ПАТРИК УАЙТ (PATRICK WHITE. 1912-1990)

ЛИТЕРАТУРА АВСТРАЛИИ

— писатель, чье творчество положило конец мифу о провинциализме и континентальной ограниченности австралийской литературы. Родился в обеспеченной семье, получил образование в Англии — в привилегированной средней школе-интернате для мальчиков и Кембриджском университете. Первые книги Уайта — сборник стихов и два романа на английском материале — увидели свет в Великобритании, В годы Второй мировой войны Уайт служил в британских

ВВС. В 1949 г. вернулся в Австралию, где сначала занимался фермерством, затем вел жизнь профессионального литератора. В романе «Тетушкина история» (1948) ведущая тема творчества Уайта — смирения и мужества перед лицом неотвратимой смерти, страданий человека и жизни вне социальных мифов и самообольщений — впервые прозвучала в полную силу. В дальнейшем место действия произведений Уайта — романов, рассказов, пьес — Австралия; а само действие наполняется общечеловеческим содержанием и обретает характер притчи. Затерян в австралийской «глубинке» несуществующий на картах поселок Дьюрилгей («Древо человеческое», 1955). Австралийский «буш» — девственные чащобы леса и кустарника: там проходит «воспитание чувств» попавшая к аборигенам англичанка XIX в. (роман «Пояс стыдливости», 1976); туда уходит горстка исследователей, чужих друг другу и несчастных, каждый по-своему, людей, которых собрал и повел к гибели безумец-первопроходец, одержимый идеей то ли доказать Богу, что способен его побороть, то ли внушить самому себе, что он и есть Бог (роман «Фосс», 1957). Вымышленный среднебуржуазный пригород Сиднея Сарсапарилла и сам Сидней из романов «Едущие в колеснице» (1961), «Амулет» (1966), «Вивисектор» (1970), «Око бури» (1973), сборников рассказов «Обожженные» (1964) и «Какаду» (1974). Для Уайта все это — разные ипостаси того, что он назвал «Великой Австралийской Пустыней», где такие верховные, в глазах писателя, формы приобщения человека к абсолюту, природе и себе подобным, как любовь, труд, искусство, вера и способность творить добро, подвергаются испытанию и поруганию. Носители идеала того, что Ф.М.Достоевский называл «положительно прекрасным человеком». в книгах Уайта, как правило, наделены каким-либо физическим или психическим изъяном, делающим их несовместимыми с каноном, обязательным для образа истинного австралийца в официальной мифологии страны, здорового телом и (нс очень развитым) духом, красивого физически и исповедующего веру в материальное преуспеяние. Художественное совершенство в раскрытии на письме метафизических проблем бытия человека принесло Уайту Нобелевскую премию по литературе (1973). Особенности стиля Уайта — сосуществование и сплав разнородных манер и приемов письма — от почти библейской патетики до животного бурлеска, от изощренного внутреннего монолога до уличной разноголосицы, от изысканной метафоричности до простонародной речи, от трагического до смешного в сочетаниях несовместимостей — высокого и низменного, прекрасного и уродливого, жизни и смерти, — которые создают гротеск.

Древо человеческое (The tree of man. 1955)

— роман о становлении и путях австралийского семейного рода. «В этой книге я стремился выразить все многообразие жизни, взяв за основу существование двух обыкновенных людей», — писал автор. Хроника трудов и дней скваттера Стэна Паркера и его жены Эми, их взаимного чувства с его приливами и отливами, смертью и возрождением; истории их детей — непутевого сына, сгинувшего в погоне за «австралийской мечтой»; вышедшей за состоятельного адвоката, но обреченной на бесплодие дочери — такова событийная канва сюжета, развивающегося в хронологических рамках одной, хотя и долгой человеческой жизни: от детских лет Стэна Паркера до его кончины. Стержень этой жизни — труд, который для Паркеров превращается из рутины в ритуал, служение, в котором они обретают свое человеческое достоинство. Роль труда, природных стихий и языка плоти как средств постижения мира главными персонажами и их самовыражения тем более велика, что они фактически лишены возможности выразить себя в речи, слове — и не только по причине необразованности. Уайт считал, что обычное слово не способно выразить человеческий опыт во всей его непосредственности, полноте и целокупности; что есть верховное таинство бытия, абсолютная гармония, которую человеку дано постигнуть лишь интуитивно, путем озарения, ибо слова, чувства и даже вера тут бессильны. Творческий акт, по Уайту, есть цепь озарений, в которой художнику открывается недоступная обычным людям истина; он передает ее другим — в этом его долг и его оправдание. Надежду на возрождение рода Паркеров, пресекшегося в их детях, писатель связывает с их внуком, мальчиком, в котором пробуждается талант поэта.

Произведения

Древо человеческое /Пер. Н.Треневой; Предисл. В. Скороденко. — М.: Прогресс, 1976.— 555 с.— (Мастера соврем, прозы); То же, 1979; Женская рука / Сост. Р.Облонской; Предисл. В. Скороденко. — М.: Известия, 1986.— 224 с.; Какаду / Пер. Р.Облонской.— В кн.: Три австралийские повести, М., 1985, с. 177-222. The aunt's story.— Hannondsworth: Penguin books, 1971.— 299 p.; The cockatoos.— London: Cape, 1974.— 307 p.; The eye of the storm.— London: Cape, 1973.— 608 p.; A fringe of leaves.— London: Cape, 1976.- 405 p.; Riders in the chariot.- New York: Viking, 1961.- 532 p.; The solid mandala. London- Буге a Spottiswoode, 1966.- 316 p.; The tree of man.- New York: Viking, 1955.- 499 p.; The vivisector.- London: Cape, 1970.- 642 p.; Voss.- New York: Viking, 1957.- 442 p.

Литература Morley Р A. The mystery of unity. — St. Lucia, Brisbane: Univ. of Queensland press, 1972.— IX, 251 p.; Tecey D. J. Patrick White: Fiction and the unconscious.— Melbourne: Oxford univ. press, 1988.— XXIII, 269 p.; White P. Flaws in the glass: A self-portrait.— London: Cape, 1981.— 260 p.

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV