Наши партнеры

Krovas.ru - http://www.krovas.ru/ доборные элементы кровли и фасада петропавловск камчатский.

«ГОТИЧЕСКИЙ» РОМАН

ЛИТЕРАТУРА ВЕЛИКОБРИТАНИИ

«Готический» роман, или роман «тайн и ужасов»,— явление английской литературы рубежа XVIII—XIX вв., сыгравшее роль связующего звена между творчеством просветителей и романтиков. Он возник как реакция на философскую мысль и миропонимание европейского Просвещения, подготовившие Великую французскую революцию. Свое определение жанр получил в связи с особым интересом его авторов к средневековью с его «готикой», как они ее понимали, т. е. представлением о мире как арене извечного борения противостоящих начал — добра и зла, небесного и инфернального, Бога и дьявола, а также в связи с обращением к условно-«готическому» обрамлению действия, которое, как правило, разворачивается в средневековых замках, монастырях, церквях и часовнях, подземельях и т. п., на фоне мрачных, подчас экзотических «восточных» ландшафтов, что придает описываемому зловещий и загадочный колорит. Основателем жанра справедливо считается Гораций Уолпол (Horace Walpolc. 1717—1797), автор канонического «Замка Отранто» (1765). К выдающимся образцам «готического» романа относятся «Ватек: арабская сказка» (1782, 1787) Уильяма Бекфорда (William Beckford. 1760-1844), «Удольфские тайны» (1794) и «Итальянец» (1797) Анны Радклиф (Ann Radcliffe. 1764—1823), «Монах» (1795/96) Мэтью Грегори Льюиса (Matthew Gregory Lewis. 1775—1823), «Сент-Леон» (1799) и «Мандевилл» (1817) Уильяма Годвина (William Godwin. 1756—1836), «Семья Монторио» (1807) и «Мельмот Скиталец» (1820) Чарльза Роберта Метьюрина (Charles Robert Matiirin. 1780—1824). В целом с 1764-го по начало 1820-х гг. в Великобритании увидели свет несколько сотен «готических» романов. Поэтике жанра полностью отвечает и знаменитая фантастическая притча «Франкенштейн» (1818), принадлежащая перу Мэри Шелли (Mary Shelley. 1797—1851), дочери У. Годвина и жены поэта-романтика П. Б. Шелли. Элементы просветительской прозы сочетались в «готическом» романе с принципами и приемами письма и обрисовки героев, предвосхищавшими поэтику романтизма. Так, от эпохи Просвещения представители жанра унаследовали четкую логику в развитии сюжета, когда следствия жестко увязаны с причинами; апелляции к разуму и здравому смыслу; колоритных и реалистически очерченных персонажей второго-третьего ряда (Уолпол, Радклиф, Льюис, Годвин); дидактическое начало, в согласии с которым в их книгах если и не всегда торжествует добродетель, то порок непременно получает наказание. В то же время твердой просветительской вере в разум и познаваемость мира они противопоставили Гамлетово: «Гораций, много в мире есть того, что вашей философии не снилось». Подчеркивая непредсказуемость и непознаваемость судьбы, неоднозначность и неординарность человеческой природы, «готические» романисты обращались к фантастике, гиперболизации чувств, страстей и переживаний, мистификации обыденного, мелодраматическим эффектам в развитии сюжета, экзотическому, как у Бекфорда и Метьюрина, «антуражу». Взяв у просветительского романа авантюрный сюжет, «готический» роман отказался от установки на описание нравов. На смену обычным персонажам, действующим в реальных узнаваемых обстоятельствах, пришли загадочные либо исключительные герои, поставленные волею рока в обстоятельства столь же исключительные. Житейская тайна (как, например, секрет происхождения Тома Джонса у Филдинга) из бытовой превратилась в метафизически роковую загадку личности. Правда, принципы и приемы реалистического и романтического письма сочетались у авторов «готического» романа в различной пропорции. Если в книгах Уолпола, Бекфорда, Льюиса и Мэри Шелли «удельный вес» фантастики весьма велик, у Годвина и Метьюрина значителен, то у Анны Радклиф сверхъестественное в итоге обязательно получает чисто рациональное объяснение. Радклиф добивается «готического» эффекта путем пространных, импрессионистических по сути описаний ландшафтов и природных явлений, а также пребывающих с ними в таинственной гармонии и, как правило, исполненных смутной тревоги и предощущения чего-то зловещего переживаний действующих лиц. «Ее романы исполнены неотразимого и пагубного очарования... под ее пером жизнь души и материальное окружение персонажей окрашиваются в тени вечерних сумерек», — отмечал Метьюрин. Творчество мастеров «готического» романа оказало воздействие на поэзию и прозу английского и, шире, европейского романтизма, а доведенный ими до совершенства прием сюжетной тайны был успешно использован В. Скоттом, Ч. Диккенсом, Э. Булвер-Литтоном, У.Коллинзом и другими писателями XIX в.

Замок Отранто (The castle of Otranto. 1765)

— был издан как якобы перевод на английский сочинения итальянца Онуфрио Муральто. каноника церкви Святого Николая в Отранто. Сюжет романа обусловлен предысторией действующих лиц. Вассал Рикардо отравил князя Альфонсо Доброго и обманом завладел его княжеством и замком. Согласно пророчеству, замок и земли вернутся к потомкам Альфонсо, когда самому ему станет тесно в стенах замка. Сюжет, собственно, и есть рассказ об исполнении пророчества: гибель внука Рикардо, мрачного злодея Манфреда, детей Манфреда — Конрада и Матильды и вступление молодого крестьянина Теодора, каковой на самом деле является внуком Альфонсо, во владение княжеством. Но предыстория раскрывается лишь на последних страницах, и все происходящее воспринимается как игра слепого, непостижимого и неотвратимого рока, сопровождающаяся сверхъестественными манифестациями. В романе является скелет в монашеской рясе; огромный черный шлем падает с неба и убивает Конрада; каменная статуя источает капли крови; портрет человека сходит с картины и удаляется из комнаты; стены замка рушатся от удара грома, погребая под собой Манфреда, из развалин восстает гигантский призрак Альфонсо Доброго и объявляет Теодора своим наследником. Впечатляюще выписан сам замок с непременными для средневековой готики элементами, включая жуткое подземелье; раскрыты некоторые средневековые ритуалы и обычаи. «Замок Отранто» высоко ценил Вальтер Скотт; Клара Рив «переписала» роман, сохранив сюжет и основных действующих лиц, но устранив сверхъестественное, за исключением появления призрака. и перенеся действие в Англию XV в.; ее повесть, получившая во втором издании название «Старый английский барон», увидела свет в 1777 г. Байрон дал героям своей романтической поэмы «Корсар» и одной из мистерий имена персонажей Уолпола — Конрад и Манфред.

Монах (The monk. 1795 или 1796)

— роман, в котором переплетаются три сюжетные линии: история совращения дьяволом, нравственного падения и гибели настоятеля капуцинского монастыря Амбросио; история трагической. но в конечном счете торжествующей над обстоятельствами любви испанского гранда Раймонда де лас Систернас и Агнесы де Медина; история любви Лоренцо де Медина к воплощенной добродетели Антонии, сестре — как выясняется в конце книги — Амбросио, которую тот губит по наущению Сатаны. Действие разворачивается в условной «Испании», видимо, в XVII столетии; сцены действия — монастыри, храмы, замки, подземелье, склепы, разбойничье логово, узилище инквизиции. Среди действующих лиц, помимо людей, — Князь Тьмы и его присные, призрак Окровавленной Монахини, Вечный Жид. Отличительные особенности романа — выразительное и психологически изощренное раскрытие на письме вожделения и похоти, а также одержимость автора «эстетикой Смерти». Льюиса неодолимо притягивают «гроба тайны роковые»; убийства, призраки, смерть мнимая и настоящая, усыпальницы, разложение мертвого тела — не эпизоды, но суть художественная ткань «Монаха». В живописании картин гниения, распада, кишения трупных червей рисунок

Льюиса отличается пластической наглядностью, предвосхищая поэтику европейских символистов с их эстетизацией отталкивающего. В романе многочисленны стихотворные вставки — баллады, песни и т. п. Книга имела у современников ошеломляющий, хотя отчасти скандальный и неоднозначный успех; ею восхищался Вальтер Скотт, ее решительно не принял Байрон. В литературных и светских кругах ее автор получил прозвище Монах Льюис (Monk Lewis).

Франкенштейн, или Современный Прометей (Frankenstein, or The modem Prometheus. 1818)

— роман о великом свершении и роковой ошибке человеческого гения. Швейцарский ученый Виктор Франкенштейн, изучив труды средневековых алхимиков и каббалистов и работы современных ученых и естествоиспытателей, проникает в тайны живой материи и зарождения жизни. Вознамерившись победить саму Смерть и тем послужить человечеству, он создает (заимствуя составные части с бойни и из анатомического театра) человекоподобное гигантское существо, непередаваемо уродливое чудовище. Творение его рук и разума, наделенное первоначально добрыми задатками, стремится сблизиться с людьми и служить им, но люди ужасаются его виду, гонят его и пытаются убить, и оно, отчаявшись, объявляет войну человеческому роду. Оно восстает против своего творца, убивает его друга и молодую жену. Жертва рока и собственного неразумия, Франкенштейн отказывается склониться перед судьбой и преследует «демона», чтобы уничтожить его. Погоня приводит преследователя и преследуемого в полярные широты, где ученый умирает от истощения и лихорадки на борту корабля, пытающегося пробиться к Северному полюсу. Перед гробом Франкенштейна чудовище, терзаемое одиночеством и раскаянием, говорит, что сожжет себя на костре, чтобы вместе с ним погибла и тайна его создания. Повествование разворачивается в форме писем Роберта Уолпола, капитана так и не достигшего полюса корабля, к сестре и его дневниковых записей. Внесенная в дневник история Франкенштейна, изложенная с его слов в первом лице, и составляет собственно содержание книги. Созданию «готической» атмосферы в романе, где показан поединок титанических разумов и страстей в обстоятельствах исключительно безвыходных («Раз мне не дано вселять любовь, я буду вызывать страх», — заявляет чудовище своему создателю), способствуют описания по-романтически экзотических ландшафтов: диких гор Швейцарии, пустошей и морской стихии Оркнейских островов, белого ледяного безмолвия Заполярья. Философская идея Мэри Шелли — непостижимость тайн мироздания и опасность вмешательства человека в дела природы и ее законы — была со временем примитизирована и опошлена. В бесчисленных «продолжениях», драматизациях и экранизациях ее книги на первый план постепенно выдвинулось само чудовище, оттеснив своего творца и присвоив себе его имя. В XX в. монстр Франкенштейн — наряду с вампиром Дракулой из одноименного романа (1897) соотечественника писательницы Брэма Стокера — стал одной из важнейших фигур-символов в мифологии «массового» сознания на Западе и порожденной ею культуре.

Мельмот Скиталец (Melmoth the Wanderer. 1820)

— последнее, в известном смысле итоговое произведение в жанре «готического» романа, отличающееся масштабностью в постановке философских проблем добра и зла, вины и ответственности, судьбы и свободной воли человека. В центре повествования — демоническая фигура Джона Мельмота, человека, который вкусил запретного знания и за это обречен творить зло против воли. Силы ада даровали ему долголетие, но и осудили на вечное проклятие, избежать которого он может лишь в том случае, если другой человек согласится поменяться с ним участью. Мельмот скитается по свету, ищет такого человека в разных странах и в различные исторические времена, но не находит и гибнет на последних страницах. Увлекательности романа способствует органическое соединение в сюжете элементов фантастической, исторической и психологической прозы, а также изощренная композиция. Обрамляющий сюжет (гл. 1—4, 39) — приезд дублинского студента Мельмота, потомка Скитальца, к умирающему дяде, в доме которого он узнает историю Скитальца и читает оставшуюся после дяди рукопись англичанина Стентона о встречах с проклятым; спасение во время кораблекрушения испанца Монкады, который поселяется в доме молодого Мельмота и рассказывает ему свою историю; возвращение Скитальца в родной дом и его смерть. Рассказ испанца образует основной корпус книги (гл. 5—38); в нем содержатся потрясающие картины жизни испанских католических монастырей, религиозного изуверства, преследования евреев христианами, судилищ и тюрем инквизиции. В рассказ Монкады вставлена повесть об индийских островитянах — о дочери испанского гранда Исидоре, спасшейся при кораблекрушении и получившей от островитян имя Иммали; о встречах Иммали и Скитальца и возникшей между ними любви; о возвращении Иммали-Исидоры в Испанию и ее злоключениях там. В эту повесть, в свою очередь, вставлены две истории, которые Скиталец рассказывает отцу девушки: «Повесть о семье Гусмана» (реалистическое повествование о впавшем и нищету семействе) и «Повесть о двух влюбленных» (историческая новелла). Главная интонация романа определяется последовательным осуждением религиозного фанатизма и изуверства и полным неприятием уродств современной автору или отошедшей в историю действительности. Воздействие «Мельмота Скитальца» испытали многие авторы XIX в.: Э. Булвер-Литтон, Р.Л.Стивенсон и Оскар Уайльд в Великобритании;

Н.Готорн и Э.А.По в США; во Франции — В.Гюго, А. де Виньи, Ш.Бодлер и прежде всего О. Бальзак, автор повести «Прощенный Мельмот». В России «мельмотовские» реминисценции и параллели очевидны в произведениях А.С.Пушкина, М.Ю.Лермонтова, Ф.М.Достоевского.

Издания текстов

Льюис М. Г. Монах / Пер. И.Гуровой; Предисл. В. Скороденко — М.: Ладомир, 1993.— 384 с.;

Метьюрин Ч Р. Мельмот Скиталец / Изд. подгот. М.П.Алексеев и А.М.Шадрин.— 2-е изд.— М.: Наука, 1983.— 703 с.— (Лит. памятники); Радклиф А. Удольфские тайны / Пер. Л.Гей.— М.: Терра, 1996.— 576 с.; Фантастические повести: Уолпол Г. Замок Отранто; Казот Ж. Влюбленный дьявол; Бекфорд У. Ватек / Изд. подгот. В.М.Жирмунский и Н. А. Сигал.— Л.: Наука, 1967.— 294 с.— (Лит. памятники); Шелли М. Франкенштейн, или Современный Прометей / Пер З.Александровой; Предисл. А. Елистратовой. — М.: Худож. лит., 1965.— 247 с. Beckford W. Vathek.- London: Glaisher, 1924.- XL, 265 p.; Lewis M. G. The monk.- London: Oxford nniv. press, 1973.— XXX, 455 p.; Matnrin Ch R Melmoth the Wanderer.— Lincoln: Univ. of Nebraska press, 1961.— XXII, 412 p.; Radcliffe A. The Italian.— London: Oxford univ. press, 1968.— XXI, 419 p.; Radcliffe A. The mysteries of Udolpho. — London: Oxford iiniv. press, 1980.— 704 p.; Shelley M. Frankenstein.— London: Dent, 1959.— X, 242 p.

Литература

Спарк М. Мэри Шелли.— В кн.: Эти загадочные англичанки.. , М., 1992, с. 233—362 Levy M. Le roman «gothique» anglaise. 1764—1824.— Toulouse: Imp Espic, 1968.— XV, 750 p.; Summers M. The gothic quest. — London: Fortune, 1969 — 443 p.; Varma D The gothic Пате. — London: Barker, 1957. - XV, 264 p

Вернуться к оглавлению

© 2000- NIV