слов либо в целях усиления речи, либо ради возбуждения сострадания». Ср. у Пушкина: «О, поле, поле, кто тебя усеял мертвыми костями»;

2) близкая к ней Ф. эпаналепсиса - «повторение в длинном словесном обороте одного и того же слова», усиливающего связь между частями оборота. Ср. у Цезаря: «Было всего два пути, этими путями могли они выйти из дому»;

3) Ф. анафоры (единоначатия) - «многократное повторение одних и тех же начальных слов». Ср. у Пушкина: «Али я тебя не холю, али ешь овса не вволю, али сбруя не красна?»;

4) Ф. эпифоры (греческое antistrophe`, латинское conversio) - «повторение тех же слов в конце каждого колона». Ср. у Брюсова: «Струится нетихнущий дождь, / Томительный дождь...»;

5) Ф. охвата (греческое symploke`, латинское complexio) или кольца (греч. kyklos, латинское inclusio) - повторение одних и тех же слов в начале и конце колона. Ср. у Пушкина: «Мутно небо, ночь мутна»;

6) Ф. эпанода (греческое epanodos, латинское regressio) - повторение, при к-ром «слова, поставленные сперва рядом, потом повторяются отдельно». Ср. у Пушкина: «Не я, братец, клянусь тебе жизнью, / клянусь жизнью твоей и моею...»;

7) Ф. полиптотона (греч. polyptotan, латинск. casuum commutatio) - повторение слова в разных падежах. Ср. пословицу: «Клин клином вышибать»;

8) Ф. стыка (греч. epanastrophe) - соединение эпифоры с анафорой. Ср. у Блока: «О весна без конца и без краю, / без конца и без краю мечта»;

9) Ф. бессоюзия (греч. asyndeton, латинское dissolutio) - устранение связующих слов между одинаковыми членами колона. Ср. у Пушкина: «Швед, русский - колет, рубит, режет»;

10) противоположная ей Ф. многосоюзия (греческое polysyndeton) - скопление союзов, связующих однородные члены предложения. Ср. у Пушкина: «Но смерть... но власть... но бедствия народны...»;

11) Ф. градации (греческое klimax, латинское gradatio) - «ступенчатость» в расположении связанных смыслом слов. Ср. у Грибоедова: «Шампанское стаканами тянул... Бутылками-с и пребольшими... Нет-с, бочками сороковыми»;

12) Ф. реторического вопроса и

13) Ф. реторического восклицания. Ср. у Гоголя: «Знаете ли вы украинскую ночь?»;

14) Ф. реторического накопления - подбор однозначных оборотов. Ср. у Ломоносова: «Ушел, вырвался, убежал»;

15) Близкая к ней Ф. истолкования (греческое ехe`gesis, латинское interpretatio) - замена слова рядом других, раскрывающих его содержание.

К Ф., образуемым путем сокращения, античные теоретики относят:

1) Ф. эллипсиса (греческое elleipsis) - пропуск слов, восстанавливаемых из контекста. Ср. у Пушкина: «Ворон ворону в ответ»;

2) Ф. апосиопеса или паралепсиса (латинское praecisio) - пропуск конца фразы. Ср. у Пушкина: « Ужо тебе ... И вдруг стремглав / Бежать пустился...»;

3) Ф. зевгмы - устранение возможного в речи повторения путем отнесения одного слова сразу к нескольким членам предложения. Ср. у Лермонтова: «И горный зверь и птица, / Кружась в лазурной высоте, / Глаголу вод его внимали...».

Ф., образуемые путем созвучия, включают:

1) Ф. анноминации (греческое paronomasia, латинское annominatio) - соединение разных грамматических категорий, образованных от одного корня; случаи, где глагол соединяется с однокоренным существительным, снабженным прилагательным, выделяются под названием figura etymologica; Ср. «Горьким смехом моим посмеюся»;

2) Ф. антанакласиса (греческое antanaklasis, латинское traductio) - повторение слова в разных значениях. Классический пример: «У кого нет в жизни ничего любезнее жизни, тот не в силах проводить жизнь доблестно»;

3) Ф. равенства колонов или исоколона (греческое isoklon, латинское compar) - повторение речи из равных колонов. Ср. у Цезаря: «Пришел, увидел, победил»;

4) Ф. параллелизма, при к-рой колоны не только равны, но и состоят из симметрически расположенных членов. Ср. у Брюсова: «Твой ум глубок, что море, / Твой дух высок, что горы»;

5) Ф. тождества окончаний (греческ. homoioteleuton) - ср. у Гоголя: «без меры в ширину, без конца в длину».

К Ф., построенным на противоположении, относятся:

1) Ф. антитезы (греч. antithesis, латинское contentio, contrapositum) - «сопоставление противоположностей». Ср. у Державина «Я царь, я раб, я червь, я бог»; 2) Ф. хиазма (греч. chiasmos) - построение речи из четырех членов, из к-рых первый совпадает с четвертым, а второй с третьим.

Античные теоретики различают в хиазме - антиметаболу с неизменяемыми членами (классический пример, обыгранный Мольером: «Надо есть, чтобы жить, а не жить, чтобы есть») и антиметатезу - с изменяющимися грамматическими членами (ср. у Тургенева: «И я сжег все, чему поклонялся, / Поклонился всему, что сжигал»).

Далее к Ф. причисляют ряд изменений грамматического строя речи, объединяемых в понятии Ф. эналлаги (греческое enallage, латинское immutatio). Сюда относятся:

1) Ф. антимерии - имена частей речи. Ср. пословицу: « Подари помер»;

2) Ф. гетеросиса - мена падежей. Ср. пословицу «Сквозь земли не пройдешь» при обычном в литературном языке сочетании «сквозь» с винительным падежом;

3) Ф. синесиса - мена числа. Ср. «Жил старик со своей старухой» и «А ткачиха с поварихой, с сватьей бабой-Бабарихой извести ее хотят...»;

4) Ф. анаколуфа - переход от одной конструкции к другой. Ср. у Пушкина «А Бонаротти?.. Или это сказка / Тупой бессмысленной толпы, и не был / Убийцею создатель Ватикана»;

5) Ф. гендиадиса - деление одного предмета на два. Ср. у Блока: «Тоска дорожная, железная /... свистела, сердце надрывая»;

6) Ф. гипаллаги - перестановка эпитета. Ср. у Брюсова: «Бреду в молчаньи одиноком»;

7) Ф. гипербата - перестановка слов. Ср. у Пушкина: «перстня верного утратя впечатленье...»;

8) Ф. гистерологии - предвосхищение в речи того, что должно быть позднее. Ср. у Вергилия: «Умрем и бросимся в бой»;

9) Ф. парентезы - введение одного предложения в середину другого. Ср. у Пушкина: «Татьяна (русская душою, сама не зная почему)...»

Наконец в отношении ряда явлений наблюдается колебание - относить ли их к Ф. или тропам: таковы напр. перифраза, гипербола, литотес и несколько др.

Учение о Ф. переходит без особых изменений в стилистики нового времени; работа теоретиков XV-XVIII вв. направлена гл. обр. на упорядочение терминологии (ввиду наличия многочисленных расхождений в обозначении отдельных Ф.) и на устранение излишней диференциации обозначений. Так напр. Ломоносов (опираясь на работы французских и немецких теоретиков) различает уже значительно меньшее число фигур, а именно: «повторение, усугубление (=удвоение), единознаменование (=накопление), восхождение (=градация), накопление (=полиптотон), многосоюзие, бессоюзие и согласование (=антанакласис), справедливо указывая, что значительная часть Ф. античных реторик не может быть почтена «за особливые способы в красноречии» (Кратк. руковод. красноречию).

Теоретики XIX в. в свою очередь еще более упрощают ту же схему Ф., лишь пытаясь обосновать психологически создаваемую Ф. выразительность речи (ср. на русском языке работы Потебни).

Библиография:

Потебня А. А., Из записок по теории словесности, Харьков, 1905; Горнфельд А., Фигура в поэтике и риторике, в кн.: Вопросы теории и психологии творчества, т. I, изд. 2, Харьков, 1911; Харциев В., Элементарные формы поэзии, там же.

См. Симпасис, Стилистика.

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ ОЧЕРК

ФИЗИОЛОГИЧЕСКИЙ ОЧЕРК - бытовой нравоописательный очерк, получивший широкое распространение во Франции, Англии в 30-40-х гг. XIX в., а в 40-х гг. и в России. Своей целью Ф. о. ставил изображение современного общества, его экономического и социального положения, во всех подробностях быта и нравов. В физиологическом очерке раскрывается жизнь разных, но преимущественно так наз. низших классов этого общества, его типичных представителей, даются их профессионально-бытовые характеристики. Ф. о. были созданы совместно писателями и художниками и снабжались многочисленными «зарисовками с натуры». Невозможно дать перечень огромного числа маленьких книжечек, составивших серию «физиологий» (без автора - «Физиология Парижа», «Физиология тюрьмы», «Физиологии полиции и суда»; H. Monnier - «Физиология буржуа», «Физиология рантье»; без автора - «Физиология одежды», Balzac - «Физиология лавочника»; «физиология» врача, портного, парикмахера, студента, продавщицы, актрисы, омнибуса, зонтика, шляпы и т. д.). Все эти очерки назывались Ф. о., так как претендовали на объективный, беспристрастный анализ описываемых явлений. Об этом же говорит их подзаголовок «естественная история нравов» и частые ссылки на Бюффона. Свое начало Ф. о. берет в радикальной и республиканской французской прессе того времени, ведшей жестокую борьбу с Июльской монархией (журнал «Caricature», «Charivari» и ряд др.). Целый ряд карикатур и очерков, появившихся в мелкой прессе, можно считать прямыми предшественниками Ф. о. Таковы печатавшиеся там серии рисунков и нравоописательных карикатур Gavarni, Monnier, Grandville, Daumier и мн. др.

Ф. о., став самостоятельным жанром, выходят из рамок журнала и издаются отдельными книжечками.

Наряду с отдельными Ф. о. появляются также сборники Ф. о. и различных нравоописательных очерков («Les francais peints par eux memes», 1839-1842, 8 tt.; «Le livre des cent etun», 1831-1834, 15 tt., ed. Lavocat; «Paris au XIX siecle», 1899; «Le diable a Paris», 1845, 3 tt., и мн. др.). В этих сборниках принимают участие крупнейшие писатели того времени: Бальзак, Жорж Санд, Ж. Жанен, А. Карр, Ф. Сулье, Поль де Кок и мн. др. Вначале авторы их продолжали общественно-сатирические традиции мелкой прессы, затем перенесли внимание с общественно-политических вопросов на социально-бытовые. Они стремились широко осветить жизнь «низших» слоев общества, ввести в литературу людей презираемых профессий, показать городские низы, людей деклассированных, выброшенных из капиталистического общества. Наряду с боевыми, целеустремленными Ф. о. республиканских писателей появился ряд безыдейных Ф. о., усвоивших лишь их формальные особенности.

В творческом развитии писателей-авторов Ф. о. современное им нравоописательное направление сыграло большую роль. Очень показательно в этом отношении творчество Бальзака, долго сотрудничавшего в мелкой прессе и написавшего ряд физиологических очерков.

Аналогичные нравоописательные течения имели место точно так же и в литературе других европейских стран: «Les anglais peints par eux memes», 1840-1841; «Les belges peints par eux memes».

Французское нравоописательное направление вызвало широкий отклик и в русской литературе 40-х годах, где физиологический очерк стал одним из популярных жанров «натуральной школы».

Представители этого жанра в русской литературе относили его к разряду «беллетристики», т. е. таких произведений, к-рые, не ставя перед собой собственно художественных задач, знакомят читателя в живой форме с нравами и бытом, со всем разнообразием социальных укладов, с этнографией и географией различных мест России (см. предисловие к сборнику «Физиология Петербурга», СПБ, 1845).

В. Г. Белинский следующим образом определял особенности очеркиста-«физиолога»: «У него нет таланта чистого творчества... он не может создавать характеров, ставить их в такие отношения между собой, из которых образуются сами собой романы и повести. Он может изображать действительность, виденную или изученную им, или, если угодно, творить, но из готового, данного действительностью материала» («Взгляд на русскую литературу 1847 г.»).

Ф. о. сыграл в русской литературе большую роль. Это был жанр, впервые широко выдвинувший в литературе «типы» из социальных низов. Ф. о. обращал внимание разных общественных групп на положение классов, которые до этого были вне поля зрения широкой литературы. Вместе с тем Ф. о. был выражением складывавшихся в этой литературе реалистических тенденций. Греша очень часто натурализмом, поверхностным реализмом, Ф. о. свидетельствовали о проникновении реализма в самую гущу литературы. Развитие литературы в этом направлении было предуказано еще Пушкиным.

Ф. о., как и натуральная школа вообще, был однако не однороден, обнаруживая только некоторые общие черты: интерес к социальным «низам», изображение не характера, не индивидуальности, но «типа», как тогда говорили, т. е. общественного положения и профессии (например дворника, шарманщика, водевилиста, мелкого чиновника и т. д.), преобладание описания над сюжетом.

Физиологические очерки Некрасова (напр. «Петербургские углы») проникнуты подлинным знанием жизни петербургских низов и подлинным сочувствием к ним, а также горячей ненавистью к крепостническому строю. В лице Некрасова и Белинского (очерк последнего «Петербург и Москва») перед нами революционно-демократическое крыло очеркистов-«физиологов».

Иное положение занимают первые рассказы из «Записок охотника» Тургенева, расценивавшиеся в 40-е годы как Ф. о. Эти очерки социально менее остры, но больше разработаны психологически.

Еще более умеренными были Ф. о. Григоровича, И. Панаева, Гребенки. В Ф. о. Панаева И. (Петербургский фельетонист, Литературный заяц, Парижские увеселения и др.) с большим знанием описываются литературные круги столицы и «околосветские» слои. Петербургская голь освещается Панаевым более филантропически.

Так же описывает эту голь Григорович («Петербургские шарманщики») и местечковую бедноту Гребенка («Фактор»).

У Даля («Беглянка», «Сухая беда», «Находка» и др.) крестьянство рассматривается исключительно с этнографической точки зрения, при полном безразличии и даже враждебном отношении автора к вопросам социальных судеб крестьянства.

Ф. о. этих писателей носили, в отличие от Ф. о. Некрасова и Тургенева, гораздо более описательный, объективистский характер.

Необходимо указать на ближайшее соседство Ф. о. с фельетоном (особенно у Панаева), на использование очеркистами юмора (напр. сборник «Первое апреля») и наконец на стихотворные физиологические очерки («Чиновник» Некрасова во второй части «Физиологии Петербурга»).

В 40-е гг. Ф. о. рассматривался как нечто единое, и крепостническая печать выступала против «грязефильства», «низкой тематики» и «дурных вкусов» как Некрасова, так и Даля, - писателей, пути к-рых позже резко разошлись.

Библиография:

I. Физиология Петербурга, составленная из трудов русских литераторов. Под редакцией Н. Некрасова, ч. I и II, СПБ, 1845; Башуцкий, Наши, списанные с натуры русскими, СПБ, 1841; Повести, сказки и рассказы Казака Луганского (Вл. Даля), 4 части, СПБ, 1846 (и посл. изд.); Картинки русских нравов, кн. I, СПБ, 1842; Булгарин, Очерки русских нравов или лицевая сторона и изнанка рода человеческого, СПБ, 1843 (в 6 выпусках); Первое апреля, Комический иллюстративный альманах, СПБ, 1846.

II. Рецензия на ч. II «Физиологии Петербурга» в «Отечественных записках», 1845, т. XLI; Белинский В. Г., Полн. собр. соч. Под редакцией С. А. Венгерова, т. VII, СПБ, 1904 (Рецензии на: «Физиологию влюбленного» и «Наши, списанные с натуры русскими»); Его же, Полн. собр. соч. Под редакцией С. А. Венгерова, т. VIII (рец. на «Физиологию театров в Париже...» Куайляка и «Физиологию вивёра» Д. Руссо); Его же, Полное собр. соч. Под редакцией С. А. Венгерова, т. XI, П., 1917 (Ответ «Москвитянину», Взгляд на русскую литературу 1847 г.); Его же, Полн. собр. соч., т. XII, Гос. изд., М. - Л., 1926 («Вступление в «Физиологию» Петербурга...); Сакулин П., Неизвестная статья В. Г. Белинского, «Известия отд. русского языка и словесности Акад. наук», СПБ, 1911, т. XVI, кн. 3; Григорович Д. В., Литературные воспоминания, Ред. и примеч. В. Л. Комаровича, изд. «Academia», Л., 1928 (гл. VI); Грузинский А. Е., И. С. Тургенев, М., 1918 (гл. IV); Белецкий А. И., Достоевский и натуральная школа в 1846 году, «Наука на Украине», 1922, № 4. См. также литературу об указанных в тексте писателях.

ФИЗУЛИ

ФИЗУЛИ Могамед Сулейман Оглы (1500 (1502?)-1563) - великий поэт и ученый Азербайджана. Основоположник азербайджанского литературного языка и литературы. Ф. родился в Иракеарабе (Месопотамии), в г. Кербала. Образование получил в гор. Багдаде, где изучал медицину, древнегреческую и восточные философские системы.

Всего написано великим поэтом 16 произведений на азербайджанском, персидском и арабском языках. Из этих произведений два переводные, остальные оригинальные. Ф. - поэт-лирик преимущественно. Подавляющее большинство его поэтических произведений - газели, крупнейшее - поэма «Лейли и Меджнун». В своих газелях Физули отразил недовольство, переживания и чаяния широких народных масс, претерпевших разорение, гнет, нищету в результате междоусобных войн и борьбы между турецкими и персидскими феодалами за гегемонию на Ближнем Востоке. Поэт страстно негодовал против непрерывных грабительских опустошающих войн, проклиная их виновников - шахов и султанов («Да прогорит пусть торжество господства»).

В своих художественных произведениях Ф. резко бичевал религию. Все несчастья своей эпохи поэт усматривал в дрязгах и авантюрах лицемерного духовенства. Он квалифицировал муридбазов и кази как поработителей, угнетателей народа, как паразитов, грабивших народ.

В произведении «Шикаятнаме» (Книга жалоб) поэт дал критику существующего строя, вскрывая и разоблачая его пороки, грабеж, взяточничество, подхалимство и разбрасывание народных средств, весь государственный механизм - от мелкого вилайетского чиновничества до высшей придворной аристократии включительно.

Для поэзии Ф. характерны замечательные аллегорические высказывания, в к-рых поэт излагал свое отношение к окружающему миру. В произведении «Бенг ве баде» (Опиум и вино) поэт изображал борьбу восточных феодалов, враждовавших между собою из-за тщеславия. Произведение «Риндузахид» подвергает уничтожающей критике религию как таковую.

Самое популярное, высокохудожественное произведение Ф. - поэма «Лейли и Меджнун». Тема ее заимствована из арабского фольклора; она насчитывает около 30 различных вариантов в разных литературах феодальной формации до XVI в. (персидская, чагатайская, турецкая, азербайджанская и др.). Ф. своеобразно и мастерски использовал этот фольклорный материал и создал подлинно оригинальную поэму, превзошедшую по своей художественной выразительности все предыдущие варианты, поэму, ставшую памятником страданий, бесправной судьбы женщины Востока.

Ф. устами героя поэмы Меджнун («Сумасшедший»), искателя правды и справедливости, повествует об угнетении людей своей эпохи, указывая, что в современном поэту обществе нет никакой свободы. Язык у Ф., по сути - народный, особенно в произведениях, написанных на родном языке, - красочен, глубоко эмоционален и по сей день вполне понятен. Творчество Ф. имело и имеет большое влияние на развитие лит-р народов Ближнего Востока.

Библиография:

I. Полное собр. соч., Константинополь, 1874-1879, 2 тт.

II. Бертельс Е., Новая рукопись Куллиата Фузули, Л., 1930 (оттиск из «Изв. наук СССР, отд. гуманитарных наук»); Его же, Арабские стихи Фузули, «Записки коллегии востоковедов при Азиатском музее Акад. наук СССл, Ленинград, 1930, т. V, стр. 39-72; Gibb E. J. W., A History of Ottoman Poetry, v. I-V, London, 1900-1907 (см. по указателю имен в т. V).

ФИКРЕТ ТЕВФИК

ФИКРЕТ ТЕВФИК (1868-1914) - виднейший турецкий поэт. Вырос в семье чиновника. Начал писать с 14-15 лет. Учителями Ф. были Муаллим Фейзи, Наджи и Реджаи-заде Экрем. Несколько лет Фикрет служил канцелярским чиновником, потом был преподавателем французского и турецкого языков. В эти годы печатал преимущественно подражательные стихи в журналах и газетах («Терджюмани хакикат», «Мерсад», «Ма’люмат») под псевдонимом Назми, Мехмед Тевфик.

В турецкой литературе в этот ее период шла борьба между двумя идейными течениями: западным (грабчылык) и восточным (шаркчылык). Вне борьбы стоял двухнедельный журнал «Сервети Фюнун». Ф., став редактором «Сервети Фюнун», собрал вокруг себя сторонников западного течения.

Группа во главе с Ф., в которую входили И. Сафа, Г. Сирет и др., представлявшая прогрессивную силу, постоянно преследовалась Абдул Гамидом II. В 1898 появилась книга стихов Ф. «Ребаби шикесте» (Разбитая лютня), а через год второе издание ее. Это было серьезным событием в литературе того времени, так как сборник был проникнут революционными настроениями.

В 1901 «Сервети Фюнун» был закрыт; авторов его заставили замолчать. Но Ф. в это время все же написал свое знаменитое произведение «Сис» (Туман), направленное против деспотического Стамбула, «Лахзеи теаххур» (Миг замедления), вызванное покушением на Абдул Гамида в июле 1906, «Миллет шаркысы» (Песня нации), явившееся самой сильной одой в честь младотурецкой революции 1908. Сознание темноты окружающей среды, гнет деспотизма порождали пессимистические мотивы в творчестве Ф. Но наряду с ними в творчестве Ф. жили и другие настроения. Ф. верил в светлое будущее и все свое творчество отдавал воспитанию и подготовке молодого поколения, от к-рого ожидал освобождения народа. Книга Ф. «Халюкун дефтери» (Халюк - имя его сына) содержит много прекрасных стихотворений на эту тему. Ф. был одним из тех крупных поэтов, личная жизнь, общественная деятельность и идеалы к-рых неразрывны. Среди поэтов «Сервети Фюнун» Ф. был одним из немногих, кто поэзию употреблял как оружие в борьбе против врагов народа и культуры.

Ф. с большим восторгом встретил младотурецкую революцию 1908. Вместе с группой товарищей он издавал газету «Танин» (Звон). Однако, увидев, что революция лишь сменила один эксплоататорский класс другим, Фикрет снова выступил с общественным протестом. В это время он написал свои воинственные стихотворения против эксплоататоров: «Хитаба» (Речь), «Мюджахид лисанындан» (От имени борца), «Токсанбеше догру» (К событию 95 года), «Хани ягма» (Пища ограбления) и др. С этого времени все более увеличивается число врагов Ф. Завязывается борьба между Ф. и поэтом-панисламистом М. Акифом и др. Националисты также относились к Ф. враждебно. Но Ф. имел и сторонников. Вокруг Ф. возгорелась борьба.

Творчество Ф. является крупным этапом в развитии турецкой литературы. Ф. значительно содействовал развитию турецкого литературного языка, обогатил музыкальную сторону стиха, реформировал рифму, поставил ритм в зависимость от содержания. Ф. расширил тематику турецкой поэзии. Он лучше, чем кто-нибудь, умел сочетать в единое поэтическое целое мысль и чувство, образы реальной жизни и большие социальные проблемы. Ф. был реалистом. «Рыбаки», «Деньги и жизнь», «Смерть Гасана», «Завтра», «Прощение Халюка», «Верблюжья голова», «Прошедшее и грядущее», «Как наступит утро», «Памятник труда» и мн. др. его стихотворения являются жемчужинами турецкой поэзии. Ф. умел из «простых», «маленьких» тем делать серьезные философские выводы. Фикрет писал и о детях. Его книга «Шермин» - лучший образец турецкой детской литературы.

Одно из лучших, бессмертных произведений Ф. - «Тарихи кадим» (Древняя история). Оно подытоживает идейный и поэтический путь Ф. Этот путь от идеализма к материализму, от теизма к атеизму. Ф. в этой замечательной поэме показывает подлинное гнусное лицо прошлого, останавливается на настоящем и ярко рисует облик будущего, где нет ни войн, ни захватничества, ни жалоб, ни лжи, ни злодейства, ни бога, ни раба. В «Тарихи кадим» нашла свое выражение самая передовая, революционная мысль Турции того времени. Пантуркисты пытаются сделать из Ф. националиста. Но Ф. и в самом своем националистическом произведении выступает как революционер-демократ. Его «Песня нации» является подлинной песней восставшего народа.

Библиография:

I. Ребаби шикесте (Разбитая лютня), Стамбул; Халюкун дефтери (Книга Халюка), Стамбул; Шермин, Сборн. стихов для детей, Стамбул; Ребабын джевабы (Ответ лютни), Тарихи кадим (Древняя история), Тарихи кадиме зиль (Добавление к Древней истории) и др.

II. На турецком яз. араб. алфав.: Исмаил Хабиб, История новой турецкой литературы, Стамбул, 1925; Исмаил Хикмет, История турецкой литературы, I т., ч. III, Баку, 1925; Ревешен Ешфер, Воспоминания о жизни Тевфика Фикрета, Стамбул, 1919; Тевфик Фикрет как автор «Тарихи кадим», Сборн. стихов и библиографич. справок со ст. З. Невширавана «О социально-классовом значении Тевфик Фикрета», составитель сборн. Сеид-заде «Зеки», М., 1923, и различные статьи в журн. «Айдынлык», «Тюрк юрду», газетах «Туран», «Замон» и др. в связи с годовщинами со дня смерти Тевфик Фикрета. На русск. и иностр. яз.: Гордлевский Вл., Очерки по новой османской литературе, М., 1912; Его же, Переходная пора османской литературы, Баку, 1926 (отд. отт. из «Изв. об-ва обследов. и изучения Азербайджана»), стр. 7-10, 20-23; Horn P., Geschichte der turkischen Moderne, Leipzig, 1902, S. 59-61.

ФИЛДИНГ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ФИЛИКАЙЯ

ФИЛИКАЙЯ Винченцо (Vincenzio da Filicaia, 1642-1707) - итальянский поэт. Р. во Флоренции, получил юридическое образование в Пизанском ун-те. Занимал ряд административных постов, был членом Академии della Crusca и degli Apatisti. Как поэт Ф. принадлежал к последователям прециозной поэзии. Верный последователь Петрарки, Ф. подражал также Ариосто, Т. Тассо и др. менее известным поэтам. Стихи Ф. - изысканной, богато орнаментированной формы. В его лирике обычны величественные периоды, пышные фразы, замысловатое чередование рифм, причудливое обилие эпитетов (ср. «Il primo sacrifizio»). Большой известностью пользовались сонеты и канцоны Ф. на религиозные темы, а также шесть канцон на освобождение Вены Яном Собесским, победу имперских войск над турками. Яркий патриотизм Ф., необычный для его эпохи и творчества маринистов, отразился в сонетах и канцонах, обращенных к Италии (из них «Dov’e, Italia, il tuo braccio?», «Italia, Italia O tu cui feo la sorte» есть в русск. пер., сонет 83-й включен Байроном в IV песню «Чайльд-Гарольда»); подлинная любовь и жалость к порабощенной родине наряду с сознанием ее слабости звучат в этих пьесах, но и здесь Филикайя не отказался от традиционной напыщенности и манерности. Элегические стихи Ф. являются лучшим из всего литературного наследия Филикайи.

Библиография:

I. Poesie toscane, Firenze (1707, много раз переиздавались в 1864 во Флоренции под названием: Poesie e lettere, pubbl. da U. A. Amico). Русск. перев.: Сонет, пер. Н. Берг, «Русский вестник», т. XX, 1859, апр.; К Италии, «Современник», т. LXXIV, 1859 (переводчик не указан); Сборник стихотворений иностранных поэтов, т. I, пер. В. Костомарова и Ф. Берга, М., 1860.

II. Buonaventuri T., Vite degli Arcadi illustri, Roma, 1710; Amico U. A., Предисл. к изданию: Poesie e lettere di V. da Filicaia, Firenze, 1864; Castellani L., Il Seicento e V. da Filicaia, в его кн.: «Scritti letterari», Citta di Castello, 1889; Carini I., L’Arcadia dal 1690 al 1890, v. I, Roma, 1891; Caponi G. V., Da Filicaia e le sue opere, Prato, 1901; Belloni A., Il Seicento, 2 ed., Milano, 1929.

ФИЛИПП

ФИЛИПП Шарль Луи (Philippe, 1874-1909) - французский писатель, сын бедного сапожника. Несмотря на крайнюю скудость средств, получил среднее образование. Поселившись в 1895 в Париже, терпел большую нужду, был некоторое время чернорабочим, потом мелким муниципальным служащим. Первое значительное произведение Ф. появилось в 1901.

Поколение писателей-выходцев из ремесленно-крестьянской среды, к которому принадлежал Ф., мечтало о новой литературе класса, не отравленного буржуазной культурой, здорового, сильного и выражающего свое коллективное «я» с суровой простотой и правдивостью. Ф. искренне ненавидел сытое довольство немногих. Он описывал быт ремесленников, деклассированных, мелкой буржуазии. Изображаемый им трудящийся народ несчастен, страдает, но почти всегда безропотно принимает невзгоды. Ф. стремится к тому, чего в его характере не было, - к мужественной бодрости и силе. Но, больной и слабовольный, он дальше мятежного непротивленства не пошел. Его гнев почти всегда переходил в пассивное сочувствие, сострадание.

Как художник Ф. обладал редким уменьем вживаться в каждое чувство и ощущение персонажа, вживаться в сущность явления. Лучшие произведения Ф. - романы «Старый Пердри» (Le Pere Perdrix, 1902), «Крокиньоль», особенно «Шарль Бланшар» (Charles Blanchard, изд. 1913) и повесть «Мать и дитя» (La mere et l’enfant, изд. в 1911). Первый - грустная история кузнеца, почти ослепшего и отданного на растерзание общественной благотворительности; унизительное милосердие сытых убивает в нем всякое человеческое достоинство. Постепенно кузнец превращается в инвалида. Этот закат рабочего человека, его медленное умирание изображено с суровой простотой. Племянник старика, сын рабочего, стал инженером. Но во время забастовки на заводе в нем заговорило классовое чувство, и он горячо стал на сторону забастовщиков. Эти две драмы - интеллигента из пролетариев и старого кузнеца - развертываются вначале на фоне бесцветного быта глухого провинциального городка, потом среди сутолоки Парижа. Тонкий юмор и горькая ирония переплетаются в «Крокиньоле». Неожиданно разбогатевший конторщик, прожив в два года свои деньги, не способен вернуться к отупляющей канцелярской обстановке, не может подавить возникших в нем новых потребностей и кончает жизнь самоубийством.

В произведениях Ф. почти всегда («Бюбю с Монпарнаса» (Bubu de Montparnasse, 1901), «Мария Донадье» (Marie Donadieu, 1904), «Крокиньоль» (Croquignole, 1906), некоторые новеллы) рядом с крепким, покоряющим жизнь характером дан другой - добрый, мягкий, скромно отступающий на второй план. В «Шарле Бланшаре» (Charles Blanchard, 1913) он хотел объединить оба типа, дать синтетический образ. Роман этот остался неоконченным, но, судя по написанным главам, он мог быть произведением огромного напряжения. Ф. долго работал над ним, набрасывая все новые и новые варианты, стараясь найти самую законченную, простую и ясную форму для передачи внутреннего состояния ребенка, растущего в условиях крайней бедности. Это - трагическая в своей простоте поэма нищенства. Рассказы в сборниках «В маленьком городе» (Dans la petite ville, 1910) и «Утренники» (Contes du matin, 1916) - целая галлерея типичных фигур бедняков, в поте лица своего добывающих скудное пропитание, отщепенцев (из так называемого «дна»), мелких торговцев и служащих и прежде всего детей, изображенных с чутким пониманием.

Ф. довел до большого мастерства искусство короткого рассказа. На двух-трех страничках дан экстракт, запечатлен внутренний смысл события. Кроме художественных произведений, Ф. написал много фельетонов, в к-рых проводил анархистские идеи. В них особенно сильно сказалась ограниченность писателя. Отвергая собственнический и эксплоататорский мир и в то же время не будучи связанным с организованно борющимся пролетариатом, он находил своих героев, своих «сильных и смелых» только на дне буржуазно-капиталистического общества, в мире отщепенцев, деклассированных. Он не сумел стать на социально-политические позиции рабочего класса. Отсюда и противоречия его творчества.

Библиография:

I. Все произведения Ф., за исключением его ранних рассказов и писем, имеются в нескольких переводах. Собрание сочинений Под редакцией А. А. Смирнова, гос. изд-во «Худож. литература», Л., 1934-1936 (т. I - Шарль Бланшар. Мать и ребенок; т. II - Бюбю с Монпарнаса; т. III - Мари Донадье; т. IV - Утренние рассказы; т. V - В маленьком городке; т. VI - Крокиньоль; т. VII - Дядюшка Пердри).

II. Эйхенбаум Б., Шарль-Луи Филипп, «Русская мысль», М. - П., 1914, кн. IV; Луначарский А. В., Этюды критические, М. - Л., 1925 (см. «Гений и голод»); Гимельфарб Б., Шарль-Луи Филипп - человек и писатель, вступ. ст. в кн.: Ш.- Л. Филипп - Шарль Бланшар, изд. «Пролетарий» (Харьков), 1925; Рыкова Н., Шарль-Луи Филипп (Очерк жизни и творчества), в кн.: Ш.-Л. Филипп. Собрание сочинений, т. I, Ленинград, 1935; Jean L., Parmi les hommes, P., 1910; Bachelin H., Ch.-L. Philippe, Son oeuvre, P., 1929; Poulaille H., Nouvel age litteraire, Berlin, 1930; Lukacs G., Die Seele und die Formen, Paris, 1911.

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД

ФИЛОЛОГИЧЕСКИЙ МЕТОД - см. Метод.

ФИЛОЛОГИЯ

ФИЛОЛОГИЯ (греческое philologia - «любовь к знанию») - система знаний, необходимых для научной работы над письменными памятниками, преимущественно на языках древних, часто мертвых. Поскольку важнейшим и первым в совокупности этих знаний является понимание языка, на к-ром написан памятник, Ф. теснейшим образом связана с языковедением (см.). Следует, однако, отметить, что Ф. в своем подходе к засвидетельствованному в памятниках тексту существенно отличается от языковедения; в то время как языковед исследует все изменения, происшедшие в языке, как показатели его исторического движения, филолог исходит от некоторой нормы - от совершенного состояния текста, которое он и стремится восстановить сложной обработкой сохранившихся, более или менее «исказивших» этот текст, памятников (критика текста, recensio и emendatio - основная часть всякой филологической работы); от нормы же - предполагаемого единого точного понимания текста - исходит филолог и во второй основной своей работе - в толковании текста (интерпретация, герменевтика).

Это нормативное антиисторическое понимание языка легко объясняется из прикладного по существу характера Ф. Действительно, филологическая работа проводится всюду, где возникает потребность в точном понимании памятников на малодоступных языках; так, в античном мире в эллинистический период развертывается комментаторская работа филологов вокруг текстов Гомера и трагиков; в древней Индии филологическая работа возникает из потребности точного понимания вед; у средневековых арабов и евреев она развивается в связи с толкованием корана и библии. Впрочем, во всех этих случаях мы в праве скорее говорить об истоках Ф. как науки.

В систему знаний Ф. перерастает в европейской науке в период Ренессанса, когда изучение античного мира, а несколько позднее и толкование библии превращаются в политическое оружие, в орудие борьбы с феодальным мировоззрением. XVI-XVIII вв. - период расцвета классической Ф. в европейской науке (крупнейшие деятели - Юлий Цез. Скалигер (Julius Caesar Scaliger, 1484-1558) и сын его Иосиф Юстус Скалигер (Joseph Justus Scaliger, 1540-1609), Робер и Анри Этьен-Стефаннос (Robert Estienne, 1503-1559, Henri Estienne, 1528-1598), Казаубон (Isaak Casaubon, 1559-1614), Меланхтон (Philipp Melanchton, 1497-1560), Юст Липсий и мн. другие гуманисты); он совпадает с началом развития восточной Ф. (сперва преимущественно семитологии - крупнейшие деятели Рейхлин (Iohann Reuchlin, 1455-1522), позднее Буксторфы (Iohannes Buxtorf, 1564-1629, Iohanne Buxtorf, 1599-1664), Лудольф (Hiob Ludolf, 1624-1704) и мн. др.). Вместе с тем рост национального самосознания, связанный с формированием европейских наций в период первоначального накопления, вызывает - раньше всего в наиболее передовых экономически странах Европы: Италии, Испании, Франции, Нидерландах, Англии, значительно позднее в Германии, в славянских странах - с одной стороны, филологическую обработку национальных языков (начало неофилологии - деятельность П. Бембо (Pietro Bembo, 1470-1547), Фр. Фортунио (Gianfrancesco Fortunio, XVI в.), Лод. Дольче (Lodovico Dolce, 1508-1568) - в Италии; Ж. Дюбуа (Jacques Dubois, 1478-1555) или Сильвиуса, Л. Мейгре (Louis Meigret, 1510-1560), Пьера де ла Раме, или Рамуса (Pierre de la Ramee, 1515-1572), Робера и Анри Этьен - во Франции; Ант. де Небриха (Elio Antonio de Nebricha, 1444-1533) - в Испании; Драйдена (J. Dryden, 1631-1700) и Джонсона (Samuel Johnson, 1709-1784) - в Англии; Шоттелиуса (J. G. Schottelius, 1612-1676), Лейбница (G. W. Leibniz, 1646-1716), Готтшеда (J. C. Gottsched, 1700-1766) - в Германии; Ломоносова, Тредиаковского, Сумарокова - в России), с другой - рост интереса к национальным древностям и в связи с этим развитие национальных Ф. - в частности германской Ф. (крупнейшие деятели - Ф. Юний (Franciscus Junius, 1589-1677) - в Нидерландах и Англии; Ламберт тен-Кате (Lambert Hermans ten Kate, 1674-1731) - в Нидерландах; Дж. Хикс (George Hickes, 1642-1715) - в Англии и др.) и славянской Ф. (деятельность Вука Караджича, 1787-1864, Добровского, 1753-1829, Востокова, 1781-1864; расцвет последних Ф., впрочем, идет уже под знаком сравнительно-исторического языкознания (начало XIX в. - деятельность Гриммов).

Расширив так. обр. почти до бесконечности область своего изучения, Ф. XVI-XVIII вв. благодаря недиференцированности в этот период большей части общественных наук выступает как комплекс всех исторических дисциплин, включая элементы и истории, и этнографии, и археологии, и языковедения, и истории литературы - как лишенный единства системы и метода «агрегат знаний» (по выражению Гегеля).

Развитие перечисленных исторических дисциплин в самостоятельные науки, в особенности возникновение в начале XIX в. сравнительно-исторического языковедения (см.), естественно должно было привести к сужению и четкому ограничению области филологических разысканий; правда, на протяжении XVIII и XIX вв. идет спор об объеме и методах самой Ф. (в XVIII в. - между школой Германна (Gottfried Hermann, 1772-1848), сводившего Ф. к критике текста, и «реальным направлением», претендовавшим на энциклопедизм и представленным трудами Вольфа, а позднее - Бёка (August Bockh, 1785-1867)); но все же Ф. постепенно уступает место собственно лингвистическим изысканиям - сперва в области новых европейских языков, а позднее и в области языков восточных и классических - см. Языковедение.

В середине и конце XIX в. термин Ф. применяется к тем областям знания, где необходим комплексный метод работы в силу специфического характера самих памятников (исследование древних и средневековых реалий, мифов, литератур и языков). Так применяется этот термин и в советской науке; отметая как ненаучные все притязания Ф. стать основополагающей для исторических наук дисциплиной, вскрывая сугубо субъективный и идеалистический характер, якобы, «специфического» метода Ф. - герменевтики, советская наука продолжает критически использовать подлинные достижения филологической техники - текстологию, анализируя и интерпретируя огромный материал собранных Ф. фактов на базе специальных дисциплин, работающих диалектико-материалистическим методом.

Напротив, на Западе в XX в. и особенно сильно в послевоенный период распад буржуазного научного миросозерцания знаменуется рядом попыток возродить энциклопедизм Ф., утвердить Ф. как основополагающую для исторических наук дисциплину, отстоять и расширить область применения идеалистической герменевтики (ср. возрождение идей Шлейермахера у Дильтея (Wilhelm Dilthey, 1833-1911) и его школы, построения Зиммеля (Georg Simmel, 1858-1918) и др.).

Библиография:

История Ф. классической: Sandys J. E., A History of classical scholarship..., 3 vls, Cambridge, 1903-1908; Gudeman A., Grundriss der Geschichte der klassischen Philologie, 2 Aufl., Lpz., 1909; Kroll W., Geschichte der klassischen Philologie (Sammlung Goschen, № 367), 2 Aufl., B., 1919; Wilamowitz-Moellendorf U., v., Geschichte der Philologie (Einleitung in die Altertumswissenschaft, hrsg. v. A. Gercke u. E. Norden. Bd. I, H. I), Lpz., 1921; Wolf F. A., Vorlesungen uber Enzyklopadie der Altertumswissenschaft. Kleine Schriften in lateinischer u. deutscher Sprache, Bd. II, Halle, 1869; Boeckh A., Encyklopadie und Methodologie der philologischen Wissenschaften, 2 Aufl., Lpz., 1886 (на рус. яз. изложение П. И. Аландского в «Университетских известиях», Киев, 1878, № № 8-10, 12); Usener H., Philologie und Geschichtswissenschaft, Bonn, 1882 (также в его кн. Vortrage u. Aufsatze, Lpz., 1907); Gercke A., Methodik... (Einleitung in die Altertumswissenschaft, hrsg. v. A. Gercke u. E. Norden, Bd. I), Lpz., 1912; История Ф. германской: Raumer R., v., Geschichte der germanischen Philologie, vorzugsweise in Deutschland, Munchen, 1870; Paul H., Geschichte der germanischen Philologie, в кн.: Grundriss der germanischen Philologie, hrsg. v. H. Paul, Bd. 1, 2 Aufl., Strassburg, 1901 (дана подробная лит.); История Ф. романской - Grundriss der romanischen Philologie, hrsg. v. G. Grober, 2 Bde, Strassburg, 1888-1902; Более ранние труды: Korting G., Encyklopadie u. Methodologie der romanischen Philologie, T. 1-3, Heilbronn, 1884-1886, и его же, Handbuch der romanischen Philologie, Lpz., 1896 (устарели). История Ф. славянской - Ягич И. В., История славянской филологии, в кн. Энциклопедия славянской филологии, вып. I, СПБ (1908); Булич С. К., Очерк истории языкознания в России, т. I, СПБ, 1904; обширный библиографич. справочник «Обозрение трудов по славяноведению», Под редакцией В. Н. Бенешевича за 1908-1913, СПБ - П., 1909-1918 (14 вып. и 3 указателя имен авторов).

См. также Языковедение.

ФИЛОСОФОВ

ФИЛОСОФОВ Дмитрий Владимирович (1872-) - критик и публицист. Сотрудничал в журналах: «Мир искусства», «Новый путь», «Русская мысль», газета «Речь» и др. Крайний мистик, враг всякой революции. В настоящее время - белоэмигрант.

В своих литературно-критических статьях Философов выступал с пропагандой «мистических идеалов», мистических схем исторического процесса и эстетических принципов символизма. В течение целого ряда лет Философов вел гнусную травлю Максима Горького и тем приобрел популярность в реакционных кругах.

Библиография:

Le Tsar et la Revolution. Paris, 1907 (совместно с З. Гиппиус и Д. Мережковским); Маков цвет, Драма, СПБ, 1908 (совместно с З. Гиппиус и Д. Мережковским); Слова и жизнь, Литер. споры новейшего времени (1901-1908 гг.), СПБ, 1909; Старое и новое, Сборн. статей по вопросам искусства и литературы, М., 1912; Неугасимая лампада, статьи по религ. вопросам, М., 1912.

ФИНИНБЕРГ

ФИНИНБЕРГ Эзра Иосифович (Ezro Fininberg, 1899-) - еврейский советский поэт. Род. и рос на Украине. Начал свою литературную работу в первые годы Великой Октябрьской социалистической революции. Годы гражданской войны, сопровождавшиеся на Украине погромами разбушевавшейся кулацкой петлюровщины, наложили сильный отпечаток на раннее творчество Ф. Одной из основных поэтических тем его ранних стихов является тема «унаследованных пут». Так Ф. обозначает остатки проклятого прошлого, пытавшегося задушить новую, зарождающуюся жизнь революции. Поединок между «старым» и «новым» и составляет основное содержание первых книг стихотворений Ф. «Otem» (Дыхание, 1922) и «Lider» (Стихи, 1925).

Порываясь к новой, светлой жизни, поэт всю свою страстную ненависть, весь свой сарказм направляет против прокаженных «дедовских будней», упорно отстаивавших свое господство «в червивой грязи, на проказе камня». Оставаясь в начале своего творчества во власти идеалистического мировоззрения и не представляя себе ясно путей революции, Ф. подчас поддавался пессимистическим настроениям, но сильное внутреннее ощущение революции всегда помогало поэту выйти на правильный путь.

Дальнейшее развитие Ф. как поэта заключалось в постепенном преодолении «унаследованных пут» прошлого и в поэтическом освоении нашей социалистической революции в разнообразных ее проявлениях. В области поэтических восприятий эволюция Ф. заключалась в преодолении символико-романтических черт раннего периода и во все большем приближении к реализму. Ярким переломным этапом в творчестве Ф. явилась книга «Land un libsaft» (Страна и любовь, 1928), заглавие к-рой вошло в обиход еврейской поэтической речи. Две поэтические темы - тема страны, родины и тема человеческой любви - сплетаются здесь воедино. Это сочетание является вообще характерным для лирики Ф. За самыми «личными», самыми интимными переживаниями поэта ощущается дыхание раскинувшейся «у его изголовья» Советской страны, строящей новую, социалистическую жизнь. Любовь к Советской стране, безмерная преданность ей составляют пафос книги Ф. «Страна и любовь», как и всей последующей его лирики.

Один из виднейших лириков в еврейской советской поэзии, Ф. откликается на разнообразные человеческие переживания. Старинная мечта человека о счастьи, глубоко окрашенная социальным содержанием, проступает в лирике Ф. уже в первых его стихотворениях. Но в согласии с общим характером своего раннего творчества Ф. сначала искал осуществления этой человеческой мечты о счастьи в туманностях «млечного пути». В ходе поэтической эволюции Ф. мечта поэта приобретает все более реальные, земные очертания. Путь поэта идет теперь «вокруг земли» (выражаясь поэтической терминологией Ф.). Яркое воплощение находит в поэзии Ф. тема «рождения человека». Радуясь «запахам трав, и дыханью, и детям», поэт неизменно обращается к своей социалистической стране как к источнику счастья и радости.

В лирике Ф. большое место занимают стихи непосредственно политического содержания. Поэт дает клятву «служить звуками и служить стихами, как служат у границы красноармейцы».

Лирик по преимуществу, Ф. обращается по временам и к эпическому письму, ограничиваясь, правда, пока фрагментарными эпизодами. Темой их обычно является гражданская война на Украине. В своих эпических произведениях поэт искусно использует фольклорную традицию. Большую поэтическую ценность представляют его обработки фольклорных мотивов, старинных и советских.

Ф. проявляет повышенный интерес к истории революционного движения, к великим историческим фигурам революционного пролетариата (поэма «Маркс» и др.). Обладая своеобразным лирическим «историзмом», поэт как бы стремится восстановить историю возникновения и роста народного гнева и борьбы народа против эксплоататорских классов.

Ф. пробовал свои силы и в области прозы. Его перу принадлежит повесть из эпохи гражданской войны «Галоп» (1926).

Много внимания Ф. уделяет переводам из классической поэзии, проявляя здесь большое мастерство. Им переведен «Фауст» Гёте, главы из «Витязя в тигровой шкуре» Руставели, а также ряд произведений Пушкина (лирика, «Сказки», «Медный всадник», главы из «Евгения Онегина»). Перу Ф. принадлежит также несколько драматических произведений и ряд критических статей о еврейском революционном поэте Бовшовере, о лирике Пушкина и др.

Библиография:

I. Кроме книг, названных в тексте, Ф. выпущены след. сборники стихотворений: In fri fun jor, 1929; Di krign dojern, 1930; «XV», 1933; An erd an andere, 1934; Zingevdik, 1936. Отдельными книжками выходили также детские стихи. Избранные стихи Ф. вышли в русском переводе отдельной книгой: Вокруг земли, Гослитиздат, М., 1935. Отдельные стихотворения Ф. переведены также на украинский язык.

II. Ojslender N., E. Fininberg, «Di rojte velt», 1926, № 7-8; Dobrusin J., Der dixter Fininberg, «stern», 1934, № 11; Гурштейн А., Творческий путь поэта Э. Фининберга, «Красная новь», 1935, № 11.

ФИНК

ФИНК Виктор Григорьевич (1888-) - советский писатель. Р. в Одессе, в интеллигентной семье. В 1906 окончил коммерческое училище. Учился на юридическом ф-те сначала в Одессе, а затем в Париже, где его и застала мировая война. Ушел волонтером во французскую армию и был записан в Иностранный легион. Незадолго до революции вернулся в Россию.

Ф. известен как автор ряда живых, не лишенных юмора и тонкой наблюдательности очерков о быте еврейских земледельческих колоний и колхозов в Крыму, Белоруссии и Биробиджане («Евреи на земле», Гиз, М. - Л., 1929; «Евреи в тайге», «Федерация», М., 1930; 2-е изд., 1932). В очерках даны зарисовки образов вчерашних бесправных обитателей еврейского гетто, к-рым революция дала впервые право почувствовать себя гражданами Советской страны, право работать на земле. Ф. умело передает своеобразие жизни новых работников земли, в к-рой причудливо переплелись традиции поколений, старые бытовые нормы с новыми отношениями, новой, социалистической техникой и культурой.

Менее удачна пьеса Финка «Новая родина» («Сов. литература», М., 1933), посвященная теме коллективизации евреев в Биробиджане. Автор концентрирует свое внимание на бытовых мелочах, на особенностях лексики героев в ущерб типическим обобщениям, сюжетной интриге.

Наибольший интерес представляет книга Ф. из эпохи мировой войны «Иностранный легион» («Роман в 13 новеллах», «Советский писатель», 1935; 2-е изд., 1936). Сюжетно-заостренные новеллы Ф., напоминающие по манере военные рассказы Мопассана, Доде, ведутся от лица русского солдата-легионера. Страшные, нелепые, жестокие до цинизма эпизоды тыловой, окопной и боевой жизни легиона, описанные Ф., обнажают всю бессмысленность бойни народов. Антимилитаристическое содержание книги не носит однако пацифистского оттенка. Автор убедительно показывает нарастание протеста у пестрой, разноязычной массы легионеров, впервые на войне догадавшейся об истинных виновниках мировой бойни. Острота характеристик, драматизм ситуаций сочетаются с тонким лиризмом и юмором.

Последняя повесть «Гибель мира» («Красная новь», 1938, № 9) дает интересный фактический материал из быта молдавской деревни, охваченной в дореволюционные годы сектантским движением, руководимым кулацкой верхушкой.

Ф. известен также как автор ряда публицистических статей. В 1939 награжден орденом «Знак Почета».

Библиография:

Кроме указанного в тексте: Бузя Липак, ЗиФ, М. - Л., 1927; Жорес, «Кубуч», 1928; На пути из Египта, изд-во «Огонек», М., 1929, Граница нашей родины, «Красная новь», 1937, № 11; Письма о Франции, «Красная новь», 1938, №№ 4 и 5; Комбатанты, «Знамя», 1938, № 9; «Еврейский вопрос», «Красная новь» 1938, № 12.

ФИНН

ФИНН Константин Яковлевич (псевдоним Хальфина, 1904-) - беллетрист и драматург. Р. в Москве, в семье служащего. Учился в реальном училище. Работал в полтавской газете «Губернские известия» в качестве репортера. Печатается с 1927.

Ранние произведения Ф. носят на себе отчетливые следы влияния Чехова. В отличие от дореволюционных писателей Ф. останавливается не только на изображении гнетущего прошлого, но гл. обр. на противоречии и столкновении старых общественных форм и отношений с новыми, возникающими в социалистическую эпоху.

В одном из своих первых больших произведений («Третья скорость», 1930) Ф. разрабатывает тему коллективизации сельского хозяйства. Борьба партии с кулачеством, противодействие отсталой части крестьян механизации, организации посевной кампании и т. д. и т. д. - вот ряд конкретных вопросов, затронутых в этой повести. Строительству завода, выковыванию психологии нового человека в процессе творческого труда посвящено другое произведение Ф. («Большие дни», 1933). Типичны для творчества Ф. такие рассказы, как «Окраина» (переделан в одноименный сценарий), «Вторая ступень», «Семейная история», в к-рых изображена дореволюционная провинциальная глушь, безрадостное существование обитателей далеких окраин. Реалистический характер прозы Ф. сочетается у него с пристрастием к гротеску, к сатирической гиперболе.

Финн известен также как драматург, как автор комедий. Первая из них «Вздор» (пост. в театре им. МОСПС в 1934-1935) и следующая «Свидание» (пост. в б. МХАТ втором в 1935) посвящены борьбе с пережитками капитализма в сознании людей нашего времени, борьбе со «вздорными» представлениями о жизни, любви и ревности, к-рые еще живут в сознании многих интеллигентов, противопоставляющих свое индивидуалистическое «я» «миру», «толпе».

В «Большой семье» (пост. театром Сатиры в 1936-1937) Ф. продолжает разрабатывать излюбленную им тему любви и дружбы, а также проблему взаимоотношения «отцов и детей» в нашу социалистическую эпоху. Взаимная помощь советских людей друг другу соединяет их в единую семью - таков замысел пьесы. В своей последней пьесе «Сыновья» (пост. театром им. МОСПС в 1937-1938) Ф. варьирует ту же тему, останавливаясь на героической работе «сыновей» - молодого летчика и авиаконструктора и на отношениях их с «отцами». Искусственность психологического конфликта, положенного в основу пьесы, штампованность отдельных образов, - все это делает пьесу мало удачной.

Особенностями драматургических произведений Ф. является прежде всего, так же как и в прозе, ярко выраженная гротескная струя, а также занимательная интрига, игра острыми комедийными ситуациями, живой, выразительный диалог.

Библиография:

Мой друг. Повести и рассказы, изд. «Земля и Фабрика», М. - Л., 1930; Колхоз «Заря», Сборник рассказов, изд. «Земля и Фабрика», М. - Л., 1930 (в серии: «Массовая библиотека ЗиФ»); Третья скорость, Роман, изд. «Земля и Фабрика», М. - Л., 1930; Семья. Рассказы, изд. «Огонек», М., 1931 (в серии: Библиотека «Огонек», № 583); Большие дни. Повесть, Моск. т-во писателей, М., 1933; Окраина. Рассказы, ГИХЛ, М., 1933; Семейная история. Рассказы, Моск. т-во писателей, М., 1933; Василиса. Рассказы, изд. «Молодая гвардия», М., 1934; Свидание. Комедия в 3 актах, 8 картинах. Гослитиздат, М., 1935; Избранные рассказы, Гослитиздат, М., 1935; Большая семья. Комедия в 3 актах, 6 картинах, изд. «Искусство». М. - Л., 1937.

ФИННО-УГОРСКИЕ ИЛИ УГРО-ФИНСКИЕ ЯЗЫКИ

ФИННО-УГОРСКИЕ (или угро-финские) ЯЗЫКИ - группа языков, в состав к-рой входят:

1) прибалтийские (финский-суоми, ижорский, карельский, вепский, исчезающий вотский, эстонский, исчезающий ливский);

2) лопарские, или саамские (один на Кольском полуострове, один на севере Финляндии, три на севере Швеции, один на севере Норвегии);

3) мордовский (эрзя, мокша);

4) марийский (лугово-марийский, горно-марийский);

5) пермские (коми, удмуртский);

6) обско-угорские (вогульский, или манси, остяцкий, или ханте);

7) венгерский, или мадьярский.

Из этих языков обско-угорские и венгерский объединяются под названием угорские (географическая отдаленность обско-угорских и венгерского языков объясняется передвижениями последнего на рубеже I и II тысячелетий н. э.).

Основанием для объединения Ф.-у. яз. в одну группу служат совпадения в известной части словаря и формативов и сходства структуры, в значительной степени типологические. Звукосоответствия, объединяющие Ф.-у. яз., установлены только в области согласных; соответствия в области вокализма не установлены. В области словоизменения разные группы Ф.-у. яз. связаны между собою очень слабо. В склонении такая связь наблюдается лишь в малой мере (по линии нескольких первичных падежей), в спряжении такой связи не наблюдается вовсе; развитие глагола в отдельных Ф. яз. идет совершенно независимыми путями. Словари Ф.-у. яз. глубоко различны. Сходные элементы словаря относятся к далекой древности. Несходные элементы словаря отчасти пока не объяснены, отчасти заимствованы из языков, с к-рыми тот или иной Ф.-у. яз. тесно соприкасался в процессе своего исторического развития. Количество слов, заимствованных из таких языков, настолько значительно, что по этим словам можно судить о незасвидетельствованных в письменности древнейших состояниях соответствующих языков. Эти обстоятельства уже использованы для освещения истории германских, иранских, отчасти и других индо-европейских языков.

Библиография:

Чхаидзе М., Н. Я. Марр и языки финской системы в сб. «Язык и мышление», т. VIII, М. - Л., 1937; Szinnyei J., Finnisch-ugrische Sprachwissenschaft, 2 (Sammlung Goschen, 963), B., 1922; Budenz J., Magyar-ugor osszehasonlito szatar, Budapest, 1873-1881 (Венгерско-финно-угорский сравнительный словарь. На венгерском языке); Его же, Az ugor nyelvek osszehasonlito alaktana, Budapest, 1884-1894 (Сравнительная морфология финно-угорских языков. На венгерском языке); Journal de la Societe Finno-Ougrienne, Helsingfors, c 1886; Memoires de la Societe Finno-Ougrienne, Helsingfors, c 1890; Finnisch-ugrische Forschungen, Helsingfors und Lpz., с 1901.

ФИННЭ

ФИННЭ Эдвард Габриэль (Edvard Gabriel Finne, 1866-1899) - норвежский писатель, один из представителей натуралистической школы, бывший под сильнейшим влиянием Стриндберга. Основной тон всего литературного творчества Ф. - беспросветный пессимизм, выросший из ненависти к современному буржуазному обществу - угнетателю талантливой индивидуальности, из ненависти к женщине и бунта против авторитета «старших». Мелкобуржуазный «бунтарь» Ф. едко высмеивает современную полуромантическую литературу с ее «наивно-ханжеским пониманием действительности» и обнаруживает особое тяготение к изображению самых грубых и темных сторон человеческой природы и жизни. Форма его произведений мало художественна.

Ф. дебютировал сборником рассказов «Filosofen» (Философ, 1889), пронизанных глубоким пессимизмом. Второй сборник «Unge Syndere» (Юные грешники, 1891) - гимн любви в ее примитивной форме полового влечения - был конфискован «за безнравственность».

Вышедший в 1890 роман «Doktor Wangs Born» (Дети доктора Ванге) - самое сильное из произведений Ф., рисует безрадостное детство и исковерканную юность сыновей и дочерей провинциального доктора, выросших в настоящем семейном аду. Сила романа в драматической интенсивности ситуаций, в реалистической обрисовке персонажей. Второй роман «To Damer» (Две дамы, 1891) слабее; тема его - история двух супружеств - разработана в духе Стриндберга: супружеская жизнь изображена здесь как ожесточенная борьба между мужчиной и женщиной. Основная тема двух вышедших в 1893 одноактных пьес: «Uglen» (Сова) и «For Afskaden» (Перед разлукой) - супружеская измена. Первая в художественном отношении значительно выше второй. Еще слабее повесть «Rachel» (Рашель, 1895). Выпущенная в том же году новелла «Emanuel Daah» (Эмануэль До) представляет собой мастерской психологический этюд. Повесть «I Afrgrunden» (В пропасти, 1898), похожая на исповедь писателя, проникнута чувством глубокой усталости и пессимизма.

Библиография:

Norsk biografisk Lexikon, Bind IV, Oslo, 1929.

ФИНСКАЯ ЛИТЕРАТУРА

Статья большая, находится на отдельной странице.

ФИНСКИЙ ЯЗЫК

ФИНСКИЙ ЯЗЫК (suomen kieli) - принадлежит к системе финно-угорских языков (см.), распространен в Финляндии (кроме частей, заселенных шведами, лопарями (саамами), карелами), а в результате переселения также в Ленинградской области в СССР, в северной Швеции, в Америке и в других местах.

Фонетика Ф. яз. имеет ряд своеобразных черт. Обращает на себя внимание обилие гласных при весьма незначительном числе согласных, а также обилие разнообразных сочетаний гласных (ea, ia, io и т. д.) при сравнительно малом развитии и малом разнообразии сочетаний согласных. Слово может начинаться только на одиночный согласный или на гласный и оканчиваться только на один согласный (переднеязычные t, s, l, r, n, и гортанный взрыв (coup de glotte), на письме не обозначаемый) или гласный. Чередования фонем представлены чрезвычайно богато. В области гласных наблюдается так наз. сингармонизм (гармония гласных), напр. talossa «в доме», но kylassa «в селе». В области согласных характерно так наз. чередование ступеней согласных в склонении, напр. vako «борозда», но vaon (не vakon) «борозды», pata «горшок», но padan (не patan) «горшки», tupa «изба», tuvan (не tupan) «избы», akka «старуха», но akan (не akkan) «старухи» и т. д. Ударение падает на первый слог слова, а если слово сложное, то главное - на первый слог первой слагаемой части, а второстепенные - на первые слоги последующих слагаемых частей.

Согласные финского (суоми) языка

Согласные финского (суоми) языка

       Финский2

Гласные финского (суоми) языка

Ф. яз. принадлежит по строю к языкам агглютинирующим. В области морфологии характерной особенностью Ф. яз. является отсутствие категории грамматического рода. Падежей насчитывается пятнадцать, среди них серии местных падежей; кроме того употребляются конструкции имени с предлогами и послелогами. Как на своеобразное явление надо указать на так наз. ряды в склонении, беспритяжательный и притяжательные. В глаголе следует отметить отрицательное спряжение. В области синтаксиса, наряду с более поздним по времени возникновения сложным предложением, широко используются формы так наз. сугубо-распространенного простого предложения, обогащаемого многочисленными образованиями инфинитивного, деепричастного и причастного оборотов.

В словаре Ф. яз. обнаружено много скифских, литовско-латышских, германских, русских элементов. Русские элементы заимствованы еще в ср. века и свидетельствуют о вхождении Финляндии до времен шведской экспансии почти целиком в политико-экономическую систему Новгорода.

Литературное оформление Ф. яз. началось в XVI в. в общих путях оформления литературных языков малых народностей Зап. Европы; в частности, шведское правительство прибегало и к Ф. яз. для пропаганды среди местного населения идей реформации. В течение XVI, XVII и XVIII вв. литературный Ф. яз. развивался мало, играл роль письменного языка «для простонародья», употреблялся лишь в церкви, в переводах правительственных постановлений и в кое-каких нравоучительных изданиях. В XIX в., в обстановке политического отхода Финляндии от Швеции, в связи с ростом национального движения и национальной литературы, литературный Ф. яз. вступил в полосу быстрого развития. Для второй половины XIX в. весьма характерно проведение в литературном Ф. яз. жесткого пуризма (см.). Особенно усиливаются пуристические тенденции в современной Финляндии.

Финская письменность сложилась на основе латинской. До XIX в. твердые нормы письма отсутствовали. Они создались к середине XIX в.

Библиография:

а) Словари - Ringvall A. Kijanen P. Suomalais venalainen sanakirja (Ф.-русск. словарь), Helsinki, 1902; Kijanen P., Venalaissuomalainen sanakirja (Русско-финск. сл.), 2 vls, Helsinki, 1912-1913; Рождественский Н. Ф., Русско-финский словарь, Под редакцией Е. И. Кингисен и И. Л. Ноуснайнен, изд. «Советская энциклопедия», М., 1935; б) грамматики - Генетц Арвид, Грамматика финского языка. Фонетика и учение о формах, пер. Влад. Майкова и Арв. Р†ернфельда, Гельсингфорс, 1884; Setala E. N., Suomen kielioppi (на финск. яз.), Helsinki, ряд изданий (12 pain, 1930); Setala E. N., Suomen kielen lauseoppi (на финск. яз.), Helsinki, ряд изданий (11 pain, 1926); в) история Ф. яз. - Setala E. N., Yhteiss suomolainen aannehistoria (на финск. яз.), Helsinki, 1899; Rapola M., Suomen kirjakielen historia paapiirteittain (на финск. яз.), Helsinki, 1933; г) диалектология финск. яз. - Kettunen L., Suomen murteet, 2 vls (на финск. яз.), Helsinki, 1930; д) заимствования в Ф. яз. - Thomsen V., uber den Einfluss der germanischen Sprachen auf die finnisch-lappischen, Halle, 1870; Thomsen V., Beroringer mellem de finske og baltiske (litauisk-lettiske) Sprog, Kjobenhaven, 1890; Karsten T. E., Germanisch-finnische Lehnwortstudien, Helsingfors, 1915; См. также Финно-угорские языки.

ФИРДОУСИ

Статья большая, находится на отдельной странице.

ФИРЕНЦУОЛА

ФИРЕНЦУОЛА Аньоло (Agnolo Firenzuola, 1493-1543) - итальянский писатель. Р. во Флоренции в гуманистической семье; изучал право в Сиене и Перудже. Приняв монашество, Ф. служил при дворе пап Льва X и Климента VII; по освобождении в 1526 от обета он продолжал пользоваться бенефициями и, занимаясь литературной деятельностью, провел последние годы жизни в Прато. Особый интерес представляют мастерские новеллы Ф., вошедшие в его книгу «Беседы о любви» (Ragionamenti d’amore, 1525). Продолжая во многом традицию Бокаччо, Ф. в своих «Беседах», наполненных рассуждениями на отвлеченные темы, рассказывает о времяпровождении трех кавалеров и трех дам на вилле Поццолатико (среди рассказчиков - сам автор, пользующийся правами Дионео из «Декамерона», и его возлюбленная Констанца Амаратта). Из задуманных шестидесяти новелл сохранились лишь десять. Помимо основных новелл, Ф. вводит в обрамление первого дня шесть новелл-анекдотов, напоминающих фацеции Поджо (см.). Для понимания эстетических идей позднего Возрождения значительный интерес представляют «О красотах женщин - два рассуждения» (Della Bellezze delle donne - Discorsi due, 1541); подробное и тщательное установление канона женской красоты является главной темой диалогов, причем один из участников беседы стремится воссоздать идеальную красавицу из отдельных качеств своих собеседниц. В трактате «Discacciamento delle nuobe lettere agginmate, 1524, Ф. выступил против алфавитных реформ Триссино (см.). Как поэт-петраркист и комедиограф (комедии «Jucidi», «La Trinuzia», 1549) Ф. не имеет значения. В переработках «Панчатантры» - «La prima veste dei discorsi degli animali» (1541) - и романа Апулея «Asino d’oro», изд. 1550, Ф. изменил персонажи и место действия, внес ряд добавлений и сатирических сценок.

Библиография:

I. Prose di A. Firenzuola, Firenze, 1548, Rime, Firenze, 1549; Le opere di A. Firenzuola, 2 vls, Firenze, 1848; Le piu bella pagine di A. Firenzuola scelte da A. Baldini, Milano, 1925; Фиренцуола А., Соч., пер. А. Г. Габричевского. Ред. и вступ. ст. А. К. Дживелегова, М. - Л., 1934.

II. Fatini G., A. Firenzuola e la borghesia letterate del Rinascimento, Cortona, 1907; Giafardini E., A. Firenzuola e I Ragionamenti di A. Firenzuola «Rivista d’Italia», XV, II, 1912, p. 3-46, 881-946; Flamini F., Il Cinquecento, Milano, 1902.

ФИШ

ФИШ Геннадий Семенович (1903-) - советский писатель. Р. в семье инженера, окончил командные бронетанковые курсы в Ленинграде, учился в ленинградском ун-те (фак-т общ. наук) и в ин-те истории искусства (словесное отд.). Совершил около 20 творческих поездок по Карелии.

Первая книга стихов - «Разведка» - вышла в 1927, вторая - «Контрольные цифры» - в 1929. В стилевом и тематическом отношениях стихотворения обоих сборников весьма разнородны. Лирические этюды, городские пейзажные зарисовки перемежаются здесь со стихами о гражданской войне. В последних изображение революционной героики зачастую подменяется сухой прозаической хроникой. Стихи следующих сборников «Дело за мной» (1931), «Весна в термической» (1932), посвященные героической теме - победе пятилетки - в художественном отношении мало выразительны и слабо передают пафос социалистического строительства. Более удачна последняя книга стихов - «Тетрадь Аркрайта» (1933), в к-рой, однако, сильно ощущается влияние поэтики акмеистов, а также художественных приемов Киплинга. Ф. принадлежит и ряд переводов баллад Киплинга.

Над прозой Ф. работает с 1930. Лучшая его книга «Падение Кимас-озера» (1933) описывает смелый рейд курсантов Петроградской интернациональной военной школы в глубокий тыл противника во время ликвидации белофинской авантюры 1922. По жанру «Падение Кимас-озера» - развернутая лирико-героическая новелла; чувства ненависти к врагу, преданности социалистической родине, самоотверженной любви к человеку определяют ее идейный и эмоциональный строй. Книга пользуется большой популярностью, особенно в Красной армии и среди молодежи. В 1934 отряд бойцов Ленинградского военного округа совершил большой лыжный поход на Кимас-озеро по маршруту, описанному в книге Ф. Повесть выдержала ряд изданий. В СССР она переведена на финский, немецкий, еврейский языки, за границей - на шведский и английский. В 1936 Ф. совместно с кинорежиссерами бр. Музыкант написал сценарий фильма «За советскую родину» на сюжет этой новеллы.

«Падение Кимас-озера» - это первая книга задуманного автором цикла произведений о революции и гражданской войне в Финляндии и Карелии. Следующими в этом цикле являются: «Мы вернемся, Суоми!» (1934) - роман о восстании лесорубов Пахьяла (северн. район Финляндии) в 1922, «Третий поезд» (1935) - повесть о доставке советского хлеба для голодающих финских рабочих в 1918 и «Клятва» (1938) - роман о финляндск. революции 1918, о причинах ее поражения.

Особняком стоит «Ялгуба» - цикл фольклорных новелл, сделанных по материалам устного творчества карельского народа. Наряду с характерными бытовыми сюжетами здесь содержатся героические народные легенды о революции и гражданской войне, эпизоды колхозного быта, отражающие заботу о человеке, изобилие колхозной жизни, героизм хранителей колхозного добра. В новеллах воспроизведены стиль и приемы народно-героического сказа, сохранены фольклорная лексика, живая народная речь. Образ рассказчика-балагура объединяет отдельные новеллы.

В форме реалистической сказки написана также книга «Вредная черепашка и теленомус» (1939) - о нашествии на колхозные поля Украины вредного насекомого и о борьбе с ним, организованной Научным институтом во главе с академиком Лысенко. Драматические ситуации переплетаются с шутками, с забавными анекдотами, чудесными приключениями. Но сквозь сказочную форму в произведении ощущается живой и бурный мир нашей современности.

Умелое сочетание сказочных элементов с реалистическим отображением новых форм жизни - характерная черта прозы Ф.

Две книги Ф. - «Падение Кимас-озера» и «Ялгуба» - получили одобрительный отзыв А. М. Горького (Письма к рабкорам и писателям, Журн.-газ. объед., М., 1936, стр. 31).

Предыдущая страница Следующая страница

© 2000- NIV