Наши партнеры

Edvaizer.ru - Купить квартиру в Туле - покупка и продажа квартир в Туле edvaizer.ru.

АНГЛИЙСКИЕ И ШОТЛАНДСКИЕ НАРОДНЫЕ БАЛЛАДЫ (XIII-XV вв.)

НАРОДНОЕ ТВОРЧЕСТВО И ПАМЯТНИКИ СРЕДНЕВЕКОВОЙ ЕВРОПЕЙСКОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

АНГЛИЙСКИЕ И ШОТЛАНДСКИЕ НАРОДНЫЕ БАЛЛАДЫ (XIII-XV вв.)

Эти произведения слагались и бытовали в народной среде. Их безвестными авторами были крестьяне, ремесленники, бродячие торговцы, а исполнителями — певцы из народа, иногда профессиональные певцы-менестрели. Передаваясь из поколения в поколение, баллады исполнялись по-разному. Поэтому нередко существует несколько вариантов баллады. Установить точно дату зарождения англо-шотландской баллады как жанра народного творчества трудно. Самая ранняя английская баллада, дошедшая до нас, — баллада об Иуде — датируется XIII в. Английские и шотландские баллады распадаются на несколько групп. Прежде всего это баллады, носящие по преимуществу эпический характер. В них нашли отражение народные толкования исторических событий, в частности феодальных войн между Англией и Шотландией (так называемые пограничные баллады). Древнейшей из этих песен, повествующих о бранных подвигах и грабежах, личной доблести и убийствах, является баллада «Охота на Чивиоте». Она изображает столкновение шотландского витязя Дугласа и английского лорда Перси с дружинами в горах Чивиота. Как и старинные эпические песни, баллада перечисляет всех воинов, участвовавших в битве, и всех погибших в ней.

Почти одновременно с историческими бачладами (XIV—XV вв.) возник цикл близких к ним разбойничьих баллад. Их герои — благородный разбойник Робин Гуд и его дружина, смелые беззаконники, живущие «в веселом зеленом лесу». Первые баллады о Робине были записаны в середине XV в., а в XVI в. сложилась целая поэма-баллада «Деяния Робина Гуда». Вопрос о существовании реального Робина Гуда не решен до сих пор. Тот факт, что его имя упоминается в хрониках, не является доказательством его исторической реальности, поскольку установлено, что хроники нередко основывались на песнях. Однако важно не то, существовал ли Робин Гуд на самом деле, а то, каким предстает он в поэтическом творчестве народа. В балладах о Робине Гуде отчетливо выразилось сочувствие народа к лесным стрелкам и их предводителю, вчерашним крестьянам, ушедшим в лес от несправедливых притеснений. В образы героев этих баллад народ вложил свои социальные симпатии и антипатии. Впервые в поэзии Европы феодальной эпохи эпическая идеализация распространилась на человека «неблагородного» происхождения. Робин Гуд храбр, любит приключения, но в отличие от героев «классического» эпоса воюет он не с драконом, не с чужим племенем, не с врагами христианской веры, а с теми, от кого страдает народ, — с шерифом, надменным епископом, жадными монахами. Честность, справедливость, щедрость Робина Гуда, воспеваемые в балладах, распространяются только на бедняков; зато он не считает зазорным обманывать и грабить тех, кто притесняет «добрых иоменов». Дух свободолюбия пронизывает поэтические рассказы о подвигах Робина Гуда и его товарищей. Зеленый лес, укрывший дружину Робина Гуда, вырастает в символ справедливой и вольной жизни.

Еще одну группу составляют баллады лирико-драматические. Главное событие таких баллад — любовь. Сюжеты любовных баллад разнообразны, но, как правило, имеют драматическую, даже трагическую окраску. Противниками любящих выступают обычно их родственники, причем герои баллад нередко оказываются беспомощными перед обстоятельствами, мешающими их любви. В отличие от рыцарских романов в стихах в англо-шотландских любовных балладах главное не прославление подвигов, совершенных героем во имя своей возлюбленной, а воспевание чувства, которое должно вызвать отзвук в душе слушателей. Основное внимание сосредоточено не на событиях, а на душевных переживаниях героев («Прекрасная Анни из Лох-Роян»). Во многих лирических балладах присутствует элемент чудесного и сказочного («Демон-любовник», «Клятва верности»). Иногда фантастическое начало столь сильно, что заслоняет любовную тему, становится главенствующим («Томас Рифмач», «Баллада о двух сестрах»). В этих балладах резвятся феи и русалки, похищают людей эльфы, встают из гроба мертвецы, животные изъясняются на человеческом языке, а люди превращаются в животных и птиц. Фантастическое в любовных балладах подчеркивает и усиливает чувства героев, придает всему повествованию лирическую окраску. Характерно серьезное отношение безымянных авторов баллад к сверхъестественному миру, который представляется им вполне реальным и действительным. В этом они явились выразителями верований своей эпохи и народной среды. Точно определить по содержанию любовных баллад время их возникновения нелегко. Отмечая, что в английских и шотландских любовных балладах женщина всегда ближе к мужу или возлюбленному, чем к отцу или братьям, ученые предполагают, что эти баллады возникли в эпоху, когда родовые отношения уже не играли прежней роли.

Наиболее древним пластом балладного жанра считаются фантастические баллады, дольше других сохранявшиеся в устной традиции, в памяти народных певцов. Выделяют еще группу бытовых баллад типа «Старуха, дверь закрой» и «Баллады о мельнике и его жене». Они отличаются большей прозаичностью, характеры и события, как правило, поданы в комическом свете. Исследователи относят возникновение этого рода балладного творчества к более позднему времени, связывая его с эволюцией жанра, некоторым его снижением. Своеобразие и красоту народных баллад англичан и шотландцев, как любых баллад вообще, можно оценить, только памятуя о своеобразии их поэтического языка, формы, композиции. Баллада не любит обстоятельных вступлений, она сразу начинается с главного. Действие балладного повествования развивается стремительно, задерживаясь только на важных моментах, причем место и время действия не всегда определены точно. В балладах часто встречаются художественные приемы, характерные для народного творчества: постоянные эпитеты, которые возвращаются при названии того же самого предмета («веселый зеленый лес», «серебряный гребень», «русые волосы»); повторы, обусловленные повторением одной и той же ситуации; параллелизмы — прямое сопоставление человека и природы (один из излюбленных образов — деревья, соединяющие свои ветви на могиле влюбленных). Язык баллад представляет особую разновидность поэтической речи. Баллада предпочитает слова точные, конкретные, избегает пышных метафор и риторических фигур.

Еще одна особенность баллад — их четкий ритм. Рифма парная или перекрестная. В англошотландских балладах встречаются аллитерации, характерные для англосаксонского стихосложения.

Старинные баллады, впервые собранные епископом Перси и опубликованные в 1765 г. («Памятники древней английской поэзии»), оказали сильное воздействие на дальнейшее развитие поэзии. Интерес к народным балладам был особенно живым в эпоху романтизма с его увлечением средневековьем. Их собирали, ими зачитывались и им подражали Вальтер Скотт, Саути, Кольридж. Народные баллады вдохновляли великого Роберта Бернса. Последующие поколения поэтов (Тен-нисон, Росетти, Суинберн, Стивенсон) также обращались в своем творчестве к жанру баллады. В России первые переводы английских и шотландских баллад появились еще в XIX в. Среди них особо выделяются переводы В. А. Жуковского и А. К. Толстого. Но подлинно научное и широкое поэтическое освоение баллад началось в XX в. Были напечатаны многие баллады о Робине Гуде в мастерских переводах Вс. Рождественского, впервые познакомившего русских читателей с народным героем Англии. Особое место народные баллады заняли в творчестве С.Я.Маршака. Переводы Маршака, сумевшего средствами русского языка передать поэтическое своеобразие англо-шотландских баллад, открыли прелесть народной поэзии и воспринимаются как оригинальные произведения.

Издания текстов

Баллады о Робин Гуде / Предисл. М.Горького.— Пг.: Всемирн. лит., 1919.— 97 с.; Английская и шотландская народная баллада / Сост., предисл. и коммент. Л. М. Аринштейна. — М.: Радуга, 1989. — 512 с. — (На рус. и англ. яз.); Английские и шотландские баллады / Пер. С. Я. Маршака. — М.: Наука, 1973.— 138 с.— (Лит. памятники); Воды Клайда: Английские и шотландские народные баллады и песни в пер. Игн. Ивановского. — Л.: Лениэдат, 1987. — 207 с.; Народные баллады / Пер. С. Маршака, М. Цветаевой. — В кн.: Европейские поэты Возрождения, М., 1974, с. 447—457; Шотландские баллады.— В кн.: Бернc Р. Стихотворения. Поэмы; Шотландские баллады, М., 1976, с. 217—417. The English and Scottish popular ballads: In 5 vol. / Ed. by F. G. Child. — New York: The Folklore press in assoc. with Pageant book company, 1957; British popular ballads / Ed. by J. E. Housman. — London: Harrap, 1952.— 248 p.

Литература

Морозов М. Баллады о Робине Гуде. — В кн.: Морозов М. Избранные статьи и переводы, М., 1954, с. 285-298. Keen М. The outlaws of medieval legend.— London: Routledge, 1961.— 235 p.; Lloyd L. Folk song in England.— London: Lawrence a. Wishart, 1967.— 274 p.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV