СКАНДИНАВСКАЯ НАРОДНАЯ БАЛЛАДА (ХШ-ХУвв.)

НАРОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО И ПАМЯТНИКИ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

СКАНДИНАВСКАЯ НАРОДНАЯ БАЛЛАДА (ХШ-ХУвв.)

Была распространена в Дании, Швеции, Норвегии, Исландии и на Фарерских островах и получила (по аналогии с немецкой балладой) название «народная песня». Обозначает стихотворное произведение повествовательного жанра из нескольких четырехстопных строф (в две или четыре строки) с однострочным или двустрочным рефреном. Баллада сочинялась и бытовала в Скандинавии в виде устного песенно-танцевального жанра примерно с начала XIII и до конца XV в., но исполнялась в крестьянской среде и позже. О популярности баллады в эпоху ее расцвета говорит, как это ни парадоксально, сама немногочисленность и характер «записей», сделанных в ту пору. Чаще всего это — пробы пера: рефрены или отдельные строки, оставленные на полях рукописей теологического или юридического содержания. Наиболее примечательно самое древнее свидетельство существования баллады — строфа, записанная на карте Гренландии датским картографом Клаудиусом Клавусом в 1425 г. Исчерпав, по-видимому, всю свою фантазию, он обозначал реки, полуострова и горы поочередно следующими словами баллады, т. е. первым, что пришло ему на ум. Народные песни скорее всего знали все — так к чему их записывать? Первые полные и довольно многочисленные их записи появляются только с наступлением эпохи Ренессанса в дамских альбомах (мода на них пришла из Германии). Наиболее известна так называемая «Сердечная книга» (1553—1555), получившая свое название по конфигурации обреза. Со временем появляются и чисто балладные сборники: например, рукопись с 200 народными песнями из книжного собрания Карен Брахе (1580-е гг.) и первое в Европе печатное издание народных баллад (1591) — «Книга ста песен» датского историографа А. С. Веделя. Однако систематическое собирательство и издание баллад началось только в первой половине XIX в. на волне романтического интереса к народной культуре: в Швеции — А. А. Афцелиусом и Э. Г. Гейером, в Исландии — С. Грундтвигом и Иоуном Сигюрдссоном, на Фарерских островах — В. У. Хаммарсхаймом и Х.К.Лунгбю, в Норвегии — М.Б.Ланстом и С. Бугге и, наконец, в Дании — Свеном Грундтвигом (1824—1883), начинателем, пожалуй, самого крупного фольклористического проекта в мире — издания «Стародатских народных песен», законченного группой ученых лишь в XX в.: последний 11 том (мелодии баллад) вышел в 1960 г., начато издание в 1853-м. В ходе работы над научными изданиями выпускались многочисленные популярные сборники, при подготовке их наиболее ясно проявились два основных подхода: первый подразумевал реконструкцию идеальной «праосновы», якобы подвергшейся «порче» из-за долговременного бытования в народной среде; второй ограничивался лишь самой необходимой языковой коррекцией текста, т. е. возвращал к идеям Грундтвига, считавшего каждый записанный вариант наделенным уникальной художественностью (и поэтому включавшего в свое «Собрание» все варианты). По содержанию баллады традиционно и весьма условно, согласно классификации все того же Грундтвига, до сих пор подразделяются на: героические — с персонажами из эддических песен («Старик Тор»), полусказочных car «о древних временах» («Альф из Оддерскера»), французского героического эпоса и нижненемецкой героической поэзии («Хольгер Датский и Дидрик»), в балладах этого типа преобладают бурлеск и романический юмор; легендарные — с героями из числа святых («Святой Олав и тролли»), включающие в себя элементы комизма и католическо-христианского нравоучения; волшебные (иногда еще называемые сказочными) — в них героям противостоят демонические сверхъестественные силы, воспринимавшиеся серьезно (типичный пример такого рода баллады известен по шиллеровскому переложению сюжета о рыцаре, который спешит на свадьбу, встречает в лесу эльфу и, отравленный насмерть танцем с ней, доскакав до дому, умирает); исторические — повествующие о легендарных эпизодах из частной жизни исторических героев (типа баллад о короле Вальдемаре и сожженной в бане его любовнице Тове); наконец, самые многочисленные рыцарские — или, по сути, бытовые, к которым относят все остальные баллады (кроме немногих по числу шуточных), в их основе — конфликт героя или героини с семейной или общинной средой, ее обычаями и законами, разрешающийся обычно трагически (хотя встречаются и исключения, подтверждающие это правило); чаще всего в рыцарских балладах используются мотивы похищения невесты, измены мужу, мести за убийство родственника или за неверность и т. п. Действие всех баллад всех типов в высшей степени драматично, оно всегда приходится на кульминацию конфликта, вся остальная интрига либо реферируется в двух-трех стихах, либо считается известной. Важнейший элемент скандинавской баллады — лирический рефрен, комментирующий действие или обстановку исполнения песни. Зачастую он подбирался или сочинялся по принципу контрастности: исполнение, например, упоминавшейся трагической баллады об эльфе и рыцаре, скачущем на свою свадьбу, сопровождалось радостным кличем: «А танец легко плывет по поляне!» Как предполагается, исполнители баллады становились в круг или продвигались по лугу или поляне цепочкой, взявшись за руки и делая два шага направо, шаг налево и т. д. Вел песню запевала, иногда варьировавший ее слова и сюжетные ходы в соответствии с известными всеми фольклорными «формулами» (т. е. устоявшимися лексико-синтаксическими балладными оборотами). Именно в таком виде исполнение баллад сохранялось кое-где на фарерских островах вплоть до середины XX в., и некоторые исследователи имели возможность наблюдать его воочию. В России переводы скандинавских баллад появились в 30-е и в 50-е гг. XIX в. (Ф. Кони, Д.Ознобишин и Н.В.Берг). Интересна судьба едва ли не самой распространенной из них «Сила арфы»: как убедительно показала Н.П. Копанева, переложение ее на русский Д.Ознобишиным

(одним из поэтов пушкинской поры) оказалось настолько удачным, что оно прочно вошло в русскую народную традицию в виде широко известной песни «По Дону гуляет...». Всю вторую половину XIX и большую часть XX в. новые переводы скандинавской баллады в России практически не появлялись. Представительные сборники ее стали печататься у нас в стране лишь с конца 1970-х гг.

Издания текстов

А танец легко плывет по поляне...: Датские народные баллады / Пер. и предисл. В. Потаповой. — М.: Детск. лит., 1984. — 128 с.; Датские народные баллады / Пер. и предисл. В. Потаповой; Примеч. Б.Ерхова.— М.: Худож. лит., 1980.— 286 с.; Скандинавская баллада / Подгот. Г. В. Воронкова, И.Ивановский, М. И. Стеблин-Каменский. — Л.: Наука, 1978.— 271 с.— (Лит. памятники); Стиг-знаменосец: Шведские и датские народные баллады / Пер., коммент. и послесл. И. Ивановского. — Л.: Детск. лит., 1982.- 152 с. Danske folkeviser i udvalg / Ved E. Frandsen. Bd. 1-2.- Kobenhavn: Gyldendal, 1952-1959; Gamie -Norske folkeviser / Saml. og udg. af S. Biigge.— Oslo: Universitctsforl., 1971.— Xll, 156 s.; Svensk folkpoesi / I urv. av B. af Klintberg och F. Zetterholm. — Stockholm: Tiden, 1979.— 308 s.

Литература

Копанева Н.П. Две шведские баллады в русском фольклоре.— Рус. лит., 1984, № 3, с. 169—175;

Потапова В. Сила златострунной арфы.— Иностр. лит., 1980, № 9, с. 200—203. Pio I. Nye veje till Folkevisen. — Kobenhavn: Gyldendal, 1985. — 343 s.; The types of the Scandinavian medieval ballad: A descriptive catalogue / Ed. by B. R. Jonsson. — Oslo: Universitetsforl., 1978.— 329 s.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV